FantLab ru

Все отзывы на произведения Салмана Рушди (Salman Rushdie)

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  1  ]  +

Салман Рушди «Ярость»

ganesha82, 11 февраля 19:53

Циничный гламурный подонок Рушди мне определенно нравится гораздо больше, чем похабный индийский сказочник Рушди. Если быть до конца откровенным – последний мне совершенно не по вкусу. Его «Дети полуночи» и «Два года, восемь месяцев и двадцать восемь ночей» просто поразили своей нелепостью, грязью и нездоровым вниманием к мерзостным мелочам (хотя еще больше поражает численность армии поклонников сих творений). А «Стыд», к своему стыду, вообще дочитать до конца не смог себя заставить. Мне повезло, что начал знакомство с автором не с этих произведений, а с эпичного «Золотого дома», который, как и обсуждаемый «Гнев», лишь немного не дотянул до шедевра. Попался бы «нобелевский» роман под руку первым – и на этом наше знакомство было бы закончено.

«Гнев» — это роман-размышление обо всем на свете, не особо структурированное, но при этом цельное и приправленное доброй щепоткой вездесущей греческой мифологии. А, ну да, еще чуть не забыл упомянуть, что вся эта мешанина связана неким необязательным элементом под названием «сюжет» — он здесь незамысловат и вторичен – идеально подошел бы для рассказа на 20 страниц. И при всем при этом роман получился очень образным, умным, красивым и немного сюрреалистичным, представляя собой некую мозаику образов и смыслов. И большой плюс Рушди – он большой интеллектуал, один из пары писателей развлекательного жанра, которые заставили меня периодически заглядывать в Википедию (первым был, конечно же, Эко), а это многого стоит. Определенно не понравится любителям его более распиаренных произведений. «Дети полуночи» и «Гнев», например, — это совершенно разная литература с совершенно разной целевой аудиторией, поэтому вполне логичны негативные отзывы на эту книгу фанатов индийского сказочника. Любители же интеллектуальной литературы, полагаю, будут от романа в восторге.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Салман Рушди «Золотой дом»

InigoMontoiya, 20 января 09:29

Впервые я услышала о Рушди как о представителе магического реализма в современной литературе, что и вызвало у меня желание ознакомиться с его произведениями. Так вот, «Золотой дом» оказался не самым удачным выбором для начала этого знакомства.

В книге нет и следа магии, зато повествование изобилует таким количеством отсылок к философам, писателям, фильмам и книгам, что голова идет кругом. В эрудиции автору не откажешь, здесь он рассказывает даже о схемах «отмывания» денег, анонимного владения недвижимостью и прочих «серых» трюках очень богатых, но не очень честных людей. Все это ни разу не кажется претенциозным, но временами может утомлять.

В общем и целом этот роман представляет собой что-то вроде семейной недосаги, основательно замешанной на вопросах идентичности. Я говорю «недосага», потому что читателю предлагается взглянуть, как следует, на жизнь и смерть только одного поколения семейства Голденов. Патриарха семейства повествование застает уже на закате жизни, и только в самом финале автор рассказывает, довольно торопливо, о его прошлом.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В конечном итоге, для каждого члена семьи Голденов попытки изменить свою идентичность или вернуться к прежней заканчиваются смертью. Ди Голден убивает себя, не в силах сделать выбор в своих поисках гендерной идентичности; Апу Голдена убивают, когда он возвращается в родной город, вспоминая, кем он был до исхода в Нью-Йорк; Петя Голден убит случайно, на карнавальном шествии, наряженый римлянином; Нерон Голден умирает, когда настоящее прошлое, все то, кем он на самом деле был, настигает его. Автор будто наказывает героев за все эти игры с идентичностью, не забывая раздавать «тумаки» и второстепенным персонажам, которые подыгрывали во всем этом Голденам.

В этой замысловатой истории об идентичности несколько неуместными кажутся излишне эмоциональные пассажи и выспренные метафоры на тему предвыборной борьбы Клинтон и Трампа, окончившейся победой последнего. Конечно, можно понять автора: в основу романа явно легла часть его личного опыта дважды мигранта, придерживающегося либеральных идей. Вероятно, часть с выборами тронула и нашла отклик у американских читателей. Но мне это показалось просто продолжением наскучившей уже медиа-истерии.

Не могу сказать, что «Золотой дом» меня впечатлил. Однако интерес к автору не исчез. Надеюсь, что более ранние произведения Рушди окажутся для меня более интересными, чем это.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Салман Рушди «Флорентийская Чародейка»

vfvfhm, 6 сентября 2019 г. 18:03

Парадоксы читательской жизни: у меня есть все книги Рушди, изданные на русском, даже «Шайтанские айяты», скупал их лет пятнадцать, а прочитал первой именно эту книгу. Она в свое время была разругна критикой, прочитать я ее если и собирался, то не скоро. Но после Странствия слона Жозе Сарамаго захотелось еще чего-нибудь эдакого, а книги эти вышли в один год, так что...

С самого начала поразила обыденность повествования. Чужеземец приезжает в блистающую красками и могуществом экзотическую столицу. Килотонны исторических, и не только, романов так начинаются. Описания добротные, точные, но скромненько как-то, простовато. Рушди ведь магический реалист, нет?

А потом, страницы с двадцатой, понеслась, выдуманные женщины оживают, духи укрощают бешенство, художник отправляется в созданный им на бумаге мир, комиксы, люди-компьютеры, феминистки при дворе восточного деспота, чародейки, великаны, чудовища. Все как мы любим в постмодернистских псевдоисторических эпиках. И это не единое полотно, а как положено в центоне, лоскутья историй, сшитые с разной степенью старания в единый плащ, наброшенный на плечи автора-фокусника.

ДА под конец от романа веет бездушной пустотой, Рушди меня потерял в последней четверти текста, и я перестал понимать, ради чего весь этот бедлам был затеян. Роман закончился, я закрыл книгу, но история — что тоже хороший знак — пару дней меня не отпускала. Все думал, что это было?

Кажется так. Это пусть и недоделанный и недодуманный, но хороший роман-провокация. О том, что никакой мультикультурализм невозможен, так как люди все одинаковые, а мелкие отличия в надстройках их обществ, не стоят усилий, направленных на преодоления этих отличий. И всемогущие империи, желающие всех перекроить по своему образцу, тоже занимаются делом бессмысленным, так как их могущество на песке основано, и империи эти будут стерты с лица земли раньше, чем завершатся их великие проекты.

Сейчас, понятно, это для нас как бы и не открытие вовсе. 2010-е многое сделали понятным, многие иллюзии развеялись. Но тогда, да еще в сердце Западного мира, это свежо и провокативно звучало.

Написанный и изданный ДО последнего экономического и политического Кризиса, который нас больше десятилетия терзает и конца-края ему не видно, роман стал симптомом, политическим и историософским высказыванием умного и очень талантливого человека, размышлять о сути которого нам предстоит уже задним числом, когда все плохое уже совершено, и книга закрыта.

Но есть и позитив. Если это худший роман Рушди, то сколько еще открытий чудных меня ожидает!))

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Салман Рушди «Золотой дом»

UnrealQW, 28 июля 2019 г. 11:24

Это 13-ый роман для Рушди и первый для меня. Определенно могу сказать, что такое чтиво мне не нравится. Вяло, неизобретательно, чересчур мелодраматично.

Беглый индийский олигарх приезжает в Нью-Йорк с 3 сыновьями (им по 30-40 лет), меняет имя (непонятно для чего, учитывая, что индийскую внешность спрятать невозможно, а кто он такой легко можно найти в интернете, что и делают на первых страницах романа), и всей семьей поселяется в особняк на Манхэттене. У каждого из действующих персонажей есть своя серьезная проблема: у одного сына -- поиски сексуальной идентичности, у другого -- аутизм и алкоголизм, третий ищет себя в богемном обществе (впрочем, этому наиболее адекватному сыну меньше всего отдано места в романе). У самого главы дома -- груз криминального прошлого и одиночество (а позже молодая гиперсексуальная русская жена). Дальше история протекает по следующему сценарию: ничего не происходит, вмешивается случайность/глупость/судьба, ничего не происходит и т.д. Из-за такой малонасыщенности, Рушди льет «воду» многословия потоками.

Повседневная жизнь персонажей описана очень поверхностно, наверное, потому, что повествование идет от лица молодого соседа Рене, который стремится стать независимым кинорежиссером. Весь текст романа пересыпан бесконечными отступлениями -- пересказами сцен из классических фильмов, книг и поп-культуры -- этого здесь настолько много, что скулы сводит уже на 20-ой странице. Вся эта пустопорожняя болтовня выставляет Рене (или самого Рушди, уж не знаю) как поверхностного дилетанта, который знает многое, но на уровне газетных заголовков. Впрочем, часто идет речь о том, чего Рене никак не мог видеть, но эти события, тем не менее, описываются в подробностях. Также меня раздражала манера автора подкидывать спойлеры вроде «наконец она нашла достойную работу, жаль, что ей оставалось жить меньше года»... (Перевод хорош, тут жаловаться не на что -- читается роман легко.)

К минусам также стоит отнести то, что у Рушди дико бомбит (это наиболее точное определение) от того, что президентом США становится Дональд Трамп. Для Рушди это трагедия, которая непременно ввергнет страну в преисподнюю, немытое большинство отринуло демократию и т.д.

Резюме: можно и почитать для ознакомления с частичкой американской культуры, но лучше не стоит.

Оценка: 5
–  [  -4  ]  +

Салман Рушди «Джозеф Антон»

loko-roma, 6 октября 2017 г. 12:26

Спасибо Хану Замаю и Славе КПСС.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Салман Рушди «Гнездо жар-птицы»

aiva79, 17 июня 2017 г. 17:09

Для автора предыдущего отзыва это произведение показалась романтичным, а слог в нем поэтичным. Возможно это и так, т.к. подобные истории для каждого несут что-то свое, да и название рассказа наталкивает на размышления о волшебности.

Для меня же эта история не показалась наполненной романтикой, причем относительно птичьей темы из-за того, что у меня Индия никак не ассоциируется с павлином (а-ля, жар-птицей) и на ум приходят исключительно тамошние крикливые и вездесущие вороны, а относительно именно темы рассказа, то вообще вспомнились пакистанские студенты 90-х годов, типа, заморских принцев и их русские подруги, которые уезжали с ними на жаркую родину, а по истечении пары-тройки лет приезжали совершенно неузнаваемыми, зашуганными и больными.

В принципе и Рушди, как честный человек, описывает тоже самое, добавляя в реальность долю мифологии и сказочности. Вся история показана глазами американки, вышедшей замуж за богатого и влиятельного, по меркам окружающей вокруг нищеты, индийца, и совершенно никем не являющегося по меркам всего остального мира, человека. Героиня рассказа достаточно рассудительна и даже изначально не питает каких-то особых иллюзий от проживания в Индии, но тем не менее климат, местные обычаи, ритуалы и реальность с которой она столкнулась, вызывают у нее в итоге полное неприятие и желание сбежать. При всем при этом день за днем она живет во «дворце», питается тем что ей дают, собирается родить ребенка, общается с немного сумасшедшей сестрой мужа, слушает ее полусказочные истории. В книге создана атмосфера ожидания, подобная той, которая обычно ощущается во время жары перед ливнем, когда должно вот-вот что-то произойти и от этого стать всем легче, ну и естественно это что-то в рассказе происходит.

Рассказ прочла в начале неделе и все это время о нем думала. Первое впечатление было неприятное, а сейчас как-то все уложилось в голове и захотелось даже высказаться.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Салман Рушди «Земля под её ногами»

ужик, 31 мая 2017 г. 15:40

Салман Рушди — известный писатель, добившийся признания. Поразила ли меня его книга? Нет. Именно такого я и ждала от автора «Прощального вздоха мавра» — массу персонажей, Индию, Индию и еще раз Индию, внимание к деталям, философию, мифологию, социологию, магреализм и проч.

Объем информации, переработанный автором для написания романа впечатляет: фотография, шоу-бизнес, альтернативная история Индии и всего мира, где события из нашей реальности тасуются как колода карт, призраки, видения, сумасшествие и многое другое. Книга перенасыщена деталями и превращена писателем в своеобразную игру с эрудированным читателем. У Элвиса Пресли, к примеру, как и у Ормуса, был брат-близнец, умерший в очень раннем возрасте... А вот Уотергейтский скандал в книге — это всего лишь сюжет фантастического романа.

А вот сама история, говоря откровенно, не фонтан. Предсказуемая, с финалом, описанным на первых страницах, с героями, которые раз и навсегда сформировались лет в 10-12, да так и помрут «обиженной на весь мир девочкой» и « преклоняющимся перед первой любовью мальчиком в песочнице». И это грустно. Не живые ни Вина, ни Ормус, ни Рай. Их пассивность, странное позерство, а в случае с Раем-рассказчиком — отстраненность, неподдающаяся логике самоотверженность «лишнего» партнера в этом «танго втроем»... Не понимаю.

И еще, в книге очень много слов сказано о любви, но любви как таковой там нет. Если, разумеется, не считать любви персонажей к себе любимым.

Правда, идеалом для писателя выступает убивший себя Ромео, а совсем не Орфей спускающийся за своей возлюбленной в Ад...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Ормуса даже убить пришлось, а то сам он ну никак, согласно автору, не мог решиться. Трус да и только!

(>.<)

А ведь автор 4 раза разводился... И не кончал собой ни разу...

Я бы сказала:

Надо быть последовательным!

)))

Тем не менее, нужно быть настоящим писателем, чтобы свести воедино такое количество неадекватных персонажей и не запутаться в процессе.

Поэтому — 8 баллов.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Салман Рушди «Сатанинские стихи»

ElisKotova993, 9 мая 2017 г. 22:06

Наконец-то я прочел скандально прославленный роман Салмана Рушди «Сатанинские стихи», за который он был приговорен к смерти аятоллой Хомейни. Он давно был у меня в списке к прочтению, и вот благодаря интернету, электронным библиотекам и переводчице Анне Нэнси Оуэн я сог ознакомиться с произведением запрещенным почти во всех мусульманских странах (и так и не изданном официально в России).

Оно того стоило, несмотря на сложный язык, витиеватость, множество цитат, отсылок, метафор и просто безумное количество сносок — размером в половину книги. Если вы ищете легкое развлекательное чтиво на вечер, то это явно не ваш выбор. Стилистически роман мне напомнил скорее не «Мастера и Маргариту», а «Улисса» Джеймса Джойса и «Сто лет одиночества» Маркеса. Единственные претензии к переводу — это то что, цитирую; «Поскольку многие из приведенных цитат, легко узнаваемые англоязычным читателем, незнакомы русскому, я взяла на себя смелость в подходящих для этого местах добавить легко узнаваемые для русского слуха фразы из песен и фильмов, чтобы они вызывали ту же реакцию узнавания, которую должен вызывать оригинал.» Я считаю так делать не стоит, ведь это искажает оригинал, но благо к каждому подобному случаю была сноска и можно было понять что было на самом деле. Иногда правда сноски давались на совсем уж общеизвестные слова/явления/наименования. Но это мелочи, в целом работа была проделана огромная и переведено хорошо.

«Писатели и шлюхи,- говорит о своих соперниках пророк Махунд. -Я не вижу тут никакой разницы.»

О чем же книга? Из взорванного террористами самолета «Бостан» (одно из наименований мусульманского рая) с чудовищной высоты падают и поют

«- К черту твои мелодии! — летел хрустальный голос сквозь белизну ночи. — В кино ты только открывал рот под фанеру, так избавь же меня теперь от этого адского воя!»

два индийца-иммигранта: Джабраил Фаришта — звезда Болливудского кино, прославившийся ролями индуистких богов и Саладин Чамча — актер на озвучке в английском шоу. Во время полета начинается процесс их трансмутации, Джабраил становится воплощением архангела Джабраила и в таком виде независимо от своей воли перемещается во времени и пространстве. Саладин же напротив, превращается постепенно в Шайтана. Это основная сюжетная линия, но повествование постоянно переключается на детство главных героев, их отношения с родителями, с женщинами; Аллилуйя Конус, Рекха Мерчант, Памела Ловелас, Зини Вакил. Особо мне пришлись по душе части о Махунде и 12 проститутках, взявших себе имена его жен, о деревне Титлипур и их хадже в Мекку, о том как омерзительно обошлись полицейские с Саладином после его «приземления» (в этот момент словно сквозь призму магреализма проглядывает недобрый оскал натурализма), ну и конечно части о Имаме, где изображен аятолла Рухолла Мусави Хомейни в изгнании. Я уверен что именно из-за этой части аятолла наложил фетву на Рушди, а отнюдь не за описание Махунда/Мухаммеда. Он описан вроде бы и без прямых оскорблений, но впечатление от его личности и поведения остается весьма неприятным, видимо самому Хомейни не понравилось тоже. Эта ситуация напомнила мне о скандале в связи с «Гражданином Кейном» Орсона Уэллса, когда недовольный медиамагнат Уильям Рэндольф Херст с которого во многом был списан образ Кейна, всячески пытался помешать выходу фильма, а подвластные ему газеты объявили фильму бойкот. Ну хотя-бы не назначил за голову Уэллса награду, уже гораздо лучше. И что в итоге? «Гражданин Кейн» многократно признавался лучшим фильмом всех времен, а самого Херста когда вспоминают сейчас, то очень часто это происходит именно в связи с этим фильмом. Мне кажется с течением времени такая судьба постигнет и Хомейни.

Резюмируя в целом роман — мне очень понравилось, когда-нибудь его перечитаю и буду ознакамливаться с остальными романами Салмана Рушди.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Салман Рушди «Стыд»

Ябадзин, 28 декабря 2016 г. 19:40

С этой книги начинается мое знакомство с Салманом Рушди, безусловно талантливым и ярким автором. Проглотил роман за несколько дней, словно экзотический фрукт.

Необычна структура романа: реальный мир, в который прорывается миф или сказка, умело созданная автором. Как такого строгого линейного сюжета нет: идут скачки в будущее, в прошлое и в некую мифическую реальность. Не сказать, что много какого-то действия. Упор сделан на мысли героев, их самокопание и анализ. Автор и сам нередко обращается напрямую к читателям. Психологические портреты героев поражают достоверностью, за ними интересно следить.

Тематика романа представляет смешение глобальных политических событий в Пакистане и семейных, даже интимных, жизнеописаний семей. Политика, религия, семья, мораль, этика — все оказывается под прицелом пера автора.

Не просто все и с идеей. Стыд здесь рассматривается в широком смысле, как для отдельного человека, так и для страны в целом. В романе нет четкой линии, разделяющей черное и белое, нет морализаторства или указующего перста. Автор создает и рассматривает своих героев как есть, со всеми чудовищными недостатками. Но в тоже время нет скатывания в некое смакование ради факта показа греха, нет отстраненности от происходящего.

Не простой текст, многослойный, но держит, написано умело. Автор смешал восточный колорит с подачей на западный манер, и весьма удачно.

Словом, рекомендуется к прочтению.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Салман Рушди «Дети полуночи»

Vit_An, 27 сентября 2016 г. 15:49

Количество положительных отзывов и высокая оценка литературных критиков побудила меня приобрести эту книгу. Книга оказалась толстой, тяжелой, с яркой обложкой с индийскими мотивами, и я просто предвкушал тот момент, когда начну читать её. Видимо высокий уровень ожидания и повлиял на ту оценку, которую я поставил данному произведению, потому что ожидания не были оправданы, а если и были то лишь отчасти. Жанр магического реализма достаточно противоречив для меня, с одной стороны важно не переборщить со странностями, а с другой даже если и переборщишь, скажи что это магический реализм и автор так видит, и вопросов не возникнет.

То как Рушди мастерски смешивает реальность и историю Индии со своей фантазией, конечно блистательно и великолепно, и к этому сложно предаться, это то, за что так любят эту книгу, это то, за что она и получила свои литературные награды. Но я ожидал в первую очередь интересной истории, а ее как оказалось почти и нет. Весь роман главный герой постоянно нагнетает свое повествование, готовит читателя к переворотному моменту, но каждый раз все оканчивается негромким пшыком, и в итоге в конце книге вместо ожидаемого катарсиса получаешь недоумение, и что это все?

Перед прочтением я ожидал, что получу от книги такое же удовольствие, как и от «Американских богов» Геймана, а в итоге получилось очень красиво и необычно рассказанная история... без истории.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Салман Рушди «Джозеф Антон»

prouste, 13 августа 2016 г. 08:51

Двойственное чувство. Вероятно, сам по себе кирпич биографии на тему того, как «Шайтанские айаты» привели к травлям и расколам лучше написать и нельзя. Но уж больно мелочным и обстоятельным получился кирпич у Рушди. Мне по душе и его юмор и часть про отца и реплики знаменитостей. В конце концов просто занятно. Есть один нюанс. В свое время Рушди был пупом Земли ( по нелитературным соображениям), а сейчас все это осталось в прошлом и читая «Джозефа» ловишь себя на мысли, что медийная новость и вся публицистика вокруг нее — в прошлом и читать про это не слишком интересно. Рушди к тому же в тоге совершенного праведника, искренне убежден, что в стороне от его истории никто не может стоять и выводит длинный список не поддержавших ( с цитатами, подробностями, обличениями и цетера). Позиция его в защиту свободомыслия, в общем, достаточно понятна изначально и вопросов не вызывает, но подробность аргументации, перечисление сторонников и нюансов утомляет. Рушди по прочтении этой книжки вообще показался достаточно мелочным персонажем. Страницы, посвященные женщинам, позволяют согласиться с вроде бы оспариваемым им мнением, что он не самый приятный в общении тип. Приведено в книжке и достаточно сплетен и подробностей в отношении ряда селебрити, которые. возможно, предпочли бы не упоминать о них. Талантливая публицистика, написание которой, вероятно, заняло времени больше нежели создание какого-нибудь романа. Но по прочтении «Д.А.» все же решил ознакомиться с пресловутыми «Шайтанскими айатами», а то все руки не доходили.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Салман Рушди «Гримус»

Зараза, 21 апреля 2016 г. 00:37

Странное впечатление оставила книга. С одной стороны, хотелось дочитать до конца, чтобы узнать, чем всем закончится, узнать все тайны. С другой стороны, где-то с середины книги стала ощущать какую-то брезгливость к главному герою и вообще ко всей атмосфере книги. Любовь здесь оказывается одержимостью, едва начавшаяся дружба заканчивается предательством...Кроме того, мое богатое воображение услужливо подсовывает картинки из прочитанного:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
сестра занимается любовью (?) с братом; второстепенный герой сношает ослицу, дабы убедится, что ему это не нравится; и т.п. Нет, это не для меня. Возможно, если б идея книги была передана другим автором, она бы мне понравилась значительно больше.
Любители магического реализма найдут в произведении какие-то символы и мистические знаки.....но для меня эта книга- потерянное время.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Салман Рушди «Дети полуночи»

Racco0n, 15 апреля 2016 г. 21:49

Сразу скажу – чего бы Вы не ожидали от «Детей полуночи», вероятность того, что ваши ожидания оправдаются, крайне мала. Практически равна нулю. Ибо предположить что-то, спрогнозировать или рассчитать в отношении Рушди невозможно. Лично мне ничего подобного читать не приходилось. Неоднократно натыкалась на сравнение Рушди с Маркесом, но для меня это вопрос спорный.

Возможно (и даже скорее всего) дело все в том, что между Маркесом и Рушди у меня прошло энное количество лет, и за это время я просто научилась читать между строк, не буквально, возможно у меня развилось образное мышление, но итог в следующем. По моим сугубо личным читательским ощущениям Маркес выдал нам сумбур, граничащий с бредом сумасшедшего, из под пера же Рушди вышла мощная цельная разноплановая вещь, насыщенная метафорами и всяческими аллюзиями, некий синтез реального и мистического.

Когда бралась за книгу, мой природный скептицизм довлел надо мной. В голове крутилось что-то типа «Ну-ну, посмотрим-посмотрим, что нам тут предложат…». И вот в чем штука – каким-то непостижимым образом книга меня буквально «засосала». Выражаясь высокопарно, я погрузилась – причем с головой, только пузырьки на поверхности! – в этот бездонный и бескрайний океан, название которому проза Рушди.

Здесь все не просто так, все на своих местах, повествование очень стройное и органичное. Да, порой взрывался мозг от количества информации, да, признаю, не все было понятно (понять эту книгу на все сто способен единственный человек – сам Рушди…. Ну, может еще какой-нибудь умник типа Вассермана). Тем не менее, от книги было за уши не оторвать.

Неторопливое не слишком динамичное повествование держит в напряжении не хуже триллера. Временные слои наслаиваются друг на друга, события словно размазаны во времени. Сначала мы получаем только намек, некий спойлер «дальше будет….», затем добираемся до этих событий шаг за шагом… Эффект ошеломляющий — будто туман постепенно рассеивается, и картинка обретает все большую четкость.

Центральный персонаж – Салем Синай, жизнь которого Рушди отождествляет с жизнью всей независимой Индии. Мистическая связь или «сцепление» Салема с историей своей страны невероятно прочна. Рушди виртуозно соотносит конкретные события и целые исторические периоды на микро- и макро- уровнях.

Единственное, что не очень понравилось – это финал. Учитывая стилистику и направленность романа, в финале можно было ожидать все, что угодно, даже чудо, но все как-то плавно сошло на нет… Хотя все это мелочи, книга очень сильная.

Итог: если не боитесь странного коктейля из волшебной сказки, исторической хроники, реалистичной драмы, мистики и горячечного бреда – смело беритесь за книгу. Я взялась – мне понравилось.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Салман Рушди «Сатанинские стихи»

kandis, 2 июля 2015 г. 00:34

Прочитала роман дважды с перерывом в 2 года — почувствовала необходимость. Роман притягивает и затягивает, по крайней мере меня. К чтению была подготовлена ещё с 80-х годов, когда он только появился: все мечтала о нем. Это ж надо так по книге копья ломать, такие жертвы!? Тогда ведь об исламизме почти не было слышно, кроме Израиля. Не то что сейчас! Искала его в магазинах, когда уже появилось все, что можно и нельзя, но — нет. И вот, наконец, Интернет. Нашла сразу 2 перевода, но остановилась на Оуэновском. Читала с большим трудом, но добила. 2-й раз, конечно, пошел легче! Разумеется, роман не найдет путь к массовому читателю: незанимателен, непрост, интеллектуален, сложен для восприятия. Но не скучен, хотя я читала и такие упреки автору. А слог Рушди вообще заковырист, усложнен массой информации, растянут и замедлен, требует читательской подготовки и навыка. Любители мелодрам и детективов не смогут дождаться финала, да, роман объемен.

О чем произведение? Об иммигрантах. Два главных героя-индийца иммигрируют в Англию и пытаются найти там себя и свое счастье. На фоне этой незатейливой канвы С. Рушди выстраивает масштабное действо, с разветвленным сюжетом, обилием персонажей и линий и временных пластов. Перед нами предстают картины индийской жизни: бизнеса, нищеты, интеллигенции и Болливуда. Далее разворачивается грандиозный образ Лондона: от воротил шоу-бизнеса и арт-вечеринок до иммигрантских цветных районов с разномастным населением. И конечно мир магии, снов, видений, призраков, тесно переплетенный с реальной жизнью всех героев.

Абсолютно все темы мировой литературы затронуты здесь. Бессмысленность терроризма, что дало толчок сюжету о чудесных трансмутациях главных героев. Мир Болливуда, как олицетворение лживой меркантильной сказки. Любовь, роковая, страстная, жертвенная и спасительная. Мир английского ТВ, прагматичный и продажный. Вечное одиночество тех, кто выбивается из массы, белых ворон, а это 3 героев: Чамча, Фаришта и Алли. За успех, оригинальность и атеизм каждый наказан сверх меры: поставлен на грань жизни и смерти и балансирует там. Вместе с атеизмом в роман входит и тема религии, из которой подробнейшим образом рассмотрен ислам — Покорность. Параллельно с ним возникает мотив «сатанинских стихов», которые произносят различные персонажи в обстоятельствах сильного душевного волнения и подъема. В официальной версии стихи эти — апокриф. здесь же они приобретают роль сомнения, критики, несогласия с официозом, здравомыслия среди заблуждений. Чтение «сатанинских стихов» ведет героев к смерти, убийству, к уничтожению другого, иного взгляда на действительность. Противники стихов признают единое, каноническое, негуманное, их личное мнение по всем вопросам, поэтому берут на себя ответственность карать, лишать жизни, почему и сами погибают. Сатанинские же стихи — это и толерантность в вопросах веры, и благодарность за дружбу, и месть, т. е. самые обычные человеческие качества, не несущие смерти, в отличие от ложно понятых религиозных канонов. Фанатизм во всех проявлениях — вот мишень «сатанинских стихов», что сближает роман с «Мастером и Маргаритой» Булгакова.

Убийственно рекламируемой и объявленной ненависти к исламу, за что подверглись остракизму автор с романом, здесь нет. Небольшая критика — да, присутствует. Лицемерия и опять же фанатизма, за что вышучивают все религиозные направления, и не только их. Насмешка — да, тоже есть, в сопоставления кумиров с социальными низами., которые ничуть не хуже первых. И трагические последствия бескомпромиссности позиций также показаны, что причисляет роман к социальной сатире, поднимающейся до трагического уровня.

Убив почти всех центральных персонажей, что же хочет нам сказать автор? Что спасение в этой жизни есть, оно в любви к близким, которых нужно беречь, пока они рядом, и защищать от посягательства твердолобых и толстокожих ортодоксов, с готовностью жертвующих чужими жизнями во имя благой идеи. Что в человеке должно преобладать человеческое вне зависимости от того, кем его объявили или на кого он похож. Что любую позитивную идею дельцы способны извратить до преступной, чем она и становится, и только здравомыслие должно определять наши поступки.

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Салман Рушди «Восток, Запад»

Elessar, 16 октября 2013 г. 21:16

Проза Рушди вообще воспринимается очень тяжело, настроиться на одну с автором волну задача далеко не тривиальная. Романы мне покорялись с переменным успехом, но неизменно оставляли приятное послевкусие значительных, умных, пусть и не вполне комфортных эмоционально книг. А вот рассказы не пошли совершенно. Вероятно, задумкой автора было постепенное раскрытие архетипов Востока и Запада и дальнейшее их столкновение-слияние-переплавление в некий новый конгломерат идей. Вроде как гегелевская триада «тезис-антитезис-синтез», которой вашего покорного слугу мучили на парах по философии. Действительно, это к тому же очень ладно смотрится в контексте моей личной интерпретации творчества Рушди, которую я кратко зову синдромом изгнанника. Выросший в рамках «восточного» тезиса, автор оказался вынужден покинуть родину и столкнуться с совсем новой культурной средой запада. И далеко не сразу, вероятно, у Салмана получилось полностью воспринять новую культуру и сделать её частью собственной личности. Порядок следования рассказов и их тематика, по крайней мере, хорошо объясняют такую гипотезу. Но беда в том, что сами рассказы мне не понравились вовсе. Этакий набор снов-образов, местами фантасмагоричный, местами условно-реалистический, но неизменно путанный и странный. Возможно, для полноты картины следовало мыслить о востоке не стереотипами, как ваш покорный слуга, а иметь некое более достойное и ясное представление. Вот если бы Рушди устроил читателям этакий ice breaking, чтобы вот раз — и не то чтобы инсайт, но хотя бы отдалённое понимание, было бы чудесно. Но ближе к востоку после чтения не становишься, а читатель восточный, подозреваю, скажет то же о западе. Единения противоположенностей, задуманного в третьей части, мною также не обнаружено. Что ж, попробую лучше продолжить знакомство с романами Рушди, там всё куда как яснее.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Салман Рушди «Флорентийская Чародейка»

Elessar, 3 мая 2013 г. 19:05

Пришло мне, значит, в голову вроде бы подходящее и точное определение прозы Рушди в двух словах: «синдром изгнанника». Действительно, любой автор, даже самый талантливый, будет так или иначе проецировать собственный жизненный опыт на текст. Иногда это происходит сознательно, иногда нет. И Рушди, по-моему, абсолютно осознанно выстроил всю свою жизненную философию на идее отчуждённости. По крайней мере, так это мне видится из тех его книг, что я прочитал. А «Флорентийская чародейка» демонстрирует это наиболее ярко и выпукло, образ изгнанника здесь выведен на самый что ни на есть передний план. Но, как водится у по-настоящему талантливых авторов, дело этим не ограничивается. Никколо и Кара-Кёз лишь внешние и самые заметные проявления идеи, которая, подобно кругам по воде, расходится по всему роману.

Взять, например, тему путешествия. Странствие в поисках лучшей доли или оторванность от места, которому ты принадлежишь и которое сформировало самое тебя? Действительно ли человек мера всех вещей? Заметённые песком пустынь города древних стоят с незапамятных времён и увидят ещё крушение не одной цивилизации, хоть и покинуты давным-давно. Место не умирает без человека, но вот человек, оторванный от дома, что оставляет он позади? Уж не памятью ли, не частицами ли душ ушедших живы города, по улицам которых ныне пробегает разве что ветер? Неслучайно возникает в романе образ дворца памяти, целой жизни, пойманной в переплетение переходов и анфилад. А целый город, древний настолько, что обладает уже и личностью, и лицом, существующий не на зыбкой terra incignita разума, но в реальности, видевший рождение и смерть миллионов, не станет ли он циклопическим, невиданным хранилищем, в котором, как мотыльки в клетке, бьются о стены души его обитателей? Аргалья огнём и мечом проложил себе путь от Стамбула до Флоренции, чтобы умереть жалкой и нелепой смертью, но его история, память о нём, осталась жива, привязанная к Городу мириадами невидимых нитей. И вовсе не Акбар, но Город вырвал из мрака душу Кара-Кёз, превратил некогда живого человека в призрак памяти, ещё одну частичку дворца. Куда бы мы ни ушли, мы остаёмся, и мучительная тоска по родине суть фантомная боль по утраченной части себя.

Религия, ещё одна вещь, которую изгнанник оставляет позади. Если человек создал себе богов по образу и подобию своему, то не странно ли подчинять реальность выдумке? Почему бы не оставить позади измышления предков, не отбросить веру точно так же, как мы покидаем города? Это возможно — но только если человек и вправду мера всех вещей. В странных пространствах, где живёт проза Рушди, творение сильнее творца, мыслитель одержим мыслью, призраки живее живых. Художник уходит по ту сторону холста, овеществлённая память обретает волю, становится даже не големом, но полноценным и бесконечно чуждым разумом. То, что мы оставили или утратили, меняется, перестаёт быть нами в полном смысле. История Никколо скрывает жестокий финал, разорванная на две личности душа Акбара оборачивается в итоге против него. То, во что мы верим, уже не мы, хоть и создано из нашей же памяти. И даже любовь, высшая форма веры, не исключает этого предположения, свидетельством тому — смерть Аргальи, уравновесившая жизнь Кара-Кёз.

Любовь, вера, вообще всякая привязанность растворяет человека в себе, но вне их контекста личность неполноценна и нежизнеспособна. Даже скрытая принцесса, величайшая из изгнанников, в конечном счёте угасает и становится частью мифа, от которого убегала всю жизнь. Трудно сказать, чего в романе больше — выверенного, разноуровневого раскрытия этой одной идеи или безотчётной тоски автора по утраченному. Но помимо этого роман, честно говоря, довольно слаб. Там, где ожидаешь увидеть живой и яркий образ востока, натыкаешься на разноцветье отрывочных проблесков, укрывающих пустоту. Роман опирается на биографии Веспуччи и Макиавелли, падишаха Акбара и даже самого Рушди, но так и не может самостоятельно встать на ноги. По-прежнему не могу посоветовать книгу Салмана хоть кому-то, слишком уж он оригинален и необычен.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Салман Рушди «Джозеф Антон»

Барг, 21 января 2013 г. 14:50

Прекрасно написанные мемуары, в которых Рушди откровенно рассказывает о всей своей жизни, делая акцент на той поворотной точке, что эту жизнь кардинально изменила – написании «Шайтанских аятов», последующей фетве от Хомейни, многотысячных демонстраций с призывами убить автора и жизни под защитой спецслужб, заканчивая рассказ на событии, что открыло миру глаза на угрозу радикального исламизма – 11 сентября.

Борьба за свободу мысли, свободу литературы, критики. Периоды храбрости и слабости. Бесценная поддержка многочисленных друзей, которым эта книга является настоящим выражением благодарности, и скользкость многочисленных политиканов. Читается воистину увлекательно, не уступая его же художественным произведениям: повествование о свободе слова, о иррациональных массах религиозных фанатиков, об одной из первых искр, из которых мир узнал о разгорающемся костре радикального ислама, и исламского терроризма.

На страницах книги Рушди пишет, что его жизнь порой напоминает плохой роман – он ошибается – этот роман уж точно нельзя назвать плохим.

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Салман Рушди «Гнездо жар-птицы»

Dm-c, 14 января 2013 г. 17:48

Романтичное произведение. Читаешь и возникает ощущение стихотворности рассказа. Красивый язык и сложение фраз. Хочется читать еще и еще.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Салман Рушди «Земля под её ногами»

tayfoon, 15 ноября 2012 г. 15:19

Огромное по масштабу и силе воздействия на читателя произведение, подобное многоэтажному зданию из мелких красивых кирпичей. Но это не примитивная городская коробка из спальных районов, а изящно сконструированный, сложный и многогранный архитектурных проект, кропотливая работа, результат которой — поистине волшебное произведение искусства.

Мифы, сказки, философия, история, социология, политология, искусствоведение, фотография — и это только несколько тем, погружение автором в которые настолько глубоко, что порой невозможно поверить, что живой человек может вместить такое количество знаний. Нет, роман нисколько не напоминает скучную энциклопедию, прежде всего это яркий, пронзительный рассказ о судьбе трех связанных друг с другом героев, каждый из которых — удивительно сильная, неординарная Личность. Их мотивы, устремления, сомнения, и страхи рисуют разветвленный сюжет длинной от бомбейского детства к американской зрелости. Само путешествие за мечтой, предпринимаемое героями, — далеко не главная область интереса автора. Его занимают, скорее, отдельные его этапы, а еще точнее — те метаморфозы, которым подвергается человек и его чувства на пути от мечты до ее реального воплощения. От любви легкой, наивной и детской, к любви взрослой, терзающейся, сомневающейся, боящейся и съедающей изнутри. Центральная точка треугольника из главных персонажей романа — певица Вина Апсара, которой поклоняются, подобно божеству гениальный музыкант Ормус Кама, и молодой человек, от лица которого ведется повествование, фотограф Рай Мерчант. Романтичный, экспрессивный, мечтательный, трогательно благородный Ормус и рассудительный, где-то циничный, всегда невозумутимый Рай. Две стихии, первый — огонь, второй — вода. А между ними, земля — Вина. Земля без который существование и предназначение обоих теряет смысл.

Когда закрываешь последнюю страницу и отводишь глаза от текста, чувствуешь, будто вынырнул из приятного, прохладного водоема. Книга не отпускает несколько дней, и ты понимаешь, что к ней обязательно нужно еще вернутся.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Салман Рушди «Стыд»

ivan2543, 18 октября 2012 г. 00:41

Вот только дочитал одну книгу о Востоке – и вот вторая. Написанная, на этот раз, человеком с Востока. Это и хорошо (больше достоверности) и плохо (больше непонятного).

Главное, что мешает мне писать об этой книге – я не слишком знаком с историей Пакистана. Поэтому многие сатирические отсылки, видимо, прошли мимо меня. Сложно мне и почувствовать дух эпохи.

Читать оказалось удивительно легко. Стиль Рушди (или его переводчиков) напоминает Маркеса (или его переводчиков?), но читается его текст намного легче. Многие рецензенты упоминают о гипнотической силе текста – и действительно, какая-то доверительная интонация авторской речи, какой-то убаюкивающий ритм повествования мешают оторваться от книги.

Как и в романах Маркеса, в книге Рушди мы видим реалистичную, казалось бы, историю человеческой жизни, описанную со вниманием к самым обыденным деталям, но при этом приправленную мифологическими образами, которые связаны к реальностью неразрывно. Сказочный мир народной фантазии как бы сливается с миром, созданным все той же народной молвой – сплетнями, полудостоверными сведениями о жизни политиков и их семей. Эта абсурдность бытия, обнаженность мифологических основ мира, словно бы проистекает и болезненной расколотости страны.

Повествование о двух семьях превращается в повествование о двух политических режимах и двух системах мировоззрения. Западная, «демократическая» модель общества, или традиционная, мусульманская – автор бесстрастно показывает обе. Хараппа и Хайдар, совершенно разные люди в жизни, с противоположными убеждениями – действуют удивительно схожими методами, одинаково забывая в борьбе за власть о стыде.

Признаться, показалось мне что именно заявленная в заголовке основная тема романа раскрыта весьма слабо. Автор очень много рассуждает о стыде, но, то ли из-за трудностей перевода, то ли из-за эксцентричности автора, рассуждения эти весьма хаотичны и противоречивы. То ли он уличает современное общество в бесстыдстве – как «западников», вроде Искандера, которые от стыда избавились по убеждениям, так и фундаменталистов, вроде Дауда и самого Резы Хайдара (у них вместо личных чувств – религия). То ли наоборот, он видит в способности человека стыдиться что-то опасное, неестественное – иначе с чего бы Суфие Зинобии превращаться в монстра? Конечного ответа на то, что такое стыд с точки зрения автора и какое место это чувство и эта мотивация должны занимать в жизни человека – нет. Только поэтизированное и бессистемное эссе, кусочками разбросанное по тексту.

Не ясно и отношение автора к религии – вроде бы он и жестко критикует ислам, и в то же время видит в нем некую необходимую основу национального сознания, да и морали в целом. Иногда даже кажется, что он боится резко высказываться о религии (что вряд ли, учитывая, что в будущем он высказывался настолько некорректно, что теперь вынужден скрываться от исламских экстремистов). Впрочем, эти колебания вполне понятны – можно быть приверженцем религии в целом и негативно относиться к фундаментализму. И все равно, по прочтении романа остается какая-то противоречивая картина убеждений автора.

Еще один момент – такое ощущение, что Рушди читал «Сто лет одиночества» и старательно конспектировал. «Стыд» подозрительно похож на известнейший роман Маркеса – детские воспоминания и экскурсы в прошлое в начале, сказочная атмосфера, постепенно перетекающая в историко-реалистическую; врывающаяся в роман тема сексуальной жизни взрослеющего героя; тема политики и ужасов политического террора в середине; атмосфера упадка и угасание рода в конце. Нет, это, конечно, не римейк, но очень близко к этому.

Достоинства романа:

общая увлекательность: гипнотические интонации автора не позволяют оторваться;

атмосфера восточной мистики;

интересные сведения о жизни, быте и политике Пакистана прошлого века;

философия автора.

Недостатки:

вторичность книги по отношению к образцам жанра;

избыток физиологических подробностей;

сумбурно раскрыта тема стыда.

Итог: несмотря на вышесказанное, времени, потраченного на чтение, не жалко. Книга получилась атмосферной и причудливой, и вполне способна как развлечь абсурдными историями о восточном волшебстве, так и заставить задуматься над проблемами общества, государства и морали, связанными между собой весьма парадоксально. Рекомендую любителям магического реализма в духе Маркеса, с поправкой на вторичность.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Салман Рушди «Земля под её ногами»

Elessar, 30 июня 2012 г. 21:59

Эта книга написана безумцем. Или гением, определиться тут довольно трудно. Вообще, трудности при чтении романа подстерегают на каждом шагу. Текст Рушди потрясающе музыкален, полифоничен и при этом насыщен таким количеством аллюзий, отсылок и прочих интертекстуальных штук, что для полного восприятия всех смысловых оттенков понадобится поистине огромный культурный багаж и эрудиция, намного превосходящая просто незаурядную. Легендариумы и мифы различных культур, история Индии и Соединённого королевства, литература поколения битников и музыка в стиле рок, артхаусное кино и фотография, социология и политология, военная журналистика и множество лирически-философских размышлений самого разного толка, от доплатоновских дионисийцев до современной моралистики, — это лишь немногие из тем, о которых автор решит завести с вами разговор. Всё это обескураживает, особенно когда примерно к середине романа, как снег на голову, сваливается отчётливое осознание ирреальности происходящего. Построенный на фундаменте мифа, как ответ на миф, как вольная его трактовка, аппеляция, трибьют или, если угодно, переосмысление, роман сам постепенно становится мифом, старательно притворяющимся реальностью. Постепенно понимаешь, что так не должно быть, и это всерьёз раздражает.

Помянутое раздражение может сыграть с вами злую шутку. Я вот поначалу даже хотел бросить чтение, просто-напросто выставив в оценках единичку. Герои романа постепенно обрывают все нити, связывающие их с реальностью, культурами, догмами, стереотипами и такими удобными поведенческими паттернами. Но при этом это всё похоже на глупое, до детскости даже, яростное отрицание всего-всего вокруг. Стоит ли миру ждать откровения от людей, которые не в состоянии для начала разобраться с собственными судьбами? Гений с глазами безумца, пророчица с сердцем рассерженной девочки-подростка, слепой визионер. Странная и абсолютно больная компания. И именно этим людям, у которых и вера не вера, и любовь не любовь, суждено спасти бесконечно больной, летящий навстречу столкновению мир? Видимо, да. Чтобы видеть всю картину целиком, нужно заглянуть за грань. Фотограф Рай видит в этом путь к метаморфозе. Но для Ормуса, единственного из всех, кто осмелился не просто взглянуть чуждому в глаза, но и протянуть руку, это стало летописью саморазрушения. Но вот что забавно: изначально наиболее вменяемый из всех, Ормус отчаянно не вписывается в безумную суматоху мира вокруг. И только окончательно потеряв чувство реальности, он наконец-то сподобился на главные свои три слова. Нет, не «я тебя люблю». «Её больше нет». Вот что ему стоило принять такую, в сущности простую вещь пораньше, лет этак на тридцать, а? Многие говорят, что роман пронизан любовью, что она — в сердце мироздания героев и самое это сердце. Если так, то мне вправду страшно. Миры несутся навстречу друг другу со страшной скоростью, столкновение неизбежно. И кто знает, что хуже — видеть гибель своего мира и умереть с ним, или оказаться свидетелем того, как твоя реальность, по счастью более устойчивая и стабильная, метаморфирует, вбирая в себя непроглядный ужас мира, в котором моральный урод вроде Вины — символ и трепещущее сердце любви.

Всё что выше — просто трактовка, смешная и довольно несуразная. «Земля...» не из тех романов, в которых всё понятно сразу и окончательно. Это книга невероятной силы и глубины, которую можно (не)понимать и интерпретировать сотнями способов. Роман, на самом деле, великолепен. Язык невероятно образный, яркий, насыщенный множеством метафор и параллелей. Текст — сложный и комплексный, снабжённый и вторым, и третьим, и вообще каким угодно дном. Действительно поэтично, действительно искренне, сюда не просто вложена душа — сам роман кусочек души автора, настолько глубокие и явно личные переживания таятся за масками основных персонажей. Великолепные стихи, за которые Рушди отдельный поклон. Но всё же «Земля...» — не моё, по крайней мере, пока. Я, видимо, ещё недостаточно (а скорее всего, вообще не) мудр. Проза Салмана — вненаходимость, нечто за гранью условностей и норм, откровения гениального безумца. К чтению нужно подходить максимально серьёзно и вдумчиво, и всё равно невозможно быть готовым до конца. Но так или иначе, отложив предубеждения и придирки, я непременно должен сказать главное — это был шедевр. Читайте.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Салман Рушди «Сатанинские стихи»

nostradamvs, 14 апреля 2012 г. 18:52

Сначала о переводе. Анна Нэнси Оуэн, конечно, большой молодец, и огромное ей спасибо, потому что если бы не она, то никто бы. Говорят, есть ещё какой-то перевод, заказанный в конце 90-х, но его в сети никто не видел. Тем не менее, по переводу Анны очень хорошо видно, что он сделан непрофессионалом и — что гораздо более странно — по нему не проходился литредактор (или проходился некачественно). Многие вещи банально неправильно переведены. Например, переводить English Channel как «Английский канал» — это, по меньшей мере, неграмотно. Это же Ла-Манш, и по-русски он называется Ла-Манш и никак иначе. Ну или «изумрудные очки», который в классическом русском переложении называются «зелёные очки». Но даже это мелочь. Самое ужасное — это ссылки. Их там 1500 штук (!!!). Из них 1200 сто лет не нужны. Мне не нужно подробно, на страницу-две объяснять значение понятий «фламенко», «Бьюик», «Мумбаи», «Махатма Ганди», «Мекка», «Брюс Ли», «экзорцизм», «эвфемизм», «Вся президентская рать» и так далее, и тому подобное. Дело в том, что Рушди не будет читать пятиклассник. К Рушди человек подходит с определённым жизненным багажом, и обычно это образованный человек с должной степенью эрудиции, которому не нужно пояснять простые слова. А ссылки через слово страшно рвут текст и раздражают. Реально 250-300 пояснений к каким-то узким понятиям и особенностями переложения имён было бы достаточно. Но Анне всё равно спасибо.

Теперь о романе. Он мне не понравился. Просто не понравился, и всё. Дело даже не в переводе. Дело в том, что его чрезмерно распиарили, в то время как он — именно как произведение — значительно слабее и «Детей полуночи», и «Клоуна Шалимара», и «Земли под её ногами», и многих других романов Рушди. Витиеватый, с перебором по отклонениям в сторону от сюжета, замешанный на узкопрофильных вещах, не то чтобы интересных большинству читателей. Хотя не исключаю, что многое подпортил перевод. Есть и ещё одно: мне кажется, что Хомейни издал свою знаменитую фетву вовсе не потому что в романе показывается образ пророка. Показывается он средне, не хорошим и не плохим, — пророк силён и жесток, безжалостен и умён. Можно было порицать Рушди, но не такой убийственной фетвой — остальные аятоллы же не устроили подобного Хомейни безумия (да, Хомейни был не единственным аятоллой в мире). Более того, сменивший Хомейни аятолла Хаменеи публично признал, что будь его воля, он бы отменил фетву, да вот законы ислама не позволяют. Так вот, я вывел для себя причину, по которой Хомейни проклял Рушди. Рушди сделал опасную вещь — он совершенно издевательским образом высмеял в «Сатанинских стихах» лично самого Хомейни — под условным именем «Имам». Про хилые ножки что-то написал, про злобу в глазёнках. Зачем? Ему было мало славы, мало неприятностей? Я бы тоже обиделся, и — обладай я такой властью, будь, в общем-то сильным и в какой-то мере великим человеком — тоже приложил бы все усилия, чтобы испортить посмевшему покуситься бумагомараке жизнь. Вот так.

Ну, что ещё сказать. Не стоит начинать читать Рушди с «Сатанинских стихов». Это не самый лучший его роман не в самом лучшем переводе. Я бы рекомендовал читать в последовательности «Дети Полуночи», «Клоун Шалимар», «Земля под её ногами», «Последний вздох мавра», «Флорентийская чародейка». А дальше — как пойдёт. 5/10

P.S. Да, конечно, «Сатанинские стихи» я читал не в версии книги, а в версии файла. В книжной версии перевод Анны Нэнси Оуэн, говорят, значительно улучшен качественной редактурой.

Оценка: 5
–  [  1  ]  +

Салман Рушди «Гримус»

nostradamvs, 14 апреля 2012 г. 18:50

Чувствуется, что роман дебютный, правда. Это ещё не тот прекрасный Рушди, который сформируется к «Земле под её ногами». Это 28-летний писатель, чей роман издаётся мелким издательством, проходит незамеченным и успеха не имеет. Роман – странный. Я бы отнёс его к жанру сюрреализма, потому что львиная доля действа абсурдна (в литературном смысле этого термина), как абсурдны пьесы Беккета и Ионеску; всё замешано на сексуальных отношениях, нередко отталкивающих – создаётся ощущение, что Рушди писал просто ради эпатажа, без какой-либо здравой мысли или цели. Поклонникам Рушди я бы читать не советовал. Ощущения Рушди тут нет. Это ближе к позднему Шекли, как мне показалось.

Оценка: 4
–  [  0  ]  +

Салман Рушди «Восток, Запад»

nostradamvs, 14 апреля 2012 г. 18:29

Всё-таки есть мастера крупной формы и есть мастера малой формы. Рушди — первый. Что самое интересное, первые рассказы (из части «Восток») понравились. Неплохой «Хороший совет», отличный «Радиоприёмник» с сильной концовкой, занимательный «Волос пророка». А потом...гм, фигня какая-то. Вся часть «Запад» практически нечитаема, сплошной эксперимент со стилем, не то чтобы слишком занимательный, зато чрезмерно витиеватый, нудный и безыскусный. До Джойса далековато, зачем мучить читателя? Третья часть, «Восток — Запад» — никакая. Даже заставляющий надеяться на мощный конец «Ухажёрчик» заканчивается пустотой, ничем. Нет, буду читать романы Рушди. Всё-таки он мастер крупной формы.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Салман Рушди «Ярость»

nostradamvs, 30 октября 2011 г. 13:27

Первый за всё время роман Рушди, который мне не понравится (а читал я Рушди почти всего, кроме «Гримуса» и «Сатанинских стихов», которые на очереди). Рушди решил сыграть на чужом поле — поле Макъюэна и Кутзее — и у него...ну, скажем, получилось, но не слишком-то хорошо, потому что ему нужно оставаться собой, а не копаться в нудном внутреннем мире 50-летнего профессора-бабника (о боже, какой кукольный герой из «Солнечной» или «Бесчестья«!). Ярость как таковая регулярно объявляется: вот, сейчас будет ярость! Но её нет. Есть вымороченная скучная история почти без сюжета, и даже лёгкий элемент сюрреализма её не красит, он будто прикручен сбоку. Слава Богу, я не могу сказать, что Рушди «списался», потому что уже после «Ярости» он создал блестящего «Клоуна Шалимара» и очень хорошую «Флорентийскую чародейку». Но этот роман лично я считаю провалом, недостойным великого.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Салман Рушди «Восток, Запад»

Барг, 11 августа 2011 г. 19:04

Девять рассказов, поднимающих темы как социальных проблем, религиозного фанатизма и зачастую жестоких, морально устаревших порядков Востока, так и преклонения общества потребления Запада перед напускным «звездным» блеском, модой и ТВ.

Остроумно, иронично, умно и злободневно — Рушди всегда приятно читать, в том числе и в малой форме.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Салман Рушди «Стыд»

kavonet, 5 июля 2011 г. 20:47

первая «большая» книга Рушди, которую я прочитал вдохновившись сборником рассказов. И последняя. Потому что если к технике письма претензий быть не может, все грамотно выстроено: сюжетные линии, фабула, характеры персонажей, оригинальное изображение реальных исторических пакистанских деятелей, — об этом уже сказано. Но вот содержательная часть, идея, если хотите... Уф. Такое впечатление, что старая больная тетушка старательно полощет грязное белье своих соседушек. Во та, мол, косая, а та — кривая. И только я все это замечаю и вам о том расскажу. Увы. Оправдание, что это, мол, позиция автора, бессмысленно. Скорее это похоже на некое компенсирующее действие, пасквиль. Вот вы меня обидели, а я вам за это! Представляю, насколько мерзкими оказались бы «Отцы и дети» или «Доктор Живаго» при таком подходе. Однако там авторы такого себе не позволили. А Рушди позволил. К сожалению.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Салман Рушди «Клоун Шалимар»

nostradamvs, 24 мая 2011 г. 18:59

Как ни странно, изначально роман мне показался проходным – если сравнивать его со многими другими романами Рушди. Мрачная история Кашмира, пакистанских террористов, переплетение судеб танцовщицы из дальней деревни, её мужа, американского посла и его дочери – всё это выглядело политизированным детективом, и только Стальной Мулла и его железные внутренности говорили о том, что без магии не обошлось. А потом, всего за 15 страниц до конца, клоун Шалимар вдруг сделал то, ради чего жил всю эту книгу, и женщина, которую он должен убить, натянула тетиву лука.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Салман Рушди «Земля под её ногами»

nostradamvs, 24 мая 2011 г. 18:59

Это прекрасно. Это настолько прекрасно, что слов нет, всё теряется в слоях и смыслах, и остаются только эмоции. Где-то там, в глубине этого романа живут женщина и мужчина, которого она любит, и она дарит себя тысяче других мужчин, и она уезжает от него и возвращается к нему, потому что он не более чем заноза, но и не менее чем заноза в её сердце, и земля под её ногами. Невероятно сложная, многослойная, страшная и прекрасная книга, в которой фотографы знают, что они подобны снайперам, только снайперы много милосерднее; в которой нет слов любви, но есть любовь, не нуждающаяся в словах; в которой есть мир, коего не может быть, потому что это неправильный мир, потому что неправильно всё, но всё именно так, и Вина Апсара вечно будет уходить вниз от своего Фотографа к своему опустившемуся богу.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Салман Рушди «Флорентийская Чародейка»

nostradamvs, 24 мая 2011 г. 18:58

Добротный роман, умело замаскированный под исторический. Множество подслоёв, этажей, историй, словесных наслоений рисуют перед нами фантастически прекрасную картину мира XVI века, где действуют в качестве пешек Никколо Макиавелли и Агостино Веспуччи, флорентийские политики, где во главе мира стоит то ли шах, то ли император неведомой азиатской страны, где европейские проходимцы придумывают истории бессмертных принцесс, живущих против времени (и тут Рушди явно поддался влиянию Павича, с кем он в какой-то мере сопоставляем), и тут же невидимая жена султана обнимает своего повелителя, оставляя на его коже воображаемые царапины, и всё это Рушди, которого нельзя пересказать, а можно только почувствовать.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Салман Рушди «Ярость»

prouste, 14 мая 2011 г. 12:40

Нечастое произведение Рушди, в котором неизбежное индийское происхождение героя не играет сюжетообразующую роль. В «Ярости» — небольшом, в общем, романе, примерно половина посвящена инвективам в адрес американского мироустройства, образа жизни, системы ценности. Раздражение главного героя – шестидесятилетнего интеллектуала, с расстроенной психикой, оказавшегося одним в Штатах повлекло ряд обобщающих публицистических спичей, сколь справедливых, столь и неоригинальных. Много личного вложил Рушди в несимпатичного героя, ну и трудно удержаться от иронии от того, что автор окружил профессора в его возрасте и амплуа тремя прекрасными, сильно влюбленными в него женщинами, которые им очень дорожат, но он их по разным причинам отвергает. Герой архисексуален, а лестные высказывание в его адрес не находят никакого объективного подтверждения – такое ощущение, что Рушди помечтал на тему: если б я был султан. Талант великого рассказчика никуда не делся – в «Ярости» славная линия триллера об убийстве , которое герой ввиду частичных провалов памяти примеряет на себя, есть пара интересных сцен, матерящийся водитель. «Ярость» все же едва ли можно отнести к удачам Рушди. Сильно отличающийся от принесших ему славу индийских реквиемов, роман посвящен плачу над судьбой цивилизации, выполненным в несколько старомодной манере – масса авторов от Уэльбека до Коупленда сделали это в более яростной манере и художественно. Предыдущий и последующий романы Рушди поудачнее.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Салман Рушди «Клоун Шалимар»

Барг, 17 апреля 2011 г. 21:43

Роман, являющийся, по сути, эпитафией «погубленному раю» — Кашмиру. Прекрасному Кашмиру, попавшему между безумными жерновами террора индийской армии и террора мусульманских боевиков. Раю, в котором всегда царила терпимость и общность, а теперь залитому кровью ни в чем не повинных людей.

Роман, который Рушди, великий мифотворец, тесно переплетает с легендой и наделяет чертами сказочного мифа, сочетая эти прекрасные черты и ужасающую своей, нет, не реалистичностью — реальностью, жестокость.

Полувековая история гибели Кашмира разворачивается на фоне закрученного, держащего в напряжении сюжета, разделенного на разнообразнейшие как по месту действия, так и по своему настроению главы-истории, каждая из которых посвящена одному из главных героев повествования. Солнечный современный Лос-Анджелес и история девушки по имени Индия, начинающая и завершающая роман; деревня актеров на Кашмирской долине и рождение двух детей, совпавшее с разделением Индии и Пакистана и впоследствии ставшее олицетворением этого разделения; предвоенный Страсбург и Французское Сопротивление; изуродованный воронками взрывов Лондон и Лондон семидесятых; террористические лагеря моджахедов и снова Кашмир. Действительно эпическое повествование охватывает почти весь земной шар и судьбы множества самых разных людей.

Очень хорошее произведение, наполненное размышлениями, философией и событиями. Роман о любви и ненависти, показывающий как частная жизнь переплетается с историей. Роман, главный вопрос которого ты задаешь себе вместе с Рушди: почему такое стало возможно? Почему?..

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Салман Рушди «Клоун Шалимар»

prouste, 27 марта 2011 г. 15:38

Рушди в прекрасной форме, схоластика, лучше «Шалимар» чем «Дети полуночи» или нет. Сопоставимые по теме и манере излложения вещи. Другой вопрос, что «Дети» написаны много раньше, затем был еще и «Стыд» и еще один реквием по уничтоженному раю не стал ни менее величественным, ни более новым. Рушди прекрасный рассказчик с одной темой, которую и так и эдак обмусоливает в громоздких романах. Мне как-то больше импонирует менее трагичный и лукавый «Мавр», чем реквиемы.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Салман Рушди «Земля под её ногами»

prouste, 11 марта 2011 г. 15:31

С полгода лежала у меня купленная по случаю «Земля» и вот сподобился почитать. Рушди я и ранее читал, так что по идее все его особенности стиля, рассказчицкая манера мне знакомы и не ожидал катарсиса. Вместе с тем «Земля» — мощная яркая фреска о любви и музыке, написанная без перебора с неизбежным индийским антуражем(все герои Рушди – из Индии), произвела сильнейшее впечатление. Умение автора организовать материал, насытить книгу массой аллюзий без потери эмоциональной составляющей, соединить мифическую конструкцию с занимательностью изложения бесспорны. Миф об Орфее и Эвридике не является жесткой конструкцией – книга и рассказанная история открыты для интерпретации – Орфей так и не разбудил Эвридику, а рассказчик сумел найти себе другую. Вавилонское смешение музыкальных персонажей, тема землетрясений, закольцованная с главной героиней, масштабный Апокалипсис сопровождаются грустными размышлениями автора-рассказчика о повторяемости историй, утрате близких, невозможности реализации мечтаний. Роману присуще определенное лукавство: действие происходит в альтернативном мире при живом Ленноне, Мадонне- газетном критике и при реализации сценариев фильмов типа «Ангела-истребителя» и «Жюля и Джима», так что отдельное удовольствие представляет сопоставление мира романа с существовавшим. При этом в отличие, например, от набоковской «Ады», с которой у «Земли» немало схожего, роман не провисает под тяжестью аллюзий и цитат, сюжетно занимателен, хорошо читается и удачно, на мой взгляд, завершен(«Счастье можно найти лишь на проторенных путях»). Лучший роман Рушди, многократно превосходящий перехваленных «Детей полуночи».

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Салман Рушди «Прощальный вздох Мавра»

kerigma, 1 марта 2011 г. 18:24

Читала запоем, но так и не поняла, нравится мне или нет. Забавно, больше всего в этой книге меня шокирует отнюдь не содержание, а, скорее, стилистический момент. В «Прощальном вздохе» уровень некой абстрактной притчевости, сказочности повествования весьма высок, и этим он напоминает «100 лет одиночества» и прочие подобные вещи. Магреалистический отлив весьма явен, особенно в первых двух третях книги, до истории самого главного героя. И при этом в практически сказочное повествование нет-нет, а пробивается какая-то резкая нотка из «реального» мира, совершенно внезапно и неожиданно. Даже затрудняюсь привести точный пример, но по мере чтения у меня постоянно было ощущение, что магическая реальность сталкивается с гиперреалистичностью (какой отличаются романы современных японцев, Рю Мураками, скажем). Ощущение странные: никак не может определиться, что же за текст перед тобой и ставит он своей задачей шокировать тебя или убаюкать. Причем по мере продвижения по тексту «сказочная» часть убывает, а «гиперреалистичная» усиливается; секс на мешках с пряностями, перевернувший всю жизнь, безусловно, относится к «сказочному», а торговля суперкомпьютерами, управляющими ядерными ракетами, — к гиперреалистичному. И при этом они сочетаются не просто в романе, а в одном и том же герое. Наверное, я совсем неправильно подбираю слова, но лучше способа разделить эти два плана не могу сейчас найти.

Сама история представляет собой семейную сагу с вариациями. И надо сказать, что лучшее в ней, — именно то, что относится к семейной саге. А худшее — это вариации, описывающие сложную судьбу главного героя. Описывается более ли менее в хронологическом порядке (с периодическими забеганиями вперед и назад) история удивительной индийской семьи. Удивительной тем, что ни у одного из ее членов не было простой и скучной жизни, у каждого был свой полный скелетов шкаф или, если хотите, полная тараканов голова. Тараканы ходили друг к другу в гости и били друг другу морды — так что жизнь членов семьи вместе была еще веселей, чем по отдельности. Вот романтичный педераст, удирающий с брачного ложа в свадебном платье нетронутой невесты. Вот пятнадцатилетняя стервица, совращающая скромного конторского служащего. Вот отъявленная феминистка-правозащитница, пытающаяся засадить в тюрьму собственного отца-коммерсанта. На их фоне наш герой, сам Мавр, человек, живущий и стареющий вдвое быстрее остальных, даже как-то теряется. Потому, что остальные замечательны своими делами и характером, а Мавр — исключительно своими физическими отклонениями, что гораздо скучнее. Из всех их голосов голос Мавра — самый занудный, может быть, потому, что он один рефлексирует, а остальные только действуют. Более того, фигура Мавра как-то выбивается из остальной картины, потому что все остальные, даже со своими заморочками, активно участвуют в игре, а Мавр всегда стоит немного в стороне.

Сюжет развивается с одной стороны очень бурно, а с другой — очень непоследовательно. За счет этого невозможно предсказать, как в итоге обернется дело, и последняя часть романа оказывается совершенно неожиданной. Мне это скорее понравилось, потому что как бы ни были хороши сказки, они наскучивают, когда ты понимаешь, что по сказочным законам все будет именно вот так. В мире «Вздоха» стандартные сказочные законы не действуют, но не действуют и законы реальности. Что делает роман по-своему очень необычным. Не скажу, чтобы что-то в нем задело меня за живое — но читать было ужасно интересно.

Отдельно хочу сказать большое мерси переводчику Мотылеву. Судя по обилию и великолепной передаче игры слов, это был большой труд.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Салман Рушди «Стыд»

Барг, 12 февраля 2011 г. 00:04

Как всегда великолепно: реальная история Пакистана, под пером Рушди обретающая черты мифа.

Как всегда в повествование вплетено множеством аллюзий и размышлений: о стыде и бесстыдстве, их влиянии на нас, о дуализме человеческой природы, о религии («моторизированный святой» — старец Дауд — ярчайший образ, олицетворяющий саму религию — ее закостенелость и анахроничность, и, несмотря на отчаянные попытки вписаться в современный мир, безнадежно морально устаревшую), о традициях и роли женщины в исламском мире, и о многом другом.

И как всегда все это написано с присущим автору восточным изяществом и западным свободомыслием.

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Салман Рушди «Гарун и Море Историй»

nostradamvs, 10 ноября 2010 г. 16:22

Милая, приятная детская сказка – чего я не ожидал от Салмана Рушди. Буду детям читать, правда. Жил-был в Печальном городе мальчик Гарун, а его папа Рашид был сказочником. И однажды папа потерял свой талант. И мальчик Гарун отправился на Луну, чтобы найти причину того, что Океан Историй перестал снабжать папу вдохновением. Там мальчик встретил принца, принцессу, короля, генерала, воинов-страниц, объединённых в главы и книги, победил главного плохого бяку, загрязнявшего океан, затопил Чёрный корабль и не позволил заткнуть пробкой Источник Историй. Весело, интересно и приятно.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Салман Рушди «Стыд»

nostradamvs, 10 ноября 2010 г. 16:22

Рушди такой Рушди, не иначе как. Мрачный и саркастический взгляд на историю Пакистана XX века через призму взаимоотношений нескольких семей. Семьи очень разные, очень странные, гипертрофированно фантастичные, как, впрочем, и всё у Рушди. Три мамы одного мальчика сначала кажутся смешными, а потом оказываются мерзкими. Его первая любовь отвратительна. Его жена, которая обнажённой бегает по Пакистану и ест людей, страшна. Под каждым из героев угадывается совершенно реальный прототип, взятый из мира большой политики Пакистана и Индии – Лиакат Али Хан, Зия-уль-Хак, Зульфикар Али Бхутто и даже Беназир Бхутто, представленная героем-мужчиной (причём на редкость гадким – видна нелюбовь к ней автора). Но читать интересно, даже очень. Потому что красиво, занимательно и на редкость незатянуто написано.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Салман Рушди «Прощальный вздох Мавра»

nostradamvs, 10 ноября 2010 г. 16:21

Когда я читал эту книгу, меня преследовало плотное чувство дежавю. Потому что это я уже читал. Где? В романе «Дети Полуночи». Тут – то же самое, один в один. Та же история послевоенной Индии в разрезе, препарированная подобно лягушке, и всё это глазами странного человека по прозвищу Мавр, который стареет в два раза быстрее, чем нормальные люди, а на правой его руке нет пальцев, и удар этой руки страшнее удара кувалды. В момент окончания романа ему 36 лет, и он умирает, потому что физически ему 72 года, и всё это странно, перевито и перелито аллюзиями, сведениями об индийских перипетиях, именами, датами и фактами. Может, у Рушди все романы одинаковые? Или это я просто так неудачно попал на римейк «Детей Полуночи»? А впрочем, чего тут говорить. Римейк это или нет – он всё равно совершенно прекрасен.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Салман Рушди «Дети полуночи»

nostradamvs, 27 сентября 2010 г. 14:36

Рушди не просто прекрасен, он неимоверно прекрасен. Не зря эта книга получила аж три «Букера» — собственно, «Букер», затем премию как лучший роман за 15 лет премии, и за 25 лет премии. В Германии есть Гюнтер Грасс, в Колумбии – Гарсия Маркес, а в Индии – Салман Рушди. «Дети полуночи» — это огромный, длиннющий роман, который читается без единого отрыва. Это взгляд на историю Индии с 1915 по 1978 год, ретроспективный взгляд через призму немного безумного, эксцентричного Салема Синая, мальчика, родившегося в 1947 году, в ту самую полночь с 14 на 15 августа, когда Индия и Пакистан обрели независимость от Великобритании. Описать этот роман невозможно, его нужно читать, в него нужно погружаться. Тут живёт девочка-колдунья Парвати, тут живёт дед Азиз с его огромным носом, и лодочник, который никогда не моется, и Мумтаз, которая за три года замужества остаётся девственной, и няня, которая подменяет детей, и Шива со смертоносными коленками, и вообще, это такой прекрасный паноптикум удивительных людей, что слов нет.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Салман Рушди «Дети полуночи»

repaS, 5 сентября 2010 г. 22:28

Захотелось почитать «Сатанинские стихи», но поскольку найти не удалось, остановилась на «Детях полуночи».

Удовольствие небывалое.

История взросления мальчика — ровесника независимой Индии, рассказанная им же. История Индии в 20 веке, поданая через историю семьи. Казалось бы, идеи не новы, но оторваться от чтения невозможно: обычаи и быт многотысячелетней страны не только искусно вплетены в сюжет, но они являются основой для его развития. Автору удалось пропитать мистикой великой Индии весь роман, всех героев, все события.

Совсем по другому, не как голые факты истории, воспринимается теперь история создания Пакистана. Трагедия одной семьи, через которую видны трагедии миллионов.

На каком-то, самом общем, уровне, из-за идеи — история страны через историю семьи- возникают ассоциации с романом «Сто лет одиночества» Маркеса, но все же это равновеликие произведения, написанные разными Авторами, разным языком, разными литературными приемами. Такие произведения хочется читать еще и еще...

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Салман Рушди «Флорентийская Чародейка»

kerigma, 25 августа 2010 г. 22:32

Это был мой первый опыт с Рушди и, признаюсь, я была очень удивлена. Основываясь на неких смутных слухах о его биографии я скорее ожидала, что Рушди окажется чем-то в духе Солженицына с иламским отливом, будет жестким и чрезмерно реалистичным (сожженные женщины, война против неверных, невежество, нищета и море ненависти). Но «Флорентийская чародейка» находится просто на другом полюсе от всего этого. Первый и основной ее слой — на уровне эмоционального восприятия — это красивая восточная сказка. Сказка про любовь, приключения, войны, генеалогические интриги и размышления о тщете всего сущего :smile: Как и положено, в ней присутствуют бродяга-авантюрист, женщины дивной красоты (не все реально существующие), облеченный безграничной властью правитель, дом Медичи, а также янычары и четыре друга детства.

«Чародейка» удивительно красиво написана и на мой вкус, отлично переведена Е.Бросалиной (правда, было несколько мест, где я запиналась о словечки типа «трахаться» и «пристер джон», но я так и не поняла, переводческий это баг или авторская фича). Она воспринимается действительно как сказка, и несмотря на то, что сюжет течет нелинейно, а по классическим восточным канонам истории в истории с их последующим слиянием, — несмотря на все это, текст совершенно не наскучивает. Эту историю можно читать еще долго, от нее как-то не устаешь, несмотря на всю ее медлительность и плавность. Действие то топчется на месте в описании деталей, мелочей, то забегает вперед, то возвращается к предкам героев и делам давно минувших дней. Все вместе оказывает совершенно завораживающее впечатление.

За этим впечатлением не так и просто заметить второй план — собственно исторический, а не литературный. Потому что героями романа в том числе являются Никколо Макиавелли, вполне реальные Медичи, не говоря уж о вполне легендарном Америго Веспуччи. И это совершенно не скрывается, никаких заигрываний с догадливостью читателя в духе Эко. Напротив, у Рушди все подано совершенно в ином свете — так, как было удобно автору. Отсюда читатель невольно оказывается на совершенно другой точке зрения на всех персонажей, очень отличной от стандартно-исторической. И за счет этого они, сколь бы ни были реальными, также воспринимаются как герои почти сказочные. Нет никаких «читательских комплексов» оттого, что понимаешь, что что-то не улавливаешь или недопонимаешь в романе по своей общей необразованности. Вообще говоря, мне сложно судить, насколько исторически реальны все остальные герои книги — мне было просто лень смотреть. Учитывая приведенные автором список литературы — подозреваю, это была огромная работа и реальны практически все. В таком случае остается лишний раз восхититься автором, потому что *невидимый* труд — признак высочайшего мастерства.

В результате от текста получаешь прежде всего эстетическое наслаждение, и потом уже, при желании и некотором усилии со стороны читателя — интеллектуальное. А еще — что и отличает роман от настоящей сказки — невольно проникаешься симпатией и сочувствием к героям, которые, несмотря на всю волшебность и себя, и мира, кажутся вполне живыми.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Салман Рушди «Земля под её ногами»

Vlad, 18 мая 2010 г. 15:41

Есть книги, которым трудно ставить низкие оценки. Есть авторы, добившиеся такого уровня признания, что, кажется, они уже не могут написать что-то ниже своего уровня. Такой Рушди и такая «Земля под ее ногами» — культовый роман культового автора. Но — не лучший...

Рушди иногда напоминает мне паука — неспешно начиная свой рассказ, зачастую раскрывая почти все свои карты еще в самом начале, он медленно и незаметно начинает обволакивать читателя паутиной образов, мыслей и героев. То же самое и здесь — «Земля под ее ногами» — это история жизни трех людей (можно назвать их любовным треугольником, но это слишком банально), их пути к славе и разочарованию от успеха. Как всегда у Рушди герои многогранны, далеко не ангелы, со своими страхами, ну... почти нормальные люди. Но хоть и все фирменные ингридиенты писателя на месте, роман буквально пересыщен ими, и вследствии чего очень тяжеловесен (можно, сказать, что это роман о музыке, в котором царит проза). Например, поклонение автора перед главной героиней Виной не знает предела, причем до такой степени, что становится понятно, что этот образ списан с реального человека. Но, к счастью, язык у Рушди настолько силен и красочен, что подобные моменты воспринимаются как досадное недоразумение и не могут так уж сильно подпортить впечатление от этого романа.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Салман Рушди «Флорентийская Чародейка»

Petro Gulak, 3 апреля 2010 г. 15:08

Автор, начинавший как фантаст, редко выбивается в «большую литературу», вне зависимости от своего таланта. Скажем, Ле Гуин это удалось, хотя и с оговорками, а вот Краули — нет, хотя он и написал несколько «реалистических» романов. Зато тот, чья литературная репутация уже установлена (он же не фантаст, что вы, — он магический реалист...), может себе позволить все, что угодно.

Вопрос лишь — для чего.

«Флорентийская чародейка» Салмана Рушди — только и не более чем постмодернистский исторический роман. Да, конечно, это книга, за которой стоят годы исследований и большие знания (список использованной литературы не без тщеславия прилагается). Разумеется, и здесь нас ждут игры с различными уровнями реальности: так, вымышленные эпизоды молодости героев объявляются «прототипами» сцен из комедии Макиавелли «Мандрагора» — притом что, как ясно читателю, именно пьеса и стала основой соответствующих глав. То же и с «Неистовым Роландом» Ариосто. Литература порождает реальность и сама порождается ею; или наоборот.

Ну, а кроме этого?

Виртуозный лжец и рассказчик прибывает ко дворцу полулегендарного восточного владыки с некой миссией: «Баудолино». Великий Акбар создал любимую жену в своем воображении, и та перешла в реальность: «Хазарский словарь». Чужеземцу удается пройти во дворец, поскольку гость обрызган духами, вызывающими у всех расположенность к незнакомцу: «Парфюмер».

И это всё. Рушди в интервью не раз говорил, что ему хотелось соединить существовавшие одновременно, но такие далекие миры — Флоренцию эпохи Возрождения и Индию под владычеством Великих Моголов. Задача интересная, но оставшаяся чересчур умозрительной; все книги, как учит мудрый Эко, говорят о других книгах, но книга, сложенная из книг, говорящих о других книгах, — пожалуй, перебор. Формально это роман о любви — но любви в нем нет, есть лишь эмблематическое обозначение чувств. Метафора истории? — нет, табличка, на которой написано «МЕТАФОРА ИСТОРИИ». Пустота, в общем-то, — и номинация на премию «Букер»: потому что Рушди.

Что касается перевода — он, кажется, хорош, но я так и не смог понять, является вторжение современных словечек в стилизованный текст авторским замыслом или переводческой небрежностью. Потому что небрежностей хватает: в романе появляется некий португальский иезуит Джозеф (Жозеф, разумеется), а на первой же странице возникает «король Пристер Джон», снабженный заботливой сноской, — то есть заглянуть в английскую Википедию старания хватило, а выяснить, кто такой пресвитер Иоанн, — уже нет. Что характерно.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Салман Рушди «Ухажерчик»

kkk72, 3 марта 2010 г. 23:42

Трогательный и душевный рассказ. Больше всего мне нравятся у Рушди не вычурные абстрактные истории, а вот такие реалистичные бытовые зарисовки, меткие картины совершенно незнакомой мне жизни. Очень хорошо показаны и жизнь индусов в Лондоне, и чувства немолодой пары, и обрушившиеся на них новые несчастья. Образы главных героев — удачны и очень запоминаются. И даже то, что рассказчиком этой истории оказывается взрослеющий мальчишка, только добавляет ей особого шарма.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Салман Рушди «Восток, Запад»

kkk72, 3 марта 2010 г. 22:45

Владимир Пузий разработал и успешно внедряет дистанционный спецкурс «Современная классическая литература для доверчивых фантлабовцев». Я тоже развесил уши и попал в сети этого ловца человеческих душ. Среди прочих, упомянутых коварным Пузием, фамилий в моем мозгу прочно засело слово Рушди. Я стойко держался, сомнительная слава автора «Сатанинских стихов» не внушала мне особого доверия. К тому же на страже моего душевного здоровья и финансового благополучия стояла моя верная жаба, которая при виде цен на книги Рушди давила меня изо всех сил. Но ( и на нашей улице перевернулась машина инкассаторов) и в харьковские стоки завезли Рушди. Увидев ценники, жаба широко разинула рот от изумления, и не успела она сказать «Ква!», как я уже стал обладателем пары томиков Салмана. К тому же эти книги попались мне очень вовремя. После шока, вызванного «Дорогой» Маккарти, надо было кого-то «бросить под танки», заранее обрекая его на столь непростое сравнение. Учитывая его биографию, Рушди к подобному не привыкать. И вот в моих руках сборник «Восток-Запад», в котором представлена большая часть малой прозы автора.

Видимо, сама жизнь заставила автора прийти к такой концепции сборника. Воспитанник знойного Востока, Рушди нашел свой второй дом на Туманном Альбионе. Всюду свой и всюду чужой, автор чувствует себя то мостом, соединяющим две культуры, то странником, тщетно ищущим свой дом.

Очень интересна авторская трактовка Востока и Запада. Неожиданным для меня оказалось то, что восточные рассказы автора — более простые, четкие и ясные, в то время как западные — изысканные, запутанные и туманные. Рассказы же третьей части, демонстрирующие столкновение двух миров — наиболее трагичные. Видимо, по мнению автора, гармоничного сосуществования двух противоположностей ожидать не стоит. Впрочем, почти все рассказы так или иначе связаны с этим противостоянием. Бесконечная очередь в британское посольство в Индии, бедный рикша, страстно мечтающий о радиоприемнике, волшебные башмачки, способные перенести человека сквозь время и пространство к его истинному дому, индийские контрразведчики, выросшие на культовом для них «Стартреке» — вот лишь некоторые из причудливых образов, которые создает автор. Вообще, причудливость образов, необычность стиля, смелость авторских концепций, изобилие смутных намеков — вот отличительные черты прозы Рушди.

Впечатления от этих историй странные. Иной раз автору удалось задеть некие струны моей души. Иные рассказы оставили скорее чувство глубокого недоумения. Больше всего понравились реалистичные «Хороший совет» и «Радиоприемник». Меньше всего — очень странные «Волшебные башмачки» и «Йорик». Но, в целом, ни одну из историй шедевром я не назову. Ближе всего к этому определению подошел трогательный «Ухажерчик».

В конечном итоге я пришел к вполне ожидаемому выводу. Рушди — интересный и нестандартный автор, но пишет он совершенно не в моем вкусе. Пожалуй, на этом я пока закончу знакомство с автором. Так что если ваша жаба вдруг на минуту отвернется, вы можете стать обладателем пары книжек Рушди по очень доступным ценам.:wink:

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Салман Рушди «Гармония сфер»

kkk72, 3 марта 2010 г. 21:25

Долгая память хуже, чем сифилис,

Особенно в узком кругу.

Б. Гребенщиков.

Странная история о любви и дружбе. Предельно реалистичная и нарочито обыденная с одной стороны, мистичная и опасная — с другой. После шокирующего начала темп повествования сменяется на неспешный и размеренный. Но только убаюканный читатель поверит автору, как следует не менее шокирующая концовка, которая рушит счастье главного героя. Одна из самых мощных, но и самых мрачных историй сборника, в которой безумие и подлость, измена и коварство идут бок о бок. Очень удачно изображены все ключевые персонажи рассказа. И когда нам кажется, что мы уже все про них знаем, автор снова окунает нас с головой в житейскую грязь.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Салман Рушди «Христофор Колумб и королева Изабелла Испанская улаживают отношения в Санта-Фе. 1492 год после Рождества Христова»

kkk72, 3 марта 2010 г. 20:52

От любви до ненависти — всего один шаг. От ненависти до любви — тоже. Эту истину и иллюстрирует история двух таких разных и таких похожих людей. Удачными, хоть и очень неожиданными получились образы главных героев — властной, надменной, волевой Изабеллы и страстного, гордого, упрямого Колумба. Любовь-игра, любовь-испытание, любовь-наваждение. Все это есть в этой странной истории, в которой историческая истина уходит на второй план, уступая место чувствам. Ну а в концовке сработало еще одно вечное правило: «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей»

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Салман Рушди «Волшебные башмачки»

kkk72, 3 марта 2010 г. 20:41

Ох, и накрутил Рушди всего в этой истории. Множество на первый взгляд не связанных между собой образов, необычное построение рассказа, отрывочный стиль производят очень странное впечатление. В конечном счете, история сводится к попыткам главного героя избавиться от гнета прошлого, от воспоминаний о неудавшейся любви. Но до чего же оригинально и вычурно все это описано! Любители постмодернистских игр, видимо, будут в восторге. У меня же эта история вызвала скорее недоумение.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Салман Рушди «Радиоприёмник»

kkk72, 3 марта 2010 г. 08:36

Интересная и мудрая житейская история о непростой жизни в современной Индии. В ней рассказывается о том, какие ошибки делает молодость и какую цену за это порой приходится платить. А все потому, что главный герой этой истории все время видит не реальную действительность, а только то, что хочет видеть, во что хочет верить. И как же подводят его эти розовые очки!

Оценка: 8
⇑ Наверх