Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: Славич, kkk72, Aleks_MacLeod, sham, volga

Авторы рубрики: tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma



Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 226  227  228

Статья написана сегодня в 16:00
Размещена также в рубрике «Хоррор, мистика и саспенс» и в авторской колонке Nexus

Думаю, многие со мной согласятся, что хоррор — это весьма многогранный жанр.

Кого-то пугают натуралистично описанное насилие и реки крови, льющиеся со страниц книг. А кто-то чувствует себя неуютно при чтении вязких мистических или иррациональных историй и после вздрагивает от любого шороха или косого взгляда прохожего на улице.

Лично я не имею ничего против обоих сюжетных направлений. Главное, чтобы произведение было написано с душой и фантазией.

Сразу скажу, что приступая к знакомству с романом Рэмси Кэмпбелла "Усмешка тьмы" я не испытывал в отношении него каких-либо завышенных ожиданий.

Просто надеялся, что книга будет как минимум неплоха, раз так многие поклонники ужасов остались от нее в восторге.

И начало романа, относящегося как раз к категории неспешных произведений, пугающих не за счет внешних эффектов, а за счет напряженной атмосферы кошмара наяву, вышло интригующим.

В нем нам представили главного героя — кинокритика Саймона Ли Шевица, в одночасье оставшегося без заработка из-за закрытия скандально известного журнала, в котором он трудился.

Устроившись работать на бензоколонку, Саймон влачит скучное существование, пока к нему не обращается его бывший университетский преподаватель Кирк Питчек с предложением написать книгу о звездах немого кино, отдельное внимание уделив в ней актеру Табби Теккерею.

Впечатленный размером обещанного гонорара, молодой человек с воодушевлением берется за поиски информации о позабытом ныне комике, даже не замечая как постепенно все глубже и глубже погружается в омут самого настоящего безумия.

Увлекая туда же и читателя.




Статья написана сегодня в 12:09
Размещена также в авторской колонке imra

Двойственные приключения благородных идальго, или Солнечные будни фехтовального города

tenegraf

Отправляясь на встречу с заказчиком, бретер и учитель фехтования Арахон И’Барратора, предполагал, что дело может закончится кровью. Однако он не рассчитывал сегодняшним утром столкнуться с неизвестной фехтовальщицей из далеких земель и узнать, что его с потрохами  продал нынешний патрон. А уж тем более стать мишенью охоты таинственных патрийцев.

Печатник Эльхандро Камина, готовя в набор Мемуары о двадцатилетней войне, в глубине души понимал, что рискует. Многовато было в книге острых углов и грязных слов о власть имущих. Но предположить, что дело даже не дойдет до печати. Это уже слишком!

Ученый муж Эль Хорбранвер, собираясь объявить о своем новом изобретении – тенеграфе, тоже изрядно сомневался. Ступать на зыбкую почву теологии и исследований природы солнечной тени было опасно. Слишком уж большую роль играли тени в жизни горожан. Слишком уж под пристальным вниманием Светлого Капитула находились все, кто работал с ними. Но подумать о том, что тенеграф станет причиной опасности не только для него самого, но и для дочки Хорбранвер не мог.

А уж тем более никто из троицы и не мыслил о том, что их судьбы вскоре переплетутся в клубок, оказывающий влияние не только на них самих и знакомых им людей, но и на всех жителей Серивы.  

Польская фантастика продолжает радовать нас с вами все новыми и новыми достойными именами. Яцек Пекара. Роберт Вегнер, Ярослав Гжендович. Теперь вот Кшиштоф Пискорский. Журналист, сценарист компьютерных и ролевых игр, переводчик, первый роман которого — Wygnaniec увидел свет в 2005 году. С тех пор на его счету почти 10 романов, пять фантастических премий и десяток номинаций. А также теплые слова другого известного польского автора Яцека Дукая, как раз в адрес нашего сегодняшнего героя – «Тенеграфа».

Романа действительно интересного.

Первым привлекает внимание место действия. Дело происходит в неплохо продуманном фентезийном мире, а конкретно Серива явно навеяна средневековыми испанскими мотивами. Все эти благородные идальго, реконкисты, залитые солнцем улицы, сиесты (тут, правда, они появились по другой причине), инквизиторы, бретеры, школы фехтования, поединки, наемные убийцы с рапирами в руках. Этот довольно редкий в фентези антураж, с ходу добавляет роману пару десятков вистов. Тем более что у автора получилось создать живой, наполненный мир с огромным количеством нюансов и особенностей. Мир со своей историей, культурой, обычаями и одним глобальным отличием от нашего. О котором чуть позднее.




Статья написана 16 ноября 16:18
Размещена также в рубрике «Хоррор, мистика и саспенс» и в авторской колонке Кел-кор

В прошлом году на книжных прилавках появился сборник хоррор-произведений Роберта И. Говарда «Безымянные культы», о котором я уже писал. Книга получилась весьма удачной — на русском не было сборников «страшных» историй техасца достаточно давно. И хотя всё, что оказалось под обложкой, мы уже читали, причём некоторые вещи — ещё в начале 1990-х годов, книга имела успех. Такой успех, который позволил выпустить сборник-продолжение.

Итак, «Боги Бал-Сагота» Роберта И. Говарда.




Большинство произведений в жанре ужасов — самых важных, самых замечательных — конечно, уже вышло в сборнике «Безымянные культы». Но в области «тёмной» литературы техасский писатель был постоянно, это заметно практически в любом его тексте (за исключением явно юмористических и иронических произведений и даже целых циклов — о Брекенридже Элкинсе и Стиве Костигане, например). Во всяком случае, даже тот самый пресловутый Конан то и дело встречается со всякими кошмарами былых эпох, вдруг вылезшими из тёмных нор. Есть, однако, в наследии техасца и более явные, заметные ужасы и триллеры.

Из них и был составлен сборник «Боги Бал-Сагота», логичное продолжение первой книги.




Статья написана 13 ноября 23:36
Размещена также в авторской колонке imra

Маг и его Ученик: вдвоем против Обетованного, или Кто тут в Небожители крайний?

gibel_bogov

Хьервард. Искорка в костре Сферы Миров. Родина эльфов и альвов, древесных и горных гномов, троллей и кобольдов, гаррид, хеддов и гоблинов. И, конечно же, людей. Смелых ярлов и танов, вольнолюбивых баронов и бондов, знающих цену деньгам торговцев.

Мир, полный ошеломляющих красот и кошмарных ужасов. Обычный мир, коих тысячи.

Мир, где родился на свет тан Хаген. Человек, без которого хитроумная задумка Хедина не имела  шансов на воплощение.

Десять веков Истинный Маг Хедин, Познавший Тьму, ждал, пока закончится изгнание, наложенное на него Советом Поколения. Пока он сможет взять Зерно Судьбы Ученика, назначенного ему Предвечными, из Шара Жребия. Будущего величайшего воина, полководца и правителя. Того, с чьей помощью Хедин собрался осуществить давно лелеемый план. План, способный изменить судьбы не только смертных и Магов, но и самих Богов.

Спустя пару десятков лет после рождения Хагена, ставшего за это время отменным бойцом и предводителем воинов, время пришло.

И устремились дружинники Хагена к столице Хранимого Королевства, залога Магов перед Молодыми Богами. И двинулись рати его противников к берегам острова Хединсея, вновь ставшего оплотом мятежного Мага. И застонал эфир под напором заклинаний, используемых как врагами Хедина, так и самим Познавшим Тьму. И закачались весы Равновесия, не зная, на чью сторону они склонятся через несколько часов.

Николай Даниилович Перумов вырвался на фантастический небосклон в 1993 году с дилогией (позднее трилогией) «Кольцо тьмы». Роман был написан еще в 1989 году, и переносил читателя в Средиземье Толкиена, 300 лет спустя после Войны Кольца. Фэндом буквально порвало. Равнодушных не было. Часть толкиенистов исходила ядом, по поводу «жирования на костях Профессора», другая с удовольствием вылавливая блох, отдавала должное талантливому автору.

«Кольцо тьмы» действительно стало событием. Перумову удалось прочувствовать дух мира Толкиена и показать его более приземленную и менее романтическую сторону. Все бы хорошо, но великолепно начав роман, Перумов не удержался. После того, что автор сделал со Средиземьем в конце, он был просто обязан на нем жениться, или отправиться за решетку за надругательство над чужим миром с отягощающими обстоятельствами.

Ну да это все лирика, а фактаж в том, что получив имя после «литературной игры» на чужом поле, Перумов показал, что и сам в состоянии создавать нетривиальные миры. Более двух десятков книг общим тиражом более четырех миллионов экземпляров стали зримым подтверждением его мастерству.

«Гибель Богов» (впервые издана в 1994) стала первой полностью самостоятельной книгой Перумова. Оригинальный мир (даже Сфера миров), как потом выяснится непосредственно связанный с нашей Землей, многочисленные и качественно проработанные системы магии, удалой размах и затягивающий сюжет.




Статья написана 10 ноября 08:09
Размещена также в рубрике «Материалы с конвентов и литературных встреч» и в авторской колонке vvladimirsky

Захаров Дмитрий. Кластер (по рукописи).

Номинировал Николай Караев: Как всякая хорошая фантастика только прикидывается фантастикой (но делает это хорошо), так и кафкианская антиутопия Дмитрия Захарова лишь маскируется под таковую. Замкнутый сам на себя мир российских государственных корпораций, сражающихся за производство удивительного полупроводника, арсенида голландия, оказывается населен людьми, более чем похожими на нас – нас из настоящего, недавнего прошлого и, как ни жаль, обозримого будущего. В этом романе есть все атрибуты фантастического триллера: от всесильных спецслужб до таинственных террористов, от послушных винтиков условно киберпанковских вертикалей власти до оживленных кукол, ждущих своего мессию, – но главное в «Кластере» не это, и даже не мастерская полифония, незаметно и неумолимо затягивающая читателя в мутные бездны корпоративной вселенной. Главное, на взгляд номинатора, то, что «Кластер» не столько создает свой собственный мир, сколько открывает нам глаза на имеющийся. Постепенно проступает карта лабиринта, в котором, как водится, почти все маршруты заканчиваются тупиками – не потому, что мы такие уж плохие люди, а потому, что «раньше у нас было время, теперь у нас есть дела», потому что чаще комфортнее уйти оттуда, где надо бы не забыть остаться, потому что иногда уютнее предать и забыть. Но кто-то, может быть, и прорвется к звездам, из которых идет снег.


ОТЗЫВЫ ЖЮРИ


Андрей Василевский:

цитата

В книге — два слоя: там, где про Медведя Семена, Жирафа Русю, оловянных и др. — замечательно; там, где про человеков — скучно и, кажется, уже читано. Убрать бы этих хомо сапиенсов на задворки повествования, какая славная повесть могла бы получиться (меньшего, конечно, объема).


Валерий Иванченко:

цитата

Пиарщик-оппозиционер и плюшевый медведь против режима и корпораций, трагедия.

Не очень складно придуманная и сбивчиво изложенная история – с конкуренцией инновационных ведомств, чиновниками, революционерами, воровством, шпионажем, эстрадной певичкой и разумными куклами.

У пиарщика российской корпорации «Микрон» пошла чёрная полоса. На организованном им концерте случается непонятный идеологический теракт в сопровождении стрельбы и паники. Его снимают с должности и ссылают в архивный подвал. Тем временем игрушечный медведь, пытается вывести своих друзей (жирафа, зайцев, щенка) из соседнего подвала, где вот-вот произойдёт конец света. Игрушки, наделённые сознанием, были созданы ещё в 90-е годы в ходе экспериментов с волшебным веществом арсенидом. Потом тему закрыли, но создания остались жить в подземельях заброшенных лабораторий. На них открыта охота, поскольку заключённый в них арсенид страшная ценность. Пиарщик, рискуя свободой и жизнью, погружается в корпоративные тайны, связывается с фейковым подпольем, заводит роман с певицей и решает во что бы то ни стало спасти доверчивых мелких существ. Всё оказывается не так просто, кругом предательство, он бежит в Америку вместе с медведем, потеряв его друзей по дороге, но и Америка не спасает.

Захаров – писатель не бесталанный, но не особо умелый. У него то и дело сбоит стиль, слов избыточно много, но все неточные, и, главное, не получается вовлечь читателя в текст и в придуманный мир. Персонажи либо неприятны, либо безразличны, история тоже оставляет равнодушным, слишком много гротеска, слишком надуманной она кажется.

Разумеется, всё это вкусовые претензии. Ведь прошлогодний «Репродуктор» многим понравился, а «Кластер» поинтересней и заметно сильнее. Ну, страннейший и ходульный сюжет. И что? У нас ведь фантастика, социальная.

Находка с живыми куклами при всей видимой нелепости оказывается ловким ходом. На фоне бессмысленного мира, населённого отталкивающими персонажами, маленький медведь Семён сияет как светоч активного гуманизма. Тут есть момент наглой эксплуатации, но автор искренне любит своего медведя не за пушистость, а за стойкость и чистоту помыслов, и мы тоже не сможем не полюбить.

И всё же две трети или даже три четверти всей истории кажется, что Захаров весьма расплывчато представляет, о чём собственно рассказывает и что хочет сказать. Сюжетные ходы путаются и рвутся, роман выглядит кладбищем благих пожеланий. Сатира выходит беззубой, переживания – неубедительными, остросюжетность – натянутой, мысли – наивными. Перелом происходит лишь ближе к финалу, когда заканчиваются кривые подводки, а из тумана запутанной экспозиции проступают очертания драмы. Похоже, что только в конце автор определяется как с жанром, так и с высказыванием. Обречённая искренность – вот, оказывается, о чём речь. Жестокость творца, отважное бессилие твари. Женщины – суки, только игрушки не предают. Россия ни к чему не способна, ей бы красть, да детей своих жрать. Капитализм – дерьмо, революция не лучше. Может не глубоко, зато выстрадано. И главное – ударные развязки на месте. Читатель вознаграждён за упорство и уходит довольным.


Константин Мильчин:

цитата

Офисная антиутопия в сочетании с критикой режима и власти. Захаров как писатель совершенствуется, но ему, безусловно, стоит внимательнее относится к словообразованию.


Константин Фрумкин:

цитата

Из всех представленных на конкурс работ «Кластер» — пожалуй, самый актуальный. И актуальный он не только потому, что написан про почти современную Россию и ее хозяев, но и потому, что вдохновлен очень важными «обертонами» нашей общественной жизни — обертонами, которые вроде бы всем доступны, но почему-то редко достигают слуха авторов остросюжетных повествований — даже «политических» и «актуальных».

Итак, российские госкорпорации соревнуются за то, кто первый отчитается, что наладил производство некоего полупроводника. Беда в том, что на самом деле делать полупроводники никто не умеет, деньги на их производство украдены, а отчитаться о проделанной работы можно только теми материалами, которые когда-то СССР купил в Японии.

Проблема лишь в том, что из этих материалов сделаны живые игрушки — мишки, щенки и солдатики. А значит, отчитаться о распиленных средствах можно только переловив и уничтожив этих беспомощных живых существ.

Получается грандиозная метафора всей нашей «политической экономии». Невозможность заняться созидательным, высокотехнологическим трудом побуждает нашу власть заменить его трудом по уничтожению и мучению своих беззащитных подданных — попытаться извлечь дивиденды из их уничтожения, бросить их в топку прогресса, буквально на их костях построить замену недостающих высоких технологий. Метафора прозрачная — тем более что охота за игрушками происходит в бункере, на строительстве которого некогда погибло немало сталинских зэков. Попытка компенсировать очевидной жестокостью свое бесплодие.

В результате — необычный ход — отношение к игрушке предстает как нравственный ориентир.

И сколь грандиозна асимметрия сюжета: на одном конце госкорпорации тратят миллиарды, гоняют спецагентов и льют кровь только для того, чтобы удачно имитировать свою нужность и маскировать бесполезность — на другом конце одно частное лицо жертвует своей жизнью, чтобы спасти одного плюшевого медведя.

При этом экстремисты, стремящиеся разрушить царство госкорпораций, не лучше их, ибо пытаются сделать из игрушек бомбы. Экстремисты — это те, кто некогда получил советский, отечественный полупроводник, и теперь возомнил себя богом и ненавидит имитационный мир госкорпораций. Ностальгия по советскому созиданию оборачивается мечтой о бомбе.

Что еще сказать о романе Захарова? Стиль его прост, и ничему не мешает.

Звучащая в романе тема волчьих нравов в среде офисного планктона вторична и была разработана во многих других литературных текстах, начиная с романов Сергея Минаева.

Роман нельзя назвать выдающимся, но он несомненно может понравиться.

Я надеюсь, что Дмитрий Захаров продолжит писать.


Галина Юзефович:

цитата

Во-первых, огромный шаг вперед по сравнению с прошлогодним «Репродуктором», а во-вторых, роман, в котором герои по-настоящему живые и их жалко. История про разумных игрушек перекликается с историей разумных медведей из прошлого романа, но отработана на принципиально ином уровне – гораздо тоньше и уместнее. Другое дело, что Захаров почему-то все время пытается писать кафкианско-абсурдистскую сатиру на российскую бюрократию, которая у него выходит утомительно однообразной – не смешной, не страшной, не злой, а какой-то совершенно серой и безликой – под стать описываемому объекту: трудно было удержаться, чтобы не пролистывать «сатирические» страницы.  Мне кажется, что если бы в романе осталась только одна линия, связанная со спасением игрушек, он бы от этого очень сильно выиграл.  Ну, и к концовке есть кое-какие вопросы: все плохо, это понятно, и плохо более или менее везде, но этой суховатой констатации как-то явно не хватает для мощного финального стаккато.


Отзывы на другие произведения, номинированные на "Новые горизонты" см. на официальном сайте премии.


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 226  227  228




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 682

⇑ Наверх