167 Иллюстрированный Пушкин


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» > 167. Иллюстрированный Пушкин: Повести Белкина. Метель (Первые иллюстраторы: В.Суриков, Н.Алексеев, Л.Хижинский, Н.Пискарев, К.Рудаков)
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

167. Иллюстрированный Пушкин: Повести Белкина. Метель (Первые иллюстраторы: В.Суриков, Н.Алексеев, Л.Хижинский, Н.Пискарев, К.Рудаков)

Статья написана 28 октября 14:59

"Метель" — повесть, поставленная Пушкиным на второе место в белкинском цикле. "Метель" близка по времени действия к "Выстрелу": период 1812-1815 гг. (собственно Отечественная война остается за кадром). Если "Выстрел" — тягостная повесть о душе, истерзанной жаждой мести, то "Метель" считается светлой повестью со счастливым концом (такому восприятию много способствует знаменитый вальс Г.Свиридова из музыки к одноимённому кинофильму).

Сегодня — первые иллюстраторы "Метели" (по 1937 год).

Скелет сюжета. Барышня Маша любит бедного офицера Владимира. Родители против. Молодые решают тайком обвенчаться. В избранный для этого дела день разыгралась метель. Маша до церкви доехала. А Владимир сбился с дороги и в церковь попал только на следующее утро: "Какое известие ожидало его!". Через несколько дней он известил родителей Маши о разрыве и уехал в армию (потом умер от ран, полученных при Бородино). "Меж тем война со славою была кончена". Победоносный полковник Бурмин залечивает лёгкую контузию в поместье Маши. Новая взаимная любовь. Бурмин рассказывает, как перед войной в метель сбился с дороги, попал в неизвестную церковь и в шутку встал к аналою с чьей-то невестой. После произнесения сакральной формулы сбежал из церкви. Но считает, что женат-то он не в шутку. Поэтому с Машей у него будущего нет. Как он ошибся!

цитата

— Боже мой, боже мой! — сказала Марья Гавриловна, схватив его руку, — так это были вы! И вы не узнаете меня?

Бурмин побледнел... и бросился к ее ногам...

Обложка. Худ. К.Рудаков, 1936
Обложка. Худ. К.Рудаков, 1936

Для иллюстраторов ключевые моменты — те, которые сам Пушкин описывает с большим напряжением. Знаменитый лингвист академик Виноградов акцентировал внимание на этих моментах в связи с метелью.

Во-первых, это Маша, выбегающая в метель, чтобы ехать на тайное венчание: ветер пытается остановить Машу, "метель воспринимается как предвестие несчастья". Машу метель не остановила.

Во-вторых, это Владимир, рвущийся к месту венчания: "метель как длительный и разрушительный процесс, как действие грозной и враждебной силы". Владимир не смог преодолеть воздвигнутое метелью препятствие.

В-третьих, это Бурмин, который метель не воспринимает как бедствие; напротив, Бурмина метель подталкивает в сторону Маши (т.е. к счастью).

Вот художники и любят рисовать Машу в метели и Владимира в метели. А Бурмина в метели не рисуют.

1) В.Суриков

В русской графике я не считаю заслуживающим внимания ничего, что было до художников "Мира искусства". Но это несправедливо по отношению к старым мастерам: некоторых современных-то беспомощных художников приходится показывать. Пусть уж и Суриков будет.

Знаменитый живописец, который несколько раз пытался делать иллюстрации к Пушкину. Бывал за это жестоко бит искусствоведами. В альбоме "Пушкин в изобразительном искусстве" 1936 года суриковские иллюстрации к "Полтаве" были объявлены "скудными и слабого качества" (Э.Голлербах). К "Метели" суриковских иллюстраций не приводилось (видимо, считались ещё хуже, чем к "Полтаве").

Но уже в аналогичных альбомах 1961 г. и 1987 г. иллюстрации Сурикова к "Метели" поместили. К тому времени значение Сурикова как живописца стало уже бесспорным, это подняло в цене и его книжные иллюстрации.

Альбом 1987 г.
Альбом 1987 г.
Альбом 1961 г.
Альбом 1961 г.

У Сурикова первая картинка — метель, стихия. А вторая картинка — жанровая, сцена в церкви, когда раскрылась подмена жениха. Стихию наши живописцы всегда хорошо рисовали, а вот в жанровой сцене основательность Сурикова вошла в противоречие с лёгкостью Пушкина.

Метель
Метель
В церкви
В церкви

На самом деле суриковские картинки наглядно показывают разницу между живописью и книжной графикой. В обычной деятельности для гениального Сурикова это были бы наброски, которые года через два переросли бы в огромную картину маслом. А здесь приходится останавливаться.

2) Н.Алексеев

Сборник 1929 года, отмеченный тем, что это первый пушкинский сборник, проиллюстрированный одним художником. Забытый ныне график Н.Алексеев.

Пушкинский сборник 1929 года
Пушкинский сборник 1929 года

А вот к этому художнику Голлербах в 1936 году сочувственно относился. Видимо, считалось, что для книги такие рисунки лучше суриковских набросков. Выбрана сцена в церкви — та же, что и у Сурикова. Рисунок плоский, кажется примитивным после суриковской штриховки.

Бурмин женился и сбежал
Бурмин женился и сбежал

Но бесспорно, что стремительность пушкинской сцены у Алексеева передана лучше, чем тяжеловесная массовка у Сурикова.

цитата

Нас обвенчали. «Поцелуйтесь», — сказали нам. Жена моя обратила ко мне бледное свое лицо. Я хотел было ее поцеловать... Она вскрикнула: «Ай, не он! не он!» — и упала без памяти. Свидетели устремили на меня испуганные глаза. Я повернулся, вышел из церкви безо всякого препятствия, бросился в кибитку и закричал: «Пошел!»

3) Л.Хижинский

"Повести Белкина" 1936 года из "ленинградской серии"

"Повести Белкина" —  Лениград, 1936
"Повести Белкина" — Лениград, 1936

Очень стильная гравюра по дереву. Церковь (место встречи) в вихрях метели. Вроде бы, нейтральный пейзаж. А по существу — тема судьбы (кто-то встретился, а кто-то нет) как квинтэссенция пушкинской повести.

"Метель", худ. Л.Хижинский
"Метель", худ. Л.Хижинский

4) Н.Пискарев

Книга, изданная в издательстве "Academia" в год пушкинского юбилея.

Повести Белкина" —  "Academia", 1937
Повести Белкина" — "Academia", 1937

Гравюра Пискарева была высоко оценена искусствоведами и приводилась как образцовая графика в альбомах иллюстрированной пушкинианы как в 1961 году, так и в 1987 году. Владимир честно боролся с метелью, но в отчаянье признал своё бессилие.

Фото из двух позднейших альбомов
Фото из двух позднейших альбомов

Было две иллюстрации: заставка с метелью (которую воспроизводили потом) и жанровая концовка, когда Бурмин пал на колени перед Машей.

Этой книги у меня нет. Привожу сканы обеих гравюр, помещённых в текст повести.

Владмир в метели
Владмир в метели
Сплетённые Бурмин и Маша
Сплетённые Бурмин и Маша

5) К.Рудаков

Тоненькая книжка из серии пушкинских повестей, изданная большим тиражом "Детиздатом" в предюбилейный 1936 год. Отлично воспроизведённые для массового издания иллюстрации. Мы смотрели иллюстрации К.Рудакова к "Выстрелу" из этой серии. К "Метели" тоже иллюстрации Рудакова. Сканы — из Интернета, поскольку и этой книжки у меня нет.

"Метель" — Детиздат, 1936
"Метель" — Детиздат, 1936

Рудаков сделал целый цикл из трёх страничных иллюстраций (плюс на обложке — тема бессилия перед метелью, как у Пискарева в дорогом издании).

Маша сбегает из дома сквозь метель
Маша сбегает из дома сквозь метель
Владимир не сможет прибыть вовремя
Владимир не сможет прибыть вовремя

Бурмин кается в своей шутке
Бурмин кается в своей шутке

Идеальная сюита, соответствующая пушкинской краткости и насыщенности. Отражены все три узловых момента: Маша в метели, Владимир в метели, Бурмин с Машей (без метели).





62
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение29 октября 13:05 цитировать
Не понимаю за что хвалили Пискарева? Судя по картинке — лошадь тянет всеми силами, а человек наоборот тормозит, движется обратно.. Вот у Рудакова обложка хорошая, там единый порыв, без противоречий. Но самая шикарная метель, самая до мурашков пробирающая у Сурикова. И даже бытовая сценка в церкви мне не кажется тяжеловесной, скорее реалистичной, — вот, смотрите, это поправдишному происходит, это не фантазии призрачные.. Лучше воспринимается.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение29 октября 13:12 цитировать
Видимо, у Пискарева хорошо получилось с точки зрения книжной графики — приветствовался символизм. А Рудаков, Суриков — реалисты.
 


Ссылка на сообщение29 октября 21:31 цитировать

цитата Artstasya

Судя по картинке — лошадь тянет всеми силами, а человек наоборот тормозит, движется обратно

Вот это хорошо подмечено. Задумался. Владимир — фигура трагическая, судьба против него (а Бурмин — баловень). Но тогда Пискарев уловил эту сломленность точнее всех. Не считая Сурикова — у него Маша с узлами едет, хотя тогда метель не такая сильная была (она-то ведь доехала), т.е. Суриков не вникал в текст.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх