FantLab ru

Виктор Пелевин «S.N.U.F.F.»

S.N.U.F.F.

Роман, год

Перевод на английский: Э. Бромфилд (S.N.U.F.F.), 2016 — 1 изд.

Жанровый классификатор:


 Рейтинг
Средняя оценка:8.16
Голосов:1080
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Дамилола Карпов — боевой пилот и видеохудожник. Он живёт в гигантском офшаре Бизантиум, нависшем над просторами Оркланда, словно чёрное солнце, и его дистанционно управляемая видеокамера, оснащённая пушками и ракетами, наводит ужас на орков в дни священных войн и мирных промежутков между ними. А Грым простой орк, едва успевший окончить школу, он живёт в грязи и свинстве оркской столицы Славы и многого не понимает в устройстве миропорядка. Но их судьбы таинственным образом связаны войной и любовью, двумя составляющими снафов, объединивших кино и новости в единую жертву, которую люди приносят Маниту...

Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 365

Активный словарный запас: средний (2819 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 73 знака, что немного ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 22%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
Интерпресскон, 2012 // Крупная форма (роман)

номинант
Бронзовая Улитка, 2012 // Крупная форма

номинант
Странник, 2012 // Необычная идея

номинант
Портал, 2012 // Крупная форма

номинант
РосКон, 2013 // Роман

Похожие произведения:

 

 


S.N.U.F.F.
2012 г.
S.N.U.F.F.
2012 г.
S.N.U.F.F.
2013 г.
S.N.U.F.F.
2014 г.
S.N.U.F.F.
2014 г.
S.N.U.F.F.
2015 г.
S.N.U.F.F.
2017 г.
S.N.U.F.F.
2018 г.

Аудиокниги:

S.N.U.F.F.
2012 г.
Собрание сочинений
2016 г.

Издания на иностранных языках:

S.N.U.F.F.
2016 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 марта 2018 г.

Удивительно, как в одной книге Пелевин сумел объединить в одной книге философию и фантастику, жесточайший стёб (именно так, даже сатирой это не назовёшь) и пародию на современность, описание общественных отношений и глубоко личных чувств... и много чего ещё.

В романе наряду с довольно динамичным сюжетом рассматриваются глубинные вопросы: Кто я? Что есть я? Зачем я и для чего мы? Что нами движет? Как на нас воздействует информация? Что определяет наши ценности? Да, этим вопросам, наверное, тысячи лет но, думается, их актуальность будет вечной — до тех пор, пока человек существует как вид в нашем с вами понимании. Вопросы эти поднимаются как в форме философского описания и обсуждения, так и в виде того самого жесточайшего стёба. Причём, во втором случае, мат совершенно не опошляет, а очень органично вписывается в повествование, добавляя новые краски.

И ещё (а, может быть, в первую очередь) это роман о любви. И пусть любовь эта не совсем такая, о которой мы говорим и читаем в большинстве книг, но, всё же, это именно любовь и ничто другое.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 февраля 2018 г.

Я Пелевиным не избалован, прежде читал только «Generation П» и пресыщенности не испытываю. Наоборот, этакое голвокружение от высот, на которые меня вознесли, и глубин, в которые меня окунули. Знаете, любой автор посчитает успехом, если ему удастся написать годную антиутопию. Пелевину удалось, но для него это — не самоцель, а всего лишь фон для описания нашей действительности — какой она может стать, если всё пойдёт как идёт. БигБиз, Антихрист-Маниту, Еврайх, Би Гбен, офшар... Пелевин не просто выстроил мир, он придумал для него язык, да ещё разбил его на диалекты. Но и игра с языком для него не самоцель, а всего лишь средство. Средство, чтобы мы взглянули на наше настоящее со стороны. Чтобы осознали, как много в нём абсурдного, и откуда всё это происходит.

Толкиен выстраивал свой мир всю жизнь. Пелевин делает это регулярно для очередного романа. Проникнитесь потенциалом автора!

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 февраля 2018 г.

Можно снова сказать: один из лучших романов Пелевина! Но слишком уж их у него много — лучших. И конечно масса кинжальной мудрости, которую хочется тут же выписать, запомнить и никогда не забывать. Если проецировать этот вполне законченный мир на текущую реальность, то ясно видится «противостояние» между условным Западом, который наконец-то дорос технически до осуществления своей давней мечты — покинуть грязную грешную Землю — и Украины, всё ещё идущей долгим вековым путём перманентного майдана. Получилось довольно забавно и весьма правдоподобно. Слившиеся с природой орки-урки-укры под патронажем старших цивилизованных братьев, занятых привычными бытовыми мерзостями, но при этом, конечно, не забывающих стоять насмерть за свободу и демократию. Не у себя, разумеется, — у орков. В общем, толстая, очень толстая, но очень злободневная (даже сегодня, через 7 лет) сатира Виктору Олеговичу опять вполне удалась. Хотя бы это:

- Почему технологий нет? — яростно спрашивал приезжий с юга. — Даже тех, которые сто лет назад были. Что это такое, как ни диверсия?

- Зачем диверсия. Тут и диверсии никакой не надо. Во-первых, у нас считают, что инженер — это низшая каста. А герой нашего времени — это вертухай с хатой в Лондоне. Или какой-нибудь филологический говнометарий, которого в университете семь лет учили фигурно сосать у кагана.

Ну разве это не прекрасно? В одном коротком диалоге вся суть времени без всякого Кургиняна.

Однако есть тут и изюминка: помимо раскрытия «высших секретов лётного мастерства» эта книга ещё и о «глубочайших тайнах женского сердца». И последнее, конечно, куда захватывающе, чем орки, вечно живущие в говне и бесконечно умирающие за свободу.

«Женщина — это волшебный цветок, при взгляде на который с вами должно случиться умопомешательство, достаточно сильное для того, чтобы подвигнуть вас на тяготы деторождения». Вот оно. 55-я станица. Здесь начинается Роман, а Утопия становится фоном. И роман этот восхитителен, если вы конечно не школьник, влюблённый в соседскую Машку. Тогда читать это не нужно, потому что «СНАФФ» — это дотошное и медицински выверенное препарирование «любви». Психо-физиологическая инструкция для тех, кто хочет избавиться от приступов всегда внезапной и болезной, или хотя бы понять, как это работает (что, наверное, одно и то же). Тот факт, что для столь непростой задачи выбрана идеальная женщина — сура — лишь добавляет огонька, пикантности и неотвратимости приговору: твоя любовь — это всегда ты и только ты! И ничто не изменит данного факта.

Рекомендуется для плохо переживших последнюю любовь (будь она успешной, безответной или внезапно закончившейся), а также для лиц намного старше 16-ти.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 августа 2017 г.

Как раньше было просто. В том числе и сама простота. Ведь были лишь один язык, одна вера, один пантеон богов и система ритуалов для поклонения им. Одна идентичность, одна ментальность и одна история, рассказываемая вечерами у костра. С одним героем и одним подвигом. И была только одна реальность, или, во всяком случае, одно наиболее реальное представление о ней. Точнее, наиболее простое.

А потом, спустя тысячелетия, настали дни странствий и переселений. А вместе с ними и метаморфоз. Открытий, войн, разных языков и народов, Великих Книг. Великих Идей. И когда-то одна история, рассказываемая у одного костра, о Герое и его Подвиге, трансформировалась и преобразилась, приумножилась обрела новые черты. Теперь она превратилась в несколько базисных сюжетов и сами эти сюжеты, доносящиеся до нас сквозь века и прямо сейчас из сказок, мифов, священных писаний, рассказов и романов, игр и книг, сериалов и фильмов. И вот теперь, спустя столько столетий и поколений, все эти тысячи версий одной истории, основанные друг на друге, в Информационной-Постиндустриальной Эпохе переплетаются и смешиваются с новыми историями из уже не одной, а разных реальностей. Реальностей, которые все дальше уходят от той изначальной и простой ее версии, ее видения Первыми Людьми. Лишь симулякры симулякров, сплошные знаковые системы, воздвигаемые на уже имеющихся. Поэтому неудивительно, что в рамках так называемой Литературы, в результате жанровой эволюции, скрещивания, гибридизации и селекции, от классицизма с романтизмом и реализмом через модернизм, возник постмодернизм. Ибо только литературе постмодерна посильно разгрести и систематизировать все культурное наследие человечества, свести разрастающийся информационный хаос с множеством интерпретаций к чему-то. Постмодерн в литературе — это Конечный Библиотекарь, Великий Классификатор текстовых комбинаций, начинающихся от полузабытых мифов островных народов и оканчивающихся творениями мировых классиков и современной беллетристикой. И секрет упорядочивания кроется в авторском ключе, который писатель-постмодернист передает читателю, меняясь с ним ролями и давая ему возможность найти свой вариант реальности. А лучше всего ковать эти ключи, чуть ли не штампуя их, получается у Виктора Пелевина.

Получается не только из-за того, что он отличный писатель и рассказчик, один из лучших современных российских сатириков и прозаиков, умело и изящно передающий проблемы из обычного обывательского жития на бумагу на ровне с глобальными кризисами и нерешаемыми вечными вопросами, но и из-за, собственно, самого ключа. Ведь ключ этот — универсальный. Во всех имеющихся смыслах. Даже в самом понятии «универсальности». Ведь, как истинный постмодернист, Пелевин предлагает не только качественный юмор, пародию, иронию, красивые и запоминающиеся цитаты, элегантные переходы от одного жанра к другому. Он предлагает выход из мыльного пузыря хаотичного переплетения многообразий символов и цифр, а именно отказаться от реальности. Что с большой буквы, что с маленькой. Что реальности социума, что и реальной («реальной?») реальности. Что реальности текстов, что реальности текстов, основанной на других текстах. Ибо как писал сам Виктор Пелевин, еще в романе «Чапаев и Пустота», реальность лишь в голове. В сознании. А сознание состоит из набора культурных схем и шаблонов поведения и восприятия, привносимых из реальности. Поэтому проходя через эти искусственные, а также естественные органы чувств, от Реальности или реальности, той самой, истинной и единичной, не остается ровным счетом ничего...

...Именно это доносит незадолго до финала романа Кая, очень качественная и высокотехнологическая секс-игрушка пилота-оператора Дамилолы Карпова, своему владельцу. При этом ставя его и читателя не только перед проблемой «философского зомби», высокого искусственного интеллекта и парадокса китайской комнаты, но и перед вопросом реальности бытия и собственного «я». Ведь в этом очередном книжном мире Пелевина, в принципе, как и всегда у него, трудно найти что-то настоящее. Крах прошлого, нашего «нового», мирового порядка из-за окончательного смешения информационных правды и лжи (приведших мир к асфиксии в художественно-новостной удавке), постановочные войны и убийства, Маниту, бог, состоящий из экранов и денег, творцы, которые не творят (сами называя себя таким сладко-звучащим словечком, как «сомелье»), выдуманные истории и культуры целых народов (работа ребяток из офшара похлеще и порадикальней будет, чем у азимовских психоисториков), ради удовлетворения тяги к сексуальным и убийственным жертвоприношениям нью-эйджеского божества продвинутых и изнеженных богачей сверху. И, в конце концов, черт, порнуха, которая представляет собой запись просмотра записи порно! Что за чудовищный симулякр... И в сменяющих друг друга сюжетных линиях о судьбах Дамилолы, Каи, Грыма, Оркланда-Уркаины и офшара Бизантиума, с политическими аллюзиями-предвидениями о России и Украине Пелевина и историческими экскурсами (и, разумеется, историческими аллюзиями и политическими экскурсами), читатель видит, что культуры, что человеческая личность (так называемое «я»), что реальность — все они состоят из кирпичиков шаблонов, стереотипов и структур. Из одних и тех же, общих для всех моделей общества, кирпичиков. И Кая, как и Чапаев из другой книги автора, как и другой писатель, американский брат Виктора, Филип К. Дик, говорит нам если и не разрушить, то хотя бы выглянуть за Черную Железную Тюрьму, которую мы кличем Реальностью. В Пустоту, которая и является истинным миром. Девственным, правдивым, честным, счастливым и незапятнанным страданиями. Во Внутреннюю Монголию. В счастье. Туда, где можно создать свой мир и найти себя самого.

«S.N.U.F.F.» Виктора Пелевина — это такой же очередной шедевр, как и его «Чапаев и Пустота», во многом похожий на него, но скорее лишь дополняющий и расширяющий данное классическое произведение новой российской литературы (а также добавляющий еще несколько глав в огромный пелевинский же метароман, состоящий из всего его творчества). С оригинальными крылатыми фразами и выражениями, очередными интересными размышлениями и аллюзиями на современный мир, заставляющие задуматься и посмотреть в другом направлении. С увлекательным сюжетом, живыми героями и чарующим юмором. И идеей всесокрушающей и побеждающей Пустоты, которая, как-таки и в «Чапаеве и Пустоте», одержит верх над симулякрами насилия и страданий. Идеей, которая должна побудить тебя, читатель, не к индуистско-буддистским паломничествам или искать иллюзорные высокие замки, а к тому, чтобы задуматься над содержанием собственной жизни. А именно перестать принимать регулярные дозы дозволенного в клетке СМИ-правительства-общества и продолжать бесконечный бег в их кабалическом колесе, а начать мыслить, обрести независимость и начать творить свой собственный мир и своего собственного себя.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 июля 2017 г.

Сравнивать Грыма с «Парнем из преисподней» некорректно:

- во-первых, «наверх» его Хлоя вытащила,

далее — не доброволец даже, а призывник, не говорю уж о сцене в'езда армии во «Врата Победы» — тут уж он вообще «выродок» из «Обитаемого острова» ;)

забавное созвучие: поляковский «Δемгородок»: да не сошелся же клином свет на рюриковичах! раскопали в Канаде потомицу по прозванию «Синеусофф» — это похоже на «синьюс» (CINEWS INC)

Λично мнео-т во всем этом, извиняюсь, «нарративе», бóльше всего нравится беседа Грыма с жрицей верхнего манитуизма (мувизъма;)

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 апреля 2017 г.

Матрёшка, многоэтажка, пещера с несколькими уровнями и ответвлениями ходов... подобных сравнений может быть много и разных.

Потому что это и в самом деле если не матрёшка смыслов и тем (всё-таки в матрёшке идёт погружение внутрь), то тогда несколько пещерных закоулков.

Ну, ясен перец, что на поверхности лежат фантастика, постмодернизм и антиутопия.

Как говорится, доказательств не требуется.

Модель общества будущего, возникшего в пост_ядерную эпоху.

Вариации на тему «Как оно может быть, в случае, если...»

Социософия, социальная философия — включающая своеобразное исследование-рассуждение о природе и сути женщин вообще и в частностях.

И тут же взаимоотношения полов в разных вариантах и морально-этическая нагрузка в придачу — вечный вопрос «Что такое любовь?» и вся эта животрепещущая тема.

Кто кого любит и кто кого имеет и в каких вариантах и ракурсах...

Прикосновение к модной и глобальной в своей сути теме «Информация» как таковой и к нюансам взаимоотношений между ею и людьми — кто тут правит бал, кто кого рулит?

Не то мы выхватываем из информационного шума показавшиеся нам важными, интересными и значимыми темы и выкладываем их в социум, воздействуя тем самым на этот социум, не то сама Информация владеет и управляет марионеточным человечеством?

И тут же проблематика управления социальными массами с помощью специальным образом подготавливаемой, обрабатываемой, модерируемой информации для достижения определённых целей.

Чей рупор, тот и капитан на пароходе!

Теософия и теология почти что в чистом виде.

Идея Бога (Маниту) и опять-таки теософическая цепочка «что-где-когда-зачем?..».

И хорошо, что автор, в принципе, не навязывает нам своих взглядов и убеждений, но просто выкладывает их нам в виде воззрений того или иного героя романа, оставляя любознательному пытливому читателю возможность самому покопаться в смыслах и теориях, в версиях и гипотезах, в доказательствах и сомнениях...

И как ответвление теософской темы великолепные мысли в отношении сути Разума — если брать феномен Разума в чистом виде, то не так важен материальный носитель и собственно машинерия — оцифрованные или биохимические машины всё равно являются машинами, неважно как действуют программы, ибо само слово-термин «Программы» является ключевым и определяющим...

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 января 2017 г.

Очередное разъяснение политической и социальной реальности на рубеже 2010-2012 гг. Есть 2 условных мира — верхний и нижний. Верхний, он же офф-шар, является продвинутым как и в плане политического строя, так и техники. Нижний же — нечто среднее между третьим миром, где множество отсылков к России, но называется Уркаиной. Верхние, ради развлечения снимают снаффы, нижним же эти «войны» только на руку, так как легитимизируют этим свою узурпаторскую власть.

Сложность книги в языке — слишком много новоязов, которые сложно проговариваются и плохо запоминаются, некоторые понятия подменяются противоположными, будто бы Виктор Олегович специально запутывает как паук своего читателя-жертву в паутину своего фильма. По жанру — это скорее третьесортная фантастика с роботами, эльфами, Бэтманом и прочими гномами, что тоже, несмотря на политический подтекст, является трудно перевариваемым чтивом.

Оценка: 6
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 декабря 2016 г.

Сокращение «S. N. U. F. F.» расшифровывалось так: «Special Newsreel/Universal Feature Film». Это можно было примерно перевести как «спецвыпуск новостей/универсальный художественный фильм».

Полагаю, мой личный квадрат любимых произведений Виктора Олеговича дочерчен до конца. «Омон Ра», «Числа», «t» и вот, наконец, последней вершиной становится «S.N.U.F.F.». Две соседних вершины очень забавны и пёстры по содержанию, две других — крайне депрессивны и после прочтения оставляют чувство опустошенности. Две соседних, но уже в другом измерении, вершины — хронологически первая половина творчества автора, две других — вторая. Образы тоже в голове как-то сформировались... «t» — это бесконечная рекурсия двух зеркал, героя и автора, где между ними слышатся дикие вопли души древнего писателя, закованного в кандалы, созданию которых он и посвятил всю свою прошлую жизнь. «Числа» — это клерк в солидном костюмчике, в галстуке с рисунком Пикачу, рассказывающий жутко пошлые и грязные офисные шутки с каменным лицом, а над его головой висит ореол цифр из троек и четверок. «Омон Ра» — это, в первую очередь, черное небо, в котором парят красные соколы с пустыми зрачками, и летящая в этом небе огромная ядерная бомба, после которой остаются только клочки, обрывки всех положительных и доблестных слов и лозунгов. И наконец, «S.N.U.F.F.» — это жужжащий кислотно-едкого зелено-розового цвета лазер, пронизывающий пространство медленно и с мучениями, оставляя лишь рваные раны технологических и биологических механизмов там, где раньше были любовь, нежность, мультиполярный мир и собственное «я».

«S.N.U.F.F.» — пелевинская «Война и мир». Повествование стартует накануне очередной войны между Оркландом и Бизантиумом, между представителями орков и людей, по классике начинающейся случайной стычкой, казусом с участием мирных граждан, в результате которого появляется повод сместить прежнее правительство орков. Глазами орка Грыма мы видим масштабное сражение, и благодаря бойцам людей (огромным статуям, ящерицам, бэтмену, черепашкам-ниндзя) мы понимаем, что в данном случае речь идет о битве культур. Это единственная сцена крупной битвы во всем творчестве Пелевина, и сделана она здорово.

Мир книги настолько биполярен и полон аллюзий, что поражаешься умению и остроумию автора. Парящий над Сибирью офшар, где высокотехнологичная лучшая жизнь. Облезлые бетонные трехэтажки Оркланда, где пьяная родня распевает «Из этой жопы х..й уедешь» и «Е..л я родину такую». Отношения двух миров находятся в сложном симбиозе. Орки относятся со смесью заискивающей робости и лютой ненависти, о чем говорит автор. Люди же понимают необходимость существования более слабого соперника, чтобы посредством него оправдывать всяческие потребности своего общества.

Так свойственный Пелевину солипсизм в этом романе играет новыми, свежими красками аж дважды: видео-полеты и суры. 1) «Впрочем, где мы, пилоты-надомники, на самом деле? В своих тесных комнатах или в оркском небе? И где это небо — вокруг моей «Хеннелоры» или в моем мозгу, куда его транслируют электронные удлинители глаз и ушей?» 2) «Люди принимают решения на основе прецедентов и опыта. Человек — это просто инструмент приложения культуры к реальности. Сура, в сущности, тоже.» Важно отдельно сказать, что более применимых и уместных для всё того же солипсизма у Пелевина еще не было. И если с видео-полетами как-то более-менее всё ясно — факт вовлечения в виртуальную реальность многими авторами хорошенько и толково описан, еще начиная с рассказа Герберта Уэллса «Замечательный случай с глазами Дэвидсона» — то с сурой всё гораздо сложнее...

Сура описана таким образом, что под нее смело можно подставить человека, и его механизмы поведения. Автор говорит, что сура принимает решения на основе прецедентов и опыта, позже она принимает решения на основе сопряжения множества случившихся прецедентов и выбирает наиболее уместный, исходя из кучи-кучи социальных и прочих факторов. Теперь вопрос: Чем сура не человек? Великолепно подобранный пример парадокса китайской комнаты подтверждает эту мысль. Позже она закрепляется примерами о тесте Тьюринга и течении бихевиоризма. И с данных позиций, в итоге, в доме их находится двое — человек и его сура, где, в сущности, оба роботы.

Есть и другая позиция. До жути противоположная и столь же правдивая — в своем доме Дамилола находится один. Об этом не раз упоминают и он, и сама Кая. Формально и фактически, он купил себе максимально реалистичную версию секс-игрушки, куклы, которая общается, подмигивает, знает всё о его теле, знает как себя надо вести и... обладает помимо всего прочего параметром «сучество». Это настоящее открытие Пелевина: изобразить женскую особенность поведения в виде параметра на секс-кукле в фантастическом романе. Браво! Речи Каи соблазняют каждым сказанным предложением. И автор, и главный герой, и читатель — все понимают, что речь идет о машине, искусственном механизме. Все трое постоянно в голове держат эту оговорку. Но она не спасает, этой мысли недостаточно. В сущности, главный герой занимается сексом сам с собой, с удачно собранным зеркалом своих потребностей и желаний. Вот здесь и кроется ответ на «сучество». Для максимального удовольствия и, что важно, не угасающего интереса требуется постоянная эмоциональная подпитка. Есть масса утверждений, которые я слышал от разных источников (и в книге Михаила Веллера «Всё о жизни», и в методиках пикап-соблазнения), и все они сводятся к одному — максимальные интерес/влечение/ощущение жизни будут лишь в случае эмоциональной волны, причем постоянной. От положительных эмоций к отрицательным, от отрицательных к положительным — и так далее. Здесь и объясняется «сучество», классическое женское поведение «чтобы милый не скучал» и, собственно, вызовы на ревность самой суры Каи. Получается, Дамилола сам этого хотел, а вернее, хотел организм и сексуальное влечение. Поэтому столь уместен образ с «качелями наслаждения», на которых необходимо снять блокировку и сделать в конце концов солнышко... Во время этих рассуждений мне вспомнился всем известный эксперимент с подопытной мышкой, которой поставили в клетку кнопку, вырабатывавшую эндорфин путем воздействия электродов. В итоге мышка не хотела ни есть, ни спать, она тупо нажимала и нажимала на кнопку... Страшное чувство паранойи удовольствия... Но здесь есть контраргумент: Дамилола, впервые испытав наслаждение «качелей» осознал, что весь предыдущий опыт никчемен и тускл, и вот теперь он понял, для чего жил. Что же тогда? Нам блокировать своё желание получения максимального удовольствия? А ради чего? Ради биологических потребностей вида? А если не блокировать, то поддаться жажде этого удовольствия, опять же, как животное? Этот неразрешимый вопрос меня разрывает, если честно.

Дилемму максимального удовольствия невозможно разрешить однозначно так же, как и ответить на вопрос, на чьей стороне сам автор: на стороне внутренне мёртвых, неестественных, окруженных сплошной имитацией рабов удовольствия? или на стороне примитивных, грубых, завистливых и недовольных пожирающих себя орков? Ответа нет.

Обе дилеммы невозможно разрешить однозначно так же, как и ответить на вопрос, сколько человек в доме Дамилолы: один, только потому что кого-то формально назвали человеком, а кого-то сурой? ни одного, потому что и сура, и человек — лишь совокупность поведенческих механизмов, обусловленных оптимальными факторами? двое, потому что у обоих имеются признаки самосознания и абстрактного мышления? Ответа нет.

Гениальный роман.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 августа 2016 г.

Довольно-таки жуткая и неприятная антиутопия. Итак, мир находится в запустении. Хоть какие-то признаки гуманоидных созданий сохранились только в диком, варварском Оркленде на территории современной Сибири и зависшем над ним неподвижном «ковчеге». Внизу — искусственно созданная «нация» с придуманным «иностранными» специалистами языком, культурой и историей, она в нищете, бескультурье, грязи и унынии. Настоящие орки. Зато над ними в комфортном и благополучном корабле-«европе» живут настоящие, просвещённые люди, туда стремятся все богатые орки. «Верхние» используют «нижних» только для поддержания внутренней стабильности — очень уж им нужны карикатурные войны-цирковые представления. Так уж устроена у них пропаганда-снаффы.

Впрочем, и их жизнь по нашим меркам кажется... ну, скажем так, когда кто-нибудь всерьёз говорит «загнивающий Запад», имеется в виду оно самое. Абсолютное торжество толерантности в сексе и жизни.

Впрочем, это всё только фон для истории двух орков, одного человека и одной куклы...

Не совру, если скажу — это самая увлекательная история Пелевина во всём его творчестве. Герои попадают в настоящий, не надуманный переплёт, который серьёзным образом меняет их самосознание и окружающий мир. Персонажи увлекательны и способны приносить сюрпризы, а время от времени попадаются ВНЕЗАПНЫЕ сюжетные повороты.

Ну и конечно же, нельзя забывать про сатиру! Каждый увидит в этой книге своё. Лично мне очень сложно было поверить, что книга написана раньше конца 2014 года — настолько точно и ясно Пелевин в 2011 году видел, что происходит с нашими соседями и куда они «стремятся».

Всем подряд книгу советовать нельзя — как всегда Пелевин не стесняется читателя и выкладывает ему всю грязь и мерзость прямо под нос. Однако, если вы к подобному привыкли, то книга покажется настоящим шедевром.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 сентября 2015 г.

Эта книга — знакомство с автором для меня. И знакомство, скажу я вам, состояось. Книга оказалась очень и очень удачной. В ней переплелись много литературных жанром и приемов.

Единственное на что можно жаловаться это не очень подробное описание мироустройства, из-за чего не все сразу понятно (но это вещь, на мой взгляд, второстепенная).

Здесь и фантастика и стиль современных писателей нефантастов, черный юмор и антиутопия, абсурдизм и киберпанковское описание пороков человеческого общества, уникальный сюжет и почти-что минималистический стиль писания. Это все (казалось бы несопоставимое) придает роману особый цвет.

Роман поразительно изобретателен и в то же время жестко сатиричен.

Автор жестко стебется, и показывает нам проблемы как глобальные (политика, война,перенаселение, религия, наука и ее роль в обществе, масс-медиа, деньги, потребительство) так и личностные (любовь, секс , выгода, самодостоинство, алчность).

Отдельно хочется отметить анализ женского начала как такового и как стороны в отношениях. Поразительно с какой лихостью автор затрагивает эту тему.

Книга стала одной из топовых для меня, ибо очень эклектична (и это ей не мешает, а наоборот делает увлекательной) и виртуозна.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 августа 2015 г.

Душой и сердцем люблю творчество Виктора Олеговича, а S.N.U.F.F., по моему скромному мнению, один из лучших его романов.

Как и многие другие его произведения, это кладезь цитат. «У каждой цивилизации есть свой технологический предел. Ты «Дао Песдын» почитай. Какой микрочип можно сделать в уркаганате под шансон? Тут можно качественно производить только один продукт — воцерковленных говнометариев. Еще можно трупным газом торговать. Или распилить трубу и продать за Великую Стену». (с)

Этот роман — не помойка с бранными словами, как мог кто-то подумать. Это холодильник, полный качественной пищи для размышлений.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 января 2015 г.

Когда я только приступал к чтению этой книги, у меня уже сформировались некоторые негативные мнения.

Во-первых, прочитанная ранее «Священная книга оборотня» не сказать, что отбивает желание знакомиться с творчеством автора далее, но уж точно не вдохновляет.

Во-вторых, мельком заглядывая в книгу и в отзывы, я встречал различного рода пародийные словечки — и не сказать чтобы вдохновлялся, опять-таки. Все эти «пупарасы», «ганджуберсерки» смотрелись слишком топорно, нелепо, и я не представлял, как можно вставить все это в книгу, не испортив этим стилистику и вообще — само восприятие.

То есть это было бы уместно, скажем так, в непритязательной юмористической пустышке (или даже не в пустышке, но всё равно — главным образом в юмористической). Перенести все это в довольно серьезный, хоть и очень специфический роман, и не спустить таким образом весь роман в откровенный фарс довольно трудно.

Но Пелевин сумел.

Все встало на свои места: и все словечки, которые теперь смотрятся невероятно уместно; и все сюжетные декорации, описания реальности будущего, поразительно гротескные, порой ироничные (Рван Дюрекс, надо же), но от этого не теряющие своей внутренней логики и правдоподобия. Это тот очень редкий случай, когда всё это не вредит роману, и он от этого не съезжает, повторюсь, в бездну обычного стеба. К примеру, в той же «Священной книге оборотня» меня очень бесили невинные, в принципе, и не такие уж навязчивые реплики лисы во время секса по типу «Не долби ты так, Волчина чертов». Такое лично для меня сильно портит общую атмосферу романа. И если бы мне сказали, что я буду с удовольствием и на полном серьёзе читать роман, где фигурируют вышеупомянутые пупарасы, ганджуберсерки, Рваны Контексы и проч., я бы не поверил.

Еще одно очевидное достоинство романа — сюжет именно в традиционном его проявлении, конкретное фантастическое произведение со своим сюжетом, проработанным миром, а не просто набор декораций и действующих лиц, чтобы через все это пропускать фирменные пелевинские рассуждения и диалоги.

Две сюжетных линии, в конце соединяющихся в одну, тоже отношу к достоинствам. Во-первых, взгляд на одни и те же вещи через разных персонажей — опять-таки, большая проработанность мира, многослойность, если хотите; во-вторых, большая часть рассуждений, мыслей, диалогов, в общем всего типично пелевинского, сконцентрирована в линии с Каей, и здесь (в отличии от «СКО», другие произведения, увы, не могу приводить в пример, но, судя по отзывам, там тоже не все гладко) все это выглядит уместно и логично, не возникает ощущения, что тот или иной отрывок написан специально, чтобы впихнуть туда очередное рассуждение, диалог и т.д.

В общем — отличнейший роман, все фирменные пелевинские достоинства на месте, при этом без большинства пелевинских недостатков.

Очень рекомендую.

ЗЫ. Сам пока уже приступил к чтению «Омон Ра», прочитана где-то треть, пока что вообще не вдохновляет. Похоже, поздняя проза Пелевина мне больше по душе. Впрочем, не ЧиП, не ГП еще не прочитан, выводы рано делать :-)

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 октября 2014 г.

Творчество Пелевина для себя почти строго разделяю на хоршее и плохое, а не на раннее и позднее.

Хороший Пелевин для меня это: Омон Ра, Чапаев и Пустота, Жизнь насекомых, Generation «П» и сравнительно поздний «Т». В этих романах соблюден баланс между восточной философией, бытовухой, сатирой, интересным сюжетом и остроумными диалогами.

Плохой Пелевнин для меня это: Числа, Священная книга оборотня...и к сожалению, S.N.U.F.F. Многим понравились и эти произведения, но лично я юмора не оценил. Интересные идеи и диалоги никуда не делись, но туалетность текста всё перевешивает. Я понимаю, что Пелевин знатный тролль, но такую сатиру достоинством текста не считаю. Не смешны и не интересны все эти подробности про дерпантины, пупарасов, вагины из консервных банок и прочие лингамы судьбы.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 июня 2014 г.

Итак, я снова добрался до Пелевина, ожидая по отзывам пустоты и топтания на месте. Но о чудо! Я прочитал невероятную книгу. Уел Пелевин всех фантастов — самая необычная и очень логичная модель мира будущего построена именно им и никем другим. И модель эта впечатляет: люди и орки, орки нужны людям как воплощение зла, то есть когда-то люди создали себе орков.

Но это еще не главное. Тема любви — она здесь проходит красной линией через весь роман. И как можно было так написать о любви даже не к настоящей женщине, а к суре, к высокорганизованной человеческой подмене с ядерной батарейкой, к суре, выставленной на максимальное сучество! Я вижу, ясно вижу бедного Дамилолу, но и еще более несчастную, хотя и бездушную Каю. За это автору отдельное спасибо!

Ну и еще спасибо за несколько цепляющих фраз, за то, что многие аллюзии с Украиной сбываются в свете нынешних событий, за прекрасное словечко «маниту», которым хочется теперь кое-что называть!

Да, склоняю голову, Виктор Олегович!

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 марта 2014 г.

Я был бы рад, если бы товарищ Пелевин больше не писал такие романы. Неприятно было пытаться это читать. И если в предыдущих книгах автор добавлял грязь, пошлость и маты только там, где было надо, то эту книгу он окунул полностью в туалет. Там ей и место, рядом с книгами Чака Паланика. У последнего все книги через туалет проходят, хотя и не сказать, что они плохие.

Даже не хочется оставлять SNUFF на полке, хотя Пелевин мне нравится. Впредь буду более аккуратен с покупками.

Оценка: 3


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх