Губарев О Рюрик Скьёльдунг


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «AlisterOrm» > Губарев О. Рюрик Скьёльдунг (2019).
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Губарев О. Рюрик Скьёльдунг (2019).

Статья написана 19 мая 23:16

Губарев О.Л. Рюрик Скьельдунг. Серия : Parvus libellus. СПб. Евразия. 2019 г. 320 с., 13 рис. и карт, твердый переплет, ляссе, обычный формат.

Нулевая точка отсчёта.

Для какой ситуации важнее князь Рюрик – для жителей Поволховья IX века, или для нас, их далёких косвенных потомков России XXI века?

Как я уже говорил в своей давней рецензии на книгу Евгения Пчёлова, история вопроса интереснее его самого, фигура квази-князя Рюрика занимает огромное место в исторической памяти русских, как кажется, не совсем заслуженно. Здесь вина ложится уже на беззвстных авторов «Повести временных лет», быть может, самого Нестора-летописца, которые в поисках точки отсчёта своей истории выбрали даже для них далёкий факт прихода в лесистый северный край будущей Новгородчины ватаги варягов («Да поидете княжить и володѣть нами»). Князь Рюрик избран своего рода нулевой точкой отсчёта не просто династии, названной его именем, а самой России, её государственности, цивилизации, культуры. Немало для фигуры, о которой в иточниках написано лишь от силы три десятка предложений, верно?

Рюрик – фигура не столько историческая, сколько символическая, так она возникает в летописи, и точно так же она проживает свою жизнь в исторической мифологии. Я не буду здесь ещё раз пережёвывать перепетии трёхвековых дискуссий вокруг 862 года, отмечу лишь их основной узловой момент. «Варяжский вопрос» сводится, по факту, к решению одной задачи: какие силы запустили механизм основания Русского государства, кем были пришлые варяги? Вопрос этот поднимался задолго до Михаила Ломоносова и его невольного оппонента Герарда Фридриха Мюллера, жив он и поныне, и постепенно свёлся к разбору проблемы национальности князя Рюрика. Кто – скандинав или славянин? «Чужой» или «свой»? Ярость поединка оправдывалась сомнительным тезисом о том, что пришлые варяги привнесли с собой, со своей родины, государственность в готовом виде, и от неё развивается и княжесая власть Киевской Руси, вырастают институты великокняжеской Московии, царской Руси и будущей европейской империи. То есть, Россия – скандинавского или славянского корня? Несмотря на абсурдность самой постановки вопроса, спор живёт и здравствует, «антинорманизм» стал если не неотъемлимой, то заметной частью «псевдопатриотического дискурса», норманизм же практически почил в бозе… Почти, но об этом ниже.

Свой взгляд на эту проблему, и, в частности, проблему принадлежности Рюрика династии Скъёльдунгов, я изложу ниже, пока что разговор у нас идёт об относительно свежей книге Олега Губарева. Биография автора интересна тем, что он не является профессиональным историком, профильного образования не имеет, полжизни проработав инженером-судостроителем. Несмотря ни на что он, как ни странно, стал заметной фигурой в «варяжских дискуссиях» последних лет, активно дисктируя на площадках научно-популярных журналов с наиболее одиозными представителями антинорманизма, Вячеславом Фоминым, Лидией Грот, В. И. Меркуловым, несть им числа. Статьи его имели характер скорее полемический, нежели исследовательский, и выход целой книги, посвящённой фигуре Рюрика, был неожиданностью. Можно представить себе, каким уровнем знаний должен обладать человек, рискующий браться за эту тему – он должен владеть не только историографией вопроса, но и хорошо знать историю северного Раннего Средневековья, Циркумбалтийского региона, иметь представление о динамике походов викингов и развитии Каролингской империи, донорманнской Англии, саксонских и славянских обществ Поморья, ориентироваться в археологии, политогенезе, лингвистике, компаративном исследовании институтов, и прочее, прочее, прочее – годы работы. Грубо говоря, чтобы поднять вопрос об архаичной государственности Руси, нужно представлять достаточно глубоко её исторический контекст, хотя бы в пределах IX в. Что же Губарев?

Само собой, вовсе не он автор гипотезы о тождестве Рюрика и Рёрика Фрисландского Скьёльдунга – эта традиция тянется ещё с XIX века, известная как «гипотеза Крузе-Беляева», и периодически всплывает в историографии. В чём её суть? Изгнанник из Дании, Харальд Клак, неоднократно бывавший при каролингском дворе, получил от императора Людовика Благочестивого бенефиций-надел в виде всей Фрисландии, для охраны близлежащих торговых узлов – Дорестада и Валхерен. С его именем и связано появление на карте истории Рёрика, его, по всей видимости, племянника, и связанного с ними краткого и неяркого эпизода существования «Фризской Нормандии», которая аж дважды оказывалась в руках Рёрика (первый раз он её лишился, когда начал грабить со своего бенефиция территорию самой империи, и был восстановлен в назначении в 841 г. Лотарем), однако ему пришлось её покинуть после восстания самих фризов, и упадком Дорестада, и уйти на восток – в направлении хорошо знакомых торговых путей, через Хедебю и Бирку – к Адельгъюборгу, где он и оседает, согласно «Повести временных лет», по договору-«ряду» с четырьмя «народами» Севера.

Олег Губарев увлечён своей темой, и это видно. Историография вопроса – вот его конёк, критика его не всегда апробирована глубоким знанием предмета, но зачастую солидна, остроумна и логична, особенно в сравнении с критикуемыми опусами. Само собой, он обладает определёнными знаниями источников, имеет представление об историографических спорах вокруг редакций ПВЛ и его тексте (без глубокого текстологического анализа), бегло ориентируется в скандинавских источниках, имеет представление о франкской анналистике. Владея английским языком, он порой обращается к спецлитературе, например, о фризах, мало известной русскоязычной публике, и приводит довольно интересные выдержки.

Как вы поняли по моему тону, после этого абзаца должно вырасти одно большое «НО». Оно и правда есть.

Увлёкшись сличением биографий летописного Рюрика-призрака и Рюрика Ютландского-Фрисландского, господин Губарев замахнулся, ни много ни мало, на своё толкование раннесредневековой государственности, да ещё и в таком духе, который не был видан и полусказочным «норманистам» пера Вячеслава Фомина. По его скромному мнению, у восточных славян не было никаких признаков ни сложной общественной жизни, ни так называемой «государственности». Испытывая серьёзные сложности с терминологией потестарности, он описывает восточных славян как «родовые союзы» (ну хоть не «большие семьи»), и низводит их на уровень «первобытности» (весьма загадочный и широкий термин). Прежде всего, по его мнению, о примитивном характере социальности свидетельствует определённый примитивизм ремесла и, в частности, кузнечного дела, а также отсутсвие интеграции «племён» в союзы. Конечно, спорить с тем, что Восточно-европейская равнина имела низкую плотность населения, сложно, так же как и с тем, что постепенно заселявшие её племена не имели такой развитой культуры, как живущие под сенью Франкской империи германские и славянские племена, или население хазарского степного «треугольника» меж двумя морями. Всё так. Но довольно сложно не заметить, что примитивные «родовые союзы-племена», любезные Губаревым, вряд ли в состоянии образовать крупные социальные кластеры, которые мы фиксируем в дорюрикову эпоху. Речь даже не о Приильменском-Приладожском Севере, этом новообразовавшемся перекрёстке культур, а о, к примеру, крупных поселениях в северном Прикарпатье, ареал которых идёт едва ли не до Полесья, крупный земледельческий протогородской кластер в Поднепровье, и испытывавшие серьёзное влияние хазар поселения на Левобережье Днепра, вдоль степи к Дону. То есть – социальные объединения, довольно крупные и сложные, были, некоторые из них можно называть уже и «вождествами», судя по наличию крупных укреплёных поселений и статусных предметов. Полиэтничные «русы» (условно) не были единственным источником организации а этом славяно-финно-балтском мире, хотя и важным, как оказалось впоследствии.

Кроме того, Губарев мог бы ознакомится с существующими работами по раннесредневековым политиям, скажем, германцев, по внутренней организации варварских королевств и децентрализованных образований южной Прибалтики, по истории скандинавских государств – та же Швеция очень показательна в плане долгого процесса образования централизованной монархии, который затянулся едва ли не до конца Средневековья. Автор пытается напирать на управленческий опыт, полученный людьми Рёрика во Франкской империи. В данном случае он опирается не на анализ конкретной системы управления (которую весьма сложно назвать бюрократической, так как она опиралась на систему предаставителей императора в конкретном округе, держащего на себе судебную систему и сбор налогов), а на слова Антона Горского, который предполагал знакомство Рёрика с этой системой, что позволило ему закрепится на Севере, и, тем самым можно говорить об опосредованном влиянии франков на древнерусскую государственность. Тезис заслуживает внимания, однако Губарев идёт куда дальше. Ну, да, Рёрик, весьма вероятно, был знаком с чеканкой монеты, кою производили в Дорестаде (эмпорий же), и, по всей видимости, был крещён. Кроме того, замечает автор, держатель эмпория не мог не понимать доходного значения дальней торговли. Всё это хорошо и прекрасно, но причём тут его деятельность на территории Севера? Поладожье и так уже было в те века транзитной торговой зоной, и его не раз уже брали под контроль пришельцы из-за моря («имаху дань варязи изъ заморья…»), и приход варягов в 862 г., мне думается, был лишь эпизодом в истории смены контролёров на торовых путях, и говорить, что опыт управления во Фризии инспирировал дальнюю торговлю, вряд ли приемлимо. Насчёт чеканки монеты тоже прекрасно, но вот только чеканили ли её в Рюриковом Городище, в Альдейгьюборге, в Изборске и Белеозере? Серебро было в основном привозным, и говорить о чеканке монеты для обеспечения эквивалента товарообмена сложно – всё таки в эмпориях это было делом жизненно необходимым, но насколько денежный оборот в рамках рынка существовал в Приладожье? Если в Подонье ещё можно отыскать серебряные «гривни» (к примеру, «Мартыновский клад»), впрочем, скорее предназначенные не для эквивалента оборота, а для ювелирного дела, функцию монеты, судя по всему, выполняют аббасидские дирхемы. Метрология денежных систем и вовсе появилась в этом регионе минимум на несколько десятилетий позже. Управление? Боюсь, раздачу городов «мужемъ своим» вряд ли можно считать за «управление», хотя, с большой натяжкой, можно и увидеть в этом факте квази-бенифиций. Весьма сомнителен и факт передачи власти наследнику Игорю через Олега, «бе бо детеск вельми», давно уже обсуждается вероятность искусственного «сшивания» династийной преемственности летописной традицией.

Так что назвать Рюрика-Рёрика основателем государства вряд ли приемлимо. Это утверждение рождено не злой волей автора, а тем, что его изыскания все сосредоточены на мнимой биографии нашего легендарного первооснователя, и общий контекст истории Раннего Средневековья, истории политогенеза Европы того времени, истории «Циркумбалтики» ему известны не слишком хорошо. Я уж не говорю об истории и археологии Восточной Европы, её заселения в общем, и этногенезу славян в частности. Поэтому решение вопроса о Рюрике как государствостроителе полностью провалено – Губарев не в состоянии решить эту проблему.

Пожалуй, на что стоит действительно обратить внимание – так это на сопоставление формул традиционной клятвы фризов («пока ветер с небес дует и мир стоит») и клятвы договора с Византией 945 г. («донде же съяеятъ Солнце и весь мир стоить»). Параллель интересная, и требует тщательной работы с германоязыными правовыми источниками, и поискам семантических соответствий в архаичном правовом поле. Фризское право, «Lex Frisionum», мало известно в русской историографии, однако ряд зарубежных славистов отмечали определённое её сходство с «Русской правдой», однако сам автор оставляет этот вопрос без особых обоснований. Он требует перекрёстного изучения германоязычного права, и знания формул всех «Lex», «Lag» и «Lovi», что, конечно, дело непростое. Встраивание «Русской Правды» в контекст германских законников – дело будущего, но автор не делает даже попытки сравнения клятвенных форм, ограничиваясь критикой кельтских параллелей. Вопрос об общем контексте германского права важен ещё и потому, что «Lex Frisionum» была записана в эпоху каролингской «leges-реформы» в конце VIII-начале IX в., на латыни, и явно испытала на себе влияние франкского права, сохраняя, впрочем, свою архаичность. Полный разбор соответствий двух столь разнесённых по времени и региону источников потребует дополнительных усилий, а уж выявление тем более — компаративный анализ формул-клятв. Так что Губареву можно сказать «спасибо» за популяризацию этого вопроса, совсем не банального и не второстепенного.

Как я вижу ситуацию на севере будущей Руси?

Начиная с VII века мы видим постепенный рост населения Восточно-европейской равнины, само собой, не только за счёт славян, но и при участии финно-угров и балтов, сквозь неё постепенно протягивались тонкие ниточки торговых путей в Балтику из переживающего бурный расцвет арабо-исламского мира и держащейся на плаву Византии. Торговые связи оплетают Балтику, начиная от эмпориев атлантического побережья, через Ютландию и торговые города, вроде Скирингсалля и Хедебю, Старгарда и Любека, Ральсвика и Арконы, и, через Эланд и Готланд, Экеторп и Павикен к Средней Швеции, озеру-заливу Меларен и Бирке – и на восток, к побережьям Финнмарка, к устью Невы. Там, в акватории Невы и районе Ладоги, и образовался культурный котёл, породивший к жизни так называюмую «Русь» как… политоним? Пусть будет так. Охрана узловых точек торговых путей – задача чрезвычайно важная, и появление контролирующей группы на некоторых из них – явление закономерное, так же как и образование так называемой «внешней элиты», в виде русов-варягов, которой нужно было уживаться в балансе с местной, многоэтнической элитой Поволховья (Евгений Шинаков предлагает понятие «двухуровнего государства»). Хотя, конечно, вопрос о том, было ли пресловутое «призвание», остаётся открытым. Вариант призвания, как в квази-государстве Само, существует (об этом пишет Михаил Свердлов, некоторые исследователи, скажем, Евгений Пчёлов и Валентин Янин, настаивали на существовании текста «договора-ряда»), хотя иные, как Виктор Пузанов, настаивают на «норманнском завоевании». Как уже говорилось, концепция Губарева отнюдь не нова, и отождествление летописного Рюрика с Рёриком Фрисландским вполне вероятно, однако его роль в политегенезе остаётся большим вопросом. Однако переселение варяжского вождя с берегов Северного моря на Ладогу представляется мне вполне вероятным, как и его эпизодическое участие в наведении

Итак, стоит ли читать книгу Олега Губарева? Скажем так: ознакомится с ней можно, особенно тому, кто только начинает свой путь по бурным просторам «варяжского вопроса». Как эдакий компедиум материала – вполне годится, хотя почти ничего нового (кроме вопроса о Фризском праве) вы в ней не найдёте, если вы уже искушены в этой тематике. Автор поторопился, ему рано было выпускать полноценную книгу – он забывает, и забывает крепко, о концептуальном контексте тех вопросов, которыми он задаётся – они слишком сложны и дискуссионны, чтобы решать их с такого лихого наскока. Губарев слишком категоричен в своём тоне, тогда как для подобной категоричности у него пока нет особых оснований. Хотя, нужно признать, я готов согласится с отождествлением Рюрика и Рёрика Скьёльдунга, но меня не устраивает то, как Губарев провёл научную работу.

Подытоживая – книга Пчёлова всё равно больше годится для введения в предмет. В книге Губарева самой полезной частью является ссылочный аппарат – надо отдать должное, работа с историографией, пусть и выборочно, но всё же проведена. Ради этого я бы и рекомендовал бы её посмотреть – но не как исчерпывающую вопрос работу.





116
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение20 мая 21:53

цитата AlisterOrm

Нулевая точка отсчёта.
О, спасибо за рецензию

цитата AlisterOrm

раздачу городов «мужемъ своим»
... следует считать фразой, перечеркивающей весь норманизм как гипотезу рождения государства на Руси.
А если мало — походы на Константинополь

цитата AlisterOrm

эпизодом в истории смены контролёров на торовых путях
Торных или торговых?
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение21 мая 00:00

цитата ааа иии

... следует считать фразой, перечеркивающей весь норманизм как гипотезу рождения государства на Руси.

Норманизм как таковой давно уже почил, хотя странным образом Губарев стал его атавизмом — от него прилетело гневно и Лебедеву, и Мельниковой, и Клейну заодно с Пчёловым, за странные, по его мнению, идеи политогенеза в дорюрикову эпоху.

цитата ааа иии

Торных или торговых?

Торговых.
 


Ссылка на сообщение21 мая 08:41
Не так давно одна фантлаборантка хоронила антинорманизм.

цитата AlisterOrm

Торговых.
А тогда почему во множественном числе? Ладогу не обежать.
 


Ссылка на сообщение21 мая 23:14

цитата ааа иии

Не так давно одна фантлаборантка хоронила антинорманизм.

Зачем хоронить то, что изначально мертво? Антинорманизм абсолютно искусственный и бессмысленный конструкт.

цитата ааа иии

А тогда почему во множественном числе? Ладогу не обежать.

Там за Ладогой уже интересности наблюдаются. Путь через Неман на Смоленс-Гнёздово ещё тогда не был активно развитым, и от Ладоги шли ответвления и к Волге, и на юга. Надо будет уточнить.
 


Ссылка на сообщение22 мая 09:58

цитата AlisterOrm

и к Волге, и на юга
Стоп. Путь к Волге там был главным вплоть до Мариинской системы.
На «юга»... Из варяг в греки — это для скандинавов (Остервег? не уверен), изгадивших отношения со всем остальным миром.
 


Ссылка на сообщение23 мая 01:39

цитата ааа иии

На «юга»... Из варяг в греки — это для скандинавов (Остервег? не уверен), изгадивших отношения со всем остальным миром.

Ну отчего же. Он всё-таки достаточно удобен для пути на Восток, тем более, что в акватории Средиземноморья их могло ждать много преинтереснейших сюрпризов по пути.

цитата ааа иии

Стоп. Путь к Волге там был главным вплоть до Мариинской системы.

Вряд ли. От Ильменя — к Волге, и от него же — к Ловати, а там уже к Двине и Днепру.


Ссылка на сообщение23 мая 06:47

цитата AlisterOrm

Вряд ли.
Вышневолоцкая водная система, если строго, была раньше, но... По рекам — без вариантов.

цитата AlisterOrm

а там уже к Двине
Это кому из Балтийского моря в Западную Двину через Ильмень?

цитата AlisterOrm

Он всё-таки достаточно удобен для пути на Восток
Адский ад.
И отсутствие восточных источников весьма и весьма характерно.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение23 мая 12:14

цитата ааа иии

Вышневолоцкая водная система, если строго, была раньше, но... По рекам — без вариантов.

Как бы само собой. Не гатить же дороги через лесища?

цитата ааа иии

Это кому из Балтийского моря в Западную Двину через Ильмень?

Кстати, надо будет посмотреть археологию «Полотеска», и найти сведения о кладах и товарах в IX в., если плыть через Двину, то мимо него не проскочишь, а если через Ловать — очень даже.

цитата ааа иии

Адский ад.

Таки да, адский ад. Но лучше постоянных стычек с магрибскими пиратами.
Русь они описывают достаточно подробно, тот же Ибн Русте, а арабы предпочитали писать о тех народах, которые находились на торговых путях. Не думаю, что современники знали о существовании «пути из варяг в греки», для них это наверняка такая же банальность, как «путь из Цареграда в Багдады».
 


Ссылка на сообщение23 мая 19:10
Так я о чем? Был Ибн Фадлан в булгарах — описал. Был Ибрагим ибн Якуб в Хедебю — описал. Был Абу Хамид аль-Гарнати в Киеве — описал. А «из греков в варяги» что-то никак.

цитата AlisterOrm

для них это наверняка такая же банальность, как «путь из Цареграда в Багдады»
есть хорошие шансы, что в ПВЛ вариант «Великого Шелкового Пути» — кабинетной реконструкции сети маршрутов, которые как правило вели из Средней Азии в Азию Переднюю, Европу и Китай и очень редко подразумевали прямой транзит.
 


Ссылка на сообщение23 мая 20:00

цитата ааа иии

Так я о чем? Был Ибн Фадлан в булгарах — описал. Был Ибрагим ибн Якуб в Хедебю — описал. Был Абу Хамид аль-Гарнати в Киеве — описал. А «из греков в варяги» что-то никак.

Так они и не знали, как его назовут историки будущих поколений. Думаю, над идеей сего «пути» они задумывались не чаще, чем над великой проблемой «почему муха по потолку ползает».

цитата ааа иии

есть хорошие шансы, что в ПВЛ вариант «Великого Шелкового Пути» — кабинетной реконструкции сети маршрутов, которые как правило вели из Средней Азии в Азию Переднюю, Европу и Китай и очень редко подразумевали прямой транзит.

Ну дак я уже как бы ответил чуть повыше. Это и есть реконструкция чуть более позднего времени. Вспоминали, видимо, светлые времена.
 


Ссылка на сообщение23 мая 20:42

цитата AlisterOrm

Думаю, над идеей сего «пути» они задумывались не чаще, чем над великой проблемой «почему муха по потолку ползает».
«Книги путей и стран» достаточно для опровержения данного тезиса.

цитата AlisterOrm

Это и есть реконструкция
Немного о другом, о том, что для ПВЛ «транзитный путь через континент», для современников было несколькими региональными маршрутами, идейно и финансово не сопряженными. «яко тут все блага сходятся»
 


Ссылка на сообщение23 мая 21:43

цитата ааа иии

«Книги путей и стран» достаточно для опровержения данного тезиса.

Я конкретно о «пути из варяг в греки». Так-до ибн Хордадбех о пути по Волге вполне себе пишет, хотя его, конечно, больше интересовало не его начало, а конец, в акваториях южных морей. Путь, во первых, служил больше самим русам и насельникам с Севера, а, во вторых, я думаю, не отличался регулярностью.

цитата ааа иии

Немного о другом, о том, что для ПВЛ «транзитный путь через континент», для современников было несколькими региональными маршрутами, идейно и финансово не сопряженными. «яко тут все блага сходятся»

А, ну так-то да.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх