Дежавю


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Mierin» > Дежавю
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Дежавю

Статья написана 23 ноября 2010 г. 11:49

Хмурый осенний день лениво выполз из туманной осенней ночи. Просыпаться было тяжко, несмотря на то, что и время уже позднее, и выходной, а все равно тяжко. Женька долго лежала в постели, подогнув ноги и не открывая глаз. Снова одолевало чувство нереальности происходящего, происходившего, будущего происходить. В голове так же настойчиво, как и раньше, клевала мозг одна и та же мысль. «Это как белый медведь, — по-утреннему хрипло сказала себе Женька.– Я не могу перестать думать о белом медведе, если стараюсь не думать о нем».

Неохотно девушка откинула одеяло и выползла навстречу утру. В квартире было тихо – родители ушли, брат еще спит. Завтракать не хотелось. Приводить себя в порядок – тоже. Но надо было. Женька твердо решила, что это должно войти в привычку. Да и должно же быть что-то, что отвлекало бы от неприятных мыслей. О собственном одиночестве, даже среди людей, о собственной никчемности и никому ненужности, о том, что смысл жизни – в проживании сегодняшнего дня, каждого дня, который делает жизнь на шаг ближе к смерти.

Надо было съездить в центр – прогуляться, развеяться,сделать вылазку в магазин косметики, доставить себе маленькую радость. В последнее время Женька с ужасом чувствовала, что разучилась искренне радоваться. Разучилась улыбаться, смеяться. Вернее, тело по привычке улыбалось и смеялось, а вот сама Женька чувствовала себя запертой внутри себя, как в каменном мешке, без дверей и окон, где она отчаянно стучит в слепую стену кулаками и орет так, что рвутся связки. Жизнь на автомате, дни как конвейер, без цели, без радости, без грусти. Конечно, случались и маленькие радости – прогулки по центру города были как раз такими вот маленькими радостями. Женька выросла там и обожала все эти узкие улочки, спуски и подъемы, старые дома, — там каждый камень, казалось, наполнен воспоминаниями поколений. В тысячный, наверное, раз она пройдет возле своего старого дома, где они раньше жили. Заглянет в окна, на подоконниках которых красуются скромные цветы герани, в сотый раз подумает, что там кто-то живет, но так и не рискнет хотя бы дернуть за дверную ручку, чтобы войти туда, где остались ее воспоминания о тех днях, когда она была счастлива. Когда деревья были большими, солнце светило ярче, взрослые не врали, а жизнь впереди казалась бесконечным потоком прекрасных событий…

Выйдя из дома, Женька заметила, что забыла плейер. В последнее время она никуда не выходила, не закрыв уши наушниками. Музыка – это тоже маленькая радость, она отвлекает от неприятных мыслей. Все должно отвлекать от неприятных мыслей. Солнце не светило уже давно. Грязные плотные облака затягивали небо круглые сутки. Все было серым – небо, дома, асфальт под ногами, лица людей, даже воздух тоже был серым. Минуту Женька стояла и раздумывала – не вернуться ли ей домой, но потом махнула рукой и бодро зашагала в сторону остановки, разбавляя царившую серость яркой фиолетовой курточкой.

В этом магазине Женьке нравилось. Потому что здесь можно было успокоиться и отвлечься. Мягкий свет, легкая музыка, приятный запах, растворенный в воздухе, чтобы клиенты не спешили уходить, а оставались хоть ненадолго, консультанты, скользящие как феи по залу, всегда открытые, всегда готовые помочь. Пусть даже ты ничего не купишь, здесь просто можно побродить вдоль стеллажей, послушать советы, что-то попробовать,почувствовать себя привлекательной, почувствовать себя женщиной. Пусть это все обман, эфемерная пустота, но ведь кому-то эта пустота помогает жить, не скатываться на антидепрессанты. Лучше сюда, чем в специальную аптеку, лучше обман, искусственная радость. Хотя… Таблетки – это тоже обман, только безрадостный.

Женька тихо шагала по залу, принюхиваясь к новым ароматам,приглядываясь к новым продуктам. Все казалось посторонним, живущим не здесь.Как будто она и реальность вокруг нее были в двух разных бранах, которые никак не столкнутся…

Она подошла к кассе с новой карточкой, полученной на прошлой неделе. Это тоже был повод для маленькой радости – теперь есть большая скидка, хотя и понятно, что скидка работает против тебя. Просто ты станешь больше покупать. Но это тоже маленькая искусственная радость. Какая-никакая, а все-таки.

Прямо у выхода из торгового центра на стареньком стульчике сидела старушка в линялом пальто. Женьку словно что-то задержало. Она услышала слабый голос – кажется, старушка обращалась к ней. Или не к ней? Просто, к кому-нибудь. Или в пустоту, в надежде, что пустота ей ответит. Странное чувство заставило Женьку остановиться и наклониться ближе к старушке, прямо к ее лицу.

— Вы не купите мне булочку? – услышала она.

«Булочку»... Женьке сжало сердце. Маленькая, сухонькая старушка в застиранном до неопределенного цвета пальто... Сколько ей лет?Семьдесят? Восемьдесят? Чем заслужила она это? Конечно, Женька купит ей булочку...

— Я отдам деньги, — поспешно добавила старушка. – У меня есть деньги, я только спуститься не могу. Дойти смогла, а спуститься сил нет...Мне надо три булочки и молока...

Женька махнула рукой и вприпрыжку начала спускаться в цокольный этаж, где располагался продуктовый супермаркет – длиннющий, под весь торговый центр. Хлеб и молоко – думала Женька — основная пища пенсионеров. Особенно одиноких. Когда средств хватает только чтобы сводить концы с концами, да если бы они и были – все равно не хватит ни сил, ни желания разнообразить свой стол. Зачем это, если ты просто ждешь смерти?.. И только по привычке что-то делаешь – ешь, спишь, пьешь лекарства от болезней, которые уже не лечатся, ходишь в магазин за покупками, смотришь в окно, как проходит чужая жизнь. Потому что твоя уже прошла. Женька вздрогнула и отмахнулась от мрачных мыслей. Ведь это она каждое утро встречала новый день как шаг, приближающий ее к смерти… Несмотря на то, что ее жизнь едва дошла до середины. Бросить все и не думать. Возможно, старушка действительно просто устала, мало ли – погода оставляет желать лучшего, вполне молодые здоровые люди чувствуют усталость и недомогание. Хотя мало она похожа на благополучную бабушку нескольких внуков,спокойно живущую под присмотром своих взрослых детей… Вот и полки с булочками. Женька выбрала три порумяней, захватила бутылку молока, оплатила все на кассе и живенько поднялась. «Только бы она не пыталась вернуть деньги», — подумала она и тут же предложила старушке:

— А давайте я вас до дома провожу! И пакет донесу, и вам с опорой легче идти будет.

Они потихоньку вышли из торгового центра и пошли вдоль улицы по направлению к старой площади. Женька придерживала старушку под локоть, тащила пакет с булочками и старалась прислушиваться к тому, что говорит старушка. Говорила она очень тихо, почти не слышно, Женька с трудом разобрала что-то про одиночество, плохое здоровье, про то, что когда-то старушка закончила институт, работала, а теперь вот – никому не нужная старая развалина... Они шли уже долго, Женька все ждала,что они свернут в один из старых двориков, где за фасадами дорогих магазинов были старые дома, настолько старые, что было удивительно, как в них живут еще люди. Но они не сворачивали, а все шли и шли... Женька стала думать, как же старушка дошла, как она одна преодолела такое расстояние – она же еле идет!

— Мы правильно идем? – засомневавшись, спросила она.

— Да, — тяжело махнула рукой старая женщина. – Я тут наплощади живу, вон дом, четырехэтажный, а за ним – мой.

Женька осторожно повела ее через дорогу. Удивительно, но вечно спешащие машины останавливались, давая им пройти. «Значит, не все еще умерло в людях», — подумала она. В скверике посреди площади старушка остановилась.

— Все, не могу больше, — тяжело выдохнула она.

Женька оглянулась – почти все скамейки были забиты стайками молодежных компаний. На одной, правда, было посвободнее – всего лишь семейная пара с мальчишкой лет трех. Они тут же исчезли, едва старушка присела на краешек скамейки. «Да, нереспектабельного вида бабушка, — подумала Женька, — но ведь на бродягу какого не похожа, чистенькая, хоть и выглядит как нищая».Старушка, заметив, что сидит одна, подвинулась и предложила Женьке сесть.Девушка послушно села. Старушка немного помолчала, а потом спросила:

— Вы никуда не торопитесь? А то я Вас задерживаю...

— Нет-нет, — поспешила заверить Женька. – Я никуда нетороплюсь...

Действительно, куда ей торопиться? Когда домой возвращаться не хочется, дел никаких нет, даже по дому все переделано – пол, как положено,блестит, белье выстирано, окна вычищены – суббота прошла с пользой.

— Спасибо Вам, — повернувшись к Женьке, сказала старушка.

— Да ладно, — отмахнулась девушка и посмотрела на старушку. Ее лицо почему-то показалось Женьке то ли знакомым, то ли где-то единожды увиденным. То ли просто обычным – хорошее такое лицо, только глубокие морщины не разбегались по нему солнечными лучиками как у Женькиной бабушки, а собирались куда-то вниз линиями скорби. Выцветшие глаза с грустью посмотрели на Женьку.

— Молодые люди хорошие, — сказала старушка. – Помогают. Мне один раз молодой человек помог. Тоже проводил до дома. Я его спрашиваю, может,торопится он куда, от дел его отрываю... А он говорит: нет, я в центр просто так приехал. Хороший молодой человек. Приятный. Вы правда никуда не торопитесь?

Женька отрицательно мотнула головой. Передохнув, онипродолжили свой путь. Дом, в котором жила старушка, оказался прямо через дорогу. Старый такой, крепкий, из прошлого столетия. С широкими лестницами и большущими окнами в пролетах. Подниматься пришлось под самую крышу, на верхний этаж. И как только бедная старушка забирается так высоко? Тройка звонков, коммунальная квартира, чьи-то старые вещи на лестничной клетке… Старушка открыла дверь и показала, куда ставить пакеты. Женька послушно поставила и начала прощаться.

— Спасибо Вам, — тихо проговорила старушка и посмотрела Женьке прямо в лицо. – Здоровья Вам, что нам еще нужно? Даже когда ты одна,тебе нужно здоровье…

Женька вышла из старого дома в сонный серый город. Сердце почему-то колотилось, дыхание перехватывало… Перед глазами стояло лицо старушки, казавшееся до боли знакомым.

— Боже, — сказала она вслух, — это же я! Я через пятьдесят лет! Я через пятьдесят лет…

Евгения Львовна с трудом присела на непонятно каким образом оказавшийся в холле торгового центра старый стул. Дошла. Как бы тяжело ни было – а дошла. И больше не может сдвинуться с места. Она осмотрелась. Стены из прозрачного пластика зазывали в косметический магазин. Когда-то ей это тоже было доступно, нужно, прямо-таки необходимо – зачем? Было видно, как по залу скользили трехмерные голографические девушки в голубых и красных передничках. Когда они проплывали мимо бродящих у стоек с продукцией девушек и женщин, то притормаживали и по шевелению их искусственных губ было видно, что они спрашивают – не нуждаются ли в их помощи. Вот кому-то что-то объясняют. А раньше это делали ведь живые люди! Раньше… Раньше Евгении Львовне даже было о чем думать, о чем спрашивать, на что надеяться… А сейчас… Если бы она знала,что будет доживать свои дни так? Но что тогда? Что бы она сделала тогда? Разве можно изменить свою жизнь, если кто-то сверху за тебя уже все решил? Когда-то она тоже пыталась бороться, как та мышка, что упала в кувшин с молоком и сбила его в масло. Вот только, кажется, упала она в кувшин вовсе не с молоком… Потому что, как ни барахталась, а выплыть не сумела…

Ну что – отдохнула? Надо купить что-нибудь на ужин. Вот только ноги не идут, кажется…

Из торгового зала медленно вышла худенькая девушка в яркой фиолетовой курточке. Ее будто что-то останавливало… А Евгении Львовне почему-то она показалась знакомой… Будто все это уже было, было давно, полвека назад… Или вчера? Или сегодня?

— Девушка, Вы не купите мне булочку? – с надеждой в голосе спросила она…





162
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение23 ноября 2010 г. 14:29 цитировать
Да уж, теги точно в тему. Написано неплохо, не без огрех, конечно, но неплохо. А что касается настроения рассказа, осень, наверное, так влияет?;-)
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение23 ноября 2010 г. 14:30 цитировать
Осень и отсутствие солнца. Без него хоть на стену лезь — все такое серое:-(
 


Ссылка на сообщение23 ноября 2010 г. 14:33 цитировать
Ничего, скоро зима, снег, Новый год! А там и до весны рукой подать:-)
А рассказ — скорее это не фантастика, хотя фантастический элемент, конечно, в нем есть.
 


Ссылка на сообщение23 ноября 2010 г. 14:37 цитировать

цитата anchel

Ничего, скоро зима, снег, Новый год!

Не люблю зиму, холод и особенно Новый год;-)

цитата anchel

А рассказ — скорее это не фантастика

А я и не писала это как фантастику:-) Просто рассказ-настроение.


Ссылка на сообщение23 ноября 2010 г. 14:39 цитировать

цитата Mierin

Не люблю зиму, холод и особенно Новый год

o_O


Ссылка на сообщение23 ноября 2010 г. 23:36 цитировать
Mierin
Начать с того, что образ белого медведя я не понял. Что он значит? Какую роль играет?
Ладно. Поехали конкретно.

«Резким движением девушка откинула одеяло и выползла навстречу утру.»
И стоило резко откидывать, чтоб потом ползти?

«каждого дня, которые делают»
несогласованность чисел

«тело по привычке улыбалосьи смеялось»
смеющееся тело... бррр, Вам бы хоррор...

«без надежды на выход, где она отчаянно стучит в слепую стену кулаками»
я понимаю, что про стену — это не про выход, а к более раннему тексту, но читается именно так

«Грязные рваные облака затягивали небо круглые сутки»
Слово «рваные» неудачно. Обычно так говорят про облака с прорехами, через которые видно небо. Тут что-то другое — косматые, неровные, клубящиеся там... не знаю. Или описать более подробно: вот они рваные, но за ними не небо, а еще один слой облаков, а там еще — безнадега. Короче, думать надо, а я не умею.

«побродить вдоль стеллажей с продукцией»
Тут просто надо безжалостно выкинуть это уродливое «с продукцией»

«Прямо у выхода из торгового центра на стареньком стульчике сидела старушка в линялом пальто. Женьку словно что-то задержало. Она услышала слабый голос — кажется, старушка обращалась к ней. Или не к ней? Просто, к кому-нибудь. Или в пустоту, в надежде, что пустота ей ответит. Странное чувство заставило Женьку остановиться и наклониться ближе к старушке, прямо к ее лицу.»
Меня (чисто субъективно) ужасно раздражает массированная неопределенность этого абзаца. Словно что-то... Кажется... К ней или не к ней... К кому-нибудь... Странное чувство...

«спускаться на цокольный этаж»
я не знаю как правильно, но что-то царапает. Может «в цокольный»? Хотя...

«Хлеб и молоко — основная пища пенсионеров.»
Агитку пишем?

«И только по привычке что-то делаешь — ешь, спишь, пьешь лекарства от болезней, которые уже не лечатся, ходишь в магазин за покупками, смотришь в окно, как проходит чужая жизнь. Потому что твоя уже прошла. Мимо...»
А это просто отлично. Кроме «Мимо...» Не надо излишней пафосности. А вдруг не мимо? Но прошла-то по-любому. И это такой комок в горле — прошла. А вот добавили про «мимо» — и эффект не тот, не сопереживание, а отторжение. Типа, так уж и мимо? да откуда? да как?

«отмахнулась от мрачных мыслей, от своих мыслей»
Опять лишнее. Прочитайте это и следующее предложение без «от своих мыслей» — то же самое, только четче, кристальнее. Понятно, что от своих, чай не про телепатов рассказ. Вообще с этого места и до полок с булочками всё мутное, расплывшееся.

«Старушка, не переставая благодарить, согласилась.»
Лишнее

«На одной, правда, было посвободнее — всего лишь семейная пара с мальчишкой лет трех. Правда, они тут же исчезли»

«— Боже, — сказала она вслух, — это же я! Я через пятьдесят лет! Я через пятьдесят лет…»
Тоже ненатуральное позерство и пафос. Можно было, например, так:
«Женька поняла кого напоминала ей старушка — собственное отражение в зеркале.
— Боже, — прошептала она.
»
Как-то так.

Есть еще к чему придраться, но хватит. Пока что хватит. :-)))
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение24 ноября 2010 г. 10:40 цитировать
Siroga , спасибо:-) Будем работать8-)
 


Ссылка на сообщение24 ноября 2010 г. 14:42 цитировать
Поправила почти все.

цитата Siroga

«тело по привычке улыбалосьи смеялось»

В отличие от души, внутреннего сознания и пр. Вроде бы понятно8:-0

цитата Siroga

Агитку пишем?

Это думает Женька, стереотип такой. Добавила чуть конкретики.
С остальным согласна. Свой глаз замыливается, хотя и редактировала его не меньше четырех раз, а на очевидные ошибки не наткнулась.
Спасибо.
 


Ссылка на сообщение24 ноября 2010 г. 15:20 цитировать

цитата Mierin

Поправила почти все.

Да, на мой вкус, текст стал читаться более гладко. Есть, правда, еще кое-что, о чем я сразу не написал: однообразие выразительных средств. Проявляется в применении одних и тех же слов для описания явлений одного порядка. Например: «что отвлекало бы от неприятных мыслей», «...она отвлекает от неприятных мыслей. Все должно отвлекать от неприятных мыслей.», «отмахнулась от мрачных мыслей».
«Маленькие радости» — того же порядка.

И еще пока просматривал, зацепился:
чувствовала себя запертой внутри себя
затягивали небо круглые сутки. Все было серым — небо

цитата Mierin

Вроде бы понятно

Понятно-то, понятно. В некоторых случаях так и говорят: тело пело и смеялось. Но эти случаи исключительные. Обычно мы улыбаемся губами, ртом, лицом. У Вас же тело смеется по привычке. Это меня обескуражило.

цитата Mierin

Это думает Женька, стереотип такой.

Ладно, пусть. Если б я был профессиональным редактором, оставил бы как есть. Но исключительно потому, что ушли те времена, когда книжку выпускали месяцами и даже годами.
 


Ссылка на сообщение24 ноября 2010 г. 15:54 цитировать

цитата Siroga

однообразие выразительных средств. Проявляется в применении одних и тех же слов для описания явлений одного порядка.

Ну, такая жизнь у нее однообразная. Радости — маленькие, искусственные, мысли неприятные, которые лезут в голову и о которых нельзя не думать, как если задаться целью не думать о белом медведе — и будешь только об этом и думать. Действия ведь никакого почти не происходит и даже эта встреча никуда ее не выталкивает.

цитата Siroga

У Вас же тело смеется по привычке. Это меня обескуражило.

Тело — да, без души. Раздвигаются в улыбку губы, сокращается в смехе диафрагма, а радости человек не испытывает.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх