FantLab ru

Хорхе Луис Борхес «Вавилонская библиотека»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.80
Голосов:
491
Моя оценка:
-

подробнее

Вавилонская библиотека

La biblioteca de Babel

Другие названия: Библиотека вавилонская

Рассказ, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 75
Аннотация:

Библиотека – это то же, что и Вселенная. Состоит она из огромного числа шестигранных галерей, устройство каждой из которых неизменно. Библиотека существует извечно, и объемлет все существующие книги.

И это лишь одно из представлений об окружающем нас Мире.

Входит в:

— антологию «Фантастика века», 1995 г.

— сборник «Сад расходящихся тропок», 1941 г.

— антологию «Les 20 Meilleurs Récits de science-fiction», 1964 г.

— антологию «The Road to Science Fiction #4: From Here to Forever», 1982 г.

— антологию «The Road to Science Fiction: Volume 4: From Here to Forever», 1996 г.

— антологию «New Worlds of Fantasy #2», 1970 г.

— антологию «Mirror of Infinity», 1970 г.


Похожие произведения:

 

 


Проза разных лет
1984 г.
Коллекция
1992 г.
Письмена бога
1992 г.
Письмена бога
1994 г.
Сочинения в трех томах. Том 1
1994 г.
Фантастика века
1995 г.
Вымышленные истории
1999 г.
Вавилонская библиотека. Рассказы
1999 г.
Хорхе Луис Борхес. Рассказы
1999 г.
Алеф
2000 г.
Новые расследования. Произведения 1942-1969 годов
2000 г.
От некто к никто
2000 г.
Избранные сочинения. Том 1. Вымыслы
2001 г.
Сокровенное чудо
2002 г.
Сокровенное чудо
2004 г.
Библиотека Вавилонская. Новеллы. Эссе. Миниатюры
2005 г.
Собрание сочинений в 4 томах. Том 2. Произведения 1942 - 1969 гг.
2007 г.
Вымыслы
2009 г.
Произведения 1942-1969 гг.
2011 г.
История вечности
2014 г.
Хвала тьме
2015 г.
Лабиринты
2016 г.

Издания на иностранных языках:

Les 20 meilleurs récits de science-fiction
1964 г.
(французский)
Mirror of Infinity
1970 г.
(английский)
Mirror of Infinity
1970 г.
(английский)
New Worlds of Fantasy #2
1970 г.
(английский)
Mirror of Infinity
1971 г.
(английский)
Mirror of Infinity
1973 г.
(английский)
The Road to Science Fiction #4: From Here to Forever
1982 г.
(английский)
The Road to Science Fiction: Volume 4: From Here to Forever
2003 г.
(английский)
Алеф
2008 г.
(украинский)
Алеф
2008 г.
(украинский)
Вигадані історії
2016 г.
(украинский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не даром говорят, что на один рассказ Борхеса можно целый роман написать. Собственно, такие прецеденты есть. Просто удивительно, как автору удается вместить столько идей в такой маленький текст.

Печально становится, когда понимаешь, что где-то во Вселенной есть твое счастье, но найти его не представляется возможным. А если даже и повезет, то не факт, что это не подделка.

В Библиотеке есть все знания мира, но принципа Библиотеки не поймет никто. Однако Библиотека периодична, поэтому беспорядок становится порядком. Но человек настолько мал, что никогда не поймет этого.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Образ постмодернистской культуры: все уже написано (и вот оно, перед глазами!), но смысл никто из нас найти не сможет, и нет возможности отличить Главную Книгу, точный каталог библиотеки, от бесконечного числа неточных и лживых.

Сравните для контраста «Игру в бисер» Гессе: да, культура закончилась, теперь мы можем только благоговейно изучать ее и выстраивать внутренние связи.

Две замечательные и при этом едва ли не противоположные модели.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Интересно, если «в каждой книге четыреста страниц, на каждой странице сорок строчек, в каждой строке около восьмидесяти букв» и всего используется 25 знаков, то сколько неповторяющихся книг содержит библиотека?

При прочтении рассказа сразу из космологии вспомнился антропный принцип в интерпретации Александра Виленкина:

«Удивительный вывод следует из этой картины мира: поскольку число вселенных-пузырей бесконечно и каждая из них неограниченно расширяется, в них будет содержаться бесконечное число областей размером с наш горизонт. У каждой такой области будет своя история. Под «историей» имеется в виду все, что случилось, вплоть до мельчайших событий, таких как столкновение двух атомов. Ключевой момент состоит в том, что число различных историй, которые могут иметь место, — конечно. Как это возможно? Например, я могу подвинуть свой стул на один сантиметр, на полсантиметра, на четверть и так далее: кажется, что уже здесь таится неограниченное число историй, поскольку я могу сдвинуть стул бесконечным числом разных способов на сколь угодно малое расстояние. Однако из-за квантовой неопределенности слишком близкие друг к другу истории принципиально невозможно различить. Таким образом, квантовая механика говорит нам, что число различных историй конечно. С момента Большого взрыва для наблюдаемой нами области оно составляет примерно 10, возведенное в степень 10150. Это невообразимо большое число, но важно подчеркнуть, что оно не бесконечно.

Итак, ограниченное количество историй разворачивается в бесконечном числе областей. Неизбежен вывод, что каждая история повторяется бесконечное число раз. В частности, существует бесконечное число земель с такими же историями, как у нашей. Это значит, что десятки ваших дублей сейчас читают эту фразу.»

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

История вообще — история библиотек: это и первые пиктограммы, написанные кровью, на своде пещеры пальцем, на котором уже папиллярные узоры человека, это и сожжённые Жёлтым Императором все библиотеки Поднебесной, это и полыхнувшая огненным смерчем библиотека Александрии, основанной сыном Филиппа, использовавшим список «Илиады» как подушку, это и до сих пор не нашедшая своего читателя библиотека Ивана Грозного..., это и квинтэссенция всех библиотек — Вавилонская библиотека Борхеса (который сразу же, в предисловии к сборнику, делает оговорку, что не он первый автор этого сюжета): «Вселенная — некоторые называют её Библиотекой...» — соты бесконечного улья, где весь «мёд поэзии» одноглазого Одина (цена таланта) и не только: «Библиотека объемлет все книги».

Игра в слова, в пространство, время — в бесконечность: и слов, и книг, и смыслов — в комбинаторике бесконечного возможно всё, к в одной точке — вся бесконечность точек: так говорит математика. Об этом Борхес: «...Безбожники утверждают, что для Библиотеки бессмыслица обычна, а осмысленность (или хотя бы связность) — это почти чудесное исключение...» (не потому ли мы и одиноко так, затерявшись в бесконечности вселенной — одна из книг, с вполне осмысленным текстом).

И, ещё, — в одном абзаце авторского примечания к последнему слову новеллы, сразу два эмбриона, ещё не близких, рассказов Борхеса: «Книга песка» (вся Библиотека — один том из бесконечного количества бесконечно тонких страниц) и «Медаль» (непостижимая страница в середине без оборотной стороны)!

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Хм, вещь великолепная, хотя прочитанные мной отзывы весьма далеки от реальности.

Как раз идеи-то все в этом рассказе — чужие. В этом и есть его фишка.

Вспоминается и Луллий, и высмеивавший его Свифт.

Но из готовых идей выстроен удивительный образ как дворец из типовых панелей.

А вот что интересно, Луллий считал свой механизм мыслящей машиной, что теперь совершенно смехотворно, и нам скорее близок Свифт. Но что же все-таки значит мыслить? В сравнении с компьютером.

Если уж говорить математически, мера реального познания, доступная человеку в бесконечной библиотеке, равна нулю.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

...Более об авторе, чем о его творении...

Боюсь, что буду рассуждать витиевато и многословно. К сожалению, как всегда. Но, думаю, постараюсь подобного избежать. К счастью, как и всегда.

Зато писать собираюсь лишь с искренней любовью и должным пиететом к настоящему мастеру слова. К Хорхе Луису Борхесу, аргентинскому писателю мировой величины. И сразу хочу провести следующую параллель, возможно, странную и слишком диковинную, но все же. С нашим, тоже почившим, мастером слова. С Антоном Павловичем Чеховым. Казалось бы, что общего между этими двумя пусть и великими, но столь разнородными фигурами? Что единого, кроме умения мастерить шедевры малой формы? Возможно, совсем ничего, но разве так уж и отличны их две Родины? Те общественные, географические и исторические сущности, что формирует людей, которые и творят, собственно, их сущность? Сразу извинюсь по поводу тавтологии, но намекну, что клоню в сторону моего же отзыва на роман Йена Макдональда «Бразилья». А в нем я пришел к выводу, что не так и отличны латиноамериканская эклектика людских джунглей и наши промерзлые, обширные, забытые творцом скифские степи (*)? Коль так, то в бесконечном лабиринте вероятностей и потенций судьбы двух бездонно талантливых людей не шибко различны. Возможно даже, что их реальные и альтернативные биографии стоят рядом в фантасмагорической «Вавилонской библиотеке».

Обсуждаемый рассказ мог написать только человек, пораженный любовью к литературе в самые глубины сознания. Именно им и был Борхес. Его любовь была настолько настоящей, настолько всесильной и животворящей, что она породила новый феномен в литературе. Во всяком случае Хорхе Луис стал одним из отцов-основателей будущего (и, быть может, пока настоящего) постмодернизма — в хорошем смысле этого слова. Не той волны порнографов, которые осквернили Храм Книжного Искусства и Дворец Слога, стараются искоренить, осмеять и выкинуть на свалку истории «метанарративы», содержание и смыслы. Совсем нет. Я говорю о таких же, как и Борхес, безнадежно влюбленных в книги и культуру чтения, которые пишут новые книги об этом. Жанр литературы о литературе. Добрый, уважительный постмодернизм — называйте как хотите. Именно такой создал аргентинский автор, который сам себя называл прежде всего читателем. Наверное, спустя более чем пять тысячелетий письменности и еще более веков истории рассказывания историй, каждый потенциально великий автор должен в этом прислушаться к классику двадцатого века. Быть прежде читателем, подмастерьем и одновременно вдумчивым зрителем ушедших искусных мудрецов, а только затем самому приниматься за перо (или клавиатуру, но даже я, смерд и тень тени современников стараюсь прежде браться за бумагу). Ведь «Вавилонская библиотека» лишь с виду мечта любого читателя и обиталище всех возможных писателей. Попасть в нее, конечно, можно и с помощью бесспорной нетленки, и полнейшей белиберды. Но все это лишь мутации формы. Формы вездесущей и на самом деле мертвой — как у плохого, зомбифицированного, кадаврового постмодернизма. Представленный Борхесом буквенный и многостраничный сад расходящихся троп выстроен и написан не Цюй Пэном и каким-либо живым человеком. Это лишь симулякр жизни, мертвецкий фрактал квазилитературы. У настоящей литературы все равно есть автор, творец, начало бытия любого произведения — жизнь, живой разум. Даже если он довольно иллюзорен, не совсем реален и, по сути, лишь функция Языка, если верить Ролану Барту в «Смерти автора» (но любой, кто умер, хоть когда-то жил). У борхесовского библиотечного мироздания вряд ли имеется живой творец. Скорее бесчисленные тома этой вселенной настрогал и скопировал какой-то почти божественный, но не живой роботический гигант фон Неймана и Тьюринга. Ибо творчество не есть видение всех возможных троп и избрание из них необходимых. Истинное творческое создается без этого взгляда в квантовые возможности. Слепо, но чисто, с мыслью (верой) о новизне. Самим тобой, даже если ты создаешь нечто уже бывшее в мире. Но, как сказал другой современный классик, Эдуард Лимонов, самое главное, что ты сам к этому пришел.

Так что в итоге? Перед нами один из множества удивительных рассказов Луиса Борхеса, который, на мой взгляд, некоторые могут воспринять превратно. Не так, как должно. Человек, родившийся в удивительной и самой эклектичной, синкретичной, лоскутной красоты части света, любивший хорошую литературу, в основном живший именно в книжных мультивселенных, писавший эссе и статьи о примате содержания над формой, не мог воспевать библиотеку, схожую с Вавилонской. Искусственную и на самом деле пустую. Высчитанную холодным интеллектом, а не сотворенную душой. Есть большая разница между написанным в нашем времени «Вишневым садом» Чехова и созданной из вероятностного океана его копией на невозможных полках мира Борхеса. Но разница между двумя творящими душами, аргентинской и русской пород, гораздо меньше. Поэтому не так удивительно, что их взгляды на божественное не так разнятся. Гностицизм Хорхе Луиса, огромная пропасть между неверой и верой у Антона Павловича... Свободолюбие... Тяга к справедливости... Тяжелая участь двух далеких друг от друга отечеств, но столь сходных! И, конечно, чудные, живые и красивые рассказы, которым место на настоящих полках, а не в ужасающей и отталкивающей Вавилонской библиотеке...

Пора бы найти библиотеку не вавилонскую и постмодернистского кадавра, которая по-библейски обречена на распад и гибель. Нужно найти сияющий творческой новизной и живым духом книжную карманную вселенную. Но лишь с наступлением состояния постпостмодерна, которое предрек и Борхес в том числе. Настало время творить новые, собственные истории, а не воспроизводить комментирование старых.

П.С. Разумеется, последний мой конкурсный рассказ, как и в прошлый раз не самый удачный, был в чем-то вдохновлен именно Борхесом с его кафкианской книжной галактикой...

(*) — как сказал Антон Павлович в «Из Сибири», точнее процитировал, пусть даже и не о всей России, но: «Примерно, у нас ... нет правды. Ежели и была какая, то уж давно замерзла. Вот и должен человек эту правду искать.» Конечно, вырвал из контекста, но на то есть оригинал! Читаем не только зарубежных классиков, но и своих!

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Идеи, зачастую лежащие на поверхности, зашифровываются до неузнаваемости. Придаётся мистический смысл и значимость. Читается тяжело. Борхес на любителя. Прочитал сдесяток его рассказов и лекций и всё как-то неоднозначно. Создаётся впечатление что все они просто набор личных мнений самого Борхеса, которые он силится переварить.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Настоящий шедевр. Только за одну идею представления мира как бесконечной библиотеки Борхес заслуживает восхищения. А ведь этот рассказ — не просто сухая идея, нет, здесь полно подробностей, деталей, делающих мир живым, а рассказ — летописью этого мира...

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Забавно: вот принято малые произведения называть рассказами, и хоть тресни. А это не рассказ. Эссе-фикция, как говорят критики. Коронный авторский приём, избавляющий идею и от лишней воды, и от лишних читателей. Настолько избавляющий, что даже у подготовленного вызывает недоумение: И что? И всё? А как же...

Даже не замечаешь, как мыслей вспухает больше, чем сам текст. А если приложить литературную критику, то о изначальных строчках можно вообще забыть. Поэтому данное произведение важно дочитать, ничего о нём не зная — это как тест на ваши собственные мысли, на ваш интеллектуальный профиль.

Например, меня сразу овеяло строением вселенной и эволюцией наших знаний в этой области. Современная астрофизика, математика и теория информации просто дышат из каждой щели между строк. Кто-то наверняка нащупает целый сеттинг для фентези (а то и артхаусной компьютерной игры с перемещением по нескончаемым «шестигранникам»). А кто-то заурчит ещё на уровне литературоведения.

Чего мне не хватило, так это как раз перехода... к чему-то большему. Не обязательно к петлевой квантовой гравитации (хотя было бы прикольно), просто к каким-то... выходам. Когда же понимаешь, что твои собственные мысли ушли далеко вперёд, а повествование так и осталось топтаться в той герметичной философской клетке, приходит охлаждение, и текст уже не кажется коротким и сухим — наоборот, слишком много воды. К счастью, до этой точки мысли доходят уже под самый конец.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это показалось мне похожим на описание Интернета... любителям метафоры и абстракции, наверно, понравится, но не мне) Другие произведения Борхеса, как по мне, гораздо образнее, атмосфернее, информативнее, сюжетнее.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга вне всяких сомнений гениальна. Жалею только об одном, что прочли ее очень не многие. Всего-лишь 5 отзывов и чуть больше сотни проголосовавших для такого произведения маловато.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Истинно уникальный рассказ-исследование. Я читал разнообразные вариации системы «мир-место», но вечная библиотека Борхеса выписана лучше всего. В мир этой вариации реальности веришь настолько, что вкрадываются сомнения: «А вдруг наш мир — это книга на полке в беспредельной библиотеке Вавилона?» 10 баллов.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вселенная, которую ещё называют Библиотекой, очень близка мне. Познать её невозможно, но помыслить её структуру — захватывающее занятие. Задача конечности замечательно решается переодичностью. Стремиться обойти её, значит дознаваться бессмертия. Сама мысль, что кто-то постиг Главную Книгу, достаточна.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

А я все-таки поставил девятку. Как-то слишком тяжеловесно для такой простой идеи. Имхо.

«Альмутасим», или «Фунес», или «Алеф», или «Лотерея» — намного изящнее и как-то человечнее...

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Поражает воображение сама идея рассказа. Хотя именно идеи всегда меня и поражали в творчестве Борхеса. Но «Вавилонская библиотека» — это нечто уникальное. Если начать вдаваться в математику и сложные расчеты, то окажется, что «Вавилонская библиотека» Борхеса все же конечна и представляет собой некий замкнутый круг. Но эта библиотека, тем не менее, содержит в себе все книги, фразы и слова, которые были, есть и будут еще написаны. Если вдуматься, то в какой-то книге Борхесовской библиотеки есть и эта рецензия...

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх