Любимая поэзия

Здесь обсуждают тему «Любимая поэзия» Подсказка book'ашки

Вы здесь: Форумы fantlab.ru > Форум «Другая литература» > Тема «Любимая поэзия» поиск в теме

Любимая поэзия

Страницы:  1  2  3  4  5 ... 124 125 126 [127] 128 129 130 ... 190 191 192 193 194  написать сообщение
 автор  сообщение


гранд-мастер

Ссылка на сообщение 5 мая 2007 г. 22:10  
Продолжаем одну из самых популярных тем здесь (старая тема).

сообщение модератора

Внимание! Все стихотворения на политическую тематику (независимо от направленности) будут удаляться. За политикой — в ОИ
–––
И когда Александр увидел обширность своих владений, он заплакал, ибо не осталось земель, которые можно покорять..


магистр

Ссылка на сообщение 24 ноября 2014 г. 23:31  
цитировать   |    [  ] 
Алексей Любегин
Земляника.

Стоит земляника на паперти храма,
В него не решаясь войти...
В проёмы оконниц не вставлены рамы,
И доски лежат на пути.

Вступаю я в церковь в смущенье великом,
Не видя икон и людей...
Под куполом ласточка мечется с криком,
Боясь за себя и детей.

Не бойся, родимая! Я не разрушу
Ни храм, ни гнезда на стене!
Я Богу принёс покоянную душу
За всё, что твориться во мне.

Душа в безутешном заходится крике,
Меня за неправды кляня...
На паперти храма краснеть землянике,
Краснеть и краснеть за меня.


магистр

Ссылка на сообщение 25 ноября 2014 г. 17:37  
цитировать   |    [  ] 
Евгений Лесин

Кораблями-эсминцами,
Самолётами-танками,
Они шли не с гостинцами
И вернулись останками.

В ураганы военные
Было много порушено.
А потом уже пленные
Немцы строили Тушино.

Но напрасно батрачили
Гансы глупые, честные.
Навалились захватчики,
И теперь уже местные.

Тают замки воздушные.
Тонут лодки бумажные.
Гибнет старое Тушино
И дома двухэтажные.

Крови много мы пролили
Счастья вдоволь откушали.
Немцы строили, строили,
А мы взяли разрушили.

Кораблями-эсминцами,
Самолётами-танками,
Я пришел бы с гостинцами,
Но стою над останками.


магистр

Ссылка на сообщение 26 ноября 2014 г. 21:09  
цитировать   |    [  ] 
Х. Н. Бялик. Предводителю хора. Перевод В. Ходасевича.

Мупим и Хулим! В литавры! За дело!
Миллай и Гиллай! В свирель задувай!
Скрипка, бойчей, чтоб струна ослабела!
Слышите, чорт побери? Не плошай!
Ни мяса, ни рыбы, ни булки, ни хлеба...
Но что нам за дело? Мы пляшем сегодня.
Есть Бог всемогущий, и синее небо -
Сильней топочите во имя Господне!
Весь гнев свой, сердец негасимое пламя,
В неистовой пляске излейте, страдая,
И пляска взовьется, взрокочет громами,
Грозя всей земле, небеса раздражая.
Мупим и Хулим...
И нет молока, и вина нет, и меда...
Но есть еще яд в упоительной чаше.
Рука да не дрогнет! В кругу хоровода
Кричите: "За ваше здоровье и наше!"
И пляска резвей закипит, замелькает, -
Лицом же и голосом смейтесь задорно,
И враг да не знает, и друг да не знает
Про то, что в душе вы таите упорно.
Мупим и Хупим...
Ни брюк, ни сапог, ни рубашки — но смейтесь!
Ведь лишняя тяжесть от лишнего платья!
Нагие, босые — орлами вы взвейтесь,
Все выше, все выше, все выше, о братья!
Промчимся грозой, пролетим ураганом
Над морем печалей, над жизнью постылой.
В туфлях иль без туфель — всем участь одна нам:
Всем песням и пляскам конец — за могилой!
Мупим и Хупим...
Ни близких, ни друга, ни брата, ни сына...
На чье ж ты плечо обопрешься, слабея?
Одни мы... Сольемся же все воедино,
Теснее, теснее, теснее, теснее!
Тесней — чтоб за ногу нога задевала!
Старик в сединах — с чернокудрою девой...
Кружись, хоровод, без конца, без начала,
Налево, направо, — направо, налево.
Мупим и Хулим...
Ни пяди земли, нет и крова над нами...
Да много ли толку-то в плаче нестройном?
Чай, свет-то широк с четырьмя сторонами!
О, слава Тебе, даровавший покой нам!
О, слава Тебе, даровавший нам кровлю
Из синего неба — и солнце свечою
Повесивший там... Я Тебя славословлю!
Хвалите же Бога проворной ногою!
Мупим и Хулим...
Ни судий, ни правды, ни права, ни чести.
Зачем же молчать? Пусть пророчат немые!
Пусть ноги кричат, чтоб о гневе и мести
Узнали под вашей стопой мостовые!
Пусть пляска безумья и мощи в кровавый
Костер разгорится — до искристой пены!
И в бешенстве плясок, и с воплями славы
Разбейте же головы ваши о стены!
Мупим и Хупим! В литавры! За дело!
Миллай и Гиллай! В свирель, чтоб оглохнуть!
Скрипка, бойчей, чтоб струна ослабела!
Слышите? Жарьте же так, чтоб издохнуть!
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


магистр

Ссылка на сообщение 28 ноября 2014 г. 02:33  
цитировать   |    [  ] 
Алексей Любегин
Боль.

Тот Витебск позабудется едва ли,
Где мне напомнил ночью снеговей
О бабушке, ночующей в подвале,
Чтобы не видеть пьяных сыновей.

Покорная — не биться в стенку лбом же! -
Придёт в подвал и вдарится в тоску...
Она куда бездомнее, чем бомжи,
Привыкшие к ночному чердаку.

В то утро было мне не до Шагала.
Мне виделась в берёзовом дыму
Не зорька, а старушка, из подвала
Плетущаяся к дому своему.

"Скажу, что ночевала у подруги...
Чтоб дети беспокоились? Ни-ни!"
Она-то знает: будут с похмелюги
Совсем осатаневшими они.

Она остановилась у порога,
Перекрестилась: — Боже, помоги!
Но знали точно: нет на свете Бога,-
Её единокровные враги.


миротворец

Ссылка на сообщение 28 ноября 2014 г. 06:12  
цитировать   |    [  ] 
Михаил Кильчичаков.
Старая лиственница

На вершине она в поднебесье стоит.
Пусть проносятся бури над нею порой, -
Оплетают железные корни гранит –
Оторвать её можно лишь вместе с горой.
Даже птицы страшатся здесь строить жильё,
Не щебечут в холодных осенних лучах.
Облака повисают на ветках её
Да гнездятся орлы у неё на плечах.
Здесь, где мечется ветер по краю скалы,
Силясь крону прямую с разлёту пригнуть,
Каждый год покидают гнездовье орлы,
Отправляются вместе с орлятами в путь.
Но навеки срослась со скалою она.
Провожая в дорогу подросших детей,
Машет ветками вслед им, печали полна:
Видно, трудно в разлуке, как матери, ей.
Осыпаются шишки, созревшие в срок.
О холодный гранит одиноко стучат.
В опустелом гнезде шелестит ветерок,
Теребит белый пух улетевших орлят.
Скоро снова в разбойничьем посвисте вьюг
Подкрадётся седая старуха-зима…
Так и мы свою зиму встречаем, мой друг.
Что она наступает – ты видишь сама.
Скоро изморозь ляжет на наши виски.
Только что нам холодные ветры с тобой!
Ведь у нас, как у лиственниц, корни крепки –
Устоим, как они, перед бурей любой.
Пусть в полёт устремляются наши птенцы –
Мы в дорогу проводим подросших орлят.
Пусть с высот нашу землю увидят юнцы,
Пусть от края до края её оглядят.
Ведь нельзя их в гнезде удержать всё равно!
Пусть они улетают – не будем тужить.
Пусть увидят, что нам посмотреть не дано…
А для этого стоило,
Стоило жить!
(Перевод В. Семёнова)
–––

Коннизавр, чудовище кровожадное и старомодное.


авторитет

Ссылка на сообщение 29 ноября 2014 г. 19:37  
цитировать   |    [  ] 
Марина Ивановна Цветаева
Реквием


Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все — как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе...
- Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

К вам всем — что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто — слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность -
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру...
- Послушайте!- Еще меня любите
За то, что я умру.


магистр

Ссылка на сообщение 2 декабря 2014 г. 01:08  
цитировать   |    [  ] 
Вениамин Блаженный.

Похороните меня рядом
С моей последней неудачей.
Я на нее уставлюсь взглядом
И возликую, и заплачу.

Она и в склепе погребальном
Чуть-чуть отлична от усопших.
Она немотствует печально,
Одета саваном рогожьим.

И на ее печальном лике
Какой-то отблеск беспризорный.
И это не созвездий блики –
Плевок Отечества позорный.

Да, такова ее награда
Потомкам добрым в назиданье!
За все круги земного ада
За бесконечное скитанье.
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.
Ссылка на сообщение 6 декабря 2014 г. 13:22   [нажмите здесь чтобы увидеть текст поста]
  |    [  ] 


миротворец

Ссылка на сообщение 8 декабря 2014 г. 17:49  
цитировать   |    [  ] 
Н. Клюев



***
Уже хоронится от слежки
Прыскучий заяц... Синь и стыть,
И нечем голые колешки
Березке в изморозь прикрыть.

Лесных прогалин скатеретка
В черничных пятнах; на реке
Горбуньей-девушкою лодка
Грустит и старится в тоске.

Осина смотрит староверкой,
Как четки, листья обронив;
Забыв хомут, пасется Серко
На глади сонных, сжатых нив.

В лесной избе покой часовни —
Труда и светлой скорби след...
Как Ной ковчег, готовит дровни
К веселым заморозкам дед.

И ввечеру, под дождик сыпкий,
Знать, заплутав в пустом бору,
Зайчонок-луч, прокравшись к зыбке,
Заводит с первенцем игру.


***
«Умерла мама» — два шелестных слова.
Умер подойник с чумазым горшком,
Плачется кот и понура корова,
Смерть постигая звериным умом:

Кто она? Колокол в сумерках пегих,
Дух живодерни, ведун-коновал,
Иль на грохочущих пенных телегах
К берегу жизни примчавшийся шквал?

Знает лишь маковка ветхой церквушки,
В ней поселилась хозяйки душа
Данью поминною — рябка в клетушке
Прочит яичко, соломой шурша.

В пестрой укладке повойник и бусы
Свадьбою грезят: «Годов пятьдесят
Бог насчитал, как жених черноусый
Выменял нас — молодухе в наряд».

Время, как шашель, в углу и за печкой
Дерево жизни буравит, сосет...
В звезды конёк и в потемки крылечко
Смотрят и шепчут: «Вернется... придет...»

Плачет капелями вечер соловый;
Крот в подземелье и дятел в дупле...
С рябкиной дрёмою ангел пуховый
Сядет за прялку в кауровой мгле.

«Мама в раю, — запоет веретёнце, —
Нянюшкой светлой младенцу Христу...»
Как бы в стихи, золотые, как солнце,
Впрясть волхованье и песенку ту?

Строки и буквы — лесные коряги,
Ими не вышить желанный узор...
Есть, как в могилах, душа у бумаги —
Алчущим перьям глубинный укор.

–––
"Что смерть — умрём мы все. Вот если б не было разлуки!"


магистр

Ссылка на сообщение 11 декабря 2014 г. 18:19  
цитировать   |    [  ] 
Уинстон Оден. Блюз для беженцев

В городе этом десяток, считай, миллионов --
На чердаках, в бардаках и при свете ночных лампионов, --
Но нет приюта для нас, дорогая, здесь нету приюта для нас.

Было отечество, а ничего не осталось.
В атлас взгляни -- поищи, где там было и как называлось.
Мы не вернемся туда, дорогая, нельзя нам вернуться туда.

Дерево помню на кладбище в нашей деревне.
Каждой весной одевается зеленью ствол его древний.
А паспорта, дорогая, просрочены, да, никуда паспорта.

Консул глядел на нас, как на восставших из гроба:
"Без паспортов вы мертвы, для отчизны вы умерли оба!"
А мы живем, дорогая, мы все еще как-то живем.

Я обратился в комиссию и услыхал, сидя в кресле:
"Если бы вы через год, а сейчас понапрасну не лезли"...
Ну а сейчас, дорогая, где жить нам, на что жить сейчас?

Был я на митинге, где говорили: нельзя им
К нашим тянуться -- и так-то плохим -- урожаям.
Это о нас говорили они, дорогая, они говорили о нас.

Гром прокатился по небу старинным проклятьем.
Гитлер восстал над Европой и крикнул: "Пора помирать им!"
"Им", дорогая, в устах его значило -- нам, это значило -- нам.

Здесь пуделей одевают зимою в жакеты,
Кошек пускают к огню и дают молоко и котлеты.
А, дорогая, немецких евреев не терпят, не терпят они.

В порт я пришел и на рыбок взглянул у причала.
Плавать вольно им, резвиться, как будто войны не бывало.
Недалеко, дорогая, от берега -- только от нас далеко.

В лес я вошел и заслушался пением птичек.
Нет у них вечных оттяжек, уверток, крючков и кавычек.
Не человеки они, дорогая, нет, не человеки они.

Сниться мне начало тыщеэтажное зданье --
Тысяч дверей приглашенье и тысячи окон сиянье.
Но не для нас, дорогая, те двери -- любая из них не про нас.

Вышел на улицу -- вьюга, колонны, знамена.
Тыща солдат маршируют целеустремленно.
Это за нами они, дорогая, -- за мной и тобою -- пришли.

1939
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


магистр

Ссылка на сообщение 11 декабря 2014 г. 18:25  
цитировать   |    [  ] 
Николай Гумилев.

Память.

Только змеи сбрасывают кожи,
Чтоб душа старела и росла.
Мы, увы, со змеями не схожи,
Мы меняем души, не тела.

Память, ты рукою великанши
Жизнь ведешь, как под уздцы коня,
Ты расскажешь мне о тех, что раньше
В этом теле жили до меня.

Самый первый: некрасив и тонок,
Полюбивший только сумрак рощ,
Лист опавший, колдовской ребенок,
Словом останавливавший дождь.

Дерево да рыжая собака -
Вот кого он взял себе в друзья,
Память, память, ты не сыщешь знака,
Не уверишь мир, что то был я.

И второй... Любил он ветер с юга,
В каждом шуме слышал звоны лир,
Говорил, что жизнь — его подруга,
Коврик под его ногами — мир.

Он совсем не нравится мне, это
Он хотел стать богом и царем,
Он повесил вывеску поэта
Над дверьми в мой молчаливый дом.

Я люблю избранника свободы,
Мореплавателя и стрелка,
Ах, ему так звонко пели воды
И завидовали облака.

Высока была его палатка,
Мулы были резвы и сильны,
Как вино, впивал он воздух сладкий
Белому неведомой страны.

Память, ты слабее год от году,
Тот ли это или кто другой
Променял веселую свободу
На священный долгожданный бой.

Знал он муки голода и жажды,
Сон тревожный, бесконечный путь,
Но святой Георгий тронул дважды
Пулею не тронутую грудь.

Я — угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле,
Я возревновал о славе Отчей,
Как на небесах, и на земле.

Сердце будет пламенем палимо
Вплоть до дня, когда взойдут, ясны,
Стены Нового Иерусалима
На полях моей родной страны.

И тогда повеет ветер странный -
И прольется с неба страшный свет,
Это Млечный Путь расцвел нежданно
Садом ослепительных планет.

Предо мной предстанет, мне неведом,
Путник, скрыв лицо; но все пойму,
Видя льва, стремящегося следом,
И орла, летящего к нему.

Крикну я... но разве кто поможет,
Чтоб моя душа не умерла?
Только змеи сбрасывают кожи,
Мы меняем души, не тела.
–––
"Счастье — это чувство свободы от боли."
Артур Шопенгауэр


миротворец

Ссылка на сообщение 12 декабря 2014 г. 09:56  
цитировать   |    [  ] 
Лариса Миллер
* * *
Что плакать ночи напролет?
Уж все менялось не однажды,
И завтра там родник забьет,
Где нынче гибнешь ты от жажды.
И где сегодня прах один
И по останкам тризну правят,
Там Ника, вставши из руин,
Легко сандалию поправит.
(1973)
–––
Правило номер один: никаких правил!


миротворец

Ссылка на сообщение 15 декабря 2014 г. 10:35  
цитировать   |    [  ] 
Н. А. Заболоцкий
"Красная Бавария"

В глуши бутылочного рая,
где пальмы высохли давно, -
под электричеством играя,
в бокале плавало окно;
оно как золото блестело,
потом садилось, тяжелело;
над ним пивной дымок вился:
Но это описать нельзя.

И в том бутылочном раю
сирены дрогли на краю
кривой эстрады. На поруки
им были отданы глаза.
Они простерли к небесам
эмалированные руки
и пели песенку от скуки.

Вертятся двери на цепочках,
спадает с лестницы народ,
трещит картонною сорочкой,
с бутылкой водит хоровод;
сирена бледная за стойкой
гостей попотчует настойкой,
скосит глаза, уйдет, придет,
потом, с гитарой наотлет,
она поет, поет о милом:
как милого она кормила,
как ласков к телу и жесток -
впивался шелковый шнурок,
как по стаканам висла виски
как, из разбитого виска
измученную грудь обрызгав,
он вдруг упал. Была тоска,
и все, о чем она ни пела, -
в бокале отливалось мелом.

Мужчины тоже все кричали,
они качались по столам,
по потолкам они качали
бедлам с цветами пополам;
один — язык себе откусит,
другой кричит: я — иисусик,
молитесь мне — я на кресте,
под мышкой гвозди и везде:
К нему сирена подходила,
и вот, тарелки оседлав,
бокалов бешеный конклав
зажегся как паникадило.

Глаза упали точно гири,
бокал разбили — вышла ночь,
и жирные автомобили,
схватив под мышки Пикадилли,
легко откатывали прочь.
Росли томаты из прохлады,
и вот, опущенные вниз, -
краснобаварские закаты
в пивные днища улеглись,
а за окном — в глуши времен
блистал на мачте лампион.

Там Невский в блеске и тоске,
в ночи переменивший кожу,
гудками сонными воспет,
над баром вывеску тревожил;
и под свистками Германдады,
через туман, толпу, бензин,
над башней рвался шар крылатый
и имя "Зингер" возносил.

(1926)
–––
Правило номер один: никаких правил!


миротворец

Ссылка на сообщение 23 декабря 2014 г. 14:06  
цитировать   |    [  ] 
Хуан Рамон Хименес



       ***
Я ли хожу одиночкой
в комнатах дома ночного
или бродивший за садом
нищий сегодняшний?.. Снова

вглядываюсь, и все здесь —
то же и словно иное...
Я ведь уснул уже? Разве
не зеленел под луною

сад мой? Окно было настежь..
Небо цвело синевою...
Сумрачен сад мой, а небо —
ветреное, грозовое...

Кажется, с черной бородкой,
в сером я был, вспоминаю...
Я — с бородой поседевшей,
в трауре... Эта ночная

поступь — моя? Этот голос,
что и томит и тревожит, —
мой или эхо чужого?
Я — это я? Или, может,

сам я — бродивший за садом
нищий сегодняшний?Снова
вглядываюсь... Ненастье...
сумерки сада ночного...

Дом обхожу... Или длится
сон? Борода с сединою...
Вновь озираюсь, и все здесь —
то же и словно иное...


(перевод — Б. Дубина)

–––
"Что смерть — умрём мы все. Вот если б не было разлуки!"


гранд-мастер

Ссылка на сообщение 28 декабря 2014 г. 05:41  
цитировать   |    [  ] 

цитата Вадимыч

Марина Ивановна Цветаева
Реквием

"Реквием", между прочим, в данном разделе уже третий раз вспоминают.
И это правильно. Даже для Цветаевой потрясающе сильное стихотворение.


гранд-мастер

Ссылка на сообщение 28 декабря 2014 г. 05:55  
цитировать   |    [  ] 
Николай Гумилёв
Рыцарь счастья

Как в этом мире дышится легко!
Скажите мне, кто жизнью недоволен,
Скажите, кто вздыхает глубоко,
Я каждого счастливым сделать волен.

Пусть он придёт, я расскажу ему
Про девушку с зелёными глазами,
Про голубую утреннюю тьму,
Пронзённую лучами и стихами.

Пусть он придёт! я должен рассказать,
Я должен рассказать опять и снова,
Как сладко жить, как сладко побеждать
Моря и девушек, врагов и слово.

А если всё-таки он не поймёт,
Мою прекрасную не примет веру
И будет жаловаться в свой черёд
На мировую скорбь, на боль — к барьеру!

июнь 1917


магистр

Ссылка на сообщение 29 декабря 2014 г. 12:47  
цитировать   |    [  ] 
Игорь Стрелков

Не жди приказа!
Не сиди, ссылаясь на покой!
Вперед! Сквозь ветры и дожди
и вьюги волчий вой!

Оставь удобства и уют —
пока ты молод — в путь!
Когда отходную споют,
успеешь отдохнуть!

Будь честен, смел, не замечай
насмешек и помех.
А будешь старшим — отвечай
не за себя — за всех!

Тот, кто ошибок не имел, —
в безделии зачах —
он груза жизни не посмел
примерить на плечах!

Каков бы ни был твой удел —
удачен или плох,
Запомни: меру твоих дел
оценит только Бог


магистр

Ссылка на сообщение 29 декабря 2014 г. 13:22  
цитировать   |    [  ] 
Константинос Кавафис

ИТАКА

Когда задумаешь отправиться к Итаке,
молись, чтоб долгим оказался путь,
путь приключений, путь чудес и знаний.
Гневливый Посейдон, циклопы, лестригоны
страшить тебя нисколько не должны,
они не встанут на твоей дороге,
когда душой и телом будешь верен
высоким помыслам и благородным чувствам.
Свирепый Посейдон, циклопы, лестригоны
тебе не встретятся, когда ты сам
в душе с собою их не понесешь
и на пути собственноручно не поставишь.

Молись, чтоб долгим оказался путь.
Пусть много-много раз тебе случится
с восторгом нетерпенья летним утром
в неведомые гавани входить;
у финикийцев добрых погости
и накупи у них товаров ценных –
черное дерево, кораллы, перламутр, янтарь
и всевозможных благовоний сладострастных,
как можно больше благовоний сладострастных;
потом объезди города Египта,
ученой мудрости внимая жадно.

Пусть в помыслах твоих Итака будет
конечной целью длинного пути.
И не старайся сократить его, напротив,
на много лет дорогу растяни,
чтоб к острову причалить старцем –
обогащенным тем, что приобрел в пути,
богатств не ожидая от Итаки.

Какое плаванье она тебе дала!
Не будь Итаки, ты не двинулся бы в путь.
Других даров она уже не даст.

И если ты найдешь ее убогой,
обманутым себя не почитай.
Теперь ты мудр, ты много повидал
и верно понял, что Итаки означают.
–––
Aut liberi aut libri


магистр

Ссылка на сообщение 29 декабря 2014 г. 13:24  
цитировать   |    [  ] 
Николай Туроверов

Товарищ

Перегорит костер и перетлеет,
Земле нужна холодная зола.
Уже никто напомнить не посмеет
О страшных днях бессмысленного зла.

Нет, не мученьями, страданьями и кровью
Утратою горчайшей из утрат:
Мы расплатились братскою любовью
С тобой, мой незнакомый брат.

С тобой, мой враг, под кличкою «товарищ»,
Встречались мы, наверное, не раз.
Меня Господь спасал среди пожарищ,
Да и тебя Господь не там ли спас?

Обоих нас блюла рука Господня,
Когда, почуяв смертную тоску,
Я, весь в крови, ронял свои поводья,
А ты, в крови, склонялся на луку.

Тогда с тобой мы что-то проглядели,
Смотри, чтоб нам опять не проглядеть:
Не для того ль мы оба уцелели,
Чтоб вместе за отчизну умереть?


миротворец

Ссылка на сообщение 30 декабря 2014 г. 14:07  
цитировать   |    [  ] 
Л. Корнилов




КРЕМЛЁВСКАЯ ЁЛКА

На Соборную площадь Кремля
Увозили убитую ёлку.
Заживляла мучительно долго
Отсечённые корни земля.

Пня культю бинтовала метель.
Ночь-сиделка за лунным оконцем.
И кружились пластинкою кольца:
Память леса шумела про ель.

И ломая лучины лучей,
Солнце зимние дни разжигало.
А убитая ёлка сияла
В ритуальных огнях палачей.

И замёрзшие комья земли
Разбросав по весёлой Соборной,
Попрощаться с казнённою кроной
Отсечённые корни пришли.

И рванувшись по праздному злу,
По "безлюдью", что ёлку отпело,
Страшный пень обезглавленным телом
Привалился к родному стволу.

–––
"Что смерть — умрём мы все. Вот если б не было разлуки!"
Страницы:  1  2  3  4  5 ... 124 125 126 [127] 128 129 130 ... 190 191 192 193 194

Вы здесь: Форумы fantlab.ru > Форум «Другая литература» > Тема «Любимая поэзия»

 
  Новое сообщение по теме «Любимая поэзия»
Инструменты   
Сообщение:
 

Внимание! Чтобы общаться на форуме, Вам нужно пройти авторизацию:

   Авторизация

логин:
пароль:
регистрация | забыли пароль?



⇑ Наверх