Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «sityrom» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3

Статья написана 23 августа 22:55
Размещена:

Во что верить человеку, если религия устарела?

Земля погибла – виной чему была человеческая жадность и недальновидность – но человечество уцелело, переселившись в безымянную солнечную систему. В ней множество планет, которые терраформирование сделало пригодными для жизни, одна беда – излучение местной звезды становится причиной раковых заболеваний и резко снижает сроки жизни. К тому же религия – «богопоклонство» — в этом новом обществе не приветствуется, а планеты, упрямо цепляющиеся за веру, держатся наособицу. Однако у людей есть кое-что получше религии – социальная сеть ПослеЖизнь, в которой можно просмотреть жизнь практически любого человека (если ему в мозг имплантирован специальный нейрид) и при желании отдать ему свой голос. Мертвецы, набравшие больше всего лайков, получат второй шанс на жизнь. А пока что они ожидают решения в специальных капсулах, плавающих в вечно беспокойном море суровой планеты под названием Мрак.

На Мраке происходит половина действия романа — его детективная линия. Здесь однажды вечером случается серия жестоких нападений, последней жертвой которых становится человек по имени Таллен. У Бэйла, местного полицейского, есть причины полагать, что на самом деле он был единственной целью маньяка, а остальные атаки были совершены для отвода глаз. Однако выяснить, почему его хотели убить, не удается ни Бэйлу, ни его подруге Рейзер — едва оправившись от нападения, Таллен устраивается рабочим на одну из буровых платформ, добывающих ценное вещество из ядра планеты. Собственно, эта платформа и есть та самая «The Rig» из названия.

Вторая линия романа начинается на планете с милым именем Геенна. Здесь, как можно догадаться, как раз и обитают религиозные фундаменталисты. А еще здесь живет гениальный, но несколько аутичный мальчик Алеф. Его довольно обыденное, хоть и расцвеченное периодическими расправами над неверующими, существование меняется, когда по соседству поселяется странная парочка: живущая без мужа женщина – шок! – и ее сын Пеллонхорк, который, несмотря на свою очевидную социопатию становится другом Алефа. А затем выясняется, что новые соседи – жена и сын могущественного преступника, что на них ведется охота, и вот Алеф оказывается уже не просто приятелем, а правой рукой Пеллонхорка, помогая тому построить собственную криминальную империю.

Говорить о сюжете «Платформы» сложно: один пересказ завязки, как видно, занимает непозволительно много. Это потому, что шестисотстраничная «Платформа» по сути своей книга-головоломка, в которой лишнего просто нет: любое событие неслучайно и связано с остальными, любая деталь мироустройства в конце концов займет свое место в общей картине. Неслучаен переезд Пеллонхорка с матерью в дом по соседству с семьей Алефа. Неслучайно появление Рейзер на Мраке, и неслучайна ее профессия – сбор историй из жизни обычных людей для одного из ПараСайтов ПослеЖизни (да, книга полна неологизмов, слов-кошельков и обыденных слов, обретающих в контексте романа совершенно иное значение). Разумеется, сыграет и сама ПослеЖизнь, и таинственная неназываемая планета, и даже фоновые элементы вроде той же высокой смертности от рака. И в конечном итоге обе линии – абсолютно неравные по времени, ведь расследование Бэйла и Рейзер занимает пару месяцев, а подъем Пеллонхорка и Алефа на вершину преступного мира длится несколько десятилетий – сойдутся в одном месте.

На платформе, разумеется.

В оглушительном финале, после которого не останется вопросов без ответа.

Человеку нужно во что-то верить. Человеку нужно чувствовать свою связь с другими людьми. И если религия устарела – что ж, социальная сеть может оказаться не самой плохой заменой.


Статья написана 5 апреля 12:28
Размещена:

В «Синдроме отторжения» Василия Воронкова есть межпланетные перелеты в рамках Солнечной системы и война с венерианскими сепаратистами. Но ближайший аналог этого романа — не «Ложная слепота» Уоттса или «Пространство» Кори, а скорее «Лотерея» Приста, история человека, потерявшего свое истинное «я» среди нескольких равноценных версий.

История разворачивается в двух временных промежутках. В прошлом главный герой (человек довольно неуравновешенный и местами неприятный – но это «не баг, а фича») поступает в технологический институт, влюбляется, много переживает и в конце концов получает работу в космосе. В настоящем он, после аварии на космическом корабле, приходит в себя то ли в тюрьме, то ли в очень странной клинике и пытается понять, что с ним произошло. Вот только во время аварии герой находился в контакте с нейроинтерфейсом корабля – а значит, его восприятие действительности может оказаться нарушенным, а воспоминания – ложными.

Автора интересуют в первую очередь психология персонажей и их повседневная жизнь, поэтому фантастические элементы романа оказываются либо нарочито приземленными, либо фрагментарными и условными, прописанными лишь в той мере, в которой это нужно для выстраиваемой автором конструкции. Это совсем не плохо (пожалуй, миру нужно больше книг, где космические полеты описаны не как что-то захватывающее, а как утомительная и болезненная рутина), однако чрезмерное внимание к деталям порой играет против автора – так, первая половина книги движется медленно даже для психологического романа и порой начинает ходить кругами.

Если говорить о недостатках, то книге не помешало бы внимание хорошего, злого редактора, который вычистил бы все лишние, неверно употребленные и повторяющиеся слова и конструкции (скажем, чрезмерно любимое автором определение «химический»). Невычитанность изрядно вредит роману, отвлекая внимание от в целом любопытного и нетипичного для современной русскоязычной фантастики замысла.


Статья написана 24 августа 2018 г. 17:49
Размещена:

«By the Pricking of Her Thumb» — продолжение романа «The Real-Town Murders», первый сиквел в писательской карьере Адама Робертса. Автор, на протяжении семнадцати предыдущих лет создававший исключительно отдельные и непохожие друг на друга книги, предпочитает рассматривать это как очередной эксперимент – «Я никогда раньше не писал сиквелов, значит, это нечто для меня новое». И эксперимент надо признать удавшимся: перед нами тот редкий случай, когда роман не просто написан на том же уровне, что и первая часть, но и во многом превосходит ее.

Итак, мы возвращаемся на опустевшие улицы Британии будущего, почти все население которой переселилось в виртуальную реальность, и снова встречаемся с частной сыщицей по имени Альма. В ее жизни мало что изменилось: ее партер и возлюбленная все еще больна, и Альме все еще приходится каждые четыре часа возвращаться домой, чтобы дать ей нужное лекарство. Постоянная необходимость во все новых и новых дорогостоящих медикаментах вынуждает сыщицу залезть в долги, и чтобы разобраться с ними, она берется за два дела сразу.

Первое из дел кажется безнадежным, да и денег в случае успеха принесет немного. Полиция просит Альму помочь в расследовании смерти, у которой, кажется, не было никаких причин. Погибшая была полностью здорова, в ее организме нет следов яда, а на теле – признаков насилия… за исключением торчащей из большого пальца иглы, которая никак не могла стать орудием убийства.

Второе расследование обещает больший заработок – но одновременно может оказаться и пустой тратой времени. К Альме обращается Юпита, одна из богатейших людей на земле, которая абсолютно уверена, что один из трех ее партнеров – и одновременно конкурентов – убит, и его место занял кто-то другой. Но поскольку все взаимодействия четверки происходят исключительно в виртуальной реальности, Юпита не может точно сказать, кто конкретно был убит, и нанимает Альму, чтобы это выяснить.

Разумеется, в лучших традициях классического детектива два внешне несвязанных дела в конце концов сливаются в одно. И чтобы докопаться до его сути, Альме придется ответить на обманчиво простой вопрос: «Что такое деньги?».

Именно деньги на этот раз являются предметом исследования Адама Робертса. Причем он рассматривает их с точки зрения не экономической, а скорее философской и метафорической. Деньги как болезнь. Деньги как стихия. Деньги как сущность, обладающая самостоятельной волей. Зачем на самом деле (порой не осознавая этого) люди стремятся к богатству? Какое необратимое воздействие оно может на них оказать? И в чем заключается неразрывная взаимосвязь между деньгами, долгом, смертью и скорбью?

