Предисловие Рэя Брэдбери к


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «С.Соболев» > Предисловие Рэя Брэдбери к биографии Артура Кларка
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Предисловие Рэя Брэдбери к биографии Артура Кларка

Статья написана 21 мая 23:37

Предисловие Рэя Брэдбери

Живее всего мне запомнилась встреча с Артуром Ч. Кларком двадцать пять лет назад, когда я шел по Беверли-Хиллз и кто-то громко окликнул меня через улицу.

Подняв глаза, я увидел Артура перед компьютерным магазином — он размахивал обеими руками.

― Рэй, — орал он, — давай сюда! Ты должен это видеть!

Едва я перешел улицу, этот лучший в мире продавец игрушек всех форм и размеров чуть не выдернул мне руку, затаскивая в магазин.

— Смотри, — восклицал этот зазывала из «Тома Свифта». — И вот, и вот! — добавлял он.

Первым делом он, конечно, указал на новехонький лэптоп. Я таких еще не видел. Услышав об этом, Артур устроил мне представление, каким мог бы гордиться президент «Эппл».

— Подумай, — втолковывал он, — лететь через всю планету на реактивном самолете с этой невероятной машинкой на коленях, искать в ней нужные сведения и вводить в нее статьи, рассказы, отрывки романов. Подумать только!

— Подумаю, — отозвался я.

В те времена я не был любителем воздушных путешествий. По прошествии лет, убедившись, что боялся не полетов, а самого себя, я, бывало, шесть раз за лето летал «Конкордом» в Париж и обратно.

Только на склоне лет я сумел представить у себя на коленях артурову комнатную собачку, вытявкивающую метафоры от легчайшего касания.

А пока Артур завладел магазином, таскал меня за локоть от стойки к стойке, приговаривая: «А если это, по-твоему, чудо, так вот тебе еще, и еще, и еще…».

— Артур, — заговорил я наконец, — Рождество у тебя дома…

— Да?

— Как ты его представляешь?

— Вот так! — ответил он. — Только здесь лучше. Во всяком случае, сегодня я мог бы скупить чуть ли не все эти игрушки и утащить их домой по два подмышками и один зажав между коленями, если иначе не выйдет.

На следующий день Артур пригласил меня в свой гостиничный номер, где его сиамский близнец — новый лэптоп, моментально прирос к его пальцам, так что без ножа хирурга не разделить. Едва ли была в моей жизни встреча, которая бы доставила мне большее удовольствие. От него исходила такая беззастенчивая любовь к изменяющим мир игрушкам, что я почувствовал себя как на празднике.

Конечно, так оно и было. Задолго до тех ярких часов моей встречи с Артуром он самым лучшим образом влиял на мир. Разве не учил нас Швейцер подавать добрый пример, которому мог бы последовать другой? Идеи Артура посылали в космос немые машины, вещающие на всех языках. Его сказочный спутник связи скакал у него в голове задолго до того, как взмыл над горами и равнинами Земли. С тех пор он на множестве языков учил мир ― в основном, простой радости игр с тем, что скорее шло во благо, нежели вредило народам, оказавшимся в его тени и лучах.

Позвольте мне возвратить вас в 1931 год. В тот год «Регина-театр» в Уилтшире и «Ла Синега» подкашивали вкус, финансы и ноги киноманов, сутками отстаивавших в очередях на «Дракулу» и «Франкенштейна». Театр работал круглосуточно больше года подряд. Фанатики фантазии прибывали к трем ночи и вываливались из него с рассветом.

Почему? Больше некуда было пойти. Голливуд в своем высокомерном невежестве отказывался прочесть кровавые письмена на стенах кинотеатра. Они не желали видеть пугающих фантазий и просвещающей фантастики, игнорировали потребности молодых людей, выросших на Райдере Хаггарде, Эдгаре Берроузе, Герберте Уэллсе, Жюле Верне и прочих. Те дети, как и их изголодавшиеся родители, обнаруживали, что, не считая редких исключений («Облик грядущего» в 1936-ом, «Таинственный остров» в далеком 1929-ом), их научно-фантастические герои со своими идеями ютились на галерке, где всегда прозябает меньшинство.

В начале пятидесятых случались прорывы — «День, когда Земля остановилась», «Нечто», «Это прибыло из космоса». Но широкого выпуска фильмов, широкого вида будущего на экране не существовало, пока Кубрик с Кларком не бросили нам кость, превратившуюся в космический корабль, который пересек вселенную и навсегда впустил в нашу жизнь свежее дыхание. Я был с Артуром на голливудской премьере «2001». Фильм тогда был чуточку длиннее (к следующей неделе его обрезали), но никто из нас не осознал, какой перед нами феномен. Он не только изменил историю, но и принес тонны денег пивным всего света — в них до глубокой ночи толпилась молодежь, обсуждавшая, что бы это значило.

Еще одно воспоминание.

В начале семидесятых, когда «Викинг» готовился к прыжку на Марс, Калифорнийский Технологический пригласил Артура, Уолтера Салливана из «Нью-Йорк Таймс», Карла Сагана и Брюса Мюррея — тогдашнего главу ЛРД (Лаборатория Ракетного Движения) — на семинар по Марсу. Означенный семинар оказался еще безумнее, чем мы ожидали. Эти «механик-бойз» так искрили, что перепалка превращалась в книгу, едва слова срывались у нас с языка. Первым делом мы выяснили, что всех нас вывел в космос и отправил к Марсу один автор — Эдгар Райс Берроуз. Мы даже не пытались скрыть вкусы своей юности. Факт тот, что поначалу мы семенили, глядя под ноги, а Берроуз подтолкнул нас к лихорадочному поиску фотографий обсерватории Лоуэлла и зарисовок Скиапарелли.

Мы классно проводили время, причем Артур то играл первую скрипку, то подбивал нас на совместное творчество. Увидев распечатку его выступления, мы поняли, что он прямо в зале написал книгу. Оставалось отправить ее в печать. Я, пока меня не остановили, успел написать к ней предисловие, послесловие и добавить несколько стихов. Память о том дне с Артуром и остальными останется со мной до конца моих лет.

Несколько недель назад ко мне заходил Брюс Мюррей — наш соавтор по «Марсу в сознании человечества» («Mars and the Mind of Man»). Он объявил, что задумано нечто вроде марсианской библиотеки и просил разрешения послать в нее мои «Марсианские хроники» вместе с экземпляром «Джона Картера — марсианина» Эдгара Берроуза и избранных сочинений Артура Кларка.

Мог ли я возражать против такого путешествия, даже если студенты и сотрудники Калифорнийского Технологического часто поминают меня как человека, который снабдил Марс атмосферой?

Не возражаю ли я? Господи, с Берроузом по правую руку и с Кларком по левую! Какой полет! Какое путешествие в вечность!

И, наконец, мне вспоминается египетский миф, что в час смерти, когда покойный молит пропустить его на ту сторону, привратник спрашивает: «Знавал ли ты в жизни энтузиазм?» Надо ли говорить, что выкрикнет в ответ Артур? Его трубный глас сорвет ворота и разнесет небеса.

Хотел бы я быть там, чтобы это слышать.

Рэй Брэдбери

Париж, июль 1992

Лос-Анджелес, 2010

Перевод Галины Соловьевой, из книги: Нил Макалир "Одиссея пророчеств сэра Артура Ч. Кларка"


На фотографии Нил Макалир и Артур Кларк, Шри-Ланка, 2004.

Нил Макалир – американский писатель и публицист, родился 9 мая 1942 года, автор нескольких научно-популярных и документальных книг. Одна из них, «The Omni Space Almanac», отмечена в 1988 премией Роберта Болла от ассоциации пишущих об авиации и космосе.

Нил Макалир познакомился с Артуром Кларком в 1988 году, встречался с ним в США и на Цейлоне. По итогам бесед и изучения жизни Кларка, в 1992 написал о нём книгу, которая выдержала пять переизданий с дополнениями и уточнениями.

Кроме того, у него выходили художественные сочинения и биографии, статьи публиковались более чем в двадцати газетах и журналах («Air and Space», «OMNI Magazine», «Popular Science», «Discover», «The Baltimore Sun», «The Denver Post», «The L.A. Times»). Живет в Балтиморе, штат Мэриленд.

первое издание биографии Кларка, 1992 год, и она же без суперобложки:


автограф Кларка на своей собственной биографии.

Дальнейшие переиздания биографии:

(добавлено предисловие Брэдбери)

Издание на вечной спец.бумаге со сроком хранения 500 лет.

И просто покетбук 2017 года.

Экслибрис из библиотеки Кларка, с подписями Кларка и Макалира.

В книге есть любопытные фотографии, например:

Первый полет Артура Кларка в 1926 году, в возрасте восьми лет. Кларк и его мама Нора — на заднем сиденье.


В Ленинграде, с Юрием Арцутановым, первым изобретателем «космического лифта»

(он же «звездный якорь»), описанного Кларком в «Фонтанах рая».


Кларк с Кубриком проводят мозговой штурм в квартире Стэнли Кубрика на Сентрал-парк-Вест. Манхэттен, 1964.


Кларк с космонавтом Алексеем Леоновым, рассматривают книгу о космосе на конференции. Вена, 1968.



Роберт Хайнлайн и его жена Вирджиния в гостях у Кларка на Шри-Ланке, 1980.


Алексей Леонов принимает Кларка в Звездном городке. СССР, июнь 1982.


В начале заметки две картины Донато Джанколы, который изобразил Кларка исследующим в районе Юпитера монолит из Космической Одиссеи.





936
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение22 мая 02:04 цитировать
Вначале Брэдбери довольно сдержанно воспринял появление «2001», даже кое в чем критиковал. Но с годами его точка зрения сильно изменилась (впрочем, так было не только у Брэдбери), и настоящее предисловие — яркий тому пример.


Ну а Нил Макалир проделал, конечно, огромную работу, как биограф, создав настоящую каноническую биографию А.Ч. Кларка — 600 страниц текста впечатлят кого угодно. После этого, любой исследователь, может лишь только привносить детали в это обширное и целостное полотно.


Респект!
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение22 мая 10:25 цитировать
Вам спасибо за цикл статей о Кларке и фильме, читал с интересом.


Ссылка на сообщение22 мая 05:07 цитировать
Замечательный текст. Спасибо
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение22 мая 10:25 цитировать
Это переводчице, я случайно тут.


Ссылка на сообщение22 мая 07:49 цитировать
Спасибо!

цитата С.Соболев

В начале пятидесятых случались прорывы — «День, когда Земля остановилась», «Нечто», «Это прибыло из космоса».

Может быть, здесь скорее упоминается «It Came from Outer Space», нежели «The Thing from Another World»?
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение22 мая 10:17 цитировать
Да:


There were breakthroughs in the early 1950s—The Day the Earth Stood Still, The Thing, and It Came from Outer Space


Ссылка на сообщение22 мая 08:08 цитировать
А про ситуацию с советской публикацией Одиссеи-2 там что-нибудь есть?
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение22 мая 10:14 цитировать
Совсем чуть-чуть. Ведь это событие в жизни Захарченко, а не Кларка.

======================================
Во время поездки в Москву в июне 1982:

И только за ужином, которым угощали Кларка у себя дома Алексей и Светлана Леоновы, всплыла тема не опубликованного еще нового романа «2010: Одиссея Два». Между тостами, между пролетами домашнего попугая Лолиты, Кларк передал Леонову несколько волнующих известий.
«Я рассказал, что большая часть событий в «2010» происходят на бору космического корабля «Космонавт Алексей Леонов». Алексея это явно обрадовало, и множество советских людей услышали по телевизору его горячий отклик: «О, я буду прекрасным кораблем!»».
Выложив главный комплимент, Кларк на нем не остановился. Он через переводчицу выразил надежду, что совместная экспедиция к Юпитеру из его нового романа, где американцы с русскими сотрудничают и становятся друзьями, хоть немного укрепит дружбу между этими народами. Но, продолжал он, подлинное понимание должно основываться на честности, и он должен честно предупредить: «кое-что в этой книге не встретит в Советском союзе хорошего приема. В частности, плазменный двигатель «Леонова» уже сейчас изобретает самый знаменитый из русских ученых, вызывающий общее восхищение призывами к миру. Времени у него, в его Горьковском изгнании, хватает».
Алексей понимающе улыбнулся, и расстались мы друзьями».
Однако Кларк в тот раз не рассказал о спорном посвящении к «2010». «Мне казалось бестактным выкладывать его дословно».


========================
В начале 1990-го всплыли и несколько незаконченных в России дел. Речь шла о разногласиях относительно частичной публикации в России романа «2010: Одиссея Два» и неловкой ситуации, возникшей, когда обнаружилось, что многие персонажи в романе носят имена русских диссидентов.
В 1984 году русский журнал «Техника — молодежи» напечатал два отрывка из «2010», с заметными пропусками. Но несколько имен, совпадавших с именами русских диссидентов, редактор журнала Василий Захарченко пропустил. Когда эти имена заметила пресса, Захарченко попал в серьезную переделку: его фактически уволили после сорока лет работы на журнал. И роман в Советском Союзе был запрещен.
По мнению советских цензоров, публикация в «Технике — молодежи» этих отрывков являлось «серьезной, ошибкой, допущенной из-за утраты бдительности главным редактором В. Д. Захарченко, а также непринципиальной позиции других сотрудников журнала». Некоторые сотрудники тоже получили строгий выговор.
Через шесть лет, когда строгость Советов пошла на убыль, два чиновника российского посольства на Шри-Ланке посетили Барнс-плейс и преподнесли в подарок Кларку ноябрьский номер «Техники — молодежи» за 1989 год. В номере содержался полный перевод «2010: Одиссеи Два» с честным изложением предыстории от 1984-го. В частности, там говорилось: «Сегодня все эти обвинения представляются смехотворными… Радикально изменилось отношение к «диссидентам». Решение по роману Артура Кларка было одним из последних «взлетов» периода застоя, продемонстрировавшего парадоксальную невозможность административного управления литературой».
В главе с благодарностями (и извинениями) к «2061» Кларк выражал надежду, что подписчики «Техники — молодежи» смогут дочитать продолжение так таинственно пропавшего «2010». Эта надежда исполнилась.
«Я меньше всего намеревался, — писал Кларк Захарченко в январе 1990-го, — делать из этих диссидентских имен «бомбу с часовым механизмом» — честно говоря, я подразумевал всего лишь легкую шутку или мягкую критику (что показывает, как я ошибался в оценке ситуации). Догадывайся я, какими будут последствия, я бы немедленно предупредил вас. Я был уверен, что вы узнаете имена и либо (1) решите, что они не имеют значения, либо (2) измените их. На самом деле, получив тогда ваше письмо, где вы говорили, что «подчистили» роман, я решил, что это дело улажено».
Захарченко списывал случившееся с ним несчастье на случайность и просил Кларка о помощи.
==========================
 


Ссылка на сообщение22 мая 10:18 цитировать
Спасибо!
Ну да, для Кларка милая такая шутка
 


Ссылка на сообщение22 мая 10:23 цитировать
Европейцы не знают что такое тоталитаризм, это видно по дрянным произведениям типа «В значит вендетта», или вот свежайший «Годы и Годы». Им невозможно понять насколько все закручено и завинчено. Кёстлер, Оруэлл — всё, больше не вспомню никого кто понимал бы реалии. Да и Оруэлл был наивен, когда писал в Иностранную литературу — вы конечно молодцы что хотите напечатать мой роман о Бирме, но я должен предупредить что некоторые критики меня относят к троцкистам, хотя это не так, я анархист. Думал так обезопасить редактора, ага. Больше накликал на редакцию опасности.
 


Ссылка на сообщение22 мая 10:26 цитировать
ну да
а еще хороший пример, как из друга страны и «прогрессивного писателя» в момент можно было превратиться в персону нон-грата
 


Ссылка на сообщение22 мая 10:34 цитировать
Вот интеллектуал, космополит, знаменитость. Катается по миру, общается с такими же интеллектуалами и умницами, обсуждают колонизацию Луны, ядерный двигатель, и складывается обманчивое впечатление что раз они по этим показателям такие же, то и по другим параметрам — тоже как в мире. И как он может догадаться что его собеседники живут в спец.заповеднике, что эта вольница не всеобщая, а лишь для элиты? На этот обман многие попадались — Бернард Шоу, Фейхтвангер, Стейнбек.
 


Ссылка на сообщение23 мая 21:39 цитировать
Яркий такой пример — Говард Фаст. Коммунист из США, массовые издания книг в СССР, Сталинская премия 1952 года, в 1956 заикнулся про Венгрию — мол, чего-то не то вы там делаете — и всё, Софья Власьевна ревнива, принимает только беззаветную любовь, ни одного издания до 1992 года.
 


Ссылка на сообщение23 мая 14:48 цитировать
«Европейцы не знают что такое тоталитаризм…». Ну конечно, куда уж европейцам с их кисельными берегами и молочными реками понять тоталитаризм.

Я надеюсь, что вы все же имели в виду экранизацию «Ви», а не оригинальный графический роман. В противном случае вы даете произведению совершенно незаслуженную оценку. Собственно, чтобы понять значение «Ви», нужно учитывать контекст: произведение являлось критическим ответом на тэтчеризм, эпизоды истории которого были не менее насильственными и кровавыми, чем эпизоды советской истории. Поэтому попытка увидеть в графическом романе один из вариантов изображения «тоталитарного восточного блока» в английских декорациях, не оправдана. Если говорить о политическом и интеллектуальном вкладе «Ви», то можно, например, упомянуть, что в комиксе, созданном в 80-х годах, предвосхищается цифровой контроль, основанный на использовании камер наблюдения и компьютеров, а также ставится ряд острых политических вопросов, в числе которых: как остановить волну насилия и террора, порождаемую революцией. В зарубежных университетах «Ви» наравне с Оруэллом (и Замятиным, кстати говоря) вполне успешно обсуждают на курсах политических наук и защищают по этому произведению диссертации.

Рискну предположить, что в вашем предвзятом критическом отношении к «Ви» повинно понятие тоталитаризма как таковое с его критически близорукой альтернативой: тоталитаризм / свободное общество. Проблема здесь заключается в том, что эта альтернатива мешает улавливать и фиксировать миграцию техник контроля и подавления между различными политическими и экономическими режимами. Например, НКВД могло восхищаться и заимствовать техники слежки и сбора компромата у ФБР Гувера, репрессивной организации, созданной в «оплоте свободного мира». Или по поводу дня сегодняшнего: до объявленной Трампом торговой войны я читал множество хвалебных отзывов по поводу коммунистического Китая от представителей крупного американского капитала: мол, как это здорово, что все вкалывают за копейки и не ноют поводу своих прав.

Уточню: я ни в коем случае не спорю, что зарубежная публика в целом и зарубежные интеллектуалы в частности, могут не понимать какие-то советские/российские реалии. Но согласитесь, что и мы можем не улавливать и не понимать какие-то зарубежные реалии: дело ведь не только в «степенях завинченности» (хотя они, безусловно, тоже имеют большое значение), но и в разных способах устройства репрессивных механизмов. И именно поэтому более продуктивно не отбрасывать такие произведения, как «Ви», а пытаться анализировать их и сравнивать с теми же Оруэллом, Хаксли и Замятиным.
 


Ссылка на сообщение23 мая 15:07 цитировать

цитата

тэтчеризм, эпизоды истории которого были не менее насильственными и кровавыми, чем эпизоды советской истории.


Серьезно? Приравнивать легальный, освещаемый в прессе, разгон докеров и шахтеров — с тайными репрессиями и уничтожением целых классов (крестьян, дворян, помещиков, промышленников, купцов)?


V. нормален до определенного момента, но финал всё портит — это не тоталитаризм, это чушь какая-то, если его легко свергнуть одним выступлением по телевизору. Они бы еще заявление в полицию написали, как в сериале «Годы и годы». Непонимание того что все институции сломаны и извращены, что они работают на узурпатора, что честно не работают ни суды, ни полиция, ни СМИ — вот основной косяк европейской мысли по поводу тоталитаризма.


//И именно поэтому более продуктивно не отбрасывать такие произведения, как «Ви», а пытаться анализировать их и сравнивать с теми же Оруэллом, Хаксли и Замятиным.//

Вот я и сравниваю — не в пользу предшественников. Инфантильная сказка для детей, не более. По той причине что слишком легко и просто разрушился режим, как будто он был картонным.
 


Ссылка на сообщение23 мая 17:42 цитировать
Эм… И снова: мы же графический роман обсуждаем? Насколько я помню (и прошу прощения за возможные неточности и огрехи из-за того, что основываюсь на том, что помню), в комиксе было гораздо сложнее. Основной удар, который персонаж нанес режиму, заключался во взломе главного компьютера, на котором была основана система контроля. Главный диктатор долгое время был уверен, что он контролирует все, что происходит в его государстве. Не доверяя никому, даже своему ближайшему окружению, он полагался только на власть машины (если помните, там отношения между диктатором и компьютером представлены на грани эротики, что, кстати, отсылает к «Ви» и «Радуге гравитации» Пинчона); и вдруг диктатор узнал, что машина скармливала ему ложную, исправленную «Ви» информацию, что он все это время ничего не контролировал, что он сам оказался в ситуации тотальной паранойи, так как имел доступ не к «реальной реальности», а к кем-то другим отформатированному варианту этой реальности. Огрубляя: диктатор вдруг осознал, что был не над системой «Министерства правды», но внутри нее (но это только огрубляя: сравнить режим форматирования реальности в «1984» и «Ви» — это как раз одна из интереснейших тем; другая тема — использование электронных систем, изначально предназначавшихся для контроля, в целях радикального освобождения — в этом плане «Ви» предвосхитил современную дискуссию об интернете и цифровых технологиях). Не последнюю роль в уничтожении режима играла цепочка убийств, задуманная Ви.

Безусловно, суперспособности героя служат ему существенным подспорьем и вносят элемент сказочности, но тут надо, мне кажется, иметь в виду, что Мур и Ллойд стремились обыграть определенный набор правил и ожиданий, связанных с индустрией комиксов (политический посыл тут заключается, например, уже в том, что супергерой не защищает порядок, но стремится его разрушить). В любом случае сценарий разрушения режима представлен в комиксе гораздо сложнее, чем вы его охарактеризовали, и не хочу показаться невежливым, но все же: объявить что-то инфантилизмом и чушью — это не сравнительный анализ.

По поводу тэтчиризма:

1) я бы, например, добавил еще Фолклендскую войну, подавление массовых протестов на Трафальгарской площади, преследование членов ИРА и их симпатизантов.

2) В контексте этого обсуждения считаю крайне важным напомнить, что к крестьянам, дворянам, помещикам, промышленникам и купцам надо добавить рабочих, учителей, врачей, инженеров.

3) По отношению к означенным вами представителям классов насилие осуществлялось на вполне легальных основаниях и освещалось в прессе. С другой стороны, массовые избиения шахтеров, действия, приведшие к гибели людей в ходе подавления протестов, доведение людей до самоубийства — это все вообще-то очень даже спорные акции с точки зрения легализма (в самой Англии по этому поводу до сих пор идут оживленные дебаты). И еще возникает вопрос: если репрессивные акции объявляются властными органами легальными (притом что они могут противоречить закону и декларируемым ценностям), являются ли они таковыми?

4) Из вашего негативного определения «тру тоталитаризма» следуют весьма спорные с этической точки зрения выводы: если власти репрессируют только небольшое (как определить цифру?) количество людей, конкретнее — докеров и шахтеров, делают это в открытую, то тогда такие власти вообще-то «белые и пушистые», образец свободного общества (?). А вот те власти , которые репрессируют большее количество людей, преимущественно тайно, цепляют все социальные классы подряд, — вот они «тру тоталиариат».

Если оставить в стороне соображения этического порядка, то тут есть два существенных возражения. Первое — политико-практического свойства: а где гарантия того, что методы насилия, которые применяются против определенных групп, не будут в будущем применены против других групп, а также против большего количества людей?

Второе, собственно возражение познавательного характера. Повторюсь: из вашего суждения выходит, что различие между репрессивными техниками заключается в численности и наведенности на определенные группы. Но различаются ли механизмы репрессирования, применяемые в разных политических режимах, качественно: подавление протестов, тайные слежки, запугивания, изоляция по политическим мотивам в тюрьме и т.д.? И вот как раз если оставить в стороне вопрос о численности и разнообразии состава репрессированных, сосредоточившись на морфологии репрессивных техник, можно прийти (и многие исследователи так и делают) к выводу, что на основании этих сравнений можно найти много общего между «тоталитарными» и «нетоталитарными» режимами.

Снова уточню: разница «между степенями завинченности» тоже есть, и она важна, можно выстроить градацию по «степени людоедства» режимов. Но точно так же можно высказать и другой печальный тезис: если мы можем наблюдать одни и те же репрессивные техники в разных политических и экономических режимах, то это как минимум значит, что при определенном изменении условий любой режим может легко расширить свои аппетиты и превратиться в «тру тоталитарный». Поэтому, отвечаю на ваш вопрос утвердительно: и с познавательной, и с политической точки зрения, мне кажется, что возможно (и нужно) сравнивать, например, тэтчеризм с «тоталитарным восточным блоком».

Дайте «Ви» еще один шанс и перечитайте его)
 


Ссылка на сообщение23 мая 22:39 цитировать
// преследование членов ИРА //

Террористы же?


// и с познавательной, и с политической точки зрения, мне кажется, что возможно (и нужно) сравнивать, например, тэтчеризм с «тоталитарным восточным блоком».//

Тетчер пришла с помощью выборов, и ушла проиграв выборы. Тру тоталитаризм уходит на катафалке или при революции. При Тетчер работали независимые суды, независимая пресса, и даже профсоюзы. В СССР никаких профсоюзов, судов, прессы не было кроме безропотно подчиняющихся КПСС, при этом КПСС до 1977 года правила ... незаконно. По конституциям 1921, 1936 гг она вообще ни при делах и никак не встроена в систему власти, но власть де факто имеет абсолютную. Это и есть существенное и коренное отличие — возможность подать в суд на исполнительную власть, возможность прочитать в газете про нарушения в суде, и т.п. У тетчеризма и советского коммунизма разный генезис, и совершенно разный финал.


//заключался во взломе главного компьютера, на котором была основана система контроля. //

Это крайне наивный, мистический взгляд на природу власти и информации, видимо про кибернетику и системы управления Алан Мур ничего не знал, хотя Виннер уже давно опубликовал свои основные работы (да если б и не опубликовал, наблюдение за обществом не дает столь прямолинейного понимания управления как в первобытном племени). Но он не один такой примитивист в понимании работы общества, в книгах Фрэнка Херберта «Высокое мнение» (1961), Джона Браннера «Всем стоять на Занзибаре» (1968) — ровно такой же простейший подход — у диктатора суперкомпьютер, он через него правит планетой.


Ссылка на сообщение22 мая 08:44 цитировать
Спасибо! Один из любимейших авторов.8:-0
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение22 мая 10:18 цитировать
Один из великой тройки.


Ссылка на сообщение22 мая 13:27 цитировать
Какая замечательная статья! Очень хорошо написано. Спасибо вам!
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение22 мая 13:29 цитировать
Да это не я, это Брэдбери.


Ссылка на сообщение22 мая 13:37 цитировать
Ну, это понятно, что великий Брэдбери написал. А благодарю я вас за то, что вы донесли это до нас, до простых читателей!


Ссылка на сообщение23 мая 16:35 цитировать
А страничку для этого произведения в библиографии Брэдбери пока не завели, правильно????


Ссылка на сообщение25 мая 19:32 цитировать
Какой сочный язык! Читаешь предисловие как отдельный рассказ!
А можно поставить два «спасибо»? За фотографии и иллюстрации второе?:-)
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение25 мая 19:53 цитировать
Рад что понравилось.
 


Ссылка на сообщение25 мая 20:02 цитировать
Предисловия и воспоминания Брэдбери, Хайнлайна, Кинга и Эллисона вообще можно читать отдельно! Но сам факт богатых иллюстраций как приложение — свидетельство мастерства составителя.


Ссылка на сообщение4 июня 22:36 цитировать
Только сегодня прочитал. Спасибо за этот материал-он великолепен




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх