fantlab ru

Все отзывы посетителя Iriya

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Крис Хэдфилд «Орбита смерти»

Iriya, позавчера в 08:00

«Что инвестируешь, то и получаешь.»

Позвольте мне начать с признания — данный роман я ждала с нетерпением. Да что там! Когда я о нем узнала, я от радостного волнения чуть со стула не упала. Все дело в том, что несколько месяцев назад мне посчастливилось прочитать яркую автобиографию Криса Хедфилда. Красноречивое, жизнеутверждающее и невероятно искреннее произведение автора оставило в моей душе неизгладимый след. Посему читать «Орбиту смерти» я начала незамедлительно.

Перед нами смесь альтернативной истории, космической фантастики и конспирологического технотриллера. События переносят читателей в далекий 1973 год, где (согласно идеи автора) НАСА готовит новый пилотируемый полет на Луну в рамках космической программы под названием «Аполлон-18». Объявленный последним в своем роде он сопрягается с многочисленными опасностями и окутывается великой государственной тайной. Так как действие происходит в эпоху холодной войны между Кремлем и Белым домом, то на трех астронавтов США ложится почетная миссия — совершить героическое путешествие во имя страны и на благо всеобщей науки. Итак, фантастическая предпосылка и атмосферная обстановка на фоне смертельно опасной игры, разыгрывающейся в Космосе. Звучит неплохо? Несомненно! Однако особого восторга от данной книги я, увы, не испытала.

»- Разлет дерьма непредсказуем.

- Ну, ребят, это ведь на самом-то деле довольно интересно будет.»

Выбор периода для альтернативной истории оказался не случаен: годы правления Ричарда Никсона, космические полеты «Аполлон» и советско-американское соперничество — это то, в чем рос будущий летчик-испытатель и астронавт Хэдфилд... то, чем был вдохновлен с самого детства. Об этом он рассказал в своем «Руководстве астронавта по жизни на Земле». На страницах этой книги автор снова сумел зарекомендовать себя очень разносторонним человеком. Хорошим специалистом в своем деле. И это я сейчас говорю не только о полетах в Космос, но и о писательстве. Роман неплохо написан — мельчайшие подробности разворачивающегося действа, динамичные события и необычные герои, многие из которых хранят свои личные тайны. Я чувствовала, что благодаря этому произведению многому научилась, но не могу сказать, что это было очень увлекательно.

Иногда у меня создавалась впечатление, что в роман Хэдфилд вложил все идеи для своих возможных произведений после автобиографии. Будто бы он дал себе одну-единственную возможность реализоваться в качестве писателя художественного произведения именно в этой книге. «Орбита смерти» изобилует многочисленными эпизодами, которые абсолютно не влияли на ее основную идею. Например, здесь целая глава была посвящена персонажу, с которым мы по ходу повествования больше не встретимся, и который (по сути) особого поворота сюжета не сделал. На мой взгляд, автор с его неугомонной фантазией с легкостью мог бы придумать захватывающую историю, где насморк женщины-техника много лет назад очень повлиял на текущее состояние невероятно важного оборудования. Или из расследования смерти летчика-испытателя в кабине вертолета сотворить увлекательный детектив. Здесь же это все казалось лишним.

Я изо всех сил старалась оставаться вовлеченной, несмотря на то, что некоторые мельчайшие подробности описываемого были очень чрезмерными — множество технических деталей полета. Люди, которым нравятся подобные нюансы, испытают на страницах этой книги чувство сродни эйфории. Всякий раз, когда я откладывала книгу, мне стоило больших усилий убедить себя снова взять ее в руки. Однако кульминационная составляющая пробудила во мне любопытство к повествуемому. У Хэдфилда получился хорошо структурированный финал с несколькими оригинальными поворотами, которые сумели привнести в роман немного напряжения. Хотя присутствие экшена в литературных произведениях я не очень люблю, эта часть романа мне понравилась. В одном из своих интервью автор признался, что обожает триллеры. Думаю, что данное его творение вполне соответствует любимому жанру.

Поскольку «Орбита смерти» — это вымысел, вплетенный в реальность, то было интересно наблюдать в нем многих людей и явления, действительно существовавших. Это добавляло достоверности всему происходящему на страницах. Также было забавно поразмышлять о временах холодной войны, когда пути США и России пересекались в космической гонке. Что в свете последних событий... гм... мягко говоря, осталось в прошлом. Это было необычное чтение и отличный дебют Хэдфилда в художественной литературе. У писателя хороший потенциал, и я с нетерпением буду ждать его новых работ. Просто надеюсь, что в следующий раз он сжалится над обычными смертными и добавит чуть меньше зубодробительной технической информации, которая была очень органичной в автобиографии астронавта и немного лишней в переплете данной книги. Всем мира и осознания!

«Пока сердце многих страданий не изведало, то скромности не научится.»

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Джордж Р. Р. Мартин «Пир стервятников»

Iriya, 15 июля 21:57

...Война за Железный трон выгорела в огне своего же пламени. После ожесточенной борьбы враждующие стороны решили заключить непростое для каждого из них перемирие. Отныне в Семи Королевствах плетутся новые заговоры и создаются опасные союзы. Выжившие словно стервятники начинают объединяться, подбирая кости побежденных и сражаясь за добычу тех, кто вот-вот умрет. Однако притязания на власть в Вестеросе все еще существуют, несмотря на то, что одни из них звучат издалека, а другие принадлежат слабым претендентам. Поэтому пришел черед новым игрокам приобрести опыт и власть, чтобы пережить суровые времена и от своего имени вступить в Игру Престолов. Настало время, чтобы собраться и поставить на карту не только свое богатство, но и жизнь. Потому что немногие смогут остаться в живых после пира стервятников...

«Пришло время зверей: львов, волков, злых псов и стервятников — воронов и ворон.»

Кульминационные события «Битвы мечей» настолько шокировали меня, что чтение этого романа я начала незамедлительно. Однако найти на страницах данной части цикла прямого продолжения всего произошедшего ранее я не смогла. Все дело в том, что дальнейшее повествование Мартин разделил на две части («Пир стервятников» и «Танец с Драконами»), придерживаясь не хронологического порядка, а географического расположения описываемого действа. О тех героях, которые не вошли в содержание этой книги, читателям пришлось узнавать в следующей. Однако такой авторский ход не вызвал во мне разочарования. Здесь по-прежнему присутствовало то, что мне невероятно нравится в уже прочитанных книгах автора: запутанный сюжет, увлекательное повествование, детальное построение мира и, самое главное, глубина описания персонажей. Лично я наслаждался этой книгой от начала и до конца.

«Мертвая история пишется чернилами, а живая — кровью.»

По мнению большинства читателей, открывших для себя Мартина значительно раньше меня, этот роман является самой слабой составляющей цикла. Думаю, что во многом это связано с долгим ожиданием данного продолжения — прошло пять лет между публикациями «Битвы мечей» и «Пира стервятников». Также данная книга никак не оправдала надежд тех, кто намеревался узнать о судьбах героев, территориально находящихся вне Вестероса и абсолютно здесь отсутствующих (по уже упомянутой мной выше причине). Это означало, что многие интересные сюжетные линии и загадки, связанные с ними, не получили на этих страницах своего продолжения. Мне повезло больше! С одной стороны, я поздно познакомилась с творчеством писателя, поэтому не страдала от долгих перерывов между книгами. С другой стороны, я прекрасно понимала, что совсем скоро смогу узнать о происходящем на другом континенте из следующей книги цикла, которая уже ждала меня на полке.

»- Никогда бы не подумал, что держать заезд — смертельно опасно.

- Опасно быть низкородным в те времена, когда великие лорды играют в свою Игру Престолов.»

Мне понравилось, что в данной части «Песни Льда и Огня» на первый план автор вывел тех действующих лиц, которые в большинстве своем имели лишь второстепенные роли в предыдущих романах. Под девизом «Вы не видели на дороге тринадцатилетнюю высокородную девушку с синими глазами и золотисто-каштановыми волосами?» у меня даже появилась любимая героиня. На уровне этой книги она блистала во всей необычной красе своего образа. Настолько насколько вообще может блистать меленький огонек в темном мире Мартина. Ее линия сюжета напоминала безнадежное блуждание по страницам. Однако именно глазами этой девушки автор отобразил ужасы войны: потерянные жизни, измученных выживших, мрачные пейзажи и ощущение, что мир стал более бездушным — миром без смысла... Было тяжело лицезреть, как храбрый человек идет по этому опустошенному ландшафту и упрямо пытается творить никому не нужное добро. Но именно это и позволило мне еще больше проникнуться и произведением, и прекрасной героиней.

«Был у нас один король, а стало пять. Теперь же я вижу лишь воронов, которые скубаются за тело Вестероса.»

Мартин — блестящий прозаик: его описания антуража не просто щедры, они красивы. Он хорошо владеет литературным слогом и умеет создавать образы, которые являются одновременно суровыми и очаровательными, неприятными и ностальгически притягательными. Непревзойденный мастер контрастов! Если книга «Битва мечей» сводила с ума неожиданными поворотами, то данная — оказалась скорее созерцательной, чем судьбоносной. Автор как будто взял тайм-аут и погрузил читателей во временную передышку перед следующим рывком. Ничего захватывающего, как в предыдущих романах, не происходило — реки не горели, поединки сводились к минимуму, битвы отсутствовали. Все происходящее отражало усталость разрушенного войной Вестероса, который ужасал свежими могилами, сгоревшими домами и кишащими преступниками дорогами. И все же в финальной части Мартин заставил меня вздрогнуть на моменте, где один из персонажей болтался с веревкой на шее. И мне самонадеянно кажется, что я знаю, каким будет продолжение.

«Наши новые друзья совсем нам не друзья. Поскребешь их — и всю преданность сколупнешь.»

Поскольку огромная доля сюжета находилась в руках прекрасной половины человечества, то для меня «Пир стервятников» — это прежде всего история о женщинах Вестероса. Мир цикла по всем своим чертам схож со Средневековьем, где очень мало внимания уделялось устранению гендерного дисбаланса в обществе. Мне кажется, что созвучные этой теме вопросы присутствуют сейчас практически во всех современных произведениях, в том числе и литературных. Отразились они и в творчестве Мартина. Большинство образов главных героинь стали олицетворением стремлений женщин быть в мужском обществе заметными, хоть мало-мальски. Их существование — постоянная борьба как минимум за уважение со стороны сильной половины человечества, как максимум за власть в патриархальной системе. Их становление — вечное стремление доказать, что жизнь иногда противоречит установленному порядку вещей. С таким послевкусием я и перехожу к чтению пятой книги цикла под названием «Танец с Драконами». Всем добра!

«Смолоду каждый мужчина должен проиграть в битве, чтобы в старости на проиграть в войне.»

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Анна Бжезинская «Вода в решете. Апокриф колдуньи»

Iriya, 6 июля 20:00

«Я говорю с вами только по старческому обыкновению заполнять каждую минуту шелестом слов, которые, впрочем, тут же рассыплются, как высохшие листья...»

Прочитав аннотацию, я не смогла пройти мимо этого романа. Драконы, магия и детективная история в мире-аналоге позднего Средневековья! В общем, от романа я ожидала многого. И все же не того, что получила в конечном итоге. Однако пани Бжезинская смогла меня приятно удивить. Увы, не до восторга. Писательница переносит нас в необычную деревню под названием Чинабро, где в приходе Сангреале, в священном зале инквизиционного трибунала идет допрос тридцатипятилетней (по ее словам) женщины, которая именует себя Ла Веккья, что в переводе с итальянского означает «старуха». Она обвиняется не только в колдовстве, но и в причастности к смерти некоего монаха по имени Рикельмо. Старуха отвергает все обвинения и более-менее добровольно рассказывает судьям о превратностях своей непростой жизни. Ее показания, изначально составляющие связную историю, со временем начинают все больше запутываться и приводят к финалу, который сумел удивить не только самих инквизиторов, но и меня — достаточно опытную читательницу.

Начну с того, что произведение показалось мне бесконечным... И что-то мне подсказывает, что не одна я такая. Все дело в том, что «Вода в решете» было написано в форме длинного монолога, адресованного обвинителям — судьям трибунала. В тексте напрочь отсутствовали диалоги и разнообразные описания, перед нами — тридцать протоколов допроса, отражающих ход судебного слушания. Слова предполагаемой ведьмы обретали вес, прикрепляясь к пергаменту, и погружались в сладкий яд чернил, чтобы принести вероятную смерть той, кто их произносила. Я же чувствовала себя беспомощной, теряясь в их звучании, где ответом на одну странность являлась другая.

«Слова опасны, синьор. Слова — поверьте старой блуднице, а я была когда-то превосходна в своем деле — самая изысканная ласка.»

Место действия «Воды в решете» только внешне напоминало средневековую Италию. Его анонимность придавало книге флер таинственности, благодаря чему произведение походило на темную сказку. Атмосфера того, о чем рассказывала Ла Веккья, была необычной. Основные события, описываемые героиней, происходили в небольшой деревеньке под названием Киноварь, лежащей на склоне горы Интестини. Испокон веков эти земли населялись народом, зовущим себя просветленными. Только они были способны добывать в недрах горы ценное полезное ископаемое — вермилион. Невероятно уютным и в то же время мрачным оказался антураж: неровные крыши домов с цепляющимися друг за друга пристройками; воздух с легкой дымкой, окрашивающей в фиолетовый цвет сосновую хвою; кроваво-красный вермилион, яркими прожилками вгрызающийся в расщелины камней; мерно качающиеся рычаги коловоротов в переплетении цепей и канатов — атрибуты созидания, странно оказавшиеся в пропитанном смертью и разрушениями месте.

«Ибо пока существует дом и свет передается от отца к сыну и от матери к дочери, и мы существуем в его каменных стенах.»

Благодаря искусно выстроенному повествованию, сюжетные сюрпризы появлялись в нужное время, что интриговало. Хотя, признаться, я больше кайфовала не от содержания книги, а от авторского стиля ее написания. Писательница сумела прекрасно передать стилистику речи простолюдинки, сделав это несомненной изюминкой романа. Рассказ героини напоминал поток сознания — она часто отклонялась от основной линии своей истории, с теплотой предаваясь воспоминаниям, которые ничего не вносили в судебное дело, но хорошо иллюстрировали картину жизни в вымышленной деревне в не менее вымышленной стране. Монолог Ла Веккьи изобиловал красивыми описаниями и необычными фантазиями, подтверждающими не только эрудированность автора, но и ее неугомонное воображение. Хотелось впитывать каждое слово, сказанное обвиняемой. Метафоричность и мудрость ее мыслей восхищали. При том, что образ самой старухи скорее отталкивал, чем вызывал симпатию. Надеюсь, что это не прозвучит спойлером, но я не верила ни единому ее слову. Они громоздились в тексте и завязывались в узлы столь же запутанные и тугие, как и те, которыми крепят веревки к коловоротам. И так вплоть до финала, который (как я уже говорила) сумел меня удивить, но в целом вполне соответствовал названию романа.

«Ведь тела женщин являются обителью злых духов, и никогда нельзя быть уверенным в том, что кроется в изгибах и складках их рук, грудей и бедер, если невзначай ваша мысль забрела так низко.»

Анна Бжезинская рассказала нам историю о женской судьбе в мире, управляемом мужчинами. Где никем не защищенной девочке можно с легкостью стать мишенью для злых, завистливых и недоброжелательных людей. Роман в очередной раз заставил задуматься над круговоротом истории. Охота на ведьм давно в прошлом. Однако эти времена не ушли в полное забвение, ибо трусливое человечество перед лицом неопределенного будущего всегда найдет для себя козлов отпущения. Когда-то его жертвами были возможные ведьмы, затем — евреи. А кто сейчас, и что будет дальше — страшные вопросы, совсем не вызывающие оптимизма. На данный момент об этом не хочется думать и тем более — говорить...

Прекрасная мелодрама, в которой фэнтези и детектива ровно столько, сколько воды в решете.

«Вы изо дня в день выгребали из глубин моего забвения камни, гравий и глину в поисках чистой руды, в то время как мир над вами изменился до неузнаваемости.»

Вместо послевкусия:

«Ибо горы, мой добрый синьор, лишь в глазах народа низин прочны и непоколебимы. В действительности же они напоминают погрузившихся в сон стариков, которые трясутся и постанывают, не осознавая, что во сне они отдаляются от своих бесполезных тел, отбрасывают их в сторону, как потрескавшиеся камни, которые на дне ручья кажутся прочными и долговечными, но, если только позволить им просохнуть на траве, трескаются и осыпаются в пыль.»

С удовольствием познакомлюсь и с другими работами Анны. Всем мира и добра!

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Деннис Тейлор «Все эти миры»

Iriya, 13 июня 09:45

«Мы уже стали Homo sideria. Мы — нечто большее, чем просто люди внутри программы.»

Думаю, что человек, прочитавший несколько книг цикла, в какой-то степени является его поклонником. Так можно сказать и о моем отношении к «Вселенной Боба». Вопреки всем его возможным недостаткам, я с нетерпением ждала эту книгу и читала ее с невероятным удовольствием. Надо признать, что все прочитанные мной романы Денниса Тейлора имеют одну неотъемлемую черту — «залипательную». В первую очередь благодаря коротеньким главам и небольшому объему произведения. Первая глава, вторая, третья, «ну, прочитаю еще одну», ... И очнувшись, спустя какое-то время, понимаешь, что половина романа позади. Немногие произведения могут похвастаться подобным. Как и все ее предшественники по серии, «Все эти миры» читается на одном дыхании.

Не буду говорить подробно о содержании романа, дабы избежать нежелательных спойлеров. Скажу лишь, что события этой части цикла являются прямым продолжением предыдущей. Вообще, эта серия продолжает оставаться нетипичной космической оперой, сочетающей в себе различные направления научных идей от освоения Космоса до гуманизма. При этом она интересна, достаточно убедительна, лаконична и написана с юмором.

«Последние сто с лишним лет мы фактически служили людям. Мы все помним, какое решение принял каждый из нас — исследовать Вселенную, поселиться на планете и так далее. Но большинство из нас в конце так или иначе потратили большую часть времени, сторожа людей, охраняя людей, перевозя людей и споря с людьми.»

Повествование снова было разделено между сюжетными линиями нескольких версий нашего любимого Боба. Они держали нас в курсе своих «миссий», каждая из которых радовала своей оригинальностью. На страницах романа я исследовала покрытую водой планету; наблюдала за жизнью странных существ и помогала другим (не менее) странным существам обустраиваться на новом месте обитания; придумывала необычные города и полностью меняла облик общества отдельно взятой планеты; находилась в теле андроида и восхищалась преимуществами бесконечной жизни. Вместе с одним из героев я могла удаленно управлять космическим кораблем, который направлялся к звездам. И для этого мне не нужно было покидать Солнечную систему, а ему — систему Эпсилона Эридана. Этот список можно продолжать еще очень долго, причем, абсолютно не вдаваясь в подробности.

»- Если не сработает, мы окажемся по уши в какашках.

- Лучше погрузиться в какашки, чем превратиться в облако ионизированного газа.»

Во время чтения я снова ловила себя на мысли, что хочу верить в каждую, придуманную автором идею. Какой бы неправдоподобной она не казалась. Возможно, что-то он позаимствовал в упомянутых им не единожды произведениях, таких как «Звездный путь» и «Звездные войны». Мне сложно судить, потому что у меня никогда не было желания с ними познакомиться. А вот прочитать фантастический роман Олафа Стэплдона «Создатель звёзд» мне безумно захотелось. Это произведение подтолкнуло американского физика-теоретика Фримена Дайсона гипотетически открыть Сферу Дайсона, которая также встречается здесь. И что-то мне подсказывает, что один из ключевых эпизодов своего произведения Тейлор написал, тоже вдохновившись данным романом. Я говорю про кульминационное событие, которое благодаря своей зрелищности вызывало мурашки!

«Гелий превращался в углерод и кислород. Хрупкое равновесие между направленным наружу давлением энергии и направленным внутрь давлением гравитации было нарушено, и Глизе 877 взорвалась, после чего начала расширяться со скоростью вдвое меньше световой. Звезда проглотит всю систему за три часа, однако взрыв радиации уничтожит все живое в два раза быстрее.»

Мне очень уютно и интересно на страницах книг автора. Это связано с его милым юмором, легкостью поднятия сложных тем и необычными научными изысканиями. Однако эта часть меня поразила еще и невероятно ностальгической ноткой. После некоторых глав хотелось отложить книгу в сторону и позвонить родителям, которых, увы, давно нет...

«Я снова бросил взгляд на Лас-Вегас и вспомнил последний день своей человеческой жизни. Я прокрутил в памяти разговор с матерью и Андреа — и снова пожалел о том, что не успел еще раз пообщаться с отцом и Алейной. В тот же день я в последний раз пообедал с сотрудниками моей компании — и теперь я понимал, что в то время они были моими лучшими друзьями на планете. Их жизни не сохранились даже в примечаниях к историческим хроникам. Они исчезли и были забыты — так же как и любой обычный человек, живший в Средние века. Они утонули в реке времени, и воспоминания о них сохранились только у меня. Я вздохнул. Иногда мне казалось, что жизнь — не более чем накопленный эмоциональный груз, состоящий из воспоминаний, сожалений и упущенных возможностей.»

На мой взгляд, финал этой книги сложно назвать открытым, несмотря на то, что цикл на ней не завершается. Во всяком случае, часть задетых автором вопросов «Все эти миры» с лихвой закрывает. При этом занавес опустился таким образом, что осталось достаточно простора для будущих линий-путешествий. Думаю, что следующая часть либо откроет новую историю (которую Тейлор с его неугомонной фантазией легко придумает), либо продолжит рассказывать об одном из Бобов (например, о Бендере), забытом на уровне предыдущих книг. Так или иначе, неизменным остается тот факт, что я с удовольствием снова погружусь во Вселенную Боба, в какую бы часть Космоса не позвало меня это путешествие.

» — Ты будешь на связи?

- Конечно, — улыбнулся я. — Буду останавливаться по дороге и строить станции, чтобы оставаться в БобНете. Возможно, когда-нибудь наша сеть протянется через всю галактику.

- А мы, скорее всего, это увидим. Как ты и сказал, в нашем распоряжении целая вечность.»

Вместо послевкусия — идея бессмертия Бобов и взаимодействие их с эфемерами (существами с короткой жизнью). Кто как не наука может разрушить незыблемые постулаты религии: непреклонная и не подлежащая критике вера в ад и рай. Хотя автор в своей манере пытался отшутиться, тема не вызывала во мне улыбку. Вместо этого я погружалась в философский самоанализ: кто же мы такие в нашей огромной Вселенной?

»- Я знаю, как ты относишься к религии. Но, прав я или нет — неважно: в любом случае я умру спокойно. А ведь Пари Паскаля работает в обе стороны, верно?

Я с улыбкой кивнул.

- Ага. Если ошибешься, у тебя не будет возможности об этом пожалеть.»

Всем мира и добра! Берегите себя и цените каждую секунду.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Джордж Р. Р. Мартин «Буря мечей»

Iriya, 5 июня 21:22

...Семь Королевств охвачены восстанием и кровной местью. По всему континенту Вестерос война за власть бушует яростнее, чем когда-либо. Никто не находится в безопасности, и никому нельзя доверять. Самопровозглашенный король Севера направляет свои войска против Юга — страны хитрых и жестоких людей, заложниками у которых находятся его родные. В замке на Драконьем острове жрица Владыки Света заклинает тени и плетет магическую сеть заговоров. В ледяных пустошах орда одичалых готова вторгнуться в Северное Королевство, и на ее стороне магия дикой природы. Разрушение Стены влечет неприятности всем королям и их притязаниям на железный Трон. Зима неумолимо надвигается на Вестерос подобно разъяренному зверю. А тем временем на другом континенте за Узким Морем юная Мать Драконов собирает армию, готовясь присоединиться к войне за Трон...

«Короли этой осенью падают, как листья.»

Когда за окном — безвоздушное пространство от неопределенности в завтрашнем дне, суровые реалии мира, созданного Джорджем Мартином, становятся для меня глотком свежего воздуха. Как бы странно это не звучало. Третий том цикла прочитан, и он — по уже ставшей доброй традиции — оказался интереснее предыдущего. Автор продолжает удивлять! Кульминационные события второй части будоражили. В этом плане продолжение тоже не разочаровало. Предсказуемости исхода того или иного действа как не было, так и нет. Хотя мне нравится верить, что я знаю, к чему ведет история, писатель снова и снова доказывает, что я заблуждаюсь. И это здорово!

«Старые сказки — как старые друзья. Время от времени к ним стоит возвращаться.»

Данный роман — даже не середина цикла, и по всем законам больших книжный серий должен быть абсолютно проходящим. Но это не так! Я читала его, затаив дыхание, с неиссякаемым любопытством, которое все больше и больше возрастает. В своих отзывах на предыдущие части я уже успела восхититься сложными образами персонажей и интересным мирозданием. Мое мнение относительно вышеперечисленного остается неизменным, как и моя приязнь к одному из главных героев, которого я заслуженно считаю алмазом произведения. Да пребудет с ним благословение Семи! Думаю, что будет излишним снова повторяться и подробно останавливаться на этих аспектах. Поэтому здесь и сейчас я хочу акцентировать внимание на тех нюансах, которые, как мне кажется, стали украшением именно этой книги. Несмотря на то, что тенденции к ним появились значительно раньше. Я говорю в том числе о сюжетной линии «за Стеной».

«Мы — куклы на ниточках у тех, кто пришел в мир перед нами, а однажды наши дети заберут эти ниточки у нас и продолжат кукольный танец.»

Упомянутая мной линия повествования радовала буквально с самого своего начала, которым являлась финальная часть романа «Битва королей». Там мы очутились на малоизученных землях, холод и мрак которых манили и отталкивали одновременно. Эти места завораживали не только древними животными, но и зловещими существами, связанными с ночью и приближающейся долгой зимой. Оказались интересными и народы, населяющие эти покрытые снегом территории, — вольные дикари, уважающие лишь свои законы. Странные союзы и предательства, загадки и столкновения убеждений... Нас ждало опасное путешествие, в котором на карту было поставлено значительно больше, чем собственная жизнь героев. Львиная доля этой части сюжета оказалась в руках любимчика многих читательниц — прекрасного юноши, как будто только что сошедшего со страниц байроновской поэзии. Благодаря нему произведение немного окрасилось в романтические тона.

«По сравнению с безопасностью королевства наша честь весит не больше нашей жизни.»

В отличие от предыдущих романов «Битва королей» оказался переполнен недомолвками, предположениями и псевдоистинами. Именно флер недосказанности господствовал на страницах книги, делая ее еще более интригующей. Создавалось такое впечатление, что Мартин ведет некую ироничную игру с персонажами, позволяя им узнать лишь небольшие фрагменты важной информации или вовсе лишая таковой возможности. Те или иные герои делали собственные выводы, твердо веруя в их несокрушимость, основываясь при этом на откровенной лжи и распространяя ее еще больше. Мне — всезнающему читателю — было забавно наблюдать за этим. Поэтому, несмотря на большой объем книги, я не испытывала даже намека на скуку во время ее чтения. И уж тем более не жалею тех недель, которые я провела на ее страницах. Как я уже говорила, эта история становится для меня с каждой главой все более интересной.

«Любовь не всегда ходит в паре с мудростью, вот, что я усвоил. Она иногда подталкивает нас к страшным глупостям, и все же мы слушаемся зова своего сердца... куда бы оно нас ни вело.»

«Единственное, что я ценю сейчас меньше своей жизни — это твоя.»

«Буря мечей» прекрасно демонстрирует причинно-следственную связь сюжетных линии. В противовес своим предшественницам, где ошибки героев чаще всего спускались им с рук, эта книга внесла свои коррективы. Я ловила себя на мысли, что автор напоминает нам об очень важном аспекте: ежедневно каждый из нас совершает выбор, и зачастую этот выбор оказывается фатальным. Невероятно жизненно! Кульминационные события застали меня врасплох, несмотря на то, что я постоянно ожидала от повествования всевозможных поворотов. Красная свадьба и еже с ней оказались ударом под дых, финальное же действо стало для меня нокаутирующим. Не успокаивали даже размышления о том, что одну из заключительных сцен Мартин написал, вдохновившись «Братьями Карамазовыми» Федора Достоевского. После всего того, что было на завершающих страницах, хочется безотлагательно начать читать следующую часть цикла под названием «Пир стервятников» («Пир ворон»).

Вместо эпилога:

«Всегда запутывай врагов. Если у них не будет уверенности в том, что ты за человек, и чего ты хочешь, то они не смогут догадаться и о твоем следующем ходе. Зачастую лучший способ сбить их с толку — совершать бессмысленные ходы, как будто бы поступая себе во вред. Помни об этом, когда начнется твоя игра.»

Всем мира и осознания!

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Скотт Оден «Сумерки Богов»

Iriya, 16 мая 21:17

«Выбери мелодию и заставь врага плясать под нее.»

Несколько лет назад в мои руки попала книга «Стая воронов» на тот момент абсолютно неизвестного мне автора — Скотта Одена. Вопреки ожиданиям я оказалась в восторге от прочитанного. До сих пор помню потрясающее описание финальной битвы при Клонтарфе, которая проходила под аккомпанемент пения медных горнов, барабанный бой и пронзительные звуки волынки. Я прочитала роман на одном дыхании и с нетерпением ждала продолжения истории о великом и ужасном Гримнире. Однако «Сумерки Богов», увы, не произвели на меня должного впечатления.

На этот раз действие происходит в тринадцатом веке в период Северных крестовых походов. Писатель переносит нас в далекий 1218 год от Рождества Христова на земли Вороньих гётов Храфнхауга, почитающих могущественных асгардских богов во главе с Одином. Как раз сюда и направляется крестоносец Конрад Белый, движимый непреодолимым желанием выжечь иноверцев. На тот момент господство Пригвожденного Бога поглощало мир и его воздействие уже давало свои плоды — магия, пропитавшая древние земли, почти исчезла. И все же здесь последователям Нового Бога пришлось столкнуться с неожиданным противником — Жизнекрушителем, Предвестником ночи, сыном Волка и братом — Змея... Гримниром! Именно он встал между поющими псалмы ордами и северянами-язычниками. Кто окажется сильнее, не ясно. Однако древнее пророчество предрекает — в противостояние может вступить погребенное в землях гётов нечто, которое проснется от крови убитых.

«Волк сразится с Волчицей в тени Ворона;

Век топора и век меча, когда День перейдёт в Ночь.

И сыновья Имира будут плясать, когда Гьяллархорн

Ознаменует гибель народа Пригвождённого Бога.»

Если предыдущая часть цикла была потрясающей смесью будоражащего темного фэнтези, магической мифологии и исторической прозы, то это произведение оказалось не таким запоминающимся. Несомненно, автор проделал огромную работу и вновь внедрил в свое творение интересные материалы. Однако, если быть далеким от скандинавских саг, легенд о доблестных крестоносцах и древнеанглийских эпосов (таких, например, как «Беовульф»), которыми, несомненно, вдохновился Оден, то роман покажется местами абсолютно пустым и неинтересным. Особенно тем, кто подробно интересовался распространением христианства. Потому что перед нами — мелкомасштабная история, сосредоточенная на небольшой территории юга современной Швеции близ озера Венерн.

«Каково это — наступать на плащ Смерти. Люди оживают больше всего в тот момент, когда находятся на волосок от конца.»

Как читательница, которая любит полностью погружаться в сюжет, я не смогла проникнуться содержанием книги, оставаясь на задворках описываемого и постоянно испытывая легкую скуку. Она оказалась для меня посредственным произведением, нисколько не выделяющимся среди серой массы ранее мной прочитанных. Да простят меня пылкие поклонники «Сумерков Богов», которые видят его по-иному. И все же роман может порадовать книголюбов, хотя бы в качестве разнообразия их читательской жизни. Он хорошо написан и позволяет представить мир XIII века. Это время богов и монстров, магии и огромных общественных потрясений. Автор украсил текст подробностями о культуре и быте отдельно взятых представителей язычества того времени, наделяя тем самым свое творение некой атмосферностью.

«Заставь их слушать. Твой клинок не угроза, глупец. Это обещание!»

Образы основных действующих лиц также не произвели на меня никакого впечатления. Почитателей Гримнира вынуждена огорчить — здесь ему уготована лишь второстепенная роль. Мрачная эпопея Глашатая смерти из первой книги превратилась в историю совершеннолетия молодой представительницы Вороньих гётов. Именно образ девушки по имени Диса, которая и является главной героиней этой книги, был тщательно проработан писателем. Она боевая жрица, носительница священной руны Дегаз, способная победить буквально любого опытного воина после нескольких месяцев тренировок. Диса импонирует каждому встречному, и даже Гримнир — ярый ненавистник всего человечества — мгновенно проникается к ней симпатией и становится для нее почти отцом (пробив ей предварительно несколько раз череп).

«Ты можешь быть пешкой в их игре или королевой — в своей. Осталось лишь решить, по каким правилам ты играешь и что ставишь на кон.»

Представители Нового Бога — священник Конрад Белый и его друг отец Никулас — выглядели одномерно, остальные же персонажи лишь заполняли собой сюжет. Что касается динамики, то на протяжении всего повествования она была неоднородной. Неспешные расхаживания с описаниями жизни и межличностных отношений в небольшом поселении язычников переходили в стремительное кульминационное сражение, которое закончилось... открытым финалом. Хотя абсолютной неопределенности относительно борьбы богов Асгарда против Белого Христа, конечно, нет. Все можно найти в исторических документах. А вот дальнейшая судьба Гримнира оказалась под знаком «вопрос». Уважаемые читатели смогут узнать ее лишь в продолжении. Вопреки тому, что «Сумерки Богов» не оставили в моем сердце неизгладимый след, следующую книгу цикла я буду ждать.

«Услышь меня, Отец Локи! Я, Гримнир, не успокоюсь, пока Нидхёгг не окажется под моим клинком!»

В качестве эпилога:

«Каждый проклятый день я хожу по окраинам Гётланда, через леса и болота, холмы и лощины, убиваю каждого встречного и оставляю их головы другим прохожим. Эти черепа рассказывают историю о диком народе, о вас, Вороньих гётах, которые заставляют ссаных шведов и вонючих норвежцев дважды подумать перед тем, как совершить набег на эту землю! Я убиваю и убиваю, и это благодарность? Ты угрожаешь мне, угрожаешь моей жрице и посылаешь вооруженную толпу нарушать древние договоры? Фо! Назови хоть одну причину, почему я не должен убить тебя на месте.»

Всем добра!

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Джордж Р. Р. Мартин «Битва королей»

Iriya, 23 апреля 20:30

...Король Семи Королевств континента Вестерос мертв, как и его десница. Отныне от древней цитадели близ Драконьей горы до неприступных стен Винтерфелл царит светопреставление. Пять королей вступили в борьбу за Железный трон, и на своем пути к желанной цели они готовы пройти через предательства, смертоубийства и непрекращающиеся кровопролитные битвы. Разрушаются замки, сжигаются деревни, стираются с лица земли города и полыхают воды... Не это ли предрекала кровавая комета, предвестником рассекающая небо? На фоне братоубийства, алхимии, коварного колдовства и набирающей силы зимы победителем может стать не только обладатель холодной стали, но и тот, в чьей груди бьется ледяное сердце...

«В Королевстве сейчас королей больше, чем крыс в замке»

Мне невероятно понравился предыдущий роман цикла, однако его продолжение стало еще интереснее. Возможно ли такое?! Оказывается — да! И вот почему. Если проследить за сюжетом, то становится очевидным тот факт, что первая книга «Песни Льда и Огня» является неким «подготовительным» произведением, которое лишь создавало плодотворную почву для развития дальнейшего длительного конфликта, который охватит оставшуюся часть серии. Несмотря на то, что в «Игре престолов» происходило множество интересных и даже шокирующих событий, именно «Битва королей» является истинным началом коллизии.

«Когда речь идет о будущем, ничего с уверенностью сказать нельзя»

Расширился сюжет, а точнее его географическая составляющая. Автор очень уверенно разнообразил текст новыми локациями и удачно переплел нити повествования в пространстве и времени. Поэтому кажущееся усложнение истории видится естественным и не сбивает с толку. Тем более Мартин не забывает периодически проговаривать важные нюансы прошлого. Используя имеющееся у него в арсенале мастерство, он очень тонко напоминает о предпосылках разворачивающегося здесь и сейчас действа. Несмотря на все повторы и подробности описания событий и имен, уже прозвучавших в предыдущем томе, читать не стало менее интересно. Наоборот! Происходит своеобразный эффект мантры, когда при каждом повторении усиливается волшебство текста, и читатель с каждой строчкой все больше и больше погружается в омут происходящего. Со страницы книги восстает огромный мир со всеми его мелочами и беспардонной доскональностью... этакая летопись Вестероса с микропортретами множества героев.

«Когда наступаешь на змеиный клубок, разве не все равно, какая из них ужалит тебя первой?»

Повествование разветвляется в том числе и с помощью дополнительных сюжетных линий, принадлежащих либо новым героям, либо тем, кто в предыдущей книге находился на ролях второго плана. Тем самым автор умело демонстрирует читателям то, что происходит на фронтах войны за Железный Трон, которые еще не попали в поле зрения. Надо сказать, что у него это отлично получилось! Наследник лорда Железных островов и Луковый рыцарь прекрасно справились со своей задачей протагонистов. Также эти персонажи органично вписались в поднятую автором животрепещущую тему морали, находясь по разные стороны нравственных баррикад. И именно здесь хочу вновь похвалить автора: какие все же потрясающие мерзавцы (не побоюсь этого слова) выходят из-под его пера! И если в сериале любое злодеяние выглядело несколько театрально, то здесь — на страницах романа — я верила любому поступку и с помешательством мазохиста следила за каждым шагом душегубцев, живодеров и извергов.

«В мире много людей, кому нужна помощь, Джон. Было бы неплохо, если бы кто-нибудь из них набрался мужества и помог себе сам.»

Прочитав две книги цикла, я могу с полной уверенностью сказать, что есть в нем персонаж, которого невозможно не полюбить. Безо всяких сомнений это — Тирион Ланнистер. Пожалуй редко встретишь в фэнтези-литературе настолько хорошо прописанного героя. Остроумен, хитер, сообразителен, и, несмотря на все физические недостатки (которыми с лихвой наградил его Мартин), он никогда не сдается и всегда знает, как использовать единственное верное оружие: свой мозг. Респект автору за него! Не поймите меня неправильно. Многие другие действующие лица и события зачастую играли решающую роль в том, что происходило в сюжете. Однако, когда в игру вступал карлик мой интерес к истории возрастал во сто крат. Я искренне считаю, что «Битва королей» — великолепная книга о Тирионе Ланнистере, и что-то мне подсказывает, что многие со мной согласятся. Особенно ярко он засветился на фоне пылающей воды в битве, которой ознаменовался финал романа.

«Вырвавши человеку язык, вы тем самым не докажете, что он врет, зато поведаете всему миру, что боитесь его слов.»

Мартин снова меня порадовал: диалоги между персонажами доставляли огромное удовольствие, созданный писателем мир манил своими тайнами и загадками, даже медленная динамика в некоторых сюжетных линиях не раздражала, а позволяла сделать эмоциональную передышку. Автора сложно назвать непревзойденным мастером батальных сцен. Удельный вес вышеупомянутых эпизодов в общем объеме его романов невысок: об исходе того или иного сражения мы зачастую узнаем через третьих лиц, либо наблюдаем за происходящим глазами второстепенных участников. Однако финал данной книги удивил крупным военным событием, вошедшем в анналы Вестероса под названием «Битва у Черноводной гавани». Эти страницы обладали такой сильной энергетикой, что творившееся там безудержное безумие из клубящегося пламени, горящей реки и всеобщего хаоса оказались для меня физически ощутимыми. Это было очень достойно!

«Тогда не чувствуешь ни ран, ни болей в спине от веса доспехов, ни пота, заливающего глаза. Ты ничего не чувствуешь, не думаешь, ты уже не ты; существует только бой, только враг — один человек, второй, третий, и ты знаешь, что все они измучены и напуганы, а вот ты — нет; ты жив, а вокруг тебя смерть.»

В общем и целом, история только начинается, и впереди — продолжение цикла под названием «Буря мечей». Думаю, что оно будет не менее интересным, поскольку развитие сюжетных линий возрастает, и во всех них множатся мириады загадок. Меня ждут магия, тайны, интриги, романтика и приключения в необычном мире: где в кровопролитной борьбе за Железный Трон вступили в схватку самопровозглашенные короли; где мертвые не умирают, а восстают из могил сильнее и мощнее прежнего; где многолетняя зима вступает в свои права, а где-то за пределами континента подрастают и набирают силу великолепные драконы. Как говорится: драконы — это огонь во плоти, а огонь — это власть. К чему все это приведет, я узнаю совсем скоро. Продолжение следует...

«Милосердие. Чертова ловушка! Когда его много, тебя считают слабаком, а когда мало — чудовищем.»

Всем мира и осознания!

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ольга Голотвина «Представление для богов»

Iriya, 14 апреля 18:06

»...жизнь — часть огромного бесконечного спектакля, который люди играют для богов.»

Не смогла я пройти мимо романа, порекомендованного к прочтению Верой Камшей. И нисколько об этом не пожалела, хотя довольно двоякое впечатление осталось у меня после него. В сравнении со многими другими русскоязычными фэнтези-историями данное произведение не кажется сокрушительно-плачевным. Наоборот. Дарование Голотвиной неоспоримо первоклассного качества и имеет все шансы быть оцененным по достоинству. Однако далеко не все ее прелести этого произведения нашли во мне созвучие. Постараюсь немного подробнее об этом рассказать.

»- Тогда начинаем.

- Что, прямо сейчас?

- Нет, дождемся гонца с королевским указом...»

Слово за словом передо мной сплеталась невероятная история, в основании фабулы которой лежали приключения паренька по прозвищу Орешек. Эх! Правильно говорят в Грайане «Боги ведут, а Хозяйка Зла водит». Вот и мотает нашего славного героя по белу свету. Может быть сумел бы он объяснить, за что на него так разгневалась судьба, да прошлое его скрыто во мраке, и лишь иногда всплывающие в сознании клочки воспоминаний не дают никаких ответов. Мальчишка-раб, разбойник и бродячий артист... Куда дальше заведет злой рок весельчака? Интересный вопрос! Тем более, что по странной ошибке наш славный авантюрист угодил, не много не мало, на место самого Хранителя пограничной крепости. И теперь его жизнь идет не абы куда, а прямой дорожкой к палачу с удавкой наготове.

Роман состоял из двух частей: «Хранитель пограничной крепости» и «Душа Племени». Действие первой части происходило на унылых землях Великого Грайана, очень напоминающих мифологизированную версию Древней Руси. Здесь тщеславные шарлатаны соседствуют с Истинными Магами, унаследовавшими дар от воинов — основателей мира, а прошлое соткано из междоусобных войн среди Детей Двенадцати Кланов. Фон происходящего украшает еще и так называемый Подгорный мир. Это некая параллельная реальность, кишащая всяческими тварями и аномальными зонами, в которую иногда проникают отчаянные молодцы, чтобы вынести оттуда странные сувениры. С представители Подгорного мира, которые тоже иногда посещают соседей, шутки плохи. Об этом очень убедительно говорит автор, украшая роман сценами с гигантскими гусеницами, полчищами Людоедов и ожившими деревьями. Жуть!

«Груда зашевелилась, от нее отползла бьющаяся в предсмертных судорогах лошадь, волоча задние ноги и пытаясь приподняться на передних. Ближайший куст повел ветвями в сторону содрогающейся жертвы. Из земли вылетел гибкий корень и вонзился в мох ближе к лошади — легко и мягко, словно в землю воткнули меч, чтобы стереть с него кровь.»

Вторая часть переносит нас через море из мрачного Великого Грайана на земли с потрясающими природными красотами, будто вытканными на полотне мироздания для услады взоров и людей, и богов. На этих страницах мы посетим государство с жарким климатом и восточным жизненным укладом. Итак. Добро пожаловать в Наррабан! Сказители поют, что там путников сухой ветер с головой заносит песком, на дорогах хозяйничают банды убийц и на каждом шагу встречаются попавшие в беду красавицы, которых непременно надо спасать от злодеев. А еще там перед жертвенником Хмурый Бог Кхархи избирает себе Великого Одержимого. В общем, увеселительное приключение ждало наших доблестных героев в этой стране.

Две составляющие романа были похожи одна на другую примерно также, как небо с землей. И, честно говоря, первая часть мне понравилась больше. Во-первых, именно там автор знакомила нас с главным героем посредством эпизодов-флешбэков, которые зачастую были интереснее основной линии сюжета. И во-вторых, Подгорный мир и небольшое путешествие по нему оказалось ярче и занимательнее, чем все приключения в Наррабане вместе взятые. В части «Душа Пламени» изменилась и структура самого произведения: появились новые протагонисты, и уменьшилась продолжительность глав. Это внесло некий сумбур в повествование, линейность которого иногда не прослеживалась.

«Верно говорят в Аршмире: «Чего только море на берег не выбросит — то утопленника, то жемчужину...»

Литературный стиль Голотвиной прекрасен! Автор упивается своим мастерством создавать из слов образы, а из образов — пространство, которое волшебным образом затягивает. Как в чудесный омут. Я наслаждалась каждой строчкой — будь то меткие диалоги, украшенные по-простецки милым юмором; или описание антуражных декораций, в хорошем смысле слова, купающихся в метафоричности выражений. Она по-доброму иронизирует, подшучивает над героями и невероятно легко повествует на протяжении всего произведения. По-славянски напевный слог обволакивал, завораживал, позволял читателю стать непосредственным участником происходящего действа. При этом образность выражений делала текст невероятно осязаемым. Как и любая сказка, роман поучителен и не лишен философских размышлений.

«И ведь правду говорят люди: до богов не докричишься, а Серой Старухе только шепни...»

«Если у людей есть время для житейских дрязг — значит, над головами этих людей не висит близкая катастрофа.»

«Ой, недотепа! Ой, пенек лопоухий! Верно говорят в Аршмире: не можешь любить — сиди и дружи!..»

«Чего не можешь изменить, о том не скули!»

Понравились и персонажи. Они вызывали улыбку и совсем не склоняли к антипатии. Добродушные, смекалистые и жизнелюбивые. Однако сразу хочу сказать, что не стоит ждать особой глубины от их образов. Их главное предназначение — поднять настроение читателям и с ветерком пробежать вместе с ними по страницам книги. Не раздражали даже антагонисты, которые по-своему украшали действо. Как, впрочем, и главный герой, который кажется этаким помазанником Богов. Не просто Орешек, а Крепкий Орешек. И опасные земли посетит, и крепость от осады возьмется спасать. Ему Море Туманов по колено, а Подгорный Мир — увеселительное приключение. Поговаривают, что когда боги создавали первого грайанца, они сначала сотворили длинный язык, а потом уже вокруг языка налепили все остальное. Наш славный весельчак — тому подтверждение. И настроение поднимет, и подземных тварей-людоедов уболтает, испив предварительно «водичку из-под кочки». «Тоска — хуже смерти! Держи выше голову в любую погоду!» — говорит он, и посвистывая «Вей-о-о!» с легкостью преодолевает все препятствия на своем пути. Жизнерадостный и неугомонный...

«Пугай госпожу, она у нас человек мирный. А я — боец опытный, в случае чего соображу, в какую сторону улепетывать!»

В отношении к женским персонажам прослеживалась некая авторская ирония. В хорошем или плохом смысле слов (это решать уважаемым читателям), но именно представители слабой половины человечества являются в романе основным двигателем сюжета: то они без спроса куда-то путь держат, то привлекают слишком много никому не нужного внимания. Присутствовала здесь и любовная линия. Она была настолько тонкой, что не относилась ни к достоинствам романа, ни к его недостаткам. Понравились также милые, трогательные и душевные взаимоотношения между Орешком и ученым-звездочетом, который когда-то выкупил главного героя из рабства. Однако и эта линия сюжета была непродолжительной.

«Несказанно добры были боги, создавшие для мира женщину! Рядом с ней любой мужчина, каким бы слабым и робким он ни был, чувствует себя завоевателем и героем, победителем и защитником...»

Радовала динамика повествования, которая не останавливалась ни на секунду. Практически каждую главу с героями происходило что-то судьбоносное. И именно здесь — в разговоре о сюжете, придется сменить милость на праведное негодование и поведать о том, что же мне пришлось не к сердцу в этом, несомненно, достойном произведении. Начну с того, что некоторые эпизоды виделись какими-то мультяшно-игровыми. Если так можно выразиться. Казалось, что я слежу за некоей компьютерной игрой: вот герой попадает в пещеру, видит что-то блестящее. Ага! Это, наверное, некий волшебный артефакт, который обязательно пригодится. Берем. Идем дальше. Что это? О, ужас! Чудовище. Надо с ним сразиться, не зря же Орешек осваивал благородное древнее искусство карраджу. Хрясь-хрясь-хрясь... Хочу сразу заметить, что таких сюжетных моментов было мало, но все же в моих глазах они немного обесценили общую картину истории. Не меньшее недоумение вызвали магические способности персонажей. Совсем не было необходимости переживать за судьбы героев, так как у них странным образом появлялись (проявлялись) в нужном месте в нужное время дарования, меняющие ход событий. Вуаля! И дело в шляпе. Пожалуй, подобные элементы можно смело назвать «роялем в кустах». Они сеяли зерно неправдоподобности в плодотворную почву авторского красноречия. Хотя... Для жанра сказки, возможно, уместны подобные литературные приемы.

«О, какая же это шаткая лестница — власть! Как трудно удержаться на верхних ступеньках, что раскачиваются и пляшут под ногами!..»

Финал вторит Чехову, который говорил, что «если в начале пьесы на стене висит ружье, значит к концу пьесы оно обязательно выстрелит». Голотвина небольшой деталью объединила начало и финал, дав тем самым ответ на один из важных вопросов романа. И все же основная интрига относительно прошлого Орешка по-прежнему неуловима для читателя и, боюсь, что финал не приблизил нас ни на шаг к ее раскрытию. Клянусь Безликими, попадись мне это произведение в другой период моей жизни, я бы, проглотив его за пару дней, побежала искать следующую книгу цикла. Однако в этот раз мое настроение немного не совпало с настроением романа, и все мои планы читать продолжение провалились в трясину и тиной накрылись. Вроде многое понравилось, и в то же время я пресытилась им. Автор просит нас — почтеннейшую публику — не расходиться! Потому что у этого романа есть продолжение под названием «Встретимся в Силуране!» Надеюсь, что однажды у меня появится желание его прочитать.

«Без видимой причины на Орешка снизошла твердая, светлая уверенность, что приключения не окончены. Он не мог объяснить, почему решил, что впереди ждут передряги поопаснее прежних. Просто знал, и все. И был рад этому.»

В качестве послевкусия:

«Знаешь, мой мальчик, у меня иногда возникает ощущение... будто все войны, мятежи, заговоры, объединения стран в громадные государства и гибель империй, все это лишь кажется бессмысленным кипением человеческих страстей или слепой игрой случая, а на самом деле подчиняется некой системе законов, некоему сложнейшему порядку, который можно изучать, но которым нельзя управлять. Или можно? Вот это вопрос! Но как на него ответишь без подробных, достоверных сведений о прошлом? Прежние летописцы были такими же придворными блюдолизами, как нынешние... думали не о грядущих веках, а о снисходительной улыбке тогдашнего правителя... хотя этот правитель вряд ли читал их рукописи! А сколько увлекательных, ярких, потрясающих воображение исторических эпизодов под пером летописцев превратилось в слащавые верноподданнические легенды!»

Всем мира и осознания!

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Джим Батчер «Воздушная гавань»

Iriya, 17 марта 11:02

«Жизненно важно, чтобы мы не казались совершенно беспомощными в самом начале противостояния. Как только нация перестает верить в свою способность одержать победу, война проиграна.»

«Воздушная гавань» — мое знакомство с творчеством писателя. Данный роман является первой частью цикла «Миры эфира и пепла», планируемое количество книг которого пока точно не известно. Роман позиционируется в жанре стимпанк, что очень удивительно, поскольку как такового упоминания пара или паровых двигателей в произведении мной не наблюдалось. Или я что-то упустила, или издатели решили привлечь внимание любопытных книголюбов очередным модным словом. У мира этого цикла, несомненно, есть свои интересные черты, не имеющие никакого отношения к паропанку. И чуть позже я о них обязательно расскажу. А пока перейду к содержанию.

Итак. Когда-то в незапамятные времена планета (возможно, земного типа) перенесла некую глобальную катастрофу, после чего оказалась полностью покрыта густым туманом. Людям обитать здесь стало абсолютно невозможно, в том числе и из-за того, что на ее Поверхности обретали плоть смертоносные существа — порождения ночных кошмаров. Посему человечество было вынуждено расселиться в так называемых Копьях — рукотворных башнях из пепел-камня, возвышающихся на многие мили над землей. Каждое из Копий было самодостаточным и выглядело как отдельно взятая страна со своими политическими и социально-экономическими особенностями. Львиная доля сюжета этой истории вращается вокруг Копья Альбион и Копья Аврора. Когда-то давно-давно между ними возник конфликт, переросший в военное противостояние с использованием ни больше ни меньше... летающих кораблей. Воздушные судна, парящие в небе! Это, конечно, любовь с первой строчки!

«Изящное судно быстро набрало скорость. Окреп встречный ветер, холодный и сухой. В разреженном воздухе волнами катили далекие громовые раскаты, летящие из набухших внизу облаков.»

Признаюсь честно, что просто была очарована этой авторской идеей — летать в небесах на боевых воздушных кораблях! Осмелюсь предположить, что если бы в своей жизни читала больше литературы на военно-морскую тематику, возможно, данный роман не показался бы мне таким привлекательным. Иногда произведение напоминало мне трилогию Наталии Осояну «Дети Великого Шторма»: своими просторами, приключенческим настроением и кораблем, который казался одушевленным. Батчер виртуозно описывал происходящее, погружая читателей в вихрь событий. Мне особенно запомнились полеты! Свист рассекаемого воздуха, боковой ветер и восходящие крики дерева переплетались в единой гармоничной ноте. Скорость росла, и аккорд продолжал повышаться, увеличивая интенсивность и достигая громового крещендо зловещей, нечеловеческой свирепости. Это было восхитительно!

«Кто-то из аэронавтов закричал, и уже весь экипаж вплел свои голоса в арию «Хищницы», сливая множество истошных боевых кличей в один-единственный. Корабль их не подведет.»

Основным минусом произведения для меня оказалось недостаточное количество информации касательно придуманной Батчером Вселенной. Если автор тем самым хотел создать некую интригу, то у него это вышло очень хорошо. Приходилось буквально по крупицам собирать и систематизировать в голове полученные относительно этого сведения. И все же, надо отдать должное писателю — мир эфира и пепла получился у него невероятно интересным, в том числе и благодаря своей магической составляющей, основанной на взаимодействии кристаллов и эфира — энергии, пронизывающей все мироздание. Например, люмен-кристаллы принимали в себя заряд эфирной энергии и излучали световой поток. Боевые кристаллы выделяли жар и силу. Подъемные кристаллы создавали перевернутую гравитацию. А силовые — превращали энергию в электричество. Другими словами: здесь магические кристаллы приводили в действие все — от ручного оружия, называемого перчатками, до летающих кораблей-дирижаблей. Вы видите здесь стимпанк? И я тоже не вижу.

»- Но эфирреалисты действительно способны на такое? Вызывать молнию заклинанием? Летать, совершая магические пассы руками?

- Во многих отношениях эфирреалисты — те же эфирные механики, попросту говоря.»

Однако роман не оказался бы таким интересным, не будь в нем замечательных протагонистов, радовавших мой взор от эпизода к эпизоду. Среди них: несколько рекрутов гвардии, странный волшебник с не менее странной помощницей (именуемые в данной мире эфирреалистами) и, конечно, упрямо-благородный капитан воздушного судна. Присутствовали здесь и антагонисты, которые казались немного карикатурными. Иногда это способствовало снижению некоего сюжетного напряжения. Кроме того, с моей стороны было бы наглостью написать эту рецензию, не упомянув в ней кошек. Да! Да! Да! Именно кошек. Потому что они, безусловно, были одним из самых восхитительных сюрпризов этой книги. Интриги ради, хочу сказать, что одному из них, а именно: прямому наследнику Дома Тихих Лап по имени Роуль, даже принадлежала сюжетная линия. В ней писатель довольно забавно облачил мысли кота в слова, которые (и я в этом совершенно уверена!) любой представитель пушистиков думает об окружающих его людях. Сложно было с ним не согласиться.

«Ведь всем, даже людям, должно быть очевидно: помощь в нужную минуту — самая неуловимая добыча из всех.»

Помимо интересного мира и великолепных персонажей произведение радовало динамикой: оно состояло из множества небольших глав, в каждой из которых происходило что-то сюжетоповоротное. Удивляли великолепные сражения на летающих кораблях и боевые сцены — в меру детализированные, эмоциональные и пропитанные духом героизма. Захватывало дух каждый раз, когда автор добавлял в тот или иной эпизод магическую составляющую, связанную с энергетическими кристаллами. Это было по-книжному кинематографично. История затянула меня с первой страницы и не отпускала вплоть до непосредственного финала. Немного недоставало описаний антуража, рассказов из прошлого героев и, как я уже говорила, конкретики относительно структуры мироздания. Надеюсь, что от данного очевидного недостатка Батчер с легкостью избавится в продолжении цикла, добавив эти немаловажные элементы в контекст следующих книг.

»- Не нравится мне это, кэп. Как девчонка побежала прямо в огонь.

- Это вам не какая-нибудь беспомощная школьница, мистер Кеттл. Девушка несет службу в Гвардии копьеарха.»

«Воздушная гавань» отлично подойдет для любого читателя старше шестнадцати лет. Подросткам будет интересно в том числе и потому, что несколько героев этого произведения тоже юношеского возраста. Здесь также присутствовала юмористически-ироничная нотка в ущерб возможной глубины, драматизма и психологичности. Что тоже больше нравится молодому поколению. Так случилось, что мое душевное состояние пришло в унисон с настроением произведения. Хотелось убежать в мир полный приключений от реальности, отягченной злободневностью и мозгоразрушающими истинами. Несмотря на тревожные и волнительные события, я отдыхала на страницах этого романа. Книга вполне самодостаточна, однако большинство нерешенных конфликтов благополучно отложены. Что не удивительно, учитывая, что это первая часть большого цикла. Мне невероятно интересно, сможет ли союз людей и кошек сразиться с Древним врагом человечества, молчавшим много лет. Надеюсь узнать это в продолжении. Всем мира и осознания!

«Нельзя знать заранее, что случится потом, Чудачка. Но когда это случится, мы обе, черт побери, встретим будущее, стоя в полный рост.»

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Джордж Р. Р. Мартин «Игра престолов»

Iriya, 10 марта 11:09

...Долгое лето подходит к концу, и в Семь Королевств континента Вестерос возвращаются холода. На замерзших пустошах севера рядом с защитной Стеной скапливаются зловещие силы. А на юге континента при загадочных обстоятельствах погибает советник короля. Правитель призывает своего близкого друга стать его новой десницей. Предложение, угрожающее расколом не только его семье, но и самому королевству. Тем временем за пределами Вестероса — на восточном континенте Эссосе последние представители династии Таргариенов пытаются найти себе союзников, чтобы вернуть принадлежавший их предкам Железный Трон. Судьба всех героев подвержена опасности, поскольку каждая сторона конфликта стремится выиграть в самой смертоносной из всех игр — Игре Престолов...

«Тот, кто играет в престолы, либо погибает, либо побеждает. Середины не бывает!»

Пожалуй, сейчас сложно встретить человека, который не был знаком с данным циклом Джорджа Мартина. Лично я узнала о нем в далеком 2014 году благодаря нашумевшему сериалу «Игра престолов». Трудно представить, однако до того момента я практически не интересовалась жанром искусства, именуемом фэнтези (ни в кинематографическом варианте, ни в литературном). Можно сказать, что Мартин указал мне путь в сонмище незабываемых миров с магией, колдовством и волшебными существами. Мое временное расставание с сериалом произошло на эпизоде Красной Свадьбы. Как сейчас помню, что была в шоке от происходящего на экране. Именно тогда я пообещала себе, что сначала все-таки прочитаю книги, а потом вернусь к просмотру экранизации. С тех пор прошло много лет... Я по разным причинам откладывала чтение. Однако сегодня первая книга цикла прочитана, и я оказалась в восторге от нее!

«Мы всего только люди, и боги создали нас для любви. В ней и наше величие, и наша трагедия.»

За несколько лет чтения фэнтези-романов я убедилась в том, что большинство из них — типичные истории о герое, злодее, глубокой любви и мире, который срочно нужно спасти. И в некоей шаблонности произведений нет ничего страшного, а предсказуемость их сюжета вряд ли является для творчества автора смертным приговором, тем более если они написаны хорошо. Однако по иронии судьбы многие из них представляют собой бескровную переделку уже существующих. Возможно, именно это заставило Мартина стремиться к чему-то другому. Немного отодвинув в сторону аллегорическую романтику эпического фэнтези (с чудесами, идеалами, героизмом, а вместе с ними и нравственными целями) автор на первый план вывел мрачных и суровых антигероев с аморальными ценностями. Он показал, какой может быть фэнтези, стремящиеся к реализму. Его произведение изобилует жестокостью, странными персонажами и невероятными событиями с неожиданными поворотами, что является основой их правдоподобности. Хлестко, беспощадно и сногсшибательно!

«Мир полон трусов, которые хотели бы выглядеть героями.»

Думаю, что антураж романа оказался для меня одним из его достоинств. Я просто обожаю книги, события которых происходят в мире, напоминающем Европу времен Высокого Средневековья. Старинные замки, представляющие собой лабиринты из стен, башен, двориков и проходов, разбегающихся в разные стороны. Рыцарские турниры, от великолепия которых захватывало дух: сверкающие доспехи, огромные кони, крики толпы, трепещущие на ветру знамена и сами рыцари — мужественные и гордые. Несмотря на мрачность событий и героев-перевертышей, на некоторых страницах произведения я чувствовала уют. Мне нравилось вместе с героем сидеть среди бесформенных химер, украшающих крыши замка, и наблюдать за тем, как во дворе мужчины тренируются на мечах, повара заботятся об овощах в теплице, неподалеку от пруда сплетничают девушки и где-то рядом с ними молчит богороща с древним чардревом, на толстом стволе которого вырезано задумчивое лицо с глубоко ушедшими в кору внимательными глазами.

«Нет на земле существа более жуткого, чем истинно справедливый человек.»

Произведение порадовало не только сюжетом, но и стилем авторского повествования. Меня восхищали диалоги. Мартин блистателен в них! Красноречивый слог украшался метафоричностью мыслей, психологичностью образов и детальным описанием мироздания. Радовали фольклорные составляющие текста: крылатые поговорки, народные сказки и легенды, передающиеся из поколения в поколение. Все это делало сложный мир цикла более правдоподобным. Писатель-демиург создал совершенно новую вселенную с тысячелетней историей и множеством разных народов и культур. Восхищали битвы, которые, казалось, я видела вживую! На этих страницах каждое слово обладало магией и вызывало в сознании эффект непосредственного присутствия: я слышала звон мечей и крики павших в битве воинов. Ощущались даже страх и напряжение, испытываемые мужчинами перед лицом неминуемой гибели.

«Когда человек рисует на своей груди мишень, он должен рассчитывать, что рано или поздно кто-нибудь выпустит в него стрелу.»

Роман состоял из сюжетных линий восьми персонажей, каждый из которых вносил в текст свою историю, а вместе с ней и настроение. Надо отдать должное Мартину, он представил читателю максимально реалистичных людей с их желаниями, амбициями и повседневными слабостями. Рыцари в сверкающих кольчугах могли страдать от мозолей, а прекрасные леди закрашивать грязные пятна на дорогих платьях. В большинстве своем герои-жертвы-обстоятельств имели достаточно сложные образы и могли совершать как добро, так и зло. Заглядывая им в душу, я понимала, что передо мной обычные люди, абсолютно далекие от идеальности. Они вспыльчивы, умны, способны обманывать других и обладают врожденной способностью к выживанию. Знакомство с ними — удовольствие, переросшее в зависимость из-за желания узнать, в каком направлении они будут развиваться дальше. Отдельно хочется поблагодарить автора за героя, остроумие и интеллект которого меня порадовали. В общем, Бес прекрасен!

«Дай людям только заметить, что слова ранят тебя, и тебе никогда не избавиться от насмешек. А если к тебе прилепили кличку, прими ее и сделай своим собственным именем. Тогда они не сумеют больше ранить тебя.»

Посмотрев несколько сезонов сериала, я сумела проникнуться судьбами некоторых персонажей, поэтому чтение данного романа не показалось мне неинтересным. Пройти с самого начала с полюбившимися героями весь их непростой путь? Почему бы и нет! Тем более книга оказалась значительно глубже, а значит и интереснее, чем ее кинематографическая версия. Переворачивая финальную страницу, меня терзало непреодолимое желание вновь оказаться в объятиях этого мрачного мира. В надежде еще раз ощутить колючую тревогу, вглядываясь в темноту, где холод пронизывал до костей и выли лютоволки. Чтобы снова манил заглянуть за край света тот необозримый белый страж, что зовется Стеной. Впереди у меня еще как минимум четыре части цикла. Все только начинается — приближается зима, а в небе над планетой летит кроваво-красная комета, предвещающая перемены. О них мы узнаем совсем скоро. Продолжение следует...

«Некогда на небе было две луны, но одна подошла слишком близко к солнцу и лопнула от жары. Тысяча тысяч драконов вырвались и ее недр наружу пить пламя солнца. Вот почему драконы выдыхают пламя. Однажды вторая луна поцелуется с солнцем; она лопнет, и драконы вернутся.»

Всем мира и осознания!

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Крис Хэдфилд «Руководство астронавта по жизни на Земле. Чему научили меня 4000 часов на орбите»

Iriya, 19 февраля 10:55

«Когда ты автор своей судьбы, не хочется писать в жанре трагедии. Не считая всего прочего, возможность продолжения в этом жанре отсутствует.»

Тем людям, кто так или иначе интересуется Космосом и его освоением, имя Криса Хэдфилда хорошо известно. Да даже если вы иногда смотрели на YouTube канал НАСА, то наверняка наблюдали Криса в видео историях, повествующих о жизни астронавтов и космонавтов в околоземном космическом пространстве. Я же об авторе этой книги узнала совершенно случайно и без особого желания взяла ее в руки, только чтобы просто составить компанию в совместных чтениях. Забегая вперед, хочу сказать, что ни на секунду не пожалела о потраченном времени. Более того... я невероятно счастлива, что познакомилась с такой яркой вехой жизни обычного человека, который однажды воплотил свою детскую мечту в реальность.

Квадратный астронавт, круглый люк. В этом история всей моей жизни. Вечное стремление разгадать, как добраться туда, куда я хочу, когда войти через дверь невозможно.»

Начну с того, что данный роман не стоит воспринимать, как автобиографию в привычном понимании этого жанра. Да, здесь действительно присутствует ретроспективное осмысление человеком его прошлого с высоты пережитых лет. Однако все описанное в книге относится скорее к отдельно взятой деятельности автора, именуемой профессией, а не ко всей его жизни в целом. Здесь так же отсутствует такая важная особенность автобиографии, как последовательное описание событийности. Пожалуй, рваное повествование оказалось для меня основным недостатком произведения. Иногда было непонятно, о каком временном промежутке жизни говорится. Я бы отнесла данное творение к мемуарам астронавта, рассказывающего о своем участии в космических экспедициях: что тому способствовало, как все это происходило, и какие выводы им были сделаны. Поэтому в данном случае название книги вполне «говорящее». Вместе с тем содержание состояло не только из эпизодов об астронавтах (учебе, изнурительной подготовке, непростой жизни на орбитальной станции), но и семейных буднях, взаимоотношениях с коллегами и личных переживаниях. Доступно, интересно и откровенно.

«Представьте, какая забавная вещь произошла на моем пути в космос: я научился жить полной и счастливой жизнью здесь, на Земле. Со временем я узнал, как предугадывать проблемы, чтобы предотвращать их, и как эффективно реагировать на любую критическую ситуацию. Я узнал, как нейтрализовать страх, как сохранять концентрацию и внимание и как достигать поставленных целей.»

Книга написана простым языком. Во время чтения казалось, будто Хэдфилд тебе, как своему близкому другу, с добротой и искренностью рассказывает свою историю, пронизанную эмоциональными и милыми моментами нелегкой и удивительной жизни астронавтов. Я мало обращала внимания на тонкости астронавтики, так как этим никогда особо не интересовалась. Однако благодаря роману узнала много подробностей из этой области науки, о которых даже не догадывалась. Понравилось многое! Особенно описание открытого космического пространства. Признаюсь честно, я была взволнована до слез, когда автор передавал свои ощущения перед лицом манящей и пугающей бездны. Благоговенье и восторг от осознания происходящего. Здесь прекрасно передано величие необъятных просторов Вселенной! Хотелось вместе с Крисом произнести: «Вввааааааууу!»

«Конечно, я выглядывал из иллюминатора шаттла, чтобы увидеть мир, но только теперь понял, что в действительности я его не видел. Держась за корпус корабля, который движется вокруг Земли со скоростью 28 000 км/ч, я мог теперь по-настоящему увидеть изумительную красоту нашей планеты, бесконечное количество текстур и красок. А по другую сторону от меня — бадья черного бархата, до краев наполненная звездами. Бескрайнее и подавляющее зрительное погружение. Я мог бы наслаждаться им вечно.»

Надо отметить, что автор постарался (около)научные темы передать таким образом, чтобы все им описываемое было понятно большинству читателей. К моему большому удовольствию (и даже удивлению!) чтение «Руководства...» было не только интересным, но и поучительным. В хорошем смысле этого слова, конечно. Хэдфилд делится с читателями не только необычной информацией о космополетах, но и выводами, сделанными исходя из пережитого. Книга оказалась значительно глубже, чем я ожидала. Очень понравилась глава о «силе негативного мышления». В процессе подготовки астронавты принимают участие в тренировках по «моделированию непредвиденных обстоятельств». Читать об этом было невероятно увлекательно. Автор рассказывал, что репетиции поведения при катастрофе создают уверенность в том, что мы имеем навыки принятия решений, которые позволят справиться с трудной ситуацией и выйти из нее с улыбкой. Мне кажется, что подобные практики можно (и нужно!) применять и в обыденной жизни.

«Беда не приходит одна. Всегда есть вероятность целого спектра скверных событий. И самой страшной окажется та беда, к которой вы не готовы.»

»...нужно ценить мудрость смирения и то чувство перспективы, которое она дает», — говорит писатель и поднимает на страницах романа самые важные темы книги. Смирение в работе с коллективом, когда недостаточно просто задавить в себе дух соперничества, а необходимо попытаться помочь еще и другим преуспеть. Смирение по отношению критики в свой адрес, которая зачастую может быть вполне объективной. Смирению в плане собственного эгоизма, который иногда надо побороть и постараться стать неприметным человеком («нулем»), стремящимся быть для окружающих максимально полезным («плюс первым»). Теория автора «стать никем» может очень интересно транслироваться на все области нашей повседневности. Невероятно порадовало, что Крис уделил ей внимание, так как она мне близка.

«В моей двадцатилетней карьере астронавта я никогда не чувствовал себя ближе к тому, чтобы быть «плюс первым». И я знал, что лучшее, что могу сделать для того, чтобы мой экипаж воспринимал меня именно так, — это продолжать делать то, что всегда мне помогало — стремиться быть никем.»

Пожалуй, единственное, что Хэдфилд не смог в себе усмирить, так это желание постоянного ученичества. И в этом стремлении он мне тоже необычайно симпатичен! Для любого человека, считает автор, нет таких знаний, которые могу оказаться лишними. Тем более для того, кто решил посвятить свою жизнь полетам в Космос. Астронавты — это люди, которые способны принимать правильные и быстрые решения, когда исходной информации может быть недостаточно, а последствия принятого могут иметь чрезвычайно важное значение. Поэтому каждый из них имеет огромное количество специальностей: летчики-испытатели, врачи, сантехники, программисты и прочее. Они — трудяги и умнички!

«Работа летчиком-испытателем по программе неуправляемых полетов усилила мою способность концентрироваться на самом важном даже посреди полного хаоса. Я научился никогда не сдаваться перед проблемами и никогда не полагаться на авось, рассчитывая, что все будет хорошо. Хотя мне не приходило в голову, что все эти уроки придется применить на практике здесь, на Земле.»

Было довольно забавно читать о жизни астронавтов в условиях невесомости на международной космической станции. Даже самые простые ежедневные дела (прием пищи, поход в туалет, чистка зубов и сон) были тщательно продуманы и казались маленьким приключением. Лично у меня появилось огромное желание просмотреть видеоролики на YouTube о жизни людей на МКС. В особенности музыкальный клип на песню «Space Oddity», снятый самим Крисом Хэдфилдом во время его пребывания там. К слову об международной космической станции и полетах в Космос... После прочтения книги у меня немного улучшилось отношение к Советскому Союзу. А точнее к тем великим и талантливым ученым, трудившимся в далекие советские времена над вопросом освоения космического пространства. Увы, на данный момент Россия так и осталась на уровне тех разработок.

«Выйти в открытый космос — это почти как вскарабкаться на гору, поднять штангу, починить маленькую машинку и исполнить замысловатое балетное па и все это одновременно, будучи при этом упакованным в громоздкий скафандр, который обдирает пальцы и ключицы.»

В качестве послевкусия — вопрос: а все ли мои детские мечты сбылись? Сложная и интересная тема... Во всяком случае для меня. Потому что, читая книгу, я с ужасом поняла, что совсем их не помню. Каково было мое восхищение, когда я наблюдала историю мужчины, у которого в 9-летнем возрасте появилась отправная точка всей его осознанной жизни, вектор постоянных усилий, от которого он ни на градус не отклонялся, — желание стать астронавтом. Он постоянно понимал, насколько эта его мечта иллюзорна, и каждый день проживал так, чтобы она хотя бы на мизерную долю стала менее неосуществимой. Все свои действия он пропускал через призму немого вопроса: «а как бы на моем месте поступил астронавт?» Потрясающая целеустремленность, достойная всяческого уважения. Хэдфилд вдохновляет наилучшим из всех возможных способов — своим примером.

«По моему опыту, страх возникает тогда, когда не знаешь, чего ждать, и сомневаешься, что можешь контролировать происходящее. Если понимаешь, чего опасаться, то уже не чувствуешь себя беспомощным и боишься гораздо меньше. А вот когда информации не хватает, всё кажется опасным.»

Если вы однажды захотите прочитать мемуары невероятно интересного человека, пережившего не менее интересные события, но при этом остающегося скромным и правдивым в своем повествовании о них, настоятельно рекомендую вспомнить об этом романе. Я однозначно буду размышлять о нем еще очень долгое время. Завершение своей карьеры астронавта Хэдфилд мудро рассматривает, как начало чего-то нового. Поэтому не удивительно, что он однажды решил попробовать себя на стезе писателя, в том числе и в художественной литературе. Совсем скоро у русскоязычных читателей появится возможность познакомиться с его романом «Орбита смерти», написанным в 2021 году. Произведение относится к жанру фантастического детектива, и я с нетерпением буду его ждать.

«Но если постоянное наблюдение за 16 восходами солнца в сутки и за многообразием Земли меня чему-то и научило, так только тому, что вызовов и возможностей существует всегда намного больше, чем времени, чтобы их испытать.»

Всем мира и добра!

---

Цитаты, не вошедшие в рецензию.

«Я действительно нахожу полезным каждый день своей жизни, вне зависимости от того, провожу я его на планете или в космосе. И я нахожу удовлетворение в малых делах, даже играя в скрабл через Интернет со своей дочерью Кристин (мы часто с ней играем), или читая письмо от первоклашки, который хочет стать астронавтом, или подбирая обертку от жвачки на улице. И поэтому я совсем не боялся оставить свою карьеру. Кроме того, я приобрел в НАСА богатый опыт спуска по карьерной лестнице.»

«Но если вы уверены в своих способностях и чувстве собственного достоинства, для вас практически не важно, управляете ли вы кораблем, стоя за штурвалом, или гребете на веслах.»

«Жизнь становится намного лучше, когда ты одерживаешь по 10 побед в день, а не одну победу раз в 10 лет.»

«Хуже того, я был канадским летчиком без опыта руководства. Квадратный астронавт, круглый люк. Но тем не менее я справился и протащил себя через этот люк, и в этом было кое-что по-настоящему удивительное: по пути я принял нужную форму, потратив на это всего-то 21 год.»

«Рано пришедший успех — ужасный учитель.»

«Совсем не нужно быть супергероем. Умение сопереживать и хорошее чувство юмора зачастую оказываются важнее.»

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Дженн Лайонс «Имя всего Сущего»

Iriya, 9 февраля 18:38

«Не затевай драку с тем, кто способен напугать Богов.»

Как же мне понравился роман «Погибель Королей», который я читала два года назад! Светлые были времена. Поэтому каждую главу произведения «Имя Всего Сущего» я уверяла себя, что вооот-вооот, и автор снова удивит увлекательным сюжетом. Не дождалась. У меня даже возникло такое ощущение, будто я читала эту книгу целую вечность. Открывая ее, мне казалось, что она никогда не закончится. День сурка какой-то...

Давайте на секундочку перенесемся в финал первой книги и немного вспомним, что происходило на тех заключительных страница. Без спойлеров, конечно. Итак. Кирин совершил нечто настолько невероятное, что повлекло за собой серьезные последствия и для него, и окружающего его мира. Пожалуй, этого достаточно знать, чтобы спокойненько читать вторую часть цикла. Вместо того, чтобы продолжать события «Погибели Королей» автор решила поставить основной конфликт на паузу и попотчевать уважаемых читателей байками из жизни абсолютно других героев. Поэтому поклонникам Кирина, которые радостно кинулись искать в этой книге приключения любимого героя, я бы посоветовала поумерить свой пыл. Он как и все мы будет здесь лишь в жалкой роли невольного слушателя. А все внимание автор сосредоточит на графе Толамера — Джанель Теранон и служителе Мистерий Вишаи — брате Куоне. Добро пожаловать в Джорат — провинцию в центре Куура с весьма разнообразным климатом и широкими просторами поросших травами равнин, которые славятся своими лошадьми.

»- О, вот это я понимаю. Это прямо мой тип мужчин.

- Но он вожжи или седло? Вот в чем вопрос.

- Что… о боги, ты ведь опять сейчас говоришь не о лошадях?»

Вот с этого момента (с лошадей, разумеется!) и начинается одна из самых раздражающих особенностей произведения. Дженн Лайонс использовала культуру Джората, чтобы вписать в роман элементы ЛГБТ. По задумке автора джоратцы определяют гендер социально, а не биологически, при этом используя пол лошадей в качестве описания категорий людей: жеребец, кобыла и мерин. Это звучит сложно, но на самом деле все просто. Например, женщина может называть себя «жеребцом», если она не позволяет другим двуногим согражданам доминировать над собой. Поэтому выражение «скакать с кобылами» могут использовать как мужчины, так и женщины, если они предпочитают близость с женщинами. Все это многократно обсуждалось в каждой главе на протяжении первой половины достаточно объемной книги. При этом многократно повторяемое уважительное обращение к одной из героинь «кобыла Дорна» вызывало у меня недоумение и желание деликатно оставить чтение этого произведения. Теперь меня тошнит, когда я вижу изображения лошадей.

«В конце концов, невозможно стать крупнейшей империей в мире благодаря состраданию и великодушию.»

К счастью, во второй половине романа акценты на «кобылах» и «жеребцах» значительно ослабли, и внимание было переведено на многочисленные приключения главной героини — жеребце Джанель. Структурно книга состояла из множества небольших по объему глав-флешбэков, заголовки которых проводил параллели с некими ключевыми событиями первой книги. Автор разделила повествование на две линии, позволяя двум героям по очереди, как в лихом дуэте, рассказывать о произошедшем с ними, постепенно приводя повествуемое к настоящему времени. И такой рваный сюжет мне показался необычным и в чем-то даже интересным. Однако само содержание оставляло желать лучшего. Было скучно и однообразно. Отсутствовало волнение за героев, потому что во временном отрезке «здесь и сейчас» они, абсолютно невредимые делились со всеми о своих похождениях. Финал приближался невероятно медленно, и только где-то на пятидесяти заключительных страницах и началось происходить что-то более-менее любопытное.

«Его требования сами по себе были ужасными, но то, что он требовал мой меч, было ужасно само по себе.»

Стиль письма Лайонс интересен: в меру красноречив, достаточно метафоричен, украшен специфическим юмором. Здесь снова присутствовала линия повествования в виде сносок, которая вносила в настроение романа забавный саркастический тон. Что касается перевода, то он иногда казался подстрочным. Например слово «технически» (и однокоренные ему) повторялось если не каждую страницу, то несколько раз за главу: «технически он мой внук», «технически говоря», «с технической точки зрения он не был человеком». Неужели в русском языке нет синонимов, лучше подходящих по смыслу? Так и хотелось читать роман по диагонали. Еще одним из недостатков, на мой утомленный от книги взгляд, были реинкарнации героев. Под девизом «я начинаю думать, что помнить свои прошлые жизни — не такое уж преимущество» я окончательно в них запуталась. Большинство персонажей, как по мановению волшебной палочки, оказались друг для друга какими-то родственниками/партнерами/друзьями как в прошлых воплощениях, так и в настоящих. Бред и путаница!

«Я совершенно не была против того, чтобы уйти, хотя, технически говоря, я даже не была одета.»

Что мне действительно понравилось в произведении, так это элементы магической составляющей: могущественные артефакты в виде мечей и камней; говорящие животные, похожие на лошадей; ядовитые вещества (эпизод с одним из них был невероятно захватывающим); и, конечно, драконы. У Лайонс определенно есть творческий талант для написания фантези. Посему могу порекомендовать эту книгу любителям «Погибели Королей», готовым потратить время на 700 страниц неинтересной истории, чтобы дальше отправиться в путь с полюбившимся героем. Тем более приключения, описанные в первых двух книгах, в основном посвящены двум странам огромного мира, а остальная часть, возможно, будет обнародована в следующих трех томах серии. Я же, пожалуй, сойду с дистанции под названием «Хор Драконов». «Имя Всего Сущего» оказалось настолько изнурительным, что нет ни малейшего желания читать следующие книги цикла. Думаю, что и без меня у него будут свои неутомимые поклонники. Всем хороших книг, мира и добра!

«Независимо от того, каково наше происхождение и кто мы сами: вор или аристократ, жрец или колдун, мы всегда хотим быть героями нашей истории.»

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Далёкая Радуга»

Iriya, 3 февраля 16:51

«Мы всегда торопимся. Всегда нас что-то или кто-то подгоняет. Быстрее, еще быстрее... А нельзя ли еще быстрее? Можно, отвечаем мы. Пожалуйста!.. Нет времени осмотреться. Нет времени подумать. Нет времени разобраться — зачем и стоит ли? А потом появляется Волна. И мы опять торопимся.»

Чаще всего небольшие по объему произведения оказывались в моей читательской жизни абсолютно проходящим и не оставляли после себя ровным счетом ничего. Пустоту. Поэтому когда я взялась за чтение повести «Далекая Радуга» Аркадия и Бориса Стругацких, я особо ни на что не надеялась. Однако гениальные фантасты сумели меня удивить.

Начну с того что порог вхождения для чтения оказался достаточно высоким. Буквально первую половину книги было абсолютно ничего не ясно. Что происходит, где это происходит, и кто все эти люди, да и люди ли вовсе? Когда авторы, наконец, смилостивились над читателями и немного прояснили ситуацию, все стало на свои места.

Действие разворачивается в далеком будущем — человечество шагнуло вперед и постепенно начало осваивать Вселенную. Авторы переносят нас на планету под названием Радуга. Она является неким полигоном для научных исследований. Однажды эксперименты приводят к тому, что люди сталкиваются лицом к лицу с силами, находящимися вне зоны их контроля.

«Я старый научный работник и старый человек. Всю свою жизнь занимаюсь физикой. Правда, сделал я мало, я рядовой исследователь, но не в этом дело. Вопреки всем этим новым теориям я убежден, что смысл человеческой жизни — это научное познание. И, право же, мне горько видеть, что миллиарды людей в наше время сторонятся науки, ищут свое призвание в сентиментальном общении с природой, которое они называют искусством, удовлетворяются скольжением по поверхности явлений, которое они называют эстетическим восприятием. А мне кажется, сама история предопределила разделение человечества на три группы: солдаты науки, воспитатели и врачи, которые, впрочем, тоже солдаты науки.»

Повесть была написана в далеком 1962 году. С точки зрения современного читателя она кажется немного «совковой» и наивной — слишком много веры в светлое будущее и надежды на него. Мир повести утопичен — нет войн и голода, каждый свободен заниматься тем, что ему по душе. Однако люди-то, люди, остаются людьми — со свойственными им сомнениями, тревогами и заблуждениями. Бессовестное использование ресурсов, безрассудные эксперименты, конкурирующие группы ученых и неразбериха во всем: от снабжения до руководства. Вот и получается, что совершенные люди прекрасного и светлого будущего на самом деле не так уж и совершенны. Будем думать, будем ошибаться, будем людьми!

»- Никогда я этого не пойму. Почему они не могут относиться друг к другу терпимо?

- Это очень просто, — сказал Матвей. — Каждый воображает, что делает историю.»

Небольшая по объему повесть имеет удивительно богатую смысловую нагрузку. Причем все это было подано увлекательно и не скучно. Здесь много интересных размышлений и научных дискуссий. Правильно ли подвергать опасности жизнь целой планеты и ее обитателей? Всем ли можно пожертвовать во имя науки? Помимо науки мне очень понравилось, как в контексте апокалиптической ситуации авторы пытались тонко отразить советское общество. Где ни у кого нет желания выполнять задачи, выходящие за рамки ранее поставленных; где стремление решать проблемы, импровизировать или нарушать правила ради всеобщего блага означает возможность приближения личного и профессионального краха. Было множество моментов показывающих, как смирение и безразличие ко всему происходящему становятся связующим звеном всего общества. Овцы закланные! Как это знакомо.

«Вот мы совершенствуемся, становимся лучше, умнее, добрее, а до чего все-таки приятно, когда кто-нибудь принимает за тебя решение.»

Печальный финал интригует неопределенностью и приоткрыт для чуда. Повесть входит в цикл «Мир Полудня», и что-то мне подсказывает, что следующие книги цикла если не расставят все точки над «i» относительно судьбы Радуги, то уж во всяком случает немного удивят. Ну, а послевкусием перед глазами проплывает картина, где, увязая в песке, к морю спускались восемь испытателей. Справа от них была черная стена, и слева была черная стена, и оставалась только узкая темно-синяя прорезь неба, да дорожка расплавленного золота, по которой они плыли. А в голове слышался звон банджо и слова песни:

«Когда как темная вода

Лихая, лютая беда

Была тебе по грудь,

Ты, не склоняя головы,

Смотрела в прорезь синевы

И продолжала путь...»

Всем мира и добра!

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Марина и Сергей Дяченко «Пандем»

Iriya, 27 января 21:13

«Человеческая личность растет и развивается только тогда, когда ее миром правит античный рок.»

Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, что одно из пророчеств Ветхого Завета о «дне Господнем» однажды исполнится, и божественное существо, по-настоящему любящее все сущее, однажды «снова» появится в жизни человечества? Для чего? Ну, конечно, чтобы сделать жизнь людей лучше! Превратить ее в этакий Рай на Земле. Где исчезнут все войны и политические конфликты, пропадут несчастные случаи и катастрофы, позабудутся все болезни, а люди будут жить долго и умирать веселыми стариками во сне. Где для получения ответа буквально на любые темы достаточно будет лишь просто задать тревожащий вас вопрос или подумать о нем. Где каждый человек никогда не будет одиноким — ведь тот-кто-пришел всегда рядом, стоит только к нему обратиться. Где больше не будет страха беспомощности и тревоги за будущее — свое, своих детей и внуков...

Ух! Лично я никогда не задумывалась о такой жизни. Вместо меня это сделали прекрасные писатели, мастера слова — Марина и Сергей Дяченко. Так к чему же приведет человечество такое Пришествие, по мнению авторов? Читателю предстоит узнать ответ, прочитав роман с говорящим названием «Пандем».

Каждый раз, когда открываю книгу авторов, я постоянно напоминаю себе: то, что пишут Марина и Сергей, не совсем фантастика. Они, как писатели с большой буквы, изобрели собственный жанр, который в шутку сами называют «м-реализмом». В их творчестве преобладают притчи с минимальным процентом условности. Обычно за основу в произведениях берется некая стержневая метафора, вокруг которой разворачивается невероятно достоверная, в деталях продуманная и прописанная жизнь. И «Пандем» не является исключением. На его страницах писатели снова абсолютно буднично увлекают читателей в бурю бытовых мелочей, поднимая при этом невероятно важные вопросы общемирового масштаба.

«Знаешь, какое оптимальное отношение человека и смерти? Человеку приятно знать, что смерть есть, но к нему и его близким она отношения не имеет. В мире без смерти человеку скучно. В мире, где смерть вездесуща, человеку страшно.»

Роман отличается интригующим началом и достаточно необычным финалом. Центральная часть повествования, лично мне, показалась немного затянуто-провисшей. Она была перегружена несущественными персонажами и их небольшими историями, что выглядело немного неуместным. Пожалуй, для меня это обстоятельство оказалось основным недостатком произведения. И все же Дяченки — мои авторы. Я обожаю их выразительный и в то же время лаконичный стиль письма. Как всегда увлекательно, весело и интересно. Одним словом — здорово. Одни эпизоды вызывали любопытство, другие — тревогу и даже отвращение, третьи радовали уютом и душевным теплом. Говоря проще — каждый раз, закрывая книгу, я испытывала какое-то волнение. У произведений авторов есть особое волшебство: переворачивая последнюю страницу той или иной книги, всегда хочется вернуться к ее началу, чтобы снова пережить с полюбившимися героями все тяготы их непростой жизни.

«Почему-то простые ответы,естественные,требуют так много времени,чтобы их найти...»

Читать Дяченок — это все равно, что решать сложный ребус. Я бы рискнула предположить, что в романе есть всего два главных героя: Пандем и его подопечное Человечество, которое имело собирательный образ. Здесь важно отметить следующее: говорить про все человечество в целом авторы не будут, поднятые темы они рассмотрели на примере отдельно взятой семьи. Судьба нескольких поколений представителей этой семьи и стала для всех нас небольшой проекцией жизни остальных людей. Герои с немного утрированными характерами оказались маленькими составляющими большого единства планеты Земля. Отличаются они лишь по степени важности для сюжета: кто-то мелькнул лишь в одном эпизоде, а для иного писатели уготовали более емкую роль. Однако вне зависимости от этого авторы очень старательно передали черты того или иного задействованного лица, пытаясь даже кратковременному эпизоду придать мало-мальскую психологичность.

«Преодолевая боль, человеческое существо может подняться до пес знает каких высот — высот духа, разумеется...»

Любите ли вы загадочных героев так, как люблю их я?! Появление Пандема и само его происхождение — тайна, окутанная вселенским мраком. Кто он — лучший друг и помощник или коварный манипулятор; разумный вирус или материализовавшаяся ноосфера? Или все-таки Бог? Указующих намеков много: например, его всемогущество и всеведение, а также общение с ним в уединенных беседках. Вместе с Пандемом и другими персонажами мы пройдем долгий путь в десятки лет, так и не получив от авторов конкретного ответа на упомянутые вопросы. Видимо, они предлагают читателям самостоятельно подумать над этим. Впрочем, на мой взгляд, книга о другом. Здесь писатели сталкивают нас лицом к лицу с моделью общества «прекрасного» будущего «без проблем», в котором человечество, лишившись свободы воли, оказывается неспособным развиваться ни духовно, ни морально.

«Простым накоплением опыта и его осмыслением не поднимешься над собой. Нужен катализатор, фермент, который даст необходимый рост качества над простым количественным накоплением. И страдание — и есть этот катализатор...»

В общем, в романе много всего замечательного, поэтому каждый, даже отъявленный ворчун, найдет здесь что-то на собственный вкус. И как в любом хорошем произведении, после его прочтения, хочешь не хочешь, а придется жить несколько иначе. Как минимум внимательней вглядываться и в себя, и в окружающих тебя людей. Дяченки всегда оставляют за собой тяжелое послевкусие. Я думаю, что в чем-то они правы: развитие цивилизации, направленное по пути технологического прогресса, не сделает нас — человечество — счастливее. Эволюционным вектором должно стать развитие внутренних резервов человека, но не посредством волшебных пилюль, а через духовный и моральный рост. Что абсолютно невозможно в условиях «райской» жизни, устроенной по воле Пандема. Путь беззаботной жизни — путь в никуда. Поражает, насколько точно и тонко авторы сумели это продемонстрировать. Психологически достоверно, невероятно узнаваемо.

«Успех — это когда ты можешь изменить мир. Хоть чуть-чуть. Именно ты, своей волей.»

Финал по-дяченовски открытый — кто знаком с творчеством писателей, тот знает, насколько сильно они любят завершать свои творения недосказанностью. Хотя читатели все же смогут найти, хоть и между строк, авторскую мораль. Лично на меня «Пандем» произвел сильное впечатление. Эта книга заставила немного задуматься о себе и о других, и еще о том, как трудно тому, кто хочет быть Богом. В заключение приведу отрывок из стихотворения Дмитрия Быкова — хорошего друга Марины и Сергея Дяченко. На мой взгляд, оно отчасти отражает суть их произведения:

«Вечер. Детей выкликают на ужин матери наперебой.

Видно, теперь я и Богу не нужен, если оставлен тобой.

Так что, когда затихает окраина в смутном своем полусне,

Сам не отвечу, какого хозяина жду, чтоб вернулся ко мне.» (с)

Всем мира и добра в нашей беспандемной реальности!

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Шелли Паркер-Чан «Та, что стала Солнцем»

Iriya, 20 января 12:25

«Что это вообще значит — быть великим?»

Пожалуй, сегодня я буду кратка, как никогда. Не потому что, прочитав книгу, мне не о чем сказать. Вовсе нет. На самом деле просто переполняют те эмоции, о которых совсем не хочется говорить. Одним словом — разочарование! Меня невероятно заинтриговала аннотация и описание книги, где ее сравнивают с мультфильмом «Мулан» и романом «Песнь Ахилла». Заинтересовала историческая эпоха, избранная автором, как подоплека для произведения. Однако все это в конце концов перестало иметь значение, и книгу я дочитывала еле-еле. Так о чем же она?..

Дебютное творение Паркер-Чан представляет собой альтернативную фэнтези-версию прихода к власти императора Чжу Юаньчжан. События романа переносят нас в Китай первой половины XIV века, находящийся в то время под властью монгольской династии Юань. В центре повествования — история молодой девушки, которая растет в условиях крайней нищеты и голода. На пыльных равнинах оккупированных земель женщину не ждет ничего светлого. Поэтому она принимает решение под видом умершего брата найти пристанище в стенах монастыря. Там, движимая жгучим желанием выжить и стать великой, переодетая в мужчину девочка внушает себе, что способна на многое.

Начну с того, что мне действительно понравилось, так это исторический антураж романа. Действие происходит в 1345 году, и было совершенно очевидно, что писательница провела многие часы, изучая нравы и быт того времени. Я с легкостью представляла одежду, еду и окружающую обстановку, представленную здесь. Но для любого опытного читателя этого недостаточно. Важно не только в каком антураже происходит действо, но и само действо. Сначала сюжет бросает нас в монастырь, а потом отправляет в логово повстанческой группы под названием Красные повязки. Однако произведение было начисто лишено мало-мальского описания того, как героиня/герой обучалась в монастыре; сражения заканчивались, не успев начаться; десятками страниц ничего не происходило. Сюжет был бесцельным и ненаправленным, а главный посыл мне виделся абсолютно туманным. В целом, это было утомляющее чтение, в котором мне казалось, что я постоянно упускаю что-то важное.

«Если во внешнем мире есть и величие, и ничтожество, значит, единственное спасение от одного — это стать другим.»

Повествование было разделено на две сюжетные линии. Одна принадлежала девушке, спрятавшейся в мужские одежды монаха; другая — генералу-евнуху, являющемуся антагонистом главной героини. Переходы между линиями героев мне казались слишком резкими, что делало из романа неаккуратно собранный пазл. Персонажи прыгали с одной стороны государства в другую, сталкивались с непреодолимыми препятствиями, которые преодолевались (!!!) уже в следующем абзаце. Интриги, предательства и действующие лица, представленные только для того, чтобы читатели запутались в их именах. Я не могла установить связь ни с одним из персонажей, поэтому каких-либо переживаний за их дальнейшую судьбу не испытывала. Более того, героиня скорее раздражала, чем импонировала. Её стремление к власти всеми правдами и неправдами под девизом «я стану великой» после середины книги стали невероятно надоедливыми. Проблемы решались очень быстро, потому что она оказалась самой умной и изобретательной. Это выглядело абсолютно нереалистично.

«Не давай обещаний раньше, чем узнаешь, что именно от тебя потребуют.»

Я поняла, что это не моя писательница, потому что акценты, сделанные Шелли Паркер-Чан, оказались мне совсем неинтересны. Здесь было слишком много размышлений о телесных соприкосновениях, чувственной близости однополых героев, и совсем мало внимания уделялось историческим, фундаментальным эпизодам. К примеру один из городов повстанцы взяли ценой одного абзаца. Тогда как любовные утехи описывались на протяжении нескольких страниц. Ничего не имею против сексуально-любовных сцен в произведениях. Зачастую подобные моменты необходимы для более детального раскрытия образа того или иного героя. Однако есть тонкая грань между эротикой и порнухой, которую автор, на мой взгляд, сумела переступить. По сути: хороший потенциал очень интригующей предпосылки был потрачен впустую на описание главной героини, превращенную в эгоистичную мразь, лишенную человеческой глубины в дополнение к поиску своей собственной гендерной идентичности.

«Отрицание желаний лишь делает тебя уязвимым для тех, что достаточно умен, чтобы видеть то, в чем ты не можешь признаться даже самому себе.»

Вместе с героями мы рассуждали о судьбе, величии, предназначении и решительности, причем многие из этих вопросов казались тяжеловесными и надоедливыми. Книга относится к жанру героического фэнтези, однако фантастическая составляющая здесь — мизерная щепотка. Автор не собиралась утруждать себя изобретением какой-либо магической составляющей в созданном ей мире. В общем, этот цикл не для меня, и я знаю, что довольно скоро забуду историю Чжу Чонгбы. Хотя антураж и исторический период, о котором здесь шла речь, был интересен. И все же мне приходилось заставлять себя дочитывать эту книгу. В заключение хочу сказать, что у романа есть масса поклонников по всему миру, да и призы, полученные автором за написание этого шедевра, говорят сами за себя. К примеру, Паркер-Чан получила награду British Fantasy Awards за лучший дебютный роман. Могу посоветовать это произведение любителям феминистической литературы с ярко выраженной ЛГБТ-составляющей. Всем мира и добра!

«Одержать сто побед в ста битвах — это не вершина мастерства. Победить врага без боя — вот вершина мастерства.»

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Ричард Суон «Правосудие королей»

Iriya, 13 января 19:54

«Все могут быть судимы законом, и все могут его поддерживать, однако те, кто поддерживает закон не могут его судить.»

В своем дебютном романе английский писатель приглашает читателей познакомиться с Империей Волка. Годы войн и колониальных завоеваний, уничтожающих народы с их культурой и самобытностью, привели земли Империи в упадок. Однако мир был достигнут, и для его поддержания создали специальную группу людей, известную как Орден Магистратов. Представители Ордена, именуемые Правосудиями, ездили по городам и под девизом «De jura nietra iznia — никто не выше закона» от имени Императора следили за соблюдением порядка на землях Империи. С одним из них нам и суждено было познакомиться на страницах этой книги.

Как представитель Императора Правосудие Конрад Вонвальт считал, что последнее слово всегда должно оставаться за ним. Его долг — поддерживать порядок при помощи обширных знаний законов Империи. Однако при необходимости он может использовать любые другие инструменты, которые есть в его распоряжении: будь то клинок или магические способности. Правосудие превыше всего! Его репутации одного из самых почитаемых и ненавидимых судей Императора было достаточно, чтобы выполнять практически любую работу.

Однажды Вонвальт со своей свитой прибыл в небольшой городок, чтобы расследовать убийство жены местного аристократа. Неожиданно для себя он обнаруживает, что его авторитету бросают вызов. По мере того, как простое дело становится все более запутанным, он начинает понимать, что финал следствия окажется лишь началом более масштабных событий с еще большим кровопролитием и новыми утратами.

«Правосудие — это не месть, а месть — это не правосудие. Государство способно на месть точно так же, как и любой человек, ведь что такое государство, если не люди, которые его составляют?»

Первое, что мне особенно понравилось в книге — режим повествования. Сэр Конрад Вонвальт — имперский Судья, имеющий огромную власть, однако он не является основным главным героем. Не стоит удивляться, это его история, но мы видим все происходящее через призму восприятия мира девятнадцатилетней Хелены Седанки — сироты, которую он спас и нанял к себе на работу. Находясь уже в преклонном возрасте, Хелена рассказывает о том периоде своей жизни, когда она работала в качестве секретаря Вонвальта. В том числе и о событиях, начавшихся в городке под названием Рилл, в котором, по ее словам, все и пошло наперекосяк. Я очень люблю повествование от первого лица, тем более в виде ретроспективы. Герой, раскрывающий перед аудиторией свое прошлое, всегда кажется максимально откровенным, что делает его ближе читателю. А переданное им всегда видится более объективным, в связи с тем, что эмоциональная составляющая сказанного отшлифована временем и накопленной с годами жизненной мудростью.

«Лучше умереть, служа закону, чем режиму, его попирающему.»

Красноречивый стиль написания был еще одним достоинством произведения. Суон действительно наделен писательским талантом, позволяющим с первых страниц незаметно погрузить читателя в промозглую атмосферу происходящих в книге событий. Я невольно очутилась в суровых глубинах зимы без малейшего намека на тепло. Воздух, казалось, застыл в вечном холоде на поверхности замерзшей Империи Волка. Несмотря на то, что события романа вращались в основном вокруг нескольких локаций, у меня остались некие представления о его мироздании. Понравилось, что этот мир немного окрашен магией, которая в основном связана со способностями Правосудий. Каждый Судья обладает своим собственным уникальным даром (некромантия, способность разговаривать с животными и др.). Но общим магическим умением для них является Голос Императора — тайная сила, способная заставить человека говорить правду, только правду и ничего, кроме правды.

«Лишь тот, в чьей груди бьется каменное сердце, способен стать достойным Правосудием.»

Главная героиня была интересна прежде всего своей открытостью и эмоциональностью. Основная ее задача, как персонажа-репортера, была связана с тем, чтобы как можно детальнее передать о происходящих событиях вокруг Правосудия из Ордена Магистратов Империи. Посему значительно любопытнее было наблюдать за главным героем романа Вонвальтом — одновременно добрым и безжалостным в применении закона Судьей; несдвигаемым в своих убеждениях идеалистом, обладающим жесткой и непреклонной логикой; большим авторитетом, вызывающим уважение только одним своим присутствием. Он излучал ту силу, благодаря которой все окружающие чувствовали защиту надежной организации, существующей многие десятилетия. Однако надо сказать, что автор обладает прекрасной способностью создавать не только положительных, но и крайне отталкивающих персонажей. Злодеи в этой истории настолько очевидны и однозначны, что способны у большинства читателей вызвать ненависть и отвращение.

«Нельзя следить за соблюдением закона, не следуя ему. Тот, кто вершит суд, должен делать это чистыми руками.»

В этой книге есть изрядная доля насилия и размазанной по страницам крови. Мир Империи Волка суров, и как только незыблемые основы слова закона начинают рушиться, люди становятся очень жестокими. Автор наглядно продемонстрировал то, как легко все может перерасти в анархию и сломить дух даже самого упрямого и идеалистичного человека. Здесь даже доброжелательные герои могут превратиться в безжалостных, став монстрами, с которыми сами намеревались бороться. Перейдя к недостаткам романа, хочу отметить длинные диалоги, иногда казавшиеся бесконечными. Первая четверть произведения была немного надоедливо-провисшей — автор мотал героев между одними и теми же городами, и создавалось впечатление, что ничего не происходит. Также в одном из эпизодов был очень нелогичный момент, связанный либо с некачественным переводом на русский язык, либо с авторской недоработкой. Кроме того здесь присутствовала немного неправдоподобная любовная линия, неуместная в контексте мира, созданного Суоном.

«Вступай в бой лишь ради великого дела и никогда не веди войну ради самой войны.»

Будучи дебютным, роман автора впечатляет! Если вы любитель фэнтези историй, то вам стоит попробовать его прочитать. На мой взгляд, это хорошее начало потенциально интересного цикла. События данной книги только запустили механизмы, шестерням которых было суждено вращаться множество лет и изменить мир, привычный для наших героев. Как поведал нам финал, впереди их ждало много всего захватывающего. Приближались трудности, приводящие к появлению первых трещин в зарождающейся Империи Волка. Надеюсь, что о них мы узнаем в следующей части цикла. С удовольствием буду ждать продолжение. Я думаю, что в нем больше внимания снова будет уделено правовой системе, а не магической, что увлекательно и необычно для фантастического произведения. Всем мира и добра!

«В тот же миг я ощутила, что в комнате появился кто-то еще. Я была в этом совершенно уверена. По моей коже побежали мурашки. Свечи затрепетали и начали меркнуть. Я молила всех богов, лишь бы они не угасли. Они остались зажженными, но горели теперь как-то иначе. Казалось, словно сам свет стал черным.»

---

Цитаты, не вошедшие в рецензию.

«Бойся глупца, фанатика и деспота, ибо все они облачены в доспехи невежества.»

«Лишь Правосудие может заставить человека свидетельствовать против самого себя.»

«Закон служит бдительным.»

«Мало что в нашей жизни вызывает столь же твердую уверенность, как то, что человек пойдет на немыслимые ухищрения, лишь бы получить деньги из ничего.»

«Действуй споро, раскаивайся не спеша.»

«Не обращать внимания на дурные вести и мудрые советы столь же легко, как и на тех, кто их приносит и дает.»

«Невозможно заставить кого-либо осознать всю тяжесть ситуации, пока не станет слишком поздно ее исправлять. Такова природа человека, его врожденная глупость. Боги, должно быть, сами не верят своим глазам и качают головой, глядя на нас.»

«Немногие будут рады тому, что вы умнее их. Всякий предпочтет бред безумного соседа словам самого умного человека в Сове.»

«Прирожденное право каждого человека на его свободу есть краеугольный камень цивилизованного общества.»

«Лишь сейчас, на закате своих лет, я ставлю под сомнение то, что совершила в молодости. Столько принятый решений, столько отнятых жизней. Невозможно не мучить себя размышлениями о каждой мелочи. Эта власть — проклятие, и лишь глупец будет пытаться заполучить ее.»

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Генри Лайон Олди «Карп и дракон»

Iriya, 8 января 16:15

«Будда Амида подарил нам Чистую Землю. Если не поддерживать её чистоту — что с землёй случится? Сточная канава будет, а не Чистая Земля. Значит, долг, честь, карма.»

Как же здорово начинать читательский год с прекрасного произведения! Я поняла, что скучала по книгам Олди, когда открыла этот роман и погрузилась в омут незабываемой истории. Потрясающее владение языком и завораживающий сюжет. Они прекрасны в каждой строчке!

Куда же на этот раз приглашают читателей талантливые фантасты. Ни много ни мало — в древнюю Японию. На момент начала событий Страна Восходящего Солнца пережила Эпоху Воюющих Провинций и превратилась в Чистую Землю. Что же помогло стране преодолеть время войн и смертей? Все дело в том, что однажды монах Кэннё попросил будду Амиду сделать что-нибудь, чтобы прекратилось всеобъемлющее кровопролитие. И милосердный будда преподнес островитянам Дар, который изменил всю дальнейшую историю их земель.

Какой это был Дар? Если задать этот вопрос знатному князю, ученому судье, настоятелю монастыря и бродяге, то каждый из них ответит: «Фуккацу!» Воскресение! Что это означает? По новым законам Чистой Земли, если человек лишает жизни другого человека с явным намерением убить или при неблагоприятном стечении обстоятельств, то убитый возрождается в теле убийцы. Душа же убийцы отправляется в ад — на потеху демонам. Как в легенде о Карпе, плывущем против течения; об упрямце, движущемся вперед — любой ценой, сквозь брызги и пену. Легенде, воспевающей самоотверженность и отвагу, стойкость и силу героического пловца, проходящего через Драконьи врата и возносящегося на небо. По примеру Карпа, который становится Драконом, убитый воплощается в убийце.

И все же подарки будд недоступны скудному пониманию людей. Поэтому правительство Чистой Земли создало службу, рассматривающую особые дела, связанные с проявлением Фуккацу. Именно в нескольких таких расследованиях мы и поучаствуем. А поможет нам в этом молодой самурай, волею судьбы вплетенный в дела, связанные со службой Карпа-и-Дракона. Славься, будда Амида!

«Земля — не то место, где следует искать абсолютной чистоты.»

Роман состоит из двух частей: «Повести о Карме» и «Рассказы ночной стражи», каждая из которых содержит три повести-расследование. Читать все эти составляющие необходимо исключительно в авторской последовательности и ни в коем случае по отдельности. По мере чтения становится ясно, что все повести, на первый взгляд абсолютно самостоятельные, являются неотъемлемой частью общего замысла писателей, смысл которого откроется ближе к финалу. Олди разделили каждую главу на небольшие подглавы, которые пролетали перед глазами молниеносно. Страница за страницей небольшие истории собирались в общую сюжетную идею, словно разноцветные бусины — в великолепное ожерелье. Порадовало, что практически каждая глава была дополнена небольшими выдержками под названием «Записки на облаках», сделанными одним из героев этого романа — монахом Иссэном из храма Вакаикуса. Его философские мысли и в диалогах, и в заметках делали прозу более созерцательной и мудрой. Восторг!!!

«Пока одни сражаются, другие живут воспоминаниями о чужих победах или надеждами на чужую победу.»

И снова, как визитная карточка писателей, произведение было обогащено необычными поэтическими интерлюдиями, которые появлялись на смену детективной линии, а точнее — в помощь ей. Признаюсь честно, я ждала появления в книге подобного украшения — так как я не первый день знакома с творчеством авторов. И все же я была поражена, когда, перелистнув страницу, попала прямиком в ... традиционный японский театр! Сложно было поверить своим глазам. Но это Олди! Они умеют удивлять. Мне казалось, что-то сместилось в окружающем меня мире. Комната превратилась в театральную сцену. За ширмой в углу ударили в барабаны. Дробно стуча сандалиями, через зал пробежал шустрый служитель и отдернул трехцветный занавес. Обмахиваясь веерами, зрители устремили взгляд на сцену. Представление началось!

«Заклятый враг мой, что же делать мне?

Убью тебя — ты во мне воскреснешь,

А я отправлюсь в преисподнюю,

Накрывшись плащом бесчестья.

Жизнь тебе сохраню — до конца дней не избавлюсь от позора.

Сколь же злосчастна моя судьба!»

Олди потрясающе передали быт, нравы и особенности культуры страны Восходящего Солнца. Попадая на базар, в наших глазах рябило от цветастых кимоно, платков и поясов, а в ушах звучал перестук и шарканье сандалий — деревянных гэта и соломенных дзори. Оказавшись в доме на чайной церемонии, мы понимали, что стали свидетелями невероятно важного ритуала, и вспоминались мудрые слова: «Будь в том, что ты делаешь». Авторы сумели внести нечто традиционно японское и в стиль письма: то размеренно-витиеватый, то резко-односложный. Как будто мастер-художник японской живописи «Ямато-э» на шелковое полотно попеременно наносил длинные линии и мелкие штрихи, создавая из всего этого общую литературную картину. Было невероятно уютно находиться в омуте этой истории: забитая битком лапшичная дядюшки Ючи; шуршаший листвой зябкий ветер; ночная привлекательность восточного города: таинственная, опасная, манящая. Интересен был не только детективный интригующий сюжет, но и окружающий события антураж.

«Редкие снежинки кружатся в ночи. Морозный воздух прозрачен до звона. Повсюду сверкают искры, дети ущербной луны. Свет фонаря в руках стражника Нисимуры мешает ему. Кажется, что в фонаре сгорает не масло, а очарование ночи.»

Традиционная японская культура отражалась в том числе и в образах персонажей, а так же — во взаимоотношениях между ними. Повествование романа, за исключением нескольких подглав, шло от лица Торюмона Рэйдена — пятнадцатилетнего самурая, вовлеченного в особые случаи, связанные с Фуккацу. Молодость и отвага, преданность своему господину и презрение к смерти, внутреннее достоинство и самодисциплина... Тот, кто идет дорогой самурая и твердо решил постичь все загадки страны, где восходит солнце, непременно должен предпочитать духовные ценности материальным благам. Именно таков наш доблестный герой. А еще он счастливый обладатель болезненного любопытства, помноженного на шило в заднице. Давно я так не смеялась, чувствуя, как авторы по-доброму иронизируют, выстраивая его поведение и показывая моменты взросления.

» — Если после каждой неудачи дознаватель будет сводить счёты с жизнью, где мы людей брать будем? Где, я вас спрашиваю?!

- Я вас понял, Сэки-сан! Если заявления сегодня не будет, я приложу все силы, чтобы узнать, кто была та женщина, и кто ее убил. Но в случае неудачи останусь жить, хотя жизнь в позоре — жалкое прозябание.»

Дуальность, так воспетая в восточной философии, здесь тоже имела место быть. Даже само название подразумевало ее — сегодня ты Карп, а завтра монада качнулась/перевернулась, и ты уже Дракон. Изменениям были подвластны даже стихи, которые к финалу неожиданно приобрели рифму. Интересно было наблюдать и за персонажами, особенно за героями-перевертышами. Упрямые, словно Карп из легенды, они плыли против течения, поднимаясь вверх по водопаду и захлебываясь горькой пеной, абсолютно не ведая, что ждет их в конце пути. Сильнее всего меня поразили безликие — люди с серой мглой вместо лица под капюшоном. Рыбья маска одного из них тускло блестела и разевала губастый рот. Будто говоря о трудностях — ты поднимаешься до самых Драконьих Ворот, но Драконом не становишься — становишься пиявкой, медузой, слизняком...

«Молния до удара и молния после удара — две разных молнии, два разных слова. Выходит, любой из нас вчера и он же сегодня — два разных человека. Жаль, что мы не меняем имена каждый миг. Не это ли суть вещей?

Молния в тучах,

Молния в древесине.

Путь меняет все.»

Олди были бы не Олди, если бы их произведение оказалось лишенным восточных единоборств и состязаний на мечах. Не стал исключением и данный роман. Как же профессионально они описывают каждую деталь, каждый знаковый момент подобных поединков, используя для передачи глубокого смысла меткие метафорические образы. Сталь приходила в движение, ворон отправлялся в полет. Краткий миг лязга и скрежета. И вот клинки скрещены вновь, лязг усиливался и четыре полосы стали брызгали искрами. Всякий раз лиса делает шаг в сторону. Воронья сталь пляшет, блестит, пытается войти в этот круг. Сталкивается с лисьей сталью, отступает. Лиса хлещет в ответ, как плетями — от локтя, от запястья, и Ворон бранится сквозь зубы. На несколько ударов сердца я замирала, когда один из героев что-то шептал: наверное, молитву. Голос его срывался от слез и превращался в рыдание. Даже я — недостойная, абсолютна далекая от боев на мечах — задерживала дыхание, читая описанные авторами эпизоды.

«Я этого хочу. И в третий раз

Я повторю, что этого хочу.

Огонь горел и вот почти угас,

К финалу приближается рассказ,

А я жду разрешения от вас:

Позвольте мне довериться мечу.»

Потрясающий финал расставил все точки над «i», закрыл все пробелы и ответил на все основные вопросы, оставив ниточки для продолжения, которое я обязательно прочитаю. А пока, вытирая капли слез, я слышу: «Моя жизнь — пустой звук, эхо в горах. Я мертвец. Что бы я ни натворил, меня нельзя наказать сильнее, чем я уже наказан.» И перед глазами — полыхающий храм и черный силуэт креста на крыше, проступающий сквозь пляску демонов огня. Как и главный герой книги, с недавних пор я не могу спокойно смотреть на закат. Все время кажется, что это пожар, в котором сгорает незыблемость моих представлений о мире. На храмы я тоже смотрю с тем же беспокойством. Как бы хотелось мыслить иначе. Хотя всегда можно убежать от подобных дум в счастливую страну под названием Чистая Земля. Достаточно просто открыть вторую часть цикла под названием «Дракон и Карп». В заключение хотелось бы пожелать Дмитрию Евгеньевичу и Олегу Семеновичу творческого вдохновения, а их родной земле — мирного неба. Да поможет им будда Амида!

«Та счастливая страна недалеко отсюда. Чтобы родиться в ней, нужно почитать и вскармливать отца и мать, служить наставникам, иметь сострадательное сознание, никого не убивать и совершать десять благих деяний.»

На страницах «Карпа и Дракона» я смеялась и плакала, удивлялась и радовалась. Пожалуй, это произведение окажется в топе лучших, прочитанных мной в 2023 году. Несмотря на то, что год только начался.

Ну, и вместо послевкусия:

«Небо горит над монахом.

– Святой Иссэн, Вы не могли бы пересесть?

– Это не поможет, Рэйден-сан. Куда бы я ни пересел, небо останется на месте.

– Да. Но если вы сядете здесь, карнизы Вакаикуса скроют заход солнца от меня. Я буду смотреть на вас без страха.

– Я настолько ужасен?

– Не вы, небо.»

---

Цитаты, не вошедшие в рецензию. Книга «Повести о Карме»

«Хадзи, — отец повторил мой жест. Взгляд его пронзал меня насквозь, — означает «стыд». Он состоит из двух частей: ухо и сердце. Знаешь, что такое стыд? Это когда ухо не слышит голос сердца.»

«Уважение к отцу — обязанность сына. Уважение к бойцу — долг ученика.»

«Слаб человек: зарони в него семечко надежды — расцветёт буйным цветом на пустом месте.»

«Люди привыкают ко всему, даже к жизни в раю.»

«Мы, блуждающие в потемках, называем чудесами проявления законов, смысла которых не понимаем.»

«Как учил настоятель Иссэн, на дне терпения находится небо.»

---

Цитаты, не вошедшие в рецензию. Книга «Рассказы ночной стражи»

«Режущее слово делит трехстишие на две части. Решающий удар делит поединок на схватку и победу.»

«Оскорбления как подарки — пока ты их не принял, они принадлежат не тебе.»

«Нет такого омерзительного поступка, какому не нашлось бы благородное оправдание.»

»...свобода — подачка, брошенная ему, как псу, неведомым благодетелем.»

«Это будде хорошо быть самому себе светильником! А людям, далеким от просветления, нужен маяк.»

«Жизнь и смерть – хрупкая основа. Но это все, что у нас есть.»

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Джон Скальци «Последняя колония»

Iriya, 23 декабря 2022 г. 21:30

«Мне восемьдесят восемь лет. Я прожил на новой планете уже без малого восемь лет. Добро пожаловать на Гекльберри. В этой истории он будет очередным из тех миров, с которыми я расстаюсь. Но не последним...»

Начало третьей части цикла «Война старика» встречает нас на планете, о существовании которой вы, скорее всего, никогда не слышали. Попробуйте найти на небе, совсем рядом с Большой Медведицей, созвездие Рыси. Там есть одна желтая звезда, вокруг которой вращаются шесть крупных планет. Третья по порядку представляет собой хороший аналог Земли, и называется она Гекльберри. Имя ей, без сомнения, дал какой-то поклонник Марка Твена из числа аппаратчиков Союза Колоний. Именно здесь нас и ждала долгожданная встреча с главными героями этого романа, хорошо знакомыми нам по первой части цикла.

Итак, бывшие солдаты Сил Самообороны Колоний (ССК), а по совместительству муж и жена, решили уйти от военных дел и наладить новую жизнь в тихой колонии, взяв с собой приемную дочь, двух ее телохранителей (обинян по происхождению) и острую на язычок секретаршу. Но однажды всей этой идиллии проходит конец, потому что у Департамента колонизации — организации, занимающейся заселением и поддержкой новых колоний — есть предложение, от которого супружеская пара не сможет отказаться. А именно: возглавить освоение земель новой планеты под названием Роанок. Однако это влечет за собой сложную политическую проблему. Потому что в игру вступает союз инопланетных рас, созданный для того, чтобы прекратить неконтролируемую колониальную политику.

Действие этого романа происходит, спустя семь лет после окончания событий «Бригады призраков». Автор продолжает последовательно реализовывать общий замысел. В этой книге появляется много новой информации о политике ССК и ее врагах. Мы также узнали в ней больше о Конклаве, о котором нам вскользь, как о возникающей угрозе, намекнули в предыдущей части. Переплетение множества нитей, сложные стратегии и высокие ставки для человечества — все это добавили остроты данному произведению.

«В любой системе существует фактор, ограничивающий рост. Наши цивилизации составляют систему, и наш фактор ограничения — война.»

Динамичная, веселая космическая научная фантастика в той же Вселенной, что и предыдущие книги цикла. Повествование шло от первого лица, что, несомненно, не могло не радовать. Ведь во главе истории снова стоял неунывающий герой, рассказывающий обо всем происходящем с ироничной ноткой в голосе. Большая часть сюжета оказалась посвящена разведывательной работе по освоению новой планеты и политическому маневрированию. Хотя и военные приключения на страницах этого произведения тоже имели место быть. В книге есть несколько действительно впечатляющих и неожиданных моментов, вызывающих удивление. Респект писателю! Литературная составляющая этого произведения тоже порадовала. Так, например, на протяжении всего повествования автор старался так или иначе менять тональность текста, добавляя в финал буквально каждой главы какую-либо лирическую нотку. Это немного снижало накал остросюжетности основных событий, позволяя читателю перевести дух перед прыжком в следующий виток спирали сюжета.

«Млечный Путь. Отсюда его очень хорошо видно. Это одна из причин, по которым я всю жизнь провел в маленьком городке. В мегаполисах его не видно из-за яркого света. А здесь — просто замечательно. Это настоящая феерия.»

Продолжая давнюю традицию космических опер, где космос — это просто площадка для человеческой драмы, автор рисует читателям инопланетян, которые не кажутся отличными от людей в своих мотивациях и мышлении. Что же касается биологических особенностей «братьев по разуму», то они снова отбрасываются Скальци за ненадобностью. И все же мне понравилось, что мы персонализировали инопланетные расы, чтобы узнать их точку зрения на человечество и его агрессию. Также меня невероятно порадовали различные сцены с участием обинянских телохранителей — галактических всезнаек и пылких поклонников эмоциональной составляющей людей. Стоит добавить, что в «Последней колонии» писатель хорошо справился со всеми основными сюжетными линиями. Роман даже заканчивается на триумфальной ноте: вся жестокость, свидетелями которой мы были, прекращается самым интересным и в то же время самым пацифистским способом, какой только возможен. На мой взгляд, это было необычно.

«Мы воюем за планеты, которые нравятся и нам, и нашим соседям по космосу, и лишь изредка предпринимаем целенаправленные поиски новых миров, за которые тут же начинаем грызться с другими, как омерзительные падальщики за разложившийся труп.»

Есть в этой книге и несколько недостатков. Честно говоря, мне показалось, что история самого Роанока была не такой занимательной, как мне бы того хотелось. Хотя у фантаста был потенциал. Например, есть несколько интересных сюжетных линий, рассказывающих об аборигенах планеты, отличающихся от людей. Однако вся эта история оборвалась на полуслове в середине книги, и автор к ней больше не возвращался. Как будто несколько глав оказались бесследно утерянными. Также в финале был очень важный сюжетообразующий эпизод (покушение на высокопоставленного лица), который остался для читателя за кадром. Думаю, что исключение вышеупомянутого из содержания романа — огромная ошибка автора. Иногда казалось, что главные герои просто слоняются без дела, ожидая, когда произойдет какое-либо новое галактическое событие. Несмотря на подобные сюжетные дыры, я рада, что прочитала эту часть цикла. Возможно, я еще вернусь во Вселенную Скальци, чтобы исследовать другие ее части. Сейчас же я спешу изучать иные места и новых людей. Всем мира и добра!

«Один из плюсов управления вселенной — что можно потакать своим причудам.»

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Джон Скальци «Бригады призраков»

Iriya, 23 декабря 2022 г. 21:12

...Неожиданно для Сил Самообороны Колоний (ССК) несколько инопланетных рас объединились, чтобы остановить космическую экспансию человечества. Так случилось, что среди людей они сумели найти предателя-перебежчика, охотно согласившегося поделиться с ними военными секретами колониальных сил. Для расследования этого инцидента привлекли нас — Специальные Силы ССК — генетически модифицированных солдат, сражающиеся на передовой в бесконечном военном соревновании за колонизацию планет. Благодаря необычному происхождению нас попросту именуют Бригадами Призраков. Это звучит круто, пока вы не узнаете всю правду. Сразу после «рождения» нас внедряют в военную систему. Ведь цель существования воинов из наших рядов заключается в том, чтобы сражаться и умирать, защищая человечество. Мы лишены реального жизненного опыта, любви, семьи, спокойствия, счастья и эмоций. Итак, мое имя Джаред Дирак. Как вы уже поняли, я являюсь одним из солдат элитных войск ССК, и именно мне предстоит найти ответы на неожиданно появившиеся вопросы: какую информацию сумел передать противникам предатель и почему он решил стать перебежчиком? Кто говорит, что Вселенная является опасным местом, нисколько не ошибается. Моя история — тому подтверждение...

Вместе с героями фантастического цикла «Война старика» снова совершаю свое путешествие по космическим просторам. Автор продолжил если не радовать, то удивлять. Буквально с первых строк данного романа бросилось в глаза, что Скальци решил поэкспериментировать со стилем повествования. В то время как первая часть цикла вещала обо всех событиях рупором главного героя от первого лица, то вторая — позволила нам наслаждаться действом с ракурса рассказчика. Мы потеряли некую психологическую глубину образа персонажа, но расширили рамки сюжетного обзора. Лично мне авторский стиль романа «Войны старика» был больше по душе, в том числе и благодаря саркастическому юмору. Чего данная работа писателя была почти лишена. Однако воля автора — закон для читателя.

«Мы живем не в той Вселенной, чтобы говорить о справедливости.»

«Бригады призраков» — хорошо написанный, динамичный роман с идеальным сочетанием захватывающих военных приключений и симпатичных персонажей. В нем было много структурных параллелей с первой книгой: обучение новобранцев, обсуждении военной стратегии, важная миссия, неожиданные неудачи, напряженная конфронтация с врагом и остросюжетная концовка. Мне показалась довольно интересной основная идея сюжетной завязки этого произведения, и казались вполне убедительными научно-фантастические исследования. Были и недостатки у книги. Куда без них? К примеру, описания инопланетных рас были настолько размыто-неопределенными, особенно в плане физических характеристик, что у меня в голове не оказалось общего представления, как выглядели «братья по разуму», кроме «насекомоподобного» облика типа инсектоидных инопланетян. Несомненно, многие из них имели свою интересную линию поведения, однако им все же не доставало неких подробностей к более полноценному образу.

«Представь себе, что каждая раса называла бы себя по своему самому большому недостатку. Человечеству, конечно, в таком случае следовало бы назвать себя «заносчивостью».»

Оказалось интересным наблюдать за жизнью универсального солдата Специальных Сил, созданного для войны, убийств и смерти. Какая-то трагическая нотка была во всем существовании этих воинов — с сознанием, лишенным некоторых человеческих эмоций, они казались наивными детьми во взрослых телах. Скальци прекрасно удерживал равновесие между действием и личной драмой главного героя — Джареда Дирака. «Какая странная у меня жизнь», — говорил он и украшал страницы романа серьезными размышлениями, иногда наделенными его особым юмором. На мой взгляд, автор прекрасно передал мысль о том, что до тех пор, пока человечество активно ищет ответы на многочисленные вопросы окружающего бытия, у него есть надежда остаться на просторах Вселенной в качестве неотъемлемого биологического вида.

«При всех прочих равных условиях Харви предпочитал идти напрямик в самую гущу событий. На вопрос об этом он отвечал, что это его «бритва Оккама» теории боя: самый простой способ надрать неприятелю задницу, как правило, оказывается самым верным.»

Книга затрагивала несколько этических проблем, а именно: что значит быть человеком и есть ли у людей свобода выбора; можно ли оправдать убийство небольшой группы лиц ради блага (возможно, мнимого) большинства, и кто имеет право принимать на этот счет судьбоносные решения? И многие другие. Как в большинстве произведений научной фантастики, автор скорее склоняет читателей подумать над этими вопросами, чем дает какие-либо ответы. Хочу сказать, что данный роман очень продуманный, и мне понравилось, как в нем тщательно и спокойно излагаются сюжетные моменты, которые (я надеюсь!) станут более важными элементами в продолжении этой космической оперы. Не могу сказать, что Скальци вошел в круг любимых фантастов. Тем не менее я обязательно продолжу знакомство с циклом, проза которого ясна, прямолинейна и иногда резонансна. Впереди меня ждет третья часть под названием «Потерянная колония», и что-то мне подсказывает, что на ее страницах я снова встречусь с полюбившимися мне героями. Всем мира и добра!

«Всего один день, прожитый со способностью читать чужие мысли, – и иллюзии о неповторимом и сложном чуде человеческого сознания наступит конец.»

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Джон Скальци «Обречённые на победу»

Iriya, 10 декабря 2022 г. 17:17

«В семьдесят пятую годовщину со дня моего рождения я сделал две вещи. Посетил могилу жены. А потом вступил в армию. Первое оказалось менее драматичным событием, чем второе.»

Сказать по правде, я заинтересовалась этим циклом исключительно по вине его названия. «Ну какая может быть война у старика? — говорила я себе и все больше заряжалась желанием прочитать хотя бы первую книгу саги. Тем более с творчеством автора доселе я не была знакома. Природное любопытство все же взяло верх, и открыв книгу, я буквально с первых строк оказалась затянута в космический омут этой истории.

Перед нами мир далекого будущего, который имеет свои интересные особенности. Человечество все же вышло в межзвездное пространство. И это прекрасно! Плохо то, что во вселенском раздолье мало планет, пригодных для жизни людей, а встречающиеся частенько инопланетные расы готовы бороться за место своего обитания. Поэтому идут бесконечные сражения, чтобы защитить себя и колонизировать иную планетарную недвижимость.

Основная часть ресурсов человечества вне Земли находится в руках Сил Самообороны Колоний (ССК), куда может вступить каждый землянин, достигший определенного пенсионного возраста. Да! Да! Именно пенсионного возраста. Этой особой армии нужны люди, которые обладают знаниями и навыками, накопленными за десятилетия жизни. Именно таким новобранцем становится 75-летний житель Соединенных Штатов Америки по имени Джон Перри. Мужчина имеет лишь самое смутное представление о том, чего стоит ожидать от этой авантюры. Потому что информация о дальнейшем существовании людей, подписавших договор с ССК, — тайна под грифом «секретно», а связь между людьми и колонизаторами является односторонней. Не знает Джон и того, что вдали от его родной Солнечной Системы идет война, продолжающаяся десятилетиями. Жестокая, кровопролитная и непреодолимая война.

«От имени Союза колоний и Сил самообороны колоний я приветствую вас как новых граждан и самое новое поколение наших защитников. Да благословит вас Господь, и да позволит Он вам пройти невредимыми через все, что вас ожидает.»

Я бы назвала это произведение научно-фантастическим романом с элементами военной космооперы. Во всяком случае оно твердо соответствует уже существующим шаблонам этого жанра, таким как «Звездный десант». А именно: новобранец в межзвездных войнах будущего стремительно погружается в свою новую жизнь; знакомства с товарищами-солдатами; тренировки строевой подготовки; первая битва, первое убийство и первая смерть друзей; цинизм и немного романтики. Книга читалась очень быстро благодаря легкому повествованию от первого лица. Наш герой, находящийся на грани жизненных перемен, был наполнен огромной дозой ироничного самоанализа с немалой долей меланхолии. Большой акцент автор сделал на различных сражениях, в том числе и космических. Они воспринимались мной, как кадры видеоигры: стрельба, повсеместная опасность, колонизация миров и необычные представители инопланетных рас. Было интересно, но не хватало драматизма, будто эти битвы были переходными сценами, а не действительно важными элементами книги.

«Добро пожаловать в сраную вселенную! Вселенная — это офигенно говняное место, друзья мои.»

Было любопытным, что в качестве главного героя автор выбрал пожилого мужчину. Благодаря чему читатели получили спокойные и вдумчивые размышления человека, с нежностью и грустью оглядывающегося назад и готового начать жизнь заново. Созерцание истории было окрашено веселой и слегка сварливой будничностью, присущей типу людей пенсионного возраста. Даже назойливое желание Джона пошутить совсем не вызывало раздражения, а являлось частью правдоподобности его образа. И все же были негативные моменты, связанные с главным персонажем, особенно во второй части произведения. Абсолютный новичок в военном деле наш герой оказался центром происходящих боевых событий, которому все удавалось с первой попытки без каких-либо ошибок. Каждый молниеносный успех этого действующего лица виделся мне маловероятным, а складывающиеся вокруг него волшебным образом события были идеальными лишь благодаря силе авторского сценария. Немного нереально, как в пресловутых американских боевиках.

«Проблема преклонных лет состоит не в том, что из строя выходит одна треклятая деталь за другой, — из строя выходит все вместе, одновременно.»

Надо признать, что с точки зрения научной фантастики книга оказалась весьма неплохой. Во всяком случае, первая ее половина соответствовала моим ожиданиям: отличные элементы научной фантастики и логические объяснения причинно-следственных связей описываемого. Всегда полезно получать представление о будущих технологиях, о которых никогда не задумывалась. Некоторые сюжетные линии вызывали у меня желание взаимодействовать с этими гипотетическими технологиями. И это было здорово! В конце концов, когда мы читаем научную фантастику, то жаждем уникальных решений и дальновидных изобретений. Все это действительно есть в данной книге. Однако пройдя середину произведения, я начала чувствовать, что сюжет постепенно перемещается от плюса к минусу. Казалось, что Скальци исчерпал новаторские идеи, и ближе к заключительной части произведения градус моего интереса ко всему происходящему немного понизился.

«Каждого из нас в значительной степени делает человеком то, что мы значим для других людей и что они значат для нас. Мне не хватает сознания того, что я для кого-то что-то значу.»

Что мне всегда нравится в книгах, так это психологические изменения, которые происходят с персонажами после того, как они сталкиваются с трудной ситуацией, в данном случае — с войной. Было очень интересно наблюдать и анализировать, как совесть и моральные принципы психологически воздействуют на персонажей после совершения ими тех или иных поступков. Приходило осознание, что определенные миссии должны выполняться в силу своей важности, но внутренне это противоречило их личным взглядам. Это своего рода кислотная грязь, которая проедала любой внутренний щит и разрушала душу изнутри. Такие эпизоды и мысли, навеянные ими, делали этот роман для меня более глубоким. Данная книга хорошо подойдет всем любителям научной фантастики, как начинающим исследователям, так и опытным ее фанатам. Думаю, что при желании каждый сможет найти здесь что-то для себя интересное. Не могу сказать, что осталась в восторге от этой части цикла, но знакомство с ним все же продолжу. Всем мира и добра!

»...вы прожили достаточно долго, чтобы понять, что своя собственная жизнь — это не единственное, ради чего стоит жить.»

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Алекс Джун «Спи, Алиса»

Iriya, 5 декабря 2022 г. 19:25

» — Жаль я не вижу дорог.

- Они у тебя в сердце, ты их не видишь, но чувствуешь. Делаешь выбор»

...Спи, Алиса! В снах сокрыт ключ к бытию. Она закрывает глаза и видит переплетенные кремовые ветки огромного дерева, розовые цветы с персиковыми листьями или небольшую поляну, со всех сторон объятую лесом скрюченных деревьев. Есть еще необычные двери в странном пространстве. За ними люди со своими трагедиями, доблестями и надеждами? Или все же тайна сакральных знаний о человеческой сути, выборе жизненного пути и странствиях души в попытках обрести зрелость? Кто эта Алиса? Уникальная особа со сверхъестественными способностями? Или обычный человек, как мы с вами, стремящийся дотянуться до незримых путей судьбы. Вместе с ней, сидя на корточках и смахивая с подола платья шуршащие листья, мы будем плести судьбу. Спи, Алиса...

«Но сказки кажутся правдой лишь ночью, когда ожившие тени пляшут вокруг костра и ползают по стенам, словно силуэты приближающихся снов.»

Эта книга — литературное воплощение сюрреализма, красивое фэнтези с терпким привкусом завораживающей мистики. Основной ее посыл настолько оригинальный, что каждое лишнее слово аннотации или отзыва способно разрушить интригу этого творения. Роман представляет собой калейдоскоп разбросанных по страницам осколков сюжета. Каждый из них — маленький ключик к дверце, которая рано или поздно должна привести нас к финальному откровению.

Легкий, поэтичный слог автора завораживал философскими мыслями и веселил ярким юмором в милых диалогах. Как много всего интересного сумела выразить Саша в своей, совсем небольшой книге. Даже мне — любительнице крупногабаритной литературы, вполне хватило этого сюжетного масштаба. Три линии повествования с судьбоносными поступками людей обвивались вокруг общего сюжетного стержня. Они переплетались подобно веткам древнего дерева. Зримо и междустрочно эти линии пронизывали собой все полотно книги.

Интересная игра автора с пространством и временем позволила читателям побывать в прошлом и будущем, во снах и разноплановых мирах. Что общего между Кровавой Ведьмой, строптивой студенткой и администратором в больнице? Книга про Алису раскрыл нам эту загадку.

У Алекс получились невероятно интересные образы главных действующих лиц. Они идут по зову сердца, ценят в людях маленькие несовершенства, на вещи смотрят объективно и не забывают нести ответственность за совершенные проступки. Сильные женские персонажи, были способны во имя жизни любимых людей идти в огонь, воду и кровопролитный бой, выворачивая возможный исход всего происходящего в сторону добра и справедливости. Каждая из этих смелых девчонок строит свою судьбу, невольно влияя на жизненные дороги близких. Любой их выбор — опасная игра с судьбой: удача влечет счастье, ошибка — расплату. Я очень люблю мужские образы, которые воплощает на страницах своих книг писательница. Эпизоды с их участием пропитаны уютом и душевной теплотой.

Взаимоотношения между персонажами описаны в проникновенных тонах, и они сопровождаются очень неожиданными поворотами. Эти смельчаки идут по направлению чувств, а окружающая действительность в унисон с эмоциями поддерживает их в этом. Милые подтрунивания героев друг над другом вызывали улыбку, а неземные переживания — глубокое сочувствие. Не была забыта и тема любви с размышлениями об истинных проявлениях этого чувства! И это было интересно.

Динамичный сюжет сделал свое дело, и книга была прочитана на одном дыхании. Рассвет финала подкрался незаметно и он вызвал слезы радости и прозрения. Я в очередной раз задумалась над тем, насколько каждый из нас многогранен и уникален. Путешествуя между мирами в нелинейном времени наша бессмертная душа претерпевает множественные изменения, совершенствуя себя с каждым новым воплощением. Я благодарна автору за эту историю.

«В нашем мире сокрыто множество тайн мироздания, одни лежат на поверхности и ждут, когда их найдут и разгадают те, что ищут ответы, другие тайны спрятаны настолько хорошо, что обречены на вечное забвение. Третьи же разгадываются случайно, ими часто пренебрегают, недооценивают… до поры до времени…»

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Деннис Тейлор «Потому что нас много»

Iriya, 2 декабря 2022 г. 15:41

Продолжаю знакомство с творчеством Денниса Тейлора. Хочу сказать, что его работы отличаются от произведений других авторов научной фантастики простотой повествования и ненавязчивой юмористической составляющей. Как «Мы — Легион. Мы — Боб», так и «Потому что нас много» выступали для меня в качестве развлекательно-успокоительного средства от меланхолии.

Данная книга является прямым продолжением своей предшественницы по циклу. История по-прежнему вращается вокруг Боба Йоханссона, который однажды проснулся и понял, что он является разумным управляющим интеллектом для зонда Фон Неймана. Покинув Землю, он предвкушал жизнь, полную исследований бескрайнего Космоса и блаженного одиночества. Вместо этого Боб (а точнее отдельно взятые его всевозможные копии) для одних стал небесным богом, а для других — неожиданной надеждой на обретение нового дома. Однако основная заслуга клонов заключалась в том, что все вместе они, возможно, оказались единственной силой, которая может остановить истребление живых существ и разрушение их планет.

«Как только ты вырываешься вперед в крысиных бегах, вселенная находит для тебя крыс побольше.»

Книга читалась чуть быстрее, чем на одном дыхании. Во-первых, ее содержание состояло из постоянно чередующихся малюсеньких глав, которые в совокупности транслировали несколько линий повествования. Они бесконечным разноцветным потоком проносились перед глазами, соединяясь по мере чтения в красочный калейдоскоп сюжета. Во-вторых, легкий стиль письма способствовал тому, что я отдыхала в компании с этой книгой, не замечая приближающегося финала. Мне многое здесь понравилось: авторские идеи, развивающие историю; антуражные зарисовки, украшающие текст; появление новых героев и становление уже полюбившихся; произнесенные мысли и поднятые вопросы, высказанные жизнеутверждающим и невероятно веселым слогом.

«Стоит тебе решить, что человечество уже достигло пределов идиотизма, как оно задает новый стандарт.»

Несмотря на то, что Тейлор наградил свое детище научно-фантастическими изысканиями, смысл происходящего будет понятен широкому кругу читателей. Некоторые технические объяснения были представлены в забавной форме, в том числе и с отсылками к таким произведениям, как «Звездный путь» и «Звездные войны». Я ловила себя на мысли, что абсолютно не хочу ставить под сомнение какие-либо научные идеи автора. При этом каждая линия сюжета несла свое настроение и звучала в собственной тональности, а художественное описание антуража некоторых эпизодов вызывало восторг! Я представляла, что вместе с героями через беспилотник-наблюдатель смотрю на потрясающий закат планеты типа К. От недавних гроз остались лишь разрозненные облака, пылающие в небе, словно костры. Джунгли протягивались от горизонта до горизонта, обнимая холмы и неохотно расступаясь вокруг редких скал. Создания, похожие на птиц, кружили в небе и пикировали к поверхности планеты. И если забыть про существ, несущих смерть, то могло показаться, что ты в раю.

«Неужели через много лет я стану дьяволом в каком-то религиозном мифе? Я вздохнул. Похоже, такая опасность грозит каждому божеству.»

Не разочаровали и действующие лица... то есть многочисленные повторения Боба. В первой книге у нас уже было несколько клонов, которым предстояло в этой части расширить актерский состав. Мне было интересно наблюдать за развитием образов многих из них. Несмотря на постоянно увеличивающееся число героев, я сомневаюсь, что в дальнейшем кто-нибудь из их числа окажется лишним. «Бессмертие — это неплохо», — говорили зачастую персонажи романа. А писатель вторил им мыслью о том, насколько важно оставаться человеком, даже находясь в бессмертном состоянии. Я восхищалась, читая про искусственный интеллект, обладающий человеческими воспоминаниями и эмоциями, который во взаимодействии с окружающими его эфемерами способен чувствовать сострадание и любовь. А также боль утраты и радость встречи, тревогу за живое существо и счастье сосуществования вместе... На фоне этого всего было несколько лирических моментов, которые неожиданно оказались очень яркими составляющими произведения.

«Время не имеет значения. В нашем распоряжении вечность.»

Динамика развития событий и темп повествования не теряли своей интенсивности вплоть до самого финала. Бобы (благослови их Мироздание!) не сбивались с запланированного курса ни на секунду. При этом они умудрялись решать проблемы в масштабах, превышающих человеческие. В отличие от первой книги здесь история приобрела большую убедительность благодаря возросшим угрозам, напряженности и эмоциональному сюжетному резонансу. Воистину, ничто не делает исследование Космоса более захватывающим, чем столкновение с неминуемой опасностью. Поэтому заключительные страницы невероятно интриговали, а сам роман завершился клиффхэнгером. Что ждет вселенную Боба впереди, и смогут ли герои успешно противостоять страшному врагу? Об этом мы узнаем в третьей книге цикла, которую я буду с нетерпением ждать. Честно скажу, что получаю удовольствие, путешествуя по бескрайнему пространству и открывая для себя новые миры, новых героев и новые сценарии дальнейшего развития событий. Всем мира и добра!

«Шпилька запрыгнула на колени Марвина и заурчала. Искусственный интеллект кошки был абсолютно реалистичным, вплоть до полного отсутствия преданности.»

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Энди Вейер «Проект «Аве Мария»

Iriya, 25 ноября 2022 г. 14:49

«Эволюция может дать сумасшедшие результаты, если не вмешиваться в нее несколько миллиардов лет.»

Я решила, что после романа «Артемида» будет неправильным откладывать в долгий ящик дальнейшее знакомство с творчеством автора. Продолжая добрую традицию своего предшественника, «Проект «Аве Мария» меня также не разочаровал. Пожалуй, можно даже сказать, что это произведение понравилось мне немного больше, чем приключения в Лунном городе. Тому виной несколько аспектов, среди которых злободневность задетых писателем вопросов, структура фабулы и масштабность происходящих событий. В этой книге Вейер по-прежнему придерживался правила: заставить читателей решать различные головоломки. Поэтому загадки с непонятным количеством неизвестных возникали в переплете этих страниц буквально с первых строк. Итак, однажды герой романа просыпается в очень необычной обстановке. Рассматривая странное помещение, он обнаруживает, что единственными его товарищами по несчастью являются два мумифицированных трупа. Кто они? Не ясно. Пытаясь понять, что происходит, он вызывает в памяти картинки прошлого, но его сознание играет с ним злую шутку. Например, он помнит, что в Либерии используют имперскую систему мер, знает правила извлечения назогастрального зонда и с легкостью отличает лазерный интерферометр от прочего лабораторного оборудования. Однако при этом не может вспомнить собственного имени, не говоря уже о характере своего возможного задания и тем более о том, как его выполнить. Где он? Как сюда попал? И самое главное — кто он такой? Интрига нарастает еще больше, когда мужчина замечает некую неправильность в окружающем его пространстве, а именно — высокая сила гравитации. Объяснение напрашивается только одно — он находится не на Земле...

«Вы верите в Бога? Понимаю, вопрос очень личный. Я верю. И, по-моему, принцип относительности — гениальная Его задумка! Чем быстрее вы двигаетесь, тем медленнее течет время. Будто Он сам приглашает нас исследовать недра Вселенной, понимаете?»

Канва сюжета состояла из двух нитей: настоящее — то, что происходило после пробуждения героя; и прошлое — цепочка событий, приведших его к странным обстоятельствам. Эти нити постоянно переплетались между собой, дополняя друг друга. Страница за страницей, глава за главой... Благодаря многочисленным флешбэкам мы постепенно вникали в суть происходящего и, опираясь на информацию, бесконечно решали те или иные задачи. Иногда маленькие отрывки всплывали в памяти мужчины в нужное время в нужном месте, являясь очень удачным для фабулы откровением. Удобно для автора, но немного неправдоподобно для читателя. Говорить что-то детальное о самом сюжете — значит, увеличить возможность появления в рецензии никому не нужного спойлера. Скажу лишь, что ставки в романе казались огромными, шанс придумать план и выбраться из затруднительного положения виделся крошечным, и чем больше мы узнавали, тем больше миссия главного героя казалась невыполнимой. И так до самого финала.

«Научное открытие — странная штука. В нем нет момента озарения. Лишь долгое, упорное движение к цели.»

Вейер делал науку с одной стороны невероятно увлекательной, а с другой стороны общедоступной. Если бы в литературе был жанр «Научная фантастика для начинающих», то книги этого автора заняли бы в нем одно из первых почетных мест. Даже человек обыкновенный, оставивший (перекрестясь) где-то в общеобразовательной школе все свои знания по физике, может смело читать работы Вейера. Несмотря на наличие в этой книге трехэтажных формул и мозгоразрушающих определений, писатель прекрасно объяснял каждый нюанс происходящих на глазах читателя явлений. Это вызывало восхищение! Еще порадовало, насколько реалистичными были здесь научные разработки. Нет ничего хуже, чем изучать твердую научную фантастику и понимать, что научная часть — пустая болтовня. Здесь все по-другому. Основная идея и многие составляющие романа оказались интригующими, остроумными и действительно правдоподобными. За исключением, конечно, эпизода с десятикилометровой цепью, которая виделась техническим безумием.

«Идея проста до глупости. Правда, когда глупая идея срабатывает, ее называют гениальной.»

Если отбросить науку, то данная история о надежде и поиске решений в самых неожиданных местах; о судьбе и принятии неизбежности; о предназначении и самопожертвовании. Все это и многое другое наглядно демонстрировал нам единственный протагонист романа — Райланд Грейс. Эта драма была озвучена именно его ироничным голосом. Мы слышали его ушами, видели его глазами и знали его мысли, потому что автор снова избрал в качестве способа повествования — рассказ от первого лица. Скажу, что для меня главный герой — один из недостатков произведения. Этот образ оказался настолько собирательным, что сложно было представить все его навыки, знания и умения в одном теле. Не человек, а ходячая энциклопедия. Я в него не поверила. Второстепенные лица тоже разочаровали. Они представляли собой сборище расовых стереотипов и характеров, взятых из плохих голливудских фильмов. И все же один персонаж мне понравился, однако на просторах своего обзора я о нем деликатно умолчу. Тем самым приглашая вас прочитать эту книгу самостоятельно.

«Люди обладают потрясающим свойством адаптироваться к необычным явлениям и воспринимать их как обычные.»

Благодаря интересной структуре книга читалась на одном дыхании. Каждая глава подчинялась единому шаблону: появление проблемы, неудачи в ее устранении, решение проблемы (всеми правдами-неправдами) и ожидание следующей проблемы, которую также необходимо аннулировать. Поэтому сюжетное напряжение росло с крейсерской скоростью по мере того, как приближалась заключительная часть. Честно признаюсь, что финал меня во многом удивил. Даже глядя на названия глав, я не ожидала ничего подобного. Не для кого не секрет, что «Проект «Аве Мария» — роман-катастрофа. Учитывая все известные мне произведения, посвященные этой теме, автору удалось придумать очень оригинальную идею угрозы человечеству. Во всезнающей Википедии я прочитала, что права на экранизацию романа были куплены. Посему с удовольствием еще раз окунусь в эти невероятные космические приключения. В общем и целом, буду ждать кинематографическую интерпретацию произведения и думать об одноклеточных организмах. Всем мира и добра!

«Но помни, дитя моё, что истинная ценность лежит в самом странствии, а не в достижении цели.»

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Роберт Маккаммон «Голос ночной птицы»

Iriya, 16 ноября 2022 г. 11:01

«Скажите мне, в чем смысл этой жизни, если правда не стоит того, чтобы за нее бороться? Если правосудие — это пустышка? Если красота и добродетель обращаются в пепел, а зло ликует перед пламенем костра?»

Многим читателям имя Роберта Маккаммона известно благодаря книге «Жизнь мальчишки». Именно с нее и началось мое неудачное знакомство с творчеством писателя. Увы и ах, тогда я испытала разочарование. Посему, взяв в руки «Зов ночной птицы», я авантюрно дала автору второй шанс. Забегая вперед, скажу, что осталась довольна своим решением. Здесь мы видим тщательно проработанный исторический роман с элементами мистики, детектива и даже (не побоюсь этого слова) триллера. Прежде чем перейти к рассуждению о книге, позвольте обратиться к прошлому. Ведь перед нами — историческая проза, а значит она пронизана призраками минувшего, что потрясающе удалось передать Роберту. Итак, предлагаю на секунду перенестись в 1692 год, который во многом повлиял на описанные здесь события. Именно тогда в славном городке Салем штата Массачусетс произошло мракобесие, вошедшее в анналы под названием «Салемские процессы». 8 февраля упомянутого года добропорядочные пуритане, отличающиеся религиозным фанатизмом, со словами на устах «Тот, кто страдает, побеждает» пытались воссоздать «царство чистоты в землях дьявола». И если бы кто-то из нас присутствовал тогда на судебном заседании, он бы увидел, как богобоязненные люди могут хладнокровно повесить девятнадцать человек, обвиняя их в одержимости дьяволом. Таким свидетелем оказался один из главных героев данного романа — магистрат Айзек Вудворд. И спустя семь лет, в 1699 году именно ему выпадает честь разобраться в деле молодой вдовы, обвиняемой в убийствах и колдовстве. Взяв с собой своего помощника, молодого клерка по имени Мэтью Корбетт, пожилой судья прибывает в городок Фаунт-Роял колониальной Каролины для выяснения обстоятельств и, конечно, для вынесения приговора. Охота на ведьм продолжается!

«Хотя человек и был сотворен по образу и подобию Бога, людские деяния и замыслы нередко основывались на самых что ни на есть дьявольских идеях.»

Я прочитала эту книгу за рекордные, в моем понимании, сроки. Она заворожила меня буквально с пролога. Автор не спешил раскрывать перед читателями все карты, поэтому сюжет оказался вязким и тягучим, как та грязь болотистой местности Южной Каролины, в которую угодили герои на первых страницах этого романа. Каждая завершенная глава лишь расширяла круг вопросов, не принося при этом ни одного ответа. И так до самой финальной части. Возможно, именно постоянно усиливающаяся интрига возбуждала мой интерес. Оказалось абсолютно невозможным оторваться от чтения и делать что-то другое, потому что мысли круглосуточно были заняты расследованием. Постоянно крутилось в голове «что же происходит» и «чем все это закончится». Кровавые убийства, тошнотворные сношения, пожары, ночные слежки, холод тюрьмы и сюрреалистические видения на фоне повсеместной крысиной возни и проливных дождей, которые, казалось, никогда не прекратятся. Даже появление солнца не избавляло от ощущения, словно я с героем бреду сквозь вечную тьму и холод.

«Немилость Господня подобна бездонной яме: стоит однажды в нее упасть, и это падение будет нескончаемым.»

Прозу автора хотелось читать не только из-за содержания, а в первую очередь из-за великолепного стиля написания. Маккаммон создавал каждое предложение с чувством литературной красоты, сохраняя при этом направление повествования и не отклоняясь от заданного курса. Интересные диалоги, украшенные юмором и остроумием. Яркая игра слов, заставляющая улыбаться. Потрясающие антуражные описания, которых было вполне достаточно, чтобы живо представить пейзаж сюжета, не перегружая себя лишними домыслами. Даже слабая динамика развития событий являлась для меня достоинством книги, позволяющим не спеша проникнуть в суть произведения. Действительно казалось, что я существовала там вместе с героем. Было много эпизодов, которые я читала с напряжением или с отвращением. Но также присутствовали и прекрасные лирические отступления. Я слышала песню ночной птицы, в унисон которой даже звезды мурлыкали на черном бархате неба. И радостно было, что на земле даже в самый темный час есть благодать.

«Истинная любовь предполагает стремление открыть клетку — будь то железные прутья или незримые тиски жестокой несправедливости — и выпустить ночную птицу на волю.»

Маккаммон сумел создать реалистичных, уникальных и многогранных персонажей. Как главных, так и второстепенных. Камерность сюжета, запертого в рамки небольшого городка, и узкий круг жителей, каждый из которых мог скрывать свою тайну, обнародованную лишь в финальной части книги, — все это напоминало мне произведение «Твин Пикс», перенесенное в реалии 1699 года. Двигаясь по страницам за повествованием, мне казалось, что передо мной парад лицедеев, очень умело скрывающих свою истинную сущность. Каждое слово текста вдыхало в роман глоток жизни, зачастую с оттенком зловония. Уверенные в своей исключительности и «избранности» пуритане, живущие в Фаунт-Рояле, сумели каким-то образом отдать его во власть некоего великого Зла, которое разрасталось пасмурными днями и мрачными ночами с быстротой ядовитых грибов. Оно проникало в сны, искажало сознание, доводило до безумия и совершало преступления. Как ни странно, но тяжелое бремя — узнать правду происходящего вокруг, легло на плечи молодого помощника судьи.

«Дьявол может принимать самые разные обличия и потому всегда нужно следить за тем, что и где ты говоришь.»

Прямо скажем, Мэтью Корбетт застал меня врасплох, и я готова пожать дружественную руку автора за образ этого потрясающего двадцатилетного мальчишки. Мэтью — человек, значительно опередивший свое время, наделенный ненасытным любопытством и цепкой любознательностью; любитель книг, имеющий высокий интеллект и способность прислушиваться к голосу разума; скептик с научным методом поиска истины; гуманист, которому принципы справедливости придают силы и позволяют сохранить душевное спокойствие. «Я люблю решать головоломки и обычно не успокаиваюсь, пока каждая деталь в них не займет надлежащее место,« — говорит он и воистину бесстрашно совершает подвиги, пытаясь найти разгадку происходящего безумия и распутать паутину коварного заговора. На мой взгляд, этот роман — отличный пример детективного сюжета, превращенного в прекрасное историческое приключение со страстным призывом к правде и справедливости. Я не смогла найти недостатков у него, мне понравился даже финал. Поэтому обязательно продолжу чтение цикла.

«Вот в чем беда с вами, законниками. Вы чересчур много думаете.»

Автор прекрасно отразил нравы и особенности быта людей колониальных земель Америки того времени. Мне было интересно об этом читать. Их жизнь окутывалась густым облаком суеверий. Менталитет с легкостью прогибался под натиском громкоголосых. А доказательством вины зачастую выступало что-то, балансирующее между фантазией и реальностью. Глядя на события 1699 года с высоты страшного 2022 года, я была вынуждена признать правоту одной из основных мыслей автора. А именно, что современность, та которую я каждый день наблюдаю из окна и в средствах массовой информации, мало чем отличается от того, давно ушедшего мира, дивно отраженного на страницах этого произведения. Те же страсти и те же преступления. Те же пороки и те же мерзавцы. Только здесь и сейчас намного больше возможностей грешить и намного больше пространства для этого. Абсолютно непонятно, что случится через час/минуту/миг, и тем более одному Богу известно, что принесет нам грядущий день. Именно это, в конечном итоге, осталось во мне послевкусием. Всем мира и добра!

«Весь мир открыт перед тобой. Тебя ждет блестящее будущее. Об одном умоляю: остерегайся тех, кто может это будущее уничтожить.»

----

Цитаты, не вошедшие в рецензию:

«Ничто так не обостряет ум, как требование сделать что-то без лишних раздумий.»

«Древо домыслов» — это единственное растение, успешно пустившее корни в Фаунт-Ройале.»

«Прежде чем думать о переправе, надо хотя бы дойти до реки.»

«Странность — это одна из тех вещей, которые каждый понимает на свой лад.»

«Да лучше уж вой волков, чем завывания святых. Может, тебя сожрут, зато от скуки не помрешь.»

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Гай Гэвриел Кей «Гобелены Фьонавара»

Iriya, 8 ноября 2022 г. 17:10

«Она видела, как возникали миры — сперва Фьонавар, а затем и все остальные — в том числе и ее собственный, возникновение которого было похоже на мгновенный промельк времени. И Боги являлись ей, и она знала все их имена, и прикасалась — да только не могла удержать, ибо этого не может ни один смертный, — к самой сути того невероятно сложного рисунка, что ткал на своем станке великий Ткач...»

Знакомство с творчеством Кея у меня началось с романа «Тигана», который оставил после себя только хорошие впечатления. Поэтому я решила продолжить чтение работ автора с самых первых книг цикла «Миры Фьонавара», принесшего ему мировую известность. А именно — с трилогии «Гобелены Фьонавара», которая включает в себя следующие части: «Древо жизни», «Блуждающий огонь» и «Самая темная дорога». Не могу сказать, что переворачивая последнюю страницу трилогии, я была в восторге от прочитанного. Однако обо всем по порядку.

О чем произведения? Все начинается с того, что однажды пятеро студентов Университета Торонто на кельтской конференции знакомятся с необычным человеком и вскоре обнаруживают, что их втягивают в конфликт между Тьмой и Светом. Все дело в том, что где-то в волшебном королевстве Расплетающий Основу угрожает уничтожить великий Гобелен жизни и стремится скрыть грядущее первого из миров Вселенной в своей черной зловещей тени. Героям предлагают присоединиться к возродившейся войне.

Несомненно, данная трилогия — это грандиозная дань уважения «Властелину колец». Кей затягивает читателя в историю, сильно напоминающую шедевр Толкина как развитием многих событий, так и особенностями самого фантастического мира под названием Фьонавар. Буквально с первых глав отважные молодые люди присоединяются к магам, альвам (аналогам эльфов), гномам и силам Верховного короля, чтобы сразиться с коварным Ракотом Могримом, вырвавшемся из своей горной тюрьмы. При этом в полотно сюжета были вплетены мотивы кельтской, нордической и тевтонской мифологии. В том числе присутствовали и персонажи легенд о короле Артуре, что на мой взгляд, оказалось лишним. Да простят меня поклонники артурианы.

«Некоторые поступки — независимо от того, во имя добра или зла они совершаются, — находятся так далеко за пределами нормального человеческого поведения, что заставляют нас, когда мы о них узнаем, перестраивать все свое восприятие действительности, чтобы подыскать им в этом восприятии соответствующее место.»

Первая книга, особенно ее вступительные главы, была довольно интригующей. Мне хотелось побольше проникнуться персонажами, впитать прелести окружающего их фантастического мироздания, погрузиться в пучину происходящего действа. С каждой страницей я благодарила автора за его поэтический стиль письма — витиеватость фраз, глубину мыслей, образность выражений и наличие стихов. Казалось, что я попала в сказку, где шепчут деревья в лесу, звенит серебряными переливами озеро, а чувства людей понятны даже луне, беспрепятственно заливающей своим сиянием ночные просторы королевства. Но со временем герои, антураж и тем более происходящие события перестали производить на меня должного впечатления — все оказалось очень поверхностным. И даже народ степных кочевников, за которыми изначально интересно было наблюдать, не спас положения. Дальше была вторая книга с необъяснимым обилием драматизма, эмоций и неутолимых сексуальных порывов. Я окончательно остыла к этому произведению и читала третью книгу лишь с целью узнать, чем автор решил ознаменовать финал.

«Мы — лишь сумма собственных желаний.»

Несмотря на то, что Фьонавар полон достопримечательностей, а его прошлое бурлит именами героев, все рассказанное автором виделось размыто. Не было четкой картины мира — ни в его структуре, ни в конформации территорий, ни в истории прошлого, события которого хронологически следовали друг за другом на протяжении эпох, чтобы мироздание стало таким, каким мы его видим в книгах. Тоже самое можно сказать и об упомянутых героических фигурах минувшего, которые не выделялись чем-то интересным, а их имена так и остались только именами. Другой проблемой стала неправдоподобность описанного. Люди из 20-го века попали в волшебную страну, чтобы принять участие в войне на стороне мифического мира, пожертвовав собой. Мне оказалось сложным представить себя на их месте. При этом на каждого Избранного каким-то чудесным образом нисходили знания — не было никаких проблем находиться в реалиях средневековья без электричества, техники и привычных благ современности. Все им удавалось сделать настолько легко, что в некоторые повороты сюжета совсем не верилось.

«А потом любовь, любовь — самая глубокая пропасть в последовательности дней его жизни.»

Самое большое впечатление на меня произвело появившееся в самом начале произведения Древо Жизни, образ которого был непосредственно заимствован в кельтской мифологии. Остальное изобилие чудес и фантастических существ лишь заставляли пожимать плечами, поэтому в какой-то миг мне стало все равно, кто найдет магический Рог и вызовет многочисленное воинство божеств. Идея Избранных тоже была созвучна с древними легендами и производна от них. Но эти образы оказались совсем не уникальными в контексте этой истории, потому что каждый из них оказался предсказанным каким-то волшебным пророчеством и предопределен для каких-то великих целей. Конечно, история героев более сложна, а их путь более запутан, чем может показаться на первый взгляд. Да и автор постарался дать им какую-то психологичность, но мне до последней страницы казалось, что о подобных людях и судьбах я уже много где читала. Наличие же действующих лиц, сошедших сюда со страниц цикла о короле Артуре, как я уже говорила ранее, мне вообще показалось абсолютно лишним.

«Когда блуждающий огонь

Ударит в сердце Камня,

Последуешь ли ты за ним?

Оставишь ли свой дом?»

На примерах действующих лиц автор постарался раскрыть злободневные темы всех времен и миров: о любви и судьбе, о свободе и искуплении. Эти вопросы звучали мощно на страницах произведения, однако их пояснение было абсолютно непоследовательным. Иногда казалось, что в этих книгах слишком много стрел купидона, любви с первого взгляда и счастья до конца жизни. Я была абсолютно не готова к таким банальностям. При этом некоторые важные события в повествовании были не совсем конкретизированы. Мне сложно называть категорию читателей, которым понравится или, наоборот, не понравится данная трилогия. Лично я немного устала от героев, мотающихся по всему фэнтезийному миру, в котором на разных землях появляются уникальные магические существа, чтобы найти уникальные магические предметы и выполнить уникальные магические ритуалы... и так до бесконечности, а точнее до финала. Получилось немного вторично. И все же я обязательно продолжу знакомство с творчеством Кея. Впереди меня ждет «Мир Джада» и «Сарантийская мозаика». Всем добра!

«Всегда хотя бы частично отказываешься от собственной независимости, когда с кем-то делишь свою жизнь. Но при этом связи между людьми становятся только глубже.»

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Энди Вейер «Артемида»

Iriya, 16 октября 2022 г. 15:08

«Строительство цивилизации — процесс довольно уродливый. Но его альтернативой является полное отсутствие цивилизации.»

До настоящего момента имя американского писателя Энди Вейера было для меня пустым звуком. Прославившую автора книгу под названием «Марсианин» я не читала, а просматривая одноименную экранизацию, даже не думала, что у нее есть литературный вдохновитель. Поэтому «Артемида» — мое знакомство с творчеством писателя. О чем она? Давайте представим себе недалекое будущее, в котором спутник Земли не является необитаемым. В единственном городе Луны, называемом Артемида, живет две тысячи человек, среди которых — главная героиня этой истории Джазмин Башара. Сказать, что жизнь двадцати шести летней женщины непростая, ничего не сказать. У нее невероятно сложные отношения с отцом-сварщиком; ее любовные взаимоотношения оставляют желать лучшего, а репутация трещит по швам; она живет одна в крошечной, вызывающей клаустрофобию комнате-капсуле, не имеющей даже намека на какие-либо индивидуальные удобства; она едва сводит концы с концами, работая курьером и разнося по всему городу различные грузы, иногда даже контрабандного характера. При этом Джаз даже слушать не хочет о том, чтобы жить в каком-либо другом месте, тем более на Земле. И она полна решимости так или иначе добиться здесь успеха без чьей-либо помощи. Однако терпит бесконечные удары на этом поприще. Книга открывает перед нами свои объятия в тот момент, когда доблестная героиня с треском проваливает экзамен на членство в Гильдии Работников безвоздушного пространства. Поэтому, когда Тронд Ландвик, один из самых богатых людей на Луне и постоянный покупатель контрабандных предметов роскоши, делает ей необычное партнерское предложение, авантюристке Джаз оказывается весьма сложно перед ним устоять.

» — Извини, но это дело не для меня. Поищи кого-нибудь другого.

- Даю миллион жетонов.

- Договорились.»

Повествование велось от лица Джаз, поэтому мы буквально слышали, видели и чувствовали все то, что слышала, видела и чувствовала главная героиня. Зачастую считается, что многие представительницы прекрасного пола от природы болтливы. Джазмин Башара как раз из числа таковых. А теперь представьте, каково это оказаться у нее в голове, в мыслях... То еще испытание. Джаз — мятежная арабка, абсолютно не религиозная, хотя мусульманка по происхождению. При этом она весьма остра на язычок, зачастую не выбирает выражений в разговоре с оппонентами, любит плоско шутить и обладает искрометным и воистину саркастическим чувством юмора. Возможно, кому-то из читателей подобные черты личности двадцати шести летней женщины покажутся отталкивающими. Мне же было невероятно весело и интересно за ней наблюдать. Вейер раскрывал ее образ постепенно, страница за страницей. Большинство глав были интересно украшены интерлюдиями личной переписки героини с неким Кельвином. Что тоже добавляло в сюжет толику загадочности.

«Дорогой Кельвин, Да как ты смеешь называть меня лентяйкой! Я придумаю какой-нибудь едкий ответ, но потом. Сейчас просто лень.»

Не могу не упомянуть о других действующих лицах. Вейер набрал отличный состав героев второго плана, который представлял собой некий винегрет из многочисленных народов Земли. Например, Правительство Артемиды во главе с женщиной-администратором было основано в Африке и контролировалось Кенийской Космической Компанией. Жизнь мультикультурного общества Луны целиком и полностью зависело от народонаселения с его менталитетом, вероисповеданиями и сексуальным предпочтениями. Хотя «на Луне нам все равно, кто с кем спит, если это с общего согласия и люди взрослые». Конечно, не обошлось в книге без мрачной россиянки, самоотверженного еврея и ответственного араба. Надо также заметить, что сама главная героиня была уроженкой Саудовской Аравии. Однако среди всех прочих меня очень порадовал образ неуклюжего гения всевозможной техники с самым что ни на есть говорящим именем, являющегося по происхождению представителем Незалежной. В общем, спасибо автору за Мартина Свободу.

«Я где-то читала, что, когда собираешься в гости к украинцу, надо обязательно что-нибудь с собой принести.»

Надо отдать должное писателю — его роман получился невероятно кинематографичным, в том числе и благодаря повествованию от первого лица, которое прекрасно создавало иллюзию безусловного и непосредственного присутствия читателей в разворачивающемся действе. Вместе с тем меня поразила сумасшедшая динамика происходящего. К сожалению — а может, и к счастью! — здесь все происходило не так, как было запланировано героями изначально. Оказалось сложно реагировать на проносящиеся перед глазами события. Не успели мы вместе с героиней толком расстроиться из-за провального экзамена для получения разрешения на работу гида, как уже обдумывали необычный саботаж, после чего оказывались ключевыми персонажами детективной истории с убийствами и странными загадками, плавно перетекающей в миссию по спасению всея Артемиды. Несмотря на некоторые неправдоподобные и даже наивные сюжетные повороты, чтение книги оказалось «залипательным» — от первой до последней страницы.

«Я встала и залпом допила свой «Боумор». Наверняка в этот момент вся Шотландия охнула, шокированная таким святотатством.»

Невероятно понравилось устройство лунного города, которое получилось у автора тщательно спланированным и очень логичным. Артемида состояла из пяти сфер, соединенных между собой тоннелями. Вейер продумал также экономическую, социальную и политическую организацию общества Артемиды. При этом он постарался реализовать нестандартные решения, в том числе и технологические: добыча полезных ископаемых в условиях лунной атмосферы; уникальная система жизнеобеспечения города с неисчерпаемым источником кислорода в виде алюминиевой промышленности; система рекуперации серых стоков, позволяющая экономить воду. И многое другое. Есть здесь даже многоразовый презерватив, который меня очень повеселил (дякую, Мартiну). Одна деталь, которая мне особенно запомнилась, связана со своеобразной валютой на Луне, называемой «жетонами». Она представляет собой кредитную систему, основанную на выраженном в граммах весе доставленного с Земли груза.

«Слушай, по шкале глупости от единицы до «вторгнуться в Россию зимой», насколько у меня дурацкий план?»

Надо заметить, что в «Артемиде» нет ни одного лишнего эпизода. Все события даются в динамике, не тормозят повествование и являются логичными составляющими сюжета. Небольшое по объему произведение абсолютно было лишено всяческих скучных моментов и утомительных пояснений. Роман — яркий представитель твердой научной фантастики, но при этом он начисто лишен зубодробительных научных составляющих, которыми так любят украшать свои работы писатели-фантасты (здравствуй, Уоттс!) И все же благодаря книге я унесла с собой несколько килограммов знаний относительно сварочных работ. На Луне я теперь точно не пропаду, потому что среди всего прочего имею точное представление, как зажигается горелка сварочного аппарата в вакууме. Не могу сказать, что данное творение обладает особой литературностью, однако мне понравилось, что писатель радовал читателей оптимизмом и юмором, особенно «математическим».

«Подобная работа должна была бы занять минут сорок пять, но у отца ушло три с половиной часа. Мой отец любит меня на триста шестьдесят шесть процентов больше, чем что-либо еще в своей жизни.»

В целом роман мне понравился. Это было легкое чтение, после которого осталось приятное послевкусие. Я начала задаваться вопросом: может ли когда-нибудь вся та жизнь, тщательно описанная здесь, стать реальностью? Эти мысли подпитывались информацией из всезнающего интернета касательно «Артемиды» — американской космической программы исследования Луны, возглавляемой агентством НАСА. Она будет состоять из серии миссий, первая их которых должна стартовать уже в этом году. В то время, как некоторые власть имущие занимаются страшными преступлениями вокруг своих империалистических амбиций, где-то есть люди с большой буквы, намеренные восстановить присутствие человека на необитаемом спутнике Земли. Неужели это возможно? Хочется верить, что вскользь упомянутая автором на страницах данного произведения фраза однажды станет пророческой. А именно: «Himmelen er ikke grensen». Это означает, что «Даже небо не предел». Всем мира и добра!

«Друг мой, нам сейчас трудно, но мы найдем свой путь. Он есть, и мы его найдем.»

---

Цитаты, не вошедшие в рецензию:

«О Аллах всемогущий и все ангелы, спасибо вам за поверхностное натяжение и капиллярные явления.»

«Так оно всегда бывает, когда засыпаешь в слезах. Просыпаешься, а проблемы никуда не делись.»

«Ростбиф? Настоящий деликатес, учитывая, что до ближайшей коровы 400 000 километров.»

«Да, фигура у меня отличная, но мне все же хотелось бы, чтобы принять вид дешевой идиотки было не настолько легко.»

«Любой, кто зарабатывает для тебя деньги, — твой друг...»

«Когда коп постоянно висит у вас на хвосте, жизнь превращается в сплошную боль в заднице.»

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Дж. Р. Р. Толкин «Сильмариллион»

Iriya, 11 октября 2022 г. 18:52

«Из многих непостижимых случайностей складываются судьбы мира, — отвечал Митрандир, — и помощь часто приходит от слабых, когда дрогнут Мудрые.»

Еще не открыв книгу, я поняла, что влекома к ней многими ниточками: именем автора, с некоторых пор ставшего одним из любимых мной писателей; принадлежностью оной к волшебной трилогии, когда-то окольцевавшей меня; яркими картинками иллюстрированного глянцевого издания, превращающее созерцание страниц в эстетическое удовольствие; названием, которое хотелось произносить вслух, чтобы насладиться волшебством Толкина не только зримо, но и лаская окружающее пространство переливами звуков. Сильмариллион!

Предания, входящие в произведение, представляют собой рассказ о мироздании «Властелина Колец», начиная с Первой эпохи. То есть своего рода Библия о сотворении мира данного цикла. События легенд повествуют в том числе и о временах, когда обитающий в Средиземье Темный Властелин вел бесконечные войны с Высокими Эльфами за право обладания драгоценными камнями, именуемыми Сильмариллами.

Не могу сказать, что любовь к книге возникла у меня с первых слов. Отнюдь. Боюсь, что таковой нет и на сей час — когда произведение уже прочитано и вполне обдумано. Слишком долго я томилась над ее страницами, преодолевая с многочисленными героями трудности в казавшихся бесконечными днях и ночах, прежде чем впереди замаячил свет финала. Однако я могу с уверенностью сказать, что это великое творение воистину гениального писателя. На мой взгляд, демиург в очередной раз продемонстрировал свой талант, показывая всем последователям, как должны создаваться потрясающие вселенные, истории которых написаны раз и на века.

«Но краток час рассвета, и день зачастую не оправдывает ожиданий.»

Я очень люблю прозу с необычным содержанием и сложным повествованием, продирание сквозь которое напоминает преодолевание труднопроходимых дебрей. И даже мне, мазохисту-текстологу, было непривычно тяжело читать первую половину «Сильмариллиона». Сотни созвучных между собой имен персонажей, корнями уходящие в туманы древних времен, и десятки наименований мест на нескольких языках — все это безостановочно сыпалось буквально с каждой страницы, вынуждая меня вести конспектирование, дабы не запутаться в происходящем. При этом монументальные события занимали несколько абзацев, а то и предложений. Постараться исследовать образ того или иного героя оказалась вовсе непосильной задачей в силу «библейского» стиля письма — поэтичного и эмоционального, но во многом поверхностного. Невероятно помогало предусмотрительно опубликованное в конце книги приложение с указателями имен и названий. Поэтому не ожидайте от книги нечто похожее на «Властелина Колец» или «Хоббита». Не совершайте моей ошибки.

«Но тот, кто сеет ложь, соберет в итоге обильный урожай, и вскорости сможет он отдохнуть от забот своих, ибо другие станут сеять и жать вместо него.»

Со второй половины книги имена важных персонажей запомнились, а содержание украсилось эпическими столкновениями, которые с новых ракурсов раскрывали события разных эпох Мира. Мы узнали, кто такой Саурон, и откуда он взялся. Когда появился Гэндальф и какую тайну скрывал. И многое другое. Благодаря этому творению из тьмы далеких дней Средиземья до нас дошли предания о страданиях и гибели, верности и предательстве, добре и зле. Не стану рассматривать каждую историю по отдельности. Я искренне думаю, что многие толкинисты смогут лучше меня объяснить величие этой книги. Однако были среди них легенды, о которых хотелось бы упомянуть. В них радость звучала сквозь слезы, а за тенью смерти сиял свет. В числе тех хроник самым прекрасным для меня было сказание о Берене и Лутиэн — «Лэ о Лейтиан» или «Избавление от Оков». Оно согрело собой мое сердце. В книге также есть часть, пересказывающая действо «Властелина Колец», которая являет собой некий спойлер для тех, кто не читал упомянутую трилогию.

«Но изначально не карой задумана была смерть. Это — путь к спасению; вы покидаете мир и не связаны с ним, будь то в надежде или усталости. Так кому же из нас пристало завидовать другому?»

Толкин прекрасно использовал свой опыт и знания, чтобы создать легендарное мироздание, наделяя его в том числе и языковой уникальностью. Тот, кто интересуется лингвистикой или просто хочет узнать новые идеологические и магические предпосылки «Властелина Колец», может прекрасно провести время на страницах этой книги, погрузившись в предысторию любимого цикла. Хотя «Сильмариллион» выходит далеко за пределы того, что принято считать приквелом, сиквелом или дополнительным сборником рассказов. Эти легенды читаются как анналы, составленные из мифологических сюжетов, пронизывающих таинственную, связанную судьбой историю. Труд автора, отредактированный и переработанный Кристофером Толкиным и Гаем Гэвриелем Кеем, отличается удивительной выразительностью и красотой. Книга сумела осветить тонкие намеки на мифологические основы легендарной трилогии, усиливая в читателях понимание глубины последней. Так, например, данный цикл рассказов начинается с космогонического мифа «Музыки Айнур»:

«Был Эру, Единый, кого в Арде называют Илуватар; и сперва создал он Айнур, Священных, что явились порождением его мысли, и пребывали они с ним прежде, чем создано было что-то еще. И обратился он к ним, и задал музыкальные темы; и запели они перед ним, и возрадовался он.»

Несмотря на то, что «Сильмариллион» нелегко было читать из-за особенностей стиля его написания, это творение снова ясно дало понять о таланте автора, как пионера в создании фэнтезийных миров. Доселе я даже не подозревала, насколько богата история Средиземья. Рекомендую произведение терпеливым любителям книг, предпочитающим вдумчивое и неспешное чтение, а также поклонникам Толкина, желающим вкусить как можно больше мистических чудес одного из величайших прозаиков прошлого века, наделенного уникальным воображением. Трудно сказать, вернусь ли я когда-нибудь на страницы данной работы писателя. Одно могу сказать наверняка — чтобы убежать от мрачных мыслей, навеянных происходящим вокруг безумием, мне вновь захотелось встретиться с полуростиками. Посетить Неожиданную вечеринку и, пройдя с героями весь их тернистый путь, через много лет вместе с маленьким человеком вглядываться в темноту ночи, слушая прекрасную музыку Моря на пристани Серой гавани. Да! Именно к нему, дорогому Сэму, я и захотела вернуться... Всем добра!

«И все, что есть, умножает ценность прочего.»

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Роман Суржиков «Люди и боги»

Iriya, 24 августа 2022 г. 13:58

«Интеллект — единственное подходящее орудие в борьбе с хаосом. Любое другое Темный Идо повернет в свою пользу и направит против тебя самого.»

Святые Боги! Как же долго я ждала эту книгу — продолжение одного из самых любимых мной фэнтези-цикла. Сейчас, как никогда, хочется окружить себя чем-то радостным, до замирания сердца уютным и родным. Благодаря Роману Суржикову у меня появилась возможность убежать от реальности в святая святых своей внутренней эмиграции. Мои мысли снова перенеслись на иные ветки вселенской спирали — в мир Полари. О полюбившихся книгах всегда сложно рассказывать — кажется, что о чем-то позабуду упомянуть, не смогу выразить всю силу эмоций от прочтения и не найду подходящих слов, чтобы отразить суть происходящего на страницах действа. О них можно говорить вечность и еще чуть-чуть. Тем более, когда книги такие потрясающе увлекательные, как данное произведение. Сюжет этой части цикла самым тесным образом связан с событиями предыдущих романов. Северные волки продолжают радовать военными хитросплетениями, причины которых то ли политические, то ли личные — феодальная междоусобица, превращенная в священную битву. Кукловод не перестает вести свою жестокую игру, и его личность приобретает все более отчетливые черты. Становится непонятной судьба Империи с нынешней главой правления. И вместе с тем, нравственный облик человечества в подлунном мире меняется. Успешное отражение атак хаоса при помощи веры, жизненного уклада и миропорядка постепенно сходит на нет. Все явственнее видна брешь, через которую Темный Идо вторгается в мир. И близится битва хаоса с порядком.

«Господа, по милости богов человеку дан полезнейшей инструмент ума. Он зовется — критическое восприятие. Заклинаю вас: почаще пользуйтесь им! Постройте крепкие стены вокруг вашего мировоззрения. Очистите замок вашего рассудка от шпионов, диверсантов и мародеров. Не впускайте врага без боя, каким бы хитрым он ни был!»

Величественные цитадели с могучими бастионами-«волнорезами» и неприступными зáмками, стремящимися ввысь. Зеленый простор лугов бескрайней Степи, обдуваемой всеми ветрами. Небольшие морские городки, наполняющие душу мечтами и романтикой. Как же я скучала по всему этому! Однако автор, продолжая традицию предыдущих книг, расширил территориальные границы в том числе за счет двух сюжетных линий. Как добро всегда скачет в одной упряжке со злом, так и эти нити повествования дополняли одна другую, вызывая во мне диаметрально противоположные эмоции — ужас и восторг. Пожалуй, я давно не испытывала такого удушья, как во время чтения глав, посвященных путешествию по пустыне Надежды. Моя душа с трудом вмещала кошмар, выворачивающий мир наизнанку. Холодная тьма!..Там мертвецы становились нормой, а живые — отклонением, и кровь казалась не грязью, а чистотой. Смерть достигла полного торжества, а героиня чувствовала стыд за то, что она жива. Нужно было иметь в жилах много льда, чтобы хладнокровно лицезреть весь этот ужас.

»...мучения не меняют материала, из коего сделан человек. Сталь остается сталью, солома — соломой. Сталь можно закалить огнем, солому — нет.»

В то время, пока бригада людей-живодеров прорывалась на юг, вырезая все на своем пути, Север пребывал в трауре, а Вселенский собор осудил приарха и объявлял священную войну еретикам, Светлая Агата решила, что одна из герцогинь заслуживает отдыха. Благодаря этому в переплете книги появилась вызывающая восторг сюжетная линия, удивляя читателей новыми особенностями придуманного Романом мира. Мы дышали морским воздухом — соленым и пьянящим, грелись в лучах солнца, слушали байки, наслаждаясь наивной добротой моряков. И все это оказалось только началом. Сколько диковинок нас ждало впереди! Вот вам спираль, что не вру! По всем законам драматургии за периодом тихого отдыха, ожидаемо для искушенного зрителя, всегда появляется острая сцена. Уважая законы жанра, Крайнее море и океан Колистад порадовали всех своими загадочными явлениями. Поэтому если вы не знаете, кто такие гуркены, килехваты и черный поганец, то добро пожаловать в гости к фольтийцам. Их континент — островок порядка, со всех сторон окруженный хаосом.

«Самое страшное существо — это человек, рожденный слабым, но вдруг получивший силу.»

Сейчас я окончательно уверилась в том, что прозаический талант автора, говоря метафорически, может не просто поднять читателей на гору, он способен подкинуть их в небеса! С каждой новой книгой цикла это становится все очевиднее. Я много раз замечала, что читать Суржикова — это отдельный вид удовольствия, заключающийся в возможности чувственного созерцания происходящих на страницах событий. Художественный стиль писателя прекрасен! Роман по-прежнему использовал интересные языковые средства, украшая тем самым произведение. Текст сохранил свежесть, непосредственность и тонкую иронию в каждом слове. Неожиданно появились интересные флешбэки, искрометные диалоги продолжали раскрывать межличностные отношения героев, а интересные легенды-поверья еще глубже погружали в неизвестные доселе особенности необычного мира Полари. Снова вызывали невероятный уют сцены с седым спутником, который играя на чимбуке мелодию, рассказывал понятные лишь ему одному притчи.

«Факты — это одно, рассказ — другое. Истории ценны отнюдь не достоверностью.»

Цикл продолжал радовать не только уже знакомыми протагонистическими линиями, но и новыми. Причем каждая из составляющих сюжета имела свое настроение, некие художественные особенности и авторский посыл. Очень интересно Суржиков экспериментировал с временем повествования, обеспечивая невероятно сильный эффект присутствия, вызывая ощущение, что события, действительно, происходили «здесь и сейчас». Да и в образы главных действующих лиц благодаря этому читатель вживался быстрее. Хочется также отметить, насколько писатель хорошо чувствовал каждого придуманного им персонажа. Восхищали страницы романа с легкой руки прозаика превращенные в театральное действо. Ненавязчиво, виртуозно, по-книжному зрелищно. Вырвавшись на свободу в огромный мир, героиня этих глав видела себя центральной фигурой увлекательного спектакля. По всем законам драматургии, мы вместе с ней чувствовали себя невольными участниками происходящего, глядя на все будто со стороны театральных подмостков. Это было идовски круто!

«Она вновь убеждается в истине: легко играть, когда партнер дает столько эмоций. От возмущенья генерала она зажигается и сама, слова льются легко и звонко.»

Герои. О, герои! Они прекрасны! Открыв книгу, мне показалось, что я встретилась с близкими людьми после долгой разлуки. Каждый из них остался по-прежнему верным своим принципам и развивался в заданном изначально векторе, находясь на своем месте сюжета. Хотя происходящие события так или иначе все же влияли на мотивацию принятых ими решений. Одни продолжали доказывать, насколько прекрасна жизнь, не обремененная разумом; другие с виртуозностью манипулятора управляли людьми: «Используй то, что знаешь, торгуй тем, что имеешь.» Глорией-заступницей клянусь, что нравственное падение некоторых из них весьма удручало, и вместе с тем демонстрировало высокую достоверность придуманных автором образов. Удивили даже второстепенные персонажи, которые по-своему дополняли фабулу. Однако на фоне приближения решающей битвы Добра со Злом самыми интересным для меня были личности двух важных героев, лишь на уровне этой части цикла вышедших на передний план. За их противоборством будет любопытно наблюдать.

«Раскрывать тайны мироздания тем, кто к ним не готов, — все равно, что метать бисер перед свиньями.»

Жестокость и стремление к власти, преданность и самопожертвование, алчность и жажда мести, душевная привязанность и сердечное тепло... Баланс хорошего и плохого на страницах романа зачастую казался таким шатким. Даже сцены сражений, интересно описанные автором, с одной стороны привлекали зрелищностью, с другой — отталкивали множеством смертей. И все же где-то между строк чувствовался оптимизм и вера в светлое. На ум приходили мысли о свободе. О том, что жизнь, посвященная приумножению зáмков, золота и власти, однажды может показаться бессмысленной. А человек способен испытать счастье, находясь посреди моря в жалкой лодочке с двумя безумцами и без единой монеты в кармане! Когда безбрежный простор проникает в душу, ты начинаешь принадлежать только себе и волен выбрать любой путь, любую судьбу. Когда никто не имеет власти над тобою, и никакие условности не сковывают твоих движений. Когда хочется двигаться вперед не ради цели, а просто ради жизни. «Свобода — это ли не счастье?» — думала я.

«Отец говорил: с людьми бывает две беды. Одни не меняются, хотя следовало бы; другие меняются, хотя ты любил их прежних.»

Под девизом «Чтобы глубже понять происходящее, стóит обратиться в прошлое» автор добавил на страницы произведения потрясающие финальные главы. Перенеся читателей на 19 лет назад, Суржиков очень интересно передал события судьбоносной встречи ключевых персонажей, во многом объясняющей то, что происходило в настоящий момент повествования. Благодаря этому я сумела по-иному взглянуть на некоторых героев, увидев неожиданные грани их характеров. Могу с уверенностью сказать, что заключительный аккорд в мелодии этой части «Полари» прозвучал настолько безупречно, что мне с нетерпением хочется приступить к чтению финальной книги цикла. Тем более развитие сюжетных линий остановилось на самом интересном. Да и относительно магических Предметов интрига только увеличилась, а возникающие ответы влекли за собой еще больше вопросов. Поэтому по доброй традиции рисую в воздухе священную спираль и желаю автору творческого вдохновения, а его родине — мирного неба. Да помогут им Боги и Светлая Агата!

»- Так скажите хотя бы, куда он ведет! К какой цели вы стремитесь?

- Разве это не очевидно? Победить Темного Идо!»

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Джеймс Айлингтон «Тень ушедшего»

Iriya, 10 августа 2022 г. 10:01

«Можно полагаться на очевидность, на измеримое и предсказуемое. Но уверенность в том, что не дает тебе повода усомниться в себе, не вызывает вопросов. Но это не вера. Вера — это нечто большее. Она по определению не может основываться на доказательстве.»

Во времена, когда ощущение радости бытия прячется за пелену непрекращающейся тревоги, кажется, что нет на Земле места, где можно было бы ощутить уют. Ненадолго уйти от окружающей действительности лично мне помогают произведения фэнтези. Взяв в руки книгу этого жанра, всегда кажется, что я возвращаюсь домой. Так случилось и с романом Айлингтона. На мой искушенный читательский взгляд это один из лучших дебютов, сумевший удовлетворить мою книжную тоску по классическим эпическим фэнтези-историям. До смешного трудно вспомнить работу начинающего писателя, которая была бы такой же сложной, увлекательной и доступной для понимания одновременно, как вышеупомянутое произведение. На ум приходит Дженн Лайонс и «Погибель королей», также некогда вызвавшая во мне приятное удивление. С первых страниц «Тени ушедшего» я попала в удивительный мир, который двадцать лет назад пережил окончание Невидимой войны. В результате этого события правители-пророки, называемые авгурами, оказались повержены. А люди, обладающие способностью, известной как дар, выжили лишь благодаря тому, что подчинились Четырем Догмам. С тех пор одаренные жили в школах — Толах, похожих скорее на тюрьмы. Одна из таких школ, занимаемая величественный замок, и открыла перед нами свои двери. Именно в Толе Атьян мы познакомились с главным героем по имени Давьян. Живя с одаренными и обучаясь у них, мальчик однажды понял, что отличается от окружающих его людей. Осознание этого стало началом невероятно увлекательных приключений.

«У всякого, кто брал в руку меч, в сердце убийство.»

Начну с того, что я действительно думала, что данная книга окажется очередным заурядным произведением с героем-избранником небес, обучающемся в школе магии. К счастью, только несколько первых глав базировались в указанном заведении, остальные постепенно отображали и раскрывали перед читателями интересный фантастический мир. Сюжет все же вращался вокруг «избранного», однако такой клишированный замысел автора не имел значения на фоне ярких персонажей, массы интригующих загадок и хорошей динамики событий с неожиданными поворотами. Джеймс сумел создать воистину качественную прозу. Роман, начавшийся, как легкое классическое приключенческое фэнтези, быстро превратился в сложную историю с хорошо продуманным и реалистично переданным каждым эпизодом. То, что изначально казалось достаточно простым, с каждой страницей виделось глубже и богаче. По мере того, как раскрывались секреты, становилось ясно, что все описываемое может быть не таким, каким виделось ранее.

«В природе каждого есть темная сторона. Хорошие люди ее боятся, злые — принимают с радостью. Зло искушает и хороших людей, но они противятся искушению.»

На протяжении всего чтения я постоянно строила догадки и теории возможного исхода событий. В каждом эпизоде этого произведения скрывалась своя тайна. Причем Айлингтон позаботился о том, чтобы с появлением некоего ответа возникало все больше новых вопросов. Эти бесконечные загадки и являлись двигателем моего интереса к повествуемому. Хотелось поскорее узнать, что происходит на развороте следующих страниц. Думаю, что по этой причине книга имеет все шансы полюбиться многим читателям фэнтези, будь то новички или ветераны жанра. Хочу также заметить, что история оказалась сложной, но я не чувствовала себя в ней потерянной. Писатель очень тщательно продумал каждую деталь своего творения, раскрывая все постепенно, поэтому сюжет не был перегруженным для восприятия. Надо сказать, что интрига скрывалась даже в названии этой части цикла, которая на языке оригинала дословно звучала, как «Тень того, что было потеряно». Можно ли вернуть что-то утраченное, и какую цену придется за это заплатить? Интересный вопрос.

»- Объясни! – потребовал мальчик.

- Нет времени.»

По-настоящему удачного романа не может быть без замечательных персонажей. Айлингтон и с этим отлично справился. Повествование разделили между собой четыре невероятно интересных героя, психологические портреты которых были мне весьма любопытны. Персонажи также вводились автором постепенно, не перегружая дорогих читателей многочисленными именами, которые необходимо было запомнить в первых нескольких главах (здравствуй, Эриксон!) По мере развития событий все становилось сложнее, и во второй половине книги упоминалось несколько незнакомых имен, что выглядело скорее интригующим, чем пугающим и посему не лишало удовольствия от дальнейшего созерцания истории. Ценность дружбы и преданности, важность доверия между людьми, прелесть юношеской влюбленности — эти темы так или иначе раскрывали образы действующих лиц, которые казалась правдоподобными. Все они несли в себе конфликты прошлого, секреты и мотивы, влияющие на их поступки. Герои менялись, и за этой метаморфозой интересно было наблюдать.

»...человеку, прежде чем узнать, кто он такой, надобно знать, во что он верит.»

У Айлингтона простой стиль письма: нет раздутого от бесчисленных подробностей текста, чем обычно грешит проза Роберта Джордана. Да простят меня поклонники «Колеса Времени». При этом само повествование не было лишено образности — в одном из эпизодов, к примеру, автор пишет, что «беспокойство Давьяна стягивалось в острие паники», передавая словами эмоциональную тяжесть происходящего. И таких моментов было множество, за счет чего книга с легкостью увлекла меня. Вообще, по количеству романтических всплесков, степени наивности героев и идеалистических порывов в их сердцах роман иногда напоминал милую сказку. Кстати сказать, без фольклорного украшения самого произведения тоже не обошлось. Очень понравилось лаконичное присутствие в нем притчи «О трех неразрешимых задачах». Стоит также отметить, что Айлингтон умело играл с пространственно-временными векторами, внося загадочную путаницу в сюжет и заставляя задуматься о философских темах. Единственная моя претензия к тексту адресуется издательству, редакторы которого иногда забывали, как правильно оформляется прямая речь в диалогах.

«Однако возможно, что линия времени всего одна. Один набор возможных событий. Авгуры годами подтверждали эту теорию, но верить в нее никому не хочется. Нам нравится идея бесконечных возможностей. И не нравится неизбежность.»

Книга создавала ностальгическую атмосферу классического фэнтези в том числе и благодаря придуманному демиургом сеттингу. Возможно, кто-то из читателей увидит на страницах этого произведения отголоски работ именитых мастеров жанра, таких как Джордан и Сандерсон. Особенно в аспектах построения мира. Однако это не означает, что Айлингтону не удалось успешно придумать нечто оригинальное. Мир Ликаниуса завораживал своей древней историей и необычными особенностями, в том числе — сложной магической системой. Более того, очевидно, что в «Тени ушедшего» автор только начал знакомить читателей со своей задумкой. Судя по финалу, много всего интересного ждет в продолжении трилогии. Несмотря на то, что на страницах этой книги влюбленность и романтика зачастую соседствовали со смертью и кровью, где-то между строк в ней скрывалось много надежды на то, что свет рано или поздно победит тьму. Чего так мало и в художественных творениях современности, и в окружающей нас всех реальности.

«Решения, которые ты примешь завтра, не отличаются от тех, которые ты принял вчера… И те и другие — твой выбор, и он будет иметь последствия, но отменить ничего нельзя. Разница только в том, что о решениях, принятых вчера, ты уже знаешь.»

Завершая свою оду прекрасному творению, хочу снова сделать важный акцент на том, что данное произведение является частью большой истории длиной в три увесистых тома. Заключительные главы «Тени ушедшего» только приоткрывают завесу бесконечных тайн вокруг предстоящего долгого путешествия. Финал романа абсолютно открытый и манит читать следующую книгу трилогии под названием «An Echo of Things to Come», которая еще не увидела свет на русском языке. Будет ли издательство работать над переводом — не ясно. Это является одной из причин, по которой русскоязычные читатели, возможно, не смогут оценить по достоинству данное произведение в частности и цикл в целом. От себя замечу, что с удовольствием продолжила бы путь вместе с полюбившимися героями. Было бы здорово вновь погрузиться в удивительный мир, убежав тем самым от суровой реальности, в которой неизменной величиной остается лишь констатация нестабильности, и все вокруг меняется в считанные часы, если не секунды. Всем добра!

«Каждому посылаются свои искушения. Каждый должен сразиться в своей войне.»

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Обитаемый остров»

Iriya, 20 июля 2022 г. 17:37

«Пусть совесть не мешает мыслить ясно, пусть разум научится при необходимости заглушать совесть.»

Я не совсем понимаю, как такое произошло, но книги жанра фантастики незаметно стали продолжением окружающей меня реальности. Не стала исключением и повесть Стругацких. Прозорливое и лаконичное творение знаменитых на весь мир отцов-основателей современной российской фантастики потрясло меня злободневностью задетых тем. А ведь произведение Аркадия и Бориса было написано в далеком 1968 году, выйдя в свет в 1971 году после серьезных цензурных поправок. И дело, надо заметить, не только в политической актуальности, хотя и она имела место быть. Поэтому я в очередной раз убедилась, насколько гениальными в своих литературных пророчествах оказались авторы. События повести происходят в недалеком будущем. Если не докапываться до сути, то на поверхности сюжета лежит история молодого землянина по имени Максим. Являясь пилотом Группы Свободного Поиска, он путешествует по космосу, исследуя его. Одно из такие путешествий заканчивается крушением его космического корабля на планете Саракш, поразившей Максима картиной всемирного хаоса и разрушения. Это оказалась планета-могильник, планета, на которой еле-еле теплилась разумная жизнь, да и та готовая окончательно погасить себя в любой момент. Здесь шла непрекращающаяся война между Империей Неизвестных Отцов и двумя бывшими провинциями — Хонти и Пандеей. Однако не она оказалась самым страшным открытием для молодого волонтера. Помимо смыслового содержания, произведение украшали стремительная динамика с супергероем в главных ролях; яркие действующие лица, включающие монстров; плотный текст с репризными диалогами и ироничным юмором; а также непредсказуемый финал. Одним словом, Стругацкие — это бомба!

«Существует определенный идеал: человек должен быть свободен духовно и физически. В этом мире массы еще не сознают этого идеала, и дорога к нему тяжелая. Но когда-то нужно начинать. Именно люди с обостренной совестью и должны будоражить массы, не давать им заснуть в скотском состоянии, поднимать их на борьбу с угнетением. Даже если массы не чувствуют этого угнетения.»

Мир Саракша изолирован и убежденный в своей замкнутости. Его аборигены свято верят, что живут на вогнутой поверхности, где сильная рефракция задирает горизонт по краям кверху. И кажется, что отсюда выхода нет. Именно этот мир и выступил полем деятельности нашего героя и объектом литературного исследования писателей. Жители Саракша страдают не только от этой замкнутости, но и от беспросветного страха существования. Свежему воздуху перемен взяться здесь абсолютно неоткуда. Психотронные излучатели зомбируют большинство населения; неподверженное этому воздействию меньшинство преследуется законом; ото всюду звучат истерические крики про враждебное окружение, подкупленное грязными деньгами врагов; мутирующие люди думают только о том, как бы спокойно сдохнуть; а телевидение провозглашает стремительно выросший жизненный уровень. На протяжении всего чтения я пребывала в состоянии дезориентации — находясь на планете Саракш, мне казалось, что я пребываю на Земле. Просто массаракш какой-то!

» — Как это — не веришь? Ну, предположим, мне ты можешь не верить, я — человек маленький. Ну а господину ротмистру? А бригадиру? Радио, наконец? Как можно не верить Отцам? Они никогда не лгут.»

Братья Стругацкие, безусловно, блестящие рассказчики. Потрясающая динамика захватила меня буквально с первых страниц. События грянули как выстрел в упор, рубанули как сабля по горлу, рухнули как с крыши на асфальт… Сюжет повести представлял собой непрекращающееся крещендо противостояния героя-идеалиста различным слоям общества планеты, на которую он попал. История, начавшаяся наивно и весело, быстро приобрела краски темной сатиры, а затем превратилась в напряженную политическую драму, раскрывающуюся через грубый натурализм и цинизм. Повествование, в большинстве своем, вращалось вокруг образа Максима — его мыслей, глубоких переживаний и принятых решений. Не имея возможности покинуть этот странный мир, он вынужден был принять условия его игры, подстраивая под правила свою совесть. Лично я чувствовала себя невольной заложницей происходящего — схема описываемого авторами настолько идеально отражала современную реальность, что поневоле поверилось в пророческий дар фантастов.

«А может быть, в этом мире вообще нельзя иначе, и если хочешь что-нибудь сделать, приходится пройти через глупость, через бессмысленную кровь, а может быть, и через подлость придется пройти. Жалкий человек... глупый человек... подлый человек... А что еще можно ожидать от человека в этом жалком, глупом и подлом мире?»

Образ Максима Камеррера привлекателен прежде всего личностным ростом. На первых страницах повести перед нами предстал двадцатилетний землянин, который по мерками того мира, откуда он прилетел, — сущий бездельник. В Группе Свободного Поиска, членом которой он являлся, не было ничего для развития разума, только приключения тела. Поэтому взрослые солидные люди с взрослыми солидными делами туда не шли, и однообразно-утомительные планеты оставалось исследовать таким авантюристам, как наш главный герой. Но авторы не случайно выбрали в качестве протагониста именно такого человека. Будучи пришельцем из другого мира, Максим был способен единолично перевернуть режим Саракша. Наряду в этим, в силу своего возраста, он не имел убеждений и четко сформированной внутренней картины мира. Вместе с Максимом мы проделали интересный путь, пройдя множество стадий. На его примере авторы хорошо отразили одну из важных мыслей произведения: каждый человек — есть сила, если его поступки подчинены законам совести.

«Глупость — есть следствие бессилия, а бессилие проистекает из невежества, из незнания верной дороги...»

На фоне этой книги многие прочитанные мной произведения заметно тускнеют. Всему виной — задетые авторами вопросы, которые сумели войти в резонанс с моими раздумьями. Насколько внутренний замысел важен для перелома событий? Как отсутствие общей идеи приводит к напрасным жертвам? Можно ли примирить совесть и разум? И, конечно, размышления на тему войны. Авторы не романтизируют ее, они просто пытаются осмыслить и выразить свою ненависть к ней. Неужели вогнутый мир не может стабильно жить без войны, которую сначала провоцируют, а затем, как правило, проигрывают. Ответ очевиден. До сих пор перед глазами грандиозная в своей преступной нелепости картина, где красные языки пламени вылетают из пушек, танки окутываются черным дымом пороха, а из установленных на траве громкоговорителей бархатный бас вещает: «Там, за гребнем лощины, коварный враг. Только вперед. Рычаги на себя и — вперед. На врага...» Люди, деревянные марионетки, звери... Люди. Безумие!

«Стучали колеса, вопил паровоз, несло гарью в маленькое зарешеченное окошечко, а за окошечком проносилась унылая безнадежная страна, страна беспросветных рабов, страна обреченных, страна ходячих кукол...»

На мой взгляд, эта повесть способна встряхнуть и спасти от «излучателей» львиную долю читающей аудитории. Хотя чего-то сенсационного, если задуматься, в этой книге нет. Лишь мысль о том, что когда в мире наступает эпоха башен, он не в состоянии существовать без подпольщиков, внезапных проверок населения с арестами и без бессмысленных войн. Любая попытка свободомыслия заканчивается гонениями. А жителям остается только молчать и верить, что все обойдется. Это, по большому счету, единственное, на что они надеются. В заключение скажу, что такие произведения следует включить в общую школьную программу. Они бы непременно стали ее украшением. Однако, в силу всего происходящего вокруг и затронутых писателями тем, надеюсь, что шедевры Струкацких хоты бы цензурно не исчезнут с полок библиотек и прилавков книжных магазинов. Всем добра!

» — Вы живете не на внутренней поверхности шара. Вы живете на внешней поверхности шара. И таких шаров еще множество в мире, на некоторых живут гораздо хуже вас, а на некоторых — гораздо лучше вас. Но нигде больше не живут глупее... Не верите? Ну и черт с вами.»

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Гай Гэвриел Кей «Тигана»

Iriya, 10 июля 2022 г. 21:49

«Нет неверных поворотов. Есть лишь предназначенные нам тропы, о которых мы ничего не знали.»

...При первых нотах мелодии окружающее пространство заполнилось тишиной. И в эту тишину вслед за свирелью проник высокий голос певца, который запел «Плач по Адаону». Возможно, он оплакивал бога, падшего с высоты, или кого-то еще. Однако никогда я еще не наблюдала такой зачарованной тишины. Не хотелось ни двигаться, ни дышать. Свирель играла, а одинокий голос нес самый древний похоронный плач. Слушая этот скорбящий мотив, я ощущала, будто моя душа покидает тело и летит сквозь тьму в поисках покоя, дома и мира мечты. Казалось в звуки свирели и печальный голос вплетена магия музыки, созданная чувством утраты. Эта пронзительная мелодия в тихой ночи надолго останется в моей памяти. Ночи, ознаменовавшей начало войны...

Как же все в нашей жизни своевременно: встреченные люди, появившиеся возможности, прочитанные книги. «Тигана» — мои первые шаги в знакомстве с творчеством писателя. Уже в самом начале этого произведения я поняла, насколько задетые автором темы созвучны с мыслями, бурлящими во мне. Жанр фэнтези всегда казался некоей интересной сказкой, в которую можно убежать, спасаясь от действительности. Но эта книга доказала, что даже фантастический роман может быть пронзительно суровым и невероятно реалистичным. Так о чем же он? Двадцать лет назад несколько враждующих друг с другом городов-государств полуострова оказались оккупированы и поделены между собой армиями двух чародеев-завоевателей. Одна из стран противостоя захватчикам, сумела нанести невосполнимый урон колдуну-тирану. Обезумев от горя, он смог уничтожить защитников этого королевства, сравнять с лицом земли его города и наложить заклятие, стерев из памяти множества людей его название. С тех пор все, что было известно о самой юго-западной провинции Ладони стало утерянным. Но однажды в небольшой труппе бродячих музыкантов встретились несколько молодых людей. Именно они постарались вписать свои имена в историю забытого королевства.

«Тигана, пусть память о тебе будет клинком в моем сердце.»

Повествование с неспешной динамикой состояло из нескольких сюжетных линий, каждая их которых прятала массу загадок и тайн, раскрывающихся по мере чтения. Слог автора уникален — он прост для восприятия и красноречив от всевозможных метафор, крылатых мыслей и прекрасных фольклорных вставок в виде песен и стихов. В этой книге не было ничего черно-белого, простого и банального. Писатель потрясающе передал настроение героев не только меткими диалогами, но и очень яркими антуражными зарисовками. Они вызывали в воображении эмоции, краски, звуки и даже запахи. Я помнила пробуждение замка, в холодных коридорах которого завывал ветер. Я слышала потрескивание пламени в очаге, улавливала аромат вкусного напитка, поднимающийся от зажатых в ладонях кружек. Сознание медленно настраивалось на историю, скрытую в тумане тревожных событий. Вместе с уютом окружающей обстановки я чувствовала печаль. Казалось, она являлась неизбежным спутником этого романа о потерянных людях и оккупированных землях.

«Он нес с собой словно круглый камень в сердце образы своего народа, его разрушенного мира и уничтоженного имени. Поистине уничтоженного: звук его уплывал с годами все дальше от мира людей подобно волне, убегающей прочь от берега в серые часы зимнего рассвета.»

Персонажи книги буквально все оказались весьма интересными. Для меня среди них не было какой-либо самой выделяющейся фигуры. В процессе чтения я поняла, что наслаждаюсь каждым из них. Эмоционально яркие, живые, стремящиеся к добру и в то же время глубоко ущербные внутри. Они напоминали улыбающихся клоунов с грустными глазами. Насилие, порабощение и жертвоприношение их народа не прошли бесследно. У этих людей забрали то единственное, что принадлежало им с рождения — свободу, превратив их в моральных калек. Образы тиранов тоже привлекали внимание, особенно в противопоставлении друг другу. Немного удивляя читателей, автор направил вектор сюжета в необычную сторону, сделав главным врагом на пути к восстановлению утраченного имени околдованной провинции лучшего из двух захватчиков. Отношения между героями были напряженными и душераздирающими. Мне нравилось наблюдать и за межличностными, и за внутренними конфликтами этих людей. Они мерили себя своими горестями, зная их так же хорошо, как другие люди знают форму своих ладоней.

» — Это одна из тех вещей, что с нами происходят. Нечто вроде мятежа во тьме против законов дня, которые нас связывают и которые сейчас нельзя нарушить.

- Возможно. Или признание в глубине души того, что мы не заслуживаем ничего большего, ничего более глубокого. Поскольку мы не свободны и примирились с этим.»

Действие романа происходило на полуострове под названием Ладонь, состоящего из девяти городов-королевств. Антураж придуманного мира напоминал Италию эпохи Возрождения. Жанр фэнтези говорит сам за себя, поэтому в мире этого произведения существует магия. Вокруг волшебства витала особая интрига, поэтому колдуны особо не утомляли своим присутствием. Очень понравились воины горных районов, состоящие из крестьян, ремесленников, служанок и пастухов. Рожденные в «сорочке» они с детства были предназначены для странного сражения в ночь Поста. Под зеленой луной в необычном астральном мире они защищали жизнь с помощью мечей, в которые превращались высокие колосья. Также обитали здесь и сказочные существа, которые если и не влияли на ход событий,то загадочно намекали читателям, в каком направлении может развернуться нить сюжета. Другими словами, писатель умудрился для одной самостоятельной книги создать интересное мироздание с яркими и запоминающимися особенностями.

«Коль один мужчина ризелку узрит,

Его жизнь крутой поворот совершит.

Коли двое мужчин ризелку узрят,

Одному из них смертью боги грозят...»

Если бы это было типичное фэнтези, то речь бы шла просто о разношерстной группе ребят, собравшихся вместе, чтобы освободить свой дом от проклятия злого тирана. Но я боюсь рекомендовать произведение тем, кому нравятся легкие книги. Автор сделал упор именно на тяжелом смысловом подтексте. В послесловии Кей утверждал, что вдохновился событиями «Пражской весны» Чехословакии 1968 года, где возглавлявшие восстание люди были не просто казнены, но и удалены из всех официальных фотографий и исторических записей. «Тигана» — книга о целом поколении, лишенном своей истории, родины, самобытности. О детях, рожденных в проигравшей стране, и об ужасном наследии, которое они должны словно крест нести. О том, как борьба за превосходство в мире приводит к непрекращающемуся насилию и смертям. В ней речь идет о бесконечной природе войны и о геноциде отдельно взятого маленького государства. А еще здесь очень наглядно продемонстрировано, что кажущиеся на первый взгляд абсолютно неуязвимыми тираны, в конечном итоге оказываются такими же смертными. Всем добра!

«Земля никогда не умирает по-настоящему. Она всегда может возродиться. Иначе в чем смысл смены времен года и лет?»

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Кристофер Руоккио «Демон в белом»

Iriya, 25 июня 2022 г. 21:17

«Созидать — значит выбирать.»

Тишина! Вы когда-нибудь задумывались о том, насколько тишина и тьма похожи? И все же во тьме мы встречаемся с созданиями ночи, а в тишине — с созданиями нашего собственного сознания... нужно лишь хорошенько прислушаться. Именно это и произошло, когда я снова открыла книгу американского писателя-фантаста. Меткие размышления автора с первых страниц затянули меня в темный омут слов увлекательной истории, позволяя еще глубже проникнуть в святая святых своего разума. Глядя на осыпающиеся дождем звенящие откровения и осознавая прочитанное, я поняла, что на душе стало легче. Совсем ненадолго я испытала то чувство, когда перестаешь замечать уродство окружающего нас мира. Руоккио прекрасен! Итак. «Демон в белом» — третий роман цикла «Пожиратель солнца», сочетающий в себе космическую оперу и эпическое фэнтези. Адриан Марло продолжает служить Империи в войне с Бледными — инопланетной расой, стремящейся уничтожить человечество. Однако успехи доблестного Королевского Викторианского рыцаря нравятся далеко не всем, и жизнь отважного лорд-коменданта Мейдуанского Красного отряда находится под угрозой. Вместе с тем герой продолжает грезить о разгадке тайны Тихих — гипотетической цивилизации, оставившей после себя множество загадок, вызывающих в Адриане необычные переживания. Поэтому вместе с ним мы снова отправляемся в путь по бескрайней Галактике. Где яростно бушуют сьельсины, горят и разрушаются планеты, гибнут миллиарды людей, заливая кровью звезды. Я чувствовала жар и вспышки атомного огня, охватившего города. Видела мужчин и женщин, загнанных, как скот на корабли победителей-сьельсинов. Лицезрела, как с небес падают горящие обломки, а искусство, история и вся слава эпохи Соларианской Империи превращаются в пепел...

«Здесь царство Смерти, и нам, живым, здесь места нет...»

Роман традиционно представлен в форме хроник Адриана-старца, взирающего на описываемые им события своей жизни с высоты пережитых лет. Сюжет «Демона в белом» разворачивается спустя много лет после финального действа предыдущей части цикла — «Ревущей тьмы». Руоккио мастерски проделал удивительную работу, вновь напоминая читателям особенности придуманной им Вселенной и рассказывая о том, что произошло в промежутке между второй и третьей книгой. Несмотря на длительный перерыв в чтении «Пожирателя солнц», я сумела достаточно быстро вспомнить ранее прочитанное. Завораживало эпическое повествование, с легкой руки писателя включающее множество захватывающих эпизодов. Одни вызывали ужас, заставляющий стыть в жилах кровь; другие напоминали экшн-игры с космическими перелетами и перестрелками; третьи — вызывали улыбку от осознания бессмысленности и убогости придворной возни, вовлекшей героя во всевозможные заговоры и политические интриги.

«В мире два типа людей. Те, кто принимает действительность такой, какая она есть, и те, кто делает ее такой, как им хочется.»

Каждая книга «Пожирателя солнца» вносила новые уникальные черты в вселенскую атмосферу цикла. Это произведение не стало исключением. На протяжении всего чтения я находилась под впечатлением от детально продуманного научно-фантастического мироздания автора. Должна признаться, что мой разум поглотила составляющая сюжета, которая породила во мне азарт исследователя, разгадывающего сложную метафизическую загадку. Здесь Руоккио продолжил раскрывать информацию о происхождении и природе цивилизации, называемой Тихими, которая отражалась в сюжете предыдущих двух книг. Это довольно интригующее откровение однозначно будет иметь влияние и на следующие произведения. Взяв за отправную точку понятие «энтропия», автор придумал новую теорию возникновения Вселенной, объединив при этом, на мой взгляд, несовместимые версии ныне существующих моделей — теории Блочной Вселенной и Зеркальной Вселенной. Думаю, что за такую фантазию сам Эйнштейн дружественно пожал бы Кристоферу руку.

«Течение времени — иллюзия, игра людского света. Между прошлым и будущим нет разницы. То, что находится в будущем, на самом деле старше самого древнего прошлого, ибо в космическом времени не прожито гораздо больше миллиардов лет, чем прожито.»

Писатель продолжает преображать образ главного героя. Вместо мечтателя-идеалиста, который надеется однажды найти точки соприкосновения с инопланетянами, в этой книге перед нами предстает закаленный в боях Адриан, убежденный, что нет никакой надежды на мирное сосуществование с врагом. Однако, несмотря на эти уверения, по всему роману разбросаны фрагменты былых размышлений Марло, которые контрастируют с постулатами его новой личности. История его жизни, хронологически описанная в этом цикле, интересная еще и потому, что повествующий события старец добавляет в романы нотки сожаления, задавая тем самым ностальгически-лирическую тональность происходящему. Взаимоотношения героя с другими персонажами усиливали проникновенность слов автора. Даже через тысячи миль космического пространства и метры каменных стен я чувствовала вместе с ним, что на фоне родственности душ, любви и преданной дружбы существуют чудеса взаимопонимания между людьми. Теплота некоторых сцен вызывала слезы.

«Мы живем в других людях. Они не дают нам утратить человечность.»

«Демон в белом» добавил в цикл много деталей. Мы получили представление о том, как возникала Империя, включая более подробную информацию о борьбе против машин, созданных империей-предшественницей. Очень понравились небольшие ниточки, уводящие в прошлое, которое было скрыто войной, разрушениями и политической или религиозной цензурой. В результате главные герои верят в совершенно иную версию истории, и их дискуссии о событиях давно минувших дней выглядят довольно забавными, особенно в части летописи про Америку. Также в этом романе Руоккио добавил немного ужаса, вводя новых антагонистов в виде гигантских воинов-киборгов, усовершенствованных с помощью экстрасоларианской технологии. Мне особенно запомнились великолепные сцены, где отважный Полусмертный столкнулся в ограниченном пространстве лицом к лицу со своим врагом. Гарантирую, что многие читатели смогут насладиться этими эпизодами во всей их клаустрофобической красоте. Дзынь! Дзынь! Дзынь!

«Башня черепов бросала на меня свою тень, и я чувствовал, как будто призраки всех тех изуродованных, обглоданных людей вьются в воздухе вокруг этого проклятого корабля, глядя на нас навеки пустыми глазницами, шепча вырванными языками: «Отомсти за нас. Отомсти за нас. Отомсти за нас».»

Думаю, что желающие прочитать увлекательный научно-фантастический эпос не будут разочарованы этой книгой. Произведение содержит невероятную и захватывающую историю, которая отражает интересные приключения героя в уникальной Вселенной. Я прекрасно провела время вместе с Адриано Марло и его друзьями. Забравшись вместе с ними далеко от дома — за Пространство Наугольника, за Вуаль Маринуса, за границы Внешнего Персея... то есть туда, где не летали даже зонды, я почувствовала благость звенящий тишины. Есть такая тишина, которая способна свести с ума, лишь потому что в ней люди сталкиваются со своей природой и оказываются не способны взглянуть ей в лицо. Эта тишина казалась мне холстом, мерилом всего мироздания и мыслей. Когда под ногами тонким ковром раскинулись сотни тысяч планет, я видела каждую из них по отдельности и понимала, насколько жалки мы со своими дурацкими амбициями в сравнении с огромной Галактикой, и в сравнении с бесконечным временем...

«Если излишне цепляться за свои права, ваше высочество, можно однажды осознать, что вам их не удержать.»

-----

Цитаты, не вошедшие в рецензию:

«Я и сам вырос в замке и прекрасно, как и Лориан, знал, что передающиеся по наследству привилегии — вовсе не привилегии, а клетка.»

«Она была еще юна, а юность и нервозность — почти синонимы.»

«Авторитет можно заслужить, если ты его достоин, и потерять, если недостоин. А заодно можно потерять и жизнь. Человек должен стремиться к тому, чтобы быть достойным оказываемых ему почестей, иначе его скинут, как тирана.»

«Если допустить, что мертвые продолжают жить, то живут они в наших воспоминаниях. Призраки существуют — они часть нас.»

«Страх убивает разум. Разум убивает страх.»

«Мы живем в других людях, они — наше мерило. Они помогают нам твердо стоять на земле. Оставаться людьми.»

«Даже когда наши глаза видят четко, мы остаемся слепы. Мы не замечаем того, чего не знаем. Следует быть готовым к клинку во тьме, ведь во тьме может скрываться все, что угодно. «

«Меч не разбирает, кто свой, а кто чужой. Особенно меч из высшей материи.»

«Чем выше мы забираемся, тем больше людей ждут от нас наставлений. Нельзя править без оглядки на них. Но для этого сначала нужно научиться править собой.»

«Мы так часто не замечаем истины, потому что не смотрим себе под ноги.»

«Жизнь, как танец, как поэзия, циклично повторяет ритм и рифмы.»

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Джон М. Форд «Дракон не дремлет»

Iriya, 22 мая 2022 г. 10:10

«Иногда нужно пускать в ход шпоры, сынок, но помни, ты направляешь голосом и телом, не металлом.»

Опыт чтения романа «Дракон не дремлет» напоминал мне ситуацию, когда отправляешься в дорогу и случайно садишься не на тот поезд — было практически невозможно догадаться, куда именно держим путь, не говоря уж о том, что удастся увидеть в предстоящем путешествии. Конечно, можно было бы отказаться от приключения и сделать остановку на ближайшей станции. Но я пошла по пути наибольшего сопротивления, дочитав книгу до конца. Немного забегая вперед скажу, что не пожалела о потраченном времени, но и особого удовольствия тоже не получила. Если верить Скотту Линчу (автору знаменито цикла «Благородные Канальи»), то «роман «Дракон не дремлет», впервые напечатанный в далеком 1983 году, тут же стал культовым артефактом, книгой, вызывающей восторг, изумление и священный ужас». Увы, по мере чтения ни одно из этих замечательных чувств не посетило меня. Хотя задумка у писателя была потрясающей. Я очень люблю исторические романы, особенно те, которые повествуют о Позднем Средневековье, захватывающем Итальянское Возрождение. В этом периоде жизни Европы есть нечто волшебное, невероятно притягательное. Данный роман отличает то, что его события происходят в альтернативной версии данной эпохи истории. Во-первых, армия османского султана Мехмеда II не смогла захватить Константинополь, и на страницах романа Джона М. Форда Византийская Империя не просто могущественна — она очень могущественна. Во-вторых, римский император Юлиан, называемый Отступником, все же сумел добиться того, что христианская религия уступила свое место язычеству. И на фоне всего перечисленного несколько героев стремятся посадить на английский трон герцога Глостера, сделав его Ричардом III.

«Закон одинаков для всех. Долг — нет.»

Джон М. Форд относился к истории, как к цирковому шоу: будто выполняя трюки перед читателями, он искусно играл именами и событиями. Ведя повествование, он оставлял за собой лишь намеки. Любой другой писатель позавидовал бы его умению запутывать всех и вся. Похоже, единственное, чего он не смог сделать, — это написать связный сюжет. Хочу заметить, что начало романа было блестящим! Мне невероятно понравилась часть, которая познакомила нас с мальчиком, выросшим в сельской местности Уэльса и обнаружившим у себя магические способности. Очень интересной показалась глава с сыном византийского наместника, столкнувшимся с заговором против своей семьи. Интриговал образ молодой женщины, работающей врачом при дворе непревзойденного Лоренцо Медичи. Каждый из этих трех героев мог бы отлично возглавить отдельные самостоятельные книги. Вместо того, чтобы объединившись с немецким ученым-вампиром в сюжете этого романа пытаться повлиять на исход Войны Алой и Белой Розы только потому, что этого захотел автор.

«Что наша жизнь, если не импровизация под музыку?»

Альтернативная история стала хорошим плацдармом для того, чтобы лаконично внедрить магию, которая сопутствовала задумке автора. Здесь не было ни одного упоминания о крестовых походах или инквизиции, которые не имели смысла в придуманном мире. Я нисколько не возражала против этого. Магия здесь была подчеркнуто важна и правила ее использования оказались довольно строгими. Это переломная сила, влияющая на ход важный событий. Имелись здесь и сверхъестественные существа. Например, вампиры — люди, страдающие болезнью под названием гематофагическая анемия. Одна из ключевых исторических фигур, представленных в романе, являлась вампиром, а один из вымышленных персонажей — вампир, обладающий инженерными знаниями в области создания огнестрельного оружия. Упомянутый персонаж, несомненно, должен был вызвать во мне симпатию и сочувствие одновременно. Однако, читая эпизоды с его участием, я ничего, кроме отвращения, не испытывала. Думаю, это что-то личное.

"– Как долго вы уже вампир?

– После нескольких лет такой жизни перестаешь считать годы. Они становятся лишь промежутками между приступами голода.

– Вот и с колдунами примерно так.»

Стиль текста этого романа очень простой. Книга читалась легко, практически на одном дыхании. Особенно, если не вникать в то, о каких именно событиях и лицах общеизвестной истории говорится в том или ином эпизоде. Все равно подлинная историческая линия Фордом была перевернута с ног на голову. Однако не забываем — перед нами альтернативное фэнтези. Очень часто автор пытался импровизировать с жанром произведения. Фэнтезийные сюжеты в средневековом антураже, дополнялись детективными эпизодами со шпионами, фальшивыми личностями и кровавыми убийствами. Иногда даже слышались философские и религиозные мысли. Учитывая небольшие объемы глав, в переплете данного произведения все этого выглядело неким винегретом. При этом повествовательный голос от третьего лица очень часто перепрыгивал между сюжетными линиями героев. На мой взгляд, Форд не очень хорошо справился с такими переходами, которые казались неравномерными и резкими, а события в них — слабо связанными между собой.

«В гражданских войнах потому так трудно разобраться, что враг часто называет себя, уже воткнув тебе в спину кинжал.»

Еще одна серьезная проблема, с которой я столкнулась во время чтения произведения, заключалась в том, что некоторые моменты сюжета объяснялись не так ясно, как хотелось бы. Хотя упущение определенной информации — хороший способ создать напряженность и предвосхитить определенные события. Но Форд плохо это уравновешивал, имея тенденцию допускать в рассказываемом слишком много пробелов. Может быть автор в каких-то фигурах речи и пытался намекнуть на то, что он хотел передать. Однако не все эти намеки я смогла понять. Да и не очень хотелось беспрерывно играть в игру «угадайка» для того, чтобы дойти до финала книги без четкого понимания того, о чем здесь идет речь. В заключение хочу добавить, что «Дракон не дремлет» — необычный роман с сочетанием альтернативной истории и фэнтези. Он показал мне мир, который лично я не хотела бы видеть в окружающей меня реальности: кровавые интриги, мощная магия, жертвоприношения и сложно контролируемые вампиры. Всем хороших книг!

«Когда мы уничтожаем себя, мы можем утянуть за собой остальное человечество.»

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Роман Суржиков «Ёлка епископа»

Iriya, 19 мая 2022 г. 10:43

«Мечтаю делать любые глупости. И верить, как вы, что все хорошо кончится.»

Конец декабря 1748 года от Сошествия. Небольшой городок, затерявшийся в Землях Короны, готовится к празднованию Нового года. Девчонки лепят снежную плаксу, делая из мерзлой рябины слезки. Мальчишки штурмуют ледяные замки. А на главной площади у ратуши всеми цветами радуги развернулась ночная ярмарка. И в этой атмосфере волшебной суеты сын башмачника и сын лодочника решили выкрасть елку. Да не абы откуда, а из сада самого епископа. Решительно взявшись за дело, мальчишки даже не подозревают, что в их руках находится судьба человека.

В преддверии выхода новой книги «Люди и Боги» решила познакомиться с одним из рассказов, связанных с миром Полари. Маленькое произведение было прочитано мной за вечер, и оно невероятно подняло настроение. Давно являюсь поклонником творчества Романа. И хочу отметить, что даже в рамках малой прозы автор не теряет своего литературного мастерства. Потрясающе передана атмосфера происходящих событий. Присутствует милый авторский юмор. Хорошо прописаны герои вместе с их мало-мальскими психологическими портретами. Интересно построена сюжетная линия: динамичный текст, неожиданные повороты, интрига вокруг действующих лиц. Я буду рада, если правильно вычислила героев, которых мы уже встречали на страницах книг серии.

Канун Нового года — время исполнения желаний. И мне очень понравилось, как Роман отразил в рассказе тему мечтаний. Она пронизывает небольшое произведение. Сын башмачника уверен, что если чудо не пришло на Сошествие, то оно точно поспеет к Новом году. Увы, за двенадцать лет его жизни волшебство ни разу не являлось к нему. Однако разве это повод перестать мечтать?.. Поэтому однажды мечты мальчишки обязательно исполнятся и, возможно, когда-нибудь он станет уважаемым человеком. Но это уже совсем другая история...

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Марк Лоуренс «Красная сестра»

Iriya, 22 февраля 2022 г. 09:21

«При убийстве монахини важно убедиться, что вы привели с собой достаточно многочисленную армию. Для устранения сестры Колючки из Блаженного Милосердия Лано Таксис привел двести человек...»

...Именно с такой фразы началось мое неожиданное знакомство с творчеством американского фэнтези-писателя. Роман «Красная Сестра» открывает трилогию под названием «Книга Предка». История вращается вокруг девочки по имени Нона Грей. Однажды окровавленной девятилетней Ноне, находящейся в шаге от неминуемой смерти, выпадает шанс сохранить жизнь. Неожиданно для себя самой она попадает в необычное место, живописно затерявшееся среди скал. Итак, добро пожаловать в Монастырь Блаженного Милосердия! Клаустрофобная атмосфера дортуаров послушниц, суровые учителя, причудливые традиции, а также окончательная шлифовка магических способностей и нераскрытых боевых умений, присутствующих в монастыре юных талантов. Здесь монахини придумывают себе псевдонимы в честь разных предметов, чтобы их имена отличались от обычных. Есть в нем преподавательница, известная как Отравительница, обучающая девочек искусству ядоварения, мило демонстрируя действия полученных суспензий прямо на ученицах. Думаю, вы уже поняли, что в славном Монастыре готовят самых беспринципных убийц для святых целей во имя Предка. Другими словами — приятное местечко, являющееся маленькой частичкой одного огромного мира под названием Абет. В котором царят холод и тьма, детей продают за деньги, священники стремятся к власти, а монахини едва слышно пересказывают странное пророчество про Избранную.

«Ваша смерть не ждет прибытия в назначенный час: она все годы вашей жизни мчится к вам с неистовой скоростью стрелы времени. От неё нельзя убежать, с ней нельзя договориться, её нельзя отклонить или умилостивить. Всё, что вам дано, — это выбор: встретить её с открытыми глазами и миром в сердце, спокойно идя к своей награде. Или запылать, взяв в руки оружие, и сразиться с этой сукой.»

Основное содержание произведения было очень интересным, в том числе и благодаря рваной форме повествования, выбранной автором. Линейное изложение истории, согласно которому события развивались в хронологическом порядке, Лоуренс постоянно разрывал, добавляя многочисленные флешбэки и экскурсы. Роман представлял собой лабиринт прошлого, настоящего и будущего, а многослойное переплетение разновременных линий заставляло меня продираться по страницам книги, как через непроглядную тьму. По-грибоедовски «шел в комнату, попал в другую» иногда я чувствовала себя окончательно запутавшейся. Однако пробелы в знаниях по мере развития сюжета заполнялись необходимой информацией. Многие вопросы оказались раскрытыми, а финальная недосказанность была прежде всего связана с желанием писателя заинтересовать любопытных читателей продолжением.

«Но учти, юная Нона: книга так же опасна, как и любое путешествие, в которое ты можешь отправиться. Человек, переворачивающий последнюю страницу, вовсе не тот, кто перелистывал первую.»

Книга непрозрачна по сюжету и такая же ледяная по динамике, как и описываемый ею мир. Поначалу казалось, что большая часть рассказываемой здесь истории будет включать в себя длинные описания будней послушниц Монастыря и назидательные лекции о Предке. Однако у автора получилось все не так банально. В каком-то смысле ему удалось меня одурачить. Подобно тому, как перед бурей всегда бывает затишье, в романе появлялись переломные моменты, когда сюжетное напряжение переходило из шепота в крик, превращая историю в нечто захватывающее. Кроме того, в этом произведении вместо одной кульминации — две. Местами кровавые, яркие и вплоть до дюймов выверенные наивысшие точки накала сюжета заставляли стискивать зубы от переживаний. Откровения, связанные с образами персонажей, тоже смогли поразить. Особенно мой разум был поглощен интригой вокруг тайны главной героини.

«Я — Нона Грей, война в моих жилах, и крики моих врагов — музыка для меня.»

Нона Грей — главная героиня книги: именно на эту девочку настроен фокус внимания автора, а ее реакции доминируют в кадре. Повествование от третьего лица было украшено цитатами мыслей Ноны, благодаря чему усиливался эмоциональный фон произведения. Было хорошо обыграно развитие сюжета в тандеме со становлением образов героинь. Мне нравилось наблюдать, как послушницы учатся общаться со своими сверстницами, сопереживать им, черпать силу друг в друге. Надо заметить, что среди действующих лиц практически одни женщины. В этом прослеживалась какая-то авторская ирония. Если представитель сильной половины человечества и появлялся на страницах, то он был слабо заметен на фоне ярких героинь. По правде сказать, из мужских персонажей мне запомнился лишь кот, который иногда вел себя не очень чистоплотно. Также в романе отсутствует любовная линия — для романтических чувств Нона еще слишком мала и думает лишь об очень дорогой для нее дружбе.

«Люди могут быть друзьями, не крича об этом на каждом углу.»

Лоуренс придумал очень правдоподобное мироздание с интересными особенностями политики, религии и культуры. Действие романа происходило в своего рода постапокалиптическом мире, где постепенно затухающее солнце не имело возможности согревать поверхность планеты. Поэтому большая ее часть была покрыта практически необитаемыми ледниками. Единственная территория, где можно жить, называемая Коридором, поддерживалась теплом необычной луны. Однако с каждым годом земли Коридора уменьшались, а льды постепенно стремились захватить все мировое пространство. Надо отдать должное автору — его проза осязаема и ощутима, что позволяло с головой окунуться в книгу. Окружающий холод морозным, ледяным ветром терзал плоть, казалось, будто вместо льда он нес миллион крошечных метательных звездочек. И все же, прочитав книгу, в памяти остались те мгновения, когда фокусирующаяся четырехугольная луна светилась над головой. И благодаря теплу этого необычного небесного тела нега струилось по плечам и переходила в жар. Мне вместе с героинями хотелось радоваться долгожданным минутам, закрыв глаза и раскинув руки, вбирать этот яркий свет.

На мой взгляд, писатель создал один из самых захватывающих фэнтезийных миров, которые я когда-либо посещала. В далеком прошлом на Абет прибыли четыре древнейших племени, поэтому в народах планеты встречаются их качества — большие и сильные геранты, быстрые хунска, владеющие низшей магией марьялы и способные идти по Пути и творить высшую магию кванталы. Магическая система тоже оказалась весьма привлекательной. По своей сложности и потенциалу задумка автора в плане магии не уступает циклам «Малазанская Книга Павших» Эриксона и «Рожденный туманом» Сандерсона. На уровне этой книги мы даже до конца не осознаем о всех ее возможностях. Герои работают с пространством и временем, телепатически общаются на расстоянии, посредством прохождения Пути обретают феноменальную силы, приумножая количество ипостасей своей сущности. При этом способности напрямую зависели от того, чья кровь из четырех легендарных племен течет в их жилах.

«Знание — это ковер определенного размера, а мир гораздо больше. Тебя должно беспокоить не то, что остаётся по краям, а то, что скрывается под ним.»

В своей повседневной жизни Марк — ученый-исследователь, занимающийся работой, связанной с высшей математикой. Его математический склад ума был заметен на страницах произведения: немного настораживало очень детальное описание происходящих процессов с миллиметровой погрешностью. Также Лоуренс мог на протяжении нескольких страниц рассказывать о том, как героиня самоотверженно ловит летящую стрелу, замедляя при этом мгновения и за долю секунды принимая решения. Понравилась интересное тренировочное испытание с говорящим названием «путь-клинок». Оно представляло собой подвешенную на тросах сложную конструкцию из соединенных между собой труб, по которым должны пройти послушницы, засекая время. Интересной стороной книги являлись в меру кровавые, яркие и подробно прописанные боевые сцены и эпизоды поединков, в том числе и с использованием вышеупомянутой магии.

«Бой на ножах — это война на истощение.»

Благодаря сравнению образов героинь было забавно наблюдать, как предательство и лицемерие идут рука об руку с преданной дружбой и самопожертвованием. Автор постоянно противопоставлял одно другому, не позволяя читателю заскучать или впасть в уныние. Однако, анализируя прочитанное, было невероятно сложно осознавать, как девятилетние дети преодолевают страшные испытания судьбы, которые заставили бы многих взрослых умереть от отчаяния и ужаса. Книга Лоуренса контрастна по содержанию: одновременно с жуткими и мучительными сценами соседствовали лирические моменты, которые было приятно читать. Если вы любите фэнтези о магических школах с интересным миром, хорошо прописанными персонажами и красивым литературным слогом, то вы не разочаруетесь, взяв в руки «Красную сестру». Лично я с удовольствием прочту продолжение.

«Даже шепот хорошо отточенного ножа может прорезать ткань, кожу и мышцы под ней.»

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Стивен Эриксон «Врата Мёртвого Дома»

Iriya, 6 февраля 2022 г. 22:45

«Все мы — одинокие души. Полезно познать такое умаление, смирение, чтобы не погрязнуть в иллюзии самоконтроля и власти. А ведь наш вид, похоже, снова и снова упивается этой иллюзией...»

Всегда стараюсь писать отзывы сразу после прочтения книг, чтобы более точно передать свои эмоции, пока впечатления свежи в памяти. Перелистывая последнюю страницу второго сказания «Малазанской «Книги Павших», я ощущала себя эмоционально и физически истощенной. Забегая вперед, хочу сказать, что произведение ни на секунду не вызывало даже толики разочарования. Однако задетые автором злободневные темы и ужас сюжетных поползновений держали в напряжении от первой до последней строчки. Давно я не испытывала такой спектр чувств, читая фэнтези. История «Врат Мертвого Дома» начинается непосредственно после событий романа «Сады Луны». Автор продолжает раскрывать перед читателями масштабный мир цикла, поэтому повествование плавно переносится с Генабакиса на субконтинент под названием Семь городов. В самом сердце этих древних земель, Священной Пустыни Рараку, зарождается Вихрь — восстание, предсказанное некогда великой пророчицей. Оно должно освободить Семь городов от узурпатора — Малазанской Империи. Для подавления мятежа отправляется войско под командованием легендарного военачальника, который когда-то выступал против бывшего императора Келланведа. Длань автора вырвала меня из окружающего мира, схватила мою душу и понесла сквозь дни, недели. Навстречу средоточия несчастий: опустошающей войне; бесконечным распрям с давними врагами; страданиям тех, кто не имеет права голоса в своей вере; беспомощной агонии старых, слабых, бедных, молодых и обездоленных в поисках хотя бы временного забвения от жути происходящего. Итак... Добро пожаловать в Семь городов — старую цивилизацию, закалённую в горниле древности. Здесь каждый город вечно рыдает и смеётся, торгует и торгуется, молится и вздыхает — первым вздохом, который несёт жизнь, и последним — предвещающим смерть.

»...не солдат Императрица не имеет права терять, а память Империи.»

Прелесть любого эпического фэнтези заключается в том, что читатель имеет возможность, собирая воедино кусочки придуманного автором мира, путешествовать вместе с героями по многочисленным линиям повествования, пронизывающим различное пространство и время. Учитывая это, Эриксон продолжает меня радовать. Роман «Врата Мертвого Дома» представляет собой еще одну монументальную историю, которую я точно никогда не забуду. Хочу сразу сказать, что если вы настроены читать что-то оптимистичное и светлое, то стоит отложить это произведение до лучших времен. По сравнению со своим предшественником оно во всех отношениях более мрачное. Здесь голос автора звучал гораздо убедительнее, а сопровождающая его мелодия гибели придавала страницам багровый оттенок. Глава за главой мы постепенно погружались в ощутимое людское отчаяние и безумие.

«Покажи мне смертного, за которым не идёт охота, и я покажу тебе труп. Всякий охотник — добыча, всякий разум, что знает себя, имеет преследователей. Мы гонимся, и гонятся за нами. Неведомое преследует невежду, истина наседает на всякого учёного, которому хватает мудрости признать собственное невежество, ибо в нём — значение непостижимых истин.»

Почти все персонажи этой книги (за редким исключением) являются новыми для читателя, и независимо от того, любили вы их или ненавидели, каждый из них был худовски привлекательный. Здесь по-прежнему нет идеальных героев: все они были настолько нормальными, насколько это оказалось возможным в сложившихся обстоятельствах. Солдат-отступник, пересекший несколько континентов с целью отомстить; кулак армии, месяцами ведущий отчаянную борьбу во имя спасения имперских беженцев; жрец без веры, держащий в своих невидимых руках невероятную силу; юноша, ищущий цену, которую надо заплатить за то, чтобы стать мужчиной; молодая женщина в ризах ребёнка, озлобленная предательством близкого человека... Помимо перечисленных, были и другие лица, судьбы которых переплетались между собой, и в общей канве сюжета они выглядели не менее соблазнительно. Еще одна вещь, которая меня очень впечатлила — это наличие двух историков в главных ролях. Главы, описанные глазами одного из них, оказались одновременно самыми интересными и душераздирающими.

«Все, чем мы были, привело нас к тому, чем мы стали, но мало говорит о том, чем станем. Воспоминания — груз, который невозможно сбросить с плеч.»

Под девизом «Никто из тех, кто вырос среди свитков, не сможет описать мир, поэтому я назначаю тебя Императорским историком, солдат» на страницах романа появляется персонаж, от лица которого мы наблюдали одну из важнейших нитей повествования данного произведения. Никогда не была особой поклонницей военных линий, но самыми пронзительными для меня в этой книге оказались главы, посвященные именной этой тематике. Дабы избежать спойлеров, даже не буду углубляться в подробности. Скажу лишь, что сюжет Собачьей цепи воспринимался мной, как «роман в романе» — настолько сильной была эта история. Она выражала собой все аспекты кровопролитных войн с уникальными описаниями сцен сражений и потрясающими образами, обеспечивающими максимальную эмоциональную вовлеченность читателей. Мою изрезанную шрамами душу раздавили страницы, рассказывающие о горстке солдат, плюющих в лицо всем богам. Там, во тьме, стояла стена людской плоти, одетой в разбитые доспехи. И я плакала, а строчки расплывались перед глазами.

«Жду не дождусь возможности прочесть твою хронику Собачьей цепи, дед.»

Эриксон продолжает удивлять читателей восхитительными особенностями его удивительного мироздания. История, культура, религия и артефакты — все эти элементы замысловатой картины постепенно формировались воображением в невероятно масштабное полотно. Автор убедительно утверждал, что мир в действительности куда сложнее, чем его очерчивают человеческая жизнь, плоть и душа. На страницах книги появляются различные существа, обитающие на континентах и ​​в параллельных реальностях, обладающие магическим потенциалом и способностями трансформировать свое тело совсем в иную сущность или несколько сущностей. Прекрасно продумана идея перевоплощения души, которая играет немаловажную роль, в том числе и в построении общего сюжета цикла. В этом плане меня невероятно удивил эпизод, когда в растущем сиянии дня над кровавым полем боя появились... бабочки. Они роились, словно миллионы жёлтых лепестков, несущихся по воле ветра, и мерцание их бесчисленных крыльев почему-то вызвало у меня дрожь.

«Праздность принимает различные формы, но она всегда приходит к цивилизациям, которые пережили собственную волю к жизни.»

Еще одной отличительной чертой прозы писателя является раскрытие важнейших общечеловеческих тем. Одни герои демонстрировали душевную историю о несгибаемой дружбе, проверенной тысячелетиями. Другие разоблачали способности людей к саморазрушению и неумению жить, опираясь на опыт предыдущих поколений. Также автор задевал тему детей на войне, придумывая для ребят самые неожиданные роли. Образ распятого малазанского мальчика, встреченный на одной из страшных страниц романа, долго вставал перед моим мысленным взором. Было понятным испытываемое одним из героев оглушающее чувство ничтожности, неспособности изменить мир за пределами собственной плоти. Практически каждый персонаж проходил путь духовных исканий, который оказывался тернистым и извилистым. Потому что невозможно возродиться, не разбившись. Истории этих людей производили сильное впечатление! Они заставляли в очередной раз задуматься над извечными истинами мироздания и ощутить прелесть жизни...прелесть в каждом ее мимолетном мгновении.

«Только невежда выберет цель и будет цепляться за неё, ибо в этом — иллюзия собственной важности. Вера, король, королева, император или месть... всё это цитадели глупцов.»

Эриксон виртуозно, буквально по клочкам, сплетал воедино общую картину происходящего действа из разных нитей повествования. Нам представилась невероятная возможность совершенно с разных ракурсов, глазами абсолютно непохожих героев взглянуть на ключевые события романа. Несколько раз автору удалось удивить меня поворотами некоторых сюжетных линий. Приходилось даже перелистывать страницы, чтобы суметь поверить прочитанному. Это что-то невероятное! Очень понравились описанные автором батальные сцены, которые с кинематографическим качеством передавали контраст грубой красоты и ужаса. В завершение призываю всех поклонников эпического фэнтези найти время, чтобы открыть для себя этот цикл! Хочу сказать, что все-таки попала в волшебные тиски цепей «Малазанской «Книги Павших». Поэтому с удовольствием начинаю читать следующую часть цикла под названием «Память Льда». Надеюсь, что там я все же увижусь с уютным персонажем, который любит вкусные пирожные и путешествует во снах. Продолжение следует...

«Должен же быть способ отражать что-то, кроме ненависти и презрения. Даже не способ. Причина.»

--

Цитаты, не вошедшие в рецензию:

«Правда, что мир — лишь совокупность уравновешенных сущностей, бесконечное шатание туда-сюда судеб и предназначений?»

«Ах, Кулак, это проклятье истории: те, кому следовало бы её прочесть, никогда этого не делают.»

«Слова так легко летят по-над ужасами, жестокостью и страхом, что вообще удивительно, как кто-то кому-то ещё доверяет.»

«Вот простая истина… тропы, по которым мы идём очень долго, становятся жизнью, темницей в своём праве…»

«Обладание воспоминаниями накладывает ответственность, Икарий, так же, как их отсутствие снимает вину.»

«Игры духов — кошмар для людей. Что ж, будем надеяться, что к играм своим они подходят серьёзно.»

«Плох тот учёный, что полагается на чужую мудрость. Даже — и в особенности — на свою собственную.»

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Питер Ньюман «Злость»

Iriya, 27 января 2022 г. 21:33

«На юге проснулся Разлом. Более тысячи лет он рос, сперва медленно, подобно невидимой опухоли, скрытой под поверхностью земли, подобно микротрещине, источающей чужеродные испарения. Давление под поверхностью нарастало, покуда трещина не превратилась в проем, а проем распространился дальше, стал бездонной утробой, открывшийся на теле мира раной.»

В мою читательскую жизнь трилогия Питера Ньюмана вошла неспешной поступью немого пилигрима, странствующего по миру сюрреалистической антиутопии «Странник». Не могу сказать, что роман мне понравился с первых строк. Отнюдь! Скорее всего, его необычную прелесть я сумела осознать, когда мое чтение перевалило за середину книги. Со второй частью цикла все получилось с точностью до наоборот. История «Злости» начинается через несколько лет после окончания ее предшественницы. За эти годы малышка Веспер выросла и стала молоденькой девушкой, живущей на благоухающих зеленью землях недалеко от Сияющего Града. Уютное существование ее семьи заключалось в садово-огороднических трудах и выращивании постоянно увеличивающегося стада коз, порожденного той самой Козой, которая влюбила в себя читателей на страницах первой книги. Однако спокойная жизнь оказывается под угрозой: Злоба, меч Гаммы, снова зашевелилась и требует ринуться в бой против постоянно растущих демонических сил. Герой старается игнорировать зов меча, и однажды ему на помощь приходит Веспер. Так неожиданно даже для себя самой она становится втянута в невероятно тяжелое и запутанное путешествие к Разлому. Перед ней стоит непростая задача: запечатать место постоянно появляющихся инферналей — бесформенных кошмаров, вселяющихся в людей и искажающих законы природы.

«Тварь, что возникает, огромна, она пробивает измерения. Велика и мала, сдержанна и безгранична. Но более того — у нее есть цель. Она способна существовать сама, не вселяясь в чужое тело, не рождаясь. В мир пришла Тоска.»

В романе «Злость» Питер Ньюман продолжил объединять фэнтези, научную фантастику и постапокалиптику. Здесь по-прежнему были небесные корабли, разумные мечи, демоны и полубожественные существа. Все передавалось читателям в том же односложном стиле повествования, который иногда напоминал мне лирическую балладу, рассказанную менестрелем. Но по мере чтения это постепенно теряло свою привлекательность: сюжет становился надоедливо однообразным, а слог более традиционным. Именно образ Странника вдохнул жизнь в первую книгу. Я удивлялась, как автор сумел передать столько важного с помощью немого героя, отражая психологию персонажа через выражение его лица и жесты, а также объясняя происходящее в односторонних разговорах. У образа Веспер, увы, не оказалось такой харизмы. Поэтому произведение от лица девушки превратилось из постапокалиптического фэнтези в темную сказочку. Места и события, так ярко сияющие под пристальным взглядом Странника, померкли на фоне незрелой наивности.

«Время растягивается, каждый миг ложится Веспер на плечи, будто целый век. Она плачет, но войне нет дела ни до слез, ни до детей, их проливающих.»

Подростковая тревога, неудержимый энтузиазм и глупые решения, из-за которых трудно было полюбить эту милую девочку, — все это здесь имело место быть. Да, становление ее личности очевидно. В конце концов постоянные проблемы делают ее взрослее, помогая лучше понять людей и принять обстоятельства. Она хороша, но совсем не как Странник. Веспер просто не может конкурировать с ним. Также как и еще один главный герой этой части — маленький козленок, постоянно падающий в обморок, — не идет ни в какое сравнение со своей своенравной родительницей, оставшейся в этой книге далеко на задворках истории. Немного порадовали эпизодические персонажи, но не до восторгов. Происходящие с героями события были скучны и ровным счетом никак не влияли на общую картину сюжета. Инфернали и люди обыкновенные одинаково помогали или мешали друг другу, но многое из этого полностью забылось к финалу. Зачастую второстепенную составляющую повествования было интереснее читать, чем основную. Поэтому расскажу немного о ней.

«Опыт научил ее: если хочешь узнать правду, то лучше искать ее самой, а не задавать вопросы.»

Снова автор вел в романе параллельную сюжетную интерлюдию, берущую свое начало в тысячелетнем прошлом и постепенно приближающуюся (в обратном отсчете десятилетий) к событиям, происходящим с Веспер. В этих главах читатели знакомились с миром до создания Империи Крылатого Ока. Главная героиня данной линии повествования отправляется в свое собственное путешествие. Однако оно приведет ее в совершенно необычное место, к абсолютно непредсказуемым результатам — жестоким, плачевным, беспощадным. Эти главы наполняли книгу необычными образами, высокой динамикой и интригующей недосказанностью, а также они наглядно демонстрировали суть понятия «историческая личность» в контексте данного мира.

«При мысли о вине в ее воображении всплывают лица, слишком рано превращенные в прах. Некоторые погибли случайно, некоторые — нет, и все — от ее рук. Но здесь и сейчас у нее есть возможность сказать им: «Смотрите! Вот для чего вы погибли. Вот почему у меня не было выбора». Она с легкостью их отпускает, они — пустые призраки по сравнению с тем, что ее ожидает.»

Причина, по которой я высоко оценила роман, учитывая все его недостатки, состоит в том, что Ньюман по-прежнему удерживал интерес читателей благодаря уникальному мироустройству. «Злость» снова погружала в захватывающее и ужасающее литературное пространство с полукровками, Псиными Отродьями и инферналями. Сюжет, вращающийся вокруг этого всего, имел подоплекой мысли о политических интригах, борьбе за власть и геноциде. По мере того, как эта часть подходила к своему логическому завершению, становилось ясно, что история последней книги трилогии по-прежнему будет сосредоточена на определенной миссии. Которая оказывается еще более важной, поскольку близилось заключительное противостояние между демонами и оставшимися полубогами. Итоговые строчки данного произведения интригуют, но на вопрос, стану ли читать продолжение, я отвечу скорее НЕТ, чем ДА. Во всяком случае, таково мое настроение в настоящий момент. Однако я уверена, что у романа будут и есть свои преданные поклонники. Всем хороших книг!

«Он осквернен, потому что мы его подвели. Не понимаешь? Империя подвели своих. Их подводит каждый день. Мы обязаны это изменить.»

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Стивен Эриксон «Сады Луны»

Iriya, 14 января 2022 г. 10:53

«Лучшая жизнь — та, которую боги не замечают, мальчик.»

Вот и я вошла в ряды поклонников творчества Стивена Эриксона — археолога по профессии и писателя по призванию. Среди русскоязычных читателей канадский автор известен благодаря своему фэнтези-циклу с говорящим названием «Малазанская «Книга Павших». Сады Луны — первая книга эпической саги, становление которой началось в 1999 году. В кругу литературных светил того времени вышеупомянутое произведение вызвало неоднозначные мнения. Одни — решительно восхваляли Эриксона, называя его творение прорывом жанра, другие — определенно не разделяли подобной точки зрения. Волна спорных взглядов докатилась и до наших дней. Я читала так много противоречивых рецензий на роман «Сады Луны», что долгое время не могла определиться: надо ли тратить на него свое время. Однако... он мной прочитан. И вот я здесь — томимая невероятным желанием рассказать Вам о своих впечатлениях от знакомства с ним. Пожалуй, начнем. Подходить к книге Эриксона, как к рядовому явлению фантастической литературы — слишком малая мера. Эта книга напомнила мне своеобразную летопись выдуманного величайшего государства под названием Малазанская Империя. События берут свое начало в темные времена империи: несколько лет назад был убит ее основатель-император Келланвед. Император мертв, да здравствует Императрица! На трон взошла честолюбивая женщина по имени Ласиин, до этого командовавшая тайной организацией лучших убийц государства. Ряды самых верных последователей Императора подверглись безжалостной чистке, а малазанская армия устремились захватывать весь мир. Отныне в далеком Генабакисе свирепствует развязанная ими война с целью подчинить своей власти оставшиеся Вольные Города континента. Итак! Монета вертится, а с нею — весь мир.

«То была эпоха ветра, который несся по травянистым равнинам под оловянным небом, ветра, с жаждой набрасывавшегося на всё живое, ветра неразумного, безжалостного, словно не осознающий себя зверь.»

Словами «эпическое фэнтези» можно переоценить множество книг, но не «Сады Луны». Даже на уровне этой части цикла ясно, что Эриксон сумел создать масштабное литературное полотно с уникальным сеттингом, интересными персонажами и завораживающим сюжетом. Действие романа происходит в вымышленном мире, состоящем из нескольких континентов. На одном из них, называемом Генабакис, нам и предстоит повстречаться с некоторыми основными героями этой истории. В центре повествования книги лежит судьба двух городов, оказавшихся вне власти Малазанской Империи. Не теряя времени даром, буквально с первых страниц автор вовлекал читателей в эпицентр судьбоносных событий без какой-либо их предыстории. Мир превращался в оживший кошмар, магия струилась и губила всех и все без разбора, а земля вставала на дыбы и устремлялась к небу, разлетающемуся тысячью воронов. Давно я не читала произведение, яркое сражение в котором (схожее с кульминационным) происходило во вступительной его части. Ошеломляюще!

«Дарования, как и Добродетели, не так-то легко получить, и Сомнения нелегко одолеть, а Голод всегда гонит человека вперед и вверх.»

Слог повествования автора интересен: в нем присутствовали меткая образность, эмоциональные высказывания, яркие афоризмы и милый сарказм, иногда граничащий с иронией. Стиль написания романа необычен. Я бы назвала его одновременно стремительным по динамике и плотным по содержанию. Чтение произведения напоминало бег с препятствиями. Чувствовалось, что можно продвигаться по страницам намного быстрее, но приходилось замедлять свою скорость, чтобы ничего не пропустить, будто изучая университетский учебник. Первые пятьдесят страниц моя голова кружилась от количества информации. Ничего удивительного, ведь перед нами начало огромного цикла длиной в десять томов. Я просто постаралась расслабиться, плывя по течению книги, позволяя мирозданию Эриксона мчаться вокруг меня, сквозь меня, во мне. И тогда все постепенно стало на свои места. Надо отдать должное автору: он мастерски затягивал в бурлящий неожиданными событиями сюжет с политическими заговорами, интригами, убийцами, ворами и тайными шпионами.

«Не будь расточителен со знаниями, которыми обладаешь. Слова, как и монеты, любят, когда их накапливают.»

С такой же, почти головокружительной скоростью были представлены читателям и персонажи. Открыв книгу, вы сразу столкнетесь с огромным перечнем действующих лиц, в котором имен больше, чем в стандартной фэнтези трилогии. А ведь это только первая часть цикла! На протяжении всего чтения приходилось следить за более чем десятью протагонистами, и зафиксировать в памяти сотни имен. Несмотря на это, Эриксону удалось убедительно прописать образы многих ключевых героев. Они казались реалистичными благодаря интересным характерам с разрушенными личными убеждениями, необычными мотивами поступков и внутренними голосами, иногда с долей саморефлексии. Запоминающимися были не только герои, имеющие собственные сюжетные линии, но и те, которых мы наблюдали глазами других участников этого действа. Например, чернокожий полубожественный предводитель народа тисте анди с завораживающим взглядом больших раскосых глаз стал для многих читателей одним из самых крутых вымышленных персонажей фэнтезийной литературы.

«Закон войны: в битве гибнут прежде всего те, кто думает о других.»

Интересная отличительная черта «Садов Луны» — это то, что Эриксон полностью избегал ловушек при написании добрых и злых героев. Ни одного из многочисленных персонажей нельзя назвать плохим или хорошим. При этом в каждой строчке чувствовалось, что автор любит каждого из них. Он настолько нагнетал напряжение в сюжетных линиях, что я невольно сочувствовала практически всем, вне зависимости от их поступков, цвета кожи и расовой принадлежности. Здесь не существовало нейтралитета: каждый непременно должен был выбрать ту или иную сторону с учетом того, куда дул ветер перемен. И даже если выбор был сделан мудро, способность оставаться в живых зависела скорее от глупой удачи, чем от опыта. За этим тоже было интересно наблюдать. У этого романа есть еще одна особенность, заключается она в том, что действующие лица произведения зачастую бывали сбиты с толку происходящим также, как и сами читатели. Эффект всеобъемлющей неожиданности, который попеременно удивлял, захватывал и интриговал.

«Отчаяние всегда требует цели, точки приложения. Найди цель, и отчаяние отступит.»

Позвольте мне немного поговорить о мироустройстве Эриксона, которое, безусловно, является самой сильной стороной этой книги. Автор придумал интересный мир, в котором доминирует могущественная империя. В нем есть маги-чародеи, множество богов (напоминающих сборище идиотов), несколько рас «не людей» (полубогов), злые отверженные существа, дремлющие в ожидании случая поработить мир; есть адские гончие, мечи с заколдованными лезвиями, волшебные монеты, пророческая карточная игра (схожая с Таро) и одержимые куклы-марионетки. А еще над городами этого мира парит таинственная базальтовая крепость Лунное Семя! Континент Генабакис населен различными народами, каждые из которых имели древнюю историю. Воздух этой книги полностью пропитан запахами различных заклинаний. На уровне этой части не совсем ясна магическая составляющая этого мира. Мои знания о ней зиждутся лишь на чародейских Путях (которые кажутся своего рода порталами), предоставляющих магам определенные колдовские способности.

«Лучшие планы работают внутри чужих планов: когда нужно блефовать, блефуй по-крупному.»

Мне понравился основной подтекст романа, в центре которого интересным лейтмотивом звучит мысль о том, что когда в дела смертных вмешиваются боги, люди становятся нелепыми пешками в их зачастую сумасшедшей игре. Многие говорят, что «Сады Луны» — самая слабая часть серии. Если это так, то я получу невероятное удовольствие от продолжения. На данный момент вопросов относительно содержания цикла значительно больше, чем ответов. Но я невероятно люблю читать подобные сложносочиненные произведения, сюжетная композиция которых разбита на много томов и подается читателям по крупицам. Как сказал один герой этого романа: «Нужно набраться терпения. Мир принадлежит терпеливым.» И это действительно так! А еще в этой книге была лирическая сцена, которая неожиданно осталась во мне послевкусием. Мне представлялся Владыка Глубин, живущий в подводном лунном мире. Где нет войн и империй, мечей и щитов. Там люди счастливы и греются у глубинных костров в роскошных подводных садах... Садах Луны.

«Последнее, что нам нужно, это битва богов на землях смертных.»

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Пётр Гурский «Закон Ордена»

Iriya, 31 декабря 2021 г. 12:22

«Наилучшие поступки бывают причиной наигорших несчастий.»

Открытие года! Как бы пафосно или кричаще не звучала эта фраза, но именно она олицетворяет мои чувства к данному сборнику. Я могла бы его никогда не прочитать, в очередной раз отталкиваемая мерзкими впечатлениями от мрачной обложки. Дубоватая, неуютная, вся в каких-то грязных подтеках, — как будто последняя ставка на жизнь какого-нибудь подыхающего издательства, желающего напоследок привлечь горстку любопытных книголюбов непонятными фигурами в траурном антураже. Такой, впрочем, я видела эту книгу всего лишь раз: в первую секунду, еще не успев раскрыть. У этой истории были все шансы на то, чтобы я бросила ее чтение, так и не дойдя до середины. Неожиданная сцена оргии с Лебедицами буквально в прологе вызвала во мне недоумение. «Странно Гурский начинает повествование», — подумала я. Однако странности на этом только начинались, причем постепенно они стали приятно удивлять. С каждой главой писатель виртуозно завлекал читателей в лабиринт хитросплетений, происходящих в очень необычном мироздании. Я забыла про все, потому что оторваться от чтения было просто невозможно. Польский прозаик, известный как автор постапокалиптических рассказов и детективных романов, сумел объединить на страницах своего цикла два этих жанра. Хочу обратить внимание на то, что в переплете книги наличествуют несколько произведений, связанных одним миром и важными событиями в нем, — роман «Закон Ордена» и три рассказа: «Кузня, где умирали», «Гнев Богов» и «Неотмщенные». Начну с романа.

«Пусть философы твердят что угодно, но безоглядная жестокость — всегда эффективное средство подчинять и править.»

«Закона Ордена» переносит нас в мир, где совсем недавно закончилась кровавая война, направленная против коренных жителей земель, народа Хунг. Несмотря на свое поражение, древний народ остается хранителем некой тайны. Именно эту тайну хотят узнать магистрессы женского Орден Ама... и не только они. Основные события романа вращались вокруг главного персонажа — ловца опасных преступников — Кестеля Самрана Нетсы. Однажды герой получает грамоту-ордер на поимку эск-сестры Ордена по имени Алия Лов. Она не производит опасного впечатления, но про ее жестокость ходят легенды, а число врагов, мечтающих сделать кровавую улыбку на шее красавицы, быстро приближается к бесконечности. По долгу своей работы Кестелю необходимо поймать преступницу и сопроводить в Арголан, где на Арене Алия должна будет участвовать в смертельном поединке. Каждый из нас, книжных любителей, много раз читал произведения в контексте выбранных автором тем. Однако на страницах этой книги многое идет не по ожидаемым сценариям.

«Наверное, с магией оно, как и с искусством: мало что получается шедевром.»

Говорить о сюжете романа можно долго, но я постараюсь не переходить на конкретику. Потому что любое слово способно оказаться страшным спойлером. Скажу лишь, что была здесь и красавица-узница, ждущая своего освободителя в драконьей башне; и магический Орден всесильных женщин, наводящий страх и ужас на мирных жителей; и странствующий Театр, собирающий по городам отъявленных преступников; и своенравные Живые лабиринты, деформации пространства и времени в которых шли вразрез со всеми известными законами физики. Так много всего перемешал автор в своем творении, что не успевала я осознавать одно обстоятельство происходящего на страницах безумства, как появлялось что-то новое, зачастую шокирующее. Казалось, Гурский вел необычную игру с читателями, подкидывая по крупицам информацию о реальном положении вещей. Буквально строчка за строчкой мы собирали яркую мозаику сюжетной композиции. На протяжении всего чтения в моей голове роились сотни вариантов разгадок бесконечного количества тайн произведения.

«Можно рассуждать о жизни, философии, но разговор обязательно в конце концов перейдет на задницы.»

Переводя разговор на обсуждение персонажей, хочется упомянуть, что перед нами — яркий представитель темного фэнтези. Этот жанр литературы подразумевает отсутствие светлого благородства и душевной искренности в образах героев, которые, в большинстве своем, неоднозначны с позиции морали и ведут борьбу только за то, чтобы мир окончательно не скатился в Геенну Огненную. Даже в этом аспекте автор сумел меня удивить. Здесь не было ничего неважного! Даже второстепенные персонажи, с легкостью попадающие в повествование, играли значительно более важную роль, чем это казалось на первый взгляд. «Закон Ордена» — горькая история в оригинальном антураже. Своими трагическими судьбами затрагивали струны моей души представители побежденного народа, которые вели свою незатухающую борьбу. Ужасал тряпичный Бомол — странное существо, коллекционирующее части людских тел. Очень радовал великолепный подлец с лучезарной улыбкой и безукоризненными манерами, предлагающий страшное прощение. Мой фаворит!

«Нет монстра хуже человека, объятого алчностью. А уж алчность умеет рядиться в красивые слова.»

Необычные образы вполне соответствовали придуманному писателем темному миру, который пестрил мрачной атмосферой театральности. Практически все персонажи этого произведения носили маски, имеющие разные значения, зачастую сакральные. Этакий парад лицедеев! Как и сам сюжет, образы действующих лиц нам раскрывались постепенно. Их истинные личины я смогла узнать лишь в финале. Роман читался на одном дыхании и благодаря запутанному сюжету, и благодаря легкому авторскому слогу. Описание происходящего, диалоги и мысли героев — все это не утомляло. Количество магии на единицу текста тоже оказалось вполне разумным. Прекрасным дополнением ко всему оказалось легкое нагнетание душещипательности затронутыми темами и иногда встречающийся ужас антуража. До сих пор перед глазами Багровая Корчма, в которой путники готовы были оставить самое дорогое, заплатив тем самым за единственную ночь, когда сможет исполнится заветное желание. Красивая мечта с жуткими отголосками в страшном колодце.

«Да, мир полон глупцами, желающими видеть красоту там, где лишь стыд и предательство. Но потом обязательно наступает прозрение.»

Горьким послевкусием от прочтения оказались мысли на тему геноцида — страшного преступления против ни в чем неповинных людей. После романа данный вопрос очень хорошо продолжили рассказы, события которых происходили в этом же мире, но уже с другими героями. Новые действующие лица и новые трагические судьбы, на которые так или иначе повлияла война на уничтожение народа Хунг. Пожалуй самым запоминающимся из трех рассказов оказался «Кузня, где умирали». Главными протагонистами этого произведения являлись дети. Мне было невыносимо больно читать про то, как вслед за умершими родителями ребята вели свою войну — против своих врагов и своими методами. Дети и война — страшное соседство. Потому что среди всего хрупкого в этом мире самое хрупкое — это жизнь ребенка. В общем, творчество Петра Гурского стало для меня необычным и очень неожиданным книжным открытием 2021 года. С удовольствием прочитаю продолжение этого цикла, которое автор на данный момент пишет. Всем хороших книг!

«Ты что-то делаешь для меня, я — для тебя. Это значит, ты платишь. И никаких услуг взамен за прошлое. Прошлое сейчас — неходовая монета.»

---

Цитаты, не вошедшие в рецензию:

«Мы привыкли считать красивое добрым. И потому даем обмануть себя.»

«Что же, у каждого — своя война, даже у свинопаса.»

«Вообще, по-настоящему, таких поводов и нет. Мало победить — нужно, чтобы проигравшие мучились. Жалость — всегда преступление.»

«Жадность — могучая тварь с бездонным желудком. Но его наполнение давно перестало меня волновать.»

«Я любил тебя минуту назад. Но прошло слишком много времени.»

«Ненависть растет как язва. Она разливает отраву, застит взгляд, и может в конце концов заслонить мир до такой степени, что человек уже не видит и не слышит ничего, кроме ненависти.»

«Добро дорого стоит. Оно чертовски дорогое, потому его повсюду мало.»

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Роберт Джордан «Великая Охота»

Iriya, 18 декабря 2021 г. 10:39

«Могила не преграда для зова моего.»

Есть такие произведения, которые магнетически вызывают хорошее настроение и улыбку — единственную и незабвенную. Они таят в себе необъяснимое волшебство. Доказать его присутствие — в героях, сюжете, словах и фразах — невозможно. Мы можем только заглянуть в милые черты главных персонажей, прочитать образность мыслей автора, вздрогнуть от осознания писательской магии и воскликнуть: ах! Для меня одной из таких книг стала вторая часть цикла «Колесо времени» под названием «Великая охота». Добро пожаловать в прекрасную сказку с эпическим финалом. А разве не все лучшие сказки мироздания именно таковые? По воде и суше неслись события этой истории — с кораблями и лошадьми, купеческими фургонами и пешими странниками. Из уст в уста передавались чудеса, увиденные здесь, — о предзнаменованиях и знаках, о диве в небесах над городом-гаванью, о провозглашавших себя Драконом мужчинах и о колонне воинов, что скакала по равнине Алмот от захода солнца к рассвету. В тумане эхом отзывались неистовые кличи, облака уплотнялись, скрывая фаланги шеренги героев, галопом несущихся в бой, а гром и крики бесследно вязли в тяжелом тумане. Люди, ставшие частью этих событий, еще долго будут рассказывать своим потомкам, что оказались невольными свидетелями магического сражения, вошедшего в историю как битва при Фалме. Каждый из них сможет приукрасить свой рассказ, однако одно будет всегда неизменным — во главе войска тысячи порубежников скакал человек, чье лицо видели в небе над городом, и реяло над ними знамя Дракона Возрожденного. Вращается Колесо Времени, эпохи приходят и уходят, оставляя наследие воспоминаний, которые становятся легендой, а после тускнеют, превращаясь в мифы. Пусть Дракон снова скачет на ветру времени! Волшебство цикла Джордана продолжается!

«Все... связано. Живет это или нет, думает или нет, все, что существует, складывается воедино. Дерево не думает, но оно — часть целого, а у целого есть... есть свое чувство, настроение.»

Каждый, кто читал первую книгу, скорее всего, подразумевает, какие загадки таятся под обложкой этого романа. «Великая охота» без промедления берет начало с финальных событий своей предшественницы. Если продолжить с того места, где закончилась «Око мира», то сюжет этой части представлял собой большую сцену погони за украденным легендарным артефактом. За исключением нескольких вступительных глав, оставшееся содержание книги в основном вращалось вокруг этой коллизии. Что касается удовольствия от самой книги, я бы сказала, что мои впечатления были более-менее похожи на те, что я испытывала, читая «Око мира». История начиналась ярко и увлекательно, немного замедлялась в средине книги, а затем снова набирала максимальные для прозы автора обороты. Джордан в целом медленно прогрессирует. Развитие сюжета, знакомство читателей с особенностями мира и личностный рост героев — все это было, но не так стремительно, как некоторым читателям того хотелось. Я же кайфовала от подобного темпа повествования.

«Нет ни начала, ни конца оборотам Колеса Времени. Оно — начало всех начал.»

Книга продолжает знакомить читателей с новыми характеристиками мироздания цикла. Многие книги в жанре фэнтези попадают в ловушку описания только одной культуры, обычно схожей со средневековой. Джордан начинает активно доказывать уникальность своей задумки. Так как на страницах этой книги мы знакомимся со странными существами и представителями необычных народов и культур. Уже на уровне этой части несложно понять, насколько придуманный автором мир огромен! Здесь также появляются некоторые нюансы, характеризующие магическую систему, которая не перестает меня удивлять, с каждой главой становясь все более уникальной. Если в первой части нам посчастливилось прогуляться с ветерком по темным туннелям Путевых Врат, то эта часть продемонстрировала читателям Портальные Камни. На фоне пространственно временных перемещений по многослойному миру автор калейдоскопно задел тему многовариантности событий и перевоплощения души. Воистину, его фантазия необъятна как воды океана Арит. Восторг!

«Мигнуло. «Я опять победил, Льюс Тэрин!“ Мигнуло. Мигнуло...»

Позвольте снова заострить немного внимания на интересных особенностях письма Джордана-прозаика. В этой книге автор продолжает показывать себя мастером писательского ремесла. Текст романа по-прежнему наполнен красноречивым многословием и огромным количеством информации. Учитывая масштабы фэнтезийного мира, от этого никуда не деться. Также здесь им иногда использовались интересные стилистические приемы. Например, с целью украшения текста экспрессивностью и ритмом, он намеренно добавил в повествование начала романа своего рода анафору — многократно повторяющуюся на протяжении одной главы фразу. Зачастую в современном мире писатели стараются избегать лексических повторов, стремясь разнообразить тем самым произведение. Однако пролог данной книги продемонстрировал, насколько интересным оказался этот литературный прием в контексте описываемых событий. Во всяком случае, женщина, которая называет себя Клавдия (то есть я), восторженно оценила подобную фигуру авторской речи.

«Пойми, Суан, он — та’верен. Он властен над своей судьбой не больше, чем фитиль свечи властен над пламенем.»

Были, однако, некоторые нюансы текста, которые воспринимались с небольшим трудом. Например, я была серьезно обеспокоена необычным изображением приемов поединков и состязаний на мечах. Мне приходилось напрягать вся свою фантазию (как оказалось, достаточно скудную), чтобы понимать, о чем идет речь. Должна ли я иметь образное представление о том, что означает позиция «Ласточка в полете», парированная в «Рассечение шелка»? Стойка «Луна на воде» встречала «Танец тетерева-глухаря», а «Лента на ветру» отражала «Падающие с утеса камни». Бойцы двигались будто в танце, и музыкой им был стук стали о сталь, а я была поражена собственному замешательству в восприятии боевых деталей происходящего. Надеюсь, со временем у меня получится принять подобное описание. Хотелось бы также отметить, что дойдя до финала и проанализировав фактическое развитие сюжета, я пришла к выводу, что не так уж намного все продвинулось. История, однозначно, только начинается! Об этом свидетельствуют и двенадцать книг продолжения.

«Придет время, когда тебе необходимо будет что-то больше самой жизни.»

Джордан проделал огромную работу по превращению героев в самых что ни на есть правдоподобных людей. В сюжет было искусно вплетено множество нитей через мириады ракурсов разных персонажей. Мне нравилось наблюдать за Рандом, зажатым в тиски желаемого и действительного. Мне стали интересны женские образы, рост внутреннего потенциала которых уже казался более очевидным. Однако моим любимым персонажем по-прежнему остается прекрасный Огир. Эпизоды, олицетворяющие его сердечную дружбу к одному из главных героев, были для меня самыми светлыми моментами книги. Стоит сказать, что основной набор персонажей в виде пяти действующих лиц, разбросанных по всему континенту, отлично дополнялся второстепенными протагонистами. И большинство из них оказались весьма и весьма интригующими. Мы видели события, в том числе, с точки зрения уже знакомого по первой книге капитана корабля, представителя Детей Света и новых Айз Седай. Даже у злодея в этой книге нашлась сюжетная нить, которая была отличным сюрпризом для меня.

«Будь терпелив, как подтачивающий изнутри червь.»

Лучшее слово, которое я могу подобрать, чтобы описать историю этой книги — многогранно. Финал первой книги позволил нам понять, что у читателей нет и быть не может даже приблизительного понимания, чего в дальнейшем ожидать от цикла. «Великая охота» продолжает эту традицию: здесь все изменилось довольно кардинально, и это восхищает. Автор продемонстрировал невероятное мастерство, сведя воедино все нити, из которых было соткано повествование, завершая все идеально с некоторыми достаточно неожиданными поворотами. Следует также заметить, что данная часть уже не олицетворяет простой образец борьбы Добро/Зло. Существует так много конфликтующих сторон, что остается только гадать, кто с кем, а кто на самом деле против всех остальных. Порадовала придуманная автором знаменитая в Кайриэне Даэсс Дэй'мар — Игра благородных Домов, в которой каждая интрига и заговор (скрытые или явные) представителя одного Дома могут представлять угрозу для другого знатного лорда и нести серьезные последствия его Дому.

«Мэт, Хурин, найдите поскорее хоть что-нибудь, чтобы мы могли убраться отсюда! Эти люди все сумасшедшие.»

У этого произведения есть еще одно достоинство, о котором я хотела бы здесь и сейчас упомянуть, — это восхитительный финал. Заключительные 100 страниц оказались невероятными. Вся аура таинственности, окутывающая легендарный артефакт, исчезла, оставляя после себя значительно больше, чем можно было ожидать. Таким образом, «Великая охота» — отличное продолжение прекрасного цикла. В ней герои обретают новые черты (независимо от того, нравятся они нам или нет), а придуманный автором мир кажется еще более сложным и заманчивым. Я могу с полной уверенностью сказать, что это одна из лучших книг, прочитанных мной в этом году. После финала я искренне понимаю, что первые две книги были просто основополагающими частями для остальной серии, и, держу пари, что буду рада продолжить чтение. Я настоятельно рекомендую взять с собой в путешествие по циклу «Колесо Времени» единомышленника, вместе с которым можно будет сгладить впечатление от сложных эпизодов, добавив в обсуждение толику юмора.

«Право каждого человека выбирать, когда вложить меч в ножны».

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Роберт Джордан «Око мира»

Iriya, 6 декабря 2021 г. 22:33

«И явилось это в те дни, как являлось раньше и как будет являться не раз, — Тьма тяжко легла на землю и омрачила сердца людей. И возопили люди к Создателю, говоря: О свет Небес, Свет Мира, пусть гора родит Обещанного, о котором говорят пророчества, как то было в эпохах прошедших и как то будет в эпохах грядущих. Пусть длань Повелителя рассвета укроет нас от Тьмы, и великий меч справедливости защитит нас. Пусть вновь несется Дракон не ветрах времени.»

Где-то на окраине государства Андор лежит край с говорящим названием — Двуречье. Он расположен внутри треугольника, состоящего из двух рек и Песчаных холмов. Полностью отрезанные Лесом Теней с юга и трясинами с востока, жители деревень Двуречья даже не знают, являются ли они частью большего королевства или нет. В одном из таких поселений и начинается основная история литературного цикла длиной в 14 книг. Колесо Времени вращается, Эпохи приходят и уходят. То, что было, что будет и что есть — все в одночасье может очутиться в Тени. Так вот однажды жизнь небольшой деревушки под названием Эмондов Луг оказалась в центре плетеного Колесом Времени Узора. Привычное и мирное существование живописного места разом превратилось в кошмар. Все изменилось в ту ночь, когда страшные существа, напоминающие демонов из худших ночных кошмаров, превратили уют в горе и несчастье. Безумие, царящее вокруг, говорило лишь об одном — Зло не дремлет и, возможно, печати в тюрьме Темного не так надежны, как думало человечество несколько тысячелетий. Великое зло распространяется по земле, нашептывая людям в уши сладкую ложь, отравляя и развращая любого, кто хочет слушать и служить ему. Отныне несколько молодых людей вынуждены променять тепло домашнего очага на смелое приключение, достойное величайших сборников легенд. И как только они оказываются вовлеченными в неотвратимую войну Света и Тьмы, возникает один-единственный, но животрепещущий вопрос, преследующий их повсюду: «Суждено ли одному из них стать тем, кто спасет мир?» Спасет или все же разрушит его окончательно?

«Противостоять Тени, пока крепко железо и тверд камень. Оборонять людей до последней капли крови. Отомстить за то, что нельзя защитить.»

Нельзя сказать, что эта книга переворачивает фэнтези-литературу с ног на голову. Она даже не вносит серьезных изменений в жанр. Это не одна из самых новаторских книг, которые я читала и, наверное, не самая интересная. Читая ее, я довольно легко смогла найти сходства со многими предыдущими работами в данной области, особенно с «Властелином Колец». Действительно, многие мотивы в этом романе, кажется, дублируют образы, установленные великой трилогией. Однако ее флюиды, ощутимые здесь, мне даже нравились. Надо отметить, что трудно найти эпический фэнтезийный сериал, который не основывался бы на фундаменте, созданном профессором Толкином. Тем более Джордан в значительной степени заимствованное у кого-то приукрашивал собственными многочисленными идеями. Да и в целом мир «Колеса времени», даже на уровне первой части, не казался таким очевидным и однозначным, как в ранее упомянутом произведении. Однозначно, это гениальное творение, которое заслуживает того, чтобы с ним познакомились любители фэнтези.

«Отсюда мы должны плести свои нити порознь.»

«Око мира» становился более захватывающим и интересным по мере того, как я углублялась в историю. С каждой страницей появлялись интригующие персонажи, а повествование приобретало несколько неожиданных поворотов, украшающих фабулу. Меня невероятно веселила яркая ирония автора в создании героев, отсутствие житейской мудрости и неопытность которых зачастую выражались в постоянно повторяющихся незрелых поступках и глупых решениях. Женские персонажи, за исключением уже знакомой по приквелу Айз Седай, раздражали категоричностью и высокомерием. На уровне этой части цикла они выглядели не очень интересными. Самым же любопытным из трио юношей для меня оказался Перрин. Поначалу казавшийся воистину шерстеголовым, он внезапно сумел продемонстрировать неожиданную глубину образа. И все же свое сердце я отдала красноречивому представителю нечеловеческой расы с большим плоским носом, нависающими бровями и длинными ушами с кисточками на конце. Огиры прелестны. Да осияет Свет их стеддинги!

«Когда схватил волка за уши, то держать его так же опасно, как и отпустить».

Сюжет затягивал, словно водоворот, втаскивая в свою бездну и в клочья разрывая всяческие замечания относительно происходящего. Изобретательная магическая система — самый очевидный из оригинальных достижений автора. Мироздание, демиургом которого выступал Джордан, в каком-то плане очень феминизировано, с сильно выраженным женским началом. Например, в Эмондовом Лугу Женский Круг правит мужчинами из Совета деревни. Магия — это тоже женская сфера, несмотря на то, что действует на дуальном принципе равновесия инь-ян. Представителям сильного пола по определенным (спойлерным) причинам запрещено прикасаться к мужской составляющей Единой Силе (саидин), в то время как прекрасные Айз Седай могут свободно использовать женскую магию (саидар). Как вы понимаете, такая неуравновешенность влекла за собой множество ужасных и в то же время интересных нюансов. Особенно в мире, где борьбу между Светом и Тьмой циклично повторяет Колесо Времени, которое вплетает судьбы в кружева веков и тысячелетий.

»...есть тайны, о которых слишком опасно говорить вслух, даже если вы думаете, что знаете тех, кто их слышит.»

Как же я соскучилась по метафоричному и красноречивому писательскому слогу! Магия слов Джордана завораживала детальным описанием всего, что попадало в повествовательный ракурс произведения. Кто-то скажет, что автор движется к описательному излишеству. В романе существует десятки сотен подробных описаний почти каждой пройденной деревни, каждого из встреченных путников, зданий, предметов и костюмов. С одной стороны, это замедляло темп и развитие событий, но, с другой стороны, оказывало положительное влияние: мир цикла становился более достоверным, сложным и увлекательным. Это касалось и досконально продуманного сюжета. Отдельная благодарность автору за пронзительные сцены со снами главного героя, которыми инкрустированы многие главы книги. Пространство меркло перед глазами, сужалось в туннель, где светлым пятном в конце стоял во весь рост черный силуэт. Свет..! Свет уменьшался, пока не становился размером с ладонь, превращаясь в ничто. А мир, словно смерч, крутился, бросая нас в темноту и смерть.

«То, что свершается во снах, бывает куда опаснее того, что происходит наяву.»

Хотя мне очень понравилась эта книга, я скажу, что она не для всех. Роберт Джордан продемонстрировал силу слова и мысли в построении мира. Однако описания пространства и времени иногда бывали немного непонятными и даже запутанными. Автор имел тенденцию упоминать о персонажах и локациях задолго до того, как они появлялись в истории. В некотором смысле это делало более интригующими следующие произведения цикла. Во всяком случае, я надеюсь, что элементы сюжета, оставленные загадкой в ​​данной части, будут позже иметь больший смысл. Кроме того, в сюжетных линиях иногда бывали длинные перерывы. В силу того, что повествование разбито на несколько линий, чередующихся между собой. Поэтому любой, кто ждет от романа стремительное приключение, может быть разочарован этой особенностью. Впрочем, если вы ищете богатый, детально прописанный мир для исследования и созерцания, наполненный неотразимыми персонажами (а также Найнив с Эгвейн), то вам пора отправиться в путешествие по Око мира!

«Там, где собираются вместе два человека, рано или поздно всегда возникают неприятности.»

За свою жизнь я прочитала множество произведений. Одни — оказались невероятно увлекательными, другие — абсолютно пустыми. Поэтому я сумею в любом литературном творении увидеть что-то действительно необычное и ценное. Определенно «Око мира» Роберта Джордана — кладезь приятных сюрпризов, особенно для любителей эпического фэнтези. С некоторых пор я тоже вхожу в их число. Именно этот жанр художественной литературы дает мне сладкую и немного детскую радость посетить орбиты других судеб, найти во тьме маршруты туда, где еще существуют волшебство и магия. Я изначально была уверена, что «Колесо Времени» достойное фэнтези с многослойным рисунком сюжета и межличностными сложностями в судьбах героев. Поэтому я уверена, что сочту целесообразным познакомиться с остальными тринадцатью томами (такого же или даже большего объема) этого цикла. Более того, я не могу дождаться, когда начну читать следующую книгу серии под названием «Великая охота». Продолжение следует...

«Я ли найду песню, или найдет ее кто другой, но песня вновь зазвучит, в этом году или в году грядущем. Как было когда-то, так будет и вновь, и нет миру конца!»

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Роберт Джордан «Новая весна»

Iriya, 27 ноября 2021 г. 21:17

До Нового года еще целый месяц, а мои желания уже начали исполняться! Как же давно я мечтала снова попасть на страницы огромной литературной фэнтези-глыбы, чтобы окунуться в чтение книг с головой. Еще очень рано петь дифирамбы самой эпопее — я все же делаю только первые неуверенные шаги в знакомстве с ней — однако это произведение нисколько меня не разочаровало. Скорее оно во мне вызвало теплые эмоции, о которых я сейчас Вам и постараюсь рассказать. «Новая весна» — роман, который в «Колесе времени» занимает место под номером ноль или другими словами является приквелом к огромному циклу. Существуют разные мнения о том, когда стóит читать это творение: в самом начале цикла или в порядке написания его автором. От себя скажу одно: я нисколько не пожалела, что познакомилась с ним перед погружением в основные события данной истории. Так о чем же эта книга? Свои объятия перед читателями она открывает в старинном городе с величественным названием Тар Валон. Его сердцем выступает Белая Башня — самое высокое здание в мире и центр власти древнейшего ордена женщин. Айз Седай способны направлять Единую Силу, которая является магической основой мироздания Роберта Джордана. Именно в стенах Белой Башни нам и предстоит познакомиться с главной героиней. Совершенно случайно Морейн Седай оказывается свидетельницей туманного пророчества, которому суждено будет сбыться на возвышающейся над городом Драконьей Горе. Должен родиться ребенок, способный изменить судьбу мира. Во что бы то ни стало, его необходимо обнаружить до того, как это сделают служители сил Темного. До того, как они уничтожат его. Колесо Времени вплетает Морейн в Узор по своему усмотрению и желанию, но Узор есть творение Света. Поэтому она отправляется на поиски. Вместе с ней под свинцовым мраком неба с поздней грозой, накатывающейся из Запустения, мы тоже отправляемся в путь.

«Либо мы победим в этой войне, либо мир погибнет!»

Я влюбилась в этот приквел с первых строк! Все понравилось: персонажи, фабула, настроение, антураж, ВСЕ! Может быть поэтому он показался мне захватывающим от начала и до конца. Чем больше я продвигалась в раскрытии основной завязки истории, тем больше мне хотелось читать. Когда я думаю об этой книге, я все время вспоминаю слово... уютно. В ней, действительно, есть то милое очарование классического эпического фэнтези, которое я так люблю. Последний раз я чувствовала себя так комфортно и душевно на страницах «Властелина Колец» Дж.Р.Р.Толкина. Открывая эту книгу, у меня возникло ощущение, что я как будто вернулась домой издалека. Да. Вселенная может показаться знакомой, если вы часто читаете фэнтези. Да. Иногда встречались немного предсказуемые сюжетные линии. Да. Некоторые персонажи казались по-детски наивными и идеалистическими. А насилие смягчалось, и зачастую о произошедших смертях мы узнавали понаслышке. Но как же мне было приятно отправиться в увлекательные приключения с этими героями!

«В некоторых войнах невозможно победить, но в них все равно нужно сражаться.»

Морейн, Лан и Суан — три ключевых персонажа во всем «Колесе Времени». Большую часть временной последовательности цикла мы будем наблюдать за ними как бы со стороны, глазами других участников действа. Однако именно в данной книге автор позволил этим героям взять бразды управления историей в свои руки, написав линии повествования от их лица. Таким образом, у нас есть хорошая возможность поближе рассмотреть эти образы: узнать их важные мысли, пережить испытываемый ими спектр чувств, понять мотивацию того или иного их поступка, обучиться у них работе над собственным сознанием. События «Новой весны» начинаются за 16 лет до начала основного сюжета первой книги цикла. Здесь мы встречаем Морейн незадолго до того, как она получила титул Айз Седай, пройдя с ней ужасающий обряд Посвящения. Еще незрелая, иногда неуверенная, несерьезная, капризная, эмоционально слабая, но невероятно решительная! Эта девочка не могла не занять важное место в моем читательском сердце. Да осияет Свет ее путь!

«Нужно слышать не только то, что люди говорят, Суан, но и то, что они хотят сказать.»

Благодаря тому, что события приквела в большинстве своем происходят в Белой Башне, мы многое узнаем об Айз Седай: обряд Посвящения, клятвы, иерархии, распределение по цветовым сообществам. Придуманный автором орден женщин делает книгу в моих глазах особенно интересной. Главы с Испытанием на шаль и изнурительными тренировками оказались для меня самыми яркими ее вехами.

«Начни заново, — велела Элайда, и Морейн потребовалась вся сила воли, чтобы заставить себя вновь повернуться к Айз Седай спиной. Теперь разница была лишь в том, что на сей раз Морейн сумела закончить только девять плетений.

- Заново, — велела Элайда.

С третье попытки Морейн закончила шесть плетений, с четвертой только три. Пот градом катился по лицу. Через какое-то время сверкающие вспышки и оглушительные свистки уже казались ей разве что мелкими помехами. Лишь беспрестанные удары имели значение. Бесконечные удары и бесконечная боль.»

Действительно, все в этой книге — от особенностей приграничных с Запустением городов до описаний образов каждого персонажа — раскрывает или объясняет определенные нюансы перипетий событий основного цикла. В этом отношении «Новая весна» дала все, что я надеялась в ней увидеть. Джордан отлично подчеркивает взаимоотношения различных персонажей на фоне знаковых эпизодов: кричащее Пророчество, глубина заговоров в Айз Седай и последний вздох Малкири. Поэтому хочу поблагодарить автора за образ Лана, посредством которого он дал читателю представление об оригинальной и уникальной культуре печально известного государства. Да и сам Лан благодаря приквелу в последующих книгах не будет восприниматься заурядным молчаливым персонажем: именно здесь мы узнали в общих чертах душещипательную историю младенца, рожденного с мечом в руке.

«Что было правдой на восходе, неузнаваемо изменится к полудню, и значит, необходимо действовать.»

Лично мне было приятно наблюдать, как автор украсил магическую суть мироздания восточной философией и малой долей легкой эзотерики. Вызывал восторг, как быстро и эффективно работают герои с эмоциональной сферой своего сознания. Их четкое и однозначное понимание того, какие чувства за что отвечают, почему они возникают и что с ними надо делать, не могло не вызвать уважения со стороны читателей. Совсем немного времени было необходимо герою для достижения состояния ко'ди — единение с пустотой после мысленного методичного сжигания всех эмоций до последней их крупицы. Лишь один удар сердца! Единение с землей у себя под ногами, единение с окружающей темнотой, единение с мечом в руке...

«Лан удерживал ко'ди еще несколько мгновений, чтобы удостовериться, что эмоции находятся под строгим контролем. Вступать в битву во гневе более чем неразумно. Гнев затуманивает зрение и толкает на глупые поступки.»

В заключение хочу сказать, что читала электронный вариант книги в переводе Тахира Велимеева. Очень надеюсь, что издательство «Азбука-Аттикус» однажды порадует поклонников цикла переизданием этого романа, так как электронная версия содержит огромное количество различных ошибок и опечаток. Однако все это не смогло снизить мой интерес к шикарной истории. С каждой страницей сюжетный орнамент цикла приобретает все новые и новые виньетки, и мне невероятно любопытно узнать, что будет дальше. Поэтому, не теряя времени даром, приступаю к чтению продолжения, а именно: книги под названием « Око мира». Все только начинается! В качестве послевкусия — мысль о том, насколько жалкими и ничтожными кажутся судьбы отдельно взятых людей на фоне событий мирового масштаба. Переплетаясь между собой, человеческие жизни превращаются в уникальный Узор, важность существования которого имеет бóльшее значение, нежели каждая нить в отдельности. А Колесо плетет тем временем так, как хочет Колесо. Продолжение следует...

«Жизнь или смерть — исход зачастую зависит от крохотных шансов.»

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Харуки Мураками «Хроники Заводной Птицы»

Iriya, 18 ноября 2021 г. 15:02

»...важно прислушиваться к самому слабому звуку, чтобы ничего не упустить. Понимаете? Ведь добрые вести обычно дают о себе знать тихо.»

Есть ли такие писатели, глядя на книги которых, Вы вспоминаете тот далекий день, когда первые взяли в руки томик одного из их произведений? Думаю, что для любого читателя найдутся такие авторы. Для меня это — Харуки Мураками. Оглядываясь назад, я с трепетом понимаю, что любая книга этого автора появлялась рядом со мной в самые непредсказуемые моменты моей жизни, создавая собой некий оплот от плохого настроения и помогая ответить на злободневность происходящего. Поэтому здесь и сейчас хочу признаться, что мой отзыв кому-то покажется предвзятым. Однако Мураками — часть моего странного прошлого, а значит — часть меня самой. Итак, Хроники Заводной Птицы... Полагаю, что каждый из нас с Вами когда-то задумывался над тем, что воля человека ничего не значит, ведь люди — как заводные куклы на столе — не имеют выбора. Заведет кто-то пружину, повернув ключик на спине, и они будут двигаться как надо, пойдут куда положено. Вот и главного героя этой истории судьба заставила столкнуться с этим. Недавно оставшийся без работы Тору Окада ведет мирное существование со своей женой Кумико, когда его тщательно организованная жизнь начинает рушиться по крупицам. Жена превращается в странного человека, страстно презираемый им шурин-социопат становится яркой политической фигурой, а сам герой начинает сталкиваться с личностями, каждая из которых кажется карикатурой на нормальных людей. Однако именно они ведут его к разгадке тайны необъяснимых событий. Поэтому, если однажды у вас неожиданно пропадет кот, будьте готовы к переменам. Ведь именно с этого и начинается интригующая история о путешествии Тору Окада по пространственно-временному лабиринту, простирающемуся в реальном и сюрреалистическом мире.

»...часто случается, что именно с пустяка начинаются самые важные в мире вещи.»

Если бы я использовала только одно слово для описания этого романа, я бы напечатала «Блестящий», именно с заглавной буквы. Со всей своей чувствительностью, эмоциональной глубиной и пониманием сложностей человеческого разума «Хроники Заводной Птицы» является выдающимся литературным произведением и примером великолепного писательского мастерства. Я не могу пойти дальше и сказать, что это величайший опус Мураками. Для меня на сегодняшний день все же лучшим его творением остается трилогия «1Q84». Но я вынуждена признать, что эта книга не уступает иным его работам. Захватывающие, интеллектуальные и в то же время меланхоличные рассуждения одного из лучших романистов Японии, посвященные одиночеству и человеческим страданиям. Это было настолько проникновенно, что казалось, даже страницы книги в моих руках, словно лезвия бритв, угрожающе отливали металлическим блеском. А в окружающем безмолвии ночи было ощутимо, как задетые автором темы все глубже пускают в меня свои корни.

»...но, похоже, когда о себе не думаешь, все ближе к себе становишься.»

Повествование сшивало воедино несколько красивых виньеток, образуя великолепное полотно с изображением жизни не только одного конкретного человека, но и многих других людей, по воле судьбы встречающихся на его пути с ним. Получился какой-то замкнутый круг, в центре которого оказалась довоенная Маньчжурия, Китай и война у Номонхана 1939 года. Как писатель сумел поместить главных героев из современной Японии в эту цепочку связанных между собой исторических событий давно минувших лет? Непонятно. Но сделал он это мастерски. Я давно испытывала желание узнать мнение Мураками о роли Японии во Второй мировой войне. Эта книга меня приятно удивила. Трогательное олицетворение ужасов, обрушившихся на людей во время японской оккупации Маньчжурии и забытого военного конфликта с Советским Союзом. Вместо того, чтобы занять определенную позицию, автор описывает несколько сцен крайнего насилия с точностью и наигранной нейтральностью, подталкивая тем самым самого читателя делать свои выводы.

«Но самое жестокое в этом мире — чувство одиночества, когда человеку нечего искать, не на что надеяться.»

Слова превращались в истории, жили, дышали. В них бились мысль и желание, они росли, излучали тепло и боль. Романист не пытался оправдать японцев за жестокие преступления, которые они совершили. Но в то же время предлагал очень человеческий взгляд на дорогу смерти и опустошения. Мураками также намекал на ответственность тех, кто сидел где-то в своих безукоризненно оформленных кабинетах, одетых в щегольские костюмы, и принимающих решения, которые меняли ход истории и приводили к катастрофическим последствиям для всего человечества. Реалистичность написанного была настолько осязаемой, что, казалось даже молчание с его гнетущей тяжестью можно было потрогать руками.

»- Скажите, доктор, вы боитесь умирать?

- Наверное, это зависит от того, как умирать, — подумав, ответил ветеринар.»

Это мистический триллер с исследованием присущей каждому из нас внутренней тьмы и путей человека к самопознанию. Поначалу кажущиеся несвязанными, многочисленные сюжетные линии гармонично сливались воедино. В этой книге постоянно что-то пропадает, да и сам герой постепенно обнаруживает, что находится в состоянии бесконечных поисков, в том числе выступая и в качестве пропажи. По воле странных обстоятельств Окада сталкивается с причудливой группой союзников и противников: проституткой, злобным политиком, веселой шестнадцатилетней девушкой и стареющим ветераном войны, которого навсегда изменили отвратительные вещи, свидетелем которых он когда-то стал. Замечу, что линия лейтенанта Мамия оказалась для меня самой проникновенной. Может статься, что человек большую часть жизни проводит в беспросветном одиночестве и муках раскаяния. Он уже неспособен к чему-либо стремиться и несет в себе только высохшие призрачные останки прошлого.

«Свет проливается на человека лишь на короткое время — быть может, всего на несколько секунд. И все! Это проходит, и, если не успел уловить заключенное в его лучах откровение, второй попытки не будет.»

Произведение следует отнести к категории книг с возрастным ограничением 18+. Всему виной сцены секса и насилия, которые всегда наличествуют в романах писателя. Сексом занимаются, о нем разговаривают и думают. Странная близость, приносящая в этом романе все, кроме истинного наслаждения. Таков уж Мураками! Насилие тоже присутствует здесь. Мы стали свидетелями дьявольской сцены, когда русский офицер и монголы содрали кожу с живого человека, а другого бросили в глубокий колодец в монгольской степи, где в потоке невиданного ослепительного света, человек превратился в живую, но пустую оболочку, полностью утратившую всяческий интерес к жизни. И подобных сцен было достаточно, чтобы понять весь ужас описываемых событий. Как и все книги автора, эта требует определенного рода созвучия с читателем, чтобы быть оцененной по достоинству. И дело вовсе не в абстрактном уровне сюжета, а в том, что четких ответов на многие задетые Мураками вопросы здесь попросту нет. Их невозможно дать, и это обстоятельство трудно принять.

«У жизни куда более жесткие законы и рамки, чем думают люди, затянутые в ее водоворот.»

А еще здесь много музыки. Те, кто читал хотя бы одно произведение Мураками, знают, насколько важен этот вид искусства для автора. Она задает настроение, погружает в атмосферу, позволяет предугадать события. Первая же страница звучит музыкой Джоаккино Россини, «Сорокой-воровкой» которого названа вступительная часть книги. Полусерьезность вышеупомянутой оперы недвусмысленно намекает читателям, что разыгрывающееся в начале романа только внешне будут казаться комичными, неся в себе скрытую долю драматизма. Музыка здесь украшает не только антураж действа, она передает характеры героев, их внутреннее состояние. Не каждый мастер слова сумеет дополнить мистическую немоту героя музыкой, которую тот слушает. Посему благодарю автора за Корицу и его невероятно загадочный образ, который выглядел еще более заманчивым на фоне постоянно звучащего концерта для виолончели с оркестром Йозефа Гайдна. Пожалуй, лучшего повода для знакомства с творчеством этого композитора я бы не нашла. Браво, Мураками!

«Память и мысли стареют также, как и люди.»

Захватывающая, пророческая, наполненная комедией и трагизмом «Хроники Заводной Птицы» оставила после себя интересное послевкусие. Жизнь людей тесно связана с историей их народов, которая определяет их и формирует внутреннее «я». История с ее цикличностью всегда присутствует в повседневности, по большей части незаметно для нашего близорукого сознания. Однако Мураками сумел связать все воедино и воочию это продемонстрировать. Инструмент, когда-то использованный солдатами на войне для убийства своих противников, теперь взял в свои руки мирный человек, чтобы убить в себе воплощение внутренней тьмы. На каком бы уровне не происходила борьба, насилие всегда было частью человеческой природы, и оно всегда находило способы выразить себя — будь то по приказу “вышестоящих” или по личным убеждениям. Мы вполне можем идти вперед и держать свои инстинкты взаперти в темных гостиничных номерах сознания, но рано или поздно нам придется взглянуть правде в глаза: путь, ведущий к светлой свободе, лежит внутрь нас самих.

«Надо идти вверх — подымайся, надо идти вниз — опускайся. Когда нужно будет подыматься, найди самую высокую башню и заберись на верхушку. А когда нужно будет двигаться вниз, отыщи самый глубокий колодец и опустись на дно.»

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Флавиус Арделян «Миазмы»

Iriya, 15 октября 2021 г. 11:35

»...чем сильней ты догоняешь зло, видишь его черный затылок и чуешь вонь подмышек, тем сильней зло догоняет тебя, и затылок, который ты видишь, — это твой затылок, а смрад источает твое собственное тело.»

Издательства любят открывать новые имена, а нам — любопытным читателям — нравится знакомиться с литературой других стран, в том числе и фантастической. Поэтому, увидев новинку от румынского фэнтези-писателя, да еще и в переводе Наталии Осояну, я не смогла побороть искушение и решила все же ее прочитать. И, как оказалось, правильно сделала. «Миазмы» включают в себя два произведения: «Скырба святого с красной веревкой» и «Пузырь Мира и не'Мира». Как книга объединила в своем переплете оба эти романа, так и я постараюсь обобщить оставленные ими впечатления в одном отзыве. Пока Исконные где-то за пределами сущего выворачивают себя наизнанку, испытывая печаль нового рассвета, я постараюсь рассказать Вам о прочитанном. Итак, шедевр Флавиуса открыл перед читателями свои объятия историей о святом с красной веревкой из города под названием Гайстерштат. У святого Тауша было детство, полное чудес: он беседовал с насекомыми, исцелял зверей и вытаскивал из пупка красный шнур, завязывая его на руку умирающим. Было необычное ученичество у старика Мошу-Таче, без которого солнце позабыло бы взойти из-под земли, а у тех, кто притаился среди теней начался бы вечный праздник. Все это в одночасье исчезло, когда в родном городе святого появляются люди из странствующего карнавала, проникшие сквозь складки Мира, чтобы превратить все окружающее в не’Мир. Так начинается непростое путешествие Тауша и двух его друзей, меняющее судьбу и оставляющее тяжелый отпечаток на их личности.

»...там, где в Мире появляются прорехи, надо их латать миром, иначе сквозь дыру явится не’Мир. Быть человеком — значит быть иглой, а жить в мире — значит быть нитью, которой чинят рваный занавес, окружающий нас и изодранный до лоскутов тут и там, теми, кто хочет, чтобы не’Мир воцарился на месте Мира.»

За окном приветливо светило солнце, а я мысленно находилась в темной атмосфере романа, где ветер шумел в горных лесах, пробираясь сквозь толщу страниц под кожу. Да и сами события шли в унисон с мрачным антуражем, напоминающем Средневековое Королевство Трансильвания. Повествование первой части цикла слабо напоминало жанр фэнтези. Я бы даже сказала, что историю святого с красной веревкой можно отнести к своеобразным фольклорным сказаниям или преданиям, рассказывающим напевно и мелодично о легендарных событиях. При этом создавалось ощущение кошмарного сна, когда события выходили на передний план, а суть их происхождения оставалась до определенной степени непонятной. Сюрреалистичность подпитывалась странными, иногда мерзкими, неприятными, жуткими персонажами и сценами, которые на удивление не пугали, а скорее интриговали своим неожиданным появлением. Красноречие автора и переводчика вызывало восторг, и от слога написания произведения я получала удовольствие.

«Кто знает, чья история хорошая и правдивая — та, которую рассказали от одного конца к другому, или та, которую рассказали наоборот?»

С романом «Пузырь Мира и не'Мира» стиль повествования меняется, переходя из темной сказки в темное фэнтези. Автор продолжает описывать приключения трех друзей, добавляя при этом еще один ракурс — не(над)'Мир. Появляются новые персонажи, вносящие свою лепту в развитие событий. Каждому предстоит вести борьбу и с внешним миром, и со своими духовными идеалами. Одни герои пытались достичь Истинного Слова, другие обретали странными способами новые тела, а третьи готовились к войне между Мирами. Иногда доза черноты и мрачности достигала апогея, но на выручку, в последнюю секунду, приходила удивительная способность автора переключать внимание читателей. Необычные магические способности героев; интересные идеи, играющие ключевую роль в судьбоносности сюжета; ожидаемые события, превращающиеся в неожиданные повороты. Другими словами, Арделян меня порадовал. И как бы неприятно было читать о происходящем в не(над)'Мире, именно эта часть книги оказалась самой оригинальной.

«Но следи за тем, как держишь факел, потому что от того, как держать факел, стоя у окна, зависит, будет ли перед тобой окно или зеркало.»

Многое отталкивало. Первое, что в круговой поруке арделянского произведения бросалось в глаза — практически полное отсутствие этики в упоительном описании мерзких сцен расчленения тел, гниения плоти, превращения человека в вонючую жижу. Добротно, душно, неизбывно! Еще надолго останется в памяти тошнотворный эпизод: в ванне, заполненной слизью полностью растворившегося трупа, копошились согнувшиеся от рвотных рефлексов не(над)'люди. Над ее поверхностью роились пьяные от удовольствия мухи, в жидкости плавали черви, а тут и там виднелись кости и хрящи, словно острова в океане смерти... И тем не менее! Да простится все это автору за то, что и в его руках сверкал бриллиант необычного волшебства, именуемого талантом демиурга. Мироздание, придуманное им, в моих глазах оказалось абсолютно уникальным. Тем более на фоне затронутых тем Любви, Дружбы и, конечно, Жизни и Смерти. Оценить это мне посчастливилось в финальной части, когда кусочки общего замысла встали каждый на свое место.

»...любовь всегда найдет способ уничтожить человека, как бы тот ни старался держаться от нее подальше.»

Заключительная часть романа была посвящена городу Мандрагора, находящегося под натиском Великого плана подъема «Матери миров с девятью утробами с девятью мирами с девятью утробами с девятью мирами с девятью утробами». Здесь герои были вынуждены показывать свое истинное лицо в ситуациях, полностью уходящих из-под контроля. Признаюсь, что последние страницы оказались очень динамичными, и финал мне понравился. Оглядываясь назад и обдумывая прочитанное, я с удивлением для себя осознаю, что произведение оставило неизгладимый отпечаток в моей Скырбе. А пока в вечном грохоте парит Тапал сквозь пустоту за пределами Миров, у Вас еще есть время подумать, стоит ли читать эту историю. И если Вы все же решили пасмурным зимнем утром отправиться по дороге между Каркарой и Тодесбахом, помните (!!!), что Бартоломеус Ворующий Плоть обязательно придумает для всех плату за путешествие в его простенькой кибитке. На этом я склоняюсь пред Вами, славные мои читатели, и пусть занавес скроет нас...

«Можно подумать, конец приходит, когда его ждут.»

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Роберт Маккаммон «Жизнь мальчишки»

Iriya, 4 октября 2021 г. 10:10

«Попрощавшись с прошедшим днем, обязательно забери с собой его кусочек, спрячь в самый дальний уголок памяти и храни там как драгоценное сокровище. Потому что твоя память и есть главное сокровище на свете. Память — это дверь в твое прошлое.»

Уже с первых страниц роман «Жизнь мальчишки» дарил мне надежду на знакомство с великим литературным творением. Его события разворачивались в 1960-е годы на территории маленького городка под название Зефир, расположенного в южном регионе США. Этот захолустный уголок Земли, казалось, находился под защитой магического заклинания от всех несчастий мира и от неумолимого течения времени. До тех пор, пока здесь не произошло жуткое убийство, неожиданными свидетелями которого оказались двенадцатилетний мальчик по имени Кори и его отец — водитель-развозчик молока. Пожалуй, вступительная часть данной книги — одна из самых лучших, которые я когда-либо читала. Да и кто бы остался равнодушным после увиденного там?! Голый мертвец, привязанный наручниками к рулевому колесу; медная струна от фортепиано, затянутая вокруг шеи; таинственная татуировка на мертвецки белом плече трупа; и ревущий стон машины, поглощаемой водами озера, глубокого как первородный грех. Кто из мирного народа Зефира способен на такое? Кем является этот незнакомец, случайно оказавшийся жертвой и как будто появившийся из ниоткуда? Меня завлекла эта история с самой первой главы. Окрыленная сумасшедшей динамикой, детективной интригой и потрясающими описаниями, я в восторге взлетела ввысь. Забегая вперед, скажу, что с каждой главой я медленно, но верно теряла высоту...

«Странная вещь воображение! Оно выдумывает паутину, где нет пауков, создает темноту там, где сияет яркий свет.»

Продолжу свой отзыв о романе с неотъемлемых его достоинств. Маккаммон — настоящий мастер слова, сравнений и метафор. Образы в этой книге просто ошеломляли своей плотностью и изобретательностью. Редко какому роману удавалось так полно задействовать чувства и эмоции героев, поддерживая их в сюжете до конца повествования. Описания сводили с ума цветами, запахами, звуками, болью и детскими восторгами. Чтобы понять это, достаточно вернуться в самое начало книги, где выдернутый из темной пещеры сна мальчишка, начинает погружать читателей в жизнь окружающих его людей. Вместе с ним мы буквально видим, как за окном холодный пронизывающий ветер треплет кроны деревьев; и чувствуем мартовскую непогодь через холод окна, просто положив руку на стекло. Боже, какой автор не мечтал бы так красиво писать! Однако на фоне всех этих прелестей слога я постоянно задавалась вопросами: «Что же со мной не так? Почему мне так ужасно скучно это читать?»

«Мне кажется, что мир и покой для себя можно завоевать только своими руками. За мир и покой нужно сражаться, хочешь ты этого или нет.»

Возможно, моя проблема с историей мальчишки заключалась в завышенных ожиданиях, вызванных потрясающим началом. Я настолько влюбилась в детективную линию, что любые отступления от нее казались слишком большими, отвлекали меня от сюжета и уменьшали мою привязанность к главным героям. А отступлений было великое множество. Переворачивая финальную страницу книги, мне даже хотелось назвать прочитанное не романом, а сборником рассказов, объединенных под одной обложкой персонажами и несколькими сюжетными линиями. У этой истории не было определенного направления. Автор, похоже, не имел ни малейшего понятия, какую из затронутых тем он больше всего пытался развить. Надо ли говорить о том, какое разочарование я испытывала каждый раз, когда автор уводил нить сюжета в новое русло? С каждой главой это становилось все более и более непонятным. То, что началось так чудесно, быстро обернулось нудной мешаниной из происшествий жизни маленького городка.

«Есть вещи похуже, чем фильмы о чудовищах. Это когда ужасы сходят с экрана или со страниц книг и являются к тебе в дом, все переворачивая вверх дном, искажая злобной гримасой лицо любимого человека.»

Между этими страницами было спрятано много крупиц мудрости. Роман был пропитан ностальгическими нотками, которые почти вызывали слезы. И все же ментальность автора и моя практически не совпали. Я не могу не думать о том, как бы это читалось, если бы он решил написать свою книгу по-другому. Не рассказывать другую историю, а компоновать ее по-другому, делать иные акценты. Мир Зефира содержал богатый материал, который можно было бы связать воедино. Была школа с изрядной долей хулиганства и учителей-антиутопистов. Были интересные друзья со своими личными драмами. В этом маленьком южном городке царила расовая ненависть и экономические перевороты, вуду магия и древние речные чудовища, маниакальные служители церкви и звери из забытого мира. Эта книга — кладезь замечательных вещей, которые в конечном итоге превратились для читателя в нечто вроде путаницы. Даже необычная мистика, навеянная особенностью тонкой психики ребенка и детскими фантазиями, иногда казалась неуместной.

«К счастью, нет такой ошибки, которую нельзя исправить. Все, что для этого нужно, — наше желание.»

И все же, Маккаммон преуспел в том, что намеревался сделать... по крайней мере частично. Он прекрасно уловил суть атмосферы 1960-х годов и сумел отлично передать время перемен, которое для многих людей почти образовало стену между «тогда» и «сейчас». Несмотря на некое разочарование в романе, я не могу сказать, что проведенное на его страницах время, я потратила впустую. Но сам финал, даже в части детективной линии, был предсказуемым. На протяжении заключительных 200 страниц я постоянно надеялась, что автор обязательно меня удивит. Увы, мои надежды оказались тщетными. Поэтому, закрывая книгу, я ощущала то неприятное чувство, которое несет в себе привкус горькой неудовлетворенности. Возможно, просто потому, что я ожидала совершенное произведение, а оно таковым не оказалось. Я бы рекомендовал его читателям, мечтая, что они будут спорить со мной: «перед нами — совершенство». И это один из тех случаев, когда я с готовностью признаю, что они могут быть правы.

«Отдать то, что тебе дороже всего на свете, и чувствовать себя от этого счастливым — вот, что такое милость.»

Однако даже с пресловутой позиции литературного романтизма глубина произведения была крайне скудной. Настоящие романы дышат человеческой драмой, а «Жизнь мальчишки» больше походил на бусинки поверхностных историй, которые довольно тесно были связаны друг с другом, но при этом постоянно стремились сохранить определенную степень независимости. Возможно, в этом и был личный замысел автора. Я знаю, что многим людям нравится эта книга. В какой-то момент я тоже была загипнотизирована мастерством автора в описании давно забытых мной моментов детства. Послевкусие от прочтения как раз и зиждется на всем этом. Полеты свободы в преддверии каникул, страшные существа в углах темноты, гипертрофированное чувство героизма и кромешное любопытство ко всем взрослым делам. Меня переполняла меланхолия, когда я читала о детстве — призраке своего прошлого. Детстве — давно утраченном времени бесконечных возможностей, сузившимся жизнью до существующей вокруг меня реальности...

»...невозможно понять, куда ты идешь, пока не осознаешь, где ты был прежде.»

Оценка: 7
–  [  22  ]  +

Дэвид Веллингтон «Последний астронавт»

Iriya, 4 октября 2021 г. 10:07

«Когда сталкиваются две культуры и одна из них имеет преимущество в технологии – она побеждает. Побеждает, независимо от того, пришла она с миром или нет.»

Книга, которая вызвала во мне море негодования, хотя у нее были все шансы, чтобы оказаться восторгом. Итак, действие романа происходит через много лет после неудачной научной экспедиции на Марс, в ходе которой капитан корабля была вынуждена пожертвовать жизнью одного из членов экипажа ради спасения остальной группы. После этого НАСА было практически лишено финансирования, а спустя пятнадцать лет в космическом пространстве был замечен необычный объект, который начал замедлять скорость при появлении в Солнечной Системе, что было не свойственно обычному метеориту. Горе-капитана, некогда запоровшего марсианскую миссию, и команду абсолютно неопытных астронавтов отправляют к предполагаемому инопланетному кораблю. Их задача состоит в том, чтобы установить контакт и выяснить, можно ли считать угрозой неожиданного гостя на пороге нашей планеты. Я бы не сказала, что «Последний астронавт» Дэвида Веллингтона — плохая книга. С первых страниц мне очень понравился стремительный кинематографический стиль, в котором часть фабулы была отражена в виде записей интервью с людьми, занимающими ключевые позиции в линиях героев. Сама по себе история не казалась слишком новой. Однако возможность описать появление в жизни планеты Земля иных космических существ всегда являлась интересным способом раскрыть аспекты человечества, оставшиеся по разным причинам неисследованными. Общая структура начала книги создавала ощущение, что автор стремился погрузить читателя в психологические образы некоторых персонажей, несущих много лет своих внутренних демонов. К сожалению, странный выбор Веллингтона вести повествование ничем непримечательным литературным слогом в сочетании с блеклым сюжетом, лишенным логики, и глупым поведением главных действующих лиц окончательно лишили меня восторженных эмоций, предвосхищавших погружение во тьму космоса произведения.

«Орион-7» стартовал чудесным ясным сентябрьским днем на ракете-носителе СЛС-Блок 2, с площадки военной авиационной базы в Ванденберге. Запуск прошел штатно. Первая и вторая ступени отделились легко, проблем с выходом на орбиту не возникло. Нам надо было, чтобы все прошло безупречно. У НАСА еще никогда не было столь важного полета. Нет. Не у НАСА. У человечества.»

На протяжении всей книги мне казалось, что автор неправильно определился с жанром произведения. Создавалось впечатление, что изначально написанный научно-фантастический блокбастер, позже был облеплен очень неуместными элементами хоррора и триллера. В тексте напрочь отсутствовало реальное чувство напряженности. Элементы ужаса в повествовании были больше связаны с сюжетом, чем с тоном или общей атмосферой происходящего. Были моменты, когда автор погружался в описание антуража и настолько наслаждался этим, что забывал про элементарную логику. Находясь в атмосфере абсолютной темноты, подсвечиваемой только небольшими фонариками, мы вместе с героями наблюдали самые мельчайшие нюансы внутреннего устройства необычного космического Объекта. Что на уровне середины книги начинало раздражать по причине своей неправдоподобности.

«Если устранить различие между днем и ночью, человеческий разум скатывается на грань безумия.»

Отвлекаясь на описание внутреннего строения космического пришельца, автор не уделил даже маломальского внимания характерам и поведению персонажей. Я вообще не сопереживала им!!! Хотя объем моего читательского сердца не знает границ. Мне быстро стало очевидным, что эти персонажи (плохо подготовленные пилоты, астронавты и ученые) являются идиотами, неспособными выполнять простейшие требования своей работы. Доктор замирает в шоке при виде травмы и отправляется в опасное мероприятие без элементарных обезболивающих средств; пилот забывает о ремне безопасности и закатывает истерику, когда ему отдают приказы; ученый продолжает строить околонаучные предположения буквально обо всем, делая голословные выводы. В общем, когда надо было плакать от волнения за страшные судьбы героев, я смеялась из-за полного отсутствия профессионализма, который демонстрировали эти персонажи.

«Есть вещи, которые мы не можем говорить друг другу — вещи, которые никто не должен слышать.»

К финишу мы мчались, скорее с целью раскрыть природу инопланетянина, чем исследовать образы вовлеченных во всю эту катавасию людей. Что, на мой взгляд, противоречило первоначальному замыслу. Со временем я просто потеряла всякий интерес к роману о первом контакте до такой степени, что приходилось перечитывать абзацы. Общая загадочность пришельца и растущее безумие экипажа — хорошая основа для сюжета. Вот только здесь эти составляющие были неправильно собраны и воплощены в слова. Единственное, что заставляло меня продолжать чтение, — это интрига об инопланетном Объекте, которая была мной частично раскрыта еще в середине книги. Хотя идея автора была просто замечательной! Финал оказался вполне закономерным и логичным, и я бы с удовольствием посмотрела экранизацию этого романа в виде научно-фантастических ужасов. Вместо этого, произведение оказалось скучным, поэтому рекомендовать его к прочтению у меня нет особого желания. Всем хороших книг!

«В глубинах космоса все не так, как на Земле. Там темно, холодно — и нужно тратить массу усилий, чтобы выжить. Никакого обмена мыслями, никакой теплой дружбы.»

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Жан-Филипп Жаворски «Неумерший»

Iriya, 23 августа 2021 г. 16:53

«Бытие — безмерное полотно кружева, сотканное из неожиданных поворотов, развилок и пересечений. В мире все непредсказуемо и изменчиво, и наша жизнь — всего лишь сплетение затейливых узоров. И только копья летят в цель по прямой...»

...Моя история началась за пределами мира. Там, где рушилась земля, раздробленная небесными жерновами; где мощные стены скал обрывались в пропасть, и где ревел океан, омывавший Мир Мертвых. Беснующееся море грохотало и вздымалось по воле ветров, дувших из Преисподней. А наполненный солью и брызгами сырой воздух источал вкус золота. Там, в сущности, из мрака и появился я, чтобы возродиться к жизни. Я Белловез, сын Сакровеза — короля туронов, сына Белиноса — короля туронов. Во время войны Кабанов был предательски убит мой отец. Обычные дела, когда речь идет о соперничестве между королевствами. Даже по прошествии многих лет мне чудится запах той смерти, витавшей вокруг нашей осиротевшей семьи. Нас с матерью пощадили, но вместе с тем обрекли на изгнание. Ссылка вглубь битуригских земель и необычное взросление вдали от родных краев. Я всегда буду любить колыбель своего детства. Этим я похож на других скитальцев. Однажды убийца нашего отца вспомнил про нас, и мы с братом отправились на поле сражения с окаянными амбронами. На свете есть немало тех, кто боится войны. Одни бегут от неё без оглядки, другие идут на неё скрепя сердце, по воле обстоятельств или долгу чести. А мы с Сегиллосом вдохнули дух кровавого сражения с упоением. От него веяло свободой. Тогда мы и поняли, что пойти на войну — это как очутиться по другую сторону жизни, попасть в соседний мир: привычный, но всё же совсем иной. Тогда меня и убили. Но я Неумерший. И теперь я точно знаю, как должен начать свой рассказ. Итак... «Они прибыли ранним весенним утром. Мы ждали их на пороге дома. Сеговез стоял слева от матери, а я держался справа…»

Как же долго по разным причинам я откладывала чтение этой книги. С позиции уже прочитанного моя отсрочка знакомства с творчеством французского фэнтези-писателя виделась жестокой пощечиной самой себе. Потому что буквально с первых строк мне стало ясно, насколько произведение Жана-Филиппа Жаворски прекрасно как по содержанию, так и по форме. Перелистывая страницу за страницей, я спускалась по течению рек и пересекала горы, проходила через леса и переплывала моря, которые простирались по правую сторону Света. Дорога привела меня к кельтским королевствам, к эллинским тиранам и к этрусским лукумонам. Все потому что события романа разворачиваются во времена Древней Галлии в период с 800 по 500 год до н.э. Давно забытая современностью культура, бесконечные войны между различными народами, охота в дебрях Сеносетонского леса и очень искусная магия. Магия, которая находилась на грани слышимости — в волшебных балладах барда, в неудержимой ярости воинов или в лихорадочном бреду больного ребенка. До мурашек...

«Мир — это бесконечно угрюмая мелопея с множеством ладов, мир — это дрога с беспрестанно меняющимися горизонтами, мир — это королевство, скроенное из самой материи мечты. Мир — это чудо, хоть и жестокое, позволившее мне познать вкус тревоги. Мир — это наваждение.»

Мне очень понравилась структура произведения, которая оказалась абсолютно нелинейной. Повествование велось Белловезом от первого лица, но принимало более сложную форму, чем простое воспоминание. По мере чтения сюжет собирался воедино, перемещаясь с каждой частью все дальше в прошлое героя. Даже тональность письма автора отражала и поддерживала эту сложную конструкцию. Обратные связи сюжетных линий из давно пережитого переплетались с настоящим и будущим. Писатель шикарно играл с тремя временными векторами, что несомненно вызвало восторг! Благодаря этому образ главного персонажа оценивался с нескольких ракурсов — умудренного опытом Белловеза, рассказывающего историю с высоты пережитых лет; Белловеза-юношу, который жил в этой истории; и Белловеза-мальчика из еще более далекого прошлого. Хочу также отметить, что образы второстепенных героев, описываемые через призму сознания постоянно преображающегося протагониста, тоже претерпевали изменения. За всем этим было интересно наблюдать.

«Ты, как и я, знаешь — ничто не бывает незыблемо, всё пребывает в движении, всё преходяще, и только скоротечность нашего существования создаёт видимость постоянства.»

«Неумерший» написан потрясающим слогом, который чудесным образом обволакивал читателя, лишал ощущения окружающей реальности, с головой переносил вглубь интересного путешествия...как в бездну. Наглядные описания антуража, до мелочей продуманные психологические портреты действующих лиц и шикарно вплетенная в ткань сюжетных нитей кельтская мифология. Работа автора по погружению читателя в культуру и общество древних народов, а также его взгляд на обычаи друидов были феноменальными. Роман имеет определенный исторический реализм. Думаю, что Жаворски провел немало времени, исследуя историю Европы, чтобы построить такой сложный, богатый и увлекательный мир. Кельты были изображены им во всей их сложности, с традициями и запретами. Литературное достоинство этого произведения усиливалось применяемой автором лексикой и терминологией. Такое использование топонимики позволяло создать реальную картину для читателя, знающего современную Францию, но далекого от Древней Галлии.

«Но деревья ломаются, камни рассыпаются, реки увязают в песке. Всё развивается, разрушается, проходит, и даже плоть живых — всего лишь материя мёртвых.»

Еще один важный элемент, который следует отметить о романе, является стиль письма автора. Язык рассказчика — Белловеза создавал настолько правдоподобную атмосферу, которая позволяла увидеть далекие времена с их пейзажами и воинственными людьми. Мне иногда чудилось, что я нахожусь на страницах фольклорной эпической песни, где основой сюжета являлось какое-либо героическое событие или примечательный эпизод истории отдельно взятого королевства. Казалось, что незаметный бард поведывал таинственные сказки о богатырях, волшебниках и Богах. Он перебирал струны своей лиры, которая пела голосом моросящего дождя, навевала воспоминания и щемила сердце. Еле заметные гиперболы, метафоры и многократные повторы мыслей, а так же противопоставление фантастических и реальных образов делали нарисованную автором вселенную осязаемой. Мне невероятно понравилось, как в романе мастерски пересеклись физический и сказочный миры, вызывая у читателя сомнения в реальности определенных событий жизни Белловеза.

«Властелин Сильных, заклинаю тебя! Я — безумец, что глаголит истину! Я — заплутавший проводник! Я — певец, я — чтец, я — тот, кто призывает духов! Я взываю к твоему могуществу! Я взываю к твоему превосходству! Не бросай меня на погибель в твоей собственной обители!»

Развязка позволила приподнять завесу над многими тайнами, обсуждаемыми на протяжении всей книги. По сути, данный роман — некий пролог, открывающий двери в увлекательное эпическое действо. Потому что в этой части цикла Белловез, ставший великим королем и великим воином, лишь начинает рассказывать нам свою историю с важных событий, произошедших в его далеком прошлом. В заключении хочу сказать, что этот роман неожиданно даже для меня самой оставил в душе очень теплые мысли о детстве. С сердцем, ожесточенным несметными заботами, я вспоминала, как любовалась игрой ветра и солнечных зайчиков в листве, как вдыхала морозный воздух зимней зари у сада за околицей. Каким чудом вдруг меня настигли все эти забытые мгновения? Мне не понять! Но они закружили мою голову, как глоток вина или утренняя прохлада? И я, как и все скитальцы, живущие вдали от родных земель, вкушала сладкую горечь ностальгии. Спасибо автору за это. С нетерпением жду вторую часть цикла, которая обещает дать ответы на многие вопросы.

«Я — сила и слабость. Я — лёд и пламень. Я — жизнь в недрах земли. Я тот, кто нашептывает старинные песни:

Три хохлатых ворона скачут в мураве,

Три коня распряженных резвятся на лужке,

Три кабана свирепых мчатся по тропе.»

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Девин Мэдсон «Мы оседлаем бурю»

Iriya, 5 августа 2021 г. 13:27

«Император служит своему народу. В тот день, когда народ начнет служить императору, империя падет.»

Я чертовски рада, что последнее время неизвестные мне авторы-фантасты своими литературными творениями пусть и не рождают бурю эмоций, но уж точно вызывают ветер надежды на прочтение интересного фэнтези. Как только вы найдете в своем лексиконе слово «разочарование», так сразу сможете узнать основное чувство, которые я зачастую испытываю при знакомстве с новыми для меня писателями. Имя Девин Мэдсон не из их числа. «Мы оседлаем бурю» — первая книга фэнтезийного цикла под названием «Возрожденная империя». Действие происходит через 17 лет после окончания предыдущей серии романов «The Vengeance Trilogy», где накаленный до безумия сюжет повествовал о штурмующих улицы городов повстанцах, а империя разрывалась на части противоборствующими сторонами. Почему издательство решило познакомить читателей с творчеством автора, начиная публиковать основной цикл «Кисия» с промежуточной трилогии, — тайна, покрытая мраком. На уровне первой книги «Возрожденная империя» выглядит вполне самостоятельным произведением. Однако мне было бы очень интересно узнать о предвосхищающих данную историю событиях более подробно. Итак, о чем же книга. В центре сюжета лежит судьба Кисианской империи, гибнущей под гнетом очередного кровопролития. И без того шаткий мир с соседней Чилтейской державой рушится из-за неожиданного предательства. Принцесса, проститутка и воин-кочевник — вот славные герои, которым предстоит оседлать смертоносную бурю и в самый разгар жестокой войны постараться сохранить жизнь, следуя к намеченным целям и руководствуясь личными принципами... чего бы им это ни стоило.

»...правильный выбор редко бывает легким.»

Повествование романа идет от первого лица и переплетается из линий трех героев. Каждая сюжетная составляющая добавляет на страницы яркие эмоции действующих лиц, благодаря которым я физически ощущала связь с ними. На мой взгляд, умение заставить читателей сопереживать героям книги является признаком прозаического мастерства автора/переводчика. Одна из главных действующих лиц — принцесса Мико Ц'ай — падчерица императора-узурпатора Кисии, пленница в своем собственном замке, не имеющая ни власти, ни признания. Являясь постоянной мишенью для наемных убийц, принцесса не видит ни секунды своего существования без кинжала, который держит даже во время сна под подушкой. Она не по годам умна и расчетлива, что делает ее главы интересными. Я люблю зрелых персонажей с продуманными поступками. Принцесса меня порадовала. Грядет время, когда император должен объявить наследника трона. Для Мико, ее брата Танаки и для меня — любопытной читательницы, развязка этого события оказалась не совсем предсказуемой.

«Мико, однажды ты поймешь, что ничто не происходит в точности так, как нам хотелось бы. Приходится идти на жертвы и принимать трудные решения…»

Вторая главная героиня — Кассандра Мариус — проститутка на полставки и наемный убийца на полный рабочий день. Этакая «черная вдова» в человеческой плоти, из постели которой мужчина прямиком попадает в гроб (за редким исключением). Она довольно безжалостна и часто выступает орудием, освобождающим чей-то жизненный путь от ненужных людей. Плюс ко всему, Кассандра страдает слуховыми галлюцинациями: постоянно слышит голоса мертвых и свой «внутренний голос», именуемый ей «ОНА». Их взаимосвязь — отдельная изюминка данной сюжетной линии. Альтер эго героини — сущность, мучающая ее, лишающая покоя и сна, и по сути выступающая в роли своеобразной совести, с которой женщина не хочет иметь ничего общего. Было интересно наблюдать за их взаимосвязью и за тем, как одна личность перетекает в другую, наделяя ее своими особенностями. Кассандра важна для сюжета, так как иногда одного удара ножа убийцы вполне достаточно, чтобы между соседними странами с бурной историей громко зазвучали трубы войны.

«В часовом механизме важно даже самое мелкое колесико.»

Есть еще кочевник-левантиец Рах э'Торин, вынужденный воевать за своих врагов на чужой войне. Рах — человек, глубоко почитающий традиции и ставящий свою честь превыше всего остального. Однако его желание действовать по старым правилам приводит к большим неприятностям. Для гордого земледельческого народа наступило новое время, и оно диктует свои требования. Тот, кто не согласен с ними, должен умереть. Поэтому Рах и его Клинки стараются делать все в надежде, что когда-то смогут найти возможность восстановить свою свободу. Какая надежда может быть у маленькой кучки людей против могучей силы тысяч? Может быть больше, чем кто-либо подразумевает. Ибо надежда — опасная вещь, являющаяся невероятно мощным стимулом. Линия левантийцев иногда меня удивляла. Если вы не знаете, с какими трудностями сталкивается человек, обезглавливающий труп, то автор обязательно Вам об этом расскажет буквально на первых страницах книги. «Причем здесь кочевники и отрезание голов?» — спросите вы. Об этом я умолчу! Читайте роман.

«Я Клинок, что охотится, дабы ваши руки оставались чистыми. Я Клинок, что умирает, дабы вы могли жить!»

Интересное чередование глав героев несло в сюжет абсолютно разное настроение с хорошо прописанными антуражными композициями и зрелищными сценами. Линия левантийских бритоголовых кочевников восхищала огромными, грохочущими копытами лошадьми, которые врезались в битву, круша всех на своем пути. Кисианские города умиляли уютными улочками, на которых из чайных и домов гейш доносилась прекрасная музыка, а у встречных гостиниц останавливались кареты с людьми в шелковых одеяниях. Дворцовые декорации украшали страницы красивыми купальнями с рассыпанными на воде лепестками цветов, иллюзорно напоминающих горные озера. Окружающая действительность и ее яркое, мастерски переданное описание позволяли максимально глубоко проникнуть в суть истории. При этом роман радовал отличной динамикой и неожиданными поворотами, которые подобно зазубренному лезвию вонзались в сердце. Сюжетное напряжение усугубляли не только сцены сражений, но и диалоги, в том числе и с философскими уроками о лидерстве.

»...сколько ни кричать и ни метаться в темноте, это не помешает наступлению завтрашнего дня.»

Почти каждая глава книги была хорошо продумана и структурирована в части логической последовательности — начало, середина и интригующая кульминация. Это заставляло читать роман непрерывно, ведь каждое его новое событие постоянно порождало желание узнать, что будет дальше. Произведение содержало многочисленные жизненно важные сцены, вызывающие выброс адреналина в моей крови. Да и сам слог автора вкупе с переводчиком не влекли никаких нареканий. Изложенное простым языком повествование имело множество ярких нюансов, необычных сравнений и метафор, что создавало великолепную визуализацию действа. Мне также понравился придуманный автором мир. В нем практически не ощущалось магии, а были лишь намеки на ее существование посредством появления в романе интересных персонажей, обладающих сверхъестественными способностями. Мысленно экстраполируя события следующей книги, я самозабвенно мечтаю увидеть в ней большего раскрытия образов этих необычных людей.

«Здоровье тела и здоровье духа — это не одно и то же. Когда одно заболевает, как бы сильно ни было второе, приходит смерть.»

Я была поймана в ловушку бурных чувств и наслаждалась каждой страницей книги, поэтому ее заключительная часть подкралась незаметно. Вечер покрыл землю золотом, и мы вместе с главными героями остановились посреди пляски удлиняющихся теней финала. Который, надо сказать, оказался максимально открытым. Когда сюжетное единство переплетется из нитей повествования трех протагонистов и их спутников, судьбы двух враждующих государств навсегда изменятся. Кто из персонажей останется в строю кровопролитной войны, а кто посмертно покинет поле боя? Пока не ясно. Одно можно сказать наверняка: никому нельзя доверять. Ведь даже тот, кого вы считаете своим другом, вполне может оказаться вашим врагом, готовым в самый неожиданный момент перерезать вам горло или ударить ножом в спину. Во всяком случае, так гласит урок номер четыре Императора Кин Ц'ая. Продолжение следует...

«Но в защите невинных больше доблести, чем в их убийстве. В надежде на мир больше чести, чем в упоении войной.»

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Кристофер Руоккио «Ревущая тьма»

Iriya, 26 июля 2021 г. 22:02

«Зло древнее нас, отлично от нас — больше нас. Оно простирается через все известные времена. Читатель, человек — не единственный демон. Есть и другие. Но наша развитая логика позволяет постичь лишь собственных демонов.»

Тьма! Ревущая тьма! Выдающийся писатель Кристофер Руоккио, поразивший меня своим дебютным романом «Империя тишины», продолжает украшать мое книжное настоящее Вселенной блестящего цикла «Пожиратель Солнца». Немного напомню, что данная серия книг рассказывает историю, разворачивающуюся в далеком будущем, где люди покинули Землю и распространили жизнь на тысячи других планет. На момент начала основных событий первой книги человечество уже более четырехсот лет вело ожесточенную и разрушительную войну с сьельсинами — космической расой инопланетян, уничтожившей сотни миров и миллиарды людей. Сюжет «Ревущей Тьмы» берет прямое продолжение у своей предшественницы. Прощаясь с космодром Боросево в финале «Империи тишины», я воображала, что предстоящая миссия героя будет выполнена за несколько месяцев. Как же мало я знала о фантазии автора и космических путешествиях! Потому что начало данной книги переносит читателей в будущее примерно на 50 лет. Сумеет ли Адриан Марло решить поставленную перед ним задачу и найти миф — затерянную планету, таинственный хозяин которой является связующим элементом на пути к долгожданному перемирию? Об этом мы узнаем, прочитав роман. В меньшей степени — благодаря находчивости главного персонажа, и в большей — благодаря его целеустремленности и цепкому прагматизму наши странствия продолжаются. На фоне фиолетового Космоса, переливающихся лазурным цветом звезд, вращающихся в звездной пыли еще не сформировавшихся планет и потрясающих космических кораблей путешествие набирает новые обороты. Со словами на устах: «Только вперед, только вниз, не сворачивая ни налево, ни направо», вместе с отважными людьми мы отправились в дальнейший путь. Я закрывала глаза и пыталась представить, как на скорости, в восемь раз превышающей световую, причудливая ткань мироздания сплеталась вокруг меня. Восторг!!!

«Святая Мать-Земля, храни нас во Тьме и в стране чужой. Береги нас, о Мать, от машин.»

«Ревущая тьма» — мрачный научно-фантастический шедевр, который было невероятно приятно читать. Роман, действительно, подчеркивал творческий потенциал автора и его способность создавать великую Вселенную с увлекательными особенностями. Говорить о сюжете можно до бесконечности... В нем было все, что я ценю в художественном произведении — неспешное развитие, интригующие детали, захватывающие твисты и удивительные (до мурашек!) образы действующих лиц. Несмотря на большой объем книги, скука ни на секунду не завладела моим сознанием. Удивляли собой неожиданно возникающие антагонисты, с которыми герою и его друзьям пришлось столкнуться. Ужасали создания-монстры, разбитые тела которых сохраняли способность двигаться, а шевелящиеся конечности норовили вцепиться в соперника. Восхищало множество новых локаций — будоражащие воображение странные места, представляющие собой замок ужасов в самом темном уголке Космоса. Я наблюдала, как бесконечная тьма порождает черноту, явившуюся из еще более темной тьмы. Как такое возможно!? И мне казалось, будто под толщей страниц таится неведомая рука, с каждой новой главой все глубже затягивающая меня в прекрасный омут тайн этого романа.

«Радость — редкая штука, существующая лишь в настоящем, без оглядки на прошлое или будущее, и не зависящая от них.»

Мне очень понравилось, что Руоккио продолжил писать свою историю в формате самописной хроники жизни Адриана, которая по-своему роднила его с читателями. В результате мы наблюдали созерцательную версию происходящего, рассказанную исключительно с точки зрения главного протагониста. Снова в произведении присутствовало реальное и невероятно ощутимое чувство сожаления, усиливающее мрачный тон повествования. Здесь транслировались события, которые не только направляли Марло на путь к определяющему моменту, но и травмировали его. «Сожаление — эмоция более сильная, чем гнев, и в равной степени неутолимая,« — говорил герой, и эти слова пропитывали страницы. Благодаря постоянной саморефлексии персонажа, мы получили гораздо более глубокое объяснение его мотивов, а так же переоценку и анализ давно минувших событий, умело проводимый им с высоты пережитых лет. По-прежнему очень радовали постоянные намеки автора на неизбежность некоторых ключевых поворотов, которые начнут происходить позже в этой книге или в следующих частях цикла. Такая драматическая ирония прекрасно нагнетала напряженность в и без того гнетущей атмосфере романа, и читатель понимал, что худшее еще впереди.

«Грусть — бездонный океан, в глубинах которого невозможно дышать. Ты можешь дрейфовать на волнах, можешь немного проплыть, но будь осторожен. В горести можно утонуть. Горе — глубокая вода.»

Возможно, самая большая сила Руоккио как писателя — это его удивительная способность создавать новую Вселенную, используя ее в качестве декорации для своей фантастической серии. Большая часть повествования данного произведения проходила за пределами главной Империи. Благодаря этому читатель получил возможность знакомства с новыми расами, населяющими миры цикла. Мне особенно понравилось, что автор позволил разгуляться своей неугомонной фантазии в части описания Экстрасоларианцев — варваров, живущих вне императорского контроля, зачастую являющихся носителями нелегальных кибернетических устройств. Как будто заблудившись в лабиринте черного железа и прохладного неона, мы наблюдали всевозможные технологические чудеса, генетические модификации и другие волшебства научной фантастики, с темной стороной которых предстояло столкнуться герою и его друзьям. А когда на поверхности сюжета появился один из важных антагонистов этой истории, я почувствовала холод времени, наблюдая древнейшее создание из всех когда-либо живущих на свете. Тишина, воцарившаяся вокруг его трона, впитывала в себя тысячелетия. Годы застыли в приглушенной темноте как янтарь, и я была бабочкой в нем...

«Но не нужно знать правду, чтобы ее говорить. Правда просто есть, и прийти к ней можно тем же путем, что к катастрофе. Достаточно отыскать причину или допустить оплошность.»

Как же давно в художественной литературе я не встречала такого количества жизнеутверждающих афоризмов на единицу текста! Будучи по своей природе схоластом — философом, Адриан искал приют своим мыслям в самосозерцании, думая о слове, о природе и языке вещей. Поэтому он наполнил эту историю множественными цитатами великих писателей и философов всех времен и народов. Джон Мильтон, Алирьери Данте, Джордж Байрон, Евангелие... Мне понравилось необычное сочетание элементов научной фантастики с основополагающими принципами бытия человека. Складывалось такое впечатление, что весь мир вокруг меня сжимался, а я становилась мельче атома, раздавленная весом слов рассуждений главного героя. И еще в этой книге была одна деталь, которую я полюбила, — это глубокая игра автора с понятием дьявола и всеми сопутствующими этому аспектами. Сатана — самое красноречивое дитя Творения. Поэтому коннотация (как смысловая ассоциация) Люцифера Марло будет для многих читателей очевидной. Свобода воли, предательство и искушение — вот важные темы, затронутые здесь. Посему сравнение цикла Руоккио с произведениями Ротфусса лично мне на уровне этой книги кажется неуместным.

«Стоять под бездонным небом, среди звезд — все равно что стоять среди колонн величественного храма, опасаясь промолвить хотя бы слово: вдруг бог услышит? Или дьявол.»

Еще одним существенным достоинством этого произведения в части главных действующих лиц и затронутой проблематики оказалась придуманная автором инопланетная раса под названием Сьельсины. Хищники, ставшие главными противниками человечества; чуждая культура, приписать человеческий образ мышления которой оказалось практически невозможно. На примере контакта представителей Империи со Сьельсинами Руоккио отлично демонстрировал непреодолимую пропасть между двумя видами гуманоидных рас из-за их фундаментальных различий в сознании. Было увлекательно читать о коммуникационном барьере, создающем абсолютно бессмысленное общение. Это был исключительный момент, чистый как кристалл, вырезанный из полотна времени. Я вместе с героем была невольным наблюдателем того, насколько создания могут быть друг для друга чужими...как грозовые облака в летнюю ночь.

»- Сэр! Вы, я вижу, успешный человек!

- Скорее, заблудившийся.

- О, сирра, так можно сказать обо всех.»

На мой взгляд финальная часть оказалась феноменальной! Под девизом: «Цена жизни — смерть. Чем расплатишься ты, Полусмертный?» — история Адриана Марло сделала новый виток и начала развитие в неожиданном для всех направлении. Надо ли говорить, с каким нетерпением я жду следующую книгу серии? Тем более, Руоккио оставил открытым огромное количество интригующих сюжетных линий. Поэтому новый извилистый путь как река, уносил вдаль наших героев. Никто тогда еще не знал, что улыбавшийся в тот драматический момент свет был лишь бликом, первым лучом грядущего огня. Каждый из них сделал свой шаг — вперед, вниз — к Гододину. К концу. К свету и огню. И я по-прежнему намерена продолжать этот путь вместе с прекрасным Адрианом, пока он все же не станет Пожирателем Солнца. Продолжение следует...

«Истина может быть глубже, чем кажется, но нет вернее истины, чем эта: те, кого мы потеряли, уже не вернутся, как не вернутся и прожитые годы. Но мы всегда несем частички тех, кого потеряли, внутри себя или на наших плечах. Призраки существуют, и нам от них не скрыться.»

****

Цитаты, не вошедшие в рецензию:

«Любовь — не просто эмоция, а клятва, данная друг другу. Клятва, которую постоянно нужно обновлять, пока в этом не исчезнет необходимость. Или пока судьба или смерть не разлучит вас.»

«Человек не оставляет мертвых гнить, он сжигает их, хоронит или возводит им усыпальницы, сохраняя тело и память об ушедших. Такова цивилизация. Ее фундамент — могила.»

«Будущего нет. Все уже есть в настоящем. Нужно только выбрать.»

»...человек может чувствовать себя поистине полноценным лишь тогда, когда духовно и телесно соединяется с другим человеком.»

«Но уродство мира остается неизменным, а страхи и горести время не лечит. Это мы становимся сильнее. Мы можем лишь плыть по их волнам, как выдры, рука в руке. Пока это не закончится. Пока этому не придет пора закончиться.»

«Когда мир переворачивается с ног на голову, знакомые места быстро становятся чужими.»

«Воодушевляющая сказка лучше горькой правды. Сказки правдивее реальности.»

«Говорят, древние верили, что Вселенная однажды сожмется. Время обратится вспять, и мир вернется к своей первоначальной форме булавочной головки, на которой танцуют ангелы.»

«Когда мы взрослеем, то узнаем о мире достаточно, чтобы понимать, что никакого такого волшебства нет, и учимся жить сегодняшним днем. Мы размениваем детские сказки на суровую реальность, которую считаем единственной истиной, забывая, что истина гораздо глубже и что во Вселенной все-таки есть место волшебству.»

«Человек – сумма своих воспоминаний, а также сумма всех тех, кого он встретил, и того, чему у них научился. Это весьма воодушевляет, ведь знания и воспоминания переживают внутри нас любую бурю, каждую маленькую смерть.»

«Многие из нас верят, что страх можно победить, обретя смелость. Это не так. Победить страх невозможно. Смелость лишь делает его меньше. Но он всегда с нами.»

«Множество вещей — на деле двери. Откроешь их — и впустишь неведомое.»

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Кристофер Руоккио «Империя тишины»

Iriya, 27 июня 2021 г. 06:05

«Пока на жестокость отвечают жестокостью, на убийство — убийством, на огонь — огнем, не имеет значения, чей меч больше запятнан кровью.»

Свет! Казалось, само Солнце успело состариться, прежде чем я нашла слова, чтобы рассказать о полюбившемся мне романе. Это всегда сложно! Удивительно, насколько люди, места и литературные произведения являются своевременными. Эта книга появилась в моей жизни именно тогда, когда я нуждалась в ней, как в долгожданном глотке свежего воздуха. Не имеет значения, что именно произвело на меня такое впечатление — меткие мысли, глубокие образы героев, яркий антураж происходящего, увлекательные события или все это вместе взятое... Не важно. Главное, что оказавшись на финальной странице этой части цикла, я была в полной уверенности, что непременно хочу читать ее продолжение. Поэтому с чувством и с расстановкой своих мыслей спешу поведать Вам о том, что именно вы сможете прочитать на страницах этого амбициозного дебюта Кристофера Руоккио. Уважаемые любители книг, в том числе и эпического фэнтези! Если Вы хотите увидеть, как интересные персонажи и придуманные миры прекрасно находят свое отражение в космической опере, то «Империя тишины» обязательно порадует Вас. В этом романе автор знакомит читателей с Адрианом Марло. Кто он — разочаровывающий первенец благородного архонта или многообещающий наследник урановой империи, миротворец или подстрекатель, монстр или герой — решать Вам. Вся Галактика знает его имя. Но задолго до того, как он приобрел дурную славу человека, победившего инопланетную расу, уничтожив и погубив при этом миллиарды жизней, у него была своя история. Поскольку много правды о его прошлом было искажено, Адриан сам рассказывает нам о своей жизни, дав узнать гораздо больше, чем вышло когда-то на первый план. Итак, однажды из глубин Космоса прорвались похожие на ледяные замки корабли, погубив в пламени целые людские роды. Именно с этих печальных событий начинаются «Хроники Пожирателя Солнца Адриана Марло, повествующие о войне между человечеством и сьельсинами». Их мы и будем здесь лицезреть. Полетелиииии...

«Ошибочно думать, будто бы мы обязаны знать то, что на нас влияет. Ошибочно думать, будто бы то, что влияет на нас, обязано быть реальным. Реальна Вселенная, и мы находимся в ней, какие бы силы ни вели нас сквозь время...»

Написанная в традициях эпических фантастических романов «Империя тишины» представляет собой произведение в виде автобиографии. С высоты пережитых лет главный герой оглядывается на свою долгую и легендарную жизнь, описывая нам происходившие с ним когда-то события и давая им некую оценку. У автора блестяще получилось установить эмоциональную связь между читателем и Адрианом. Он умен, но по-юношески наивен, созидателен и по-хорошему идеалистичен, обладает инициативностью, но в то же время растерян и не знает, как выйти на избранный путь. Первая половина книги очень похожа на историю о взрослении молодого человека, изо всех сил пытающегося найти свое место в мире. Как и следовало ожидать, с ним происходит череда неприятных вещей, которые открывают ему глаза на правду об окружающих людях, заставляя от многого отказаться. Шагая быстро и уверенно по страницам, Адриан перебирает все виды трагедий, не оставляя читателям времени, чтобы перевести дух между жестокими ударами его Судьбы.

Стиль автора прекрасен, несмотря на то, что повествование шло от первого лица (чего многие не любят). Иногда мне казалось, что передо мной два рассказчика, разрыв в сознании которых обоснован накопленным столетним жизненным опытом одного из них. Все это связано с тем, что Руоккио шикарно работал с временными векторами — описывая прошлое в настоящем времени с интригующими экскурсами-намеками в будущее. Иногда такая игра с временем необычно влияла на динамику, ценой нескольких строчек перенося историю на много лет вперед. Лирические отступления, описания антуража, экспозиции и философские рассуждения героя настолько ярко разнообразили произведение, что следить за текстом было не менее интересней, чем за сюжетом. Мысли о взгляде человека на мир и месте в нем, сказанные устами героя, интерполировали содержание. Каждая строчка произведения была уместна и всяким словом входила созвучие со мной. Потрясающе!

«Будущее может наступить только в свое время, однако схоласты учат, что существует множество вариантов будущего, и только разбивающиеся о вечное Сейчас волны времени и вероятности создают этот мир. Это не то будущее, что существует в Непрерывно Ускользающем Времени, а варианты будущего.»

Я осталась в восторге от красноречивой образности автора, который рисовал сюжет словами настолько правдиво, что каждое описанное им хрупкое мгновение действительности виделось мне на расстоянии протянутой руки. Глазами юноши, умеющего по-мудрому вдумчиво созерцать прелести окружающего мира, мы видели море с отражением в нем розовой луны, восхищались звездами, мерцающими в небе. А огни орбитальных кораблей и спутников безмолвно разукрашивали небо на фоне россыпи мириады звезд. Все это прекрасно дополняло сюжет и на краткий миг раздумий помогало заглушить пронзительный вой хаоса, ежеглавно сопровождающего героя. Построение Вселенной в целом и отдельно взятых планет в частности тоже порадовало. На момент описываемых событий, которые переносят читателя в далекое будущее, человечество заселило больше полумиллиарда обитаемых миров, принадлежавшим к разным государствам. Различные политические фракции, религиозный орден и множественные философские аспекты также придавали этой истории сложный характер.

«Удивительно, как большой мир отбрасывает тень на нас, хотя наши мгновения быстротечны и несоизмеримы с ревущим напором времени.»

Этот роман — слияние жанров, поскольку читателям представлено масштабное полотно, содержащее столько же фэнтезийных элементов, сколько и фантастических. Кровавые интриги благородного общества в комплекте со столкновениями религиозно-политических взглядов отдельно взятых его представителей, города-замки с гладиаторскими зрелищами и межпланетные перелеты, открывающие перед читателями новые миры и людские расы. Иногда этот этот увесистый роман принимал форму эпического фэнтези, пусть без магии, но с необычными сверхъестественными существами, связь между которыми была похожа на паутину нейронного кружева. На самом деле, я не могу сказать, что в этом произведении много чего-то действительно оригинального. Однако энтузиазм и готовность Руоккио объединить все эти идеи в одну гремучую смесь делало его по-своему особенным. Изюминкой книги для меня стало пребывание главного героя в качестве гладиатора, общение с другими бойцами и обучение их мастерскому бою в команде.

«Никогда не знаешь наперед, какой человек окажется змеей, а какой — мангустом. Пока не укусишь его… или он тебя не укусит.»

Главная тема, которую, на мой взгляд пытался передать автор в компании главного героя, — это преодоление ксенофобии. Единственное, в чем Адриан находил истинное удовольствие — это желание исследовать и учиться. Он изучал языки всех рас Империи и за ее пределами, включая язык единственных существ, которые когда-либо боролись против человечества. Язык врага. С этого и начинается самая важная для меня интрига этого цикла, которая влечет непременно читать продолжение этой книги. Она связана с необычной инопланетной расой, именуемой сьельсинами. Нам не дается практически никакой информации о них, перед читателями постоянно звучат лишь догадки. А их важная тайна, неожиданно появившаяся на страницах романа, загадочно скрыта за черными развалинами древних сооружений. Неведомая архитектура этих пугающих построек будоражила мое сознание. Вместе с героем мне казалось, что в них была темнота не пространства, а времени, как разверзшаяся пасть неведомой пустоты, в которой отражается эхо будущего, навсегда закрытого для многих. Или эхо прошлого? Пока не ясно, но до мурашек проникновенно.

«Полезно вспомнить, что мы лишь малая часть Вселенной, а не центр ее...»

Рассказывать о хороших книгах можно до бесконечности. Поэтому я умолкаю, надеясь на то, что кто-то после моего отзыва все же рискнет познакомиться с этой историей. Так много всего случилось здесь, так много изменилось, прекрасно продолжалось, и все же...наступили заключительные страницы. Вместе со штормом мы покинули планету, поднимались сквозь чистое и горячее сияние Солнца, сквозь облака к тишине, скрытой в темноте ночи. Часть моей души навсегда осталась на улицах Боросево и в колизее, в замке и его бастилии. Она осталась с бесстрашной девушкой на дне канала и на арене Колоссо. Бывают минуты, мгновения, слова, которые становятся рубежами. Когда время расщепляется и остается только то, что начнет происходить после. Так случилось и здесь. У всего есть финал, и вот он пришел. Мне не дарована роскошь предвидения, поэтому сложно судить о том, что будет дальше. Но увиденное в этом романе настолько притягательно, что я непременно начинаю читать вторую часть цикла под названием «Ревущая тьма». Адриан, дальше я снова пойду с тобой. Продолжение следует...

«Тот, кто надеется на будущее, оттягивает его приближение, а тот, кто будущего боится, приглашает его войти в свою дверь.»

Оценка: 10
⇑ Наверх