FantLab ru

Все отзывы на произведения Юрия Некрасова

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  0  ]  +

Юрий Некрасов «Призраки Осени»

nickel, в 15:43

Прежде всего хочу отметить безумную (в полном смысле этого слова) отвагу автора, который дал мне возможность ознакомиться с текстом ещё не опубликованной повести (я бы сказал даже точнее — рискнул, ибо имел основания предполагать, что рецензия вряд ли будет хвалебной).

В своё время я прочитал (вскоре после выхода, но уже широко распиаренную) «Золотую пулю». Создавалось впечатление, что десяток-полтора первых отзывов на неё в Фантлабе писали друзья и родственники авторов, ибо похвалы возносили книгу до небес, а один из рецензентов договорился до того, что, дескать, самому Стивену Кингу следует поучиться писать вестерны у Некрасова и Врочека. Между тем ни «Стрелок» Кинга, ни «Золотая пуля», строго говоря, и вестернами-то не являются. «Стрелок» — часть великолепного фэнтезийного цикла, навеянная, конечно, вестернами и потому отдельными внешними признаками вестерна обладающая. «Золотая пуля» же — достаточно типичный образец сплаттерпанка, страдающий всеми хворями оного. И из (довольно мутного, на мой вкус) потока отечественного сплаттерпанка (да и западный почти ничем не лучше — хотя там хотя бы несколько достойных произведений, поднатужившись, всё же можно отыскать — хотя бы у тех же Лаймона и Литтла) «Пулю» выделял разве что грамотный и достаточно изощрённый литературный язык авторов. Хотя на фоне убогой речи большинства творцов низкокачественной (большей частью) современной российской фантастики и это уже кое-что.

Но перейдём, наконец, непосредственно к рецензируемой книге.

«Призраки Осени» начались как готический роман. Без особой новизны — напротив, вполне традиционно (у того же Ричарда Лаймона это было — и не раз): дом, населённый кучкой довольно агрессивных призраков; дети и прочие мирные сограждане, исчезающие в оном; чудовище в подвале, вполне инфернальное и, кажется, питающееся вышеупомянутыми привидениями... или не только ими? Почему «кажется» и почему стоит знак вопроса в предыдущей фразе? Да просто потому, что авторский язык, отличающийся, по собственному признанию Некрасова, излишней цветистостью, зачастую — да что там «зачастую», просто на большей части повести! — не позволяет отчётливо понять: а что, собственно говоря, происходит?

Юрий Некрасов то пишет сочными — скорее жирными — мазками, подобнохудожникам- импрессионистам, то сводит свою речь к коротким, рубленым фразам, будто пытается создать картину из отдельных точек, как пуантилист. Увы, лишь пытается. Представители вышеупомянутых живописных школ строго следят за тем, чтобы их случайные, на первый взгляд, мазки и как будто хаотично расставленные точки сливались в единый образ. Увы, у Некрасова это не выходит — ни в «Пуле», ни в «Осени». Хочется верить, что хотя бы он сам понимает, что происходит в каждой из многочисленных сцен произведения. Читатель этого счастья лишён. Ибо автор несётся куда-то сломя голову, вовсе не заботясь о внятности повествования, и пленных, как говорится, не берёт.

А вот за чем уважаемый творец следит тщательно — так это за тем, чтобы ни единый объект или субъект, ни одно действие не именовалось в соседних фразах одним и тем же словом или словосочетанием. Что, конечно, добавляет тумана в и без того неудобочитаемый текст. Великий наш Стивен Кинг в своём замечательном учебнике для начинающих литераторов «Как писать книги» резко осудил тех, кто в диалогах вместо нормального и естественного «сказал» и «спросил» разбрасывает горстями «вскрикнул», «возмутился», «заорал», прошипел», «хрюкнул»... Как будто «Призраки Осени» прочитал, ибо в первой части произведения (процентов 40 от начала повести) диалоги именно так и написаны. Просто образцовый пример того, как не надо делать. С точки зрения мэтра. А также здравого смысла и хорошего литературного вкуса.

Невозможно не упомянуть многообразные авторские метафоры, неожиданные сравнения и уподобления! Ах — или, скорее, ох!.. Как пряности в блюдах на восточном базаре — лишь бы поболее, позабористей и поэкзотичнее. И, боюсь, с той же целью — замаскировать недостатки самой основы блюда. Ибо она часто оказывается... очень так себе, как говорится. Помните бессмертное «ни слова в простоте не скажет — всё с ужимкой»? Так вот, ради вышеупомянутой «ужимки» автор частенько жертвует не только внятностью повествования, но и смыслом самой метафоры — лишь бы звучало кра-а-асиво. Хотите пример? Извольте. Известно выражение: нечто «бросилось в глаза». Но так говорят все нормальные сограждане — значит, нашему боярину подобным образом изъясняться невместно. И потому у него в одном из эпизодов некий объект «уколол глаз» наблюдателя. И это было бы даже хорошо, будь описываемое нечто колючим или хотя бы острым — увы, это отнюдь не так. И возможная сила необычной метафоры превращается в её слабость, в вычурность ради вычурности. И так — по всему произведению. Искусственный, манерный язык, кажется, становится неотъемлемым свойством текстов Некрасова.

И при всём этом персонажи (скажу мягко, чтобы совсем уж автора не обижать — подавляющее большинство героев) — плоские, как подносы, и похожи друг на друга почти так же, как горошинки в стручке. Все они очень-очень плохие люди — ну, кроме тех, которые привидения. А ведь даже призракам следовало бы всё же придать хоть какой-либо объём и хотя бы минимальную индивидуальность... К тому же автор присвоил каждому действующему лицу ещё и по кличке (помимо имени) и со старательностью семинариста в любой сцене чередует для них имена и прозвища (а то — и ещё какие-нибудь обозначения). А так как манера говорить и прочие повадки у героев сходны до полной неразличимости, то порой просто теряешься: сколько же человек (призраков) участвует в сцене (особенно поначалу... потом просто отказываешься от попыток понять это...).

Но, по крайности, в первой части повести есть хотя бы то преимущество (по сравнению с «Золотой пулей»), что страницы не сочатся кровью и иными телесными выделениями, над оными листами не вьются трупные и навозные мухи, а число трупов на абзац произведения не превышает количества слов в оном. Увы, ближе к середине книги данное преимущество испаряется — и далее текст эффективно вызывает вполне реальные рвотные позывы. Подобное вполне оправданно и даже необходимо, ежели служит решению важной художественной задачи (как, например, в «Карателях» Алеся Адамовича или «Прокляты и убиты» Виктора Астафьева). В данном же случае это просто излюбленный автором способ шокировать читателя и критика — и хотя бы этим привлечь их внимание. Однако использование подобных сильнодействующих средств всуе — приёмчик весьма дешёвый.

Надо отметить, что в каждой из трёх частях, на которые «естественным» образом разбивается книга, авторская речь меняется. Что, в принципе, плюс, т. к. свидетельствует об определённой литературной изощрённости творца.

Первая часть написана почти аскетическим (по меркам Ю. Некрасова, конечно) языком. Т. е. количество метафор можно назвать разве что чрезмерным (не более). Увы, диалоги здесь страдают размножением глаголов-вредителей и излишком синонимов.

Вторая часть (тоже, как и первая, занимающая примерно 40% объёма повести) характеризуется чудовищной избыточностью в части цветистости языка — избыточностью, доходящей до манерности и безвкусия.

Оставшиеся же процентов 20 произведения соединили черты (увы, худшие) первых двух частей. Т. е. на бесполезное и бессмысленное нагромождение синонимов в диалогах наложилось безумная пестрота (зачастую не слишком подходящих, не особенно удачных) метафор.

Если говорить об оценке за произведение в целом, то выставил бы ему «три», но ввиду очевидной отваги автора, выбравшего именно меня в качестве рецензента (т.е. по причинам, не имеющим отношения к собственно литературным достоинствам повести) добавлю ещё балл. Итого — 4. Из 10.

Одно знаю точно: ни при каких обстоятельствах более никаких произведений Юрия Некрасова — а заодно и Шимуна Врочека — читать не стану. Ни в соавторстве, ни по отдельности. Знакомства с двумя книгами одного и одной книгой другого для меня более чем достаточно.

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

kathakano, 23 мая 19:07

По заявлению авторов это был акт свободного и дерзкого творчества. Тандем решил взять самое лучшее от популярнейших жанров: вестерн, постапокалипсис, хоррор и сплаттерпанк. Без правил, короче не по-детски и без трусов.

Начало и конец романа еще более или менее читабельны и в самом деле напоминают вестерн с так сказать «со вкусом того-то и того», но увы. Середина романа — это просто сюр. Бессмысленный и беспощадный.

Мне на ум приходит роман Дэвида Вонга «В финале Джон умрет». Вот это действительно на грани, но чертовски талантливо выполнено. Знаете, у двух людей один и тот же набор продуктов, но навыки кулинарии и уровень расположения рук разный, соответственно и на выходе блюдо будет разным как бы его не сервировали.

Бытует мнение, что сей роман надобно было творить в виде комикса, который смог бы передать в полной мере атмосферу и настроение истории. Якобы это дело дорогое, поэтому авторы отказались. Но это не точно.

Лично мне не зашло. Во-первых, не совсем мой жанр (мое это Grim Dark). Во-вторых, что хотели сказать авторы осталось для меня загадкой. Да и скучно было, если честно.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

К.А. Терина, Юрий Некрасов «Тишина-Семь-и-Забвение»

видфара, 11 января 03:21

Красиво написанная грустная история из жизни разумных богомолов. Точнее, из жизни киллерши по имени Тишина. Тайна тут многолика, многозвучна и наполнена ароматами различных феромонов. Достоверность выше средней, ГГ и прочие персонажи вполне убедительны, мир прописан фрактальным пунктиром, но увлечённому читателю хорошо видно, в каких направлениях движется этот пунктир... Чудо печально-героическое, логичное и генерирующее надежду: на новом своём витке эволюция всё же не будет такой стервой, как прежде...

Послесловие от авторов, кстати, намекает на то, что «древними гигантами» были отнюдь не гуманоиды, а динозавры. Хотя это и не столь важно, на самом деле.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

sync-sn, 12 сентября 2020 г. 20:20

На мой вкус — перебор с глюками ГГ. Поначалу читал, потом начал пропускать, но приходилось возвращаться, чтобы понять к чему отсылают в последствии.

Книга очень тяжко заходит, не знаю, не могу объяснить что не так, но прям вот никак... Не дочитал, в итоге.

Оценка: нет
–  [  7  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

noodleboy, 21 июня 2020 г. 20:21

Потрясающая книга. Просто вау. Просто ухтыёптыж. Я серьезно. Бомбический роман, утонченно и мощно взрывающийся у вас в мозгу. Оценить такое сможет не каждый, но если вы любите странное, если вы любите стиль — это оно. Поначалу кажется, будто Кинг вернулся в прошлое и написал еще одного «Стрелка», нового и усовершенствованного, однако на деле «Золотая пуля» оказывается куда хитрее, чем просто обновленная «Темная башня». Это сложный узор из разнообразных пасхалок и вместе с тем нечто совершенно свое, самобытное и классное. В какой-то момент ты даже начинаешь тонуть в вычурных хитросплетениях образов и словесных оборотов, становится в тягость все это кровавое и жуткое великолепие, а потом раз! — и авторы переворачивают все с ног на голову, и ты снова по уши влюблен в их изумительный постапокалиптический вирд-вестерн. Вот поэтому вау. Поэтому ухтыёптыж. Спасибо авторам за этот взрыв.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

ando8, 17 марта 2020 г. 10:10

Собственно все уже сказано предыдущими рецензентами. Не могу не внести свои пять копеек. Сюжет книги — это безумный бессвязный кислотный наркотический трип в картонных декорациях земного филиала ада, здесь постапокалиптического Дикого Запада. Герои представлены не как личности, а как функции, которые должны доносить исключительно описание безумия всего происходящего. Какова идея книги и зачем это написано? «Дерусь просто потому что дерусь», как говорил Портос. Долго и мучительно выдумывать, как бы еще побезумнее и покровавее извернуть бессвязный сюжет и показать читателю кишки, намотанные на ржавую пушку сгнившего танка, чтобы потом эстетствующие готы-гедонисты (неужели такие бывают?), сладострастно лизнув маленькую бумажную марку, сквозь презрительно сжатые губы прошипели, что эта книга не для всех? И все эти робкие религиозные попытки вдогонку Маккамону и Кингу выглядят совершенно неубедительно. В общем мне не понравилось.

Оценка: 2
–  [  25  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Manowar76, 2 марта 2020 г. 12:40

ЗОЛОТАЯ ПУЛЯ, Врочек, Некрасов, 2019

Почему решил прочитать: весь год читал разные противоречивые отзывы на данный роман. В 20-м книга победила в номинации «Мистика и хоррор года» от «Мира фантастики», прошла в шорт-лист премии фантлаба «Книга года» в номинации «Лучший роман отечественного автора». На момент прочтения победитель пока неизвестен.

В итоге: предупреждён – значит вооружён. Знал, что будет «кровькишкираспидорасило»©. Но вот к тому, что помимо изощрённой кровавой бани меня ждёт нелогичное, абсурдное, непонятное линчевское безумие – готов не был.

Первые страницы — чистый восторг. Идеальный ламуровский вестерн. Потом начинается кровавейшая мистика с запредельно живучими героями и злодеями. Пару-тройку раз книга меня всё-таки заставила скривиться/поморщиться от отвращения.

Неуклюжие кровавые заигрывания с христианской символикой распятия не вызывают ничего, кроме недоумения.

Но главная претензия – я так и не смог поймать ритм книги и срезонировать с ней. Местами просто заставлял себя продираться сквозь нескончаемые, а поэтому раздражающие, а не пугающие, ужасы постапокалиптической Америки.

А когда книга не затягивает, она и читается дольше. А это вообще ужасно.

Роман похож на жертв маньяка из «Золотой пули» – грубо и нелогично сшитое из неравномерных кусков кровоточащее нечто.

Резюмируя – что бы авторы не задумывали, у них не получилось. Сумбур, ложная многозначительность и мясокровища ради себя самой.

Один из самых разочаровавших романов за этот год. Мне попадались плохие книги –

я их просто не дочитывал. Но «Золотую пулю» решил домучить – номинации, награды, восторженные рецензии. И зря. Потерял несколько дней. Ни уму, ни сердцу.

Строго не рекомендую.

Про премии:

Ладно, книга победила в профильной номинации от «Мира фантастики», но если она возьмёт «Книгу года» от фантлаба, 2019-й можно считать потерянным для истории российской фантастики. Вообще, шортлист премии в номинации «Лучшая роман отечественного автора» УЖЕ выглядит разочаровывающе. Как я отмечал, непопадание в шортлист ни одного из двух романов Олди говорит о многом. Может, для большей объективности стоит поменять правила начисления баллов номинантам? Не 5-4-3-2-1 балла, а просто пять лучших книг в номинации указывать? И тогда победит та книга, которую чаще упоминали в лучшей пятёрке... Хотя это тоже неидеальный вариант.

Оценка: 2
–  [  3  ]  +

Юрий Некрасов «Пророк Рэндж»

Mishel78, 4 февраля 2020 г. 02:34

Я понимаю, конечно, что эта повесть является частью романа, но последние две её части были явно лишние.

Превосходное и очень захватывающее начало, одновременно и лавкрафтовское и очень сюрреалистическое, в котором переплелись библейские мотивы и психоделика. Интересно было наблюдать, как меняется главный герой и его отношения с родной дочерью, которую он хотел убить. А уж сам цирк, в котором оказался Рэндж, оказался местом, наполненным уродами всех мастей (очень напомнило старый американский фильм «Уродцы» — что-то очень похожее), причём с дефектами не только физическими, но и духовными.

Хорошо соблюдён баланс между описаниями внутренних переживаний героя и мира, его окружающего. Что внутри, что снаружи, всё находится на грани безумия.

Последние главки очень запутаны. Через нагромождение персонажей я пробраться не смог, а потому потерял нить повествования. Возможно, что дело как раз в обрывочности представленного фрагмента, поэтому общее впечатление от произведения несколько смазалось.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Т_ЕЛЕЦ, 20 января 2020 г. 17:40

Пытливый читатель найдёт в романе квест по приветам...

Шамиль Идиатуллин

Плывут пароходы — привет Мальчишу!

Пролетают лётчики — привет Мальчишу!

Пробегают паровозы — привет Мальчишу!

А пройдут пионеры — салют Мальчишу!

Аркадий Гайдар

I.КРИВО В ПОЛНОЧЬ

Мальчиша в этой книге зовут Джек, Джек Мормон. Или Джек Мормо? Или просто Джек? Или это два разных мальчика? Или это три разных человека? А был ли мальчик, или это только предсмертное видение девочки Бетти, повешенной на мосту через Совиный ручей? Или нет никакой Бетти, ибо она — лишь идея фикс Роба Стуммфилда, охотника за головами, идущего по следу маньяка Джека Мормо, который...М-да, что-то я не то и не так...А не фиг писать такие книги, на которые выходят кривые отзывы. Ладно, начнём сначала...

II.НА АЦЦКИХ РАЗВАЛИНАХ

Сначала, ещё на стадии релиза, эту книгу довольно активно хвалили. Я напрягся и решил воздержаться. Затем, когда её стали не менее активно ругать, а средний балл на Фантлабе достиг 7-ки и продолжил снижаться, я успокоился и...купил себе «Золотую пулю»,на свою голову, так сказать. И прочёл. Я примерно знал, что меня ожидает. Я оказался не готов.

Это отличная книга. Отличная от всего, что я читал раньше. Отличная от книг Кинга и Бирса, Баркера и Гайдара, квест по приветам и поклонам которым обещал на обложке Шамиль Идиатуллин. С Гайдаром совсем уж весело: вторая часть, в отличие от первой и третьей, разбита на главы, каждой из которых присвоено название какого-либо произведения Гайдара (от хрестоматийных «Школа» и «Судьба барабанщика» до проходного очерка «Рыбаки»),хоть как-то подходящее по смыслу к происходящему, а зачастую не подходящее никак. Это не квест, это хохма. Впрочем, какие пионеры, такие и приветы, а авторы, похоже, ещё те пионеры.

Это ужасная книга. Не потому, что в ней описываются ужасные вещи (а они описываются, да ещё как!). Не потому, что (местами) она написана ужасным языком, от которого плавится мозг и режет в глазах (и рука тянется к пистолету). А потому, что авторы, похоже намеренно, писали так, чтобы читателю было ужасно не комфортно читать. И это работает! По крайней мере, этот роман не забудешь через день после прочтения. Непросто выкинуть пулю из головы,тем более золотую.

Это хорошая книга. Книга, которая ужасала и увлекала, торопила и останавливала, восхищала и выбешивала; то вываливала словесную кашу, то выдавала связный текст, атмосферный, красивый и почти прозрачный; дарила надежду на лучшее и тут же погребала её под грудой гниющего мяса...Соответственно менялось и отношение к роману, от 2 до 10 по шкале Фантлаба, и, вздумай я составить график промежуточных оценок — получилась бы кардиограмма, которая на последней странице замерла на цифре 9. Сам в шоке.

III. БРОД ЧЕРЕЗ СОВИНЫЙ РУЧЕЙ

Вставай, переходим эту реку вброд. Только это не брод, а бред. И, в порядке бреда,хочу поделиться своими предположениями о том, как была написана эта бредо... дивная книга. Оговорюсь, что Врочека я знаю только по Кетополису, а Некрасова не читал вовсе, так что мои домыслы могут быть очень далеки от истины, но мне кажется, что дело было так:

Сначала авторы раздельно писали некий текст «на заданную тему», без конкретного плана, но с примерным списком действующих лиц. Затем совместно попробовали привести написанное к единому знаменателю/финалу. Получилось не очень, но «загадошно». Тогда авторы решили ничего с этим больше не делать, совместный текст/финал поставили в начало романа, текст Некрасова стал второй частью, а написанное Врочеком — третьей. Так?

И отдали в печать.

Так, говорит бомба. И взрывается.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

А. Н. И. Петров, 7 октября 2019 г. 12:16

Я пишу эту рецензию потому, что меня попросил мой дорогой БРАТ Юрий Некрасов (без понятия, кто это, но он лайкает и комментит мои посты в FB). Поэтому, а также памятуя о претензиях Олега Дивова к выпрошенным отзывам, буду честен.

Я купил этот роман по трем причинам: облогу нарисовала иллюстратор моей мечты К.А.Терина, я испытываю вялый интерес к Врочеку (не прочитал ни одной его книги) и просто надо было чем-то добить корзину на Лабиринте. Ну то есть, you got it, аннотация и чужие отзывы про Кинга верхом на Маккарти, мясо в жести и сумбур вместо литературы никакой роли в моем покупательском решении не играли — come on, who gives a damn, о чем там пишутся эти ваши книги.

Начал читать «Золотую пулю» я потому, что (сорян, Олег Игоревич) авторы, правильные молодцы, организовали агрессивный пеар в меру собственных и дружеских сил. Некрасов приходил в каждую мою запись в FB, к которой можно было оставить уместный пеарный коммент и писал, типа, «Чувак, ты любишь аццкое порево? Скорей же читай «Золотую пулю«!!!». Все, как мы не любим в интернетах, как «достаточно пить простой рассол, чтобы из печени у вас выросло ЭТО» или «купи череп коня», но с книгой тактика таргетированного спама внезапно сработала: если дорогой БРАТ настаивает, что книга написано конкретно для меня, небесполезно, как минимум, попробовать это проверить (и узнать, наконец, стоило ли покупать с/с Врочека и «Брандлькаст» Некрасова или все тлен).

***

Поскольку читательская ситуация началась с одолжения автору (хуже только ридерское чтение на конкурсах), стартовал я с крайне заниженных ожиданий — и с первых же страниц они начали оправдываться. Опять характерная для «цветной волны» детская болезнь лев[ой запад]изны, когда русский писатель помещает историю в сколь угодно левые для сюжета, но неизбежно западные декорации. Не буду останавливаться подробно, почему, на мой взгляд, у «цветных» табу на Русь (тем более что читал я, дай Бог, пять книжек этой группы писателей), просто фиксирую, что первые страницы книги сделали меня ну очень грустной пандой.

Вы же знаете, как в таких случаях строится чтение? Уныло ползешь по строчкам и ищешь любые поводы подтвердить КГ/АМ. Поводов мне было дано предостаточно: штампованный старт с просыпающегося в похмелье персонажа, в данном случае охотника за головами, облом с ударной первой строчкой, которая оказалась фейком, ослышкой, юная дева со взором горящим в роли двигателя сюжета (как же меня достали супердети в роли двигателей сюжета), обязательно простецкий и сильный спутник главного персонажа, дохлые диалоги, жеваная невнятица вместо событий. А еще главный персонаж периодически задается вопросом «нафига я это делаю?», как бы обращаясь к авторам, мол, ребят, вы ничего получше про меня не могли придумать?

[При этом сама по себе завязка через похищение друга неплохая — часто ли герой стремится вызволить из лап зла не дочку/жену/любимую, а тупого, немытого и не слишком полезного мужика? Авторы, конечно, усиливают мотивацию желанием отомстить опасной девице за сожжение добычи, но все равно до определенного момента тема спасения над темой мести преобладает.]

Чуть-чуть торкнуло на суммирующей завязку изувеченной цитате из «Темной башни» Кинга — не столько из-за радости узнавания (интертекст сам по себе никакого кайфа не содержит), сколько из-за ее неожиданной уместности в совершенно противоположной кинговскому оригиналу фабуле. И это был пусть не главный, но первый обман читательских ожиданий — авторы, оказываются, хорошо умеют цитировать классиков.

Американскими аборигенами я до сих пор немного травмирован после «[РЕАЛЬНО] Долгого пути на Бимини» Шаинян, поэтому появление старухи-индеянки, девицы-индеянки и индейской постельной сцены оптимизма мне не прибавили. И представление золотых пуль, и первый выход Джека Мормо (тот самый момент, когда у главного персонажа из мотивов остается одна лишь месть) я прошел в удрученном состоянии духа, в частности, ворчал по поводу недостаточной прописанности расчлененки — хотя обе сцены весьма неплохи.

Переломить грусть-печаль удалось лишь сцене встречи главного персонажа с Мормо: там вдруг оказалось (начало оказываться), что освежеванные человеческие туши — не то, чем кажутся. О нет, сэр, перед вами вовсе не рядовой фарш-панк, где читателям предлагается насладиться искусством резьбы по живому мясу, тут фигня куда более больная, а мясо — лишь гарнир к основному блюду.

Пряно запахло Линчем. События и слова перестали указывать сами на себя и превратились в подозрительные указатели на что-то behind the scenes, только вместо родных с детства красных бархатных портьер плоская соляная пустыня, экстремальные курсы кройки и шитья и тиииииииииииииииииик.

Так (тааааааааааааааак) я перестал беспокоиться и полюбил эту кровоточащую бомбу (pun half-intended) под названием «Золотая пуля». Мои ожидания были в лучшую сторону обмануты трансформацией скучной, хотя и богатой старым добрым насилием бытовухи в стремную (в хорошем смысле) мистику вроде Сайлент Хилла, то есть читаешь все те же кровькишкираспидарасило, как в рядовом ужастике, но, как говорится, есть нюанс.

[Seriously, если вы котируете Линча и Сайлент Хилл, дальше можно меня не читать, вы и так поняли, что книга вам зайдет (осталось только ее купить). Заодно у меня вопрос к другим отзовистам: ребят, вы совсем культурные, что ли? Какой еще Гайдар над Konami? Вы, когда о Гайдаре в «Золотой пуле» пишете, к кому обращаетесь, к 50-летним пионерам? Так вы слона не продадите точно. Хоть бы кто упомянул о сходстве романа с приключениями Лоры Палмер или Джеймса Сандерленда (ну или я невнимательно читал) — продали бы мне книгу в то же мгновение.]

Для тех, кто не знал или не помнит, нюанс состоит в подчинении внешнего, вещного мира внутреннему, подсознательному миру человека. Убил мужик смертельно больную жену — а потом за ним бомж с крышкой гроба на башке и с вот такенным ножищщем стал ковылять по чихающим и кашляющим коридорам (iykwim). В романе Врочека и Некрасова мы видим ровно то же самое, только превращением фиговой реальности в совсем уж адскую расфигачечную заведует мальчик Джеку с не самой простой биографией (дети счастливых времен, впрочем, на Сайлент Хиллы не способны).

Так первая часть вырастает в экспозицию и финал всей большой и очень дерьмовой для персонажей истории, главный персонаж обнаруживает, что он вовсе не герой, а POV, уйма неправедных душ находит сомнительное радиоактивное упокоение, а читать (наканецта!!!) становится увлекательно.

На самом интересном месте, когда уже действительно хочется узнать, кто ж там на ком стоял, первая часть заканчивается.

***

Вторая часть стартует в режиме «мое детство в кислой избе», читатель начинает получать ответ на вопрос, как мальчик Джек и его папка (а также мамка и сестрица) дошли до стадии кроящего пространство-время-мясо маньяка и тиииииииииииииииииик. Поданный в первой части деталями и картинками суровый мир классического американского пост-апокалипсиса здесь рассказывается подробно, при этом выглядит до боли похоже на Дикий Запад: Джек живет в захолустном городке воров и убийц, предпочитающих вольную жизнь подальше от властей, и детство у него, как во всех странах «третьего мира», объективно убогое, но субъективно приемлемое. Читаешь бытовые эпизоды и ждешь, когда же произойдет что-то очень страшное, из-за чего мальчик превратится в демона. Хитрые авторы подсовывают обманку в виде тюремной истории отца, формируют ожидание, что побег и прятки от законников в конечном счете приведут к полному преображению семьи Джека в стонущий конгломерат изуродованной органики.

Но тут происходят Бойни. Заход в Бойни оформлен мягко: бежал как-то мальчик домой и решил срезать путь через нехорошее место, а там с ним случилось – но с развитием действия становится все яснее, что проходным эпизодом была вся предыдущая жизнь Джека, а центральное событие и его истории, и всего романа как раз тут.

[Если вам очень некогда читать, прочтите бойневые главы, страницы 122-175. Если ващще-ващще некогда, то 139-175 (с учетом, что в предыдущей главе «Судьба барабанщика» мальчик обрел магический артефакт – гниющий череп коровы)]

Бойни — это 50 страниц инфернальных мытарств ребенка по заброшенному зданию, густо заросшему мерзкой на вид, ощупь и запах некросистемой, по измерению смерти, где чем мертвее плоть, тем она подвижнее. Закончив «Судьбу барабанщика», ждешь, что, ну, теперь-то парень выберется из этого бредового ангара и с коровьей черепушкой наперевес побежит спасать родных. Но череп оказывается местным Вергилием, который, как известно, знает только один выход из ада, и тот под попой Сатаны. В этом-то самом месте и оказывается бедный Джек, знакомится с местным некро-Творцом, его шлангованными некро-ангелами и чудовищным некро-Сыном. Вот где авторы окончательно добились моей читательской любви со всеми ее потрохами, а я понял, что читаю достойную внимания вещь.

Дизайн Боен близок к идеальному исполнению задачи нарисовать наглухо отбитую, невозможную в мире антропного принципа жесть. Штрихов в портретах Творца, Сына и шлангованных ангелов не так много, но каждый разламывает реальность, сигнализируя читателю «попрощайся с пост-апными ожиданиями, у нас тут свя тмсфера». По сути, Бойни — это сверхъестественный генератор ужасов, наполняющих обыденный мир Джека, источник метафизической радиоактивности невероятной мощи. И мальчик выходит оттуда смертельно облученным и ин(ф)ици[и]рованным на истребление всего живого.

Дальше события развиваются в борьбе между еще живыми людьми и исходящими от Джека некро-волнами (и на уровне жанров, где пост-ап сопротивляется изо всех сил пенетрации сюром, и на уровне фабулы, где базовая история об исходе из родного гнезда на фронтир сползает в психоделическую мистику), мальчик постепенно обрастает атрибутами Джека Мормо, сотрудничает и конфликтует с коровьим черепом, время от времени истребляет все живое.

В пустыне, куда бежит семья, на сцену выходит второй ключевой персонаж — отец Джека, ставший де-факто его собственным чудовищным сыном. В новых условиях облученной смертью реальности летопись отношений отца и сына переписывается второй раз (с повтором всех значимых событий, включая рождение младшей сестры), только теперь мясом наружу, мехом внутрь, с овеществлением всех невысказанных чувств и мыслей мальчика. [мое почтение Асе Михеевой, прекрасно проанализировавшей дисфункционально-семейный аспект романа.] Крыша едет у всех, включая читателя, некросистема разрастается все шире, семья доходит до состояния, описанного в первой части, а все остальные вокруг просто дохнут.

***

И тут стартует третья часть. Мозг ломается окончательно.

Потому что теперь действие происходит в обыденном мире Дикого Запада XIX века, а действуют персонажи, похожие по функциям и образам на персонажей первых двух частей, да еще и с теми же именами (а какую метаморфозу там претерпевает Джек Мормо). Дедушка Девид довольно пожимает руку Врочеку-Некрасову, читатель не может понять, его щас нафиг послали или к сердцу прижали.

Как литературовед я могу сказать, что столкновение реалистического и фантастического хронотопа выводится третьей частью романа на новый уровень: если до нее мы пытаемся разобрать, что происходит само по себе, а что под действием подсознания Джека, то в финале авторы предлагают нам потеряться в догадках, а был ли вообще мальчик. Может, была только девочка?

Вопрос интерпретации текста вырождается в вопрос веры, тем более что демиурги деистически самоустраняются от трактовок, подчеркивая в интервью, что по завершении рукописи ихтамнет. Наглый, но блестящий ход, лучшее из возможных писательских решений, ведь теперь роман не сведешь к хоррорной притче о плохих семейных отношениях — то самое столкновение хронотопов структурировало смысловое поле истории во фрактал, в разноуровневых самоподобных интерпретациях которого можно провести не меньше времени, чем в чтении книги. Ай да Врочек, ай да Некрасов, достойные дети мировой литературы (оказывается).

На мой личный взгляд, третья часть напоминает нам грустную истину о спиральном движении истории, повторяющейся сначала как трагедия, потом как фарс — только авторы неточно запомнили цитату и были уверены, что второй раз история повторяется как фарш. Дико плюсую и ППКС, именно как фарш все и происходит в нашем мире при заходе на второй круг. Боллитра прямо получилась, однако, а вы-то думали.

***

В эту рецу не уместилось многое, в частности, разбор приемов выразительности и плотности событийного ряда — авторы как черти в аду гонят Джека по второй части огненными бичами, заставляя его СТРАДАТ в каждом абзаце, достигая планковской плотности мучений персонажа, характерной для лучших работ Юрия Петухова. Центральный образ золотой пули как-то остался у меня за кадром, сорян. Также в основном тексте я не нашел, где воткнуть замечание о месте интертекста в повествовательной ткани — а он там благородного типа, когда человеческая многоножка или алая ведьма не вклеиваются в словесный узор искусственно, пасхалочно, а вплетаются естественным образом, как если бы это было первое употребление и авторская находка образа. Большая часть персонажей тоже не упомянута, тут, извините, не диссертация (хотя местами похоже), ну и без спойлеров — все, что вам в этом отзыве показалось спойлером, прошу считать клиффхэнгером =^^_^^=

ИТОГО: симпатично уродливая помесь Дэвида Линча с Сайлент Хиллом, оставляющая приятное чтоэтобыльное послевкусие и достойная звания лучшей страшной книги на русском языке 2019 года. Креатифф годный, аффтары могут.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Russell D. Jones, 8 сентября 2019 г. 20:08

Вестерн-гуро, на две трети постапокалипсический, на одну треть так. Крепкая, толстая и длинная мужская проза, пропахшая спермой и кровью — в самый раз для настоящих мальчиков, изнемогающих от матриархата. Женщины здесь играют строго функциональную роль, субъектность получают только после изнасилования, и то ненадолго. Мужчины, стоит им выйти из детского возраста, оборачиваются мерзавцами, убийцами и насильниками. Любопытно, что три версии одного сюжета — каждая в собственном стиле — выхода из окружающего кошмара не предполагают. По объёму действия это скорее два рассказа и повесть, к сожалению, одинаково лишённые той описательной избыточности, которая формирует атмосферность повествования. И одинаково напичканные отсылками, чем напоминают фильмы Тарантино. Но, в отличие от Тарантино, навзничь лишённые что иронии, что юмора. Единственное чувство, кроме усталости от обезображенных трупов, это лёгкое любопытство к сюжету, впрочем, удовлетворенное лишь на треть: выбранный приём замыкает сюжеты друг на друге. А над всем этим месивом плохо сшитых тел, мутантов, индейцев и сисек парит неизменным символом… нет, не пресловутая золотая пуля, а швейная машинка.

Определённо, не та книга, которую захочется перечитывать.

Оценка: 6
–  [  26  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Nexus, 9 августа 2019 г. 12:34

Я вообще очень упрямый человек и обычно стараюсь дочитывать книгу до конца, даже если она мне не особо нравится. Как правило, с единственной целью — чтобы узнать, каким же будет ее финал. Случаи, когда я бросал начатое произведение, можно пересчитать по пальцам одной руки. Совсем недавно я познакомился с отечественным фантастическим романом «Золотая пуля» и еще не дойдя до его середины хотел отнести увесистый томик в ближайшую библиотеку — настолько сильное отторжение вызвал у меня текст Шимуна Врочека и Юрия Некрасова. Но врожденная упертость взяла свое и я решил домучить книгу, дабы потом никто не мог бросить мне в лицо сакраментальное «не читал, а осуждаешь».

Почему роман вызвал у меня столь бурное негодование?

Что ж, попробую объяснить ниже.

Если верить аннотации и информации, представленной на обложке книги, то «Золотая пуля» — это постапокалиптический вестерн, написанный в духе произведений Кинга, Бирса, Баркера, Маккаммона, Маккарти и, прости Господи, Гайдара. Иными словами, имеет место быть смешение жанров, среди которых упомянутая выше постапокалиптика, хоррор и сюрреализм. И само по себе это неплохо. Беда только в том, что ни одно из заявленных литературных направлений не было раскрыто должным образом.

События в романе разворачиваются в Соединенных Штатах Америки, обезображенных ядерной войной. Пыль после взрывов давно улеглась, немногочисленные выжившие покинули свои убежища и как могли наладили быт на руинах былого мира. Чтобы подобная картина не выглядела картонной, авторам следовало сообщить читателям хотя бы минимум сведений о причинах вооруженного конфликта, о текущем государственном устройстве страны и о положении дел в других частях света. Однако создатели «Золотой пули» почему-то плюнули на все это и не стали рассказывать по каким законам и принципам функционирует придуманная ими вселенная, убив тем самым всякий интерес к ней.

В плане ужасов книга может похвастаться описаниями многочисленных сцен насилия, обильно приправленных различными кровавыми и нелицеприятными подробностями. Поклонники сплаттерпанка и боди-хоррора наверняка получат свою дозу удовольствия от смакования плодов безудержной фантазии Врочека и Некрасова. При условии, что смогут продраться через жирные пласты сюрреализма. Серьезно, некоторые предложения приходилось перечитывать несколько раз, дабы хотя бы примерно понять, что происходит в том или ином эпизоде. Излишне говорить, но данное обстоятельство напрочь убивало всю атмосферу и динамику повествования.

Отдельно хочется остановиться на структуре романа. Его текст разделен на три части, которые по идее должны складываться в одну масштабную историю. Однако как я ни пытался, так и не смог полностью уловить связь между ними. Допускаю, что это проблема лишь моего личного восприятия, потому как если посмотреть на оценки книги на том же Фантлабе, то можно заметить, что довольно большое количество людей искренне прониклось замыслом двух писателей.

Ну и напоследок стоит сказать пару слов о персонажах. Их в романе не так уж и много, но даже те, что есть вышли на редкость картонными. А все потому, что авторы не потрудились хотя бы минимально проработать их характеры и в итоге наплодили героев, которые ровным счетом не вызывают никаких эмоций (в том числе и сочувствия к их судьбам).

Безусловно, «Золотая пуля» — это любопытный эксперимент на стыке сразу нескольких жанров и весьма редкий «зверь» в отечественной фантастике. Но ко всякому эксперименту надо подходить с умом, иначе его результат будет разочаровывающим. К сожалению, именно таким оказалось творение Врочека и Некрасова. Возможно, в следующий раз они создадут-таки настоящий шедевр, который заставит хотя бы на время забыть о работах Кинга, Баркера, Маккаммона и прочих столпов мировой литературы.

Правда, проверять это я уже точно не возьмусь.

Оценка: 2
–  [  1  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

ДИР, 31 июля 2019 г. 16:11

Признак, что книга не плоха, а даже и хороша — я ее прочитал. То есть, конечно, признак для меня лично! А то мне сейчас напомнят много такого, что я прочитать просто не смог — жалко было времени и мозгов.

Но — прочитал.

Далее, можно попытаться как-то определить, о чем это. Может, о большой настоящей любви, от которой все проблемы и в конце все умирают? Нет. О дружбе тогда? Такой, что просто в зависть. Такой, что — «друг, на помощь!», и он летит с другого конца мира, и помогает, и не спрашивает за это ничего, и никак ничем не меряется? Опять — мимо. И не про бога, которого распинают. И не про войну, идущую две тысячи лет под светом звезды по имени Солнце. И не про долгое-долгое путешествие и изменение героя в процессе, и развитие героя в процессе. Нет.

А о чем же? О том, в первую очередь, как авторы круто умеют писать. Как они выбирают форму и эту форму не только соблюдают, но украшают всячески финтифлюшками и цветными кровавыми разводами.

Ах, да — это не про постапокалиптический мир и не про вестерн, как некоторые подумали. Это снова про мусорных эльфов, если совсем упростить. Про мусорных эльфов, которые живут на мусорке и режут друг друга на мусорке. И немного про чудовище Франкенштейна, которое, наконец, имеет свое имя и даже какую-то историю.

Да, история там не очень веселая, и при чтении может показаться, что половина ее — порождение воспаленного мозга в момент смерти от взрыва ядерной бомбы. Но если внимательно прочитать, то заметны все узелки, все скрутки ниток, и даже начинает казаться, что таким франкенштейновским чудовищем является сама книга.

И не пробуйте отжимать текст! Это не вода! Это кровь!

И знаете, я даже порекомендую книгу к чтению. Любителям физиологических ужасов, любителям литературного и кино-треша, любителям аллюзий и пасхалок.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Gleboff, 15 июля 2019 г. 20:34

«Золотая пуля» — божественная трагикомедия Шимуна Врочека и Юрия Некрасова.

Сегодня поговорим о необычном романе, произведшим заслуженный эффект в читательском сообществе. Прежде всего – спасибо авторам, что решились его написать, а издателям – что рискнули издать. Это, безусловно, знаковый момент для русской современной литературы, и дело вовсе не в жести, корой заполнены страницы романа. Там всё серьёзно, ибо это – искусство. Спасибо и Илье Пивоварову, порекомендовавшему «Золотую пулю» к прочтению.

Если начинать с «жанра» (определение условно), с его определения, то здесь смешаны сплаттерпанк, вестерн, книги о становлении (немного экзистанса), фэнтези, сюрреализм, дизельпанк, постапокалипсис – и всё это умещается в «романе-мифе», коим данное произведение и является.

Направление же придётся определить как постмодернизм. Авторы работают с прецедентными «текстами» в широком смысле этого слова, отдавая предпочтение поп-культуре, причём разных эпох. Здесь будет и «Тёмная башня», и «Хоббит», и «Случай на мосту через совиный ручей», и «Жизнь мальчишки», и произведения Гайдара, а также кинематограф и произведения прошлых веков, о чём скажу ниже, дабы не валить всё в одну кучу. Эти оммажи, реминисценции и цитаты разных уровней очевидны, бросаются в глаза и даже частично указаны в комментарии самих авторов к роману. Поэтому разбирать их подробно я не буду, да и сказано про них в сети довольно – в многочисленных рецензиях на «Золотую пулю».

Скажу честно: над книгой размышлял три дня. Чувствовал, что мозаика должна вот-вот сложиться, но было нелегко. Как добросовестный филолог, начал я с чтения уже выдвинутых версий – проще говоря, прочитал отзывы в Интернете. Подводя итог, так сказать, восприятие романа колеблется от «что за чушь я прочёл, разочарован, ибо ожидал другого» до «шедевр». То же касается и версий происходящего в книге. Сумасшествие, срез прошлого, настоящего и будущего, наркотрип, сон, просто три несвязанные истории-версии одних и тех же событий. Всё перечислять не буду, скажу лишь, что меня не удовлетворила ни одна, и даже все вместе взятые и сложенные. Поэтому я засел за матчасть – и тут дело, наконец, пошло. Мне удалось зацепить этот кончик нитки, почти неразличимый в клубке.

Однако оговорюсь: поскольку роман постмодернический, то и к анализу я подошёл соответственно – по принципу «текст свободен от автора». Проще говоря: чем больше его интерпретаций можно создать, тем он лучше. Так что, парни, приготовьтесь: сейчас я вам объясню, про что вы написали роман.

Начнём, как ни парадоксально, с начала. Название уже настраивает читателя на нужный лад, ибо оно отправляет нас к небезызвестному вестерну «Пуля для генерала» или «Золотая пуля», или «Кто его знает?» (зависит от страны проката). Но куда важнее первая часть (всего их три, и это важно), где уже прямо говорится: все герои этой книги мертвы. Таков ответ на вопрос Роба Стуммфильда с говорящей фамилией (молчаливое поле, поле молчания, немое пространство): «Есть ли тут живые?». Увы, их нет. Здесь авторы повторяют приём Тома Стоппарда, вынесшего в название своей знаменитой пьесы спойлер – «Розенкранц и Гильденстрен мертвы». И вслед за советами героя этой трагикомедии авторы «Золотой пули» повторяют: «Все дороги ведут к смерти». Ну, или, если конкретно, — к бомбе. Бомбе, которую Врочек и Некрасов достали прямо из люка бомбардировщика, летящего сквозь кадры «Доктора Стейнджлава» Кубрика и, по знаменитому совету Хичкока, подложили под столик, за которым сидят герои романа. И бомба эта тикает. И читатель будет ждать её взрыва и смерти (или наоборот?) героев, не зная, что всё уже свершилось, и герои мертвы. Ибо бомбу апокалипсиса, возмездия и Судного дня авторы книги воткнули не куда-нибудь – а прямо в дно воронки, оставшейся от Солт-Лейк Сити, соляного озера и центра церкви мормонов, или, как они сами себя называют, Святых последних дней. Последних дней этого мира. Воронка, покрытая солью, словно льдом. Озеро, скованное льдом, и в его центре… Сатана. И весь мир, вернее, его труп, засоленный, законсервированный вместе с застывшим в янтаре временем – вот, что показывают нам Врочек и Некрасов. И герои спускаются по адской воронке к этому центру соляно-ледяного озера «Коцит» подобно герою «Божественной комедии» Данте Алигьери. Ибо они в аду. В аду, которым стала сама Земля. И где-то ждёт их Беатриче, полная тайны и любви. Только зовут её просто и трогательно – Бэтти. И она, конечно, тоже мертва. Как только мы понимаем, что перед нами отсылка к поэме Данте, становится ясна трёхчастная структура романа – он повторяет композицию «Божественной комедии»: «Ад», «Чистилище», «Рай». Но есть ли Бог в этой книге? Отсылки к христианской традиции (хождение Джека по бойням-аду, минотавр как страж одного из кругов упоминается Данте, распятия и т.д.) бесчисленны, но разобраться в них непросто. Попытаемся.

По рекомендации, опять же, персонажа пьесы Стоппарда, авторы «Золотой пули» конструируют текст из следующих элементов: смерть, экшн, диалоги, жертва, любовь. Всё, что есть в Библии. Перед нами – Книга Судного дня от Врочека и Некрасова, но, повторюсь, есть ли в ней Бог? Есть ли Высший Судия, который восстановит справедливость, накажет грешников и защитит или хотя бы спасёт и вознаградит праведников? Герои романа сомневаются и приходят к мысли, что правосудие – дело рук людей. Но читатель поневоле задаётся вопросом: а есть ли на Земле праведники? Остались ли они на ней и в романе, который он читает? Уместен ли торг с Господом, который вёл он с Лотом у стен Содома и Гоморры, что стояли у Мёртвого моря (солёного)? Найдётся ли десять праведников, ради которых пощадит Бог город и, быть может, весь мир? Но, увы, нет среди героев романа праведников, не осталось святых в эти последние дни, ибо все они – убийцы. И даже «лучшие» из них несут смерть и сомневаются в справедливости, а то и в самом существовании Господа. Бог обратил жену Лота в соляной столб за то, что сочувствовала грешникам, обернулась на уничтожаемый Содом. «Неверной душой» названа она, ибо принадлежала душой Содому. Хотя могла уйти с мужем – присоединиться к праведникам и спастись. И все души, что мы видим в романе, — неверные. Они утратили Бога и взяли на себя его функцию возмездия. И читатель уже готов разделить это бремя с ними и признать: да, Бог умер, и нет на него надежды.

Уже было много споров о том, как соотносятся герои романа, представленные в разных ипостасях в трёх частях романа. Что ж, давайте поговорим об этом. Возьмём Джека Мормо. Мы узнаём, что «Мормо» не фамилия. Герой – мормон. Но сам он отрицает это. Отвечая на вопрос, мормон ли он, говорит: «Нет». И это чистая правда. Вот только он ещё и не Джек. Потому что «джек мормон» («jack mormon») – по-английски означает «человек, родившийся в семье мормонов, но не разделяющий их религиозные убеждения». Так стоит ли искать связи между персонажами, если самих персонажей, как таковых, не существует? Джек Мормо утверждает, что пришедший убить его Роб похож как две капли воды на его мать. То есть, является его братом. Или им самим. А как объединить три ипостаси Бэтти-Беатриче? Ответ прост – никак. Это уже сделал за читателя Джек Мормо, сшивающий, чинящий сломанные души, создавая из них одно целое – Мировую душу, символ человечества. Так что, Роб, Джек, Бэтти – единое целое. Тот же Джек Мормо – жертва, сын, маньяк, бандит-убийца, вначале являющийся Бетти как спаситель, но оборачивающийся тем, кто принёс смерть ей и её семье. И все герои таковы. Убийцы, неверующие, грешники, алкающие Бога, но не находящие его. И отчаивающиеся найти. А некоторые даже хотят убить его, ненавидят его, прогоняют. Вот только никак не могут с ним расстаться (история Джека и его отца; как известно, в христианстве образ отца символизирует Бога; отец цепляет Джека на крючок, как рыбу, а Христос — «рыбак, ловец человеческих душ»; и никак герою с этого крючка не соскочить).

Но почему так происходит? Неужто Бог, и правда, оставил своих детей, как коров в загоне, и вышел куда-то, позволив злу творить с людьми, что вздумается (правда, зло творят сами люди, оно не абстрактно)? Не об этом ли свидетельствует коровий череп, лейтмотивом проходящий сквозь роман символ смерти, но в то же время — символ и бога? А может, люди делают что-то не так? И Господь просто ждёт, когда они «прозреют» (слово из романа, слово Джека Мормо)?

Мы видим каждого из героев в момент гибели. Они летят с моста через Совиный ручей, но им дано время, ибо бомба застыла в долгом, очень долгом и щедром «Тиииииииииииииииииииииииииииииик». Но она не станет ждать вечно. Ибо Страшный суд не за горами. И всё же героям дана возможность прозреть – осознать, в чём их ошибка. И обрести Бога.

Так что же они делают не так?

Они не там ищут Бога. Они ищут Господа гнева, извне несущего смерть злодеям, но разве ради смерти принёс жертву Царь Царей (и множество героев романа)? Со смертью и сами люди отлично справляются – это-то у них отлично выходит.

Бог не вышел, он ждёт. Ждёт, что люди отыщут его в себе, своих умирающих душах. Не создадут, ибо он уже есть в них, — просто поймут, что Бог с ними. Всегда. Потому что Бог – это не смерть и не возмездие, даже не справедливость. Бог – это любовь. Любовь такой силы, что ради неё человек готов принести себя в жертву и таким образом «сравняться» с Иисусом. И каждый из героев романа носит в себе это чувство (Бэтти любит отца и Джека, отец любит её, Мормо любит мать и сестёр, Роб любит Бэтти и так далее), не сознавая, что это и есть то, что он ищет. Тот же, кто поймёт это, окажется в раю – как оказалась Бэтти в конце книги (и Джек, которого она там встретила – как Беатриче Данте). Потому что лишь дети ещё могут открыть эту истину. Им не дано унаследовать Землю – она мертва. Но их есть Царствие Небесное.

И пусть взрывается бомба, и настанет час Высшего суда. Ибо каждому достанется по делам его – ведь золотая пуля Господа, звеня стабилизаторами, уже упала. И бесконечно долгий «тиииииик…», полный милосердия, обязательно прервётся. Вопрос лишь: успеешь ли ты прозреть в своём соляном, временном (или вневременном) Чистилище? Прозреть прежде, чем предстанешь перед Высшим Судьёй.

И в этом идейный посыл романа «Золотая пуля»: всё можно – нет, не починить, смётывая на нитку и проволоку, — а исправить. И свою душу тоже. Ведь именно об этом написал когда-то Гайдар свою повесть – «Судьба барабанщика»: ошибки можно и нужно исправлять. В этом и заключается оптимистический пафос «Золотой пули».

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

wolobuev, 29 июня 2019 г. 22:17

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Головоломный постапок в трёх реальностях. Правда, авторы ехидно не стали объяснять, что это именно разные реальности, а просто бросили читателя в омут — пусть сам разбирается. Я не разобрался. Пришлось прибегнуть к консультации.

Ну ладно. Первая часть написана здорово. Просто здорово. Загадочность, напряжение, яркий стиль — всё на месте. Но когда ты уже ждёшь, что перед тобой начнут раскрываться загадки этого мира — хлоп, и начинается вторая часть. А с ней — и новая реальность. Но с теми же героями. Крыша начинает дымиться, тем более, что планка издевательств над человеческим телом, и без того высокая, поднята тут ещё выше.

Вообще поражает слабая восприимчивость персонажей к самым ужасным ранам, которые здесь наносятся с удручающей регулярностью (и все любовно описаны). Создаётся впечатление, что книгу писал маньяк, наслаждающийся кровищей и потрохами. Реалистичность тут и не ночевала. Ладно бы раны, но герои, например, отлично себя чувствуют посреди ядерной пустоши, в которой ничего не растёт по той причине, что вся она покрыта солью (о чём авторы многократно сообщают).

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
И не просто чувствуют, а заводят там хозяйство и рожают детей. Как? Откуда?

Наверно, я слишком испорчен историческим ratio, если требую правдоподобных объяснений там, где они не нужны. Если вам нужен постапокалиптический психодел, это произведение для вас. Но я, видно, не ЦА. Потому что хочу знать,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
зачем здесь три реальности; как живут все эти люди в соляной пустыне; каким образом одиннадцатилетний мальчишка таскает с собой тяжеленную голову коровы, нисколько не уставая; почему эта голова наделяет его некими, никак не прояснёнными, сверхспособностями; благодаря каким чудесам труп, оживлённый с помощью технологий будущего, может зачинать детей; и ещё кучу вещей, которые в книге преподносятся как данность.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

etoneyava, 27 июня 2019 г. 20:43

Первая книга, подписанная «Шимун Врочек», которую я дочитать не смог. Не сумел. Это не Стивен Кинг. Это Натали Хеннеберг, возведённая в степень самой себя и поделённая на ноль.

Автор (я имею в виду только Врочека), прости меня, но психически здоровому человеку это читать незачем. А мне — опасно.

Без оценки.

Оценка: нет
–  [  15  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Esminets Marat, 20 июня 2019 г. 09:43

По отдельности всё роскошно: пронзительный Шимун Врочек (Shimun Vrochek), яркий Юрий Некрасов (Yuri Nekrasov), обложка от обожаемой Kateryna Bachilo.

Хоррор, вестерн, сюр: смешать, но не взбалтывать. А то рванёт ещё.

Очень похоже на безалкогольную свадьбу в Иркутской области. Ту самую, после которой районный прокурор женился на кицунэ, а голову жениха обнаружили в камере хранения вашингтонского вокзала.

Если взять лучшего кварцевого песку, сыр бри, отличный бездымный порох, пропустить через бетономешалку и залить кукурузным самогоном, то выйдет любопытно. Но съедобно ли?

Два поэта написали учебник по судебной психиатрии; верю, что воспитанницы элитной закрытой школы, читая его, будут пищать от страха и писаться от неосознанного восхищения, даже если не уловят и половины пасхалок.

Я, к сожалению, не воспитанница. Поаплодирую стоя, но перечитывать не буду.

Оценка: 7
–  [  21  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

dimon1979, 3 июня 2019 г. 12:50

Даже и не знаю какими словами описать прочитанное. Мучал я книгу или она меня мучала, но все-таки дочитал, чтобы остаться в еще большем недоумении.

Во-первых, никакой это не роман. Не имеющая внятного начала и ничем не заканчивающаяся история, с редкими вставками хоть каких-то, понятных обычному читателю вещей.

Причём, начиналось всё довольно неплохо, первые 50 страниц читались с интересом. Тем более, соавторы сразу же подтвердили собственные слова о том, что в этой книге будет очень много жестокости и насилия. Читателей ждёт сразу несколько шокирующих сцен, которые редко встретишь на страницах книг, больше такого можно увидеть на экране в фильмах ужасов. Я уже предвкушал какие ещё жуткие моменты меня, как читателя ждут впереди.

Однако, на этом всё хорошее и закончилось. И пошёл какой-то невероятный поток мерзости, ничем не обоснованной, без какой-либо логики и привязки к разным частям книги. Такое ощущение, что это был бред человека находящегося под воздействием всех видов наркотиков, на просмотр галлюцинаций не совсем здорового человека. К сожалению, ничем другим это объяснить я не могу.

С трудом преодолев этот бурный поток сюрреализма, больше похожего на воспоминания душевнобольного алкоголика, читатель попадает в ещё один сценарий. Это вполне традиционный боевик, но с большим количеством жертв. Исходя из прочитанного ранее, сразу же станет понятна судьба всех участников. Именно третья часть выглядит наиболее жёсткой, как раз из-за того, что все действующие лица люди или когда-то ими были. Подобные деяния могут делать только люди разумные, наделённые жутким подобием разума и живущие исключительно чужими страданиями и болью.

Наверное, если бы не первая и третья части этого произведения, которые выглядят вполне достойно, чтение романа «Золотая пуля» стало бы самым большим разочарованием текущего года. На мой взгляд, если оценивать весь роман, это полный провал. А если взять отдельно три истории, то две из трёх написаны на очень приличном уровне. К сожалению, попытка прочитать качественный, русскоязычный роман, написанный в жанре жёсткого и шокирующего боевика, с какими-то скрытыми аллюзиями и смыслами, оказалась провальной.

Оценка: 3
–  [  8  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Crossed, 28 мая 2019 г. 09:47

Я прочитал книгу вчера вечером. Начал читать позавчера, и прям заинтриговало так, затянуло, что аж не терпелось дочитать до конца, чтобы понять, что за чертовщина происходит в мире этой книги.

По жанру книга представляет из себя дикое сочетание постапокалипсиса (первые ассоциации — Fallout и «Бесплодные земли» Стивена Кинга), сплаттерпанка (много, очень много крови и кишок. Лошадь, с которой живьём содрали кожу. Люди, сшитые в нечто единое (отсылка к Человеческой многоножке?) и т.д.) сюрреализма (герой второй истории постепенно сходит с ума, его мучают кошмары и видения, и поэтому зачастую непонятно, что вообще происходит, где правда, а где ложь), и немного вестерна (короткая третья история).

Перед прочтением книги я ознакомился с отзывами о данном творении, и половина из них гласила «Книга чушь! Вообще ничего не понятно что происходит, только кровь-кишки... Авторы намешали винегрет, и его невозможно есть!», а вторая половина читателей говорила, что роман скорее понравился, но он не для всех, для ценителей, особо чувствующих и т.д. и т.п...

Забавно, что из всех отзывов я нашёл только ОДИН, который как-то более-менее логично пытается объяснить сюжет и понять, что происходит в романе. Остальные читатели как будто вообще не пытаются разобраться в сюжете и просто беспомощно машут рукой, типа «ничего не понятно, всё, я пошёл спать, отстаньте!».

ИМХО, на мой взгляд, одна из причин большинства отрицательных отзывов — это непонятный сюжет. И признаюсь, я и сам поначалу ничего не понял. Если первые две истории явно связаны, но оставляли кучу вопросов, ответы на которые я надеялся получить в третьей (хе-хе, наивный), то уже вскоре я понял, что вопросов стало ещё больше.

И если после прочтения у меня, как и, наверное, у многих читателей возникла мысль «Блин, да там вообще никакой логики нет, я даже и разбираться в этом не хочу!», то после некоторых размышлений я таки понял, что происходит (ну, я так считаю). Сюжет, как я его понял, опишу ниже, а пока что расскажу, что понравилось и не понравилось.

Итак, книга состоит из трёх историй. Первые две происходят в мире постапокалипсиса. По атмосфере у меня возникли ассоциации с «Бесплодными землями» Стивена Кинга.

1. История Роба. Понравилась. Прям сразу с места в карьер, и начинается экшен! События разворачиваются стремительно, появляются вопросы, интрига (кто такой Мормо? Кто такая Аэлита? Что вообще происходит?). Действие так и просится на экраны, так как это готовая история в стиле фантастических боевиков.

Роб — бывший солдат с одной рукой, который преследует безумца-маньяка Джека Мормо (хе-хе, ну явная отсылка к Стрелку). Джек действительно безумец, даже по меркам такого беспощадного мира. В этой короткой истории будут горы трупов и финальная схватка с боссом.

2. История Джека, мальчика, который растёт в жестоком мире постапокалипсиса, пытается выжить и спасти свою семью. В целом — интересная, но, как и многие читатели — я буду жаловаться на излишнюю затянутость и многословие.

История самая длинная в книге, занимает больше половины объёма, и многие события я бы просто убрал, так как лично мне уже надоедало читать в десятый раз все эти монологи о страхе, отчаянии, безумии и т.д...

Да, получилось очень атмосферно, и описание событий от первого лица позволяет вжиться в личность Джека, почувствовать всю его боль, безумие, страх и безысходность. Это очень-очень тяжёлый и неприятный опыт, и я постоянно думал «Господи, зачем они все живут в таком мире? Не проще ли им совершить массовый суицид, чтобы не мучиться?».

В общем, атмосферность и стилистика, обилие красивых метафор — понравились.

Излишняя затянутость — нет.

Также, на мой взгляд, слишком много сюрреализма, видений, кошмаров, из-за чего просто непонятно, где правда, а где ложь. Да, это позволяет лучше понять безумие Джека, но из-за этого также улетучиваются попытки разобраться в сюжете.

3. История Бетти. Когда я начал её читать, я ожидал, что это будет та самая Бетти, которую упоминал Роб из первой истории. Ошибся, да ещё как!

Действие происходит вообще в другой эпохе, эпохе Дикого запада, и это всё переворачивает с ног на голову...

Если первые две истории явно связаны друг с другом, то третья выглядит как что-то лишнее. Однако, о разборе сюжете позже, как я и обещал.

История Бетти показалась мне более позитивной, несмотря на трагичный конец. После всех ужасов, творящихся в мире Джека, происходящее с Бетти и её окружением кажется детским садом. Тем более что их страдания были совсем недолгими...

Эта история мне понравилась, и вот её можно было бы сделать подлиннее, рассказать больше о Монро, например, или об отношениях между Бетти и Джеком.

Ну ладно, что есть то есть.

В целом, оценка сразу после прочтения — 3,0 — 3,5 из 5.

Понравился язык, атмосфера, персонажи.

Не понравилась излишняя затянутость второй истории и, на первый взгляд, отсутствие внятного сюжета, что ооооочень сильно портит впечатление от книги. После прочтения сразу возникает мысль «Что??? То есть я просто прочитал книгу и так ничего и не понял??? Я не получил никаких ответов??? Данунафиг!!».

Да, это сильно разочаровывает, заставляет ругать авторов за потраченное время.

Но сюжет в книге таки есть, и сейчас я попробую описать его так, как я понял сам. (спойлеры, спойлеры!!!!)

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Третья история называется «Мост через Совиный ручей», и это отсылка к рассказу Амброза Бирса. В его рассказе главный герой стоит с петлёй на шее, и в своих фантазиях придумывает себе другую жизнь. Жизнь, в которой у него всё хорошо. Но когда в конце рассказа он хочет обнять свою жену — реальность врывается в его фантазии, он ощущает боль в шее и умирает на виселице.

История Бетти — это тоже фантазия. Скорее всего, фантазия Джека Мормо, умирающего возле бомбы от ранений, полученных в схватке с Робом.

То есть, хронологически сначала идёт история Джека, превращение его в безумного маньяка, затем история Роба, который в схватке побеждает Джека.

И третья история — это фантазия Джека о более спокойной жизни в атмосфере Дикого запада, где есть Джек и есть Бетти, и всё не так мрачно. Но даже в этой фантазии всё заканчивается трагично.

И в последние секунды Бетти умирает на виселице (это тоже отсылка к рассказу Амброза Бирса), а бомба рядом с Джеком взрывается (это финал романа, последние строки).

Вот такие дела...

Я думаю, что при повторном прочтении я смогу обнаружить ещё какие-нибудь интересные детали, но для этого нужно сначала передохнуть.))

А за сюжет, который всё-таки есть, я накину 1 балл, поэтому итоговая оценка 4,5 из 5.

Я не рекомендую эту книгу для прочтения всем, потому что она действительно очень своеобразная, далеко не для каждого.Любителям фантастического боевика а-ля Сталкер может понравиться экшен, но отпугнёт излишний сюрреализм и непонятный сюжет со множеством отсылок и аллюзий. Поэтому читайте на свой страх и риск. Такие дела. Всем спасибо)

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Юрий Некрасов «Брандлькаст»

Нортон Коммандер, 6 мая 2019 г. 16:51

Хотите знать один секрет: сюрреализма больше нет.

Едва мерцает тусклый след, как пепел шёлковых торпед.

Волшебный свет чужих планет и в чёрном вальсе лунный бред.

И в пустоте слепой поэт жжёт хризантемы сигарет.

#

Так пели классики. Однако, сюрреализм кое-где очень даже процветает. В «Брандлькасте» он не такой эпичный, как на картинах Дали, и не такой мрачный, как в фильмах Линча; он скорее похож на авангардную, весёлую, но глубокомысленную музыку. Это, в первую очередь, текст. Здесь процесс превалирует над результатом. Иногда кажется, что разрозненные причудливые предложения начинают сплетаться в смутно осознаваемый сюжет, потом его нить снова теряется, но после опять находится, и так до бесконечности. В конце, конечно, даётся совершенно чёткий ответ на вопрос «Что такое Брандлькаст?», но появляется другой вопрос (характерный для всего сюрреалистического) — «Что это было?» . Это была оригинальная история приключений незабываемых помойных эльфов и других, второстепенных, но также удивительных существ (один иуда Моисей чего стоит). Чем-то похожими на этот эксперимент могут показаться разве лишь микрорассказы Эдмунда Шклярского.

#

«А что, если тело – всего лишь смирительная рубашка, скрывающая То Что Внутри. И что, если эта смирительная рубашка, вдруг не выдержит напора демонов, танцующих внутри, и они, перепрыгивая с ребра на ребро, карабкаясь вверх по костяной лестнице доберутся наконец до головы, сметая эту последнюю ненавистную преграду.»

Оценка: 8
–  [  32  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

oleksa1981, 12 апреля 2019 г. 15:13

«А король-то голый!» — вот, что мне захотелось воскликнуть, перевернув последнюю страницу этого... непойми-чего.

Решил я прочесть это произведение после того, как «Фантлаб» буквально запестрел хвалебными отзывами на новый «роман» Врочека и Некрасова. В течение всего января 2019-го я наталкивался на новые и сплошь восторженные рецензии!

И вот, продравшись через это болото претенциозной белиберды, пестрящей огромным количеством бессмысленных отсылок и оммажей к действительно качественным произведениям, я в совершенном недоумении.

Где «кровавый хоррор, пробирающий до глубины души»?! Где же я пропустил то, что «написано невыносимо талантливо»?!

Структурно «роман» разделён на 3 части. Первая ещё ничего: некий коротенький пост-апокалиптический вестерн. Хотя по конец этой части создаётся впечатление, что автор(ы) всё же слегка продегустировали веществ, изменяющих сознание.

Вторая часть (самая объёмная) — это просто... Это просто неприятно и неинтересно читать. Совершенно. И вовсе не потому, что кровь, гной и испражнения льются рекой, а вывернутые внутренности и тому подобные прелести упоминаются едва ли не на каждой странице. Читал я такое и в куда более достойных произведениях. Вторая часть романа это какой-то непрекращающийся невнятный наркотрип, через который приходится продираться лишь для того, чтоб не упустить хоть какое-то рациональное зерно, которое поможет увязать эту словесную помойку, пестрящую выпендрёжными фразами (вроде «Сытно воняло мертвечиной» и т.п.) с первой частью. Я завидую людям, прочитавшим сие за день. У меня на это ушла почти неделя.

Третья и заключительная часть «романа»: классический вестерн. Единственная часть, написаная по-человечески и довольно приятно. Эта часть позволит соединить все куски произведения во что-то, что с большой натяжкой можно назвать «основной мыслью». Хотя удастся это далеко не всем. В первую очередь из-за нежелания этим заниматься.

Одной строкой: «Золотая пуля» это то, что могло бы родиться вследствие противоестественного совокупления «Моста через Совиный Ручей» Бирса и «Судьбы барабанщика» Гайдара. Рекомендовать к прочтению не могу никому. Отговаривать тоже не стану.

Отзыв я написал для людей, которые, как и я, опрометчиво решили что «роман» этот что-то вроде «Тёмной Башни» или цикла о Йоне Шэнноу Гэммела. Даже не близко, ребята.

Оценка: 3
–  [  10  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Sivinskih, 9 апреля 2019 г. 18:06

Если бы кто-нибудь решил написать текст, целиком противоположный тому, что мне нравится, он написал бы плагиат. Потому что «Золотая пуля» уже есть.

- Дикий Запад США с Джонами и Мэри? — получите!

- Постапокалипсис с живыми мертвецами? — получите!

- Отсутствие ясного линейного сюжета? — получите!

- Присутствие всяческого фрейдизма? — получите!

- Хоррор с расчленёнкой? Повествование от лица подростка? Средний палец вместо хэппиэнда? — получите, получите, получите!

А как там с триадой Тайна-чудо-достоверность? О, вот с этим полный порядок. Только учтите, тайны здесь страшные, чудеса недобрые, а достоверность оборачивается натуралистичностью.

Короче говоря, роман идеален для моего антипода.

Вместе с тем, он очень хорош. Образность, динамика, персонажи и места выписаны так сочно и мммм... мясно, что обзавидуешься. Авторы _могут_, но это мы и до «Пули» знали.

К сожалению, избыток образности играет скверную шутку с текстом.

Шокирующие элементы, на мой взгляд, должны подаваться строго дозированно. Только тогда они шокируют.

В «Золотой пуле» столько смертей, мучений и несправедливости, что очень быстро всё это перестаёт бить читателя по морде. Остаётся что-то вроде отстранённого просмотра Марвеловского комикса (если бы Марвел снимали «Ночь живых мертвецов»). Круто, ярко, зрелищно. А сопереживания почти нету. Только любопытство: кто там очередной сдохнет и каким образом?

Странный, в общем, опыт для меня. Я завидую тому, как это сделано, я признаю, что роман коровьим зубом из голливудской улыбки выламывается из того, что я обычно читаю и уж тем более пишу, я вижу, что это – уникальная, крутая штука, но советовать прочесть «Золотую пулю» любителям комфортного чтения не возьмусь.

Роман, безусловно, красив. Красотой ядовитого существа или полёта пули в замедлении. Им можно восхищаться.

Если не боитесь.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Yadaswer, 7 апреля 2019 г. 08:17

Не-рецензия на Золотую пулю

Имею желание поделиться своим мнением относительно «Золотой пули». Это не рецензия, а выдержки из переписки с Шимуном Врочеком, одним из авторов романа. Осторожно, много спойлеров!

Впечатления по горячим следам:

Шимун, привет! Ну и задачу ты мне задал — оценить Золотую Пулю...

Только что дочитал роман — и сижу растерянный. Мозг вынесен напрочь.

Пока не могу собрать книгу воедино, пока не понимаю. Однозначно, это было круто! Очень круто! Но ЧТО ЭТО было...

Пока первая мысль — двое героев по пути к смерти спускаются в личный ад.

По-хорошему, нужно перечитывать книгу заново, вылавливать все подсказки, намеки, смыслы. Нужно сидеть и собирать в голове всю книгу воедино.

PS: Лет десять-пятнадцать назад я зачитывался Андреем Дашковым, Я-часть (прим: часть романа, написанная от первого лица) «Золотой пули» вернула меня в те замечательные времена. Очень рад, что у жанра «мистический крышесносящий чёрте-что» есть современные последователи :)

Да, Я-часть далась мне тяжело, временами воспаленный мозг просил передышки — но оно того стоило! Путешествие в ад получилось незабываемым.

PPS: книга точно мощная, эмоции вышибает с невероятной силой. И финал — как хедшот, переворачивает всё с ног на голову!

Впечатления чуть позже:

У меня ощущение, что посмотрел «Шоссе в никуда» Дэвида Линча.

Я не зря говорю о «Шоссе» (это один из моих любимых фильмов, чтобы понять, посмотрел его раза три). Эмоциональных переплетений довольно много. И психофуга — которая является ключом к фильму, тоже, похоже, имеет место в книге.

Пока я наслаждаюсь книгой, как эмоциональным «раздражителем» — она меня проняла, это точно. Разум пока не догнал задумки авторов, но не всегда это так уж и необходимо. Мы смотрим картины в музеях и видим каждый своё. Если картина хорошая — то ты обязательно что-то увидишь. Своё.

На данный момент я понимаю книгу так —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
это история Бетти и Джека. История их смерти. Умирая, они творят новую реальность (психофуга). Исковерканная (отцом) психика Джека превращает его в сплав себя и Мормона — Джека Мормо. И Мормо мстит всем вокруг, всё глубже погружаясь в ад.

Беттти ни в кого не перерождается, но видит реальность по-другому. В одной реальности она убивает Бака перьевой ручкой, в другой из револьвера. В одной реальности — Аэлита это имя куклы и воображаемой дочки Бетти, в другой — ведьма, идущая по следам Мормо.

У меня не очень укладывается в эту версию фигура Стрелка (возможно, он третий герой, подверженный психофуге — и он является объединителем смертных реальностей Бетти и Джека) и девочка Апач. Её роль я полностью не понял. Возможно, ответ в стихотворении про золотую пулю и в её имени (с именем точно нужно разбираться, оно не зря менялось и не зря стало «индейским»). Надо найти будет в тексте стихи.

После второго прочтение книги:

Моя финальная версия:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
при повторном прочтении отметил, что повествование о Стрелке, я-часть и Бэтти происходит в разное время. Бетти — это чистое прошлое, времена Дикого Запада. Между Я-частью и Стрелком 80 лет разницы (Мормо упоминает, что таскал мать с сестрой 80 лет).

Т.е. пересечение всех героев с одинаковыми именами чисто иллюзорное. Это разные люди, но типажи всё те же. Времена меняются, люди — нет.

И объединяет все три пласта мысль Бетти о том, что грешники убивают невинных людей. И когда всех хороших не станет, Бог покарает условный Садом.

Хороших людей истребляли раньше, истребляют сейчас, будут убивать в будущем — и Золотая пуля от Бога (бомба, ждущая своего часа) настигнет грешников.

Это не идеальное объяснение, пазл, если честно, так и не сложился — но как версия вполне имеет право на существование :))

Оценка: 10
–  [  29  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Angvat, 5 апреля 2019 г. 16:23

Посреди некоей комнаты стоял огромный стол. За ним сидели всего трое, одна женщина и двое мужчин. Женщина выводила перед собой на листе бумаги «Академия проклятий/заклятий/выклятий/тряклятий», первый мужчина занимался почти тем же, только писал «Наши там /здесь/вон тут/ мать его везде», а перед вторым, на котором был надет противогаз, просто лежал обрывок с цифрами «33/34/35 и харе, мне и так норм».

- Ребята, а никому не кажется, что мы немного того, перестарались? – спросила женщина, не отрываясь от своей писанины.

- Мммх-гмммхм? – спросил мужчина в противогазе.

- Метростроевец, ты намордник свой сними, а то мы с Попаданцем ни слова не понимаем.

- Я говорю, с чего ты это взяла? – спросил тот, кого назвали Метростроевцем после того, как все-таки избавился от противогаза.

- Да не знаю… Пусто как-то… Может не следовало нам вот прям всех-всех убивать и только нами тремя все полки заваливать? Может, кого отставить все же можно было?

- Пффф, Маша, что-то ты сентиментальная какая-то сегодня, — сказал Попаданец, тоже не переставая писать. – Ты что, сама соплей начиталась, что твои рабыни пишут?

- Ну может кого еще рядом посадили бы, веселей бы было.

- Да кого? Поделки под западную конину? Потаенные деревни всякие? Этого, как их, Лит Рэпэгэ? Я ему, кстати уголок у себя в чулане отвел, пускай радуется. Или этого покойного, как его там, «Энтогенеза?»

- Кого-кого? – задумчиво спросил Метростроеевец, выводя на столе ножиком «Здесь бы Сталкер. А теперь здесь я».

- Вот-вот. Никто. Ты б еще НФ про светлое будущее захотела вернуть, Галактическая.

- Ахтись, Попаданец, я еще в своем уме. А вдруг ее кто читать начнет от безысходности.

Внезапно в комнату ворвался одетый как ковбой человек и принялся палить в воздух из револьвера. Все трое посмотрели в его сторону и поморщились.

- Ты кто еще будешь? – с кислым лицом спросила Мария.

- Я – очередное претенциозное произведение, призванное избавить фантастику нашу от тирании вашей!

- Ну вот, опять… Накаркала, Маша. Ты чьих вообще будешь? – спросил у гостя Попаданец.

- Я – сюрреалестический постапокалипсис-сплаттерпанк-хоррор-вестерн с аллюзиями.

- О как загнул. То-то я чую «Мертвыми землями» пахнуло. И «Малифо» немного подванивает, — сказал Метростроевец, продолжая царапать ножиком на столе. – И не вылупляй зенки на меня так, я тоже умные слова знаю, а тырить всякое-разное из буржуйских настолок есть давняя русская традиция. Ты в натуре фраерок своими формулировками на понт нас взять пытался? Кхм, простите, заносит иногда. Специфика работы, знаете ли. В смысле, не удивил. Да и лицо у тебя какое-то знакомое, мил человек. Кажись еще недавно ты носил такое вот, — Метростроевец кивнул на лежащий рядом противогаз, — а не эту шляпу. Ну да ладно. Чем еще удивлять будешь?

- Сложноподчиненным повествованием из трех частей, с отсылками и аллюзиями…

- Что словно любовники страстные будет переплетаться аки сакура с бамбуком… — начала Мария, но тут же осеклась под тяжелыми взглядами двух своих коллег. – Ладно, молчу. Только не надо опять заводить про кнопку, которая могла бы меня стирать из реальности, лады?

Слово снова взял Метростроевец:

- Ша, какая маза, чики-брики. Ну давай глянем, че за хабар ты нам притаранил, книжонку опус твой полистаем. Кхм, еще раз нижайше извините, само вырывается... Тааак… Значит однорукий ковбой гонится за маньяком со швейной машинкой. Это точно не Малифо? Так, плоские шуточки вроде ремарки распятой девушке «Ты только никуда не уходи». Пойдет. Кстати, зачем она вообще была в сюжете кроме этой сцены да платья с вырезом? Хотя не мне спрашивать. Галлюциногенные приходы одобряю. Да не в том смысле! Я всегда трезвый пишу, вот почему все такое заунывно-серьезное. А вот и бомба, бомбы я люблю. И… и все? Эмм, ну такое, читать можно, даже целый цикл если что сделать. И игру. Три игры. И ответвление про бабу, у нее явно потенциал есть. В пяти томах. Если чего обращайся, я в таком деле специалист. Хотя ж ты, наверное, и так в курсе. Так, про что там вторая часть… Ой не, муть какая-то, теперь Попаданец ты напрягись.

И с этими словами Метростроевец через стол перебросил книгу Попаданцу. Тот не переставая писать правой на лету поймал ее левой и скосился на нее одним глазом.

- Так, что тут у нас. Маленький мальчик по бойням гулял… Таааак… Аллюзии на Гайдара… Твен бы куда больше подошел. Не пришей быку хвост, отсылки ради отсылок? Я так тоже могу.

- А чего тогда почти не делаешь? – спросил Метростроеевец.

- А зачем? Ты с Машей тоже не напрягаетесь. И так купят.

- Резонно.

- Ладно, продолжим. Иии… Иии это вроде как пугать должно? Отвращение вызывать? Или что? Оно бы может и сработало, не будь так затянуто и перенасыщено. Короче, мне надоело. Так, третья часть что-то там про девочку. Машуля, Галактическая ты наша, держи, это по твоей части.

- А может без меня? А то мне еще нужно названия трем циклам выдумать и псевдонимы пяти ЮОП.

- Кому-кому?

- Юным и одаренным писательницам.

- Ааа, опять банальности типа незажженными словами называть пытаешься. Ладно, не ломайся, для тебя тут раз плюнуть.

- Ну ладно, давайте кратко пробегусь. Значит, девочка говорите. Малолетка, кругом жесть, ранний трагический сексуальный опыт, концовка так себе, продолжения не напишешь.

- И все?

- А еще что? Растекаться слезами по бумаге я и сама могу, без всех этих ваших сплаттер-хорроров или как там их. А вообще книга – винегрет. Того намешали, этого прикрутили, в результате дьявол знает, что вышло. Если салат залить машинным маслом вместо подсолнечного да гаек насыпать вместо горошка, это конечно оригинально, но не факт, что съедобно. В смысле писать вестерн с кровякой, а потом совать в него отсылки на детского советского писатели, да сверху эту все историей типа Анны Франк прихлопывать – так себе идея. Давай, Метростроевец, подведи уже какой итог, а то мне некогда. Прибыль считать надо. В смысле книги писать, разумеется.

Человек уже без противогаза аккуратно взял книгу и вернул ее ковбою.

- Короче, мил человек, все слышал. Иди отседава, нечего тебе с нами делать. В смысле, соизвольте проследовать к выходу из помещения.

- Но меня ж вроде все хвалят…

- Ой, ты еще чутка погодь, люди вообще все будут хвалить, что не мы втроем написали. От безальтернатвности. Знаешь, Маш, может и правда не стоило всех убивать, а то и правда скучновато становится. Хотя может и нет, мне и ведь и так норм.

А ты свободен. Не ты нас сюда сажал, не тебе и выпроваживать.

-А кому?

- Читателям, светел пень, кому ж еще, — снова подал голос Попаданец, решив окончательно закрыть вопрос — А они этого, ясен-красен, делать не собираются. Нас ведь так, только снобы всякие жиденько поругивают время от времени, но многие все равно и читают, и покупают. Хотя я и сам уже порой не понимаю, зачем… Короче, как ни крути, чтобы «фантастику вашу поднять с колен наших», одной претенциозности явно маловато будет.

ЗЫ. Только что вы прочитали неоправданно затянутый отзыв с тремя весьма условно связанными заглавными персонажами, изобилующий зачастую ненужными отсылками и аллюзиями, некоторые из которых столь тонки и специфичны, что поймут их возможно лишь тараканы, живущие в голове у автора сего отзыва. Нижайше извиняюсь за сие безобразие и многообразие, но какая книга, такой и отзыв.

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Shab13, 2 апреля 2019 г. 12:19

Словно змей Уроборос из мертвецов, гнили, крови и костей, пожирающий себя, так и роман зациклен сам на себе. Каждая история — новый виток громадного змеиного тела, новый виток ужаса, боли, безумия. Те же актеры играют те же роли в тех же декорациях, каждый раз немного по другому, словно в поиске той идеальной роли, идеального образа. Те же метафоры интерпретируются немного по другому.

Безумие настолько плотно, что я еле из него выкарабкался. Метафор и образов настолько много, что я потерялся в них, как в лабиринте.

Согласен с многими отзывами — роман не хороший и не плохой, но чтобы понять это — надо попробовать с головой нырнуть в кольца Уробороса, и дотянуть до конца.

А может лучше не надо?..

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Sandr2012, 2 апреля 2019 г. 11:15

Я купился.

Купился на интригующую аннотацию и имена авторов, Ок, только на имя Шимуна Врочека, но все же.

Купился на яркую обложку, на интересный сетинг и отсылку к Стрелку из «Темной башни» Кинга.

Купился и отдал свои, пусть не большие, но деньги за книгу.

В замен я получил много оставшихся без ответов вопросов, и чувство, что меня обманули.

Хорошего в книге — стиль и отличные описания происходящего, этого у авторов не отнять.

Более и менее неплохие начало и завязка первой истории.

Я бы даже сказал начало, кинематографично, и это по настоящему красиво.

А дальше, увы что-то пошло не так.

Пошло и переехало авторов Золотой Пулей и Коровьим Черепом в придачу.

Дочитав до конца, я вывел, очевидно, главный девиз Врочека и Некрасова, по отношению к своему тексту:

перефразируя героя «Упражнения в прекрасном» Шамирова, девиз этот звучит так — «Не знаешь как писать — пиши странно!»

А странного в книге много. Не страшного и пугающего, как мне обещали, а именно странного.

Можно ли называть три условно, с дикой натяжкой, связанные, ни по сюжету даже, по духу, истории романом? Не знаю.

Специально, давать одинаковые имена персонажам не связанных историй и потом никак этого не пояснять?

Самим запутаться в написанном, и бросать все на полу слове?

Можно ли не дать ответ ни на один из поставленных в книге вопросов?

Оставлять на пол пути все начатые сюжетные линии, городить новые и так же останавливать недосказанными?

Толком не довести ни одного персонажа до логической, даже не развязки, хотя бы до удобоваримого объяснения?

Все выше написанное не относится к третьей заключительной части, она то дописана и досказана до конца, вот только

никакого отношения по большому счету к происходящему в первых двух частях она не имеет.

Не связывает разорванные сюжеты, не сводит вместе героев, ничего.

Читатель все, нет ВСЁ-ВСЁ, должен додумывать сам? а в чем тогда роль писателя?

Кажется Шимун Врочек сел писать постапокалипсис в духе Башни Кинга, с револьверами, мистикой, диким западом и ведьмами,

но его за работой укусил Юрий Некрасов, и все скатилось в шизоидный хорор, не страшный, а тягучий и липки как всё описанное во второй части.

Читать это скучно, цепляющих моментов всего пара, писанина не пугает, хочется поскорее получит ответ зачем вообще все это, и конечно же этого ответа в финале нет.

Отдельно хочется написать про Золотую Пулю, которая золотой же нитью должна проходить, объеденяя, через все три истории.

Но и этого не происходит. Более и менее вписываться в логику появление золотых пуль в первой части,

но потом авторы по своему обыкновению забивают и на пули и на читателей и на такой важный атрибут своей истории.

Про специально придуманный авторами термин Гайдар-вестерн, я тихо молчу.

Замануха чистой воды и не более.

Структура второй части натянута на этот термин, но названия глав часто не соответствуют происходящему и живут своей жизнью.

В финале — мне жаль неплохой идеи, утонувшей в каком есть, слегка наплевательском, исполнении авторов,

хотя ведь все для написания хорошей истории было в наличии, и отличное владение языком, образы, фантази.

Но что-то пошло не так. Что-то прилетело, возможна та самая Золотая Пуля с Коровьим Черепом в придачу.

Увы.

P.S. Рекомендовать Золотую Пулю я никому не хочу.

Но и не рекомендовать так же не стану.

Хотите со вкусом покопатся в сюре и бреде, в шизоидном-хорорре, безсмысленном и беспощадном как он есть, Вам сюда!

Хотите поискать смыслы, черную кошку в темной комнате, особенно когда ее там нет — не проходите мимо!

Нет здесь архи-идей, мысль что самое страшное чудовище — человек, я ни новой, ни спойлерной не счситаю,

но задуматься местами Пуля заставляет, хотя бы для того что бы себе придумать и объяснить все не стыковки и выпавших героев.

Напоследок хочется вспомнить ведьму из начала-середины первой истории. Все сюжетно связанное с ней отлично!

Ведьма — героиня достойная отдельной истории.

Оценка: нет
–  [  13  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

mr_logika, 31 марта 2019 г. 14:17

«Сытно воняло мертвечиной», Врочек, Некрасов «Золотая пуля», М: «Эксмо», 2019, стр.131.

«Сон разума рождает чудовищ», испанская пословица.

По примеру Авторов сразу возьму быка (или коровий череп) за рога, но начну всё же издалека, т. е. с третьей части, действие в которой происходит задолго до событий частей первой и второй. В этой (третьей) части предсказан Огненный Столп и названа причина, которая заставит Бога потерять терпение. Праведников осталось совсем мало. Их убивают, причём свои, не чужие. Но и праведники хороши! Даже наиболее способные к сопротивлению ждут расправы, как жертвенные бараны, рискуя при этом не только своими жизнями, но жизнями близких. Удовлетворение действиями сил Добра читатель получает разве только от того, что один из самых гнусных негодяев в романе оказывается убит дважды и каждый раз своими жертвами — несовершеннолетними девочками.* Но есть вопросы. Зачем отец Бетти возвращался к безногому индейцу и потом что-то там врал дочке про волка? Почему Мормон ждал Однорукого Стрелка, а среди членов банды его не оказалось? Если бы здесь была перекличка с первой частью, где Джека Мормо преследует однорукий Роб, то зачем в третьей части специально упоминаются «сильные загорелые руки» «человека, которого звали Роб»? За что индейцы убивают отца Бетти, мирного фермера, никогда их не обижавшего?

Но это мелочи и, несмотря на всё перечисленное, третья часть наиболее удачна. Первая же просто никуда не годится по очевидной причине — невозможности хоть как-нибудь привязать к дальнейшему повествованию Аэлиту, которая, как сразу начинает казаться, должна сыграть в сюжете немалую роль. Мормо её распял, Роб ударил (вполсилы врезал, сломал нос), но Авторы поступили с Аэлитой ещё хуже — они про неё забыли навсегда. Не смогли придумать, что с ней делать и выбросили, как балласт, пожертвовав даже алым платьем с длинным разрезом. Имя Аэлита встречается в книге ещё раз (стр. 373), но это выглядит настолько беспомощно, что хочется выразить Авторам соболезнование.

Вторая часть, написанная в жанре шизо-триллера (причём, шизо здесь категория определяющая), гораздо больше двух других. Очевидно, иначе было трудно соорудить вокруг этой арены достаточно протяжённый забор из названий (31 название) произведений Аркадия Гайдара — повестей, рассказов, очерков, пьес... Роман «Школа» (о мальчике, затянутом в водоворот Гражданской войны) тоже, конечно, не забыт — так названа глава, содержание которой наиболее отвратительно из-за присутствующего в ней немереного количества грязи, крови, блевотины, трупов и монстров**. Соответствия содержания глав их названиям искать не стоит, оно или едва уловимо («На графских развалинах», «Всадники неприступных гор») или полностью отсутствует («Судьба барабанщика» и т. п.). Исключение одно — глава «Проклятая дочка». Не знаю, встречается ли ещё где либо в литературе описание родов у живой женщины ребёнка, зачатого от ожившего трупа. Нет, наверно, и тогда это ещё один вклад Авторов в современную фантастику. Джек рассматривает лицо этой девочки, своей трёхлетней сестры, как бы через увеличительное стекло и видит, что «в трещинках на этой маске уже копошились какие-то микроскопические твари, клещи или многоножки, они всегда там жили?». Но этот вклад второстепенный. Главное то, что до сих пор никому ещё не удавалось так «тонко», исподволь обгадить те идеалы, за которые сражались когда-то прадеды двух «молодогвардейцев», чьи имена стоят на обложке книги. Нельзя сказать, что это сделано совсем уж ненавязчиво, но цель достигнута, исполнение впечатляет — живой читатель, смотрящий на все ужасы сквозь вышеупомянутый забор и ищущий различия между праведниками и негодяями, даже не дочитав книгу до конца, становится на шаг ближе к живому трупу.

*) В первой части Роб вспоминает эпизод, очень похожий на описанный в третьей части, и, хотя майор в его воспоминаниях по имени не назван, читатель, добравшийся до последней страницы, автоматически именует его Баком.

Ещё раз Бака убивает игломётом то ли Джек, то ли малышка Ит (написано специально так, чтобы было не разобраться), когда тот существует в виде живого трупа.

**) Возможно, специфика работы над одним произведением вдвоём привела к тому, что Авторы слегка запутались среди порождённых коллективным разумом чудовищ. В главе «Пусть светит» Джек прибивает к двери здоровенными гвоздями Змеесоса (только его одного), а в главе «Пулемётная пурга» в рассказе Джека встречается фраза: «Плоть под моими руками была ничуть не ужасней, чем гвозди, которыми я прибил Птеродактиля.»

PS. Просматривая книгу (даже почти перечитывая заново), обратил внимание на одно необъяснимое обстоятельство. Дважды в романе происходит и тщательно описывается сражение героев с бандами мелких монстриков. В первой части с ними расправляется Роб, во второй (на бойне) Джек наблюдает за дракой мелюзги с Птеродактилем. Так вот, среди этих мелких и весьма жутких созданий нет девочек. Только мальчишки. Почему? Ведь в группе Тимура Гараева девочка, хоть и не сразу, но появляется. В повести «Пусть светит» есть шестнадцатилетняя комсомолка Верка. В «Школе», правда, девочек нет, но всё-таки, какой же Гайдар-вестерн без девочек-монстров?

Цель просмотра книги была другая — искал упоминание о чёрной арабской крови и втором горлуме. Кое-кто утверждает, что в книге это есть, но я ничего подобного не нашёл.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

beskarss78, 28 марта 2019 г. 19:46

Из четырех главных героев

Кто же бессмертней остальных

Мужчина, женщина, винчестер

Или заколка в волосах?

.

Три источника и три составляющих.

Кинг Стивен — «Темная башня».

Ковбойско-апокалиптические мотивы. Пустыни, обломки — человеческие и технические. Погоня, преследование, игра в салочки, гонка по кругу, где в центре — след кукиша от главного вопроса жизни. Короче — борьба героя с куда более сильным злодеем на топологическом поле артефактов и намеков. Эротизм и смерть, ковбойская шляпа и сколько новых пуль.

Дилени Сэмюэль — «Пересечение Эйнштейна». Тема расцветающей мистики на фоне распада/проблем технологии. Была война, а может, она еще продолжается, но люди пытаются как-то жить, проводить ярмарки, тянуть дороги, при том, что лучше от этого явно не становится. Полевые реанимационные комплексы — как пауки. Деньги, подставы, разбой — и государство то ли крепнет, то ли крепчают все граждане, у которых, у всех, не может быть нормальных документов, и нет настоящего порядка, потому как война, и они все разбойники, и правда, не добрые ведь люди, и надо тянуть соломинку, кто из них добрый, а кого расстреляют за крысятничество казенного хабара... Дизъюнкция слабовата, согласен.

Зюскинд Патрик — «Парфюмер». Тема становления злодея. Берем обычного такого Тома Сойера, то есть Гекльберри Финна, ведь там проблемы с отцом, и начинаем наваливать на мальца червей, смерти, дьявола, идиотию мира, мутантов, счетчики, антихриста, побеги, расстрелы и много-много швейных иголок. Практически машинка «Зингер» и чапаевский пулемет сплетаются в оргазмическом единстве, а все против белых, но поскольку политкорректность, то все теперь белые и никакой жалости. И вот смерть задерживается, потом снова задерживается, а потом лучше зашивать людей, потому как они вроде и не умирают.

Даже если это не злодей.

Вдруг это — герой?

.

И в финале взорвётся бомба.

.

В романе есть логика, но её не надо искать, иначе придется переплавить на пули звезды из бесконечного ряда орденов генсека, взять на плечо пулемет и караулить авторов холодными осенними вечерами, чтобы задать им вопрос «нахрена» и подарить чеканную фразу (которую закажут у граверов и старой индианки. Кто закажет?).

Из тех романов, которые как школа жизни — но лучше пройти ей заочно. То есть лучше и пройти, и прочитать, и продраться сквозь текст — который куда легче «Радуги тяготения» и приятнее бухгалтерского отчета. Читается легко, будто протыкаешь вязальной спицей тушку потрошеной курицы. Но потом приходит что-то вроде отходняка, ты будто в который раз читаешь «Подземный гром», бродишь с испанским римлянином по улочкам вечного города в поисках смысла жизни и пока не можешь, не можешь, не можешь её найти. Жизнь? Возможно.

Роман с ароматом бреда. Людей становится так мало, что полубогам, силам и различным демонам — надо воплощаться лично. А может быть это архетипы и типажи, полубоги американской культуры, которые теперь выясняют отношения. А может быть не выясняют, а просто срастаются между собой, возвращаясь к первозданному хаосу, к религиозным мечтаниям трилобита, таким простым и прямолинейным, что нет ни имени, ни... ква-ква-ква.

И величайший недостаток романа (ну что, нельзя было выбрать другое слово? Крупный, значительный, заметный, выпуклый, режущий, мешающий) это его вторичность. Чтобы раскатать читателя в блин аллюзиями классических ужастиков и стандартизированных кошмаров — требуется знакомая система образов. Визуальных образов. Картинок и силуэтов. Потому авторы тянуться, тянутся, тянутся сквозь подземные ходы нашего подсознания на другую сторону земного шара — в Америку. Страну вчерашнего апокалипсиса и сегодняшнего кольта, ведь мы все видели фильмы про него. Вестерн ядерного гриба, танго бреда на костях. И в этом нажаханном (укранизм, ведь «жах» это ужас, но и еще игра слов, потому жахнули ядрёные бомбы) месте, где знаком диагноз каждого Маска Макса и маленький городок точно не может быть добрым и благим населенным пунктом — авторы и пытаются развернуться.

Они берут ручной стартер от машины времен Гражданской войны (но только нашей), и начинают заводить двигатель своего произведения, наматывая на сюжетную ось лица, надежды, страсти, счета, поступки и самые дорогие, по шесть долларов, компромиссы.

И сюжет имеет место быть, ближе к концу можно опознать персонажей, сравнить их с началом, с первыми впечатлениями. Оценить ттрансформацию игральных карт в процессе раскладывания пасьянса.

Но зачем?

Ведь эти образы должны как-то вернуться обратно. Сойти с экрана, обрести плоть, стать знакомыми и привычными — то есть соседями и коллегами. Но они остаются именно персонажами из бесконечного потока движущихся картинок.

Героев достаточно. Без горки. А брадобрей Прокруст все гонится за усами Дали, в то время как тот давно стал пейзажем барбершопа, и подмигивает нам окном, висящем в жарком полуденном небе.

Эмоциональные порывы персонажей важнее мира.

Я вас предупредил. Аромат, послевкусие, а посередине — экзистенциальная мышь, с пятью хвостами, прищемленными в двери — её глаза, как фонари, блестят в огнях встречных тепловозов. Фокусник сдергивает покрывало с цилиндра, а там — золотые пули. Которые — бомба.

Оценка: нет
–  [  21  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

nickel, 25 марта 2019 г. 17:39

Прочитав рецензию Василия Владимирского и многочисленные отзывы на данный роман, не могу не внести и свои пять копеек в этот поток. Тем более, что похвалы кажутся лично мне чрезмерными, чуть ангажированными и не вполне конкретными, а ругань некоторых — избыточной. Ну в самом деле: «ведь именно таким должен был быть Кинговский «Стрелок»» (цитата из одной 10-бальной рецензии). Окститесь, господа: не Кингу учиться писать у Врочека и Некрасова. Ну смешно же, ей-богу! Господа рецензенты: хотите похвалить — так хвалите, но имейте же ещё и совесть (да и литературный вкус не помешал бы)! Не дай бог кинговскому «Стрелку» походить на данный роман. Да и авторам, надеюсь, было неудобно подобное читать: всё же именно в стилистике «Стрелка» выдержана первая (лучшая) часть «Золотой пули».

А теперь от истерических похвал некоторых адептов перейду к собственно роману.

Прежде всего не могу не отметить энергетическую мощь произведения и умение Врочека и Некрасова создавать сильный видеоряд. Тут и многочисленные яркие сравнения (порой «на грани фола»), и незатасканные словесные конструкции (увы, перемежающиеся с — пусть и редкими — штампами; похоже, авторов до того быстро нёс поток их собственного произведения, что на «вычитывание» часто не хватало времени и сил), и неожиданные эпитеты — правда, точность и уместность частенько приносились в жертву оригинальности. Однако, во-первых, язык не всегда адекватен описываемому (повторяются сравнения — про подол тьмы, например; порой встречаются чисто речевые корявости и несогласования определений с существительными по роду последних и т.п.); во-вторых, мне кажется, что в «серединной» (и самой большой) части произведения мяса и внутренностей всё же многовато, и они, как бы это помягче выразиться... перестают работать. Т.е. вместо мощного воздействия оказывают тошнотворное. А это вряд ли хорошо. Тонны мяса, костей и внутренностей, вываленных на читателя, из средства художественного взаимодействия с читающим превратились в самоцель. Такое ощущение, что не только главный герой, но и сами авторы не смогли выйти из боен. Да, так бывает, что писатель настолько упивается собственным творением, что уже не чувствует, когда пора остановиться. Но мне как читателю этот ливер за что?! Художественные причины уже отработаны многократно, а мясорубка всё крутится и крутится... Да ещё и периодически содержимое помойного ведра выливается доверчивому читателю на голову. И опять-таки: всё это вполне допустимо — и даже обязательно порой — в случае художественной обоснованности. А её-то здесь явно недостаточно.

И ещё один момент: частенько не вполне понятно, что происходит. Я довольно опытный читатель, имею многие сложные произведения на своём, так сказать, счету и потому имею наглость утверждать: причина не в моей недостаточной квалификации, а в определённой смысловой невнятице, вообще присущей данной книге. Авторы прекрасно понимают, что именно происходит в данный момент в их книге, но творят столь стремительными, резкими, широкими и сочными мазками кисти, что не всегда отдают себе отчёт в том, что до читающего картина доходит не полностью, воспринимается им иначе, чем осознаёт её писатель.

Уровень замысла и нерядовой характер исполнения романа, безусловно, чувствуются. Но потому и критерии оценивания выше, чем применяемые к средненьким российским фантастам (которых, впрочем, лично я читать не стану). Сравниваю с лучшими, ибо Врочек и Некрасов, надеюсь, к такому сравнению и стремятся... В мутном (в основном) потоке современной российской фантастики «Золотая пуля», безусловно, выделяется и запоминается. Однако читателю с традиционными вкусами или сильным рвотным рефлексом (и я здесь отнюдь не о качестве произведения говорю; речь идёт о чистой физиологии) я бы роман ни в коем случае не порекомендовал. Книга сугубо экспериментальная и исключительно в качестве таковой должна рассматриваться и оцениваться.

Оценка: 6
–  [  39  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Hohmach, 18 марта 2019 г. 22:59

Роман не понравился.

Сразу замечу, что я горячо люблю объекты авторских отсылок — в частности, Тёмную Башню и прозу Кормака Маккарти, так что аннотация обещала мне чуть ли не книгу мечты. Но не сложилось.

Роман поделён на три части, три истории. Скажу несколько слов о каждой в отдельности.

I. Первая история рассказывает о том, как некий маньяк уходит в горы, а стрелок преследует его (да, прямо так и написано). Эта вещь небольшая, и мне она скорее понравилась. В ней много ярких образов, и написана она брутальным чеканным слогом, отсылающим к вестерн-литературе. Правда, не совсем понятно, что хотели сказать авторы на идейном уровне, и зачем нужно было так сильно привязываться к Тёмной Башне, но, тем не менее, читается всё это с интересом и удовольствием. Странно только, что авторы не стали прописывать мотивацию к погоне, вместо этого заставив гг раз за разом удивляться, а зачем он, собственно, продолжает идти за маньяком. Эта показная бесцельность происходящего, по-моему, не идёт тексту на пользу. Но я согласился с таким раскладом — ок, авторы просто показывают нам красивые картинки. Пусть так, читаем дальше.

II. А дальше начинается ад, причём вовсе не в том смысле, в каком хотелось бы. Вторая история, которая занимает порядка 60% от объёма книги, написана совершенно другим слогом, и этот слог ужасен. Многословность, обилие подробностей, накрученных запросто, через запятые. Рефлексия и физические ощущения через каждые три шага. Подробнейшие описания того, как у гг кровь застыла в жилах, и где у него заболело, и какая мышца заныла, и т.д., и т.п. Вместо того, чтобы выбрать одно-два точных слова, пишутся все пять-шесть, которые пришли на ум. Любое, даже самое будничное описание растягивается на десяток страниц. Шизофренически-бессвязные диалоги. Прибавьте к этому нарочитую непонятность и запутанность сюжета. Из-за всего вышеперечисленного текст едва ли можно выдержать. И дело вовсе не в крови и кошмарах — дело в том, что описано всё это до того нудно, избыточно и неумело, что воспринимать невозможно. Просто не верится, что это писали те же люди, что и первую часть. Думаю, тут одно из двух: либо авторам очень нужно было нагнать объём, либо они верят, что такой стиль каким-то образом усиливает восприятие описываемых кошмаров.

III. Третья история, как это ни смешно, написана на стыке первых двух. Начинается она тем же чеканным слогом из первой части, но не успел я расслабиться и погрузиться в текст, как понемногу он снова стал едва читаемым. Сюжет здесь чуть более конкретен, и потому всё-таки читается с чуть большим интересом.

Возникает вопрос, можно ли это вообще считать романом. Рискну сказать, что нельзя. Истории вполне автономны, а все их пересечения ограничиваются, скажем так, туманными намёками. Например, некоторые персонажи (и кони) из разных времён и мест носят одни и те же имена. Периодически возникают образы из соседних историй и мутные параллели между ними. В отзывах всё это получило щедрые интерпретации — параллельные реальности, сны, наркотрипы. Но, если не ударяться в СПГС, то станет очевидно, что это не настоящие взаимосвязями, а лишь оправдания тому, что три совершенно разных текста существуют под одной обложкой.

И нет, я не считаю, что любое произведение обязано быть логически связным и рациональным. Я смотрел все сезоны «Твин Пикс» и остался в восторге, хотя это принципиально алогичное и сюрреалистическое полотно. Но не всякому дано быть Дэвидом Линчем, тем более в литературе, где такие вещи, как мне кажется, провернуть в разы сложнее.

Здесь нет ни захватывающего сюжета, ни интересного сеттинга, ни внятно сформулированных идей, ни эстетически приятного текста. Есть лишь фактура, которую уж слишком тяжело воспринимать из-за, скажем так, особенностей стиля. И я, большой любитель вестернов и постапокалипсиса, не понимаю, зачем я это прочитал. Кому-то эти картинки, конечно, понравятся, но я всё-таки жду от литературы более проработанных и вычищенных текстов, более цельных сюжетов и какого-никакого идейного наполнения.

Извините, если кого обидел — я всего лишь читатель со своим частным мнением.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Deliann, 14 марта 2019 г. 15:50

Второй книгой необычной серии «Сломанный миф» стала «Золотая пуля» Шимуна Врочека и Юрия Некрасова. Книга эта получилась странной и очень «на любителя», из-за чего и отзыв писать на нее – дело непростое.

Роман состоит из трех частей, каждая из которых представляет собой смесь «Стрелка» Кинга, «Костяного» Провоторова и духом Сапковского с Гжендовичем в разных пропорциях. Это если смотреть на части по отдельности. Вместе же они представляют такую заковыристую головоломку, что закрадываются подозрения, будто к авторам в гости заходил Томас Пинчон в образе Пинхеда и вместо шкатулки Лемаршана подарил эту книгу, попросив добавить побольше жести.

Итак, три повести, три ненадежных рассказчика, три сюжета, в чем-то противоречащих друг другу, в чем-то дополняющих. Первая история самая интересная: охотник за головами преследует опасного маньяка, обладающего большой магической силой на фоне постапокалиптической Америки. Написано здорово, много ярких деталей и персонажей, много действия и сшитых людей. Вторая история самая кровавая: мальчик Джек вынужден пройти сквозь ад, чтобы спасти своих близких. Много насилия, повествование становится болезненным, ощущение дискомфорта сохраняется у читателя до самого конца. Третья история самая грустная: девочка Бетти пытается жить в мире ожесточенных людей. Именно в этой, последней, повести ткань повествования рвется, и вместо стройной общей картины происходящего читатель получает винегрет идей и образов, которые еще и вступают в конфронтацию между собой.

Вообще, больше всего книга напомнила мне серию фильмов «Фантазм». Там тоже было сложно отличить реальность от сна, даже герои не всегда понимали, что происходит наяву, а что привиделось.

А вот писательский слог похвалить стоит, да. Причем я могу произнести эту похвалу как с сарказмом, так и без него, потому что наравне с очень ярко и кинематографично выписанными сценами встречаются незабываемые пассажи в духе «вонь облепила меня мокрой простыней» или «моя голова – расколотый пополам арбуз. Из нее струями рвутся в небо руки, сотни, тысячи хватких щупалец…». Я в сюрреализме понимаю мало, а тут он еще и смешанный со сплаттерпанком, так что запоминается надолго, да.

В целом же, пожалуй, неплохо. Позже книгу перечитаю, поищу дополнительные смыслы. А пока, с интересом жду продолжения серии.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

shadowdancerrr, 10 марта 2019 г. 21:07

Если подходить к тексту формально, перед нами три истории, происходящие в далёком будущем после и во время нескольких ядерных войн. Человечество более-менее успешно сохраняет остатки высоких технологий, но ментально сползает в новые тёмные века.

Жанр определить сложно: тут и постапокалипсис, и вестерн, и постмодернистское путешествие по любимым книгам детства, от ужасов Стивена Кинга до детских рассказов злого брата-близнеца Аркадия Гайдара. Поэтому жанр я назову в конце, после того, как сниму маску с авторов.

Три истории связаны между собой. И если первые две более-менее твёрдо объединяются общими персонажами и событиями, то третья, формально, уже о других людях и других событиях. При этом персонажей зовут также, выглядят они также и события перекликаются с тем, о чём мы читали ранее. В моём пересказе это, должно быть, читается как бред сумасшедшего, но на самом деле авторы решают таким образом несколько задач.

Во-первых, нам показывают, что тотально атомизированное общество лишено целостной картины мира. Никакая память, никакие факты не могут быть общепризнанными, если человек в мире «сам по себе». В романе даже простейшее примитивное объединение людей по родовому признаку случается ненадолго и ценой колоссальных усилий. Отсюда и разная трактовка любых событий. То, что кому-то кажется рейдом на вражескую базу, на самом деле окажется разграблением мирного поселения. Или наоборот. По сути, герои «Золотой пули» живут во времени новой мифологии, новой кровавой античности, поэтому реальность зыбка, субъективна и наполнена эхом поступи тёмных богов.

Сложновато для постапокалипсиса, да?

Во-вторых, авторы намекают, что смысл текста зарыт не в догонялках посреди радиоактивных прерий и мутировавших книг. Главный посыл книги вообще не про фантастику. «Золотая пуля» — экзистенциальный роман (вот маски и сорваны). Это роман о том, какой ад и ужас приносят с собой другие люди. А самый-самый главный ужас человек всегда носит в своей душе, и все наши проблемы и страхи тянутся из детства и детских травм.

В этом смысле, весь текст «Золотой пули» — это такое долгое, немного упорядоченное и слегка структурированное автоматическое письмо, написанное авторами в рамках сеанса психотерапии. И я уверен, что, дойдя до точки, Юрий и Шимун почувствовали невероятное облегчение. Они уже прошли своей Долиной Смерти, и теперь очередь страдать выпадает их читателям.

Текст дискомфортный. Роман содержит множество сцен насилия, пусть без особых подробностей, но хорошо вам от них не будет. Чем дальше, тем глубже мы проваливаемся в мир ненависти, предательства и отчаяния. Вдобавок, как персонажи жестоки друг с другом, так и авторы постоянно играют с нами, обрывая наши лапки Познания и крылышки Логики.

Поэтому я заранее понимаю всех, кому не понравится «Золотая пуля». Она и мне не понравилась.

Вместе с тем авторские игры с текстом завораживают. Как и сам язык, очень красивый, образный с яркими острыми диалогами во всех ключевых сценах.

Образы золотой пули, бомбы, долины Смерти перетекают из одной истории в другую. Отсылки к другим книгам переплетаются. И всё это создаёт ещё один уровень понимания текста, почти неосязаемый, но крепко западающий в память.

Поэтому я заранее понимаю тех, кому книга понравилась. Ведь она понравилась и мне…

В целом, «Золотая пуля» — хороший экзистенциальный роман об ужасах человеческой души, замаскированный под атомный вестерн с нанотехнологиями и скальпами.

Дочитать «Пулю» сможет только искушённый читатель. Это не книжка для посиделок с чаем вечером после работы. Это труд, и у читателя должна быть жёсткая мотивация, чтобы пройти этот путь за авторами до конца. Но, думаю, тот, кто осилит Долину Смерти, неизбежно станет лучше.

Оценка: нет
–  [  7  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Варья, 8 марта 2019 г. 15:56

За мной с ноября должок, а я никак не могу себя заставить его отдать: есть в душе какие-то струны, которые звенят долго, если задеты. Не написала отзыв на Золотую пулю сразу, а потом писатель за писателем, мастер слова за мастером слова высвечивали все те слова, которые я хотела написать, но не могла сложить. Как можно использовать их после таких людей?

Не люблю вторичность, но Пуля ждет своей жертвы.

Недавно на фоне другой книги я поняла, чем хороша Золотая пуля для читателя моего типа.

1. Она действительно кинематографична. Каждая фраза вызывает живые образы. Но не отдельные друг от друга: ты открываешь роман и начинаешь смотреть это кино, а иногда падать в него так глубоко, что уже чувствуешь запахи, телу жарко от пустынного солнца, а затылок будто чувствует чей-то прицел. Трилогия двух хороших артхаусных режиссеров, не жалеющих ни читателя, ни героев.

Мне очень важно погружаться в книгу и жить в ней до конца.

2. В ней есть ответы. Она не вызывает постыдного вопроса «Ээээ... и чо?» Тонкими линиями дыма и пороха, остающимися от вылетевших из эпизодов пуль, герои связаны с кем-то внешним, с собой-другими, с чем-то еще внутри романа. То, что должно из чего-то прийти и куда-то уйти, не теряется.

3. Катарсис. Есть атмосферные книги без сюжетов, от которых не нужно это ощущение. Есть детективы, которые держат тебя в напряжении и заставляют гадать, а потом раскрывают все карты, доставляя особое удовольствие. Здесь катарсис в моментах связки эпизодов между тремя частями. Три моих главных момента — это сам финал, ноги девочки и женщина, держащая своего ребенка на вытянутых руках.

4. Вдохновение. Ролевик часто использует персонажей и истории из фильмов и книг для своих квент в играх — так легче начать формирование персонажей для себя или других игроков, когда делаешь игру. Писатель часто вдохновляется тем же. Пуля богата на материал, который можно брать и использовать.

Да, важный, но самый сложный для многих эпизод — это бойни. Если трудно идет, скажите себе: я крутой читатель, крутой как Джек, я смогу.

Потом вы поймете, что вы и на грамм не Джек, но вы хотя бы были где-то рядом с ним, когда он это проходил.

Вы не спасете маленького мальчика.

Девочку.

Никого из них.

Но вы можете прочитать о них книгу. Возможно, самую необычную в своей жизни.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

heresyhub, 1 марта 2019 г. 16:17

«Эксмо» запустило серию неформатной фантастики «Сломанный миф» — и удачно начало ее постмодернистским gore-вестерном двух нестандартных соавторов. Врочек Шимун до того, как занялся циклами, был королем жестких, черных и прекрасных мини-повестей, где ломал каноны и восхищал мрачной поэзией. «Золотая пуля» — это его коллаборация с Юрием Некрасовым, широко известным в узких кругах автором «Брандлькаста», сюрреалистического издевательского фэнтези, в котором языковые игры полностью замещали и маскировали историю. Для отечественного фанта, где языковые игры ведут к крикам и судорогам фандома, это было интересно, поэтому неудивительно, что два автора, изобретательно совершавшие с эльфами ужасные вещи, объединились.

«Золотая пуля» состоит из трех частей, первая из которых мрачная, живописная и в своем роде прекрасная, а затем книга окончательно слетает с катушек. Формально это черный, нуарный вестерн в постапокалиптическом мире вымышленной Америки с элементами сюрреализма, но мощно замешанный на слэшер-эстетике. Классика постапокалиптического вестерна здесь мешается с gore-традицией эксплотейшнов + добавляется легкий религиозный декор и щедрые, явные отсылки к другим книгам (от совсем уж издевательских — к «Стрелку» Кинга, Гайдару и «Человеческой многоножке» — до вещей потоньше). Такой «гипертекстовый» постмодернизм — это уже старомодно (еще один пример — комикс «Фронтир»). Но это средства, а в центре истории — самоубийственный поход охотника за головами, который не хочет, но все-таки следует за «чистым злом», маньяком, сшивающим из живых людей чудовищные скульптуры, и то, что заставляет людей становиться маньяками (или быть таковыми в чужих глазах). Резкость, мрачность и суровая, извращенная красота нарисованных картин мира, где нет справедливости, а милость будет наказана, хороши, но дальше подключается еще несколько слоев — история подается глазами разных героев, а сердцевину романа занимает инициация мальчика Джека, проходящего через страдания и кошмары, преувеличенные до масштабов трэш-хоррора. В какой-то момент книга окончательно разваливается, утопая в частных картинах очередной красочной жести и превращаясь в свалку кровавых сцен.

«Золотая пуля» позволяет вольно собирать итоговую картинку и видеть части истории разными глазами, но все средства, которые используют авторы, с трудом могут что-то сообщить. Большой недостаток романа в том, что эти инструменты в нем полностью заслоняют цель. Роман можно расшифровывать, но он к этому не подталкивает, порой представляя собой просто набор упражнений по описанию многообразных путей боли и страха. Складывается ощущение, что и Некрасову, и Шимуну просто не к чему применить свое знание языка; они здесь знают, что и как хотят сочно обрисовать, но словно не понимают, зачем именно это обрисовывать и для чего кому-то это читать. И с точки зрения текста как вызова или склейки упражнений «Золотая пуля» выглядит круто, в ней есть яростная энергия, а вот с точки зрения романа она работает с трудом. Возможно, это тот случай, когда роман собирать было необязательно, для меня бы лучше сработала разбивка внутри межавторского сборника рассказов, который собирался бы в атмосферную картину логикой читателя (и плевать, что издательства такое не любят).

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

ruthana, 27 февраля 2019 г. 12:38

Я долго думала, как описать свои ощущения от прочитанного. При том, что мне нравится и слог и манера повествования, и меня дичайше впечатляет история и её многослойность, я испытываю сильную боль, когда пытаюсь рассказать о пережитом (прочитанном).

Я искренне рекомендую эту историю тем, кто любит игру писателя со своим читателем. Книга полна отсылок и оммажей, и эти литературные загадки приятно разгадывать.

Также рекомендую её тем, кто любит непростые многослойные истории, свойственные магическому реализму.

Книга весьма натуралистично описывает физиологию страданий и безумия – и практически не предоставляет возможности вынырнуть из этого ада. Это стоит учитывать.

Если говорить о внутреннем содержании, то книга, несомненно, о пути и путешествии. Вслед за потребностью воздаяния – другим и себе. О трансформации живого в разлагающееся. И о желанной смерти, которая заканчивает разложение.

Золотая пуля летит сквозь все части, прошивая их в единую большую историю. Авторы говорят, что книгу можно читать в любом порядке, но мне ближе всего текущий вариант: от постапочной горькой пустыни через фантасмагорию выживания в разложении к яростному реализму вестерна.

Гнилости и разложения в книге _действительно_ много. И я прошу вас, не останавливайтесь, читайте дальше. Не пренебрегайте этой гнилью, впустите её в себя, чтобы прочувствовать безумие во всей полноте. Только так можно прийти к третьей части книги: готовым к тому, чтобы узнать, наконец, настоящую историю Бетти.

Последняя часть расставляет всё по своим местам. Отправляет пулю в полёт.

Она не даёт однозначного понимания, кто же такие герои книги и как они связаны друг с другом. Но она приносит удовлетворение (не радость и не облегчение, нет) от того, что все страдания закончились.

Гнилое уничтожено. Возмездие свершилось.

Золотая пуля долетела

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Сергей755, 26 февраля 2019 г. 01:16

Сразу скажу, на прочтение данного романа меня сподвигли две вещи: во-первых, отсылки к «Тёмной Башне» Стивена Кинга, которые прослеживаются, начиная с аннотации к «Золотой пуле»; во-вторых, тэг «сплаттерпанк», который проскакивал в многочисленных, в основном хвалебных, рецензиях на этот роман, опубликованных ещё до его выхода. Плюс ко всему, «Золотая пуля» вместе с романом «Эль Пунто» Виктора Колюжнюка открыла новую серию «Сломанный миф», в которой, как понимаю, планируются к выходу сложные и нестандартные, написанные на стыке сразу нескольких жанров произведения российских авторов. Решил поддержать рублём это начинание (новую серию) издательства. В общем, указанных выше причин вполне хватило, чтобы не пройти мимо этого романа. Не стал «откладывать в долгий ящик» это дело и почти сразу же после выхода «Золотой пули», приобрёл эту книгу и приступил к чтению.

Выдался незапланированный выходной день (немного приболел и сидел дома на больничном), поэтому думал «взять книгу наскоком» (прочитать «в один присест»), видя небольшой объём романа. Ничего подобного не вышло. Прочитал первую часть (100 страниц) и отложил на некоторое время, так как повествование оказалось слишком мрачным и депрессивным. Лично для меня это не тот случай, чтобы читать «не отрываясь». Если в самом начале романа прослеживается некий линейный сюжет, то начиная с флэшбеков (сначала Джека — про рыбалку в лодке с отцом, потом сразу Роба — про заправочную станцию и Бетти) связный сюжет постепенно уходит в сторону и удержать нить повествования становится всё сложнее. Я, честно, какое-то время пытался удержать эту логическую связную нить повествования, но она постоянно «выскальзывала у меня из рук» и, начиная со второй части (истории мальчика Джека) я бросил это дело и просто наслаждался авторским слогом, который в романе очень хорош, а сюжет (весьма условный) проходил где-то рядом. Ну а авторский стиль действительно очень хорош, этого не отнять. Не читал до этого других произведений ни Врочека, ни Некрасова, но по прочитанной части романа чувствуется, что красиво писать и тот и другой умеет. Ну, по крайней мере, один из них — точно.) Единственное, во что не очень верится, так это в то, что действие происходит в Северной Америке, пусть и после ядерной войны. Всё таки, когда Америку описывают неамериканские авторы — это не совсем то (не совсем Америка, что ли). Но это, опять же, не критично.) Ещё немного мозолило глаза «залипание» буквы «и» в слове «тииииик». Иногда её было, ну очень чересчур много.

Что касается отсылок на другие известные произведения. Небольшие отсылки к кинговскому «Стрелку» имеются, но это, не более, чем отсылки. Сами авторы романа, кажется, говорили, что, в «Золотой пуле» есть такие же отсылки или аллюзии и на других достаточно известных авторов, не только на Кинга. «Тёмная Башня» — просто один, из самых известных и напрашивающихся примеров, но, «Золотая пуля» это совсем не «Тёмная Башня (или что-то там ещё) в миниатюре», а вполне себе самодостаточное произведение, несмотря на кажущееся по описанию сходство.

Концовка (третья небольшая часть романа) из разряда «додумай сам», то есть она ставит больше новых вопросов, чем даёт ответов. Наверняка, придётся по вкусу любителям и ценителям всякой странной и нешаблонный литературы. Только вот вопрос: готовы ли любители пораскинуть мозгами после прочтения подобного произведения, продираться через литры пролитой кровищи и прочие непотребства, которых в романе «Золотая пуля» (особенно во второй его части) предостаточно?

Ещё хочется сказать пару слов об издании «Золотой пули» в серии «Сломанной миф». Из-за увеличенного (зачем-то?) формата и использования пухлой бумаги книга выглядит очень солидно. Внутри же очень крупный шрифт, то есть общий объём текста совсем не большой. При желание можно прочитать за вечер, но у меня, повторюсь, не получилось, хотя свободное время было. Обложка, на мой вкус, очень стильная и минималистичная. По-моему, как раз то что надо для такого произведения.

Краткий итог: хотел получить сплаттерпанк, получил его с избытком, за некоторые сцены (при прохождении Джека через бойни) отдельный респект авторам от меня, как от любителя подобной жести. Хотел получить отсылки к «Тёмной Башне», их тоже получил достаточно, особенно в первой части («Медведь и ведьма уходили в горы, а стрелок преследовал их» (с)) Но, помимо этого получил так же очень много сюра, да и много ещё того, что не очень люблю. Своеобразное эстетическое удовольствие от романа безусловно получил, прежде всего от стиля и слога повествования, но, лично мне не хватило связного выдержанного сюжета. Постепенно всё стало напоминать какой-то поток сознания, уж простите. С жанром романа всё очень сложно: здесь и постапокалиптический вестерн и хоррор, переходящий в сплаттерпанк и сюрреализм и даже местами какая-то психоделика. Короче, намешано очень много всего. Кому-то, возможно, такое может понравиться, я же предпочитаю более стройные логическивыверенные сюжеты. Моя оценка: 7 из 10.

Оценка: 7
–  [  15  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Цефтриаксон, 25 февраля 2019 г. 16:11

Дублировать отзыв из колонки не хочу (плюс там есть музыка и картинки!), пишу с задержкой и впечатления уже улеглись и слегка смягчились.

Заодно и чужих отзывов почитал, и дико удивлён экзальтацией читавших.

Нагромождение образов и натужное вбивание в голову читателя фарша с гноем лишь вызывает скуку.

Как мозг достаточно быстро перестаёт воспринимать запах испорченного мяса, когда ты находишься в морге с выключившимися неделю назад холодильниками, так и тут.

Избыточность образов мгновенно превращают ужас и отвращение в рутину. Слегка разбавленную постмодернистскими играми.

Но это пожалуй не сильно портит общее впечатление. Есть кое-что примиряющее со всем этим.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Как ни странно, я не назвал бы то, что получилось мрачным или ужасным.

А благодаря третьей части — даже можно сказать что есть хэппиэнд. Не для героев повествования. Для читателя.

От души наигравшись с кишками в кровяном желе, авторы наконец-то возвращают читателя в привычное пространство восприятия. Жёсткое и неприглядное. В реальность, что может бить сильнее всех этих онейроидных глюков.

Простите. Оценку не могу пока поставить. То значение что тянет поставить — будет смотреться как выпендрёж. А завышать не позволяет объективность.

Лучше прочесть и составить оценку самостоятельно.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Юрий Некрасов «Брандлькаст»

Amryt, 19 февраля 2019 г. 22:56

Не рекомендую — ленивым читателям, желающим отдохнуть и расслабиться за легкой книжицей. Глупым читателям со сравнительно малой начитанностью. Читателям без чувства юмора и воображения.

Это потрясающее, глубокое произведение, полное метафор и аллюзий, аллегорий и каламбуров. Написанное необычным авторским языком ярко и образно.

До того, как приступить к чтению, я решила, что это будет веселая детская книжка о двух чертенятах с городской свалки, привычные приключения, как в советских сказках, когда мелкие народцы из фольклора бродят по домам современных людей, подворовывают, совершают пакости и так далее. Я еще никогда так не обманывалась в своих ожиданиях. Во-первых — ничего детского. Во-вторых — мир абсолютно не похож ни на один, ни из книг, ни из фильмов, я и не предполагала, что в наше время кто-то способен создать что-то в этом роде, при всем обилии миров из книг, фильмов, сериалов и игр. Ничего даже знакомого. Чего только Башни стоят — я буквально медитировала над каждой, перечитывала про них домашним вслух. Да, мелкие пакостники и воришки — но совершенно в новом антураже. Да и сами персонажи не так просты, как ожидалось — хотя очень понятны эмпативно и эмоционально. И настолько же понятные и близкие каждому сердцу проблемы — любовь, семья, самопожертвование, сложный выбор ради близких, стремление к мечте, необходимость делить мечту и цели с близкими, культурный и эмоциональный багаж, который несет с собой каждый человек — в ярких метафорах и нестандартных образах. Порой до слез. С хорошей философией.

Рекомендую — опытному читателю, не читающему наискосок, любящему загадки и метафоры, желающему поразмыслить над прочитанным. И всем тем, кому надоела обильная волна гладко написанных пустых книг, похожих друг на друга. Кто хотел бы что-то совершенно новое, необычное. И да — быстро вы эту книгу не прочтете, какой бы ни была у вас скорость чтения. Ее можно было бы взять с собой на необитаемый остров.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

avsergeev71, 17 февраля 2019 г. 18:13

В процессе чтения романа вдруг возникла неожиданная мысль: а ведь именно таким должен был быть Кинговский «Стрелок». Должен был, но, увы, не стал. Хорошо помню свое разочарование после первого прочтения «Стрелка»: не таким виделся мне «сдвинувшийся мир» постапокаллипсиса, — нет, он просто обязан был быть жестче и ярче. Намного жестче и намного ярче. Но Король ужасов по каким-то неведомым мне причинам ограничился эдаким лайт-вариантом: то ли воображения не хватило, то ли не захотел пугать читателей, то ли сам не захотел пугаться. Вместо реального мира мне показали причесанную фэнтезийную репродукцию, да и то через мутное стекло. Толерантный и мягкотелый Запад, — что с него взять.

А вот авторы «Золотой пули» не стали щадить ни себя, ни читателей. И на недостаток воображения явно не жалуются: через несколько страниц текста на меня глянул подлинный «сдвинувшийся мир», по которому идет настоящий Стрелок, а не его мутное отражение. Да, этот мир запредельно жесток, чудовищно кровав и инфернально страшен. Но при этом почему-то безоговорочно веришь в его реальность и понимаешь, что на этот раз тебя не обманули. Как говорится, добро пожаловать в ад! И да, пристегните ремни понадежней, приготовьте валерьянку и уберите женщин и детей от экранов, — мало не покажется ни кому.

Роман реально пугает, безо всяких скидок и натяжек. При этом, я бы затруднился четко определить жанровую принадлежность романа. Хоррор, ужасы, сплаттерпанк? Безусловно. Все это присутсвует просто в неимоверном количестве, — метры жанра, тихо завидуя, нервно курят в сторонке. Но все же это — не просто ужасы. Вернее так: это — не ужасы ради ужасов. Жанр ужасов роману явно тесноват. Хоррорная составляющая напрочь тонет в литературных и философских глубинах произведения. Буквально через несколько страниц осознаешь, что все эти шокируюшие картины, не более чем средство, чтобы привести читателя в нужное состояние: снять с него шелуху условностей, понятий и догм, и полностью обнажить его восприятие. Шокированный, ошарашенный, ошеломленный читатель начинает воспринимать текст уже не мозгом даже (то есть опосредованно), а напрямую — голым нервом.

Да, это — реально тяжело и очень больно, и, наверное, не всем по плечу. Но никто ведь и не обещал легкого чтения. Хорошая литература — это всегда труд, всегда усилие для читателя. А то, что «Золотая пуля» именно хорошая литература (я бы даже сказал — Большая Литература), не вызывает никаких сомнений. Прекрасный русский язык, филигранный стиль, отточенный слог, — я получал истинное наслаждение буквально от каждого предложения, — явно выделяют книгу из ряда обычных «ужастиков». И отрадно осознавать, что русский хоррор (если это все же хоррор, а не нечто большее) поднят в данном романе на такую заоблачную высоту.

Остается пожелать авторам не ронять достигнутой планки в дальнейших своих произведениях. А я надеюсь, что эти произведения не заставят себя долго ждать. Ну а «Золотая пуля» конечно же будет всячески рекомендована мной для прочтения.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

RK, 16 февраля 2019 г. 17:32

«Золотая пуля» — что это? Сколько тут историй? Три? Или одна? Или ещё больше? О чём эта книга? Что тут, чёрт дери, вообще происходит?

Прочитав эту книгу, я не могу до конца ответить ни на один из этих вопросов. Бодрое начало, в котором я услышал отголоски «Тёмной Башни» Кинга, сменилось историей мальчика... И эта история била меня по лицу, ломая нос, выбивая зубы, калеча и уродуя. Липкое, вязкое повествование, где я заблудился и увяз, периодически теряя нить и обретая её снова. И финал... такой, казалось бы, спокойный, но такой же жутковатый.

Вообще вся книга пропитана атмосферой мрачной безнадёги, и читатель, вместе с героями, в слепую бредёт не по умирающему, а по уже мёртвому миру. И никогда не знаешь, что тебя ждёт за поворотом. Эдакая смесь тёмного фэнтези, сплаттерпанка и постапокалиптического вестерна.

Понравилась ли мне книга? Да, понравилась. Смогу ли я посоветовать её кому-нибудь из своих друзей? Сомневаюсь. Тут нет привычного ясного повествования, зато есть огромный лабиринт, дойти до финала которого может далеко не каждый. Уникальная книга, с которой стоит обязательно ознакомиться, но... только если вы уверены в своих силах.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Alex Provod, 11 февраля 2019 г. 03:01

Текст-чудовище.

Я не могу написать на эту книгу простой и понятный отзыв. Это как пытаться программировать крестиком или что-то вроде того. Это несовместимо..

Представьте себе – вы сидите за столом, увлечённые разговором с незнакомцем. Он рассказывает лихую историю, про ковбоев и стрелков после конца света, и про охотников за головами, про Запад, который ядерная война снова сделала диким; интересную историю, только вот почему-то вы замечаете что стало немного темнее, может, туча закрыла солнце, и вам кажется что вы не узнаёте некоторых слов, что история звучит не на том языке на котором вы начали её слушать, что кровь стучит в голове в такт чуждым словам, а из слов знакомых остаются только кровь да ужас, боги, да ведь вся история – липкая кровь и лютый ужас, а за окнами ночь, и всё плохое уже случилось, а рогатый собеседник мёртвым голосом грохочет на незнакомом языке, хотя у него нет рта — его коровья челюсть отломана; и самое жуткое что вы понимаете его рассказ.

Кровь стынет в ваших жилах, язык липнет к нёбу, мозг охвачен электрическим пламенем, и когда вам удаётся сморгнуть сухими, как мраморные шары, глазами, то видите солнце.

Потом понимаете, что ненадолго отключились и вам привиделся кошмар. Незнакомец рассказывает вам крепкую и связную историю. Правда же? Правда? Она интересная, только вот что-то с ней не так.

Меркнет свет. Слова становятся другими. Коровий череп собеседника ревёт из темноты.

Таков этот текст. Он — чудовище. Я бы написал это в его графе «жанр».

…Интересно, что ознакомительный фрагмент, тот что свободно лежит в сети, не даёт никакого представления о книге. У нас есть будущее, говорит фрагмент, есть пыль и ржавчина, приключения и монстры, есть порох в пороховницах и патроны, есть тень Тёмной башни и даже стрелки.

У нас есть только Бойни, говорит книга. У нас есть всё, кроме выхода. У нас есть кровь, и нежность, и тоска, и лють, и жуть, у нас есть ужас который раздавит тебе голову, у нас есть картины которые ты никогда уже не развидишь, у нас есть безысходность, только она, у нас есть прах в пороховницах и золотая пуля в барабане, а наша тень темнее самой тёмной башни. И да, это водонапорная башня, но ты её запомнишь. Ты всё запомнишь, хочешь ты того или нет.

Пожалуй, я не встречал более безысходного произведения. От того, как буднично поданы здесь страшные вещи, страшные решения и события, становится не то что неуютно – становится не по себе. И это чувство не исчезает, стоит отложить книгу – оно стоит за плечом, держит, не отпускает. К нему привыкаешь. И потом, когда заканчиваешь читать, ты ещё не раз оборачиваешься, мол, а где моя безысходность?...

Ты думаешь: нет так не может быть они не пойдут на это, нет, так нельзя писать, вы же провалитесь в какое-то иное измерение от такой концентрации безысходности, мир не выдержит в этом месте, концентрат эмоций, как кислота, разъест ткань реальности, как расколола её ядерная война в романе, пробив в мире дыру до самой мистической изнанки, до чужеродной хтони, до ада; но они идут на это. Они – это авторы. У них нет сострадания, нет пощады.

А проваливаешься ты сам.

Иногда слишком глубоко, не только в кровавую грязь хоррора, но и в кипящее месиво сюрреализма. И каждый раз, когда думаешь что всё, ты не можешь этим больше дышать, тебя сейчас выбросит из текста, из истории, из мира, срабатывает точно сбалансированный механизм авторского мастерства и повествование возвращается на крепкие рельсы сюжета. Текст всё время держит тебя на удочке, бросить его решительно невозможно, даже когда его почти невыносимо читать.

Финал должен был стать тем куском, который позволил бы сложит пазл, но финал – тихий, лиричный даже в ужасе, такой контрастный с ярким безумием основной части книги – просто разносит ваш пазл на куски.

Я совру, если скажу что у меня есть чёткая версия произошедшего. Можно трактовать это по-разному, благо заголовки частей дают намёки, хотя ими вовсе не обязательно пользоваться.

Мне не хватило чёткой линии, обеспечившей бы мне понимание. Понимание мягко выбили у меня из рук, и оно утонуло в ледяной воде третьей части, лиричной, тихой и печальной.

Самой страшной части.

Я говорил вам, что у авторов нет жалости. Ни к вам, ни к героям, ни, наверное, к себе, потому что написать это и в процессе не вынуть себе душу не представляется мне осуществимым. Возможно, у авторов теперь нет души. Будьте к этому готовы. Возможно, роман написал коровий череп. К нему вы быть готовы не сможете.

Это странная, отлично написанная, тоскливая, яркая, талантливая, бесформенная, дикая, страшная, плохая, хорошая, неповторимая, бешеная, мёртвая, живая, ни на что не похожая штука.

Перечитывать «Золотую пулю» я не стану, но как явление — запомню навсегда.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

kalmoth, 10 февраля 2019 г. 09:03

Раз уж пошла такая пьянка...

«Золотая пуля» — очень визуальная книга, она практически просится, чтобы ее экранизовали, причем в виде нескольких новелл и несколько разных режиссеров — например, Терри Гиллиам, Гильермо дель Торо, и Тим Бёртон. Я могу мечтать, нет? Это несмотря на то, что роман воспринимается именно как единое изделие — разные по текстуре куски необходимы, чтобы повествование тарарахнуло: тусклая латунная гильза, капсюль, зернистый порох, золотая пуля.

Стоит отметить и вот какое обстоятельство. Когда автор пишет или режиссер снимает кино про места, где никогда не был, которые не чувствует на инстинктивном уровне, есть очень высокий риск, что, несмотря на самые благие намерения и вроде бы высокий профессионализм, получится та самая развесистая клюква. Тошнотворно разительный пример — если продолжать оперировать категориями кинематографа — «американская трилогия» Триера. Авторы вряд ли спали под открытым небом в Вайе Гранде, отмокали в горячих источниках Охо Калиенте после нескольких часов в седле на неравномерно костлявой спине злонамеренного кусачего коня, посещали могилу медведя Смоки в национальном лесу имени Линкольна, или пытались угрызть кусок свободолюбивой и жилистой нью-мексиканской коровы, но им каким-то образом удалось не слажать в создании атмосферы и проработке деталей: видимо, дают себя знать уважение и любовь к материалу, в чем как раз трудно заподозрить толстых и привилегированных тараканов, вечно что-то празднующих в голове одного датского режиссера. Подтверждаю: даже черемша в вышеупомянутой вулканической кальдере Вайе Гранде растет, лично жрал. Да, и бомб этих у нас ну вообще как грязи.

Наконец, сказать свое слово и при этом не оказаться безнадежно вторичными на фоне литературно-виртуально-кинематографической панорамы, над которой долго и плодотворно работали Стивен Кинг, Ким Ньюман, студия Bethesda, Уолтер Миллер, Джим Джармуш, Джордж, светлая ему память, Косматос, и многие другие — это надо суметь.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В̶с̶е̶ ̶у̶м̶е̶р̶л̶и̶ И ТУТ БЛИН ВЗРЫВ НАФИГ КИШКИ В СТЕНУ ФИГАК МОЗГИ КОСТИ РАСЧЛЕНЕНКА ЧЕРВИЕ ТРУПЫ БЕШЕНО РАЗДРЮЧИЛО НАХРЕН РАСКОЛБАСИЛО В КЛОЧЬЯ ЗОМБИ МИРОМ ПРАВИТ АТОМНЫЙ САТАНА, но все равно книга почему-то скорее оставляет светлое впечатление — уж и не знаю, как...

Оценка: нет
–  [  6  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

InigoMontoiya, 8 февраля 2019 г. 03:19

Сложно однозначно определить эту книгу. С одной стороны, она может изрядно раздражать читателя, который любит линейное повествование с одним и тем же составом персонажей, понятным сюжетом и детальными, кинематографичными описаниями. С другой стороны, она представляет собой интересный композиционный эксперимент, жанровый коктейль, причудливый хоровод из трех историй.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

История Роба выглядит наброском. Нет подробных описаний персонажей (лишь общие слова), зверств маньяка Мормо (так что же там было в итоге: “мясной ком”, “мизансцена”, составленная из трупов, “человеческая многоножка” или гора тел, которую венчал Медведь?), сюрреалистичных видений. Хоть авторы и утверждают, что щадить читателя не было их целью, у меня сложилось впечатление, что в первой истории они именно это и делают: щадят читателя. Как будто не хотят, боятся описывать все во всех сочных и мерзких подробностях подлинного постмодернизма, предпочитают отворачиваться, строить разные предположения вместо того, чтобы увидеть одну единственную картину, все ее отвратительные детали и показать их читателю.

История Джека Мормо, безусловно, самая подробная из трех. Картинка абсурдного, безумного мира после Апокалипсиса. Восстают мертвые тела, восстают и мучают живых. Мутации, уродства, каннибализм, безысходность через призму восприятия подростка, который пытается как-то справиться, но… не может. Бойни, сквозь которые прошел Джек, и поселок Костяной равнины, куда пришли самые несчастные и неприкаянные, стали для меня самыми яркими и четкими местами повествования. При всем своем ужасающем, сверхъестественном безумии и тоскливом отчаянии из всего, что входит в книгу, по-моему, они лучше всего поддаются визуализации.

История Бетти самая простая. Она закольцовывает, сшивает, хоть и грубовато, “на живую нитку”, все три истории. Она будто происходит в совсем другом времени, отдельном от времени двух предыдущих историй. Заставляет гадать: то ли это три разных сценария, разыгранных авторами с участием похожих персонажей, то ли единое повествование, пробелы в котором предоставляется заполнить читателю с помощью воображения. Шагнул ли несчастный Джек Мормо из второй истории в третью, чтобы умереть, безуспешно защищая Бетти и ее семью, затем возродиться, сшитым из кусков разных человеческих тел, и шагнуть в первую историю, стать монстром, зверски убивать и самому быть убитым Робом, банда которого уничтожила семью Бетти? Или это были три разные истории, две из которых случились после Конца Времен, а одна — в далеком прошлом, в эпоху ковбоев и индейцев?

Так или иначе, во всех трех частях одно и то же олицетворение окончательного избавления от всех прижизненных страданий. Можно сказать, что золотая пуля-бомба и есть “God’s golden shore” из песни “A Man Of Constant Sorrow”, которая нет-нет да и поминается авторами в ходе повествования. Поминается, к слову, неуклюже, и это несколько портит впечатление от книги (а ведь существует вполне удачный перевод текста этой песни на русский язык, а не просто неловкая калька с английского). Да и печаль лиричной кантри-песенки, известной по комедии “О, где же ты, брат?” братьев Коэнов, у меня не вяжется с тем отчаянием и яростью, что испытывают Роб, Джек и Бетти.

В общем и целом книга, не лишенная как достоинств, так и недостатков, представляет собой довольно любопытное чтиво. Авторам вполне удается заставить читателя сочувствовать героям всех трех историй, какими бы они ни были и что бы ни совершали.  

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Lota, 7 февраля 2019 г. 18:44

Рада, что столько есть людей, которым книга понравилась. А у меня не пошла.

Меня книга цепляет, если удается установить какой-то как бы контакт с персонажем. Если возникает сопереживание. А оно сильно тогда, когда герой получает разный опыт и проживает разные состояния. Если герой всю дорогу беззаботен и радостен, и ничто на это не влияет, сопереживание не возникает. Но если он только страдает, вообще без перерывов — то же самое.

Обе части по началу обнадеживают.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вот с героем происходят плохие и страшные вещи; потом вроде случается передышка, где его лечат. Тоже немного криповая, ну да ладно. Но потом с героем происходит ужас, и снова ужас, и еще более ужасный ужас, и ужас совсем. И вот флешбек про отца вроде и без ужаса, но очень мрачный, и вот второй флешбек про Бетти кажется сначала не совсем ужасным, но потом оказывается ужаснее всего остального ужаса. У меня сопереживалку выключило на первой трети этой части, и до конца не случилось ничего, что включило бы ее обратно.

В части про мальчика экспозиция неплохая, в ней происходит разное; но довольно быстро опять начинается ужас, ужас и ужас. Арест семьи, тюрьма, бойни, снова бойни — характер происходящегго не меняется. Когда мальчик доходит наконец до друга отца, ты думаешь, вдруг хоть тут нам с ним дадут выдохнуть; но этого толком не происходит. Упоминается, что мальчик принял душ, но нет сцены: вот, я стою под горячей водой и смываю с себя это все. Герою никогда не хорошо, даже не нормально, ему только плохо, плохо и еще хуже. Потом снова начинаются умирающие друзья, но их, как и этого друга отца, кажется не было в экспозиции, по крайней мере они ничем мне не запомнились. И если у тебя нет никаких радостных или хотя бы нейтральных воспоминаний, с ними связанных, то почему ты будешь что-то чувствовать, когда они умирают.

Полагаю, именно такого эффекта авторы и добивались, потому что хотели донести такой взгляд на мир, где все плохо, плохо и еще хуже, и все так нелогично, и вот герои уже не реагируют ни на что, а градус ужаса все нарастает. Но по-моему восприятие среднего читателя типа меня на такое не рассчитано.

Много отсылок, явных и скрытых цитат, но я не вполне понимаю, кого этим хотят удивить в 2019 году. Ну, вот я узнаю Кинга, Гайдара, Дика; и — и что?

Мне кажется, книге трудно будет найти своего читателя, потому что для нетребовательного читателя она слишком тяжелая, а те, кто любит непростое чтение, не факт что найдут там мысль, ради которой стоило продираться через всю чернуху. Я полагаю, читатель ищет того героя, которым может почувствовать себя. В этой книге я не вижу ни того, кем приятно себя чувствовать, ни того, кем интересно себя чувствовать.

Отдельно меня почему-то пробесило красное платье с разрезом на ведьме. Это как из антуража компьютерной игры, такое клише. До этого можно было себе воображать какие-то унылые, но реалистичные и за счет этого оригинальные декорации, а тут платье с разрезом — серьезно?

Из достоинств хотелось бы отметить язык, яркий, смелый и выразительный.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Vikkol, 6 февраля 2019 г. 20:07

Если есть сила, то хватай её и иди дальше. Если сил нет, то посели в груди пожар мести. Если он угас, найди нового врага, чтобы одним существованием заставлял тебя двигаться вперёд. Туда, где спят часы судного дня. Туда, где они потихоньку приближают мир к гибели. Туда, куда по собственному желанию не сунешься.

Но бойся оказаться там, потому что бойни, потому что зубы, черепа, хвосты, акульи плавники хищников в округе, слыыыыышь, не смей пожалуйста, а лучше пожалуйста смей, чтобы сделать это, чтобы спасти его, чтобы батя выжил и превратился в отца, которого ты всегда мечтал увидеть, но так и не увидел, слабак, потому что предал своим существованием и тем, что не смог выполнить задуманное, и снова бойни, они в тебе, из них не выпутаться, да и без них не выпутаться, потому что призрак нагнал тебя и породил это, а потом ты полюбил это, как любил всё, что делает отец — отрицал, но любил, страдал, но любил, стонал, но любил, и иглы вгонял под кожу, мечтая о золотой пуле, но ничего не мог поделать, ведь внутри только яд, который сочится из пор, но сил не придаёт, и не ясно: проиграл или выиграл, стоило оно того или не стоило, что же за жизнь в этом мире, коли здесь всегда элвис наперегонки с апачем играют на бойнях золотой пулей.

А где-то в ласковом мире живёт девчонка. А где-то в неласковом мире живу я. Но пули, что ярче золота, встречают Джеков Мормонов и их отправляют в края, где медленно-медленно-медленно часы судного дня приближают мир к гибели. Слышишь? Тииик.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

ArtemK, 1 февраля 2019 г. 16:10

Смесь вирд-фикшн, постапокалипсиса, фантастического вестерна и сплаттерпанка. Любителям кровищи и непростого чтения рекомендуется.

Первое, о чем думаешь в начале книги – это «Темная башня» Стивена Кинга. Просто потому что фантастический вестерн намертво привязан ассоциациями к Стрелку. Но авторы этих ассоциаций не стесняются и с удовольствием их обыгрывают. Вся первая часть книги может восприниматься как большой оммаж и дискуссия с Кингом. «Золотая пуля» прямо берет несколько моментов из «Башни» и вертит их в руках: а так ли? а может могло быть так? Но игрой в классики дело не ограничивается и роман движется по совершенно непредсказуемой траектории.

Мир «Золотой пули» сломан. После взрыва нескольких ядерных боеголовок что-то произошло с самой тканью реальности, словно ее разорвали на части, а лоскуты скомкали вместе. И теперь эта искаженная, разорванная жизнь одновременно протекает на нескольких пластах, в каждом из них разворачиваясь по-своему, но пересекаясь в ключевых точках. Что приводит к страшным и психоделическим последствиям, где уже не поймешь – реальность это или жуткие грезы героев.

Героями, впрочем, центральных персонажей не назовешь. Их прошлое страшно, в каждом из них зреет семя зла, распускаясь отвратительными цветами. Они связаны друг с другом, давят друг на друга, зависят друг от друга и каждый из них одновременно жертва и палач. Разобраться в этом хитросплетении отношений очень сложно и к концу книги уже совершенно неясно, кому из них стоит сочувствовать. Особенно, если учесть кое-какие намеки на кукол и ведьм.

Но рано или поздно все они под Золотой пулей, которой, в итоге, предстоит решить, кто здесь злодей, а кто жертва.

Это намеренно запутанная книга, авторы заставляют читателя думать о происходящем, примерять каждую историю и решать, что стоит воспринимать буквально, а что нет. Когда я обдумывал книгу, я с приятным удивлением обнаружил, что могу рассказать минимум три истории, и у каждая из них будет вполне обоснованной и основанной на написанном. Кровавые сцены, происходящие словно в бреду (или не словно), добавляют искалеченному миру необходимую болезненность и неправильность. Люди, живущие в нем, смутно понимают, что так быть не должно, но уже не представляют, как жить по-другому.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

mercredi, 30 января 2019 г. 17:32

Психоделический Данс Макабр. По тёмным ландшафтам дистопии, полной восставших из ада чудищ, лавкрафтианского толка культов и нищих сердцем людей, передвигаются толпы потерянных, загубленных, обречённых душ. И трое героев: однорукий, мальчишка и девушка; там, где сойдутся их пути, читатель узнает правду о происходящем.

Или нет.

(Я припасла для себя трактовку «что-же-тут-такое-происходит», но я даже не буду проверять, угадала или нет. В любом случае, несмотря на раскиданные тут и там намёки, совпадения, соответствия и яркие заплаты реальности, авторы оставляют на откуп читателя итоговое суждение: кто был виноват, кто заплатил за свой выбор, а кто смог выбраться.)

Формально это жутчайший постапокалипсис.

Или мистическая притча.

Или хоррор-вестерн.

Или история о прогулке по долине смертной тени. Очень смертной. И очень сумрачной: это и вправду путь через ад.

Я понимаю, что отзыв выходит бессвязным. Но описать, что именно вы прочтёте, довольно сложно.

Вы увидите мутантов, сектантов, мормонов, индейцев, ополченцев, коров, никто из них не будет таким, каким вы привыкли его видеть (даже коровы).

Вы увидите озеро соли. Атомную бомбу. Лекарства для регенерации конечностей. Великую Бойню (и в прямом, и в переносном смыслах). Потери и сожаления. Живых мертвецов. Мрачные чудеса.

Вы последуете за одноруким стрелком, который сам не знает, что им движет, почему он, презрев свой обычный эгоизм, бросается в погоню за чудовищем, пытается стать героем, каким никогда не был.

Вы узнаете это (двудушное) чудовище, когда оно таким ещё не было. И задумаетесь, было ли оно таким когда-то вообще.

И вы услышите, как чистый девичий голосок рассказывает вам притчу «о зле и его всесилии» и «о добре и его бессилии».

Всё вместе это очень мрачная история. Если однажды в темноте повествования мелькает проблеск, то уже через минуту, час, день он тонет навсегда. Авторский же стиль выделывает головокружительные языковые кульбиты, подчёркивая, насколько нереально всё это; нереально не потому, что не происходит, а потому что невозможно поверить, что люди могут поступать так друг с другом. Невозможно, даже когда оно происходит прямо сейчас и с тобой. И разум ищет обходные пути, описывая происходящее, но не называя.

=============

В современной российской фантастике выходит не так много (очень мало) книг, которые не похожи ни на что, кроме себя самих. Ну, вот эта — одна из таких, непохожих.

=============

=============

Upd.: часть отзыва ниже я писала лично Юре Некрасову, но он настаивает, что «это должно выйти наружу». Мне кажется, в этом куске текста больше моего писательского, нежели читательского впечатления (чисто читательское — оно выше). А ещё там есть спойлеры и много.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Это маленькое [маленьким оно было, когда я начинала его писать — О.Т.] дополнение к отзыву, оно скорее техническое, чем читательское, поэтому так.

Я по итогам поняла, что не представляю, кому бы могла порекомендовать эту книгу, и вовсе не потому, что она плохая, она хорошая, оригинальная (не вторичная) и живая (насколько этот эпитет уместен в контексте сюжета, ггг), а потому что вот спроси меня кто-нибудь: а ты как, посоветуешь почитать «Золотую пулю», я такая сразу: «хм-м-м» и начну прикидывать силу воли и сюроустройчивость вопрошающего.

Иногда кажется, что автор(ы) и не думал(и), что текст в общем-то люди будут читать.

Я, например, точно знаю место, где автор (я подозреваю, что это был именно ты [Юра], но может и нет) натурально вошёл в штопор. Чёрт, это виртуозное владение родной речью и нанизывание одного на другое, метафоры, объяснённые через метафоры, и образы, вырывающие из себя с хрипами и всхлипами другие образы, как в стробоскопе, — реально круто, но до конца той фразы в полторы страницы доживёт не каждый.

У меня есть ещё подозрение, что не каждый доживёт и до того, когда в тексте появляется сюжет, который можно осмыслить, собрать во что-то. Когда появляются ключи к осмыслению. Первая новелла — это путешествие без значения, что и зачем тащит героя в глубину страны Сюрреалландии, станет известно только спустя страниц двести, и теоретически можно наслаждаться потоком декаденствующего ужаса, но это снова далеко не для каждого.

(И я не думаю, что в «далеко не для каждого» есть что-то плохое, я просто не уверена, именно таким ли был расчёт соавторов; а если не таким, то должно быть что-то, что заставит условного читателя двигаться дальше, вот меня заставило в основном упрямство, я закусила губу и решила, что нет, меня вам не сломать.)

Хотя был момент, когда я почти сломалась: когда во второй части мальчишка завернул (за каким-то слабо мотивирующим лешим, прости, но это правда) на скотобойню, aka портал в ад, и я решила уже: божечки, ну неужто тут всё сюр — ради сюра? Ага, это и была настоящая история, но, оказывается, к тому времени я уже почти потеряла веру. Именно потому, что и до того там было слишком много того, что — из-за отсутствия указаний, что этовсёнепростотак — выглядело сюром ради сюра, гигером ради босха.

Третья часть настолько чистая и звенящая, как живая вода, что в ней просто отдыхаешь. Пусть она и страшнее всего.

Я помню, в разговорах было (давно) упоминание «Мира, который сгинул», как того, что как-то похоже на «Золотую пулю». И я об этом вспомнила, потому что и правда, в «Мире…» то же самое: до ключей к осмыслению дожил не каждый. Слабые отвалились. Но тут даже не в том дело, что чтение требует должного навыка и какого-то бэкграунда, это ж хорошо, усилие тренирует мышцу, а в том, что людям — и никто не посмеет обвинить их в этом — для применения усилия нужна причина. Я знаю, что причина есть, но я знаю это, потому что дочитала до конца. И я знаю, что это чисто техническая вещь — отсутствие или неявный характер этих ключей, того, что заставит условного читателя перевалить через Альпы, через вздымающиеся волны мёртвой соли, пережить ту тонкость, звонкость и чистоту, которая скрывается за извратившимися плотью и душой, землёй и временем, и я вижу — конечно, это только мои ощущения, во многом такие же неявные — что где-то этих ключей не хватает, особенно в конце начала.

P.S. «Мир…» меня заставило читать дальше растущее удивление: ну не мог же Харкуэй на голубом глазу вставить этот невообразимый флешбэк запросто так? Должна была быть причина.

P.P.S. Когда я другу рассказывала о «Золотой пуле», он сказал, что это, мол, очень похоже на Дашкова: сюр, ужасы и вестерн, и в конце никогда ничего не понятно. Дашков прошёл мимо меня, не знаю, насколько похоже. В устах моего друга это точно комплимент.

P.P.P.S. Не знаю, зачем тут замечание про Дашкова, пользы от него (замечания), может, и никакой.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Trikato, 27 января 2019 г. 06:40

Все наши проблемы из детства. Если счастливая семья, счастливые и дети. Если же в семье одни маньяки и садисты, быть беде. Мне кажется, я нашел лейтмотив этого произведения, во всяком случае для себя точно. Ужас разбитого вдребезги детства, сломленной юности и отвратной молодости, в которой нет ничего, кроме круговорота соли, солнца, ада и свиста пуль старины «Уокера». Авторы не бесстрастны, они тоже боялись, тоже чувствовали соль на потрескавшихся губах, тоже взводили курок и дрожащей рукой наводили на цель.

Это вестерн.

И никак иначе. Пусть далекое будущее (а может иная реальность, соседствующая с нашей), пусть мир изменился, но это только с виду. Есть индейцы, охотники за головами и скальпы, что продают за деньги. Только не индейцы здесь борются с завоевателями, а люди бьются с извращенным восприятием жизни таких же людей. Свистят пули, падают лошади, индейцы спрашивают путь у духов. А посреди того хаоса разбитая в кровь, смешанная с грязью и солью история трех человек, коим нет места в мире нормальности.

До середины первой части я уверенно думал о схожести книги с « Темной башней» Кинга. А потом передумал. «Золотая пуля» ни на что не похожа. Это кем надо быть, чтобы решиться объединить необъединяемое? В какой момент авторы решили, что осилят замешать вкрутую перестрелки, погони, самый настоящий ужастик и разбавить все суровой реальностью? Да еще и послевкусия оставят недюжинно. Я рад, что у них получилось.

Это хоррор.

Самый настоящий хоррор со всеми вытекающими. Тонны крови, кишок, сдернутая с людей кожа и нехилые махинации старых хирургов, а в результате зомби-человеко-машины. Галлюцинации Джека и его страх. Когда я читал, то сердце готовилось выпрыгнуть наружу – настолько ярко авторы описали происходившее вокруг парнишки. Адовый ад, по-другому не скажешь. Но в то же время ярко пылала его храбрость, как факел в темноте скотобоен. Если завести детскую игрушку на бесконечный завод и отправить через преграды вперед, то она, даже если ударится обо что-то, будет продолжать шевелить ножками, пытаясь выполнить предназначение. Боль, ужас, кровь... И вот уже виден свет, а потом снова – боль, ужас, кровь... Замкнутый в бесконечность круг смерти и жадного ужаса где-то там впереди за поворотом. «И ведь так нельзя!» Хочется прям закричать во время чтения. Что же там происходит в этих Соддоме и Гоморре?! Куда глядят люди да и нелюди тоже? А потом кажется, что хуже уже не будет, что все закончилось, и можно выдохнуть. Вот только Врочек и Некрасов другого мнения. Вновь удар под дых, и не кулаком (это слишком мило), а пудовой кувалдой, да еще и ножом впридачу. Точно. Показалось. Дальше будет только хуже.

Это реализм.

Только он страшнее, чем хоррор. Пули свистят в нем куда гуще, чем в фантастическом вестерне. Все еще можно пытаться увязать части воедино и, может быть, даже это получится. Но история отвлекает. Выбивает почву из под ног окончательно. И так-то неуверенно стоишь, качаешься после первых двух частей. А тут совсем в болоте вперемешку с солью, кровью и снегом. Эта история самая пронзительная, тяжелая и бьющая наотмашь. Но реальная донельзя, как тысячи других на Диком Западе того времени. Живи спокойно, никого не трогай, Смерть сама постучит к тебе в двери, да так, что вынесет их створками вперед. Продырявит стены пулями, разорвет в клочья лошадей и уничтожит близких. Она такая, эта Смерть. Никак не костлявая мадам в черном капюшоне, а бомба замедленного действия длиной в множество жизней, сшитых и склеенных между собой, как клочки ткани на столе у швеи.

«Золотая пуля» оставила неизгладимое впечатление чего-то странного, попросту невозможного, но в то же время имеющего место быть. Может быть, я прочитал не так много книг, как мне кажется, а может быть, это нечто действительно новое в литературе. Невероятная смесь жанров с сюрреализмом и символизмом, от которого сносит крышу. До этого произведения я был незнаком с книгами этих авторов, но все же думаю, понял, кто и за что у них отвечал, и какие части были отданы на откуп друг другу. В любом случае, получилось у них больно, страшно и совершенно точно – интересно. Такую литературу не бросишь читать в самом начале, не скажешь ей «погоди до лучших времен» в середине, не отбросишь уныло в финале. Напротив, дочитаешь до самого конца и подозрительно осмотришься вокруг, вдруг пропустил пару десятков страниц и там-то все объяснится. Ведь не могут же авторы оставить на откуп читателю столько недосказанностей. Уверяю вас, могут. Тут придется подумать и почесать голову, вновь переваривая мерзость скотобоен, протирая глаза от мелкой противной соли, кутаясь в плед от холодного пронзительного ветра, что несется на перегонки с волчьим воем... А может, это индейцы.. Или часовой механизм поет «тик-так»...

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

lifesword, 20 января 2019 г. 12:41

​​Есть плюсы в книжном блогерстве. Можно читать то, чего пока нет на бумаге.

Прочитал выходящую скоро в новой серии издательства ЭКСМО «Золотую пулю» Шимуна Врочека и Юрия Некрасова.

О романе «Брандлькаст» Некрасова писал в прошлом году у себя в lifesword. С тех пор, как открыл для себя телеграм-канал «Страхи мужика», я с интересом, хоть и не без страха, как и было задумано, слежу за тем, что делает Юра.

И начиная читать Пулю, ловил себя на попытке сравнить два текста. Но очень скоро бросил это дело, потому что они разные в главном.

Брандлькаст — это мир фантазии, игры, где всё понарошку, даже смерть. Мир торжествующей жизни.

Золотая пуля — это мир победившей смерти. Мир агонизирующий, беспощадный к обитателям, натуралистичный настолько, что жизнь кажется ненастоящей, лишней, да и есть ли там жизнь вообще? Как по мне, так ад кромешный. Лютый, невероятный, описанный мастерски, изобретательно, тут не отнять. Но ад.

Я с таким же священным ужасом иногда смотрю на некоторые компьютерные игры: мрачные, вскрывающие в прямом и переносном смысле теневые стороны человека. Игры крутые, но лично мне их проходить не хочется. Не то чтобы я весь в белом, но не моё это. Не хочу звериной ярости, выживания, кровищи этой не хочу, грязи.

Дайте мне лайт-версию: чтобы так же увлекательно, но без анатомических подробностей. Чтобы так же атмосферно, но со щепоткой иронии. Чтобы персонажи были не просто омерзительными, но и обаятельными. Нет такого? Не пойду. Я так не играю.

Здесь я пошёл и прошёл, не закрывая глаз. А иной раз очень хотелось. Это вам не старое доброе ультранасилие в духе Заводного апельсина. Хотя отголоски есть. Как и вполне осознанные поклоны Толкину, Симмонсу, Мьевилу. А также прямые и косвенные отсылки к Тарантино, Линчу, дель Торо и прочим безумцам из параллельного потока.

Библейские аллюзии, опять же, по всему тексту раскиданы. Ждут, ощетинившись, читательского когнитивного диссонанса.

И финал, который всё расставляет по своим местам. Мне не нравится это место. Дайте другое. Но его нет.

Это музыка низших сфер, разъятая как труп. И будьте покойны, если вы пойдёте туда, вы увидите всю изнанку этого мира, услышите вопли и предсмертные хрипы, ощутите кровь и слизь, и запахи разложения будут преследовать вас, и безумие, и страх, и безнадёжность, которые авторы с маниакальной щедростью швыряют героям своим в лицо. Неприятным героям, надо сказать. И вам тоже достаётся. Нельзя читать такое, не включаясь.

Я буду очень точечно рекомендовать эту книгу. Только тем, кто выдержит. Тем, кто за мраком и мороком увидит свет призрачной надежды — и ошибётся, потому что в мире Золотой пули надежды нет. Вернее, она там совсем другая. В общем, не всем буду советовать. Не всем.

Я, например, не стал «лучше» после прочтения. Но увидел свои читательские границы. И писательские.

Я не хотел бы написать такой роман. Слишком много отталкивающей жестокости. Но мне захотелось быть смелее в своих литературных упражнениях. Можно и нужно идти глубже.

Я испытал много негативных эмоций во время чтения. Но это были сильные эмоции. А не скептическое недоумение, которое часто охватывает меня при чтении образцовой и рекомендованной высокохудожественной прозы.

Что это было?

Апокалиптический спагетти-вестерн в сумасшедшем сеттинге? Треш-слэш-режь-бей-и-беги-скрипт? Сага о семейных ценностях? Притча о любви и страдающей тьме? Да мне без разницы.

Вот я сейчас представляю, что могу отмотать назад свою ленту времени. Зная, что меня ждёт на этих страницах, открою ли книгу?

И острой иглой тут же прилетает пугающий меня ответ: да.

Прошивает насквозь. Жуть. Я смотрю в эту дыру и думаю:

Они меня победили, эти двое. Выйдет книга — куплю на бумаге. Но спрячу от детей. Или детей спрячу от этой книги — можно и так сказать. Да.

#надочитать

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

WerWoelfin, 19 января 2019 г. 16:23

Книгу «Золотая пуля» Шимуна Врочека и Юрия Некрасова (https://book24.ru/product/zolotaya-pulya-4918009/) мне предложили прочесть до ее официального выхода из печати. Перед прочтением ориентировалась я вот на это описание:

«По выжженным пустыням бредет измученный охотник за головами — плохой хороший человек с мощным револьвером и мешком золотых пуль. Он должен догнать врага рода человеческого и, может быть, искупить часть грехов — то ли своих, то ли всего проклятого мира.

Авторы в своем постапокалиптическом вестерне не щадят ни героев, ни читателя. Зато они не скрывают нежного отношения к классическим голливудским вестернам, а также к книгам, которыми вдохновлялись — в том числе Кинга, Бирса, Баркера, Маккамона, Маккарти и особенно, как ни странно, Гайдара. Пытливый читатель найдет в романе квест по приветам и поклонам этим авторам. Остальным придется довольствоваться лютым тестостероновым драйвом очень разнообразного и изобретательного повествования».

В плане художественной литературы я существо практически всеядное. Могу читать, что угодно, лишь бы книга меня увлекла. Но, так или иначе, даже у такого всеядного существа как я есть свои предпочтения. Постапокалипсис или хоррор я бы стала читать в самую последнюю очередь. Тем более постапокалипсис с элементами хоррора. Однако этот условно «жесткий роман для мальчиков» понравился мне многим больше, чем условный «девочковый роман» «Эль Пунто», который я на тех же условиях прочла ранее (https://book24.ru/product/el-punto-4684258/).

«Золотая пуля» захватила меня с первых строк. Я практически провалилась в книгу и не могла оторваться. Прерывалась разве что на работу. В этот раз мы с авторами точно совпали – по духу ли, по мироощущению ли, по видению ли некоторых сторон жизни, но совпали. Хотя в тексте читатель увидит и гибель привычного мира, и пресловутые «кровь/кишки», и насилие, но персонажи для меня мгновенно стали живыми и понятными. Мне были ясны их мотивы и поступки, даже самые, казалось бы, неприглядные.

Игра словами и цитатами вызывала во мне – я надеюсь – именно те чувства, которые и хотели вызвать авторы. Все приветы и поклоны книгам и фильмам считывались если не на раз, то довольно быстро и внятно. А если я чего-то и не угадала, меня это не терзало. Все было логично и интересно вне зависимости от того, знаю ли я первоисточник или нет. Мир «Золотой пули» красочно разворачивался на моем внутреннем экране.

У меня не было ни единого повода сказать «Не верю!» Даже если огрехи и нестыковки в книге есть, я их не заметила – настолько увлекло повествование. Единственное, что в ряде мест количество описаний показалось мне чрезмерным. Мозг уже нарисовал картинку, читатель уже включен в повествование, а авторы все еще жгут глаголом и громоздят прилагательные. Впрочем, возможно, что это такой специальный прием. И если это так, то тогда он великолепен. Авторам удалось создать впечатление, что душно, страшно и «едет крыша», мир взрывается осколками или, напротив, сжимается в липкий ком из образов.

Но самое главное для меня состояло в том, что повествование не скатывалось в беспросветную чернуху, чем грешат многие тексты сходных жанров. В этом тексте нет отравляющей душу безнадеги, хотя герои подчас ощущают безнадежность и безвыходность своего положения. За страшными картинами стоит жизнь, какой бы она ни была. «Золотая пуля» книга сочная и яркая. Живая.

Оценка: нет
⇑ Наверх