FantLab ru

Даниэль Клугер, Виталий Бабенко «Двадцатая рапсодия Листа»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.56
Голосов:
32
Моя оценка:
-

подробнее

,

Двадцатая рапсодия Листа

Роман, год; цикл «Кто виноват?»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 5
Аннотация:

Конец XIX века. Деревня Кокушкино. Во время зимних забав на реке молодёжь обнаруживает вмёрзшее в лёд тело никому не известного мужчины. После извлечения тела там же на дне обнаруживают тело женщины с явными следами насильственной смерти. Сын хозяйки здешнего имения, бывший студент, отчисленный из университета за неблагонадёжность, Владимир Ульянов предлагает местному уряднику помощь в расследовании. Урядник не хочет принимать помощь от поднадзорного, и тогда Владимир сам берётся за расследование, в чём ему помогает управляющий имением ветеран Крымской войны Ильин...

Входит в:

«Театр FM», 2004 г.

«Острый сюжет», 2006 г.


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (2)
/языки:
русский (2)
/тип:
книги (2)

Двадцатая рапсодия Листа
2006 г.
Двадцатая рапсодия Листа
2016 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Теперь, конечно, странно, что Виталий Данилин успел первым. Тема-то лежала на поверхности. Все знают, что ретро-детектив популярен, особенно подсаженный в конец 19-го века. Все знают, что круг сыщицких персонажей в таких детективах досадно узок и обновлению уже не подлежит: все новые герои будут клонами Путилина, Фандорина или Холмса-Пуаро-Дюпона. Все знают, что ссылка в Российской империи всегда была мероприятием сдержанной чудовищности: даже во глубине сибирских руд жизнь искрилась не по-детски, чего уж говорить о стене Кавказа и поволжских степях. Наконец, все знают, что Ленин был юристом-недоучкой и имел пытливый ум.

И только Данилин додумался написать детектив, в котором юный Ульянов, сосланный в родовое Кокушкино, распутывает двойное убийство.

Реализация получилась адекватной идее: безукоризненно и скучновато. Безукоризненно, потому что главный кайф ловится от стилизации, от густого духа времени, исходящего от деталей, переволакиваемых словесным потоком, а с этим у Данилина все в порядке. Ведь Данилин – это два многоопытных писателя-фантаста. Даниил Клугер, которого я не читал, но слышал только сдержанно одобрительные отзывы, и Виталий Бабенко, легендарный староста семинара молодых фантастов и хороший издатель, так и не раскрывшийся толком как писатель (микробоевик «Встреча» и сатирический рассказ «Игоряша Золотая рыбка» обещали многое, но авторский сборник «Приблудяне» ухнул в пустоту, а очень неплохой, хоть и отчаянно шестидесятнический литдрамтриллер «Нуль» просто остался никем не замеченным).

Соответственно, книгу стоит почитать всем любителям провинциальной старины, и категорически необходимо – моим землякам и соплеменникам. Я потрясен размахом казанских исследований, предпринятых авторами романа – которые, похоже, легко могут теперь навалять объемный труд по истории, географии и политэкономии Казанской губернии, а также по особенностям жизни, труда и быта местного населения. Любой, кто больше одного раза ездил по челнинской трассе (она же «Дорога смерти») способен при чтении «Рапсодии» умереть от наслаждения. Все мульки цитировать бессмысленно, отмечу только, что я понял, наконец, откуда растут ноги у татарских страшилок Чуковского-Толстого. Понятно же, что Бармалей – это недослышанное «не ходи-ка», а Карабас-Барабас – испорченное «посмотрим-съездим (сходим)». Бармалей, факт, произошел от одноименной питерской улицы (что не снимает вопроса, а чего она, собственно). Так вот, Карабас, судя по всему, родился из рассказа какого-нибудь казанца. Потому что, если верить Данилину, в конце 19-го века одноместный возок в будущем Татарстане назывался именно «барабас».

А скучновато (это я, если кто забыл, продолжаю мысль, начатую двумя абзацами выше), потому что все равно это конструктор, собиравшийся уже сто раз. Ну, рассказчик обречен быть Ватсоном – поэтому он простоватый словоохотливый ветеран. Ну, «Лунный камень» тоже все читали, поэтому рассказчик зациклен на одной книжке – не «Робинзоне», конечно, а «Севастопольских рассказах». Ну, население книги смешанное русско-татарское, поэтому делать убийцу русским или татарином западло, а иностранцем неинтересно – значит, убийц будет двое. Ну, Ульянов вроде сопляк, но любому нос утрет, и вежливо так, с подходцами, а потом, естественно, полным Глебжегловым окажется. Ну и так далее.

Словом, очень неплохой проект, который, боюсь, не пойдет. Потому что не пиарится книжка, и лежит себе тихохонько в «Ашане» — а это показатель, между прочим: лежать в «Ашане» и не кончаться. Жалко, конечно, и обидно за Бабенко. А что я могу сделать? Разве что купить второго Данилина – несмотря на то, что там татарская тема наверняка раскрыта не будет, и на то еще, что я, например, ни одного Фандорина не читал и читать не собираюсь (хватило знакомства с парой рассказов).

Очень жаль, что я, давая обещание, почти ничем не рискую, потому что второго Данилина, похоже, не будет.

(Отзыв написан весной 2007 года, последняя фраза, к счастью, была опровергнута почти мгновенно).

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень характерный образец классического детектива. Чем-то, роман очень напоминает «Собаку Баскервиллей» А. Конан Дойля. Действие происходит в XIX веке, в сельской глубинке. Есть свой Ш. Холмс — В. И. Ульянов (Ленин). Вместо Уотсона — управляющий поместьем деда Ульянова, тоже отставной военный Ильин. Присутствуют жертвы, убийцу следует искать среди здешних жителей. И, конечно, вместо страшной собаки — не менее ужасный медведь-шатун, тоже, возможно, призрачный. Ну, и в развязке интриги так же некоторое сходство с повестью английского писателя.

Любителям остросюжетных детективов и триллеров роман не понравится. Здесь — все мирно, спокойно. Перестрелок и погонь нет. Пара главных героев методично и неторопливо собирают улики, строят свои умозаключения.

Но, книга, отличная. Очень атмосферная, тёплая, уютная. Хорошо читать вечером, за чашкой чая, отстранившись от забот и погрузившись в колоритный помещичьий быть девятнадцатого века. Отличный образный язык, стилизованный под старину, великолепные пейзажи, живые герои. Не скажу, что книга затягивает, заставляет скорее дочитать до развязки. Нет. Роман для неторопливого, ленивого чтения. Есть над чем поломать голову, но в то же время, можно почувствовать себя умнее главных героев. Любителям Конан Дойля, А. Кристи и Б. Акунина книга понравится.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ах, какое наслаждение, доложу я вам, дорогие мои, читать книжку, написанную русским языком. Уже как-то отвыкаю помаленьку. После того, как насладишься фразами типа «Сидя на колу, эта мысль облегчит мои страдания», переход к нормальным фразам – это как опустить бедные ноги, измученные тесной обувью, в прохладную воду.

Книжечка Виталия Данилина являет собой классический детектив традиционной формы во всех отношениях. Безо всяких этих новомодных сбиваний читателя с панталыку. Читаешь и узнаёшь всё, что узнаёт главный сыщик. И ежели ты не сделал своевременный вывод о том, кто совершил преступление, то винить можешь лишь самого себя. Тебе всё уже рассказали и показали.

Действие книги происходит в январе 1888 года, и главному сыщику ещё не исполнилось и восемнадцати лет. Тем не менее, действует он стремительно и раскрывает преступление, находясь в весьма стеснённых обстоятельствах. И быть бы этому молодому человеку звездой полицейского сыска, если бы он не стал учителем и вождём трудящихся всего мира...

Я не собираюсь здесь пересказывать сюжет, да и смысла это вовсе не имеет, потому что текст у В.Данилина получился вкусный, стилизованный под повествование столетней давности, и стилизация эта, на мой взгляд, весьма удалась.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я понял почему мне не нравятся детективы. Они очень ограничены в силу жестких смысловых рамок типажа книг о «раскрытии преступления». Это определяет предсказуемость общей фабулы произведения. Это же задает типовой набор субъектов и предметов. Часто в погоне за оригинальностью повествования авторы детективов слишком искусственно закручивают сюжет. И это становится заметным. Кроме того рациональная сторона детектива часто построена в ущерб чувственной стороне. А значит не возникает сопереживание, не возникает погружение. Детектив единообразен, отчужден от читателя, бессмысленен. Детективы друг от друга отличаются как кроссворды — наполнение вроде бы разное, а по сути все одно и тоже. Дальше 50 страницы я могу пройти только детектив, который отходит от классических канонов жанра.

С книгой Виталия Данилина (это псевдоним авторского дуэта — Даниэля Клюгера и Виталия Бабенко) «Двадцатая рапсодия Листа» мне повезло. В этом казалось бы каноническом детективе я нашел несколько любопытных для себя моментов.

1. Расследование ведет Владимир Ильич Ульянов (Ленин). Он практически выведен из традиционного для этой исторической личности антуража революционной борьбы и становления советского государства. Новоявленный Шерлок Холмс как подобает окружен восхищением его высокими интеллектуальными способностями. Но не только это роднит реального прототипа с литературным героем. Авторы многократно подчеркивают в образе Ильича его увлеченность игрой, решением сложной задачи, личным интеллектуальным противостоянием с преступником. При этом остальным людям отведена роль пассивных шахматных фигур, которыми при необходимости можно пожертвовать.

2. Основные действие разворачивается под Казанью в селе Кокушкино. А небольшой фрагмент романа проходит в одном районе Казани — в местах, в которых я родился и провел свое детство. На упоминаемой в тексте улице Первая гора жили мои бабушка с дедушкой. Кстати, дед мне рассказывал, что раньше на территории их дома был трактир, в который любил захаживать молодой Ленин.

3. Очень мне нравятся зарисовки уютной деревенской жизни. Особенно в зимнее время она хороша. На улице свирепствует метель, завывает ветер, а ты сидишь у теплой печи, попиваешь чего-нибудь (главный герой предпочитает рябиновку) и размышляешь о чем-либо или читаешь интересную книгу, иногда проваливаясь в дремоту. В романе такие душевные зарисовки присутствуют многократно.

Роман «Двадцатая рапсодия Листа» стал для меня приятным явлением в моей книгочейской жизни. Похоже, что придется продолжить знакомство с преступЛЕНИНианой. :) На очереди «Четвертая жертва сирени».

Оценка: 8
–  [  -3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Отличный атмосферный детектив. Прочитала с большим удовольствием.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх