FantLab ru

Стивен Джонс «Новая книга ужасов: К двадцатилетию серии Best New Horror»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.36
Голосов:
22
Моя оценка:
-

подробнее

Новая книга ужасов: К двадцатилетию серии Best New Horror

The Mammoth Book of the Best of Best New Horror: A Twenty Year Celebration

Другие названия: The Very Best of the Best of New Horror

Антология, год

Аннотация:

Имя Стивена Джонса хорошо известно всем любителям литературы «ужасов». И немалая заслуга в этом принадлежит легендарной серии антологий Best New Horror, редактором-составителем которой он является уже более четверти века. Предлагаемое читателю юбилейное издание, подготовленное к двадцатилетию серии, вобрало в себя все самое лучшее, что произошло в англо-американском хорроре в период с 1989 по 2008 годы. Помимо собрания произведений таких выдающихся мастеров, как Стивен Кинг, Нил Гейман, Клайв Баркер, Брайан Ламли, Питер Страуб, Харлан Эллисон, Джо Хилл и других, антология является уникальной ретроспективой жанра и будет интересна не только любителям хоррора, но и всем интересующимся новейшей историей популярной литературы.

В произведение входит:

7.22 (23)
-
7.55 (22)
-
7.19 (105)
-
3 отз.
7.61 (142)
-
3 отз.
6.74 (48)
-
1 отз.
6.69 (29)
-
7.87 (50)
-
3 отз.
6.58 (63)
-
3 отз.
6.51 (361)
-
10 отз.
7.52 (38)
-
2 отз.
5.80 (30)
-
1 отз.
7.56 (70)
-
7.45 (37)
-
2 отз.
6.32 (28)
-
6.21 (76)
-
3 отз.
7.71 (470)
-
15 отз.
7.25 (39)
-
7.00 (24)
-
7.10 (298)
-
12 отз.
7.02 (78)
-
1 отз.
7.22 (32)
-
7.37 (453)
-
7 отз.
  • Index to Twenty Years of Best New Horror

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— условный цикл «The Mammoth Book of Best New Horror»  >  Подборки лучшего


Награды и премии:


лауреат
Хоррор-итоги на ФантЛабе, 2017 // Лучшая антология (выбор читателей)

Номинации на премии:


номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2017 // Книги: Антология года


Издания: ВСЕ (3)

Новая книга ужасов
2017 г.

Издания на иностранных языках:

The Mammoth Book of the Best of Best New Horror
2010 г.
(английский)
The Very Best of the Best of New Horror
2011 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Во вступительном слове “От редактора” составитель антологии Стивен Джонс говорит, что целью создания всех антологий “Best New Horror” является выборка различных рассказов в жанре ужаса как Мастеров, так и начинающих писателей, их разные взгляды на страхи и фобии разных людей.

Открывающий книгу рассказ “Откуда на Средиземноморье акулы?” Брайана Ламли – эдакий триллер про опасность отдыха в других странах, переложение “поворота не туда” на бумагу. Развлекательный рассказ, почти без кровавых подробностей, интересный и краткий.

“Человек, который рисовал кошек” Майкла Маршалла Смита показался мне кивком, в уважительном, а не пародийном смысле рассказам Рэя Брэдбери “Вельд” и “Здесь могут водиться тигры”. Вестерн, история, которая произошла давно, но не забылась, притча, рассказываемая детям и внукам. Одна из жемчужин сборника.

После первого рассказа Джонс почему-то возвращается к теме “опасный отдых на острове” в истории “Схоже во всех языках...” Рэмси Кэмпбелла. Короткий, поворачивающийся сюжетно по воле автора рассказ, ужас в нём происходит в самом конце и казалось бы беспричинно. Не заметил схожести с рассказами Кинга, заявленной в предисловии.

“Норман Уиздом и ангел смерти” Кристофера Фаулера. Гимн таланта одного актёра, история становления маньяка. Сам я знаю Уиздома только по роли Питкина, поэтому, может быть, многие отсылки остались для меня не полностью раскрытыми.

Неистовый Харлан Эллисон заявлен в сборнике повестью “Мефистофель в ониксе”. Отличный сюжет, затягивающий, с неожиданными поворотами, нисколько не ужасы, а фантастика с долей жестокости, в описаниях преступлений похожий на какой-то протокол или криминальную хронику из газеты. Возможно, я слишком привык к старым переводам из Полярисовского трехтомника, но этот рассказ испорчен влобным, машинным, слишком прямым переводом.

Да, я знаю, что в оригинале Landscape, но никакой это не “пейзаж”. Пусть будет “внутренний мир”, “внутреннее пространство”, “сущность”, “мышление”, “психомир”. Пейзаж представляется мне чем-то пасторальным, спокойным и неизменным. “…коллега забрал себе в голову меня подставить”, ага, забрал. “Она знала, что я вмешиваюсь в чужие сознания, только когда нет никакого иного способа добыть бакс.” Может “баксы” или “монету” или вообще просто “заработать”? “Я вкатываюсь в его пейзаж” – может “вхожу”?, “и обнаруживаю, что он полон неоновых знаков со словом «ниггер», и тогда я завожусь и бью этого сучьего сына так крепко, что у его бабушки кровь носом идет”. последняя часть предложения вообще представляет из себя идиому, исток которой я не нашёл, но по аналогии лучше бы подставить что-то типа “в пух и прах”. Хлёсткий, колкий, ядовитый и одновременно ясный и доступный язык Эллисона превращается в какое-то ещё более упрощённое неестественное повествование.

“Искушение доктора Штайна” Пола Дж. Макоули. Короткий мистический рассказ. Два слова, произнесённые девушкой, напомнили найденную живой колонистку из “Чужих” или лежащего клона Рипли из “Чужой-4:Воскрешение”. Такая аналогия для меня.

Единственное стихотворение сборника — “Королева ножей” Нила Геймана. Слишком быстро, слишком непонятно. Хотя на самом деле это история о нежелании стареть, проще исчезнуть.

Опять созвучие. Повесть “Отдых” Терри Лэмсли продолжает тему стихотворения Геймана. Тягучая, серая, неуютная, меланхоличная история, единственным недостатком которой может быть переход из непонятного сюрреализма в мистику с объяснениями. Мальчишечий ужас.

Продолжение романа “Дракула” Стокера — “Пустота была красноречива” Кейтлин Кирнан. Слишком быстро и непонятно, если не читать оригинальное произведение.

“Мистер Треск и мистер Тумак” Питера Страуба – история двух нанятых детективов, чьи методы слишком экстраординарны, а со временем они считают себя чем-то вроде учителей или проповедников. История боли в пятнадцати пунктах.

Интересное и органичное сочетание снежной постапокалипсиса и ужасов с монстрами в повести “Белый” Тима Леббона, но краткое и чуть лишенное логичности, может напомнить “Нечто” Карпентера, порой слишком кроваво и беспросветно.

Ким Ньюман в повести “Обратная сторона полуночи: Эра Дракулы, 1981” отдал дань уважения Орсону Уэллсу, но попутно опустил планку Стивена Спилберга и Джорджа Лукаса, Джон Леннон для него не жертва преследователя, а о Чарли Чаплине сказано немного и совсем неподходяще. Отсылки, пасхалки и альтернативная история.

Красочная и странная история Элизабет Хэнд “Желтокрылая Клеопатра Бримстоун”. Всё происходит беспричинно, но красиво.

“Призрак двадцатого века” Джо Хилла. Поклон мультфильму “Фантазия” и фильму “Волшебник страны Оз”. Мистика и кинематограф.

Рассказ “Белые руки” Марка Сэмюэлса для меня оказался непонятным, автор использует штампы рассказов начала XX века, но, наверно, спокойная манера повествования не нашла у меня отклика.

Затянутая чисто английская медленно текущая история “Моя смерть” Лизы Татл, объёму которой могло пойти на пользу сокращение вдвое. Гуманитарная фантастика о связи через время, о вечности настоящего Искусства.

Эротика плюс крайняя степень ужаса равно “Истории Геккеля” Клайва Баркера. Неприятное повествование о проявлении Инь-Ян и змее Уроборосе, как Жизнь и Смерть.

Интересная стилизация под книгу Нового времени — “Улыбка дьявола” Глена Хиршберга. Холодное пробирающее повествование с ветром, снегом, морем и неясным светом маяка.

“Церковь на острове” Саймона Курта Ансворта. История Предназначения и история Служителей тайного культа. Сочетание, может быть, нередкое, но, будь чуть более затянуто, стало бы менее интересным.

Завершает антологию рассказ Короля ужасов “«Нью-Йорк таймс» по специальной цене”. Сочетание “Мёртвой зоны” самого Кинга и, пусть неожиданно, но “Можно попросить Нину?” Кира Булычева. Рассказу вредят излишне бытовые потоки различных капель в первой половине повествования.

“Предисловие: лучшее из лучшего” советую прочитать всё же после прочтения рассказов, так как Рэмси Кэмпбелл позволил себе небольшие спойлеры, также он увидел некую иронию и смешное в рассказах Страуба и Баркера, видимо, у нас с ним разные уровни чувства юмора. А вот предваряющие каждый рассказ заметки Джонса очень интересны в плане понимания развития жанра, борьбы за обложки и содержание, мыслей при составлении антологий и решений в выборе именно этого произведения.

Несмотря на заверения автора о непохожести тем произведений, можно выделить следующие общности: “Страх на острове” – рассказы Ламли, Кэмпбелла, Хиршберга и Ансворта; “Страх старости” – рассказы Лэмсли и Татл, стихотворение Геймана, возможно, чуть рассказ Ньюмана; “Вампиры” – рассказы Кирнан и Ньюмана, но приз в номинации “Другой взгляд” получает повесть Лэмсли; “Маньяки” – рассказы Фаулера, Эллисона, Страуба и Хэнд; “Стилизации под прошлое” – рассказы Макоули, Кирнан, Баркера и Хиршберга. Мало представлены монстры, чуть больше призраки и мистика.

Лучшие рассказы – “Человек, который рисовал кошек” за атмосферу волшебства и чуть меньше хоррора, “Норман Уиздом и ангел смерти” за попытку понимания, “Мефистофель в ониксе” за язык и неизбитую тему, “Отдых” уже получил награду и высший в антологии балл; худшие рассказы — “Схоже во всех языках...”, как рассказ с неожиданным непонятным поворотом, и “История Геккеля”, как произведение, сочетающее несовместное.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх