Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «streetpoet» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5

Статья написана 3 июня 2015 г. 22:56

"Барокко свойственны контрастность, напряженность, динамичность образов, аффектация, стремление к величию и пышности, к совмещению реальности и иллюзии..."

Большой толковый словарь по культурологии

Фантастика — литература многообразных и причудливых форм, начиная от "новой волны" и заканчивая "новыми странными". Но и в этом горном массиве бывают свои заснеженные пики. Например, Марс по Йену Макдональду — мир магического реализма, живущий по третьему закону Кларка.

Каждая рецензия и отзыв уверяют — Desolation Road это смесь Гарсии Маркеса и Рэя Брэдбери. Макондо на планете "Марсианских хроник". Нередко в список добавляют Джона Краули и Джина Вулфа. И всё это сущая правда. От Маркеса Макдональду достались чувственность, даже "мыльность" отношений и сюжетных поворотов, преувеличенная яркость; от Брэдбери — хрупкая поэтичность мира и место действия; от обоих — форма повествования. С Краули, а конкретно "Маленьким, большим" "Дорогу..." роднит семейная хроника (ведь все герои романа родственники или почти родственники), но ещё больше — поэтичный язык, который при всей красоте не скатывается до красивости. От Вулфа здесь устройство мира, в котором чудесное слилось с научным в единое целое: Марс и Урс похожи, как ни крути. Был у Макдональда и ещё один предшественник/единомышленник — Уильям Гибсон. Его идея совмещения магического-мифического и виртуального тут реализована в значительной степени (хотя позже Макдональд возьмётся за неё сильнее).

Итак: где-то посреди красной пустыни доктор Алимантандо, то ли преследующий Зелёного человека, то ли им преследуемый, основал селение — "Дорогу Отчаяния" в русском сетевом переводе. Населили её весьма странные люди. А родились в ней ещё более странные. Вся книга, как и в "Ста годах одиночества" — история города и людей, с ним связанных. А люди эти... О, эти люди!

Здесь есть священник, в голове которого уживаются десятки пращуров, есть игрок в снукер, который обыграл дьявола, но проиграл автомату, есть триединые братья-клоны, есть старик-лесовик, охраняющий душу леса и разве что томбомбадиловскими стихами не говорящий, есть... Да много чего есть. Возьмите Маркеса и умножьте его фантазию на десять, прибавьте частично научную основу и поперчите — вот рецепт "Дороги Отчаяния". Одна только выдумка автора уже была бы достаточной причиной, чтобы влюбиться в книгу. Однако "как" здесь оказалось сильнее, чем "что".

Язык "Дороги Отчаяния" едва ли не главное её украшение, читать эту книгу — удовольствие само по себе, что бы там не описывалось. И здесь стоит отметить перевод — при груде опечаток и наверняка каких-то неточностях (я не вникал), переводчик оставил эту книгу красивой и поэтичной,за что ему большое спасибо.

Что до сюжета, то тут всё куда как проще. Предсказать развитие событий можно и не читая явного прототипа. Но вот как фантазия Макдональда двинет этот сюжет — совсем другое дело. И будьте уверены, автор не подведёт.

Минус у книги, на мой вкус, один — избыточность. Где-то в середине начинает казаться, что автора понесло. Вместо неотличимой от магии науки появляются совсем уж неоправданные чудеса, фантазию подменяет сатира, бизаррное наваливается на барочное... Но, как ни удивительно, роман и дальше читается взахлёб. То, что книга не треснула подо всем этим весом — победа Макдональда. Но тяжесть в желудке осталась.

При большей строгости, Desolation Road была бы шедевром. Но она и так чудо как хороша. В конце концов, иногда самый вкусный рецепт — торт, обсыпанный шоколадками. По этому рецепту Макдональд и писал.


Статья написана 5 июля 2014 г. 17:53

Нил Гейман "Океан в конце дороги"

После нескольких лет внелитературных трудов и книг для детей маг и волшебник Нил Гейман наконец-то выдал книгу для относительно взрослого читателя. Камерная повесть "Океан в конце дороги" обладает всеми достоинствами, за которые мы ценим Геймана, и ещё парой качеств, которых от него и не ждали.

Фабула "Океана..." весьма проста: повествователь возвращается в родные края и вспоминает историю из своего детства. Историю, которая быть может переменила его жизнь, но о которой он практически не помнит. Мало ли таких сюжетов? Отнюдь. Сама история тоже не блещет оригинальностью. Семилетний герой волей случая оказывается там, где ему быть не следует, и попадает во власть существа из другого мира. Существа скорее подсознательного, тёмными путями пролезшего в реальность. Автор не разъясняет нам его природу, оставляя плодородную для версий почву. Теперь, когда его жизнь во власти злобной "домомучительницы", а в сердце проточил дыру червяк, рассказчик может надеяться только на странную семью Хэмпстоков: бабушку, мать и дочь, живущих на отшибе и знающих то, чего знать не могут никак. В целом, классическая литературная триада знахарок/ведьм/властительниц судьбы/нужное добавить, которую и Гейман уже использовал.

Кажется, что в сюжете нет ничего особенного. И так оно на самом деле и есть. Гейман написал лирическую историю про жертву и ответственность за неё, про то, что всем нам открывается сущность мира, но мы не можем сохранить и памяти о ней, и ещё про тягу к чудесному, которая может жить в нас и помимо нашего знания о ней.

Творчество Геймана не редко называют смесью Рэя Бредбери со Стивеном Кингом. "Океан...", несмотря на мистический антураж, куда ближе к первому. Гейман написал лирическую книгу о детстве, сквозь которую проглядывает страшная правда о взрослой жизни. Конечно, Гейман не был бы Гейманом, не наполнив историю своими образами: тут и океан, умещающийся в ведре, и поле, на котором растут котята, и женщина-червь. Но всё это только ажурные рисунки на полях истории, в которой нет и грамма фантастики. "Океан.." — он как жёлтый умывальник, который как раз по размеру его главному герою, и придётся как раз по размеру каждом любителю хороших историй.


Статья написана 9 декабря 2013 г. 16:17

Чайна Мьевиль "Шрам"

Эта книга — искусство в чистом виде. Мьевиль не передаёт читателю чувства героини, он рассказывает о них, не заставляет нас сочувствовать, но предлагает встать на её место и подумать, сумели бы мы найти другой выход, и главное — он визуализирует. Картинки, описанные Мьевилем (не все, но об этом позже), имеют свойство в яви вставать перед глазами благодаря тому, что автор не забывает про прочие органы чувств. "Шрам" не забывает пахнуть, быть склизким на ощупь, скрежетать и свистеть, становясь полноценной проекцией мира, а не плоскими цветными картинками, как это зачастую бывает.

Мьевиль не заставляет читателя вживаться в шкуру героя. Кому-то такой подход покажется бесчувственным,не даст волю эмоциям и сопереживанию, для меня же это просто другой способ рассказать историю. А рассказывает её Мьевиль здорово. По умению описать совершенно невероятную ситуацию или существо так, чтобы осталось загадочно, но стало представимо Чайна, на мой взгляд, один из лучших. А уж по вымыслу этих самых невероятных и загадочных... Креи с подводно-наводным Салкрикалтором, Утер Доул со своим мечом вероятностей и родиной-Некрополем, люди-комары с совершенно невообразимой и в то же время такой логичной цивилизацией, наконец, Аванк, который тащит за собой Армаду и сюжет... Всё это делает "Шрам" пожалуй, самым богатым на выдумку романом, из тех что мне доводилось читать. И при том невероятные создания не производят впечатление выдуманных для эпатажа существ, ярких бестолковых картинок, как, например, в "Вавилоне-17" Дилэни. Нет, у Мьевиля всё логично, за одним единственным исключением.

Гриндилоу в начале повествования считаются героиней сказочными тварями, выдумкой, а затем, когда автор вводит их в сюжет, они таковыми и остаются. Я могу понять, принять и поверить в антропоморфных кактусов, но раса то ли нагов, то ли людей-крокодилов, способных жить на недостижимой глубине, в одиночку расправлять с кучей соперников, искривлять пространство и в то же время переживающих по поводу шпиона-человек кажется мне совсем уж нелепой. И эти самые гриндилоу и есть самый большой минус романа, на мой вкус.

Сюжет "Шрама" — история изгнанничества, вынужденного отъезда и мечты о возвращении. Но это на внешнем уровне. На внутреннем же роман о том, как по-разному все мы понимаем Родину и любовь к ней. Беллис, мечтающая вернуться в отвергнувший её Нью-Кробюзон, Сайлас, желающий возвращения к прежней работе и прежним хозяевам, Любовники, ведущие Армаду к величию (в своём представлении, естественно), Утер Доул, ратующий за благополучие, Бруколак, поднимающий кровавый мятеж ради того, чтобы увести своих сограждан от опасности. И Флорин Сак, который принимает спасшую его от пожизненного рабства Армаду, который верен её до мозга костей, идущий на маленькое предательство, ради воспоминаний о прежнем городе, об оставленных там друзьях. И то, к каким последствиям и какому раскаянию приходит он потом. И как именно в нём, преданнейшем гражданине Армады, оживает бунт. "Шрам" — небанальная, честная история о патриотизме и патриотах.

Понимание этого романа приходит постепенно, он оставляет послевкусие, долгое и терпкое. "Шрам" — прекрасное фэнтези и пожалуй лучший из прочитанных мной морских романов, после "Моби Дика". Рекомендовать его можно всем без исключения, ведь даже если вы преданный фанат картошки с котлетами, почему бы разок не попробовать пряной восточной пищи?

P.S.: и очень хотелось бы, чтобы в следующем возвращении к Бас-Лагу, буде такое состоится, Сьевиль побольше рассказал о родном городе Утера Доула.


Статья написана 27 июня 2013 г. 17:18

Герман Мелвилл "Моби Дик"

Скажу сразу — роман Мелвилла меня ошеломил. Такой сумасшедшей игры с читателем от толстенного романа родом из 19 века я никак не ожидал. Но обо всем по порядку.

Начинается роман с того, что мы знакомимся с повествователем — начинающим китобоем по имени Измаил, а через него с Квикегом — дикарем, слывущим прекрасным гарпунщиком. Эти двое отправляются в колыбель китобоев — остров Нантакет, где нанимаются на судно "Пекод", ведомое безумным капитаном Ахавом. У Ахава есть одна чудовищная мания: он мечтает убить огромного белого кита по прозвищу Моби Дик.

— Ага! — думает доверчивый читатель, — Здесь то я и встречу того самого Моби Дика.

И оказывается в корне не прав.

Автор подступает к белому киту и истории его взаимоотношений с Ахавом с разных сторон, но читателю дает лишь одним глазком подглядеть за этими отношениями в тот короткий миг, пока дверь в темную душу Ахава с грохотом захлопывается. Остальные 90 процентов шестисотстраничного тома составляют разрозненные истории и рассуждения, ткущие разноцветную, кособокую, собранную из лоскутов и обрывков, но все же удивительно гармоничную ткань романа. Но об этой гармонии мы догадаемся только в самом конце повествования, а может и еще позже, когда детали и события этой замечательной книги будут всплывать в ошарашенной голове. А пока...

...пока мы можем вдоволь понаслаждаться эрудицией автора и тем, с каким изяществом он обращает ее в шутку. Здесь и выдуманная классификация китов (повествователь спорит с Линнеем, отделившим китов от рыб), и разрозненные истории членов экипажа "Пекода" и встречных кораблей, и рассуждения автора/повествователя обо всем, что только может придти в голову...

И позади всего это пышущего многообразия вырастает огромная фигура кровожадного белого кита и одержимого капитана Ахава. Мы знаем, что в прошлом плавании Ахав столкнулся в Моби Диком, и в напоминание об этой встречи получил костяной протез вместо ноги. Мы знаем что Ахав дал клятву преследовать и убить белого кита. Мы знаем, что он сумел заразить команду корабля(не всю) своим безумием, и взять с них такую же клятву. Но мы ничего не знаем о самом ките, как не знает о нем ничего и Ахав. Но он чувствует, и из этих чувств и пережитых эмоций и вырастает демонический образ кита-убийцы, взявшегося мстить человечеству.

И в конце, за каких-то тридцать страниц до конца толстого тома мы наконец видим его. Моби Дик выплывает на арену и одним взмахом хвоста сметает весь тот карнавал, что заполнял роман до него. Фигура этого древнего, яростного, непобедимого кита превращает все истории, мысли и страхи, высказанные прежде, никчемными и не имеющими значения. Моби Дик, возведенный Ахавом в статус древнего языческого бога, накрывает весь корабль своим величием и на том уходит в глубину.

Мелвилл взял историю, способную стать прекрасной повестью в очищенном от мишуры виде или же приключенческим романом со вторым дном, и сделал из нее книгу, монументальную и цельную в каждом своем малозначащем эпизоде, в каждой авторской оговорке. А на самой последней странице еще раз лукаво подмигнул читателю, пристроив к трагической истории комический хвостик в конце.


Статья написана 8 июня 2013 г. 18:02
Уильям Гибсон "Виртуальный свет"

Роман изобретателя киберпанка Уильяма Гибсона "Виртуальный свет" из тех, что написаны ради антуража. Сюжета в них даже на рассказик нет, интриги никакой, зато есть авторское видение будущего. Видение, скроенное не только из представления о техническом развитии, как это частенько бывает, но и из представления о развитии общественных институтов, дизайна, религии... Гибсон дарит нам свою картинку, оборачивая ее вокруг простенького сюжета о парне из системы, который решил против этой самой системы пойти, встретив девушку, которую... Ну, вы знаете.

Знакомьтесь, Райделл — бунтарь без причины, бывший коп, которому в опасных ситуациях напрочь срывает башню. Лишившись работы рентакопа(такая смесь частной охраны и полиции, куда устраиваются в том числе и бывшие копы) из-за превышения полномочий после очередного срыва башни, Райделл нанимается на мутную работенку — побыть водителем у Люциуса Уорбэйби, частного сыщика, сотрудничивающего с бывшими работодателями Райделла. Уорбэйби как раз занят поиском второй главной героини романа — Шеветты. Шеветта, работающая курьером, при выезде на один из заказов по наитию вытащила из кармана неприятного типа очки Виртуального Света. Из-за этих очков все и заворачивается.

"Виртуальный свет" напичкан всеми возможными штампами, какие только приходят на ум при слове "киберпанк", за отсутствием главной — виртуальной реальности. Она если и существует, то где-то на заднем плане. Райделл попадает в нечто похожее на ВР один раз, используя ее как средство связи. Остальной антураж роман типичен донельзя — разделение общества на невероятных богачей и бедняков, вынужденных продавать домашнюю утварь ради завтрака; маргинальные группировки, отгораживающиеся от общества(собственно, жители Моста, самой интересной локации романа); война за информацию; хакеры, рушащие планы "плохих парней"; и, наконец, бунт одиночки против общества.

Несмотря на все эти штампы, читать роман интересно. Интересно благодаря авторским описаниям, тому самому видению будущего. Этот мир хочется увидеть в каждом его кусочке: вот Мост, ставший местом жительства для всевозможных маргиналов; вот Лос-Анджелес, который предстает перед читателем набором локаций, лишенным настоящего пространства; вот община фаллонитов — людей, ищущих Бога в телевизоре. Объема всем этим выдумкам придает прекрасный язык Гибсона. Описания автора, быть может не всегда точны, но всегда поэтичны. Иногда они могут дать описание не самого предмета, но того ощущения, которое он вызывает у смотрящего. И этими описаниями Гибсон создает в голове читателя образ своего мира, будто использует тот самый Виртуальный Свет, поставляющий картинку мозгу, минуя фотоны глаз.


Страницы: [1] 2  3  4  5




  Подписка

Количество подписчиков: 17

⇑ Наверх