Небо над Берлином Компиляция


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «neo smile» > Небо над Берлином: Компиляция любимого режиссера
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Небо над Берлином: Компиляция любимого режиссера

Статья написана позавчера в 06:10

Когда ребёнок был ребёнком, он не знал, что он ребёнок. Всё его воодушевляло, и все души сливались в единое целое. Когда ребёнок был ребёнком, у него не было ни суждений, ни привычек. Часто он садился, скрестив ноги. А потом срывался и бежал. У него были густые вихры, и он корчил рожи, когда его фотографировали.

коллаж1

Для многих любителей артхауса знаменитый фразеологизм Небо над Берлином и имя Вима Вендерса созвучны по инерции своего глубокого смысла. В 1987м совместное производство Road Muveis Berlin / Argos Films Paris представили в сегменте авторского кино одну из самых известных картин Вима Вендерса "Небо над Берлином" ("Der Himmel über Berlin" / 1987). И совсем не удивительно в аспекте виртуозного мастерства этого одарённого немца, что сразу после выхода картины, он получил премию за лучшую режиссуру на 40м кинофестивале в Каннах.

И, собственно, нет ничего странного в том, что шестью годами позже Вендерсу захотелось уплотнить свою историю в контексте дальнейших странствий и переживаний его ключевых героев. И он снял не менее достойное продолжение — "Небо над Берлином 2. Так далеко, так близко" (In weiter Ferne, so nah! / 1993), которое красивым росчерком его авторского почерка сделало Вендерса узнаваемым для многих.

Великолепная панорамная съёмка старинной архитектуры Берлина — жемчужины европейской культуры — красиво замикшёванная в магическом реализме чёрно-белой подачи.

Виртуозная мозаика цветных и чёрно-белых кадров, грамотно создающих магию происходящего и её материализацию в объективной реальности.

Удивительная полифония "за кадром" на тысячи голосов и наречий в многополосном звучании подсознания населяющих эту столицу жителей.

Талантливо показанные предпосылки падения Берлинской стены в аспекте обьединения Германии и попытка интеграции (качественного взаимодействия) разных идеологий и культур.

Это тот прочный фундамент, на котором Вендерс выстроит своё повествование, талантливо представив это в оригинальном притчевом изложении данной дилогии — обеих частей "Неба над Берлином".

Нужно отметить, что у Вендерса особый талант сводить работу сценариста, оператора, художника и композитора в качестве очень стильного музыкального сопровождения в одно цельное талантливое произведение.

коллаж2

Бруно Ганц

Как приятно повернуть лицо к свету навстречу чистому воздуху. И увидеть в глазах людей игру красок, разбуженную солнцем.

Очень глубокий многогранный мужской персонаж в образе Дамиэля, который в первой части этой дилогии несет на себе основную нагрузку глубокой идеи Вима Вендерса. Актёру удалось воплотить на экране сублимированный образ "полукровки" — посредника между Землёй и Небом. И своим незримым присутствием в начале дилогии Дамиэль не только фиксирует переживания случайных прохожих, записывая их в книгу вечности под изящным тезисом: Всё это уже случалось тысячи раз до вашего эмпирического опыта с похожим психоделическим сценарием…

Этот посланник Неба, который живёт в Вечности не меняясь, попытается на качественном трансформе постичь природу человеческой натуры. В какой-то момент — в спонтанном переживании восхищения обычной земной циркачкой — ему вдруг захочется разменять своё вечное бессмертие на скоротечную жизнь обычного человека. Что он приобретёт и что потеряет при этом?.. — Данную глубокую тему Вендерс раскроет невероятно талантливо и гибко. У этого немецкого режиссёра настолько широкая панорама мышления — оно включает в себя мудрость не только европейского наследия, а ещё лучшие образчики восточных афоризмов. И если идти впритрику с концептами азиатов, Вендерс по принципу инверсии на свой лад пересказал одну известную притчу в аспекте трансформации своего ключевого героя.

Когда Будду, достигшего просветления в его человеческой земной жизни спросили: А что же он обрёл в своём познании? Он на это ответил примерно следующее: Я скорее потерял целый сгусток человеческих переживаний от любви до ненависти; от нежного тактильного прикосновения до тотального желания убить; от ощущения присутствия родного человека до кромешной ночи и пустоты одиночества. Всего этого теперь во мне нет.

Приобретая знания о Пустоте, которая вовсе не Ничто, можно научиться на время обрывать все привычные Нити существования. И в этом именно аспекте персонаж Бруно Ганца на протяжении первой части "Неба над Берлином" несёт в данной картине невероятно мощный посыл. Его манко потянуло вниз всё чувственное, осязаемое и человеческое. И образ близкого родного человека навсегда в нём оборвал желание быть бессмертным, незримым и платонически бесплотным.

Остаться в одиночестве, — без ощутимой поддержки таких же, как он, посланников Вечности, — и предоставить события их естественному ходу. Это та разрешимая диллема, которая встанет перед Дамиэлем в первой части картины.

Он хочет до всего дойти сам — и эта сюжетная ветка одна из самых интересных в фильме.

Дамиэлю выпадет редкий жребий для его природы посланника небес — пройти по лабиринту счастья и радости "простых" человеческих переживаний. И на месте прежних крыльев у него вырастут иные, — которые будут ещё более удивительными и подлинными в своих неповторимых ощущениях.

"Смотреть сверху — совсем не то, что смотреть на уровне глаз", — скажет Дамиэль в своей незримой жизни такому же, как он, Кассиэлю, недоверчиво взирающему на перемены прежнего бесплотного наблюдателя.

Цельность и полнота жизни — вот, что просит персонаж Броно Ганца в обмен на своё бессмертие. Дамиэль устал везде делать всего лишь видимость своего присутствия. И ему очень сильно захотелось самого факта своего появления в этом мире: вымокнуть насквозь под проливным дождём; попробовать с удовольствием в первый раз что-то необычайно вкусное; выпачкать пальцы утренней газетой; возвращаясь уставшим после тяжёлого рабочего дня домой, покормить кота; прикоснуться к руке родного человека так, чтобы это тактильно оказалось значимым для другого....

коллаж3

Сольвейг Доммартин

Когда ребенок был ребенком, — он не знал, что он ребенок. Сейчас, — а не когда-нибудь и может быть. Нам не хватает эмоционального притяжения к нашей жизни.

Я часто говорю с собой, когда чем-нибудь расстроена, в такие моменты как сейчас. Большую часть времени я слишком занята, чтобы грустить. Часто я неправильно думаю, потому что думаю так, будто с кем-то разговариваю. Одна ли я была такой не серьёзной или не серьёзно само время?...

Закрыть глаза и в глубине за закрытыми глазами ещё раз закрыть глаза — тогда оживают даже камни.

Когда я была ребёнком, я мечтала жить на острове. Одинокая женщина... Сильная, но одинокая. Да, так оно и есть. Здесь на улице в городе, я наконец пойму, кто я? Кем я стала?

Время лечит... Но, если само Время есть болезнь. А может боль не имеет прошлого?.. Как будто необходимо склонить голову, чтобы жизнь продолжалась. Мир кажется погруженным в сумерки... Пустота и страх... Страх делает меня больной. Давай забудем, что иногда жизнь бывает трудной…

Желание любить... Что я сейчас делаю?.. Гляжу в Пустоту и плыву во Вселенной.

Когда ребенок был ребенком, его жизнь была вдохновенной игрой, а теперь вдохновение иногда посещает его во время работы. Стала ли я лучше, чем раньше?..

Не знаю, существует ли Судьба?.. Но я уверена, что существует возможность принять Решение. У меня своя история. И она будет продолжаться.

Искусство думать иначе — вот тот посыл, который Вендерс вложил в спонтанные размышления этого женского персонажа. Эта красивая задумчивая девушка — профессиональная циркачка и акробат сложных трюков — в мыслях всякий раз переживает свою особую рефлексию сложных истин. Марион, воздушная гимнастка разъездного цирка Alegan, на одном порыве и дыхании летает каждое представление под куполом, вызывая завороженные взгляды и учащённое биение сердец. Эта героиня накачана у Вендерса таким бешенным "рельефом" сексапила, — Доммартин тянет на себя внимание даже мимолётным появлением в эпизодическом кадре.

Эта героиня при малой актуализации эротики на экране умудрилась дать от себя такой мощный психоделический наркотик, какой давала в своё время, например, Моника Витти — печальная муза Микеланджело Антониони (ещё одного неординарного представителя артхауса итальянской школы мастеров) в своей мегаталантливой актёрской игре.

Обертона чувственности, редкой красоты и детской непосредственности, которыми обладает персонаж Доммартин в "Небе над Берлином", особой магией мягкого свечения расходятся по всей первой части этой дилогии даже в тех кадрах, где Сольвейг нет. Её особое и ни на что не похожее обаяние влюбило в себя не только персонажа Бруно Ганца. Доммартин особый нерв картины и редкое её визуальное украшение. А стильное вкрапление эпатажной психоделики Ника Кейва, австралийского альтернативного рокера / фронтмена "Nick Cave and the Bad Seeds" — это (не единственно, но в том числе) украшение музыкальное. И нужно сказать, что Вендерс в своей дилогии классно идёт на разрыв общепринятых шаблонов, первый раз ещё в незримой жизни Дамиэля знакомя своих героев под рвущий душу постпанк "Crime and the City Solution" / "Six Bells Chime", в котором дрейфуют два сердца этих влюблённых с глубоким погружением в целебный сон юности и красоты

You're are seventeen

You're are seventeen at this time

I wear your silver rings

with your hand on my heart

В своей авторской подаче Вендерс очень выразительно показал, — оба раза отправив посланников небес именно на рок-концерт, а не в идиллию черёмуховой рощи, — что именно в таком смешанном антураже тусовок и площадей (их сумасшедшем отрыве от всего привычного) и происходит зачастую глобальная развязка многих человеческих судеб. Эта метафора — одна из самых классных и плотных в картине. И её посыл с первого просмотра у меня в своё время раскрыть не получилось. Но вслушиваясь в мысли героев и вливаясь в особое нервное напряжение Ника Кейва, как-то иначе начинаешь ощущать значимые вещи.

И после такой ядерной подачи этих брутальных рокеров, как ни странно, совсем не тянет резать вены или крушить всё и вся… У "From Her To Eternity" Ника Кейва такой классный и потрясно сбитый текст — словно с ним поднимаешься на какую-то запредельную Высоту, аллюзию которой всё время неслышно даёт от себя Вим Вендерс на протяжении всей дилогии, репризами размечая свои значимые мысли.

Listen, Ah know it must sound absurd

But Ah can hear the most melancholy sound

Ah ever heard!

В канве этого броского фрагмента рок-концерта Ника Кейва судьбы героев Бруно Ганца и Сольвейг Доммартин сплетутся в одну. И в финале первой части картины они закономерно познакомятся на этой тусовке.

Две пустоты узнают друг друга и сойдутся в одной тональности; два берега бесконечно широкой реки вдруг станут так близки, что лишь расстояние вытянутой руки будет какое-то время их разделять по инерции; две сакральных противоположности, узнав друг друга, познают в который раз бесконечный круговорот древних истин…

Всё это снято это Вендерсом безумно красиво и вне всякой слащавости, — с глубокими необычными монологами личных признаний ключевых персонажей.

Героиня Доммартин узнает своего родного человека краешком своей чуткой артистической души даже со спины, до этого никогда его не встречав в реальной жизни. Потому что он до этого никогда и не был в нашей реальной жизни. Они вдвоём познают ту самую правду, которая открывается ночью и не теряет своей подлинности днём.

Среди прочего, изящный ненавязчивый юмор и атмосферное музыкальное сопровождение будут согревать зрителя на протяжении всей дилогии "Неба над Берлином". Это особое послевкусие от безупречно выточенной работы Вендерса, которое "заставляет", так или иначе, периодически возвращаться вновь и вновь к пересмотру данной картины.

коллаж4

Когда ребёнок был ребёнком, это было время вопросов. Почему я — это я? И почему я — это не ты? Почему я здесь? Почему не там? Когда началось время? И где кончается пространство? Может быть, наша жизнь под солнцем — это всего лишь сон?.. Может быть, то, что я вижу, слышу, чувствую — это только мираж мира в этом мире? Существует ли на самом деле зло? И есть ли по-настоящему злые люди? Как получается, что до того, как я стал тем, кто я есть, меня не было? И что однажды я перестану быть тем, кто я есть…

И как бы то ни было, эти "легкомысленные" поэты качественных неологизмов своего времени несут на себе дыхание Времени с горячим оттиском голограммы вечности. Их глубокие рваные тексты, аранжированные под арт-, панк-, глэм- рок это особое сплетение бикфордова фитиля, к функционалу которого лучше прикасаться душой, а не трогать его "руками" вечно замороченного вязкими истинами догматика. Безусловно, это умеет делать Вендерс на широте и размахе своей артистичной души и структуре ума криэйтора. И безусловно, он на подсознании учит этому своего внимательного зрителя.

Честно говоря, "From Her To Eternity" — одна из самых любимых вещей у Ника Кейва, закрученная в постоянной переслушке буквально до дыр / перманентных заплаток. И при очередном пересмотре "Неба над Берлином" ловишь себя на некоем спонтанном действии, — всё время "предательски" кликая скроллинг назад к началу этого фрагмента рок-концерта в "ущерб" дальнейшему хронометражу картины.

И термин легкомыслия в таком контексте трактуется касательно Вендерса и рокеров вовсе не в качестве синонима несерьёзности. Просто у таких индивидов по их природной энергетике и структуре ума легко летит сама мысль, не стеснённая "липовыми" обязательствами и не оцифрованная несуществующими запретами.

Общеизвестно, что внутри каждой творческой личности проявляется очень ранимый трогательный ребёнок, не признающий штампов и живущий по своему внутреннему наитию. Но то веское обстоятельство, что этого самого внутреннего ребёнка по обыкновению нарочито принижают и высмеивают на уровне якобы правильного рационального мышления, делает постижение незримого ещё более далёким и призрачным. Эту ветку ключевых значимых героев Вендерс виртуозно развернёт именно во второй части картины — "Так далеко, так близко."

коллаж5

Отто Зандер, Бруно Ганц, Настасья Кински, Уильям Дефо, Питер Фальк

Всему своё время. И любому событию под Небом — свой час.

Своё время у рождения. Своё время у смерти. Своё время у убиения. Своё время у исцеления. Своё время у плача. Своё время у смеха. Своё время у поиска. Своё время у молчания. Своё время у речи. Своё время у любви.

Своё время у ненависти. Своё время у войны. Своё время у мира…

Наблюдатели естественного течения жизни абсолютно обычных людей и таких же обезличенных проблем их существования, — они на протяжении всей дилогии несут основную нагрузку и мощный посыл Вендерса. Эти посредники духовной и сакральной символики человечества всё время находятся вне мира. Вечные свидетели духовной — и только духовной — жизни людей. Бесплотные, безграничные и постоянно парящие над миром, — эти незримые сущности на тонком уровне читают мысли обычных людей, фиксируя самые яркие их составляющие выразительными цитатами. И всё то, что для нас не представляет особой ценности — мысли, чувства, обрывочные впечатления — они старательно собирают в особую летопись веков, неспешно сменяющих друг друга. И среди прочего эти посланники умеют виртуозно держать дистанцию от любого обычного человека, отражаясь только в слове: в большей степени непроизвольно подуманном и зачастую непроизнесённом. А в нужный час они всегда уводят умирающего за собой...

Они посланы, чтобы приблизить тех, кто вдали. Нести свет тем, кто во тьме. Дать слово тем, кто спрашивает.

Влияние этих сущностей беспредельно и беспрерывно. Но в какой-то момент Время оказалось для них неожиданной величиной и тем "артефактом", который невозможно заключить в границы своим признанием, лишь только наблюдая за ним. Эту талантливо поданную тему Вендерс виртуозно воплотит на экране во второй части с помощью великолепных актёров и их талантливой подачи тщательно проработанных типажей.

Эти посланники несут в себе бессмертный образ человечества — со всеми его болями, страданиями и переживанием радости. Но боль — обычную вязкую человеческую боль — эти совершенные ангелы чувствовать не умеют именно по причине своего совершенства…

Во второй части Вендерс среди прочего изумительно играет на плавном перетекании смыслов и на противоречивой природе восточных сказаний. Этот режиссёр в своей дилогии виртуозно поднимает ещё одну значимую мысль: Время как боль — и иногда оно проходит всё медленнее.

Вендерс на свой неповторимый лад иносказательно поведает историю войн, которая до сих продолжается и историю зарождения всего живого: историю травы, света, прыжков и возгласов первых существ. Историю исполинов, невидимых и пренебрегающих пространством.

коллаж6

Отто Зандер, Уильям Дефо

Для труса время трусливо. Для героя — героическое. Для шлюхи время — обман. Если ты добрый, то время у тебя доброе. Если ты торопишься, то время у тебя летит. Время слуга, если ты его хозяин. Время твой бог, если ты его собака. Есть жертвы времени и убийцы времени. Время безвременно. А ты, Кассиэль — часы.

Во второй части "Неба над Берлином" будет ещё один выразительный акцент в ключе введения в канву фильма двух значимых персонажей, которые развернут собой время вспять.

Для персонажа Отто Зандера, Кассиэля, тоже прийдёт своё время перейти Реку вброд. Это снято Вендерсом как некий вызов бессмертной природе, — вероятно сделанный для того, чтобы стереть для зрителя возможные грани восприятия незримого и приблизить обычное человеческое понимание к природе божественного.

Кассиэль в исполнении Зандера в знаковый момент окажется свидетелем трагической опасности для ребёнка и спасёт маленькую девочку в очень холерических обстоятельствах своего материального проявления во внешний мир. И ему придётся впоследствии взять личную ответственность за жизнь этого ребёнка. Ключевой герой Отто Зандера наблюдал, будучи незримым, как она катается на мячике, беспечно свесившись с балкона верхнего этажа, когда никого не было дома. И когда мячик под её ногами покачнулся, у Кассиэля даже не было время подумать о том, хочет ли он в своём стремительном перевоплощении стать человеком.

И как бы то ни было, вторая часть "Неба над Берлином" снята более динамично и отчасти напоминает крепко сбитую подачу комикса. Многие персонажи стали меньше пребывать в состоянии долгих меланхолических раздумий. А Вендерс утвердил в своём сценарии большую маневренность их значимых действий и определяющих поступков.

Кассиэлю в финале картины пришлось самому вмешаться в ход истории и применить на деле всё, чему он учился, когда был наблюдателем. "Долой мир, оставшийся за миром", — скажет вестник небес перед тем, как переступить порог незримого и стать человеком. Его земная жизнь оборвется трагически и скоротечно. Но влияние этого персонажа глобально по сути своего появления — он сместит ракурс божественного в аспект обычного поступка обычного человека, который просто не мог сделать вид, что ничего не происходит в тот момент, когда его близкие люди оказались в беде.

То идейное противостояние добра и зла, которое проходит на протяжении всей второй части, прописано в сценарии так интересно, ненавязчиво и талантливо — долгое время зрителю самому предоставляется выбор, для того чтобы проверить, на чьей же он стороне.

Кроме всего прочего, Уильям Дефо, который с помощью своей неподражаемой актёрской харизмы талантливо воплотил на экране тёмную подложку всего сущего, оказался на поверку очень надёжным механизмом, который совершил ещё раз свой знаковый оборот.

Однажды это было. Было однажды, а значит будет всегда.

Нужно отдельно отметить, что у Вендерса нет в этой дилогии линейных персонажей. Границы добра и зла, чёрного и белого, разумного и сумасшедшего как бы намеренно размыты в достаточно мягкой и мудрой подаче режиссёра, сценариста и выразительных типажей актёров.

"У вас, зрячих, слишком много красок, чтобы знать, что такое Время", — примерно такие слова озвучит некая сущность привычной закадровой репликой Вендерса, когда повествование его оригинальной истории неслышно подойдёт к концу.

Кроме всего прочего, Вим Вендерс изумительно разговаривает на языке подробных мелочей: у него все имеет значение, и каждый кадр продуман до трогательных полутонов следующего сюжетного хода картины.

Проживание истинной эмоции — это тот редкий талант, который реализован у режиссёра и всех актёров Вендерса на протяжении всей дилогии "Неба над Берлином".

коллаж7

Относительно основных тенденций в творчестве этого режиссёра можно с уверенностью сказать следующее. Безусловно, Вендерс не "линейщик" в том знакомом определении, как это принято трактовать в значении известных профессиональных навыков (панорамного и тоннельного мышления). В своих лучших картинах этот режиссёр настолько гибко и точно умеет собирать в фокус внимания зрителя различные аллюзии на классной платформе взаимодействия своих актёров и заигрывания с различными приёмами кинематографа — это свойство далеко не каждого творца и создателя своего ментального (интеллектуального) продукта.

Вендерсу свойственно многовекторное внимание, когда изобретатель, творец или просто координатор своего проекта может одновременно видеть несколько несвязных объектов и контролировать их. И кроме всего прочего, по принципу эквалайзера в аудиопроигрывателе, Вендерс учитывает одновременно множество нюансов разных по звучанию частот. Его многополосное или многозадачное мышление и задаёт, на мой взгляд, плотную классическую подложку всем знаменитым лентам этого режиссёра.

И это одна из причин, на мой скромный взгляд, почему такой артхаус не выходит из пересмотра у серьёзного вдумчивого зрителя.

Хорошо развитому панорамному мышлению Вендерса присуща особая интуиция, которая обычно работает с большими блоками информации и даёт ёмкий быстрый ответ на задачу с множеством составляющих.

И несмотря на то, что Вим Вендерс не является представителем коммерческого кино, в качестве координатора своего проекта он расчётлив, точен и хладнокровен.

Та информационная модель, в которой работал этот талантливый немец в лучших своих картинах, отличается гибкостью, чёткостью и многослойными ассоциациями многих ранее созданных первоисточников. И в свою очередь заимствования в творчестве Вендерса настолько сложно поддаются трактовке, что разгадать в них "первопричину" появления с первого просмотра не всегда получается.

Умение мыслить всеохватно не в контексте того, как накачать своим интеллектуальным трудом быструю прибыль, а как аккумулировать эту энергию для будущих поколений зрителей — это и есть фирменный почерк Вендерса.

Чего я в свою очередь с уверенностью не могу сказать о других его коллегах по творческому "верстаку".

коллаж8

Освещая дилогию Вима Вендерса, невозможно пройти мимо его "младшего брата", скомпилированного и стилизованного под обе картины немецкого режиссёра — "Города Ангелов" (City of Angels / 1998) Брэда Силберлинга, снятого пятью годами позже. И хотя эта лента по своей линейной подаче очень сильно уступает оригиналу Вима Вендерса, можно в свою очередь сказать: в 1998м Warner Bros. предложила массовому зрителю качественный образчик неплохо сбитого мейнстрима.

И, безусловно, в относительной оценочной стоимости "Города Ангелов", как всегда, по умолчанию включаются ожидания притязательного зрителя, избалованного в свою очередь тягучей магией артхауса Вима Вендерса. Нужно сказать, что Брэд Силберлинг, режиссёр этого симпатичного римейка, сделал свою работу эффектной и запоминающейся. Но на мой взгляд, она очень-очень сильно уступает ключевому концепту и авторской философии Вима Вендерса, включая типажи выбранных актёров непосредственно.

Кроме всего прочего, создатели картины очень сильно передавили в главной задумке сценария своей излишней чувственностью, драмой и трансцендентом. А во многих сценах и вовсе скатились в формат тривиальной мелодрамы.

Зачем было вплетать в канву оригинальной философии Вендерса очень банальный приём некоего "бермудского треугольника", в котором оба соперника (включая духовного посланника небес) сражаются за сердце одной дамы?.. Мне показалась эта сюжетная ветка громоздкой и не в меру затянутой в ущерб основному глубокому концепту картины.

И если Вендерс в своей известной дилогии работает в формате притчи на грани архаики мира и первозданной природы человека; Силберлинг, быть может, делая это умышленно в ключе потокового мышления зрителя, изначально скатился в эзотерику статичного восприятия потустроннего и неведомого. И при такой именно подаче материализация чуда вызывает не глубокое сакральное переживание, а ироничную улыбку повзрослевшего ребёнка, который больше таковым себя в самом лучшем понятии этого определения не считает. И здесь не хочется быть особо циничной, но такие картины как "Город Ангелов" — просто пачками — выходили с начала 90х регулярно. Начиная от душещипательных мелодрам, предназначенных для того, чтобы в семейном просмотре украдкой увлажниться слезами спонтанного сочувствия к трудной судьбе главных героев; и заканчивая (как бы странно это не звучало) яркими образцами комиксов нулевых и десятых, в которых в ключе ядерной эзотерики и мистики на поток массового восприятия пошли динамичные сериалы без особого смысла и послевкусия для серьёзного зрителя.

Местами в своей нарочитой мистике и брутальном юморе "Город Ангелов" похож на подачу комикса, например, того же "Константина" (Constantine / 2014) с той ощутимой разницей: Мэтт Райан при всей убогости сюжета вывернулся буквально наизнанку, дав в своей актёрской игре такую харизму, динамику и драйв, что все основные недочёты сценария остались "далеко за кадром". Чего в свою очередь нельзя с уверенностью сказать о "Городе Ангелов" и его актёрах.

коллаж9

Ко всему прочему абсолютно бестолковое введение в канву сценария типажа афроамериканца — персонажа Кассиэля в исполнении Андре Брауэра — это явная конъюнктура рынка сбыта, имеющего мало общего с искусством серьёзного кинематографа. На этих приёмах работал, например, в своих лучших коммерческих фильмах талантливый Люк Бессон, отлично понимая на какую целевую аудиторию он создаёт своё кино. И кстати, похожее музыкальное сопровождение того же "Пятого элемента" играет во многих местах "Города Ангелов", где на подсознании зрителя создатели нагнетают мистическую составляющую своей картины.

И можно с уверенностью сказать, что у создателей" Города Ангелов" вышел ко всем прочим недочётам не очень удачный размен всех значимых типажей изначально великолепно продуманной дилогии Вендерса.

Персонаж ключевой женской героини в исполнении Сольвейг Доммартин, профессиональной солирующей циркачки, которая летела под куполом цирка без страховки и создавала невероятный драйв опасности и адреналина, в "Городе Ангелов" как-то банально обменяли на статичного представителя медицинской сферы в лице вечно растерянной и заплаканной Мэг Райан. И, на мой скромный взгляд, это слишком линейно — показать сущность смерти именно в руках медика в аспекте той глубокой темы, которую красивым разворотом крыльев мифического пегаса (символа связи всего живого) показал в своей дилогии Вендерс.

И нужно отдельно заметить, что 1987м и 1993м в оригинальном самовыражении этого талантливого немца в "Небе над Берлином" в едином дыхании сплелись его богатое авторское вдохновение и неповторимое обаяние харизматичных актёров.

Мэг Райан при всём уважении к её амплуа мелодраматической актрисы со своим смазливым личиком и однообразным сентиментальным зажимом не выдерживает никакой конкуренции с персонажем энергичной сильной девушки от Сольвейг Доммартин, которая умеет так выразительно завороженно молчать в монохроме каждого кадра, что оторвать взгляд от её актёрской игры очень сложно. Создаётся особое ощущение, что Мег Райан в качестве бледной копии с оригинала очень сложно тянуть свою роль. И вероятно, именно поэтому в сценарии прописано столько нелепостей и драмы. Зачем было подвергать её героиню такому фатальному исходу?.. -Вероятно, для того чтобы выжать из доверчивого зрителя ещё одну сентиментальную эмоцию и оправдать тем самым потраченное время на просмотр данной картины. По принципу этого рефлекторного отреагирования обычно и снимают подобные мелодраматические истории / душещипательные развязки.

К тому же Николас Кейдж в качестве довольно интересного актёра раскрылся в "Городе Ангелов" как-то однобоко и не в меру слащаво (хотя, возможно, такова и была задумка режиссёра) представив своего героя на суд массового зрителя скорее в качестве незадачливого роденовского мыслителя, нежели мудрого неспешного наблюдателя естественного хода событий человеческих судеб. По моим наблюдениям Кейдж при малой эмоциональности может быть очень классным и выразительным в канве любого фильма. Но в "Городе Ангелов", на мой скромный взгляд, что-то не срослось в его актёрском многогранном опыте. И от его скучной подачи просто в какой-то момент начинает сводить скулы. Честно говоря, прогнать такого обаятельного актёра вхолостую, практически с одним полурастерянным выражением лица — это не самый лучший приём и месседж режиссёра в выборе данной глубокой темы.

Ко всему прочему диалоги ключевых героев в "Городе Ангелов" прописаны ужасно вяло и невыразительно относительно основного повествования и нарастания элемента мифотворчества сценаристов.

Вне всякого сомнения, до изящества белого стиха Вендерса создателям "Города Ангелов" оказалось непостижимо тяжело дотянуться. Но впрочем, возможно, они к этому изначально и не стремились: амбиции режиссёра и сценариста в реализации этой темы на экран практически не слышны на протяжении всей ленты. Скорее этот римейк выглядит как некий оммаж и благодарность Вендерсу за вдохновение и любовь к его экзистенциальной философии.

И там, где Вим Вендерс в своей мудрой притче на грани виртуозной эклектики жанров даёт внимательному зрителю надежду постичь природу незримого; Силберлинг неспешно разворачивает не особо интересные и сильно заземлённые переживания ключевых героев, которые по сути своей ничего, кроме нагромождения сентиментальных диалогов, основному развитию сюжета не дают.

В случае с Брэдом Силберлингом дело даже не в том, что лента изначально вышла цветная и тем самым максимально приближенная к популярным тенденциям массового кинематографа. Вендерс в своей дилогии тоже ведь даёт грамотные переходы от монохрома к цвету. Дело, на мой взгляд, в другом.

У создателей "Города Ангелов" вышло слишком много линейных заимствований и повторов из менее достойных работ, чем артхаус Вендерса. И вдвойне удивительно видеть голливудские улыбки и масляные лица в персонажах ангелов — вестников духовного познания. Безусловно, Вендерс в своих глубоких типажах раскрыл эту тему изящнее, гибче и более значимо.

коллаж10

В определённом смысле у режиссёра этого римейка получилась обычная калька с ранее созданного оригинала немецкого режиссёра. Возможно, для студии Warner Bros. это уже само по себе позитивное достижение: создать качественный продукт по мотивам оригинального творчества знаменитого режиссёра артхауса. И можно сказать в свою очередь следующее: чтобы снимать так как Вендерс, нужно иметь такой же багаж приёмов в аспекте его профессии и похожий бэкграунд личных переживаний, как у этого незаурядного представителя авторского кинематографа. Ленты Вендерса ложатся на душу не сразу — они порой очень сложны для восприятия. И словно редкий диковинный цветок, такие картины раскрываются только после второго / третьего просмотра.

Актёры и типажи для Вендерса — это некая подвижная сила и гибкое средство его авторского самовыражения. Их подача манкая и чарующая — они словно трёхслойные и обтекаемые в своей актёрской игре. А как они красиво молчат в кадре. И как мало слов — озвученных вживую — нужно каждому из них, чтобы запомниться зрителю.

Чего нельзя с уверенностью сказать о Николасе Кейдже и Мэг Райан. Их совместный юмор во многих местах смотрится крайне неуместно и нелепо, а диалоги прописаны слишком линейными и не в меру сентиментальными. От их любовных возлияний где-то к середине ленты начинает предательски клонить в сон. И честно говоря, досматриваешь этот фильм только по инерции обещаний киномаркетинга: Это же продолжение истории Вендерса!.. — Ах, если бы!..

Ко всему прочему, в "Городе Ангелов" много неоправданных эффектов панорамной съёмки и классных "наездов" камеры, словно создатели изощрённо и намеренно пытаются сбить фокус зрителя касательно идейного наполнения ключевых типажей и достаточно слабой игры актёров непосредственно.

Вероятно, создатели ленты 1998 года попытались создать тёплую историю, — наивную и лёгкую в своём восприятии. Но в "Городе Ангелов" совсем нет той чарующей магии и психоделичности, которая присутствует в "Небе над Берлином". И в моем случае, это совсем не то кино, которое притягивает своей манией бесконечных пересмотров в поисках всё новых и новых смыслов оригинальной авторской идеи.

И тем не менее, сам факт выхода этого римейка составляет приятную часть адекватного уважения творчеству Вима Вендерса непосредственно. Безусловно, и такая версия имеет право на существование в сегменте качественного мейнстрима. И здесь мои рекомендации весьма условны именно в том смысле: "Город Ангелов" стоит посмотреть хотя бы один раз, чтобы понять размах творческого потенциала и широту души Вендерса непосредственно.

Там где Вендерс в хорошем смысле этого определения заставляет своего зрителя вдумываться и вливаться в мысленный поток его героев; создатели "Города Ангелов" изящно скользят по поверхности темы, ничего кроме любовных переживаний в своём предсказуемом сценарии не предлагая.

Вендерс в своём эпике "Небо над Берлином" виртуозно сыграл на теме цельности одиночества: чтобы обрести достойного человека в надёжные спутники, нужно изначально самому быть цельным даже в своем одиночестве. И потенциал развития любой личности безграничен по сути своей изначальной божественной природы, которая не так уж далека от привычной человеческой. Вим Вендерс в качестве мудрого творца виртуозно "апгрейдит" своих героев. И эта линия в его дилогии одна из самых интересных.

Но его изначальную идею, так или иначе, расплескали, пытаясь создать подобие того, что повторить невозможно. Ибо для этого нужно быть Вендерсом.

И можно в свою очередь сказать, что статичные приёмы Силберлинга по сравнению с профессиональными навыками Вендерса лубочные и декоративные: с помощью них он профессионально шлифует поверхность своей картины, забывая о вторых / третьих смыслах любого серьёзного произведения.

Небо над Берлином — обе части этой дилогии — сняты так искусно и талантливо, что на карту положена судьба всего человечества: со всеми войнами, болями и потрясениями нескольких поколений.

"Город Ангелов" спекулятивно растягивает на двухчасовой хронометраж историю двух влюбленных, которые истерично выражают свои чувства на манер импульсивных нервных подростков под эгидой свободой их воли и права на очередной выбор. Приемы Силберлинга выглядят каким-то памфлетом в борьбе за определённые ценности по сравнению с качественно продуманной подачей Вендерса.

В общем и целом, вероятно, и такая версия интерпретации идеи Вендерса имеет право занять свой сегмент в массовом кинематографе. И это очень далеко от тех глубоких смыслов, которые закладывал немецкий режиссёр в свою картину. Но это так близко к массовому зрителю, который в постоянной суете просто устал воспринимать что-то иное, кроме банальных самоповторов очередной симпатично сделанной мелодрамы.

коллаж11

К слову сказать, творчество Вендерса вдохновляло не только его коллег в аспекте киноискусства. В 90х прежнего века у Питера Линдберга, фотографа модного глянца, вышел интересный фотосет, посвящённый фильму Вендерса "Небо над Берлином", который получил рабочее название "Крылья желания" — англоязычное название картины Вима Вендерса.

Питер Линдберг считался одним из самых лучших мастеров своей профессии. Он работал с самыми известными супермоделями ещё на заре становления их карьеры. Его фотосеты были в своё время на пике популярности и востребованности. Среди прочего, Линдберг предпочитал естественный свет и фотографии без ретуши.

Линдберг в качестве неординарного художника предложил другой взгляд на модный глянец и модный концепт арт-сцены. И многие называли его гением фотографии. Он не любил работать в душных студиях и обожал мрачную эстетику заброшенных кварталов. Источниками вдохновения для Линдберга становились мотобайки, безлюдные улицы, бетонные стены и полуразваленные лофты.

Стоит ли относиться к такой подаче и оригинальному творчеству серьёзно? Положа руку на сердце, а разве это мельче по своей идее, чем тот поток мейнстрима, который при шумном промоушен очередной картины всякий раз претендует на оригинальность нового потенциального шедевра?.. К тому же любому мастеру известно, что чёрно-белая подача в кино и фотографии несёт в себе много души и подлинной эмоции. Такое изображение выходит более естественным, нежели отфильтрованное цветное цифровое фото или популярное сегодня ротоскопирование в кино.

__________________________________________

Подводя ёмкое резюме, скромно от себя замечу следующее: мы что-то потеряли. Что-то важное, значимое и трудноуловимое.

Топовые типажи, даже в лучших своих образцах, стали олицетворением кича. Концепты их продвижения во внешний мир заточены жёстче. А раскрутка любого значимого проекта выглядит в итоге очень посредственной и предсказуемой.

Планомерно переходя на метафору панорамного мышления стоит здесь по существу отметить: ушла целая эпоха мастеров в аспекте искусства именно с заглавной буквы.

И, собственно, в наш век, когда лучший стал незаметной подменой идеи мегауспешного, лучшие из лучших работают под слоганом: Спрос рождает предложение. Мы имеем то, что имеем. И смотрим в основном то, что пользуется спросом именно на текущую дату.

Меркнет ли в этом измерении талант и размах таких мастеров, как Вендерс?.. Риторический вопрос, — подвижный в плане того, что восприятие зрителя по-прежнему очень гибкая величина.

PS Выражая отдельную благодарность, искренне благодарю alexlazer за техническую помощь в создании этого текста и за особую адекватную любовь к теме Ника Кейва и Вима Вендерса непосредственно.





361
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщениепозавчера в 06:58 цитировать
Вообще искренне и глубоко люблю фильмы Вендерса, и «Небо» в частности.
Столь пронзительной киноленты, точной в деталях и психологически выверенной, мне не часто доводилось видеть.
Попытка совершенного, а значит неизменного существа понять вечно текучую, переменчивую природу Хаоса, заключенного в границах смертного существа сама по себе дико нелегкая для воплощения её в формате кино, а если вдобавок учесть экспериментальную форму подачи материала... Снимаю шляпу перед режиссером, ему удалось сделать то, что потом запорол Люк Бессон в «АнгелА».
ОГРОМНОЕ спасибо вам за статью, читал и наслаждался и слогом, и глубоким анализом картин, и тончайшей стилистикой в подаче столь непростого материала. Браво!
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщениепозавчера в 09:23 цитировать

цитата alexlazer

Браво!

Здесь вот так8-] Лаконично — нету сил:-)

цитата alexlazer

Вообще искренне и глубоко люблю фильмы Вендерса, и «Небо» в частности.

Да, Небо над Берлином — реально фразеологизм для фанов. Обе части — шедевр. Щас вообще никто так глубоко не снимает / спецэффекты гонят на радость изумлённому не избалованному зрителю. У некоторых, правда, «Так далеко, так близко» не очень хорошо заходит после первой части. У меня изначально было стопроцентное принятие. И да, Вендерса обожаю всеми фибрами души:-)
Ещё у него нравится «Отель», «Съёмки в Палермо» и «Париж, Техас» с юной Н. Кински. Тоже очень сильный типаж / классная актриса. Я думаю, если бы Вендерс выбрал на роль Марион именно её — вышло бы тоже очень классно. Это пантеон классных актёров. Во второй части ещё психоделичный Уильям Дефо зацепил — классный стильный «дядька»:-)

цитата alexlazer

Попытка совершенного, а значит неизменного существа понять вечно текучую, переменчивую природу Хаоса, заключенного в границах смертного существа сама по себе дико нелегкая для воплощения её в формате кино, а если вдобавок учесть экспериментальную форму подачи материала...

Да — согласна с определением Хаоса:-) Совсем недавно нашла случайно в индуизме концепт того, что познание всякой религии возможно только на метафорах. И в этом смысле Творчество — это особая сумеречная зона между светом и темнотой, в которой возможно всё на свете. Именно потому кино и книги так важны. И именно потому Вендерс классно везде прописал в сценарии метафору Ребёнка. И она у него вращается в обе стороны: ребёнок взрослеет, познавая мир и ребёнку нельзя уж совсем вырастать, — иначе у нас не будет индивидов типа Кейва:-)

цитата alexlazer

Снимаю шляпу перед режиссером, ему удалось сделать то, что потом запорол Люк Бессон в «АнгелА».

О-ля-ля! А я хвалила в своей АК и Бессона с этой лентой:-) Ну уж чистить теперь не буду, — с Вендерсом реально сравнивать нелепо. Но Вендерс тяжёлый очень режиссёр и для статьи, и для восприятия. Его реально сложно перекладывать на привычные слова. Голова болит после статьи за три бессонных ночи:-D
Кстати Люка не ругаю сильно: у него талант коммерсанта работать на большую аудиторию. Тоже ведь уметь надо:-)

цитата alexlazer

ОГРОМНОЕ спасибо вам за статью, читал и наслаждался и слогом, и глубоким анализом картин, и тончайшей стилистикой в подаче столь непростого материала.

Ого! Я искренне тронута. Опять вот это переживание спонтанно включается8-] Хотела в этот раз покороче — не умею пока. Считаю это реально своим недостатком. И если на ФЛ когда-то введут номинацию «Графоман года» — я безусловно сорву джекпот в этом деле:-D

Я очень благодарна Вам за информативную помощь и реально благодарна своего терпеливому читателю непосредственно. Как могу разбавляю скучные буквы картинками. Ибо как говорила Алиса у Кэрролла: Книжка без картинок — не интересная книжка. Или как она там говорила — не помню навскидку / искажаю не умышленно:-)


Ссылка на сообщениепозавчера в 09:53 цитировать
Графоман — это ничего, это нам понятно...:beer:
Я ведь тоже не умею останавливаться, мне дай волю, я с десяток страниц за ночь накатаю, приходится брать себя за шиворот и реально заставлять резать по-живому...
У меня эмоция какая-то включается, находится первое слово и пошло-поехало, и плевать, что на часах уже три утра и зеваешь с опаской вывихнуть челюсти, а душа требует, еще полстранички plz...
Видимо, это результат многолетнего воздержания от писанины, в последний раз стыдно вспомнить, я только на первом курсе четверть века назад стихи какие-то сочинял, вот и накопилось за столько лет 8-)
Если помощь потребуется, пишите, не стесняйтесь, помогу чем смогу 8-]
А насчет Бессона, фильм неплохой, но он какой-то неискренний, имхо, чувствуется расчет на коммерческий успех, не могу полностью в нем раствориться :-(((
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщениепозавчера в 10:11 цитировать
Бессон инфантилен, да — спорить нет смысла.
Насчёт «не могу остановиться»... Я пишу всегда под матрицу коллажей — это такой алгоритм работы. Вроде нет особого смысла их резать / если пишешь на кино.
На «Алису» — просто зарекаюсь вот здесь:-) — в ближайшее время насочиняю значительно короче. Во всем виновен Ваш Кейв пеовоапрельский — здорово всё двинул вперёд, ёлки точёные8-)
 


Ссылка на сообщениепозавчера в 11:44 цитировать
это такая первоапрельская шутка юмора была, когда я свой АК открыл, а оно вон куда, в какую степь выкатилось, чего только на свете не бывает...:-)))
 


Ссылка на сообщениесегодня в 00:00 цитировать
Да степь ещё та у Вас вышла8:-0 Теперь бы взять в ней верный вектор движения, да?;-):-D
Это я насчёт идейного наполнения тем касательно тенденций ФЛ. Здесь как всегда всё очень противоречиво. Ой, как не хоцца писать под лекалом — Спрос рождает предложение. Но иногда определённая тема так звенит в воздухе, что прям пишешь с удовольствием / с позитивной обраткой:-)
Это я про Кейва / востребованность сегмента музыки на ФЛ. Кстати, на Леонардо Коэна не думаете (в перспективе) на его эпохальный альбом «You want it darker» писать?:-) Тоже отличный музыкальный сегмент и тоже востребованный у серьёзного слушателя.
PS Если что, Коэна (тему эту) могу себе с удовольствием забрать:-)
 


Ссылка на сообщениесегодня в 03:44 цитировать
забирайте :-)))
я пока не чувствую себя настолько обнаглевшим, чтобы замахнуться на Коэна, уж очень он крутой %-\ хотя все может быть...
 


Ссылка на сообщениесегодня в 03:49 цитировать
Вы его любите в творчестве, да?:-) Я на последний альбом уже давно хочу написать — на всего Коэна реально очень-очень сложно замахиваться. И он реально очень крутой автор. Жаль, что таких мало, которые от души и от таланта одновременно пишут.
 


Ссылка на сообщениесегодня в 03:57 цитировать
не просто люблю, я перед его талантищем робею 8-]
 


Ссылка на сообщениесегодня в 04:01 цитировать
О! Я тоже! Я его обожаю. Было одно время — взахлёб читала все подряд интервью на тему того, как он создавал свои тексты. Многим бы авторам пригодились такие советы.
Заберу такую тему — спасибо за адекватную щедрость. У меня полет души, который в будущем нуждается в сублимации. Рубрику только нужно подобрать. Или все в Хорорр, да?:-)
 


Ссылка на сообщениесегодня в 04:04 цитировать
да почему, я вот планирую и в другие рубрики что-нибудь сочинить, вот только времени очень мало, к сожалению :-(((
 


Ссылка на сообщениесегодня в 04:14 цитировать
Верю Вам насчёт времени:-) И Вы правы — все рубрики нужно потихоньку качать. Ну это вопрос не только вдохновения, а ещё грамотной последовательности что ли. У меня до фига черновика по Кингу. Хоть бы один, блин, до ума довести. Вендерс — из-за Вашего Кейва — ну совершенно неожиданно полетел:-)
 


Ссылка на сообщениесегодня в 04:22 цитировать
да, я такой, нарушитель спокойствия в чистом виде :-)))


Ссылка на сообщениепозавчера в 12:39 цитировать
Спасибо большое за сравнение «Неба» и «Города ангелов«! Как раз о нем подумал, когда начинал читать вашу статью.
КМК проблема персонажа Мег Райан и ее финала в том, что она здесь только функция, а весь акцент сделан на персонаже Кейджа, чтобы донести нехитрую, но, впрочем, глубокую мысль — в жизни не может быть никакой награды, она — дар сама по себе. Короче, позитивизм и прагматизм.
У Вендерса же мысль не менее глубокая, только с более близким нам европейским обременением: «Помни, твое желание может исполниться, а тебе потом ведь с этим жить придется!»:-)
А вы смоотрели фильм «Бункер»? Так получилось, что мы с женой увидели «Небо» и «Бункер» с минимальным промежутком и она была в шоке от работы Бруно Ганца. Как это артист, используя одну и ту же технику, имея только один талант, может создавать столь шокирующе различные образы, как ангел и Гитлер!:-)
Меня же некогда шокировал «Париж, Техас» случайно посмотренный еще подростком (даже не понимал ,что это Вендерс, пока сейчас у вас не вычитал). Меня там поразил герой Гарри Дина Стентона, его я главным образом и запомнил (никакими Настасьями Кински я в том нежном возрасте еще не интересовался): такое отчаяние и осознание крушения всех надежд у человека на лице было написано ,что это меня-Ребенка напугало до жути!;-) Умеет (умел, скорее) Вендерс донести свои мысли даже до детей...
Кратко резюмируя: большое спасибо и низкий поклон! Как говорится, «аффтор писчи ишшо«! Ваши статьи всегда будят мысль и бурю эмоций (пусть и в стакане моей личной психики, я только рад)!
Вы пописывайте, а мы будем с удовольствием почитывать...
П.С. Отдельная благодарность за фото Питера Линдберга (даже не знал о таком). Вот как можно показать саму человеческую Мысль посредством лиц красивых девушек?! Это и есть самая суть искусства.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщениевчера в 23:27 цитировать

цитата vfvfhm

Спасибо большое за сравнение «Неба» и «Города ангелов«! Как раз о нем подумал, когда начинал читать вашу статью.

Пришлось писать и на этот фильм — из уважения к творчеству Вендерса. Честно говоря, не хотела спекулятивно тянуть работой Силберлинга объём статьи. Просто всё познаётся в сравнении — и это как раз тот случай, где нужно было сравнить подробно и максимально объективно, хотя и да, мы здесь не кинокритики.

цитата vfvfhm

А вы смоотрели фильм «Бункер»? Так получилось, что мы с женой увидели «Небо» и «Бункер» с минимальным промежутком и она была в шоке от работы Бруно Ганца. Как это артист, используя одну и ту же технику, имея только один талант, может создавать столь шокирующе различные образы, как ангел и Гитлер

Не смотрела пока. Достойная работа, да?

цитата vfvfhm

Меня же некогда шокировал «Париж, Техас» случайно посмотренный еще подростком (даже не понимал ,что это Вендерс, пока сейчас у вас не вычитал). Меня там поразил герой Гарри Дина Стентона, его я главным образом и запомнил (никакими Настасьями Кински я в том нежном возрасте еще не интересовался): такое отчаяние и осознание крушения всех надежд у человека на лице было написано ,что это меня-Ребенка напугало до жути! Умеет (умел, скорее) Вендерс донести свои мысли даже до детей...

Как следует из дилогии «Неба над Берлином» — дети самые-самые преданные и умные слушатели / зрители:-) Насчёт фильма «Париж, Техас — да, игра ключевого актёра там великолепна. Кински обидно мало всё равно — она очень сильная актриса. Её любил снимать Роман Полански в том числе. Идеи в «Париж, Техас» не новы. Вендерс с умом их позаимствовал из «Персоны» Бергмана и «Забриски Пойнт» Антониони.

цитата vfvfhm

Отдельная благодарность за фото Питера Линдберга (даже не знал о таком). Вот как можно показать саму человеческую Мысль посредством лиц красивых девушек?! Это и есть самая суть искусства.

Да, Линдберг был талантлив даже в банальном глянце, стараясь на свой лад отражать истинную эмоцию даже в весьма заземлённом антураже. Впрочем, такую коммерцию я очень уважаю. Красиво, стильно, оригинально и очень-очень тепло, учитывая игру монохрома.
Вы правы — это суть Искусства:-)
 


Ссылка на сообщениевчера в 23:33 цитировать

цитата neo smile

Не смотрела пока. Достойная работа, да?

О, да! Если вас не пугает тема агонии и гибели целого социума, пусть чудовищного и людоедского. Что-то навроде «Иди и смотри» Элема Климова. Зрелище не для слабонервных, поэтому обращаться с крайней осторожностью.8-)
За отсылки к фильмам Бергмана и Антониони спасибо, надо смотреть!


Ссылка на сообщениепозавчера в 22:01 цитировать
Очень любопытно. Кино и черно белое и цветное одновременно? Очень интересуют такие фильмы:-)
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщениевчера в 23:33 цитировать
Да, смена монохрома и цвета у Вендерса сделана по принципу Подачи мистики незримого / Перехода в нашу реальность. Интересный приём. Вероятно, не только Вендерс им пользовался. Сейчас просто навскидку не смогу вспомнить другие ассоциации.
Рекомендую, да, к просмотру — такие ленты очень обогащают наш ментальный опыт и такие вещи никогда смотреть не поздно:-)
Всему своё Время — как прописал Вендерс среди прочего в своём сценарии.
 


Ссылка на сообщениевчера в 23:48 цитировать
Очень интересно. обязательно посмотрю:-)




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх