FantLab ru

Чак Паланик «Удушье»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.46
Голосов:
1075
Моя оценка:
-

подробнее

Удушье

Choke

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 43
Аннотация:

Виктор Манчини — мошенник, который зарабатывает на жизнь, разыгрывая приступы удушья в общественных местах. Чувствуя свою ответственность за судьбу того, кого спасли от смерти, люди охотно расстаются с наличностью. Деньги нужны Виктору чтобы оплачивать лечение его сумасшедшей матери, посвятившей всю свою безумную жизнь борьбе с общественным порядком. В одно из посещений матери он открывает для себя нечто, что переворачивает всю его бесполезную до этого дня жизнь.

Книга о сексоголиках, алкоголиках и шмоткаголиках. О любви, дружбе и философии. О сомнительном «втором пришествии» — и несомненной «невыносимой легкости бытия» наших дней.

Примечание:

В 2008 году американский режиссер Кларк Грегг снял по роману одноименный фильм.


Экранизации:

«Удушье» / «Choke» 2008, США, реж: Кларк Грегг




Удушье
2003 г.
Удушье
2004 г.
Удушье
2004 г.
Бойцовский клуб. Удушье. Колыбельная
2005 г.
Удушье
2006 г.
Удушье
2007 г.
Удушье
2008 г.
Удушье
2009 г.
Удушье
2009 г.
Удушье
2010 г.
Удушье
2010 г.
Удушье
2014 г.
Удушье
2015 г.

Издания на иностранных языках:

Choke
2002 г.
(английский)
Choke
2002 г.
(английский)
Choke
2003 г.
(английский)
Choke
2008 г.
(английский)
Задуха
2011 г.
(украинский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Отзыв для еще не читавших

Если думаете, читать или не читать Паланика, начните с этой вещи. Она подобна фильтру — сразу отсеет тех, кому Паланик против шерсти. Удушье брутально: по первости ощущение, что автор возвел в принцип идею «чем гаже, тем лучше». Но Паланик не был бы писателем выше среднего уровня (а он, в общем-то, выше), если бы одной грязью и ограничился.

Во-первых, книга — квинтэссенция паланиковского принципа-идеи «это-ближе-чем-вы-думаете». В каждой книге автор рушит стены комфортабельных жизней, но в «Удушье» по этим стенам он работает не отбойным молотком, а «шар-бабой». Извращенцы, психически нездоровые люди, что-угодно-голики — они, по Паланику, совсем близко: учат детей и лечат других людей, едят в тех же забегаловках и отовариваются в тех же магазинах. Маргиналы — настолько значительная часть социума, что своей активностью и одержимостью перевешивают «нормальных». Кстати, есть ли последние вообще?

На метафизическом уровне: книга по своей сути очень добрая и жизнеутверждающая история, несмотря на весь груз фекалий. Она не об извращенцах и маньяках, не о грязи. Она о природе любви, самопожертвования, дружбы. О том, что, отвергнув Все, в конечном итоге приходишь к Нему обратно. Обретение смысла через его отрицание. Усиление через отмирание...

Чак Паланик нарисовал прекрасную картину...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
говном
.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

С одной стороны, роман «Удушье» можно воспринять как простое тоскливое порно, как коммерческое чтиво, благодаря которому разводят развращенных подростков.

Однако даже при таком рассмотрении невозможно не заметить нитей одиночества и безысходности,

пронизывающих всё произведение.

Именно одиночество стало для главного героя причиной помешательства, причиной презрения к самому себе и бегства от реальности.

Его никто не любит, никто к нему не привязан, и выход он находит в безудержном сексе.

У него есть один способ самоутвердиться — приступы удушья, которые он ежедневно разыгрывает в ресторанах.

Это даже не возможность заработать, в чём он сам пытается себя убедить, это — способ быть нужным, быть хоть чем-то полезным

окружающему миру.

Мне кажется, именно эта тема наиболее интересно раскрыта в романе: быть слабым, чтобы почувствовать себя хоть немного сильнее.

Быть угнетаемым, чтобы хоть кому-то помочь поверить в себя, чтобы открыть еще одного героя в этом мире.

Искусственные приступы удушья, разыгрываемые Виктором Манчини, обнажают его истинную сущность: милосердную, приносящую людям надежду.

Узнав, что он, возможно, сын Божий, главный герой всеми силами пытается отрицать это, он бесится и старается делать то, «Чего Иисус никогда бы не сделал». Однако, как это не удивительно, следуя по такому пути, он становится всё чище — постепенно избавляется от груза своих грехов.

Есть еще несколько тем, которые автору удалось неплохо раскрыть: тема дружбы, например, или проблема того, что ступив один раз за черту, вернуться уже практически невозможно... Однако одной из наиболее ярких, кроме темы одиночества, мне показалась идея бегства от реальности: она звучит как в монологах сумасшедшей «мамаши» Виктора, так и в его собственных размышлениях. Каждый делает это как может: секс, наркотики, протест... Однако по-настоящему действенный путь, приводящий к положительному результату — это путь созидания.

Финальная сцена романа очень даже жизнеутверждающая: главный герой остаётся в компании людей, которым он действительно нужен. Это его друг, наконец-то нашедший себя и выздоровевший. Это любимая женщина, которая подтолкнула Виктора к осознанию и решению преследовавшей его проблемы... Все они встали на путь спасения: в их жизни теперь есть чёткая цель, им есть что строить.

Приятное ощущение остаётся после прочтения этой книги: её герои нашли всё-таки путь к спасению. Денни, близкий друг главного героя, воплощает образ по-настоящему счастливого человека! Башня — его детище, смысл его существования — разрушена, но это лишь значит, что ему есть что восстановить, чему посвятить себя. К тому же, в этом ему помогает любимая женщина, появление которой, в свою очередь, стало как бы символом возрождения души Денни.

Вообще, всё произведение густо напичкано символами: это неудавшееся совокупление на алтаре в часовне, ставшее началом тяжелого пути к выздоровлению, эта крепость, разрушенная разъярённой толпой...

Компания сумасшедших, на которых держится линия повествования, на самом деле ничуть не более безумна,

чем весь окружающий их мир. Читая Паланика, приходишь к мысли, что каждый человек на свете — сумасшедший, включая тебя самого. И именно это чувство помогает проникнуться пониманием к окружающим людям, своеобразным милосердием. Ведь каждый из нас пытается убежать от реальности каким-то своим способом, каждый ищет одного: спокойствия, возможности быть понятым и принятым.

Кроме всего прочего, хотелось бы сказать, что идейное содержание романа и кое-какие его эпизоды наталкивают на осознание некоторого сходства этого произведения с пьесами Чехова. Как бы парадоксально не звучало, но эти два совершенно разных писателя

взяли во внимание одни и те же проблемы. Вспомните Чеховского «Дядю Ваню» или «Вишнёвый сад». Люди не слышат друг друга («диалог глухих»), каждый из них гнёт свою собственную линию и подыхает из-за отсутствия жизненной цели. Разница только в том, что у Паланика все эти метания приходят к позитивной развязке: цель жизни появляется, надежда на выздоровление здесь и сейчас есть. У Чехова же все больны безнадёжно, жизни загублены, начало нового пути возможно только после смерти.

А что до сходства, то оно неудивительно: Чехов — писатель-предвестник новой эпохи, новатор, предвидевший пути развития человеческого самосознания на век вперёд. То, что зародилось более ста лет назад, получило своё развитие в ходе двадцатого века и продолжает набирать обороты сегодня. Но это уже совсем другая история :)

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мне кажется, мнение, что каждого человека, который с первого взгляда произвел неблагоприятное впечатление, не стоит пытаться узнать «до конца», как советует большинство рекомендаций психологов и публицистов. Сейчас это чуть ли не превращается в обязанность — копаться в человеческом дерьме, чтобы отыскать там какую-то «светлую сторону», нечто такое, что может оправдать все мерзости, сотворенные самым отъявленным негодяем. Ибо сейчас для всякого неблаговидного поступка психологи, психотерапевты или психиатры, даже диетологи и прочие «человековеды» придумали любое оправдание. Неблагополучное детство, генетическая мутация, недостаток какого-нибудь химического элемента, несовпадения с родителями-близкими по типу и темпераменту.

Общество из сборища конформистов, как было при «тоталитарных режимах» превращается в сборище разнузданных эгоистов. Многочисленные соционики. социотипы в серой народной массе «практикующих» ищут подтверждение своей лености, безответственности, нежеланию что-то менять в себе и приспосабливаться к иным обстоятельствам. Я — Баль ( Бальзак), а он — Габен, или Достоевский. У нас разная векторная направленность. Все. Поэтому можно не пытаться преодолеть разногласия , у нас разные тимы — это все оправдывает.

Насколько я помню, в возрастной психологии и психологии личности, существует понятие — стремление к личностному росту. Когда формирующаяся личность стремится преодолевать препятствия, которые иногда кажутся непреодолимыми.

Вернемся к книге.

Книга написана языком, напоминающим мне знаменитую «лурку», или жаргон некоторых завсегдатаев «двача».

Когда разговорный язык и сниженная лексика употребляется в ограниченном количестве, это усиливает впечатление от ее обоснованного употребления, когда же в подобном стиле написано сколько-то там сот страниц — это уже перебор.

Я знаю достаточно примеров в литературе, когда для описания психически не совсем здорового человека, получившего крайне негативный жизненный опыт и психологическую травму, или наоборот, внутренняя жизнь серого непримечательного человека описывается не менее интересно и эмоционально. Наоборот, это производит еще более глубокое впечатление.

Взять хотя бы Сонечку Мармеладову, «Дикие ночи» или «Грендель», даже детективы, написанные от лица маньяка-убийцы. (Экспресс в рай», кажется) А романы Воннегута!

Хотя бы все эти мимолетные упоминания: «Я увидел поры».«ноздри — как кратер вулкана». Да и сам авторский стиль писателя довольно необычный.

Первые несколько абзацев на меня произвел неожиданно пиятное впечатление богатый, красочный, живой разговорный язык автора. Но после нескольких десятков страниц и нескольких просмотренных бегло глав, этот неудержимый поток полугопнической, полуприблатненной «фени», меня разочаровал.

Как бы это сказать, человек не может всю жизнь прожить на одних матах, все время загружая всех своим нудным «словоизвержением» в духе, типа « вставьте парочку выражений с двача».

Мне хватает нескольких минут предварительного общения с таким человеком. Дальше я даю понять, что желала бы перейти на другой уровень разговора. Если меня не понимают, не хотят понимать или сознательно провоцируют — мне просто нечего делать рядом с таким человеком.

Сейчас вы начнете утверждать, что это у него такая защитная реакция, что у него такой детский комплекс, выверт сознания и т.п. Что где-то очень глубоко внутри, он возможно! ранимый и чувствительный человек. Что ж, мы все существа ранимые. Просто если каждый будет вместо того, чтобы бороться с какими-то своими комплексами или недостатками, начнет их тщательно взращивать, лелеять и возводить в культ, то кто же тогда будет выполнять всю действительно необходимую для обеспечения повседневной жизни грязную, скучную работу?

представляете взвод ПВО или флот ВМФ, где начальник отдает приказ, а ему отвечают: «Ты — Баль, я — Наполеон, у меня когнитивный диссонанс от твоих высказываний.

Так вот. данная книга повествует видимо о таком, застрявшем в «веселом» раздолбайском безответственном возрасте «вечного подростка-максималиста». Если у меня не получается так, то мне надо сделать этак, а умеренность и золотая середина — это для «быдла».

Книга специально рассчитана на «гипер» активного по отношению ко всему — отношения к людям, моральным ценностям, сексу, учебе, религии, подростку, или человеку застрявшему в этом «золотом возрасте».

Удачи! Мне такую книгу читать неохота. Сюжет предсказуем, ( благо существует масса литературы и фильмов, даже с Катрин Денев в главной роли. «Дневная красавица» Но там хоть не такой примитивный киноязык) переживаний в принципе — ноль, только животные рефлексы и немного философствования в конце.

Оценка: нет
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ч. Паланик для меня тот автор, начав читать которого, невозможно остановиться, но временами хочется захлопнуть книгу. Его натурализм просто сводит с ума. Автор гениален в своём умении повернуть ситуацию так, что спотыкаешься на предложении и преломляешь свои взгляды на жизнь. А потом снова его хлёсткий натурализм и выворачивание наизнанку. И думаешь – ну как можно так извратить занятия любовью? Ну, ладно, секс, но всё же… И хорошо, что мне уже не 14-15 и я знаю, что всё бывает не так, как описано. Но с иной стороны — автор справедлив, и его первые слова книги предупреждают читателя: «Если вы собираетесь читать это – лучше не надо. После парочки страниц вам здесь быть не захочется. Так что забудьте. Уходите. Валите отсюда, пока целы». А так как я не ушла и осталась цела, то оставлю ещё несколько цитат из этой книги:

...стоит рисковать жизнью, чтобы заработать любовь. ...нужно подойти к самой черте смерти, чтобы получить хоть какое-то спасение.

– Искусство никогда не является из счастья.

Старый принцип, мол, красота – радость навеки: а вот по моему личному опыту даже самая раскрасивая красавица – радость только на три часа, это предел. Потом ведь она захочет рассказать тебе обо всех своих травмах детства. Один из приятных моментов во встречах с девчонкой из тюрьмы – кайф от мысли, что смотришь на часы, и знаешь: через полчаса она уже будет за решёткой.

Наверняка ведь даже самый паршивый минет лучше, чем, скажем, нюхать самую лучшую из роз, …там, смотреть самый прекрасный закат. Слушать смех детей.

пытка будет пыткой, а унижение – унижением, только если ты сам решишь страдать.

Волшебство секса – обладание без обузы владения.

Притворяясь слабым, ты обретаешь власть. И, напротив, ты даёшь людям почувствовать себя очень сильными. Ты спасаешь людей, давая им спасти тебя.

Забавно, что никогда не думаешь о женщинах, которых отымел. И никогда не удаётся забыть как раз тех, которые своей участи избежали.

– Каждая женщина – просто задача с очередным условием!

Я хочу сказать, – в мире, где нет Бога, разве матери – не новый бог? Последняя сокровенная недостижимая инстанция. Разве материнство не осталось последним настоящим волшебным чудом? Но чудом, невозможным для мужчин.

И пускай мужчины заявляют, что сами рады не рожать, – всякая там боль и кровь, – но на самом деле, всё это тот же самый кислый виноград. Сто пудов, мужчины неспособны сделать ничего даже близко потрясающего. Выигрыш в физической силе, абстрактное мышление, фаллосы – все мужские преимущества кажутся уж больно условными.

Фаллосом даже гвоздь не забьёшь.

Женщины же сразу рождаются с куда большими потенциальными способностями. Только в тот день, когда мужчина сможет родить, – только тогда мы сможем начать разговор о равных правах.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Удушье – это острая нехватка воздуха, неизменно сопровождающаяся страхом смерти, паническим приступом.

«Мне надо было сказать ей правду: что я искренне восхищаюсь сексуально озабоченными людьми, помешанными на сексе. В мире, где каждый боится слепой роковой случайности или внезапной болезни, человек, одержимый сексом, утешается мыслью, что он-то знает, что именно может ему грозить. Таким образом, он до какой-то степени контролирует свою судьбу и примерно представляет, какой смертью умрет. Получается, что одержимость сексом – это тоже своеобразная профилактика. Упреждение. Во всяком случае, тебе не приходится мучиться догадками, что тебя ждет в конце. Смерть не застанет тебя врасплох. Ты всегда к ней готов. Можно даже сказать, что ты заранее ее запланировал. А если серьезно, то ведь это шикарно – искренне верить, что ты будешь жить почти вечно.»

В романе Чака Паланика «Удушье» гедонизм и экзистенциализм сплелись в объятиях и совершили церемонию соития. Смерть настигнет всех, поэтому наслаждайся, ибо пока ты в экстазе — этот момент протягивает ниточку в бессмертие, в безвременье. Существо, которое использует свои биологические программы и инстинкты для достижения удовольствия и забвения, для того чтобы забыть о смерти — вот он, венец эволюции, живущий в обществе потребления. Человек. Капризная биомашина, которой всегда мало.

«Я просто хочу быть кому-то нужным. Нужным и необходимым. Мне нужен кто-то, кому я мог бы отдать всего себя — всё своё свободное время, всё внимание и заботу. Кто-то, зависимый от меня. Обоюдная зависимость.»

Роман о людях, об этих «социоманах», этих наркоманах, нуждающихся в дозе другого человеческого существа. «Солярис» Лема твердил о хрупкости человека, о его потребности в ближнем. «Удушье» Паланика удовлетворяет эту потребность.

И что же мы видим? Виктор вновь и вновь разыгрывает удушье, чтобы его жалели, чтобы быть кому-то нужным, чтобы он был кому-то нужным как живое доказательство героизма спасителей. Сексоголики взаимно пожирают плоть друг друга, засасывая и засасываясь в эту воронку. Человек — как деталь пазла. Её выпуклости и впадины зудят, чешутся, грезят взаимодействия. Плевать, насколько это, возможно, неэтично, неуважительно, эгоистично.. плевать. Куча сумасшедших в больнице винили Виктора во всех грехах. Что он переехал чью-то кошку. Разбил чью-то машину. Украл чей-то рождественский пирог. Сделал так, что чей-то сын был исключен из колледжа. И Виктор это принимал... Он был нужным.

Наркоманы. Огромная свора социальных наркоманов. Общество — огромных паук с миллионом лапок, который обнимает и держит за руки сам себя.

Роман интересен ещё и матерью главного героя, чем-то напоминающей Тайлера Дердена. Вот кто «трахается» с целым обществом как живым организмом. Чего она только не нарушила. Для нее современный мир — это мир символов, потерявший былую первозданность. Мать Виктора — путеводитель по диким джунглям 21 века. Только она знает, какое объявление в супермаркете обозначает какую опасность, и много чего ещё полезного. Вместо того, чему учат мальчишку в школе. Кстати, если говорить о мире символов, то сюжетная линия с колонией Дансборо прямиком из 18 века — вот то кривое зеркало современного мира, которое изобличает всю лживость, декоративность, условность и глупость моральных и общественных ограничений, двойно-стандартность, кривизну. Обгашенные кухарки, цыплята-инвалиды.. да тут метафор и аллюзий можно подобрать столько, что появится синдром поиска глубинного смысла.

Самый смешной момент в книге привожу здесь. При всей, казалось бы, мрачности ситуации, получилось крайне комично:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
А потом доктор Маршалл встает с другой стороны кровати, одной рукой запрокидывает маме голову, а другой выковыривает у нее изо рта комья пудинга. Она говорит:

- Что случилось?

Я пытался ее спасти. Она все-все забыла. Она даже не помнит, что я — мессия. Я пришел, чтобы ее спасти.

Пейдж наклоняется и выдыхает воздух в рот моей маме. Потом выпрямляется, делает вдох. Опять дышит в рот моей маме. И еще раз. И еще. С каждым разом ее губы все больше и больше испачканы шоколадом. Шоколад — он везде. Мы дышим не воздухом — запахом шоколада.

Я так и сижу со стаканчиком пудинга в одной руке и пластмассовой ложечкой — в другой. Я говорю:

- Все в порядке. Я сам все сделаю. — Я говорю: — Я уже делал так. С Лазарем.

И я кладу руки маме на грудь. Я говорю:

- Ида Манчини. Я велю тебе жить.

Пейдж смотрит на меня в перерыве между вдохами-выдохами. У нее все лицо в шоколаде. Она говорит:

- Кажется, тут какое-то недоразумение.

И я говорю:

- Ида Манчини, живи и здравствуй.

И напоследок. Денни — весьма интересный персонаж. Пока все остальные торчат от «использования» людей, в разных формах, Денни в людях не нуждается. Он носит домой камни. Он — орудие какого-то божественного замысла, которое на месте нынешнего мира хочет построить что-то другое. Сотворить мир из камней и хаоса. Да, финал романа инфантилен и лиричен. Но в нем есть надежда, что так выгодно отличает его от деструктивного «Бойцовского клуба».

«Удушье» — большой котел грехов, наслаждений ими, и попыток со всем этим однажды завязать, закрыв его чугунной крышкой.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Перечитала книгу в другом переводе, может быть слегка отцензурированном, впечатление более сглаженное и, одновременно более определенное.

В США очень популярны книги-серии исповедей детей над которыми издевались в детстве, вот «Удушье» из такой серии (Спаси меня и еще несколько подобных «исповедей»)

Что для них характерно, так это отстутствие какого-либо художественного/литературного или философскогго осмысления сюжета. Схема простая — сначала меня избили, потом заперли, не давали есть, сидел на цепи, потом меня изнасиловал отчим, снова избили и т.д.

Простое нагромождение «фактов». После первых двух таких эпизодов жалко ребенка, а после пятого-десятого изнасилования-избиения-оскорбления и проч. просто скептически относишься к достоверности этой литературы в целом.

То ли это попытка нажиться на чужих эмоциях, то ли наоборот, этакая сублимация и искусственное вызывание привнесенных «страданий», «на часок». Физически ты не страдаешь, нет никаких достаточно стимулирующих эмоциональных потрясений, вот и ищешь такую «литературную дрочку». Либо со стороны автора другой вариант: пожилой одинокий человек не расположен к длительному знакомству с соседями и родственниками в силу особенностей характера или еще по какой причине, вот она ходит по магазинам, вроде бы выбирает что-то и начинает пересказывать свои проблемы, свои болезни-болячки, свои опасения насчет повышения пенсионного возраста и еще других ужасов из криминальной хроники. Вроде как общается, облегчает душу.

Может быть у автора проблемы с его партнером, вот он и реализует часть невостребованных эмоций в своих книгах, похожих на жалобы-претензии-ругательства-бред и криминально-сексо-фетишистскую хронику.

Суть книги умещается в одном слове — «грузит».

Темы могут заявляться разные, но впечатление одно — вы выпили. собеседник достаточно раскрепостился и давай вас «грузить». Оно вам нафиг не надо, но этот автор все воспринимает настолько серьезно, что приходится терпеть.

А еще это похоже на выражение «втирать очки» и «вешать лапшу» на уши.

Как приятно, что я не тратила ни деньги, ни время, ни способствовала изведению пары-тройки деревьев, потраченных на такую книжку.

Автору могу процитировать только одно: пилите, Шура, пилите. Она золотая

Оценка: нет
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Худшего романа я ещё не читал и надеюсь не прочту!

Противная, «грязная», отталкивающая книга, ничему путному не учит-одни гадости и пошлости, понравится только извращенцам как и сам главный герой романа.

Когда автору писать не о чем, пишут всякую «ерунду» чтобы выделиться. Так и Паланик, написав неплохую книгу «Бойцовский клуб» начинает «творить» всякую чернуху.

Всех героев книги, в древней Спарте, ещё бы в детстве с горы скинули..

Оценка: 1
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Удушье» — это «Бойцовский клуб», только в профиль (вообще у меня есть подозрение, что Паланик всю жизнь пишет одну и ту же книгу с вариациями). Главный герой, сексоголик Виктор, зарабатывающий на жизнь имитацией приступов удушья в дорогих ресторанах, в своих мучительных рефлексиях похож на дерганого протагониста «Бойцовского клуба». Тайлер Дердон сменил пол — теперь его зовут Ида Манчини, она мать главного героя, интеллектуальная экстремистка по убеждениям: «Мама часто ему говорила, что ей жалко людей. Они так стараются превратить этот мир в безопасное, организованное место. Но никто не понимает, как здесь тоскливо и скучно: когда весь мир упорядочен, разделен на квадратики, когда скорость движения везде ограничена и все делают то, что положено, — когда каждый проверен, зарегистрирован и одобрен. В мире уже не осталось места для настоящего приключения и истинного волнения». А место Марлы Зингер заняла Пейдж Маршалл, медсестра в доме престарелых, где лежит доживающая свои последние дни Ида. Хотя на самом деле Пейдж... впрочем, это уже спойлер, это так любимый Палаником и его читателями эффектный сюжетный twist, ставящий с ног на голову не только всю историю, но и мироздание в целом.

Впрочем, в «Удушье» Паланик скорее ироничен, чем категоричен, поэтому и финал на этот раз не столь безнадежен — последняя фраза книги («То, что мы строим сейчас, в темноте, на руинах, — это может быть все, что угодно») вселяет надежду на примирение с реальностью, несвойственное, казалось бы, чувство для автора.

В книге хватает и черного юмора, и живописания физиологических подробностей (Паланик не зря начинает роман фразой «Если вы собираетесь это читать, то не надо»), но «Удушье» бьет по голове куда помягче «Бойцовского клуба». Может быть, это потому, что Паланик, в общем-то, и не говорит своим читателям ничего нового?..

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Виктор Манчини — сексоголик. У него плохая работа. Его мать постепенно умирает в больнице. Он — мошенник и каждый вечер задыхается в ресторанах, позволяя кому-нибудь себя спасти. И вообще, вся его жизнь — дерьмо. Но ему все равно.

В книгах Чака Паланика что-то может нравиться или нет, но по-моему своеобразный талант у него все же есть — его интересно читать, даже когда он описывает не самые приятные вещи. Его произведения представляют собой множество любопытных мелких деталей, навешанных на общую основную сюжетную линию. Паланик пишет о людях, находящихся на грани или уже переступивших ее. В этом случае он выбрал своими героями сексоголиков и душевно больных.

Роман написан от лица главного героя, тем самым давая нам возможность в большей степени ощутить его отвращение и презрение к самому себе. Виктор Манчини считает себя плохим и бесполезным человеком, с самого начала говоря «не читайте эту книгу», это книга о жизни «такого человека, с каким вам не захочется знакомиться». Ему самому отвратительны он сам и его жизнь. Такими же воспринимаются и все окружающие его люди.

Странная идея о том, что главный герой может быть новым Иисусом, заставляет его переосмыслить свою жизнь. Ведь многие его совершенно неблагородные поступки приносят добро другим людям. И это становится главным противоречием для него. «Как бы НЕ поступил Иисус?» Одна из основных идей книги в том, что иногда нужно самому быть слабым, чтобы дать другому человеку почувствовать себя сильным и поверить в себя. Или же можно показывать себя плохим, чтобы другие чувствовали себя хорошими. (В какой-то степени, между прочим, это происходит и с читателями). И как далеко можно зайти за грань, сохраняя в себе при этом часть хорошего человека. «Если переступишь раз какие-то границы — то будешь переступать их и дальше». Не важно, что это будет, — алкоголь, наркотики, секс, или что-нибудь еще. Назад можно и не вернуться.

Как можно понять из всего выше написанного, есть в книге над чем подумать. А есть и довольно смешные и просто любопытные эпизоды. Хотя если вы человек тонкой душевной организации и ну очень хорошо воспитаны, то все же лучше вам обойти этот роман стороной.

В конце хочется отметить, что у Паланика «Бойцовский клуб» и «Колыбельная» мне понравились все-таки больше «Удушья». Но это совсем субъективные впечатления, обосновать которые логически я вряд ли смогу. Интересно будет посмотреть, что же получится из экранизации.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это уже не эпатаж. Это профессионализм хирурга, который срезает скальпелем гниль повседневной жизни, вырезает набухшие гнойники мелких бытовых проблем, удаляет нарыви психческих расстройст и сексуальных фатазий, обнажая при этом девственно чистую философию обычной человечности. Будьте людьми, преодолейте гниение собственной души — и даже если вы не сыны Божьи, вам воздастся.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Да не про секс эта книга вовсе и не про рехнувшихся «медсестёр». А про одиночество в огромном мире... Которое сквозит меж страниц.

Глубокий, сильный роман. Наверное лучший у Паланика.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

А вот этот роман на сегодняшний день для меня — лучшее, что есть у Паланика (из трёх мной прочитанных). И наверное всё дело в том, что здесь автор немного отходит от уже привычной нам схемы — от призывов разрушить мир существующий и истребить современную цивилизацию в том виде, в каком она есть сейчас.

Мне кажется, что здесь автор больше упирает на диагностику, на описание симптоматики болезней нашей современной цивилизации. Недаром его главный герой в романе довольно близок медицине и постоянно в романе мелькают разные диагнозы, диагнозы, диагнозы, конечной точкой которых является смерть, смерть, смерть. Такое ощущение, что на самом деле автор ставит диагноз всему нашему миропорядку и мироустройству.

Ну, понятное дело, что тут вам и секса будет разного, и ненормативной лексики, и не всегда аппетитных картинок. Но это для Паланика скорее норма, и потому уже перестаёт раздражать и заставлять остро реагировать на эти изгибы неформата. Так что не слушайте автора, который в первой строке романа пытается разубедить читателя в его намерении прочитать этот роман — вероятнее всего Паланик немножко кокетничает :-)

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ну что мне делать?! Плеваться или гладить по головке? Ну давайте сначала по головке...

Паланика следует отметить, как автора умеющего очень глубоко проникнуть в человеческую душу. Автор не просто пытается показать, что человек думает, даже не просто что он хочет, а то, что он хочет хотеть. В «Удушье» ему удалось сделать то, что удаётся редко кому: прописать образ Антихриста (Виктор) без чертей, экзорцизма, заклинаний и прочей мистики. Виктор даже боится, чтобы кто-то просто считал его порядочным. Всё, даже доброе, что он делает для людей, обращается для них во зло. Это как бы спасение наоборот: человек хочет не чтобы его спасали, а спасать самому, он желает не смирения, а казаться героем. Именно КАЗАТЬСЯ героем, а НЕ БЫТЬ им. И Виктор своим обманом предоставляет им это. Все в этой книге: Ида Мачини, Пэйдж, Виктор со своими нарисованными картами, лорд-губернатор со своей исторической фантастмагорией и другие пытаются разрушить реальный мир и жить в мире фантазий. Казаться, а не быть. Это философия современности. Философия Антихриста. И что? Иллюзия каждого из них разрушена и никто не обрёл счастье.

Дэнни же идёт другим путём. Он постоянно приносит в вымышленную колонию что-то из реальной жизни: газету, жвачку. И пусть его за это накажут! Наплевать! Потом появляются камни. Камни, как символ материального. Он пытается что-то строить. Не знает что, но всё же созидает что-то реальное. И это преображает его, как физически так и духовно. Он не герой, и быть им не желает. Но именно Дэнни в конце «подтирает нос» Виктору, Дэнни становится его Спасителем, символом Нового Христа. А Виктор так и остаётся лежать в своих фекалиях на своей четвёртой ступени. Не выше... Итак, не смотря на всю абсурдность современности, путь к счастью остаётся таким как и две тысячи лет назад: созидать, а не разрушать, быть смиренным, а не героем, быть добрым, а не казаться им. Вот так.

А теперь пару плевков. Ну-у-у пару... тысяч плевков в адрес автора. Замечательно продуманный замысел, множество глубоких аллегорий... Но зачем это всё было помещать в рамку столь омерзительной пошлости? Я понимаю, что для создания фона произведения, для иллюстрации картины идеологии полного саморазрушения современника некоторые грязные детали были бы литературно оправданы. Я даже не против обезьяны с каштанами и теории рождения Виктора. Но автор же превратил всё в порнографическую книгу. Целыми главами описан сам процес абсолютно физиологически нереального коитуса. Что автор хотел добиться этим в серьёзной книге? Шокировать читателя? Такими вещами давно уже никого не шокируешь. А испортить удовольствие от прочтения можно. Если бы не этот ляп, то книгу можно было поставить выше «Бойцовского клуба». Это было бы своеобразное Евангелие от Паланика. А так... А так — ЭТО ТАЛАНТ, ПОХОРОНЕННЫЙ В УНИТАЗЕ. Думаю, Паланику бы понравилось это сравнение...

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман вызвал у меня чувства неоднозначные и сумбурные. С одной стороны книга рассказывает об истории зависимости, но с другой очень сильно рассматривает вопрос «Как не поступил бы Иисус?», но... Прекрасный стиль написания и манера повествования автора собрали две идеи воедино!

Я восхищен творчеством Паланика. У него новая книга — новая идея. И «Удушье» взорвала мне мозг даже после прочтения «Невидимок» и «Бойцовского клуба». Персонажи в романе очень реалестичны. Больше всего запоминается Дэнни, этакий архитектор-любитель со склонностью к мастурбации.

Роман понравился. Очень легко его недооценить и очень трудно переоценить.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Одна из лучших, отвратительных, красивых, мерзких и с изуметильной идеей книга!!

Я тут процитирую Dune :«Здесь главный герой является сексоголиком (сдвинут на сексе), ходит в клуб себе подобных, где они все пытаются избавиться от зависимости, а заодно и трахают друг друга». И не соглашусь. Герой — сексоголик. Да. Но ходит он в клуб себе подобных не для того, чтобы избавиться от этого, а для того, чтобы трахаться. И ничего другого. По сути стеб над теми неудачниками в комнате, когда герой прыгает с кем-то в сортире. Вот так вот.

В книге потрясающе раскрыта тема дружбы. Мы готовы сделать все, что угодно, лишь бы удержать рядом друга. Настоящего друга. А все потому, что мы не можем одни, и потому, что мы думаем только о себе. И нас всегда пугает мысль о том, как жить одному.

У книги хороший конец. И оптимистический. Вроде :). Пусть сейчас развалины. Хоть реальные, хоть душевные. Но на этих развалинах можно строить новое. Ведь старое-то уже разрушено :) И дело за малым.

Прочитать стоит.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх