FantLab ru

Эрнест Хемингуэй «Прощай, оружие!»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.95
Голосов:
364
Моя оценка:
-

подробнее

Прощай, оружие!

A Farewell to Arms

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 38
Аннотация:

Красивая и печальная история любви на фоне Первой мировой войны. Американский солдат влюбляется в медсестру-шотландку. Много коварных препятствий строит война Фредерику и Кэтрин, которые уже не мыслят жизни без друг друга. Зима задержалась, снег всё не выпадал, и австрийцы пошли в наступление, итальянцы отступают. Опасаясь расправы жандармерии над офицерами, Фредерик решает дезертировать. Во имя любви, прощай, оружие!

Похожие произведения:

 

 


Эрнест Хемингуэй. Собрание сочинений в четырех томах. Том 2
1968 г.
Рассказы. Прощай, оружие! Пятая колонна. Старик и море
1972 г.
Хемингуэй. Избранное
1977 г.
Собрание сочинений. Том 2
1981 г.
Прощай, оружие! Рассказы
1982 г.
Прощай, оружие!
1983 г.
Прощай, оружие! По ком звонит колокол. Старик и море
1986 г.
По ком звонит колокол
1987 г.
Прощай, оружие!
1987 г.
Фиеста (И восходит солнце). Прощай, оружие! Старик и море. Рассказы
1988 г.
За рекой, в тени деревьев. Прощай оружие!
1989 г.
Прощай, оружие! По ком звонит колокол
1989 г.
Избранные произведения
1993 г.
Убийцы
1993 г.
Избранное
1999 г.
Прощай, оружие!
2001 г.
Избранное
2004 г.
Избранное
2004 г.
Фиеста
2004 г.
Фиеста. Прощай, оружие! Иметь и не иметь. Рассказы. Старик и море
2004 г.
Прощай, оружие! По ком звонит колокол
2005 г.
Прощай, оружие!
2009 г.
Прощай, оружие!
2009 г.
Прощай, оружие! Вешние воды
2009 г.
Эрнест Хемингуэй. Собрание сочинений. В 7 томах. Том 2. Прощай, оружие! Победитель не получает ничего. Пятая колонна
2009 г.
По ком звонят колокола войны. Четыре романа в одном томе
2011 г.
Прощай, оружие!
2011 г.
Прощай, оружие!
2014 г.
Прощай, оружие!
2014 г.
Прощай, оружие!
2015 г.
Прощай, оружие!
2016 г.
Прощай, оружие!
2016 г.
Прощай, оружие!
2018 г.

Аудиокниги:

Прощай, оружие!
2003 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 ноября 2013 г.

начав читать отзыв Hohmach у меня сначала глаза на лоб полезли, но уже с третьего абзаца я понял с каким «рецензентом» имею дело: упоминание о стиле, который якобы совсем не присущ Хемингуэю, меня успокоило окончательно, ибо по своей несостоятельности таков аргумент — самый сильный, который только можно было придумать, дабы показать себя совершенно несведущим в творчестве Э.М.Х. все остальные рассуждения, последовавшие далее в том отзыве, только подтвердили мой предварительный диагноз.

собственно, я не собирался этого писать, но, увидев как мало адекватных отзывов к этому роману, все-таки решил оставить свой.

Этот роман не о войне. он даже не о любви. вернее, не столько о любви, сколько о жизни вообще. о том, что в ней ничего больше не остается, кроме как избрать для себя одну-единственную достижимую цель и верить в нее, ни секунды не сомневаясь. так во всяком случае делали главные герои. они не религиозны. ты — моя религия, ночь — моя религия, — говорят они друг другу. военный сеттинг в романе — это всего-лишь катализатор его нравственной подополеки, того «непафосного пафоса», которым всегда наполнена проза Хемингуэя, помещающий персонажей в обстоятельства, когда проще всего осознать как мало нужно человеку для счастья. когда речь заходит о завтрашнем дне, главные герои постоянно говорят: иди ко мне, и давай не будем думать об этом. Такая стратегия — все, что остается человеку, желающему быть счастливым. война дает человеку понимание о действительно важных вещах: о вещах, о которых есть смысл думать. все остальное — суета сует и томление духа — о таком думать, означает заниматься глупостью. заметьте как мало ГГ думает, и как часто в романе на вопрос «о чем ты думаешь?» звучит ответ «ни о чем». ибо в этом мире не так уж много вещей, о которых важно думать. важно одно: стать счастливым. это — все к чему есть смысл стремиться.

встретившись с Кэтрин, ГГ случайно — я это подчеркиваю — совершенно случайно обрел счастье. почему случайно? потому что в жизни по-другому не бывает. да, нам кажется во всей истории есть какой-то смысл, пусть даже нам не всегда удается его уловить. но здесь все предельно просто — своим скупым резким стилем Хемингуэй постоянно это подчеркивает в своих произведениях: товарища убили. машина застряла. шел дождь. мы были вдвоем. она беременна. она умерла. я вышел из больницы и пошел в свой номер. «Это разве роман??» — спросите вы. «Это жизнь» — отвечает Хем — реальность поразительно равнодушна к нам. и если кто-то этого не понимает, то лучше уж просто не пишите свои отзывы, забросьте свои ай-пады-планшеты-ридеры за печку и возьмитесь за хорошую литературу. или постройте дом.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 апреля 2019 г.

Про что

1917 год, Итальянский фронт Первой Мировой. Американец Фредерик Генри, находящийся на службе в итальянской армии, знакомится с шотландской медсестрой Кэтрин Баркли и между ними тут же проскакивает искра...

Маршал Хемингуэй

Хемингуэй, что очевидно, вдохновлялся собственным жизненным опытом при написании романа. Американец, водитель санитарной машины на Итальянском фронте Первой Мировой, раненный при артиллерийском обстреле, отправленный поправляться в Милан и закрутивший роман с медсестрой, — всё это в равной степени описывает как автора, так и его главного героя Фредерика Генри.

Но Фредерик Генри служил в итальянской армии, был офицером и командовал подразделением санитарного транспорта. Хемингуэя по причине плохого зрения забраковали все ветви американских вооруженных сил, на войну он добрался, записавшись в Красный Крест, и был там самым обычным водителем. Как произошло повышение в звании и к чему это привело?

Эго Хемингуэя

Дальнейшее представляет собой беспочвенные спекуляции человека, прочитавшего про Хемингуэя пару абзацев на Википедии.

Главный герой романа должен был быть, как и Хемингуэй, американцем, который служит на итальянском фронте, поскольку сам Хемингуэй был американцем и не смог бы достоверно писать от лица какого-нибудь Массимо Писколи, сына сицилийца и апулийки, а размещение места действия на французском театре боевых действий было заведомо невозможно, ибо молодой Эрнест собственными глазами видел только итальянский фронт. Но при этом Фредерик Генри не мог, как и Хемингуэй, быть рядовым водителем из Красного Креста, которому армия, флот и морская пехота Соединенных Штатов дружно отказали в праве военной службы из-за состояния здоровья, поскольку, по мнению Хемингуэя, главный герой с подобной предысторией воспринимался бы как неудачник. Значит, нужно сделать его полноценным солдатом. Но не каким-то рядовым, который сидит в грязи в окопах и подчиняется всяким идиотам с погонами, нет, он должен быть офицером, который сам себе хозяин. Но здесь возникла новая проблема: главный герой должен быть американцем, но американские войска доехали до Апеннин только в самом конце войны, что означает необходимость каким-то образом сюжетно оправдать нахождение американского гражданина на офицерском посту в итальянской армии. Но Хемингуэй принимает волевое решение: никаких жалких попыток что-либо объяснять или оправдывать, чёрт побери, Фредерик Генри будет американцем с офицерским званием в итальянской армии, разговор окончен!

Эрнест против Эриха

Давайте сравним положение Фредерика Генри с положением Пауля Боймера, главного героя «На западном фронте без перемен» Ремарка, другого из двух самых известных романов о Первой Мировой.

Боймер и его одноклассники формально записались в армию добровольно, но на примере его призванных сослуживцев чётко ясно, что Боймер в армии оказался бы в любом случае, ибо такова была судьба каждого молодого немецкого мужчины в то время. Фредерик Генри, будучи американским гражданином, в итальянскую армию призванным быть не мог даже теоретически, значит, завербовался он исключительно по своей воле. Но Хемингуэй очень подло не даёт на этот факт никакого указания, тем самым создавая у читателя ложное впечатление, будто главный герой и его призванные сослуживцы находятся в одной лодке.

Боймер не мог уйти из армии, а дезертирство означало расстрел. Генри мог в любую минуту закончить свою войну: стоит ему снять форму и переодеться в штатское, как он тут же превращается в размахивающего своим волшебным паспортом американского гражданина, которого итальянцы, разумеется, ни в жисть не тронут. Поэтому действия Генри после зарождения влюбленности в Кэтрин Баркли и новости о её беременности не имеют в себе ровным счётом никакой логики, ибо Генри, которому эта война и даром не нужна, почему-то возвращается из тыла на линию фронта. Я повторюсь: Генри — американский гражданин, его подруга — подданная Британской империи, они могли просто-напросто взять и уехать в абсолютно любой момент в абсолютно любом направлении, и никто бы их не смог остановить. И именно это они после дезертирства Генри и сделали! Швейцарцам только бургомистра с цветами не хватило для организации ещё более гостеприимного приветствия.

Возмездие Хемингуэя

Хемингуэй, оправляясь от ран в миланском госпитале, влюбился в сестру Красного Креста Агнес фон Куровски, сделал ей предложение, она его приняла, но в марте 1919 года письмом расторгла помолвку, заявив, что бросает 19-летнего Хемингуэя ради итальянского офицера.

Хемингуэй впоследствии был неоднократно женат, и каждой его следующей женой была любовница, с которой он изменял своей предыдущей. Я уверен, что Агнес фон Куровски всегда была шипом в броне его уверенности, который не давал забыть, что была та, которая посмела бросить его, самого Хемингуэя! Поэтому думаю, что смерть в родах Кэтрин Баркли, медсестры, которой Фредерик Генри сделал предложение, оправляясь от ран в миланском госпитале, отчасти объясняется задетым самолюбием Хемингуэя. У Кэтрин Баркли в романе нет ровным счётом никакой личности, она есть человекоподобное воплощение подобострастия, безоговорочного подчинения и безграничного угождения объекту своего поклонения. Она и её судьба — идеальное отображение обиды брошенного жениха.

Вердикт

Один из двух самых известных романов о Первой Мировой оказался скучной любовной историей с диалогами, невыносимо огромную долю которых занимают сопли в сахаре. Из уважения к старине натяну 4/10.

Вероятность повторного прочтения: нулевая.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 октября 2014 г.

Я просто в шоке от этого произведения. Возможно я чего-то не понимаю, но те кто ставит сей опус в ряд с «На западном фронте без перемен» как минимум не правы. Книга абсолютно проходная, если не сказать большего! На всю массу текста было лишь несколько по-настоящему сильных, эмоциональных и атмосферных эпизодов

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
ранение-операционная, побег от жандармерии
, а все остальное — вода, вода и еще раз вода. При чем канализационная.

Бесконечные «сказал, сказал, сказал, спросил, сказал» несомненно «достойны» пера лауреата Нобелевской премии по литературе. Хотя в удручающей тавтологии быть может виноват переводчик? Не знаю. Но смотрелось дико. Я даже погрешил, что это первое творение Хэмингуея, ученическое, так сказать, но нет...

«Прощай, оружие» читать, конечно, можно, но никакой полезной нагрузки оно в себе не несет. Я, блин, хотел погрузиться в нечто по эмоциональному накалу сродни «Трем товарищам» того же Ремарка, но получил полевой дневничок-воспоминание, годный лишь на то, чтобы убить время, у кого оного в избытке.

По поводу любовной линии:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Это вообще жестяк! Роман позиционируется как бы про войну и любовь, а если точнее — любовь на фоне войны, но видим мы совершенно блеклое описание взаимоотношений, которые взялись из ниоткуда (автор очень уж много деталей опустил) и ушли в никуда. Концовка, где кое-кто помирает, не вызвала ровно никаких чувств. Вообще ноль!

Вывод: ладно скучно, но то что бесполезно... нет, с этим мирится как-то не охота. Мне вообще с Хемингуэем не везет. Пока самой сильной вещью, что я у него читал остаются снега Киллимаджаро, да и то без восторгов.

6/10

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 февраля 2012 г.

Предупреждаю сразу: перед началом чтения надо запастись терпением. Привыкнуть к такому стилю очень сложно, и я в первые дни не мог прочитать больше 10-15 страниц. Немного старомодный стиль вместе с неторопливым описанием будней армии, которая не воюет. Есть, правда, такая особенность: когда идёт диалог, то читать действительно сложно; а когда дело доходит до описания, то тебя захватывает не на шутку. Казалось бы, про что тут вообще можно написать и для чего? Я тоже так думал примерно до последней трети романа и только тогда понял, что всё далеко не так просто.

Полевой врач из США стоит на службе итальянской армии. Первая Мировая война сотрясает мир, но наш герой её почти не видит. Наступление идёт неторопливо, сражений почти нет. Беспечная жизнь, дружеские подколки, бордель, выпивка. Лишь только шофёры говорят, что война – зло и они устали от неё. И хотя главный герой не говорит это открыто, становится ясно, что поначалу он не верит и не понимает их. Действительно, но как можно согласиться с утверждением, что для того чтобы война закончилась, надо чтобы одна из сторон просто перестала воевать? А как же честь, достоинство и ваши дома? Быть того не может, чтобы увидев опустившего руки врага, другая сторона тоже перестала воевать и бросила бы дело на полпути! Но итальянцы народ упёртый и их сложно переубедить.

Роман действительно антивоенный, хотя с первого взгляда и не скажешь. Вообще тут ни о чём нельзя судить с первого взгляда. Антивоенная тематика постепенно развёртывается на протяжении всего произведения и где-то ближе концу, на контрасте, ты начинаешь сводить доводы автора и видеть чёткую картину. Тоже самое происходит и с персонажами: ты начинаешь понимать тех персонажей, который вначале казались странными, непонятными и неприятными. Ты им не сопереживаешь, но понимаешь причины их поведения. И так дело обстоит со всеми персонажами, кроме совсем уж малозначительных, которые появляются буквально на мгновения и тут же исчезают. Что характерно, чаще всего это обычные люди, далёкие от войны и высшего общества. Особняком стоит разве что священник: на мой взгляд, автор не до конца проработал его, так как ближе к концу он стал совсем безликим.

Но сопереживать сложно и по другой причине. Повествование ведётся от лица главного героя, и он на протяжении всей книги удивительно безэмоционален. Он не даёт категорических оценок чьих-то действий. Он скорее констатирует факты и ничего более. Аналогично поступают и другие персонажи. Поэтому роман не вызывает каких-то эмоций и, скорее располагает к вдумчивому прочтению и дальнейшему рассуждению, чем к развлечению или получению знаний о той эпохе. Правда, совсем без вспышек не обошлось. Конец романа вышел очень эмоциональным и напряжение просто зашкаливало.

В итоге получился роман, который состоит из сплошных противопоставлений тех или иных героев, аспектов жизни и даже стран и городов.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 декабря 2016 г.

«Прощай оружие» — не потому, что война кончилась. Просто главный герой дезертировал. Роман под стать названию: в гораздо большей степени пересказ нескольких лет жизни одного человека, чем попытка осмыслить происходящее вокруг.

Казалось, что читаю хорошего блоггера, который честно постит предельно откровенный отчёт о каждом дне своих приключений. Разумеется, в центре внимания — его впечатления, тогда как глобальные вопросы отодвинуты на второй план.

Первая Мировая здесь грустным фоном из слякоти, дешёвого кофе, казарменных шуток, публичных домов на постое, марширующих по жиже шеренг, нелепых смертей и череды военных манёвров, которые нужны офицерам, чтобы передвинуть линию фронта, а солдатам не нужны вовсе. Солдаты выполняют приказ.

Молодой американец по имени Фредерик воюет за Антанту на итальянском фронте. Руководит группой из нескольких шофёров, вывозящих людей, которые не могут идти сами. Зачем? Воюет и всё. Хотя морального долга перед итальянцами и вообще Союзниками у ГГ нет.

Хемингуэй на самом деле воевал в Италии. Ему даже, как и главному герою, оперировали колено в миланском госпитале. Так что роман автобиографический; вопрос только, в какой степени: где правда, а где вымысел. Действительно ли Хэм дезертировал, а потом бежал через всю Италию, и его чуть не застрелили, а потом он нашёл свою возлюбленную, и они попытались пересечь границу Италии?

Даже если нет, написано так, что веришь; рассказано так, как обычно рассказывают правдивые люди о своих приключениях. Отсутсвует мишура типа «я почувствовал душевное томление и мои губы потянулись к её губам» или «гнев, сдобренный горечью ударил мне в голову и мой дрожащий палец спустил курок». Нет нарочитых рефлексий, которые часто выглядят ну очень фальшиво. Я пошёл. Я сделал. Это был мой выбор. Фредерик просто рассказывает о своих поступках и поступках других людей, не пытаясь оправдывать или оправдываться или обвинять. Или даже оценивать.

Может быть, не всем придётся по душе подход писателя: внутренний голос героя — крайне прозаичен, скуп на эмоции и анализ происходящего; диалоги рубленые. Но почему-то именно такие реплики «звучат» в голове, когда читаешь; кажется, что тот или иной человек должен был ТАК именно сказать или просто повторить фразу собеседника. Помните, когда герой беседует с Кэтрин — в Милане или уже в Швейцарии? Эти все «Мы же и так муж и жена, милый?»… Вроде бы ужасная банальность, но через диалоги удивительным образом раскрываются их отношения.

А ведь в начале, когда завязка, и американец только знакомится с шотландкой Кэтрин, Хэм просто пишет что-то вроде «Я понял, что люблю её». И всё. Или когда машина одного из людей под началом героя забуксовала, а сержант, которого они везли с собой, и который всех их ненавидел, вместо того, чтобы помочь вытащить машину, бросился прочь, и один из шофёров выстрелил в него, убил — Хэм тоже не даёт никаких разъяснений, никаких авторских субтитров. Читатель может подумать над этим эпизодом, вспомнить, как пламенно шофёр-убийца, сидя в окопе с американцем, говорил про социализм, про «солдат и офицеров»; вспомнить, что до этого делал и говорил сержант и найти мотив — или не найти, но «подсказок», назиданий не будет.

И весь роман такой. Как набор сюжетов очень хорошего блоггера, извините уж за самоповтор. В событиях нет никакой «логики», никаких подготовленных поворотов. Вспомните те места, где герой смотрит за скачками или играет на бильярде со старым графом, который говорит ему о ложной мудрости стариков. Зачем нужны эти сцены, можно было бы спросить? Просто это часть истории героя. Некто записал её от первого лица; будем считать, он сам, в очень правдивой манере, не навязывая какое-то «правильное» восприятие.

Конечно, одна из великих целей Литературы — раскрыть душу человека, чтобы найти мотивы его поступков, вытащить их наружу сверкающим писательским скальпелем, как это делал Достоевский. Но у Хэма совсем другой подход: он просто рассказывает, как было дело, а препарировать оставляет нам, если, конечно, захочется. И это тоже по-своему хорошо.

Да, друзья, по-видимому, я уже начал «закапываться» в отзыв, он ведёт меня в дальние дали, а я иду за ним, словно поляки за Сусаниным. Пора заканчивать. Очень хочется «поймать» особый метод писателя, передать ощущение от прозы Хэма «в общем», потому что она меня очень взбудоражила и впечатлила, но это, как выяснилось, нелёгкая задача.

Уйдя в тонкие вопросы, совсем забыл отметить необычайно точный стиль Хемингуэя там, где он описывает жизнь в заснеженной альпийской деревушке или страшные минуты в окопе, когда над тобой рвутся снаряды, или залитую Солнцем улицу большого города в утренний час. На первый взгляд написано очень сухо, очень лаконично, но почему-то трогает, задевает за живое, рождает образы.

Всю книгу огорчала жизненная бесцельность Фредерика Генри. Он словно плывёт по течению. Сначала пошёл воевать на итальянский фронт, хотя, вроде бы, никогда не понимал, зачем (ради свежих впечатлений?); дезертировал, потому что к этому подтолкнула некая череда случайностей (захотелось к любимой и подальше от чёртовой мясорубки?); бежал, когда преследовали; ходил в бордель, когда все ходили, а на утро «счищал с себя публичный дом зубной щёткой». Такой вот милый порядочный «англо-саксонский бэби». Неправильно мягкий, на мой взгляд. И, Боги, сколько он пьёт! В каждом эпизоде — мартини, граппа, шампанское, капри, виски, коньяк… Ужас-ужасный. А откуда у героя деньги на всё это добро, да на фешенебельные гостиницы? Ну, конечно, присылают богатые родственники!

Как бы то ни было, роман хорош и его стоит прочесть хотя бы из-за точного, блоггерского, честного стиля Хемингуэя.

P.S. Почитал, что люди пишут про книгу. Действительно, в конце героя «прорвало» на длинный и очень тяжёлый внутренний монолог. Но это скорее исключение.

P.P.S. Перечитаю лет через десять.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 июня 2017 г.

Люто прекрасная книга!

Роман, рассказывающий о самых жестоких вещах на свете (мировая бойня с миллионами погибших) и при этом являющийся литературным шедевром. Для мня соль книги заключена в афоризме, который пришел в голову Фредерику Генри — ГГ романа — незадолго до окончательной жизненной катастрофы: «Мир ломает всех, и многие потом только крепче на изломе. Но тех, кто не хочет сломаться, он убивает.» Однако, как показывает финал романа, иногда мир убивает и тех, кто сломался.

Эту книгу я впервые прочитал около двадцати лет назад, будучи юношей. И тогда меня больше интересовала фабула книги. Она интересна, как только могут быть интересны рассказы о любви и войне. Кстати, тут Хэм изобрел схему, по которой потом было написано много прекрасных военных книг. Война — ранение — тыл — любовь с сестричкой в медсанбате — возвращение на фронт — гибель. Эту схему потом эксплуатировали и Ремарк, и Григорий Бакланов и другие. Но не в ней суть. И идеологии тут тоже немного, ее больше теоретики из СССР в роман вкачали.

Для меня сейчас было важнее, как роман написан. За прошедшие после первого чтения десятилетия я увлекался и Керуаком, и Буковски, и Бротиганом. И другими минималистами. И совершенно забыл о том, что начинателем в этой славной традиции был именно папа Хэм. Но в отличие от последователей у него каждое слово на вес золота. Видимо потому, что тогда он от руки писал. И вычеркивал. И переписывал помногу раз. Это очень чувствуется. Действительно, ощущение айсберга наступает. Текст сверхплотный, хотя и прикидывается легким и пушистым, как не скатанный снежок.

И конечно, никаким реалистом — в 1920-х — Хемингуэй не был. Роман ярко модернистский и по идеоглогии (все потеряно и нужно искать новые идеалы) и по тому как написан — поток сознания и т.п.

Так что рекомендовать можно всем, кто интересуется модернизмом 20 века и хочет прочитать настоящий литературный шедевр. Его читать все равно, что какую-нибудь галерею Уфицци посетить. Это очень важный вклад в мировую культуру.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 июня 2016 г.

Главное, что есть во всех произведениях Хэма, — печаль.

Печаль по уходящей жизни. По каждому уходящему дню жизни. По людям, которые были рядом. Печаль по любви, что была в те дни — если она была. Если ее не было, то печаль по тому, что ее в те дни не было. Печаль по прошедшим хорошим мгновениям жизни. По холодному свежему воздуху из окна, когда в комнате душно. По ледяной чистоте вермута туманным утром в маленькой гостинице в горах. По скачкам, по азарту. По ощущению победы, когда выигрываешь. По ощущению жизни, когда проигрываешь. По голоду и утолению голода. По женщинам, которых знал. По женщинам, которых знал не ты...

Кстати, о выпивке.

Герои Хэма всегда пьют. При каждом удобном случае.

Я им немного завидую. Честное слово. Можно пить, можно не пить. Но иногда кажется, лучше пить — чтобы прощание с уходящим днем было не таким печальным.

Я раньше пил очень мало и редко. Никогда в одиночку, всегда только в компании.

Не то, чтобы я сейчас сожалел об этих днях, когда я не пил.

Но я был очень печальным. Это точно. Гораздо печальнее, чем мог бы быть.

P.S. Прекрасный роман.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 марта 2016 г.

Довольно простое как в плане сюжета, так и в излогательном плане творение, созданное прекрасным мастером своего дела Эрнестом Хемингуэем.

И знаете, можно было бы даже спокойно сказать, что не прочитав сие его произведение вы ничего не потеряете, коль бы не одно НО. «Прощай оружие» — это драма человека, который просто хоть жить и радоваться жизни, притом он не желает считать за Жизнь бессмысленное Существование, которое обуславливает ему война, чин, бесконечные нападки товарищей по делу, знакомых и прочее-прочее. Его вожделением является любовь, с которой он и хочет остаться на все те года, что ему уготованы — и это правильно. Эрнест в обыденном показывает самое важное. Он в заботе и благополучии обоих любящих друг друга заставляет читателя рассмотреть взаимоотношения как признак беспринципно искреннего счастья.

Вместе с тем, несмотря на своё название, повесть не содержит в себе ярого антивоенного настроя, которого я, честно, ждал. Нет. Война здесь отображается как рутина со стороны высших чинов, что редко идут в бой но часто получают награды, а также как безапелляционное зло всему людскому — то есть так, как и требуется отображать межгосударственные конфликты. Страшные сцены насилия и бесчеловечности граничат с почти однозначной карикатурой, которую трудно воспринять как правду, но которая таковой является. Посему главные герой и пытается сбежать от сего столь ему противного, столь статичного и жестокого, вместе призывая к подобному и читателя, хоть и не так явно, как того хотелось бы, ибо потенциал на это есть.

Зато крайне ярко и выразительно отражены здесь будни радостной жизни. Часы любви и взаимоподдержки — в чувства, что теплятся в двух влюблённых, ощущаются взаправду и не терпят какой-либо критики, ибо именно на описание совместной жизни Хемингуэй потратил довольно много листов сего не сказать что большого творения, порождая в душе читателя даже некое вожделение и любовь к странам северной Европы, которые лично мне крайне импонируют, почему так явственно и сильно укоренились в моей памяти данные образы.

Однако Эрнесту здесь следовало бы сильно поработать над диалогами, ибо взаправду «живые» сцены иногда граничат с неким невыразительным информационным потоком, которым обмениваются герои, повторяя ранее сказанное и зачем-то озвучивая не относящиеся к теме детали, не то что не уделяя им внимания, а абсолютно словно их и говоря — так, внешний шум. Но он чувствуются и ощущается как нечто лишнее, что не совсем хорошо.

Однако это меркнет когда читающий доходит до концовки — сильная, безукоризненная точка в истории человека, осознавшего, что за радость в истинной Жизни следует платить, что нет одной лишь Вальгаллы в реальном мире, особенно когда ты сам «отрёкся от своего меча». И пусть даже отречение было правильным поступком, всё равно мир вокруг — это место, где необходимо сочетать как и труд над своим благополучием, так и само благополучие, которое просто так достаться человеку не может, а коль досталось, помните — вас ждёт нечто похуже, чем могло представлять из себя кропотливое выращивание своего счастья.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 марта 2018 г.

Классика жанра... читать обязательно... Лучше бы и не читал. Ожидал что-то вроде «На западном фронте без перемен», а получил крайне сопливую мелодраму. 15% скудно описанной войны (мы ели это, мы пили то...) и очень много каких-то совершенно нечеловеческих диалогов с любимой. Правда так кто-то разговаривает?

Если бы не финал романа, поставил бы вообще 5 из 10

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 января 2015 г.

Роман по своей сути антивоенный, показывающий, что война представляет собой бессмысленную бойню. Два главных героя, военный врач американец Фредерик Генри и сестра милосердия англичанка Кэтрин Баркли, как две песчинки захвачены ураганом Первой мировой войны. Они любят друг друга и в своей любви находят прибежище от окружающего их мира. Но любовь героев романа пронизана предчувствием надвигающейся катастрофы. Кэтрин говорит Фредерику: «Мне кажется, с нами случится всё самое ужасное». Хотя Фредерик спасается от ужасов войны, вынужденно дезертируя из итальянской армии, избегает расстрела, и бежит с любимой в нейтральную Швейцарию, где они наслаждаются любовью и миром, — рок настигает их. Кэтрин, произведя на свет мёртвого мальчика, сама вскоре после родов умирает. Сцена прощания в госпитале, описанная в финале романа, не может тронуть только очень чёрствых людей. Фредерик после всех перенесённых мытарств остаётся один. Как писал сам автор в предисловии к роману, книга получилась трагической, так как он считал, что жизнь — это вообще трагедия, исход которой предрешён. На мой взгляд — это основная мысль романа. Итого, роман неоднозначный, но мне очень понравился. Вердикт: к прочтению рекомендую.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 августа 2011 г.

Не понравилось. Читал после «По ком звонит колокол» и «Старик и море». На фоне этих двух шедевров выглядит блекло. Хотя в памяти до сих пор и остаются некоторые сцены, такие, как расстрел офицеров при отступлении.

Вердикт: читать можно, но только для общего развития.

Оценка: 6


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх