Калейдоскоп фантастики


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Калейдоскоп фантастики» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Калейдоскоп фантастики


Данная рубрика посвящена всем наиболее важным и интересным отечественным и зарубежным новостям, касающимся любых аспектов (в т.ч. в культуре, науке и социуме) фантастики и фантастической литературы, а также ее авторов и читателей.

Здесь ежедневно вы сможете находить свежую и актуальную информацию о встречах, конвентах, номинациях, премиях и наградах, фэндоме; о новых книгах и проектах; о каких-либо подробностях жизни и творчества писателей, издателей, художников, критиков, переводчиков — которые так или иначе связаны с научной фантастикой, фэнтези, хоррором и магическим реализмом; о юбилейных датах, радостных и печальных событиях.

Модераторы рубрики: suhan_ilich, iwan-san, sham, С.Соболев

Авторы рубрики: polak22, isaev, versta, sanbar, inyanna, breg, visto, Barros, ceh, cat_ruadh, Claviceps P., Dark Andrew, denshorin, glupec, Kons, mastino, WiNchiK, Petro Gulak, Pouce, shickarev, snovasf, suhan_ilich, Vladimir Puziy, Денис Чекалов, Мартин, Aleks_MacLeod, ameshavkin, Sagari, iwan-san, demihero, С.Соболев, Ank, angels_chinese, senoid, Verveine, saga23, Nexus, Сноу, votrin, vvladimirsky, Ksavier, coolwind, Lartis, geralt9999, ula_allen, gleb_chichikov, Сферонойз, Мэлькор, sham, Burn_1982, Горе, Mitgarda, garuda, drogozin, Pickman, Славич, vad, HellSmith, sloboda89, grigoriynedelko, validity, volodihin, volga, vchernik, tencheg, creator, Anahitta, Берендеев, Брисоль, iRbos, Вертер де Гёте, Кел-кор, doloew, Silvester, slovar06, atgrin, Стронций 88, nufer, Пятый Рим, Ny, ziza, magister, Green_Bear, Толкователь, Roland23, 2_All, монтажник 21



Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 258  259  260

Статья написана 16 февраля 23:48
Размещена также в авторской колонке Lartis

Один чрезвычайно въедливый петербургский библиограф, занимающийся атрибутированием текстов Бориса Стругацкого, на днях попросил у меня журнал «Экология и право» за 2010-й год, в котором было опубликовано моё интервью с писателем Геннадием Прашкевичем «Человечество спасут мораль и любопытство». Его интересовал восхищённый отзыв Б.Стругацкого о Г.Прашкевиче, подвёрстанный к беседе. Но текст ему был нужен «бумажный», потому как тексты, выложенные в интернете, библиографического интереса не представляют. Он написал мне: «У библиографов есть принцип "de visy". Уважающий себя библиограф даёт данные публикации, только если он эту публикацию видел. Чужую информацию можно использовать только как отправную точку для поиска. Найти публикацию, описать и сообщить читателю. На тот случай, если читатель, как в "Красной жаре" спросит "Какие ваши доказательства?" ему предъявляется сам материал. Оригинал, копия, ксерокс, скан, фото и т.д.»


Борис Стругацкий и Геннадий Прашкевич. Снимок сделан мною на церемонии вручения Г.Прашкевичу «АБС-премии». 21.06.2003. СПб.


Журнал я не нашёл, всё сохранить невозможно. А, может быть, «бумажной» публикации моей беседы с Прашкевичем вообще не было, только сетевая. Но я благодарен въедливому библиографу, его письмо послужило «отправной точкой» для моего небольшого личного расследования. Когда и как появилась эта лестная (и архиправильная) характеристика моего старого друга Геннадия Мартовича Прашкевича, данная ему Борисом Натановичем? Замечательные хвалебные слова БНС теперь довольно часто воспроизводятся в материалах о Прашкевиче. Где именно эти слова были зафиксированы на бумаге впервые?


Издания «Красного сфинкса» 2007 и 2009-го годов.


Конечно же, я знаю, каким образом они появились, и где были напечатаны, ведь это я в своё время попросил Бориса Стругацкого написать несколько слов о Мартовиче. А вот и факты.

19 июня 2008 года я отправил Б.Стругацкому письмо:

«Борис Натанович, здравствуйте!

Это опять я.

Слегка дорабатываю для нового издания "Красного сфинкса" ("Истории русской фантастики") Г.Прашкевича свой очерк о Геннадии Мартовиче. В последние годы Прашкевич активно сотрудничает с Вашим журналом, и я хочу об этом упомянуть в тексте. М.б., напишете буквально несколько предложений о Геннадии Прашкевиче, а я их включу в материал? У нас нынче авторов, в какого вырос Прашкевич, кот наплакал...

В очередной раз встречусь с Мартовичем в самое ближайшее время. Можно сказать, благодаря Вам, потому что — на "АБС-премии". :)

На меня тут журнал "ШО" (Киев), неплохой, кстати, журнал с апреля налегает с просьбой о беседе с Вами, а мне как-то неловко даже и заикаться об этом, время отнимать... А м.б. сделаем потихоньку? :)

Как Ваше здоровье?

С уважением,

Володя.»


Геннадий Прашкевич. Красный сфинкс. Издание 2009 года.


Борис Натанович был человеком обязательным, во всяком случае, на мои письма всегда отвечал очень оперативно. Я мгновенно, в тот же день, получил от него то, что просил.

«Володя!

Несколько слов о ГМ — в аттаче.

На вопросы "ШО" готов ответить, если спросят что-нибудь новенькое — надоело жевать одну и ту же резину.

С приветом,

БНС»


Геннадий Прашкевич. Красный сфинкс. Издание 2009 года с автографом.


И вот что прислал мне Стругацкий в приаттаченном к письму файле:

«С кем сравнить Геннадия Прашкевича? Не с кем. Я бы рискнул добавить: со времен Ивана Антоновича Ефремова – не с кем. Иногда кажется, что он знает все, – и может тоже все. Исторический роман в лучших традициях Тынянова или Чапыгина? Может. Доказано. Антиутопию самого современного колёра и стиля? Пожалуйста. Вполне этнографический этюд о странном житье-бытье северных людей – легко, на одном дыхании и хоть сейчас для Параджанова. Палеонтологические какие-нибудь очерки? Без проблем! Фантастический детектив? Ради бога! (И отнести его в «Полдень», и там его оторвут с руками и пустят с колес в ближайший же номер…) Многообразен, многознающ, многоталантлив, многоопытен — с кем можно сравнить его сегодня? Не с кем! И не надо сравнивать, пустое это занятие, — надо просто читать его и перечитывать».

Я, кстати, выкладывал эту "характеристику" Геннадия Мартовича 8 июля 2008 года у себя в ЖЖ:

https://lartis.livejournal.com/560877.html



В 2008-м году я действительно готовил расширенный вариант очерка «Белый мамонт российской фантастики» о Геннадии Прашкевиче для 2-го, исправленного и дополненного издания его исследования «Красный сфинкс. История русской фантастики от В. Ф. Одоевского до Бориса Штерна». Слова искреннего восхищения БНС вошли в мой очерк, а после выхода «Красного сфинкса» эти слова стали появляться и в других материалах, связанных с творчеством Прашкевича, я и сам их впоследствии использовал в своих статьях о Мартовиче (и в "Экологию и право" дал).


Слова БНС о Г.Прашкевиче в моём очерке.


А для въедливого библиографа я специально сделал несколько снимков тех страниц 2-го издания «Красного сфинкса», которые могут его заинтересовать. На одной из них (см. выше с. 709) и появилось впервые на бумаге высказывание Бориса Стругацкого о Геннадии Прашкевиче.


Содержание книги "Красный сфинкс" (2009).


Геннадий Прашкевич. Красный сфинкс. Издание 2007 года с автографом.


Статья написана 14 февраля 04:25
Размещена также в рубрике «Другая литература» и в авторской колонке sham

7 февраля 2019 года в Культурном центре Фонда «Новый мир» прошло ежегодное награждение лауреатов премии.

Среди лауреатов, чьи библиографии открыты на Фантлабе, Дмитрий Быков со стихами.

Отдельного упоминания заслуживает крупная форма — профильный сайту роман от нашего коллеги по Фантлабу, Валерия Вотрина "Ромовая баба", который был опубликован под псевдонимом Федор Грот.

Администрация сайта поздравляет Валерия!

Премия "Нового мира" 2018

Культурный центр Фонда «Новый мир», 7 февраля 2019 г.
Дмитрий Быков «Некому объяснить». (поэтическая подборка (№7, 2018))
Владимир Варава. (философские эссе «Похищенная смерть» (№6, 2018) и «Седьмой день Сизифа» (№12, 2017))
Валерий Вотрин «Ромовая баба». (роман (№9-10, 2018); под псевдонимом Федор Грот)
Алексей Музычкин «Арнольд Лейн». (роман (№5, 2018))
Виктор Сенче «Как погиб Георгий Эфрон». (статья (№4, 2018))
Ольга Сульчинская. (поэтические подборки «Не пытайся отвертеться» (№10, 2018) и «Песни Эрато» (№3, 2017))


Статья написана 7 февраля 23:27
Размещена также в рубрике «Как издавали фантастику» и в авторской колонке Толкователь




Недавно в букинисте я встретил необычное советское издание романа Артура Кларка "Острова в небе".









Статья написана 25 января 17:02
Размещена также в рубрике «Хоррор, мистика и саспенс» и в авторской колонке Roland23

Это моя третья статья из рубрики "молодые жанры" (первая была о "бурятском фентези"), а вторая была про вирд. В этой статье я поговорю о "советском мифе" и его наследии в современной фантастике. Как обычно — это будет полная субъективщина, и в качестве примеров я буду использовать те произведения, которые лично мне кажутся подходящими под "жанровый голотип". Итак, начнём.




МОЛОДЫЕ ЖАНРЫ: Советский миф.





В интернете часто можно видеть картинку-мем. На ней изображён полуразрушенный бассейн в детском лагере (или другое похожее здание), на стене которого частично осталась мозаика, изображающая счастливых детей-космонавтов, тянущих руки к небу. Подпись на этой картинке гласит: “говорят, мы живём на руинах другой, более развитой цивилизации”. Картинка, конечно, ироничная, но при этом — близка к реальности. Мы живём на остатках цивилизации, которая была до нас, и чем моложе люди — тем более загадочным, непонятным и пугающим кажется им всё, что связано с советским наследием. Конечно же, как только новое поколение доросло до появления собственных писателей — в литературе буйно расцвёл так называемый “советский миф”.




НЕОБЪЯТНАЯ НЕОПРЯТНАЯ РОДИНА





СССР, чтобы о нём не говорили, всё-таки был крупнейшей империей, оставившей после себя гигантское наследие — как в умах живших в нём людей, так и на карте современной России и стран “советского блока”. Именно в реальном мире остались самые зримые “артефакты” советского прошлого. У людей старше сорока они вызывают, в основном, негативные эмоции — кто-то работал на заводе, который сейчас ржавеет в полях, кто-то учился в заброшенной ныне школе, а у кого-то первый поцелуй случился вот в этом полуразрушенном детском лагере. Смотреть на свою разрушенную молодость или детство вообще довольно грустно, поэтому в произведениях “состоявшихся” писателей вроде Лукьяненко тема СССР поднимается осторожно, и чаще всего — через призму ностальгии.

Но вот те люди, которые родились на рубеже тысячелетий, испытывают совершенно отличные эмоции, когда видят советские “заброшки”. Действительно, с чего бы им грустить или рефлексировать при взгляде на руины СССР? Современные итальянцы ведь не грустят, когда смотрят на руины, оставшиеся от Римской империи — для них это просто часть культурного наследия, окутанного облаком мифов и легенд. А для молодого человека, недавно ступившего за грань 18-тилетия, что два поколения, что двести — и то, и другое одинаково далеко от его нынешней жизни.

Несмотря на это, если в современной России и есть “древние тайны”, то они — именно в этих заброшенных руинах. И речь даже не о детских лагерях или шахтёрских городах-призраках. Вся Россия насквозь пронизана советским прошлым — от заброшенных, ведущих неизвестно куда “узкоколеек”, встречающихся в самых глухих местах, до неопознанных военных объектов, предназначение которых теряется в засекреченных документах, которые так и не были рассекречены.

Помимо вышесказанного, очень важную роль играет и отношение нашего населения ко всем этим объектам. Если говорить просто, то оно, скажем так, разное. Причём, эмоциональная амплитуда гуляет от “какую великую страну развалили” до “пятиконечная звезда — та же свастика, только красная”. Как известно, чем полярнее мнения — тем значительнее писатели могут на этой теме развернуться. Поэтому “советский миф” в современных произведениях представлен шире некуда.




ТЕОРИЯ СОВЕТСКОГО ЗАГОВОРА





Чтобы увидеть “советский миф” на экранах не обязательно идти в кино, достаточно просто включить телевизор, например телеканал “Рен-ТВ”, и погрузиться в этот жанр с головой. Все мало-мальски заметные мифы об СССР, связанные с теориями заговора, уже давно и прочно обосновались на псевдообразовательных передачах. Каждый день интеллигентные ведущие с серьёзным лицом рассказывают, что в СССР проводились допросы инопланетян и поиски Шамбалы, что в застенках сибирских тюрем-бункеров до сих пор сидят древние колдуны и шаманы, а КГБ была создана для того, чтобы заставить Сатану поворачивать реки вспять на благо коммунизма.

Всё это, конечно, безумно смешно смотреть любому человеку с порогом доверия чуть больше, чем у третьеклассника, но, тем не менее, это замечательный пример феномена “советского мифа”. Смысл в том, что после развала СССР в культуре социума образовалась огромная зияющая дыра, будто бы из десны культурного пласта без наркоза выдрали зуб. Раньше там была советская идеология, пропаганда и система ценностей, а в 90-х образовалась пустота, не заполненная ничем. Как теперь относиться к СССР, к своей жизни в прошлом и к останкам империи, которые видно из любого окна — никто не говорил (точнее, говорили много, но хором и абсолютно противоположное). Именно поэтому зияющая пустота стала зарастать сама — в виде фольклора. На этом самом фольклоре и паразитируют всякие “Военные Тайны с Игорем Прокопенко” — будто раз за разом пробуя языком затянувшуюся ранку на месте вырванного зуба, и рассуждая, не пора ли ставить на его место “имплант” в виде новой имперской идеологии.

В современной прозе, конечно же, писатели-фантасты не ограничиваются куцым набором “народно-рэнтэвешного фольклора”, и развивают советскую мифологию гораздо более аккуратно, нежели телевизионщики. Главное же их отличие — они избавлены от “навязанного” мнения, что СССР был “хороший” или “плохой” (это обычно зависит от того канала, по которому во время перестройки человек смотрел новости и какие новостные источники читает сейчас), а поэтому и “советский миф” для них — интересен сам по себе, в отрыве от политики и истории. Если гениальный по-молодости Пелевин и позволял себе рассуждать на эту тему (например, в “ОМОН РА”), то делал это “со своей колокольни” выросшего в эпоху советской пропаганды человека. А талантливо имитирующий "высокую" литературу Сорокин попросту паразитировал на “советском мифе”, и ему всегда было важнее как “завернуть идею позакрученнее”, чем то, какую идею взять, и во что её, собственно, заворачивать. А вот более поздний Елизаров, опять же — по-молодости, выпустил отличный роман “Библиотекарь”, в котором “советский миф” представлен уже похожим на то, как он выглядит сейчас. В “Библиотекаре” рассказывается об охоте на “книги силы”, созданные в СССР никому не известным и давно позабытом писателем-почвенником. После прочтения такой книги (обязательно взахлёб и без перерывов) человек приобретает “суперспособности” — или огромную силу, или правдоподобные галлюцинации, или невосприимчивость к боли. Действие происходит в современной России, где уже давно существуют фракции “охотников за книгами”, враждующие друг с другом за обладание полным собранием сочинений. При этом, Елизаров смело заходит на территорию китча (сцена с огромной пенсионеркой, выкашивающей врагов раскрученной над головой стрелой от башенного крана вызывает одновременно смех и восторг), и в открытую иронизирует над теориями заговора и “особом пути” России.

Где-то рядом с “советским мифом” ходят и другие “маститые”, вроде Татьяны Толстой — но уж слишком углубляются в постмодернизм. А вот новое поколение авторов уже может работать с “советским мифом” и без надоевших читателю “постмодернистких костылей”.




ПРЕКРАСНЫЙ УЖАСНЫЙ СОВЕТСКИЙ МИФ





Конечно же, как и всё новое в литературе, “советский миф” изначально закрепился в жанре хоррор. Заброшенные пионерские лагеря и ведущие в никуда узкоколейки — отличные элементы для придания таинственности и загадочности. Ну а заброшенные больницы, военные части и даже города-призраки уже сами по себе — готовый сеттинг для хоррора.

Также довольно много авторов вспомнили и про советские лагеря (на этот раз тюремные, а не пионерские). Вспоминают и про уничтоженные в начале истории СССР церкви. Например, в рассказе “Чёрная Церковь” одного из ведущих авторов современного хоррора Максима Кабира (у которого, к сожалению, нет авторской страницы на Фантлабе), тюремные лагеря и “воинствующий атеизм” сплелись воедино, создав образ “порочной святыни”, построенной на болотах беглым убийцей, и которая иногда показывает из топи свою маковку, оглашая окрестности потусторонним звоном, сводящим с ума местных жителей. Максим Кабир (сам из Украины, но пишущий на русском языке) ещё не раз возвращается к “советскому мифу”, например, в рассказе “Улица Мёртвой Пионерки”. В нём группа мальчишек проникает в заброшенный город, в котором, по преданиям, обитает призрак замученной фашистами пионерки. Мистический ужас, однако, проигрывает ужасу вполне приземлённому — вместо “Мёртвой пионерки” одного из мальчиков похищает педофил, который давно уже промышляет в этих руинах, и благодаря которому здесь так часто и пропадают дети. Сам образ маньяка-педофила списан частично с советского маньяка по прозвищу “заслуженный мучитель”, что также отсылает нас к “советскому мифу” о добрых усатых дяденьках, заманивающих ребятишек в “интересные до жути пешие походы”. В финале произведения, конечно же, оба “советских мифа” — ожившая полуразвалившаяся статуя Мёртвой Пионерки и советский маньяк сойдутся в схватке, что опять же, хорошо показывает отношение авторов “новой волны” к советскому мифу как таковому. Несмотря на пропаганду, ложь и множество чёрных пятен в истории, в Советском Союзе были и светлые до рези в глазах моменты, заметные тем сильнее, чем сильнее их пытаются сейчас очернить. И “ужасная” Мёртвая Пионерка, несмотря на свою монолитную грубую жестокость и потусторонний холод, оказывается максимально действенна в борьбе с реальным, мерзким и трусливым злом, представленным в лице педофила. Легко проследить мысль автора — да, Мёртвая Пионерка пришла из тьмы и холода, но именно от этого в ней нашлось достаточно сил для борьбы с условными “злыми фашистами”, которые были и будут среди нас всегда.


Другие авторы не отстают от Кабира — например, Олег Кожин, Богдан Гонтарь, Юлия Зонис и многие другие, использующие “советский миф” в своих произведениях. Кто-то из них, не мудрствуя лукаво, заселяет брошенные города в Сибири призраками детей, кто-то пытается представить, как герои русских сказок пережили советское время и как выглядят сейчас, а кто-то просто грамотно использует советскую атмосферу для того, чтобы оттенить свои истории. Как бы там ни было, именно такие истории пользуются наибольшей популярностью у подрастающего поколения читателей. Истории, в которых Советский Союз выглядит, как что-то бесконечно далёкое, могучее и таинственное, но при этом — всё ещё незримо находящееся среди нас и в нас самих.

Также стоит упомянуть и смежный жанр, так называемую “сталкеровщину”, сюжеты в котором построены по одной простой схеме: группа искателей (сталкеров), обычно состоящая из бывших военных или бандитов, проникает на некую запретную зону (Чернобыль, заброшенный советский бункер, подвалы НКВД, раскопки на местах лагеря ГУЛАГ), где сталкиваются с необъяснимым и затем бодро от этого необъяснимого отстреливаются из неизменных автоматов Калашникова. Жанр этот пользуется большой популярностью у мужской аудитории, но отдельной статьи не заслуживает из-за довольно ограниченного набора сюжетных и стилистических инструментов (особенно раздражает, что у всех героев вместо имён — грубые клички, вроде Рябой, Мотыга или Шматок). Тем не менее, упоминания ради объективности заслуживает и “сталкеровщина”.




“Советский миф” появился в русской литературе в нулевых, через десятилетие после развала СССР, а окончательно закрепился — в десятых, спустя двадцать лет после гибели империи. С тех пор жанр сильно изменился — от убогих декораций к страшилкам в стиле “страшно, потому что СэСэСэр” (как, например, в провальном фильме “ССД”), до более глубоких произведений, уже не делящих мир на чёрное и белое и использующих всю богатую палитру советской мифологии. Приближаются двадцатые, а с ними — и тридцатилетие развала Союза. Кто знает, каким будет взгляд на “советский миф” у писателей, которые узнавали о советском наследии по рассказам родителей, которые и сами ничего советского практически не застали? Будет ли их проза светлее, мрачнее или просто необычнее? Сложно судить. Но совершенно точно можно сказать, она будет уже другой, и оттого — более интересной.


Статья написана 22 января 10:09
Размещена также в рубрике «Юбилеи и памятные даты ФиФ» и в авторской колонке Кел-кор

22 января. Очередная годовщина со дня рождения моего любимого писателя.

Сегодня имею честь представить вам некролог, написанный человеком, который знал Роберта И. Говарда лично — Э. Хоффмана Прайса, единственного писателя из числа завсегдатаев журнала «Weird Tales», который сумел-таки в 1934 году добраться до богом забытого городка Кросс-Плейнс и провести несколько дней в доме семьи Говардов.

И очень ведь интересное он написал в итоге эссе, в котором виден не только и даже не столько писатель Боб с Двумя Пистолетами, сколько человек.







Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 258  259  260




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 457

⇑ Наверх