FantLab ru

Все отзывы на произведения Хилари Мантел (Hilary Mantel)

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Хилари Мантел «Волчий зал»

Racco0n, 4 июля 2018 г. 14:12

Совершенно не собиралась читать Мантел, поскольку не являюсь поклонником исторических романов, и лишь номинация на Золотой Букер подтолкнула меня это сделать. У меня стойкое ощущение, что роман написан мужчиной. На мой взгляд, это комплимент. Автора женского пола, которого не заносит в сиропно-сахарные дебри, встретишь не часто. Мантел как раз из их числа.

У нее своеобразная манера – пусть и не очень удобоваримая поначалу, но вполне узнаваемая – и это, несомненно, плюс. Потребуется какое-то время, чтобы к ней привыкнуть. Кроме того, потребуется еще какое-то время, чтобы разобраться в английской истории периода начала Реформации, придется не раз и не два обращаться к всезнающему Интернету, в противном случае нет смысла читать – не поймете и половины. Мне, как любому другому рядовому читателю, поначалу было тяжко, пришлось перелопатить кучу материала, но зато теперь я настолько хорошо подкована в этом вопросе, что хоть экзамен сдавай.

«Волчий зал» — первый роман из цикла про Томаса Кромвеля. Англия, начало 16-го века. Королю Генриху надоела его жена Екатерина – старая стала, да и наследника так ему и не родила, а тут еще на горизонте замаячила Анна Болейн – молодая, красивая и перспективная. И все бы ничего, да девушка оказалась умной и расчетливой – отказала его Величеству в интиме, до свадьбы, мол, ни-ни. Генрих уже не прочь бы и развестись, да вот беда – разводы запрещены церковью. И вот с этого собственно все и начинается. На сцену выходит Томас Кромвель – личность поистине неординарная. Умный, расчетливый, хитрый, сведущий во всем, будь то юриспруденция, банковское дело или международные отношения, он смог всего за несколько лет не только королевские проблемы уладить, но и свою собственную карьеру выстроить, да еще какую. Карьерный рост просто фантастический – от опального изгоя, которого самый распоследний придворный в грош не ставил, до второго человека в государстве, главного советника Генриха. И это при том, что рода Кромвель не знатного, простолюдин в общем. Именно с его подачи все и завертелось, закрутились шестеренки, машина заработала – Англия вступает в эпоху перемен. Новые законы, церковная реформа, папу Римского «в отставку» — никакой он не папа, просто еще один епископ, а главой церкви у нас в Англии будет кто? Правильно, король Генрих. И поскольку он теперь главный, то и решать, кому разводиться можно, а кому нельзя, в его юрисдикции. Шах и мат.

Не буду расписывать все последствия и интриги – читайте сами, будет интересно, будет, о чем поразмыслить. Вот к примеру. Меняются времена, меняются нравы, сейчас уже сложно вообразить, что, скажем, за чтение неугодной книжки тебя объявят государственным изменником и казнят с особой жестокостью – сначала повесят, потом выпотрошат, да еще и внутренности сожгут. Ну хорошо, объявить вообще-то могут, но хотя бы казнят более гуманным способом. Многое меняется, и в плане быта, и в плане морально-этических норм, но люди-то по своей природе остаются прежними, и мотивы их поступков на протяжении веков все те же – деньги, женщины и власть.

Сказать честно, Хилари Мантел меня удивила, роман у нее получился очень достойный, написанный с размахом. Видно, что работа была проделана просто колоссальная. Что касается личности Кромвеля – мне верится, что он именно таким и был.

Еще буквально пару слов. Хочется похвалить переводчиков – перевод получился весьма удачным, попадание в стилистику романа абсолютное.

P.s. Узнала, что Мантел пишет третий роман о Кромвеле. Неужели будет третий Букер?

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Хилари Мантел «Фладд»

Strannaya_Masha, 16 марта 2018 г. 10:20

Классическая, в общем-то, формула — живут в своем закрытом мирке люди, каждый из которых по-своему несчастен. Задыхаются от рутины, но упорно продолжают играть свои роли, делая вид, что все у них в порядке. Но вот появляется некто, делающий их притворство невыносимым, и, словно скальпелем, вскрывает все, что наболело. Сюжет-то, может, и классический, но разыгрывают его в не самых обычных декорациях не самые обычные персонажи. А самый странный из них — тот самый пришелец, лица которого никто не может запомнить. Оно словно окутано туманом, как и весь убогий полузаброшенный городок, затерянный среди вересковых пустошей. Не выбраться из этого тумана и читателю, которому предстоит самому догадываться, кем был необычный гость, явившийся из ниоткуда и исчезнувший в никуда, и, главное, чем обернулось его появление для героев — спасением или искушением.

Очень атмосферная, глубоко английская книга. Понравится тем, кто любит искать ответы сам, а не ждать их от автора в разжеванном виде.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Хилари Мантел «Волчий зал»

Aoidos, 25 ноября 2017 г. 13:52

Имя Анны Болейн слышали даже те, кто равнодушен к истории Англии. Отношения короля Генриха VIII и его второй жены – один из популярнейших сюжетов исторического кино (мне вспоминается, минимум, пять кино и сериалов). В Вулфхолле эта история тоже один из основных конфликтов, но не единственный.

Хилари Мантел предпочла направить прожектор своего романа на другого персонажа, который обычно остается в кино на втором плане – Томаса Кромвеля, ближайшего советника Генриха VIII. «Вулфхолл» посвящен возвышению умного министра, вышедшего из низов. Действие начинается с опалы кардинала Уолси, покровителя Кромвеля, за которым последовал его самостоятельный путь наверх, но действие периодически прерывается флешбеками, которые позволяют читателю познакомиться с детством и темной биографией героя.

В «Вулфхолле» есть место бытовым подробностям XVI века – мировоззрение, образ жизни, придворный церемониал, круг чтения. Но главное, чем выделяется роман – диалоги. Хилари Мантел для меня – это мастер эффектных диалогов. Сюда входят не только разговоры Кромвеля с королем, Томасом Мором или сестрами Болейн, но и внутренние диалоги политика с самим собой. Именно через диалоги раскрываются характеры героев. События, такие как коронация Анны Болейн, читатель видим глазами Кромвеля, и к описанию добавляются его оценка и прагматичный взгляд на мир. Главный конфликт «Вулхфолла» происходит между Мором и Кромвелем. Два человека, два мировоззрения. Мыслитель Мор против жесткого прагматика, прошедшего суровую школу жизни, Кромвеля.

Интересный роман, показывающий английскую историю с точки зрения одного из ее творцов.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Хилари Мантел «Чернее чёрного»

pontifexmaximus, 14 июля 2017 г. 20:34

Оставь надежду всяк принимающийся за чтение сего романа в ожидании воплощения традиционных представлений о сущности романа, повествующего о спиритизме. Не будет тут никаких старых замков и леденящих душу историй о привидениях. Не приедет седовласый профессор, изучающий тайны древних египетских мистерий, посвященных Осирису и Анубису. Не явится дух Сен-Жермена или Фламеля, готовый намекнуть на раскрытие тайны родового проклятия, которым семейство герцогов Имярек обзавелось тогда, когда их предок убил настоятеля доминиканского монастыря в годы Реформации. Никто не предотвратит надвигающуюся гибель человечества, вызванную тем, что чьи-то любопытные носы привели в действие формулу вызова в этот мир зловещего демона, чье имя лучше не называть вслух...

В роли главных героинь будут две среднего возраста тетки, подвизающиеся на ниве медиумического чеса по маленьким городкам и большим деревням в окрестностях Лондона. Имеют дело они не с древними тайнами и всяческими проклятьями, а с помощью духов разъясняют публике, как правильно лечить радикулит или куда дядя Харви перед смертью спрятал ценные бумаги. Передают приветы с того света, рассказывая, что там почти как у нас, только гораздо лучше. То есть, зарабатывают себе на жизнь мелкими магическими услугами...

Занятен контингент духов, которые на них работают. Понятно, что респектабельные и разумные духи всякой чепухой заниматься не будут. Приходится иметь дело с теми, кто и в этом мире был отбросами общества, и в мире ином годится лишь на роль мелких бесов. Жулики, пьяницы, бродяги, паяцы балаганные, а не египетские жрецы или кельтские друиды тянут лямку на службе у медиума средней руки...

В общем, мы имеем дело с книгой, в которой половину повествования составляет описание повседневной рутины существования подобных медиумов. В каких отелях они живут, какие безвкусные обеды поглощают, как стремятся урвать пригоршню-другую лишних фунтов. Вплоть до описания воспоминаний о детстве, которые очень четко намекают на то, что нормальный жизнерадостный человек, чье детство не было кошмаром, а зрелость его продолжением, отнюдь не будет посвящать свою жизнь общению с потусторонней нечистью...

Все это так подробно описано, что до настоящей мистической жути многие читатели, подозреваю не дотерпят, захлебнувшись в потоке бытовой чернухи и мрачной бытовухи. Но все потерпеть стоит. По мере продвижения к финалу реальность начнет рассыпаться на куски и расползаться по швам, бесы покажут свою истинную суть,а внешне безобидные попытки заглядывать туда, куда не следует, обернутся адом кромешным...

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Хилари Мантел «Волчий зал»

KatrinBelous, 2 февраля 2017 г. 09:59

Место действия: Англия, Лондон

Время действия: 1500-1535 г.эээ

Сюжет: Художественная биография государственного секретаря короля Англии Генриха VIII — мастера Томаса Кромвеля.

«За каждой историей — другая история.»

Впечатления: Стыдно признаться, но моя информация о Томасе Кромвеле, также как и сформировавшийся у меня довольно отрицательный образ, подпитывался сериалом «Тюдоры». В нем мастер Томас был довольно скользким и прижимистым дипломатом, хоть и очень умным, мужественным и смелым. Я ему даже симпатизировала, но все равно не могла понять, как он достиг такого положения при дворе? И это будучи сыном кузнеца! Поэтому подозревала его в нечистых помыслах, подсиживании и интригах. А о том, какие отношения у него были в семье и с друзьями я даже не задумывалась.

И вот я открыла первую главу и... это была любовь с первой страницы:) Для меня был очень необычен такой стиль изложения автора от первого лица с этим постоянным «он», еще ни разу мне с таким сталкиваться не приходилось, но я вскоре так привыкла, что и не могла себе представить, чтобы книга была написана как-то иначе. Скажу сразу, что вторая глава меня немного разочаровала и это было единственное за все многостраничное произведение, что меня смутило. Дело в том, что после захватывающей первой главы я уже настроилась читать о малоизвестных истории годах, проведенных Кромвелем в армии, на борту корабля, в дальних странствиях, и в банках Италии. Мне очень хотелось просветить для себя этот период его жизни! И тут представьте, как я расстроилась, когда во 2-ой главе бывший молодой парень уже сорокалетний и на службе кардинала Вулси! Ну да ладно... Я понимаю писательницу, осветить те годы, нигде не задокументированные, значит было пойти против исторической правдоподобности, выдержанной с такой скурпулезностью во всем романе. Так что спасибо уже за то, что иногда она давала возможность Томасу Кромвелю вспоминать прошлое и заглядывать в него читателю:) Это были очень любопытные моменты! Одни из моих любимых, судя по ним мастер Кромвель был тот еще фрукт!:)

Перечислять все то новое, что я узнала благодаря Мантел будет очень долго. Роман действительно очень познавателен. Отмечу лишь самое-самое:

- Интересная паралелль о смерти Генриха XVIII и Анны Болейн с королем Израиля Ахавом и Иезавель. Говорят, что король Генрих был проклят и его «кровь лизали собаки», как предсказал и пророк Илия Ахаву. Что-то меня это навело на мысль, что не зря Елизавета была бездетна и что если проклятие и было, то из-за бесславной победы ее предка над законным королев Англии — Ричардом III.

- Оказывается, древняя базилика Святого Петра была разрушена в угоду папе Юлию! Более того, были разрушены могилы святых и апостолов, чтобы построить новое грандиозное мраморное здание. Вот вам и папа Римский;

- Интересен оказался образ посла Испании — Эсташа Шапюи. Признаться, я представляла его совсем другим. Но в прописанном образе автором сомневаться просто не могу, таким он вышел цельным и настоящим. И кто бы мог подумать, что хоть Шапюи постоянно спорил с Кромвелем и вроде бы враждовал, но на самом деле они были соседями и я бы даже сказала друзьями.

«Мой муж говорил, заточите Кромвеля в самое глубокое подземелье, и к вечеру он будет сидеть на бархатной подушке, есть соловьиные язычки и ссужать тюремщиков деньгами.''

После прочтения «Вулфхолла» могу сказать, что в полку моих любимых книжных персонажей и заинтересовавших меня исторических личностей прибавление:) А юмор, юмор-то какой тонкий английский в книге! А написано-то как интересно, а ведь вроде бы о политике, об управлении государством! И вот читаешь, а все исторические личности так прописаны, что всех узнаешь и нет в этой истории второстепенных персонажей. Все бы авторы, черт побери, так писали, а не мухлевали!

Итого: Великолепный исторический роман, заставивший меня взглянуть на знаковых лиц для истории Англии под совершенно другими ракурсами. От выписанного с такой любовью и вниманием автором образа Томаса Кромвеля я просто в восторге. Историкам и просто не равнодушным к качественной исторической литературе читателям, уверена произведение Хилари Мантел очень понравится:)

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Хилари Мантел «Волчий зал»

Шербетун, 15 декабря 2016 г. 01:18

Сага о сороках-воровках и трудягах-навозниках.

Томас Кромвель, Томас Уолси (кардинал Вулси), Томас Мор, Томас Норфолк, Томас Кранмер, Стивен Гардинер, Болейны, Говарды, Сеймуры, Саффолки, — личности, оставившие красной нитью след в истории, люди, чьи шикарно выписанные образы проходят вереницей по страницам романа Хилари Мантел. Героев «Вулфхолла» различает лишь то, что кто-то из них получил все блага путем постоянного труда, а кто-то по наследству, не приложив усилий и не взбив лапками маслице.

Но все они застали период правления одиозной личности — короля Генриха VIII. Все они носили шелка и окунались в грязь, ненавидели и завидовали, закручивали интриги и строили козни, растаптывали веру, шли по головам, не чуждаясь замараться в крови замученных конкурентов и пепле сожженных врагов. Действительно, словно волки в волчьем зале, они перегрызали глотку противникам и преклонялись перед сильнейшими. Все они жили на плахе в постоянном состоянии ожидания удара палача. Тем не менее, постоянный страх не мешал им выворачиваться из цепких рук венценосной особы и конкурентов, брать от жизни все и даже более, чем было им отпущено. А король лишь сравнял их, всего то вынудил затрепыхаться, заплясать, отстаивая своё, попутно прибирая чужое и пытаясь сохранить котелок на плечах. Однако, рано или поздно гуттаперчивость им изменяла и они, зацепившись за подставленную ближним подножку, ложились прямиком под топор или сгорали в кострах, разжигаемых ради удовлетворения страстишек короля.

Роман меня очень впечатлил – сюжет детально проработан и динамичен, язык хорош, так что с удовольствием перехожу ко второму тому цикла о Томасе Кромвеле — «Внесите тела» и обязательно посмотрю сериал «Волчий зал», снятый Питером Козмински по мотивам данного романа.

З.Ы. Читать этот замечательный исторический роман несомненно стоит, но только лишь при условии предварительного ознакомления с историей правления Генриха VIII.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Хилари Мантел «Внесите тела»

Изенгрим, 14 декабря 2016 г. 12:29

Лондон. Улица. Фонарь. Томас Кромвель, секретарь.

Во всем черном, словно грач. Ростовщик. Солдат. Палач.

Враги справа, враги слева: Норфолк. Суффолк. Королева.

То ли не было, то ли была. Развелся. Казнил. Умерла.

Старые грезы, новые грезы. Соколы. Леопарды. Розы.

Руки на горле, топор наготове: Утром ты пел, а к ночи уж помер.

Чье-то начало — чей-то конец. Тауэр. Эшафот. Дворец.

Годы мчатся, но как встарь: Томас Кромвель, секретарь.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Хилари Мантел «Волчий зал»

Изенгрим, 19 сентября 2015 г. 16:28

Томас Кромвель решает проблемы. Найдет ткань, покупателя, растолкует сны, заставит должников вернуть взятое, спрячет еретика, сделает убыточное поместье доходным, сбросит королевского секретаря в воду Темзы. Он всем нужен — кардиналу, герцогам, королю, королевской любовнице и королевской жене, немецким лютеранам и фламандским купцам.

Его лицо сурово, слова весомы, а одежда черна. Он протестантский ужас на крыльях ночи, он скрупулюс в вашем ботинке, он кровоподтек на теле правосудия. Он знает Библию наизусть и убивает врагов собственными руками. Он идет и все перед ним расступаются — дерущаяся челядь, напыщенные придворные короля Франциска, королевский суд и даже гнилой клан Болейнов. Имена всех врагов он вписывает в амбарную книгу покойного короля: мальчика-лютниста за то, что тот сулил ему плаху и топор; графа Нортумберлендского — за арест его патрона, кардинала Вулси; епископа Винчестерского — за то, что крыса и предатель; Ричарда Брерсона — за то, что посмел угрожать; Томаса Мора — за пытки и казни евангелистов.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Люби ближнего. Изучай рынок. Умножай благо. В следующем году увеличь прибыль.

Он кузнец, сын кузнеца, коня на скаку подкует, горящую избу перестроит, войдет в Утопию без страховки. С каждым он разговаривает на его языке: с купцами из Амстердама — на фламандском, с докторами и теологами — на латыни, с мюнхенским астрономом — на немецком, с лодочниками — на невообразимом диалекте, который образованные англичане не понимают; с королем он говорит на языке лести, с Мором — на языке Библии, с герцогом Суффолком — как с большим ребенком, с Анной Болейн просто недоговаривает.

Томас Кромвель собирает паззл. Вот кардинал Вулси, вот Томас Мор, вот король Генрих, вот Екатерина Арагонская, вот еще одна из рода Болейн, вот папа Климент, вот безымянный император. Сначала складывает уголки — так легче, а потом как бог на душу положит — все подряд, без разбора, а что не подходит — так на это всегда есть ножницы. Миром правят не короли, не герцоги и не папы; миром правят не Уайтхолл и не Латеран. Миром правят деньги, торговля, кредиты, банки — миром правит Томас Кромвель.

Каждая англичанка хочет убить своего мужа, и на этот случай готовит список возможных женихов. И у всех англичанок это список начинается с одного и того же имени — Томас Кромвель.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Заточите Кромвеля в самое глубокое подземелье, и к вечеру он будет сидеть на бархатной подушке, есть соловьиные язычки и ссужать тюремщиков деньгами. © Томас Мор

Его гнобят и унижают, презирают и шпыняют — он жалкий торговец тканями, рядом с которым ни один уважаемый джентльмен на одном гектаре не сядет; он терпит, сдерживает гнев, запоминает обидчиков и ждет — ждать он умеет. И однажды, когда придет его час, он припомнит всем своим врагам их козни и глупость, припомнит с улыбкой на лице и страстью в сердце, ибо его враги не знают, что он солдат, он убивал и видел смерть, и смерть будет в его глазах, и гнев будет имя его. Нож в рукаве и любовь к Господу в сердце.

Томас Кромвель — последний герой боевика!!!

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Хилари Мантел «Фладд»

Avex, 27 октября 2014 г. 15:59

Адресат книги: любители классической английской прозы, ценители добротного перевода и хорошего литературного языка, а также поклонники переводчиц Е. Доброхотовой-Майковой (в первую очередь книги Н. Стивенсона) и М. Клеветенко («Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» и др.) Если вы относите себя хотя бы к одной из перечисленных категорий, смело берите.

Главная проблема издания — реклама, привлекающая внимание совсем иной целевой группы, из-за чего часть тиража (эффект обманутых ожиданий!) неизбежно пойдёт в стоки и букинисты (правда, денежки уже частично осядут в карманах издательства). Получив под видом шанхайского барса добротный, но вполне реалистический роман из жизни церковной общины, поклонники мистики или любовных романчиков останутся разочарованными и включат «сарафанное радио»: чёрт оказался совсем не такой, как малевала реклама, и в книге почти нет секса! Неспешный, несмотря на малый объём, по-домашнему уютный, будто чай с баночкой вишнёвого варенья — этот роман пронизан тонким английским юмором (с неизменно серьёзным выражением лица!) и идеально подходит для отдыха — но всё же это совсем не то, чего ожидали от книги.

Первые ощущения: вне времени. Место действия — английская глубинка, маленький провинциальный посёлок посреди вересковых пустошей. На внутреннем календаре произведения 1950-е, но словно бы более ранние, викторианские времена: тёмные и суеверные люди, будто бы не ведающие о существовании медицины и самых элементарных вещей («Первый раз в жизни вижу такое снадобье» — о кофе). И лишь упоминание автомобиля или полиэтилена, телевизора и радиоприёмника («Будущее за радио!») свидетельствуют о переменах и скором пришествии битлов. Странно представлять такой дремучий архаизм — даже слушая сегодня под дрожащее пламя свечи музыку Гайдна (биты считываются с носителя, несутся радиоволной и преобразуются посредством магнитных колебаний в звуковые волны). Не столетие ли Кромвеля на дворе?

Поскольку роман повествует о жизни католической церковной общины, было бы странно, если бы в нем не нашлось места религии. Этого более чем достаточно: хватает и казусов, и теологических споров, вплоть до подсчёта дьявольских сущностей на острие иглы. Аллюзии просты, но не без подвоха: к примеру, претендент в нечистые угощает присутствующих рыбой (клерикалы уже вероятно запасаются тухлыми яйцами!). Менее очевидные вещи раскрываются в никогда не лишних комментариях.

Мне понравилось (чего и вам желаю): перевод не заметен, словно бы книга изначально писалась по-русски; ироничность и пасторальная атмосфера «Фладда» удачно сбалансировались мизантропичными «Разговорами с Мельвилем» (киноманам — рекомендую!), и теперь, чтобы не сбавлять оборотов и не гасить огней, уже поглядываю на полки в поисках чего-нибудь отвязного и бесшабашно рокенрольного, в духе 1960-х.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Хилари Мантел «Волчий зал»

prouste, 11 апреля 2014 г. 15:44

Занятная книжка, с чертами арт-хауса в популярном жанре. Надо сказать, что для чтения романа желательно хорошо знать исторический контекст, поскольку Мантелл писала роман-мозаику с намеренным редуцированием широко известных событий. Автор не стала разжевывать историю родов и предысторию персонажей, а появление в эпизодах Джейн Сеймур оправданно исключительно знанием читателя «что будет дальше». Мне очень понравились образы Генриха и Анны Болейн, сильнейшей стороной Мантелл-романистки считаю диалоги. Кромвель ближе к Румате — эдакий человек без свойств и эмоций, авторский полпред, местами чистая функция. Отсюда чистый авторский произвол — так же можно излагать события от имени бесстрастного Мора или Генриха или люой иной фигуры умолчания. Надо отметить, что у Мантелл получился занятный театр флегматиков: известные персонажи, ряд из которых, очевидно, были прямо одержимыми и дикими до страстей, эмоционально очень выхолощены, так что общение между ними представляет по накалу фактически посиделки современных клерков. Особеннно занятны ровные душевные беседы между Мором и Кромвеллем. Это в чистом виде особенности авторского заведомо оригинального подхода — так Юлиан Семенов сделал ну прямо всех нацистов интеллектуалами в своей «Альтернативе». Оборотная сторона такой рационализации — эммоциональная бесцветность ( сродни главному персонажу) романа, который занятен, слов нет, однако новым словом ни в рамках жанра, ни тем паче английской литературы не является. Мне прямо уже и интересно — что Мантелл и две томины продолжения так же, не меняя ноги, наваяла в той же стенографической манере зарисовок перемещений анемичных кукол?

Оценка: 7
–  [  17  ]  +

Хилари Мантел «Волчий зал»

FixedGrin, 3 октября 2013 г. 05:10

Хиллари Мэнтел считает, что она родилась затем, чтобы написать эту книгу, и данное высказывание вынесено на обложку русского издания.

Во всяком случае, в истории Букеровской премии (первоначальной, а не той, что за афедрон) встречались и куда менее достойные главного приза номинанты, чем роман о Томасе Кромвеле и сватовстве Генриха VIII. Стиль «Волчьей залы» с трудом поддается точной классификации — это не барокко-панк, но и репортерская краткость ей чужда. Мэнтел поставила задачу, в чем-то дополнительную избранной и блестяще решенной Лоуренсом Норфолком.

Последний в «Словаре Ламприера» и «Носороге для Папы Римского» восстанавливал картину средневековья по документам, от которых профессиональные историки обычно воротят носы: опираясь на личные дневники, таблицы приливов и отливов, солнечных и лунных затмений, плохо сохранившиеся торговые книги индийских и африканских факторий, первые венецианские и римские газеты, морские карты, копии гравюр малоизвестных художников... Норфолк не пренебрегал никакой информацией, стремясь наделить собственной позицией в повествовании тех, кто при традиционалистском подходе такого шанса вовсе не имел бы: каторжников, воров, животных, демонов, неодушевленные предметы, природные стихии.

Мэнтел, сохраняя общую постмодернистскую тенденцию современной исторической прозы, берет свое другим приемом. Она склонна описывать хорошо документированные, давно известные, неоднократно обсуждавшиеся в академических работах события — но в большинстве случаев подбивает читателя занять подчеркнуто неортодоксальную позицию. Восприятие переломных моментов английской истории (взлет и падение кардинала Томаса Уолси, разводы Генриха VIII с Екатериной Арагонской и Анной Болейн, разрыв королевства с католической церковью и секуляризация монастырских земель) дается, как правило, через внутренние диалоги Томаса Кромвеля, их свидетеля и участника, и находится в последовательном противоречии с рекомендациями школьных и университетских учебников. Томас Мор, глашатай Просвещения, у Мэнтел представлен как упрямец и фанатик, а сам Кромвель — как прагматичный и дальновидный политик, ставящий во главу угла укрепление королевского авторитета и, следовательно, отдаление феодальных междоусобиц. По существу, «Волчья зала» — первая книга в истории английской литературы, где автор допускает отход от почти канонической трактовки конфликта этих непримиримых противников, приведшего Мора на эшафот.

Собственно, сам Кромвель, как известно, окончил свои дни там же, где и мученик за веру Томас Мор — на плахе Тауэрской тюрьмы. Однако Мэнтел, не впадая в излишний дидактизм, останавливает повествование на 1535 г., когда об опале и казни Томаса, только что завершившего сложную и ответственную миссию сватовства короля к Джейн Сеймур, не могло идти и речи. Нельзя не отметить также, что в биографии Кромвеля по версии Мэнтел имеется значительный пробел — после бегства из родительского дома в деревушке под Лондоном, описанного в прологе, читатель видит Кромвеля сразу ближайшим доверенным лицом кардинала Уолси. О том, как Томас, выходец из крайне бедной семьи, смог добиться столь высокой должности, лишь предвосхитившей, однако, вереницу его грядущих титулов и званий, каждый может строить догадки сам.

Перевод kdm отличный, хотя, видимо, ослабленный редактурой.

Если не ошибаюсь, первоначально цикл задумывался как дилогия, но впоследствии разросся до трилогии. У третьей книжки, планируемой к выходу в 2014-м, есть, пожалуй, все шансы установить уникальное достижение: три Букера за три последовательных романа одного цикла.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Хилари Мантел «Волчий зал»

Stan8, 13 апреля 2013 г. 05:16

Скрупулезная работа писательницы Мантел заслуживает уважения как популяризаторская работа историка. В плане художественных достоинств у длинного и тягомотного повествования больше минусов, чем плюсов: история Томаса Кромвеля рассказана таким образом, что ни к одному герою не проникаешься настоящей симпатией, они все будто бы говорят и действуют за толстым стеклом, которое не пропускает ни страсти, ни приключений, ни авантюр, ни сражений, — словом, всего того, что составляет прелесть исторических романов.

Читая «Волчий зал», я все время ловил себя на мысли, что, если бы вместо этого прочел биографии героев из английской вики, то при вдесятеро меньшей трате времени получил бы лучший результат. Лучший, потому что не какой-то там современной Хилари переосмысливать конфликт Кромвеля и великого Томаса Мора, создателя «Утопии», этого волшебного острова, ставшего нарицательным словом для всех мировых языков. Томас Мор головой поплатился за верность своим убеждениям, и, пускай даже я могу представить, что Томас Кромвель был неплохим человеком, но существовали другие способы художественного воплощения его образа — без пакостного искажения личности Мора, который уж серостью-то всяко не был, как бы ни пыталась убедить меня в этом букеровская лауреатка Мантел.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Хилари Мантел «Волчий зал»

Кунгурцев, 14 марта 2012 г. 05:10

Исторический роман английской писательницы, посвящённый временам Генриха VIII, получил в 2009 премию Букер. Я же ничего особенного не заметил. Роман неплохой, крепкий, но отнюдь не шедевр. Возможно, конечно, что переводчики не сумели передать всех художественных достоинств книги. Но всё-таки думается дело в другом: в нетрадиционном взгляде на некоторых исторических лиц.

На роль главного положительного героя автор избрала довольно одиозную личность — царедворца Томаса Кромвеля, одного из творцов английской Реформации. Его же протагонистом является выдающийся учёный и писатель, гуманист и святой Католической церкви Томас Мор, изображённый в довольно мрачных тонах. Аналогии конечно весьма приблизительные, но примерно как если бы современный отечественный автор написал роман, в котором изобразил бы в положительном виде скажем идеолога опричнины Алексея Басманова, а в отрицательном — митрополита Филиппа Колычева.

Автор уверяет, что весьма тщательно изучила источники, а ряд критиков, как говорят, успели провозгласить, что книга совершенно достоверна исторически и Кромвеля надо оценивать именно так, как он изображён здесь. Я же позволю себе в этом сильно усомниться. Охотно верю, что Кромвель был не таким уж злодеем, а Мор не таким уж святым, как их часто изображали раньше (например в фильме «Человек на все времена»), однако тем менее оснований менять их местами.

Не случайно видимо автор предпочла поставить точку в июле 1535 года, оставив за кадром последние пять лет жизни героя. Похоже никакие «моющие средства», хотя бы в виде искусного писательского пера, не смогли бы отмыть добела чёрного кобеля. На эти пять лет приходятся и сфабрикованный (если и не полностью, то частично) процесс Анны Болейн, и расправа над родственниками-конкурентами Генриха, и полное закрытие монастырей, сопровождавшееся казнями несогласных, варварским уничтожением церковного искусства и распродажей церковных земель, часто с изгнанием крестьян-арендаторов. Закрытие монастырей обернулось и ударом по бедным слоям населения, лишившимся поддержки церковной благотворительности. Автор устами героя иронизирует над этой благотворительностью, над её слишком мелкими масштабами, но ведь в результате деятельности Кромвеля и этого не стало. Остались за кадром и падение Кромвеля и его казнь. Тоже не случайно. Автор подчёркивает выдающиеся способности и ум героя, его превосходство над соперниками вроде герцога Норфолка и епископа Гардинера, но в итоге-то они его переиграли!

Оценка: 7
–  [  15  ]  +

Хилари Мантел «Волчий зал»

Мисс Марпл, 23 августа 2011 г. 17:09

К популярным книгам у меня лично отношение двоякое. С одной стороны, совсем уж плохие книги действительно популярными становятся не так часто, особенно если тортик из первых мест в списках бестселлеров и количеству взявших почитать в библиотеках венчает вишенка Букеровской премии. С другой, читать то, что читают абсолютно все вокруг, слишком уж банально, поэтому обычно я жду, пока буря поутихнет и можно будет ознакомится с книгой, не отвлекаясь на всеобщую истерию.

В течение последнего года-двух от «Волчьего зала» было просто некуда деться. Он потеснил детективы и лавбургеры, интеллектуальную прозу и вездесущие «Сумерки», Терри Пратчетта и даже очередные мемуары Стивена Фрая, сделав из компетентной, но рядовой писательницы Мантел звезду национального масштаба.

В чем же, помимо сарафанного и не очень пиара, причины такой популярности? На мой взгляд, причин несколько, но главная заключается в том, что Мантел стопроцентно попала в точку с выбором темы и её преподнесением. Эпоха Тюдоров в последние лет восемь, а то и десять, на коне (от «Тюдоров» и Грегори с Сэнсомом до бесконечного потока популярной истории по теме), но действительно серьезного романа, не запачканного презренным клеймом жанровой прозы, о ней еще не было. Таким образом, массам было любопытно прочитать еще одну книгу , так сказать, в струе, а морщившие носик при виде детективов о Шардлайке или дворцовых мыльных опер получили наконец благовидный предлог прочесть роман на популярную тему. Еще один фактор привлек внимание к произведению Мантел — правильно выбрав тему, не ошиблась она и с выбором героя. На лавине популярности Тюдоров было написано, кажется, уже обо всех. Кроме самого серого и отталкивающего персонажа эпохи, человека, которого при здравом рассуждении можно уважать, но очень непросто любить — Томаса Кромвеля.

В чем, помимо экстраординарного количества Герниховых жен, популярность эпохи? Почему именно Тюдоры, а не Карл II или Ангевинская имерия? Мне кажется, что одна из наиболее привлекательных черт этой полной драматизма истории, своеобразно сочетающей в себе Шекспировскую глубину и таблоидные скандалы, — количество действующих лиц, никто из которых не смог победить в схватке с судьбой. В других знаменитых историях кто-нибудь да побеждает, выигрывает битву, но не войну, становится триумфатором. Здесь же не победит никто.

Эпоха была богата на невероятные взлеты и потрясающие падения, причем взлетали и были растоптаны одни и те же люди. История Кромвеля — как раз из таких. Сын кузнеца, ставший негласным правителем Англии и поплатившийся за это головой, завораживает поколение за поколением. Обычно Кромвель представлен в лучшем случае эффективным бюрократом, методично и скрупулезно разбирающим церковь и страну, в худшем — олицетворением абсолютного, безжалостного зла, а чаще всего — просто грязно-серым фоном других историй.

Удивительно то, что Мантел, тщательно обработавшая тонны материала, умудряется сделать так, что вы всегда будете на его стороне. Храбрый, умный, компетентный, благородный человек, любящий семьянин, щедрый по отношению к друзьям — и все это не противоречит известным нам фактам. Честно признаюсь, я немного побаивалась того, что автор построит книгу вокруг образа, вызывающего невольное восхищение, но глубоко отрицательного по своей сути. Не тут-то было. Мантел аккуратно защищает своего героя от всех популярных нападок. Предал Вулси, бросив тонущего кардинала и переметнувшись в стан врага? Нет, нет и еще раз нет — он единственный остался верен ему до конца, а потом всего лишь продолжил его дело самым очевидным способом, заняв его место. Место, которое однажды позволит ему отомстить. Помог уничтожить Томаса Мора, автора «Утопии», гуманиста, мученика и святого, принципиального и несгибаемого? Нет, Томаса Мора, фанатичного приверженца идеи физического уничтожения еретиков, упертого, несгибаемого, уверенного в собственной правоте, в сухом остатке — такого же убийцу. И далее по списку.

Мы видим мир глазами Кромвеля. Человека, безжалостного в оценке характеров своих врагов, но достаточно благородного, чтобы попытаться спасти или хотя бы дать возможность сохранить лицо тем из них, кого он уважает. Человека, с одной стороны в большинстве случаев четко разграничивающего политику и личное, но в то же время способного вынашивать месть годами, выжидая удобного случае расквитаться с теми из врагов, которые недостойны ничего, кроме презрения. Да, он далеко не всегда безвозмезден, но в престолы по-другому не поиграешь. Если для Шекспира весь мир — театр, для Мантел этот мир (или, как минимум, английский двор) — один огромный Волчий зал, где человек человеку сами понимаете кто. И среди грызущихся родовитых придворных сын кузнеца оказывается самым благородным, верным и честным.

Некоторые обвиняют Мантел в несправедливости по отношению к Мору, слишком плоском и одномерном изображении этого полного противоречий горе-мученика. Да, и вправду, вместо умного и образованного, но ограниченного собственными религиозными убеждениями человека мы видим слабого и близорукого фанатика. Но нельзя забывать о том, что это не Томас Мор. И даже не Томас Мор глазами Хилари Мантел. Это Томас Мор сквозь призму восприятия Томаса Кромвеля, который, как и все люди, субъективен и подвержен своим порокам.

Небольшое раздражение поначалу вызывает то, что временами Кромвель рассуждает, как наш современник, а не как в меру циничный, но все же человек раннего Нового Времени. Но постепенно замысел автора становится понятен. «Волчий зал» не только и не столько попытка перенести читателя в прошлое, сколько мастерски разыгранное представление, правдоподобное, но не лишенное уместной в такой стилистике театральности. Мантел часто упоминает вещи, известные почти каждому, нарочито помещая их на самое видное место. Кромвель будет носить кольцо с самого известного своего портрета, мы увидим «Послов» (наяву и в процессе работы над ними Гольбейна), конечно же мы прогуляемся по дворикам Хэмптон-Корта и пока только услышим о Тауэре. Немало в романе и своеобразной иронии: в некоторых сценах Мантел позволяет себе китч, подходящий опасно близко к дурновкусию, но умудряется обратить его в грубую и эффектную драму. (В подобном ключе, но несколько иначе Капур поставил свой «Золотой век», хотя, надо признать, он пошел гораздо дальше, чем Мантел). Никоим образом не противореча известным фактам, Мантел заполняет пробелы, о которых история умалчивает, театрально-показными допущениями. Да, Смитон мог говорить то, что говорит он у Мантел — никто не записывал. Да, по логике вещей Брертон, Норрис, Уэстон и Джордж Болейн могли быть актерами, исполняющими роли чертей в издательской сценке о Вулси, но такое совпадение крайне маловероятно. Прекрасно зная это, Мантел все же допустила такую возможность для пущего эффекта. То же можно сказать об отношениях Кромвеля и Марии Болейн. Одно из двух дошедших до нас писем Марии адресовано Кромвелю (то самое, которое цитирует Мантел), так что додуманная автором история как минимум не противоречит существующим документальным свидетельствам. Что не делает её более вероятной, признаю, но Мантеловская Мария психологически хотя бы более правдоподобна, нежели белый и пушистый барашек Грегори. То же можно сказать и о бледной Джейн — мы видим то, что технически могло случится, но что скорее всего никогда не могло.

И это работает. Работает так, как работают классические греческие трагедии. Мы знаем, чем все закончится для каждого из них, и упоминания имен производят колоссальный эффект.

Некоторые ругают роман за якобы неудачную финальную сцену, де можно было бы закончить первый том казнью Анны Болейн, а не Мора. Но тогда первый том был бы страниц на 400 толще, а второй, соответственно, тоньше, так что Мантел верно выбрала финал, оставив себе возможность для маневра в продолжении.

Справедливости ради надо признать, что одна маленькая мелочь автором упущена — ни читатель, ни король, ни сам Кромвель так и не понял, как он оказался на самой вершине власти. Чуть более четкий показ пути наверх, а не моментальное и на первый взгляд почти случайное превращение из проигравшего клерка во второго человека в государстве было бы весьма кстати. Да, понятно , что в реальности никто тоже не понял, как это случилось, но сам-то Кромвель должен бы был осознавать, как именно это происходит. Пара сцен пустяковых разговоров с Генрихом, пара сцен каждодневной работы и вуаля, вопрос закрыт.

Перевод на русский язык достаточно удачен, как и научная редактура, хотя в примечаниях есть несколько не слишком значительных, но довольно грубых ошибок (количество жен Чарльза Брэндона, например). В общем и целом издание достойное.

Итог:Мощная драма в которой, как мы знаем, победителей не будет. Лишь трое — Чарльз Брендон, Стивен Гардинер и Мария Болейн — сумеют выцарапать у судьбы ничью, остальные же, включая несравненного Кромвеля, падут. Роман будет интересен почти всем — тут есть и историчность, и интриги, точные психологические портреты, живой язык, компетентность (автора и героя), чувство чего-то огромного и необъятного, неподвластного одному человеку — пресловутая поступь истории — и в то же время творимого людьми. Книга подобна отточенной шахматной партии, ни в коем случае не скатывающаяся в холодный анализ, остающейся человечной, порочной и благородной — такой живой. Оторваться от нее невозможно, как невозможно не симпатизировать главному герою. Читая предыдущую книгу автора, «Чернее черного» я сетовала на разрозненность элементов. Здесь же все находится в идеальной гармонии, мелкое и крупное сосредоточено вокруг характера основного персонажа и банальной, но оттого не менее актуальной идеи о «Волчьем зале».

Рекомендация: Очень высокая

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Хилари Мантел «Волчий зал»

sham, 29 июня 2011 г. 11:02

Вот я и дочитал огромный роман от лауреата Букеровской премии — 2009. Место событий: Англия, 16 век, эпоха Реформации. События известные: Король жаждет наследников и хочет развестись. Для этого он готов идти на прямой конфликт с Римом. Личности — тоже знаменитые: Томас Мор, Эразм Ротердамский, Мартин Лютер, Уильям Тиндейл.

Главный герой — Томас Кромвель. Вся история подана через его историю и его непосредственное участие в тех или иных исторических событиях. Роман очень тяжело читается. В нем просто огромное количество имен (несколько страниц действующих лиц в начале), от чего мозг буквально вскипает и требуется постоянно отлистывать и смотреть, кто есть кто.

Очень интересен стиль изложения: в перемешку идет прямая и косвенная речь. Отчего диалог может начаться традиционно, а закончиться — кратким пересказом, кто — кому — чего сказал. Повествование — хаотичное особенно в начале: детство, юность Кромвеля, текущее время. Все перемешивается. Кроме того в 90% случаев Кровмель везде означается просто как «Он» — его имя практически не называется — тоже очень любопытная и запоминающаяся деталь описания главного героя. В-общем, читать это очень интересно и тяжело, но оторваться невозможно. В результате для себя достиг буквально олимпийского рекорда: такую здоровенную книгу прочитал меньше, чем за неделю. Правда такое эпическое произведение так и надо читать — только залпом, чтобы мысль не потерять.

Роман интересен также героями, вернее теми альтернативными образами, которые предлагает нам Мантел. Она перевернула все с ног на голову. И теперь личность Кромвеля для меня не такая уж мрачная, а Томас Мор — не такой уж святой старец. В книге Мантел Кромвлель — семьянин и просветитель, в то время как Мор — релегиозный фанатик. В общем, книга интересна не традиционным взглядом на исторические личности и события.

Итог: Чтение очень увлекательное и рекомендуется, в первую очередь, тем, кто любит исторические романы и, так сказать, в теме происходящего. Данная категория людей безусловно получит уйму удовольствия (9 из 10 баллов). Почему не десятка? Расстроил финал, вернее, на мой вкус его отсутствие. Книга заканчивается и не заканчивается: Томас Мор обезглавлен, до казни Кромвеля остается 5 лет, за которые СТОЛЬКО произошло событий, что хватит еще на один такой же том. Интересно будет ли Мантел писать продолжение!? Заинтригован и слегка разочарован!

PS Для заинтересовавшихся — об этой эпохе можно порекомендовать для чтения солидный роман Филиппа Грегори «Еще одна из рода Болейн», а для просмотра — телесериал «Тюдоры».

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Хилари Мантел «Чернее чёрного»

aldanare, 12 мая 2011 г. 19:09

В наше перенасыщенное информацией время единственное, что может спасти всех на свете отцов русской демократии, – это правильное позиционирование. Не секрет, что многие книги оказываются на полках распродаж вовсе не потому, что плохи, а потому, что их неправильно предъявляли аудитории. Разочарованный читатель, которому обещали в аннотации одно, а вручили совсем другое, – страшный зверь. Он быстро растрезвонит по блогам и форумам, какая буква «гэ» ему досталась вместо книги. И все, о хороших продажах можно даже не мечтать.

Именно это, кажется, произошло с романом букеровской лауреатки Хилари Мантел. Если верить завлекательной аннотации – это мистический триллер о медиумах и жаждущих мести призраках, а также Страшной Тайне из прошлого главной героини. Хотя, с другой стороны, что они еще могли написать? «Перед вами неаппетитная и безжалостная психологическая драма о двух неприятных английских тетках, которых вы, может быть, полюбите, а может быть, и нет, а также об алкоголизме, расчлененке и грязной изнанке профессии медиума»? Если я и утрирую, то совсем чуть-чуть.

Как это ни парадоксально, но если читать не мистический роман, а психологическую историю с элементами мистики, то «Чернее черного» окажется отменно написанной, пусть и нерадостной книгой для неленивых читателей. Это роман изнанок. Вместо привычной нам «старой доброй Англии» – серость провинции и безликость типовых районов, населенных ограниченными обывателями. Вместо ослепительного шоу «разговаривающих с призраками» – обыденная рутинная работа медиумов, с дрязгами внутри профессионального сообщества. Вместо глянцевой психоделики загробного мира «Куда приводят мечты» и «Милых костей» – непонятный «край, откуда нет возврата», который не превращает негодяев в просветленных гуру, а напротив, делает тех призраков, что привязываются к земле, маразматичными неприятными типами.

Словом, Мантел делает непростительную вещь. Вместо того, чтобы развлекать и утешать читателя, как положено благовоспитанной леди, она вручает ему целый букет разноцветных эмоций, чтобы в итоге все-таки дать надежду. Но до нее, родимой, придется еще немало преодолеть.

Героини «Чернее черного» составляют выразительную парочку – «стихи и проза, лед и пламень». Элисон – необъятная толстуха, Колетт – «вяленая вобла». Элисон – медиум по призванию и социопатка по жизни, Колетт – офисная крыса, сделавшая карьеру и загубившая собственный брак. У Элисон было кошмарное детство с матерью – алкоголичкой и проституткой, торгующей собственной дочерью; Колетт же выросла во вполне благополучном районе. Сойдясь на почве интереса к потустороннему, эти две женщины так и не найдут общего языка. Колетт становится менеджером Элисон, пытается командовать ею, одновременно боясь ее дара – вполне реального. Их истории дробятся и переплетаются, незаметно утаскивая за собой читателя, чтобы в итоге разойтись в разные, но неожиданно верные стороны.

Главная, конечно, тут Элисон и ее мерзкие духи-проводники – в прямом и переносном смысле призраки прошлого. Все просто: благо липнет к благу, мерзость – к мерзости, а прошлое героини – одна сплошная мерзость. «Понимаешь, Колетт, есть люди лучше нас с тобой…Они умеют думать о прекрасном. У них в голове приятные мысли уложены, как шоколадки в пасхальном яйце… Но в головах других людей все смешалось и прокисло. Они прогнили изнутри, потому что думали о вещах, о таких вещах, о которых нормальные люди никогда не думают. А если у тебя гадкие, гнилые мысли, то ты не только окружен низкими сущностями, ты начинаешь привлекать их, понимаешь, они слетаются к тебе, как мухи к мусорному баку, начинают откладывать в тебе яйца и размножаться. И с самого детства я старалась думать о хорошем. Но как я могла? Моя голова была набита воспоминаниями. Я ничего не могла с ними поделать».

Перенасыщенный деталями сюжет в пересказе может показаться слишком простым, но в конечном счете это история о том, что каким бы ужасным ни было прошлое – поделать с ним уже ничего нельзя. Принять его – необходимо, понять – необязательно, исправить – невозможно. Важно не то, что ты совершил в прошлом, а то, что ты делаешь в настоящем. Когда добрые дела входят в привычку, мерзким астральным сущностям возле тебя делать нечего.

Но дело даже не в этом – в духов можно верить или не верить, история не о них. Дело в нас – это же мы сами, добровольно таскаем за собой своих призраков прошлого, как чемоданы без ручек. Элисон, совершившая в детстве кошмарный поступок (иной реакции на окружающий кошмар у нее не нашлось), все-таки находит в себе силы на добрые дела здесь и сейчас. А Колетт – силы начать все сначала. Так Мантел все-таки умудряется подарить читателю утешительную иллюзию (иллюзию ли?) – что все вознаграждается и что мир справедлив. Свет брезжит где угодно. Даже там, где чернее черного.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Хилари Мантел «Чернее чёрного»

Мисс Марпл, 10 ноября 2010 г. 14:10

Перед прочтением книги обычно что-то от неё ожидаешь. Ожидания могут полностью оправдаться или автор может раскрыть тему под совершенно другим углом. И интересно потом, после прочтения, сравнить свои ожидания с тем, что есть в книге на самом деле.

От «Чернее черного» я ждала реалистичную историю о спиритизме и медиумах. Того, что потустороннее будет аккуратно вплетено в повседневность, что-то вроде романов Элис Хоффман, только в меньшей степени заточенное под женскую аудиторию.

В итоге мои ожидания в этом плане не совсем оправдались. Да, Мантел, в отличие от многих современных авторов, особенно жанровых, временами выглядывает в окно и выходит из дома, так что едкое упоминание о постоянной скупости (читай — экономности) её соотечественников или претендующие на социальную остроту описания бездомных выглядят неплохо. Сделать ремесло медиума реалистичным у автора тоже получилось: все эти обсуждения того, где купить карты «Таро» или подробности налоговых льгот прибавляют книге особого повседневного шарма. Но, на мой взгляд, кое с чем Мантел перебрала. Почему-то современные авторы, описывающие наш мир, обязательно добавляют в текст или изнасилование, или проституток, или инцест. Или все сразу. И трудное детство Элисон выглядит как-то инородно на фоне прилежно сфотографированной обычной жизни, и потуги автора поднять социально значимую тему вызывают лишь недоумение. Несмотря на то, что своей героине Мантел действительно устроила жизнь чернее черного, в романе постоянно проскальзывают социальные льготы, выполняющие свою работу продавцы и угрозы кого-нибудь засудить. В итоге кое-что в романе выглядит как минимум странно: в нем много натуралистичности, но недостаточно реализма.

Не понравилось мне и то, как Мантел проходится по вроде-как-табу темам: от принцессы Дианы до исламских террористов. Облить политкорректность грязью и всласть поиздеваться над ней — тоже форма политкорректности, причем весьма банальная.

Характеры персонажей прописаны весьма старательно, но неровно и порою нелогично. Скажем, откуда в Элисон, с её ужасным детством и наследственностью, столько света?

Главное, чего не хватает книге — стержень, способный объединить разрозненные фрагменты. Роман похож на варево, из которого то тут, то там всплывают неплохие ингредиенты: замечания, мысли, детали, упорно не желающие становиться единым целым. Появляющаяся ближе к конце тема добрых дел, претендующая на положение лейтмотива, раскрыта весьма квело, и выполнить роль идейного цемента, увы, не может.

Перевод романа в целом, неплох, но несколько небрежен. Особенно это касается британских реалий. Скажем, в английском языке «master bedroom» — установившееся выражение, тогда как по русски «хозяйская спальня» звучит как-то диковато.

Итог: Роман очень неровный, какие-то моменты весьма неплохи, иные авторские потуги выглядят жалко. Написано все это любопытным стилем (при напсиании от третьего лица достигается эффект того, что повествование идет от первого), но простоватым языком. В итоге последние 150 страниц читать просто безумно скучно, ибо «реализм» начала заменяется там каким-то псевдопостмодернистским бредом. Если все же будете читать, до конца лучше не идти: ничего принципиально нового и интересного там нет.

Рекомендация: Ниже среднего

Оценка: 4
–  [  7  ]  +

Хилари Мантел «Чернее чёрного»

Lyolik, 2 сентября 2010 г. 16:20

«Чернее черного» это рассказ о спиритизме в современной Англии. Повествование крутится вокруг двух женщин. Практичной Колетт, которая благодаря цепи случайностей устраивается на работу к настоящему медиуму и Элисон, которая и есть тот самый медиум. Им, а нам вместе с ними, предстоит провести в этом бизнесе семь лет.

Мантел писательница атмосферная. Но создаваемая ею атмосфера это не эфемерный дух эпохи или восстановленные по мелким деталям интерьеры. Мантел просто мастерски передает эмоции своих героев, их характер. Описывая главных героинь, она замечает, что когда одна уходит из комнаты, то все равно остается ощущение её присутствия, некий шлейф. Вторая же, даже когда находится в комнате, то кажется, что её там нет. Вроде сказано так мало, а ты уже живо себе их представил. Или же возьмите начальную сцену спиритического сеанса в «провинциальном ДК». Ты словно бы сам оказываешься на сцене и переживаешь те же чувства, что и Элисон – нетерпение, тревогу, азарт.

Но это почти все хорошее, что можно сказать про книгу. Моих ожиданий она не оправдала. Очень хотелось получить крепкий производственных роман, такой, как например «Белая голубка Кордовы». Получился же рассказ о душевных переживаниях героинь, об их тяжелом детстве и нравах жителей лондонских предместий. Нет, ради справедливости стоит заметить, что кое-что о профессии все же рассказывается, но только не на первом плане. Это как с кассетами, на которые героиня пытается надиктовать автобиографию, но при воспроизведении её голос едва слышен сквозь какофонии потусторонних шумов...

Оценка: 4
–  [  10  ]  +

Хилари Мантел «Чернее чёрного»

Sfumato, 10 августа 2010 г. 14:25

Если вы хотите развлекательную историю о призраках – срочно забудьте про эту книгу. Если вы хотите крепкой психологической прозы – этого тут тоже нет. Кому вообще понравится эта книга? Понятия не имею.

Между прочим, начало выглядело вполне перспективно. Рассказываю завязку. Довольно часто тема спиритизма привязывается к викторианской эпохе, когда был повальный интерес к медиумам и общению с духами. События в романе Мантел происходят в наши дни в Англии. Она так подает, вроде там вновь широкое признание «сверхъестественных» профессий. Поверим наслово, не в этом суть. Вот Эллисон Харт. Она медиум, причем в отличие от многочисленных коллег действительно имеет особые способности. Это такая очень толстая женщина со странным характером. У Эллисон было тяжелое детство. Ее мать была проституткой и ребенка воспринимала как обузу. Где-то лет с десяти Эллисон уже и сама начинает оказывать проститутские услуги. Понятное дело, после такого в ее жизни пошла психологическая трещина неравномерной ширины. Уже будучи медиумом, к Эллисон прицепился так наз. духовный проводник (Моррис) – помощи, правда, с него никакой, одно сплошное расстройство – это призрак одного из тех ребят, что совершали половые акты с маленькой Эллисон в прошлом. Ну а в последнее время Моррис обзавелся компанией, своими старыми дружками-призраками, теперь за Эллисон таскается целая орава ее бывших «постельных» клиентов. Неприятная ситуация…

Второй персонаж, Колетт – у нее все серьезно. Она плоская как доска, с плохими волосами, никогда не имеет оргазма во время секса, брак с нелюбимым мужчиной распался. Колетт не медиум, она обычный человек с определенными деловыми амбициями. Со временем Колет знакомится с Эллисон и становится ее деловым партнером, заключает контракты, ведет счета и все такое прочее.

Это описание характеров двух героев занимает треть книги и выглядит вполне уместно. Я читал с интересом. Вот нас как следует познакомили с героями, а теперь бы полагалось закрутиться каким-нибудь нетривиальным событиям. И что же? А дальше в романе не происходит абсолютно ничего интересного. Начинается какая-то мышиная возня на манер низкопробных сериалов. Герои покупают дом, герои гуляют по лужайке, герои готовят ужин, смотрят телевизор, стирают лифчики, идут в магазин…и примерно в таком духе до самого конца. Уфф, это невыносимо. Есть тут кое-какие события и чуть поважнее мытья кастрюль, но они тоже выглядят совсем незначительными и вроде как от нечего делать автором придуманы. Притом, что в романе полно призраков, все обернулось унылой бытовухой. К чему вся эта каша, что автор хотел сказать? Мне это осталось непонятным. Возможно – постмодернизм, возможно – хитрый прием. А в моем понимании, автор просто вяло болтает мутную водицу в стакане на протяжении 300 с лишним страниц. К тому же, роман еще и насквозь женский. Мантел вроде тетка не глупая, да и язык довольно неплохой – только поэтому поставлю оценку чуть выше среднего. А вообще мне не понятно, как автор с таким хилым творческим зарядом доросла со своим следующим романом аж до Букера. Дальше знакомиться с ее произведениями что-то особого желания нет.

Оценка: 5
⇑ Наверх