Небольшая по объему книга полна размышлениями на эти непростые темы, но это не мешает ей оставаться в первую очередь увлекательным научно-фантастическим детективом, таким же, как и первая часть. С небольшим отличием: на этот раз действие развивается не так стремительно, а пресловутый четырехчасовой таймер, хоть никуда и не исчезает, не оказывает на сюжет такого влияния как прежде. Для этого есть две причины. Во-первых, строить второй подряд роман на одних и тех же приемах было бы скучно, и Робертс находит новые способы поддержания читательского внимания. Во-вторых…

Роман «The Real-Town Murders» был развернутым оммажем Альфреду Хичкоку и строился во многом на отсылках к его фильмам и типичных хичкоковских приемах. «By the Pricking of Her Thumb» тоже полон кинематографических аллюзий, но уже на работы другого режиссера, снимавшего хоть и напряженные, но куда более спокойные внешне фильмы — Стенли Кубрика.

При этом автор производит забавную рокировку: в первом романе Хичкок появлялся лично (в какой-то степени), но при этом его имя нигде, за исключением одного из эпиграфов, не фигурировало. Кубрик как персонаж в новой книге отсутствует, зато персонажи неоднократно вспоминают как о нем самом, так и о его фильмах. В первую очередь – о «Космической Одиссее», которую Робертс с типичной для него парадоксальностью трактует как детектив.

Сюжетно «By the Pricking of Her Thumb» практически независим от первой части и может восприниматься как самостоятельная история, но автор постоянно – деталями, вскользь брошенными репликами, незначительными эпизодами – напоминает читателю, что где-то за кулисами продолжают развиваться запущенные в предыдущей книге процессы. Вполне возможно, что они вновь выйдут на первый план в третьем романе цикла – Адам Робертс уже упомянул, что у него есть замысел продолжения, но его судьба зависит от того, насколько хорошо покажут себя первые два тома. И, если третья книга все же появится, она без сомнения будет совсем не похожа на предыдущие. Для подобных трилогий характерно сохранение набора основных действующих лиц и сюжетных линий до самого финала – однако Робертс отказывается играть по правилам, и ближе к концу второй части взрывает сложившийся status quo совершенно неожиданным сюжетным поворотом. Тем интереснее будет узнать, что он приготовит для нас в продолжении. Но уже сейчас ясно, что это будет книга с совсем другой атмосферой – и совсем другой главной героиней.


Статья написана 4 августа 2018 г. 17:05
Размещена:

«Candy» Лави Тидхара – это «крутой» детектив о двенадцатилетней сыщице Нелл Фолкнер, разыскивающей похищенного плюшевого мишку в городе, где запрещены любые сладости (что автоматически делает «Candy» самой страшной из всех существующих янг-эдалт-антиутопий), и банды школьников промышляют контрабандой шоколада и конфет.

(Если предыдущий абзац не вызвал у вас желания немедленно бросить все и взяться за эту повесть, я как-то даже и не представляю, зачем вы книжки читаете)

Естественно, простое с виду дело оборачивается чем-то большим, и вот уже Нелл переходит дорогу не только шоколадным бутлегерам, но и кое-кому из взрослых, а плюшевый мишка оказывается вовсе не так прост.

«Candy» — тот случай, когда детская книга на самом деле может быть интересна в любом возрасте. Дети оценят сюжет и юмор, взрослые – множество разбросанных по тексту отсылок («Мальтийский сокол», «Крестный отец», далее везде) и то, как неожиданно и смешно преломляются элементы классического «крутого» и нуарного детектива, если поместить их в контекст детской литературы. А таких элементов Тидхар собрал в одной книге множество – не хватает разве что роковых красавиц и плохой погоды. Продажные копы, банды, сражающиеся за передел зон влияния, сыщица, по незнанию угодившая в серьезный переплет. И блестяще стилизованный язык, напоминающий сухую, рубленую манеру повествования, скажем, Рэймонда Чандлера – и одновременно не дающий забыть о том, что главные герои – все-таки дети.

«С начала каникул прошел месяц, и столько же – с моего последнего дела. В тот раз я столкнулась с печально известной школьной забиякой Милахой Рэтчет и ее бандой, Пирожками, и с тех пор она точила на меня зуб. Правда была в том, что у меня кончились карманные деньги, я оказалась на мели, моя шляпа была старше меня, и я жаждала нового дела больше, чем сливочной помадки».

Но многослойность книги далеко не исчерпывается забавной литературной игрой. Для Тидхара «Candy» — первая детская книга, а до этого он сделал себе имя в том числе тем, что через ту же призму комиксов, палпа, нуара рассматривал – ну, например, Холокост. Или теракты одиннадцатого сентября.

В детской повести настолько острых тем Тидхар, конечно, касаться не стал, и обратился к серьезной, но более типичной для подростковых книг проблематике – взрослению. Для которого, как оказалось, типичный детективный сюжет может послужить отличной метафорой. Действительно, что, как не история о противостоянии сыщика-одиночки с коррумпированной властью, лучше передаст ощущения человека столкнувшегося с несправедливостью мира, в котором те, кто устанавливает правила, сами по ним не играют, а злодеи порой уходят безнаказанными? Нелл живет в мире, где взрослые обстряпывают свои дела, прикрываясь заботой о детях, а что при этом чувствуют сами дети мало кого волнует. Да и о чем тут волноваться? Это же всего лишь дети. Это же всего лишь сладости.

Есть и еще один момент. Автор не подчеркивает этого, но внимательный читатель заметит, что у каждого из главных героев нелады в семье. Родители умирают, родители болеют, родители разводятся. А иногда с ними вроде бы все в порядке, просто они слишком заняты своими делами, чтобы уделять ребенку время. И тогда игры в сыщиков и гангстеров становятся не просто способом убить время или подзаработать, но попыткой как-то справиться с тем, как давит на тебя окружающий мир.

Все вышесказанное не значит, что «Candy» — повесть убийственно серьезная и тяжеловесная. Вся эта горечь – лишь часть общего букета книги, полной тайн и приключений, в которой каждое описание пейзажа или внешности обязательно включает в себя хотя бы одну кондитерскую метафору. Это веселая, игривая и увлекательная история. Просто она не даст вам забыть, что взросление – дело серьезное.

И сладости – тоже.


Статья написана 23 мая 2018 г. 10:58
Размещена:

До определенного момента книги Терри Пратчетта из серии о Плоском мире выпускались в России в том порядке, в котором были написаны. Однако, дойдя до романа «Изумительный Морис и его ученые грызуны», издательство «Эксмо» попросту перешагнуло его и стало издавать следующие части цикла. Точно такая же история произошла чуть позже с подсерией про юную ведьму Тиффани Болен.

Конкретных причин для этого издатель, кажется, не называл, но они достаточно очевидны: формально и «Морис», и книги про Тиффани написаны для подростков.

В конце концов, когда «взрослые» плоскомирские книги подошли к концу, «Эксмо» добралось и до пропущенных романов. Тиффани Болен обрела дом в собственной серии, ориентированной на юных читателей, а что до «Изумительного Мориса», то он все же вышел в авторской серии Пратчетта – последней из книг цикла.

И оказалось, что смотрится он там ничуть не хуже вещей, предназначенных для взрослой аудитории.

На самом-то деле Пратчетт и до этого писал книги для подростков – трилогии о номах и о Джонни Максвелле – и уже по ним было видно, что он никогда не делает скидку на возраст читателя и говорит с ним на равных, не оглупляя текст и не упрощая смысл. «Изумительный Морис» написан точно так же, и от прочих романов о Плоском мире отличается разве что возрастом двух персонажей – мальчика Кийта и девочки c чудесным именем Злокозния – да и то их вряд ли можно назвать по-настоящему главными героями. Главные герои здесь – вообще не люди.

Знакомьтесь – это изумительный Морис. Кот. Разумный и говорящий. А это — клан Измененных. Все до единого – крысы. Тоже, естественно, разумные и говорящие. Эта замечательная компания мыслящих животных нашла отличный способ заработка. Крысы наводняют город и всячески пакостят его жителям. Потом в том же городе появляется мальчик-дудочник Кийт и за небольшую плату уводит грызунов прочь. Позже заработок делится между мальчиком, крысами и котом – автором этой замечательной идеи. И это вовсе не преступная деятельность, наоборот: деньги же отбираются у правительства, которое в противном случае использовало бы их для ведения войны, а идут они на правое дело – образование крысиного государства на каком-нибудь далеком необитаемом острове. Так, по крайней мере, утверждает Морис, хотя его соратники с каждым разом сомневаются в этом все больше.

И вот однажды, в местечке Дрянь-Блинцбург, все идет наперекосяк. В городе вроде бы и так уже существует проблема с крысами – жителям не хватает еды, а местные крысоловы едва справляются с работой. Вот только Измененные не встречают в округе никого из себе подобных – зато в тоннелях под городом, судя по всему, таится нечто опасное, и вскоре крысам придется сразиться с ним не на жизнь, а на смерть.

Однако самое тяжелое, с чем предстоит столкнуться героям книги – вовсе не крысоловы и не таинственная подземная угроза. Самые тяжелые сражения будут происходить у них в головах. Ведь и Морис, и крысы вовсе не были разумными изначально. Просто так случилось, что они кормились на свалке у Незримого Университета, где, как известно, обитают волшебники, и отходы магического производства как-то изменили самых обыкновенных животных. И вот мир, прежде казавшийся им столь простым и понятным, начинает усложняться с невероятной скоростью. И темнота, когда-то бывшая домом, становится пугающей. И появляются мысли, которых не может быть у простой крысы или кота. О том, что брать чужое – плохо. О том, что нельзя убивать и поедать себе подобных. О том, что такое смерть, и куда ты уходишь после нее. О собственном месте в мире и о том, на какие жертвы придется пойти, чтобы его обрести.

О том, что цепляться за прошлое бессмысленно, и нужно меняться вместе с миром. Нужно танцевать под музыку.

И детский роман, начинавшийся как развеселая вариация на тему истории о Гаммельнском крысолове, превращается в притчу о том, что это вообще такое – быть разумным существом, и как сложно им быть.

Неожиданно тяжелая тематика для книжки про говорящих зверей, не так ли? Впрочем, это не совсем типичная книжка про говорящих зверей. Пратчетт всегда был честен с читателем и никогда не приукрашивал действительность. Если уж он пишет о крысах – то, не сомневайтесь, будут в романе и подробности того, что делают с ними яды и крысоловки, и разговоры о том, какую часть организма погибшего товарища можно есть, а какую не стоит, и многое другое. Это вовсе не карамельная история о милых зверюшках в шляпах и жилетиках – по подобным сказкам, кстати, Пратчетт проезжается, говоря о книжке «Приключение мистера Зайки», явном намеке на истории Беатрис Поттер о кролике Питере. «Мистер Зайка» будет для Измененных священной книгой – до тех пор, пока они не осознают, что подобных идиллических миров попросту не существует. Но возможно, что после долгой работы и множества компромиссов им удастся построить общество, которое хотя бы немного будет напоминать эту утопическую картину. Однако не факт, что и тогда они станут носить жилеты – это попросту неудобно.

Впрочем, будем честны, одна крыса в шляпе и с тросточкой в романе все-таки есть. Но только одна.

Можно спорить, правильно ли поступило издательство, выпустив «Мориса» после заключительных романов о Плоском мире. Ведь «Поддай пару» — своеобразный гимн прогрессу, сметающему любые преграды на своем пути — подводил черту под многими тематическими линиями цикла, а «Пастушья корона» явно замышлялась как прощание смертельно больного писателя с читателями и собственным миром. Возможно, подобное нарушение внутренней хронологии несколько разрушает смысловую целостность цикла. Но можно взглянуть на это и с другой стороны.

Несколько последних романов о Плоском мире несли на себе следы тяжелой болезни писателя. Они ни в коем случае не были плохими книгами, наоборот – но все же некоторая рыхлость композиции и периодические самоповторы бросались в глаза. Как и то, что «Пастушья корона» завершена не полностью – основой сюжет в ней доведен до конца, но второстепенные линии романа, когда-то конек автора, намечены лишь пунктиром.

А вот «Изумительный Морис» — это Пратчетт на пике силы. Остроумный, мастерски плетущий сюжет. Добрый, но ни в коем случае не добренький. Нетерпимый ко злу во всех его проявлениях. Не питающий никаких иллюзий относительно человечества, но всегда оставляющий надежду для своих героев. Таким мы его полюбили когда-то – и таким же смогли увидеть в последний раз.

Впрочем, это вовсе не последний раз. Книги-то – вот они, на полке, а значит, взглянуть на себя в зеркало Плоского мира можно в любой момент.


Страницы: [1] 2  3




  Подписка

Количество подписчиков: 5

⇑ Наверх