FantLab ru

Все отзывы посетителя StasKr

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  12  ]  +

Дем Михайлов «Жирдяй»

StasKr, 8 февраля 2018 г. 11:52

Книга не понравилась. Причём не понравилось в первую очередь с точки зрения психологии персонажей романа.

Самая большая неудача автора – это главный герой. Вначале – относительно нормальный мужик, попавший в новый мир и успешно преодолевающий трудности. Робинзонада, встреча с первыми людьми, раскол в коллективе, создание новой общины… До поры до времени всё шло неплохо, однако в какой-то момент автора понесло не в ту степь. Как-то незаметно повествование о выживание в диком мире полном опасностей превращается в гимн индивидуализма и приоритета личный интересов над интересами общественными. Для отечественных авторов это не самая типичная тема, ибо вся история нашей страны подсказывает, что индивидуалисты в условиях анархии долго не живут.

Кроме этого Дем Михайлов очень неубедительно описал окружение главного героя. В общине которая сформировалась вокруг Жирдяя сложилась «изумительная» система общественных отношений. Во-первых, внутри неё нет явного лидера в результате чего все члены общины равны. Простите, но так не бывает. В условиях, когда люди оказались голыми и босыми в агрессивном мире среди людей моментально сложится жёсткая иерархия, на вершину которой немедленно заберётся Вожак. В «Жирдяе» этого нет. Есть община, которая стремительно разрослась до нескольких десятков человек. Есть номинальный лидер – умный старик Фёдор. Однако власть его довольно условна, более того, он не особо рвётся эту власть упрочить. Наоборот, своими действиями он поощряет индивидуализм среди членов сообщества. Не спорю, индивидуализм штука полезная, однако не в тот момент, когда жизнь твоего социума находится под постоянной угрозой. Из-за отсутствия железной дисциплины махновщина, которую развёл Жирдяй и его команда, будет моментально сметена первой же серьёзной бандой. И не понимать этого герои не могут, но при этом ведут себя как полные идиоты. Подобное поведение можно было бы объяснить игровым бессмертием из-за которого невозможно принудить человека поступаться своими личными интересами ради благо общества, однако возрождение в этом виртуальном мире слишком уж специфичное и никто из игроков ему особо не рад. В свете этого чтение книги порождает недоверие всему тому, что понаписал автор.

Во-вторых, в общине Жирдяя практически моментально сложилась практика разбивки жителей на различные категории по роду деятельности: Искатели, Социалы, Охотники, Воины. При этом Искатели, на которых возложена функция исследования нового мира, столь же моментально ввели для себя практику оставлять понравившиеся вещи только себе! И, что самое странное, все члены общины воспринимают это как само собой разумеющееся!

Если Искатели, как считает главный герой, имеют право на 10% от трофеев*, причём выбор что оставить себе, а что отдать в общее пользование Искатели оставляют за собой, то вооружившись такой логикой Социалы, которые готовят пищу, имеют право выбирать самые лучшие куски еды. Вернулся крутой Искатель после трудного рабочего дня в посёлок, взял в столовой каши с мясом поесть, а мяса-то в тарелке – кот наплакал, ибо повара реализовали своё «право» на 10%... Но нет, Социалы честно тянут свою лямку: готовят, стирают, строят, присматривают за детьми и не стремятся при этом реализовать какие-то особые «права». При этом крысятничество Искателей, оставляющих самые лучшие и красивые вещи себе, всем известно и ни у кого (например – у хорошо вооружённых Воинов) не вызывает протеста. Простите, но так не может быть даже в фантастическом романе!

Особенно умилило, как Жирдяй найдя какую-то особую отвёртку, прячет её к себе в карман, планируя когда-нибудь потом выгодно обменять её у главного механика общины. Обращаю внимание на то, что общине в этот момент нет и недели. Остро не хватает оружия. Нет постоянного и стабильного источника еды. Не разведана окружающая территория. Не построен укреплённый лагерь. Перед людьми максимально остро стоит вопрос выживания. А герой при этом уже вовсю формирует свою личную кубышку и строит планы на «когда-нибудь». А то, что от этой отвертки может в буквальном смысле зависеть жизнь людей Жирдяй даже не задумывается. Ну и как тут проникнуться симпатией к подобному уроду?

Итак, главный герой получился на редкость несимпатичной личностью, а его окружение – сборищем идиотов. Что ещё можно сказать о проработке характеров персонажей? А сказать можно то, что автор целиком и полностью завалил этот аспект книги. События романа развиваются в двадцать третьем веке, а по своей психологии герои книги являются нашими современниками. Нет, я понимаю, фантастика полна условностей и далеко не всегда авторы обращают на эту самую психологию своё внимание. Но простите, даже при чтении какой-нибудь космооперы хотя бы немного ощущаешь инаковость её героев (например – привычкой к космическим или межзвёздным полётам). Здесь же – полный швах. Все персонажи – абсолютно наши современники, реакции которых на непривычную обстановку – точно такие же как и у нас с вами. Для сравнения: в нелюбимом завсегдатаями Фантлаба цикле Артёма Каменистого «S-T-I-K-S. Приключения Элли» повествование идёт от лица уроженки жестокого мира выросшей при этом в закрытом пансионате и мало что понимающей в окружающей её жизни. Так эта девушка (в принципе – наша современница) мыслит несколько иначе, иначе реагирует и иначе описывает свои ощущения от происходящего. То есть я ощущаю её инаковость не потому что она принадлежит к другому полу или потому что я старше её в два раза, а потому, что она родилась и выросла в непохожих условиях. Здесь же все герои являются буквально «ребятами с нашего двора». Видимо, по мысли автора, за следующие двести лет прогресса не изменится НИЧЕГО. Доходит до смешного: люди, не имеющие опыта длительного пребывания на природе (в начале романа автор даёт понять, что для жителя XXIII века это – очень дорогое удовольствие) оказавшиеся в девственном мире, проявляют чудеса адаптации и психологической устойчивости. Это нельзя списать на «опыт», почерпнутый из других виртуальных игр, поскольку подчёркивается, что мир «Ковчега 5.0» пугающе реален. Многие из горожан в десятом поколении смогут без проблем освоить быт охотников и собирателей? Если верить Дему Михайлову – абсолютно все. Вы в это хоть немного верите?

А где тоска по погибшей (или нет?) Земле? Где страдания разлучённых членов семей? Где, наконец, взаимодействие коллектива направленное на СОВМЕСТНОЕ выживание? ЭльНора в своём отзыве абсолютно справедливо указала на необходимость массовой прокачки персонажей и повышения уровней абсолютно всех членов общины**. Что для этого сделал Жирдяй и якобы умный лидер общины Фёдор? Абсолютно ничего, ибо Михайлову всё это совершенно неинтересно. Гораздо важнее для него психология мелкого куркуля и обоснование индивидуализма как движущей силы социума.

Ну и скажите, как сообщество таких инфантилов сможет дать отпор хорошо оснащённым и скованных дисциплиной сторонникам Врага? Нет, конечно, автор в следующей книге (если она вообще появится) не забудет снабдить Жирдяя и его людей необходимым для победы числом роялей, однако впечатление от уже написанного остаются самые негативные.

Итог: написано всё это безобразие довольно бойко. Да, автор смешал в кучу массу тем: виртуальную реальность, жизнь после смерти, постапокалиптику, магию и т.д. В результате получился противоречивый и рыхлый, но небезынтересный сеттинг в котором можно было бы написать немало книг. Язык произведения прост, но при этом не примитивен. Цифры, статы и абилки не перегружают текст. Механизм игры проясняется по мере чтения романа. К концу книги появляется некоторая интрига. В общем всё было бы ничего, однако сам Михайлов распорядился своим детищем откровенно бездарно. Надо будет сравнить этот опус с другими книгами этого межавторского цикла.

* – и это в первые, самые тревожные дни, в будущем Жирдяй планирует оставлять себе 90% найденных вещей!

** – отлично эта тема раскрыта в романе Александра Зайцева «Тактика малых групп». В отличие от Михайлова Зайцев при написании книги прекрасно понимал, что выживание коллектива в игровом мире зависит не от уровня прокачки топовых игроков, а от среднего уровня всей группы.

Оценка: 4
–  [  12  ]  +

Юрий Коротков «Стиляги»

StasKr, 30 января 2018 г. 05:24

В 2008 году фильм «Стиляги» наделал довольно много шума. Мюзикл в современном отечественном кино – само по себе явление исключительное, а тут ещё специфическая тема и провокационная форма подачи материала. Яркие, почти карнавальные, костюмы на фоне серой послевоенной действительности, переделки известных хитов, бессовестно сплагиаченная сцена из «Стены»... И всё это под соусом борьбы свободомыслия против тоталитаризма! При этом в фильме, как ни в каком ином, убедительно и последовательно проводится мысль «А ведь родители-то, были правы!» В результате фильм получился довольно шизофреничным и особой популярности у зрителя не снискал.

От просмотра картины (которая мне весьма понравилась) у меня сложилось впечатление, что создатели «Стиляг» взяли денег у государства на создание очередной антисоветской агитки, которая должна была раскрыть тему противостояния ярких и модных людей против серой советской массы и вроде даже сняли то, что требовал от них заказчик, однако при этом не забыли скрутить в кармане здоровенную фигу. В результате этого в конце фильма выясняется, что советское быдло – это разумные и более-менее адекватные люди, а борцы с системой являются молодыми дебилами, которые в желании «быть не такими как все» переломали себе жизни. Так в чём же дело: в тайной фронде режиссёра и сценаристов или в литературном первоисточнике, который не дал возможности создать антисоветскую агитку? Задавшись этим вопросом я засел за повесть Юрия Короткова...

… и почти сразу понял, что фильм практически полностью совпадает с авторским текстом. Именно текст повести через постоянное и намеренное акцентирование на противостоянии ярких и жизнерадостных стиляг серым и сдержанным гражданам СССР предопределил стилистику будущего фильма. И именно автор расставил точки над «Ё», когда устами бывшего вожака стиляг вынес приговор всей их тусовке:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
– Чем свободнее человек, тем проще он одет. А если нас вот таких, – указал он на Мэлса, – пустить на Бродвей – настоящий Бродвей, – нас через два квартала забрали бы в психушку. Да что Бродвей! – махнул он. – В провинциальной колхозной Оклахомщине, где живут ковбои, которые, оказывается, не бравые парни с кольтами, а обыкновенные пастухи с навозом на сапогах, – даже в поганой Оклахоме на нас смотрели бы как на папуасов с острова Джумба-Юмба в юбочке из банановых листьев!.. Понимаешь, Мэл, мы хотели жить, как в Америке, быть свободными, как в Америке, танцевать, как в Америке, одеваться, как в Америке, и ради этого были готовы на все: нас гоняли, стригли, исключали, сажали. А оказывается, мы были просто домотканой, местного пошива пародией на американцев… В Америке нет стиляг, Мэл…

К чести режиссёра, сценаристов и продюсеров фильма они сохранили основной посыл этой истории неизменным. Повесть максимально бережно перенесена на экран. Исчезло полдюжины второстепенных эпизодов, большая часть из которых не представляет из себя особой ценности* и ещё столько же оказались немного переделанными. Жаль, конечно, что в картину не вошёл фрагмент в котором Польза просит Мэлса бросить джаз и восстановиться в институте (кто видел «Стиляг», тот поймёт какая ирония заключена в этой сцене!), да и финальная беседа Мэлса и Фреда гораздо лучше и трагичнее, чем истерика главного героя в конце фильма. Зато создатели картины переделали бездарно написанный эпизод комсомольского собрания на котором Мэлса исключают из комсомола и отчисляют из института. В фильме эти события раскрыты через переделанный вариант «Скованные одной цепью» в результате чего всё происходящее выглядит гораздо лучше, чем в книге.

Также немного сокращены реплики героев, в результаты чего степень цинизма произведения несколько уменьшилась, а вот романтизма – прибавилось. Для музыкальной комедии – самое правильное решение.

Что касается идеологической составляющей. Российская Федерация является буржуазным государством, которое возникло в ходе распада Советского Союза, так что не удивительно, что антисоветизм стал едва ли не официальной государственной идеологией. Деньги на фильмы даются либо государством, либо представителями крупного бизнеса, которым тоже не за что любить коммунистический строй. Надо ли удивляться, что почти все современные фильмы, посвящённые периоду с 1917 по 1991 год, являются в той или иной степени антисоветскими? В свете этого остаётся только удивляться насколько мала эта составляющая в «Стилягах». Да, антисоветские пассажи встречаются как в повести, так и в фильме**, однако они не определяют их содержание. Что касается того, что рядовые граждане СССР в фильме одеты в одинаковую серую одежду, я здесь не вижу особой идеологии. На мой взгляд, перед нами гипербола, которая вполне допустима для комедии, тем более что на этой гиперболе строится изрядная часть сюжета. Обладай авторы картины меньшим тактом и большим рвением выслужится перед нынешними хозяевами жизни, то мы бы увидели бы нечто гораздо более худшее, благо история со стилягами позволяет разгуляться обличителям «кровавого режима».

Итог: в целом я остался доволен прочитанным. Конечно, фильм ярче, веселее и абсурднее, чем повесть Короткова, однако первоисточник оказался не таким уж и плохим. Антисоветская составляющая что в книге, что на экране весьма умеренна, тем более что история со стилягами является выдающимся примером того, как государственная идеология села в лужу. При всём моём уважении к Советскому союзу я не вижу причин и основания оправдывать все эти дурацкие комсомольские патрули, разрезание брюк и насильственную стрижку стиляг. Тем более, что и автор повести и создатели фильма довольно чётко показали, кто был прав в этом споре.

Стоит ли читать эту повесть? Если вам понравился фильм, то да, можно уточнить некоторые моменты, которые в фильме либо не раскрыты, либо показаны мельком. Остальным можно не тратить время, ибо это тот случай когда фильм лучше книги.

* – жаль, что в фильме не показано, что саксофон на котором играл Мэлс оказался трофеем из Германии с нацисткой свастикой, которую потом герою пришлось яростно стачивать. Видимо режиссёр и сценаристы решили вырезать этот эпизод что называется «во избежание». И правильно сделали, хотя деталь весьма сочная.

** – пожалуй самой явной ложью автора повести является монолог отца Боба (в фильме сыгранного Леонидом Ярмольником) и ссылка на некую статью Уголовного Кодекса «Низкопоклонство перед Западом». Любому желающему отечественный интернет сообщит, что такая уголовная ответственность за подобное преступление была введена в УК РСФСР в 1947 году в качестве пункта 3 статьи 32. Я не поленился и за пару минут нашёл в сети скан УК РСФСР за 1950 год. И знаете что? Статья 32 не имеет никакого отношения к конкретным уголовным преступлениям и регулирует такой вид наказания как поражение в правах. Никакой ответственности за «низкопоклонство перед Западом», «восхваления американской техники» или «восхваления американской демократии» сталинский уголовный кодекс не предусматривает (для всех этих случаев хватило бы одной 58-ой статьи). В принципе даже в начале нулевых, когда писалась повесть, выяснить это было совершенно не трудно, а значит здесь автор пошёл на прямое враньё, которое к тому же совершенно не нужно с точки зрения сюжетной необходимости.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Гарри Тертлдав «Самое надёжное средство»

StasKr, 19 января 2018 г. 12:12

В современной отечественной фантастике довольно популярен сюжет о том, как наш современник оказавшись в прошлом начинает заниматься интеллектуальным воровством, присваивая себе пока ещё не написанные книги, стихи и музыку. В своём рассказе Тертлдав задолго до вала попаданцев-плагиаторов описал как выглядит подобная ситуация с точки зрения обворованных аборигенов. И только уже за это «Самое надёжное средство» достойно высокой оценки.

Больше всего мне в этом рассказе понравилось то, что люди из прошлого оказались ничуть не глупее своего потомка. Простейшее расследование, которое провёл редактор «Astonishing» позволило выявить несколько несуразностей, на основе которых жители 1953 года ещё до встречи с попаданкой смогли определить, что перед ними гостья из будущего.

Правда я не понял из какого времени переместилась в 1953 год Мишель Гордиан. Журнал у неё оказался из 1987 года (33 годовщина у «Плейбой» случилась в декабре 1986 года, так что вряд ли она купила его раньше января 1987 года), про поразивший героев калькулятор она говорит, что до его создания ещё 35 лет, то есть он был изготовлен в 1988 году. Казалось бы разница в год не велика, однако дальше Мишель упоминает о привычке запирать входную дверь, когда ненадолго покидаешь дом, которую она принесла собой из девяностых. Выходит, что Мишель достаточно свободно перемещается во времени (или как минимум – в прошлом) и в любой момент может посетить не только свой «родной» год, но и любой другой между ним и 1953-им.

Кстати, сколько успела написать Мишель, прежде чем привлекла к себе внимание? Свою «карьеру» она начала в 1949 году с романа «1984» (даже странно, что Оруэл, который должен был издать эту книгу в этом же году не успел обвинить ей в воровстве, видимо известие об издании этого романа за чужим авторством ускорило течение болезни и он умер раньше, чем в нашей реальности) и к весне 1953 года написала «уже больше Азимова» (с). К 1953 году (согласно базе Фантлаба) Азимов успел издать шесть романов, восемь повестей и пятьдесят пять рассказов. Что и говорить, результаты работы Мишель за четыре года (пришедшихся на тяжёлую эпоху «охоты на ведьм» сенатора Маккарти) более чем впечатляющий.

Самым поразительным для меня моментом в рассказе является эпизод, в котором Мишель сообщает поражённым жителям 1953 года о том, что «У нас до сих пор противостояние с русскими, но уже не с Союзом» (с). То есть в её времени СССР больше не существует! Если Фантлаб не ошибается, то рассказ написан в 1984 году. Получается что американский фантаст второго эшелона оказался лучшим прогнозистом, чем аналитики из «русского отдела» ЦРУ, которые ещё в 1990 году давали уверенные прогнозы о том, что СССР будет существовать ещё неограниченно долгое время!

Конечно, очевидно, что избранный гостью из будущего способ исправить это самое будущее абсолютно безнадёжен. Однако что может сделать простая гражданка США? Устроить социалистическую революцию в родной стране она не желает (да это и невозможно). Сдаться властям? А зачем? Отечественный попаданец может хотя бы надеяться на то, что его информация о распаде Советского Союза заставит руководство страны принять меры чтобы избежать этой катастрофы. Но Мишель с высоты послезнания прекрасно понимает, ЧТО из себя представляют из себя люди, которые правят её страной и не желает не иметь с ними ничего общего. Тем более, что сведения от попаданки только укрепят элиту США во мнении, что запланированные ими переформатирование американского общества оправдано, ведь оно принесло им в будущем не только дополнительные сверхдоходы, но и славу победителей в Холодной войне. И ущерб, который понесёт страна от их действий их будет волновать в последнюю очередь.

Итог: отличный рассказ на тему столкновения жителей прошлого с гостем из будущего. Отечественным авторам, описывающим как их герои попавшие в прошлое ловко присваивают результаты чужого интеллектуального труда надо помнить, что предки были не глупее нас сегодняшних, а значит вполне могли вывести таких «умников» на чистую воду.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Лазарь Лагин «Съеденный архипелаг»

StasKr, 16 января 2018 г. 10:20

Омерзение. Это слово лучше всего описывает мои впечатления от данного рассказа. Омерзение не из-за личности автора или его текста, а от узнаваемых персонажей и их риторики. Шестьдесят лет прошли как один день и описанные автором типажи, их мораль и двойные стандарты цивилизованного мира мы может увидеть в современных газетах, телевизоре и Интернете.

Конечно, нельзя забывать о целях и задачах, которые преследовал Лазарь Лагин при написании этого рассказа. «Съеденный архипелаг» – образец (прекрасный образец!) коммунистической пропаганды времён Холодной войны, поэтому неудивительно, что в маленьком произведении собрано масса штампов и клише, позволяющих обличить мир чистогана. Алчные и беспринципные бизнесмены; преступления ради прибыли в тысячи процентов; полное равнодушие капиталистического мира к преступлениям против человечности; доведённый до отчаянья народ; кровавая гражданская война, унёсшая жизней не меньше, чем узаконенный каннибализм… С другой стороны, сложно сказать, что автор так уж сильно сгустил краски в рассказе. Те кто знаком с историей европейских колоний (а также постколониальным периодом) скажут, что Лагин ещё преуменьшил степень чада, угара и кутежа, которые творятся в подобных странах. По степени ужаса и безысходности реальное Конго с её кобальтовыми рудниками, где шахтёры и члены их семей вынуждены гнить заживо, без особых проблем заткнёт за пояс вымышленный архипелаг Блаженного Нонсенса с его добычей чёрного дерева и лесосекой № 6.

У рассказа ровно один недостаток, который не позволяет мне поставить ему высший балл: его чересчур оптимистичный финал. Возможно здесь сказалась советская цензура, которая желала бы видеть позитивный конец у этой истории, а возможно Лагин действительно верил в то, что страны третьего мира способны сбросить колониальную удавку и построить лучшую жизнь. С высоты послезнания очевидно, что эта задача гораздо сложней, чем казалась автору шестьдесят лет назад.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Артём Каменистый, Аля Холодова «S-T-I-K-S. Приключения Элли»

StasKr, 15 января 2018 г. 11:03

Приступал к чтению данного подцикла о вселенной Стикса с очень большим скепсисом. Во-первых, своё дело сделали негативные отзывы лаборантов из которых следовало, что главной героиней является очередная реинкарнация Мэри Сью шестнадцати лет отроду, которая способна одним махом побить сразу нескольких матёрых мужиков. У меня такой персонаж особо интереса не вызывает. Во-вторых, за последние несколько лет Каменистый довольно сильно опустил планку качества своих произведений. Если раньше глядя на новый роман этого автора я мог почти со стопроцентной гарантией рассчитывать хотя бы на некий средний уровень, то после циклов «Гигран» и «Девятый» следует учитывать вероятность того, что под обложкой со знакомой фамилией может скрываться литературный шлак. В-третьих, соавторство с неизвестным автором. Ни для кого не серкрет, что когда на одной обложке стоит фамилия профессионального писателя и неизвестного новичка это почти всегда означает лишь то, что знакомая фамилия здесь выступает только в роли привлечения внимания потенциальных покупателей, а подлинным творцом данного опуса является никому неинтересный МТА.

В общем я потратил год на то, чтобы решиться ознакомиться с книгой про приключения Элли. За это время издали ещё одну книгу, так что пришлось читать дилогию. И знаете что? В целом, мне понравилось.

При всех своих сверхъестественных способностях (которые, впрочем, характерны для всех жителей Стикса) и необычайной везучести (мистическое объяснение которому также есть в тексте) Элли трудно назвать Мэри Сью. Да, она красивая, решительная и свободолюбивая, однако при этом она не обладает какими-либо выдающимися знаниями и умениями. Она маленькая и лёгкая, а значит – гораздо слабее любого мужчины. Элли хорошо владеет винтовкой, однако как только она попробовала пострелять из чего-то крупнокалиберного сразу совершила кучу ошибок и обнаружила свою беспомощность. Вождение транспорта? Ученицы Цветника этому не обучены, ибо умение водить машину резко повышает независимость жены от своего высокопоставленного супруга. Медицинские навыки, умение ориентирования на местности или починить сломанную вещь? Это тоже не входит в перечень умений героини.

Таким образом, я решительно не согласен с утверждением некоторых лаборантов о мэрисьюшности главной героини. Да, девочка неординарная, однако по меркам своего сумасшедшего мира ничего сверхъестественного из себя не представляет.

А вот если говорить о роялях, то здесь будет всё гораздо печальнее, ибо если бы они регулярно не появлялись на страницах книг, то анабасис героини закончилась не успевшись толком начаться. И если повышенную удачливость в отношении с заражёнными можно объяснить покровительством самого Стикса, то регулярные встречи с архиполезными для героини людьми утомляют даже такого благожелательного читателя как я. Единственное что можно сказать в защиту соавторов, так это то, что в основном цикле (история Карата) подобных роялей в разы больше. Понимаю, довод «а вот там ещё хуже» довольно слаб, однако критикуя Каменистого за игры в поддавки с героиней следует помнить, что к настоящему мужику этот же автор относится ещё более снисходительнее, чем к девочке-подростку.

Язык и стиль произведения. Особую прелесть повествованию доставляет манера автора описывать всё происходящее с помощью словарного запаса юной и неопытной девушки. А поскольку всю сознательную жизнь она провела в закрытом учебном заведении, где главным мерилом всего является Красота, то манера изложения у книг довольно своеобразна. Также необходимо упомянуть нехватку самых элементарных знаний героини об окружающем мире, которая порождает порой презабавные пассажи. Например, поленницу дров героиня описывает как «короткие обрезки брёвнышек, причем многие из них расколоты вдоль на несколько частей», а пшеничное поле как «поле каких-то колосков, я в них совершенно не разбираюсь, но выглядят симпатично. Смутно представляю все эти процессы, но вроде бы из растущих здесь зернышек изготавливают измельченную массу, из которой потом можно печь булочки. Называется она мукой, и по ней не скажешь, что она выросла на стебельках». Многих из ранее отписавшихся лаборантов подобная манера изложения бесит, а вот мне понравилась, уж больно комичным получается контраст ужасов повседневной жизни Стикса, которые описываются языком незамутнённой барышни. При этом следует понимать, что Элли вовсе не является стереотипной блондинкой из анекдотов которой интересны только шмотки и внимание со стороны сильного пола, которое можно конвертировать в новые материальные блага. Всё это – результаты весьма специфического воспитания, которые героине приходится преодолевать на протяжении всей истории.

В общем, на фоне полусотни других романов автора, эти книги запоминаются не только декорациями, на которые Артём всегда был мастак, но и стилем. За это творческому дуэту большое спасибо.

Из недостатков этого же стиля необходимо указать на чрезмерное количество диалогов. Однако это уже стало одной из визитных карточек романов Каменистого. Что поделать, автор перешёл на поточное написание своих произведений, а с помощью диалогов довольно легко увеличивать объём книг.

Вторая часть истории, когда в центре сюжета оказалась не одна, а сразу с десяток прекрасных барышень, мне понравилась даже больше первой книги. К апокалиптичному антуражу Стикса добавились отношения девчачьего коллектива на которые читатель смотри изнутри. Вот тут уже точно чувствуется работа автора-женщины, мужчине такое написать совсем не просто. Однако в целом обе книги несут на себе отпечаток личности Артёма Каменистого. Это, несомненно, его книги и именно он является их автором. Роль соавтора-женщины (если такая вообще существует) в написании этих книг вторична и это не может не радовать, ибо я хотел читать именно Каменистого, а не неизвестную мне Холодову.

Итог: не знаю что будет дальше с этим проектом, но первые две книги мне весьма понравились. Не разделяю отрицательное мнение многих лаборантов о данном подцикле. Возможно они не уловили сдержанной иронии авторов, а возможно всё гораздо печальнее и разговоры феминисток о гендерных стереотипах вовсе не являются пустым сотрясением воздуха, ибо столь негативная реакция на максимально достоверное (в рамках фантастического боевика, разумеется) описание приключение юной девушки в мире полном монстров вызывает некоторую оторопь.

Оценка: 7
–  [  27  ]  +

Борис Акунин «Азиатская европеизация. Царь Петр Алексеевич»

StasKr, 11 декабря 2017 г. 10:49

Данную часть «Истории Российского государства» я ждал с определённым интересом. Дело в том, что зная идеологические предпочтения автора довольно легко предсказывать его отношение к тем или иным историческим личностям. И конечно Пётр I с его навязчивой манией устроить жизнь в России по европейскому образцу не может не нравиться Акунину. Единственное, что оставалось непонятным каким образом автор оправдает жестокие методы царя-плотника, к которым он прибегал для достижения своих целей.

Чтение книги подтвердило моё предположение о том, что Пётр I является любимым авторским персонажем русской истории. Напоминаю, что «История Российского государства» – это история нашей страны, какой её ХОТЕЛ БЫ видеть Акунин. Каким же предстаёт Пётр I на страницах данной книги? Западником и активным реформатором (практически свой человек!), бисексуалом (европейский ценности), психически ненормальным (надо быть снисходительнее к инвалиду!). Сразу видно, что Акунин не только симпатизирует этому монарху. Ему просто ИНТЕРЕСНО писать об этом человеке и об этой эпохе. Насколько автору неприятно Московское царство и чужд бунташный XVII век, настолько же симпатична эпоха петровских реформ. Из-за этой симпатии Акунин прощает Петру I всё: самодурство, жестокость, проявления трусости, чудовищную расточительность и обнищание народа, сыноубийство (причём совершённое не сгоряча, а расчётливо) и даже изобретение ГУЛАГа (да-да, вы не ослышались!). Двойные стандарты – они такие двойные стандарты.

Как обычно у Акунина, книга переполнена различными хлёсткими заявлениями автора. За время чтения предыдущих частей «Истории Российского государства» я привык ко всякому. «Стаеобразная полигамия» у гуннов; характеристика княгини Ольги как «Скарлетт О’Хары десятого столетия»; обвинение Ивана III в тоталитаризме и предположение что Иван Грозный убил не одного, а сразу двух своих сыновей; «трудный и вечный украинский вопрос» о котором сам автор вспомнил только к середине четвёртого тома... Список можно продолжать и продолжать, но в «Азиатской европеизации» автор сразу же взял быка за рога и уже во ВТОРОМ АБЗАЦЕ своего «исторического» произведения назвал эпоху Ивана III, правление которого принято связывать с освобождением от татаро-монгольского ига, национальной катастрофой. Вот это я понимаю – с первых же строк дать понять, что книга представляет собой треш!

Возвращаясь к тоталитаризму. Всё-таки у Акунина за последние годы развилась какая-то мания, которая заставляет видеть проявления этой формы политического режима в любой сильной государственной власти. В третьем томе он ухитрился обвинить Ивана III и Ивана Грозного в построении тоталитарного государства не смотря на всю невозможность оного в условиях XV – XVI веков.* В отзыве на «Между Европой и Азией» я писал, что наверняка Акунину за спинами кардинала Ришелье, Мазарини и Людовика XIV, которые создали абсолютизм во Франции, видятся тени Иосифа Виссарионовича и Лаврентия Павловича. Я тогда дал волю своему сарказму, а оказалось, что попал прямо в точку, ибо в данной книге автор характеризует Карла XII не иначе как «тоталитарным правителем покорной страны» (с).

Ещё «понравилось» как Акунин сокрушается о том, что при Петре I резко ужесточилось законодательство и что за «мелкие шалости» человек мог запросто попасть на плаху. В качестве примера подобных «мелких шалостей» автор называет поставку некачественной продукции государству. Как я понимаю, логика либерального писателя примерно следующая: если государство является тоталитарным, значит и любой вор является не только вором, но борцом с гнусным режимом, а значит смертная казнь к таким людям очевидно несправедлива.

Медицинские диагнозы, которые щедро раздаёт Акунин Петру I я оставлю без комментариев, хотя они и очень пространны. Причём они нужны автору для того, чтобы вставить эффектную фразу: «Разумеется, не следует воспринимать Великую Северную войну как конфронтацию предположительного эпилептика с предположительным аутистом» (с) Первые слова этой фразы легко забыть, зато образы двух тоталитарных психопатов рисуемых Акунином настолько ярки, что запоминаются надолго.

Книга построена весьма странно. Сначала довольно долго и подробно рассказывается о самом царе, потом – о его правлении. На протяжении четырёх пятых книги есть только Пётр I и ещё немного Карл XII. Все соратники Петра упоминаются мельком. Зато последняя часть книги посвящена кратким биографиям наиболее выдающимся «птенцам гнезда Петрова», причём описание их жизней обрываются на 1725 годе. Фактически эта глава является мостиком к следующему тому, так что тем, кто будет его читать, придётся возвращаться в «Азиатскую европеизацию» чтобы освежить память о той или иной личности.

Итог: данная книга заметно живее и эмоциональнее предыдущей части «Истории». Чувствуется, что здесь Акунин не отбывал авторскую повинность, а творил с душой и вдохновением. Другое дело, что в этом произведении столько одиозных заявлений, что поставить мало-мальски высокую оценку данному опусу у меня просто не поднимается рука.

* – самое смешное, что Акунин пишет в этом томе о допетровском русском государстве буквально следующее: «В общественную и частную жизнь подданных оно вмешивалось очень мало» (с). В свете этого так и хочется спросить у Акунина о каком же тоталитаризме в Московском царстве шла речь на протяжении трёх последних книг если он сам в итоге проговаривается о том, что великие князья и цари не стремились к всеохватному контролю за жизнью своих подданных? Я считаю, что при написании книги любому автору не надо стесняться заглядывать в толковый словарь, чтобы понимать смысл того или иного слова. В противном случае получится предельно глупо, прямо как в этом случае.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Джо Бейкер «Лонгборн»

StasKr, 5 декабря 2017 г. 11:24

Благодаря тому, что «Гордость и предубеждение» стали классикой мировой литературы вокруг романов Джей Остин сложился целый пласт вторичного творчества. Чтобы хотя бы немного показать масштаб подобного явления процитирую выдержку из одного любовного романа посвящённого приключениям поклонников творчества Остин:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Кэтрин читала названия книг, появлявшихся на столе. «Дневник мистера Дарси», «Мистер Дарси, вампир», «Другой мистер Дарси», «Пемберли», «Дарси и Элизабет: Дни и ночи в Пемберли», «Мистер Дарси и я», «Мистер Дарси женится», «Мистер Дарси представляет свою жену», «Супруги Дарси и супруги Бингли», «Соблазны мистера Дарси», самые известные пособия для студентов по изучению и анализу «Гордости и предубеждения». У Карлы нашлась даже «„Гордость и предубеждение“ и зомби», вызвавшая множество горячих дискуссий среди фанатов.

А потом она увидела дневники – собрание вымышленных воспоминаний героев Остин, и рука ее тут же потянулась к «Дневнику мистера Дарси» Аманды Грэйндж. Карла говорила ей именно об этой книге. Она обязательно должна ее купить. И разумеется, Робин никак не могла пройти мимо «Дневника полковника Брэндона», стоявшего рядом. В конце концов, это был герой совершенно особенный, и портрет на обложке мгновенно пленил ее сердце. Но как же можно купить эти две книги и оставить капитана Уэнтуорта томиться на полке? Конечно нельзя – и Робин, прихватив третью книгу, направилась к кассе, по пути оглядываясь в поисках чего-нибудь интересного.

Разумеется, это весьма краткий перечень изданных фанфиков и на самом деле библиография романов по мотивам творчества Джейн Остин куда обширнее. Например, можно вспомнить опус «Независимость Мэри Беннет» вышедший из-под пера австралийской писательницы Коллин Макклоу или пойти ещё дальше и узнать, что в базе Фантлаба имеется роман российской писательницы Елены Архангельской «Мистер Дарси и его друзья».

Как видите, сочинений по мотивам «Гордости и предубеждения» более чем хватает, так что как вторичная литература «Лонгборн» далеко не уникален. Необычно в нём то, что события романа Джейн Остин мы видим глазами одной из служанок семейства Беннет. А поскольку главными героями книги являются слуги, то основной упор в романе сделан не на любовную линию, а на социальный аспект.

Джоана Бейкер довольно тщательно подошла к вопросу описания быта слуг, так что книга оставляет после себя не самое приятное впечатление. Слишком уж зримо и беспросветно представляется жизнь, которую влачила домашняя прислуга, ради удовлетворения нужд хозяев. Даже сейчас подобная работа считается тяжёлой и неблагодарной, а представьте себе, каких усилий требовалось содержать особняк в чистоте и порядке в те времена, когда ещё не было ни водопровода, ни электричества и бытовых приборов. Ну и, конечно, социальное неравенство. В наше время эту тему пытаются сгладить разговорами о равных возможностях для всех и каждого, а также рассуждениями о социальных лифтах, которые предоставляются обществом. Однако в начале XIX века подобное неравенство было абсолютно естественно, так что между ровесницами (главной героине столько же лет, сколько и Элизабет Беннет) живущими в одном доме, пролегает даже не пропасть, а самая настоящая бездна. В результате благородные дамы и господа с определённым трудом воспринимают своих слуг, которые живут с ними много лет под одной крышей, как людей со своими чувствами, мечтами и желаниями, а слуги считают подобное отношение к себе абсолютно естественным.

При этом следует понимать, что по меркам XIX века положение слуги в Лонгборне является очень неплохим. Работа на семейство Беннетов хотя и из-за недостатков рабочих рук и тяжела, но зато безопасна. Престарелый хозяин не домогается молоденьких служанок, его жена, не смотря на свою придурь, не старается детально контролировать исполнение работы в доме (недаром героиня была шокирована поведением леди Кэтрин де Бёр), а сестры Беннет не устраивают травлю непонравившихся слуг. И не смотря на то, что в стране царит самый настоящий голод, слуги Лонгборна хорошо накормлены, одеты и получают жалование. Для нескольких миллионов англичан живших в эпоху Регентства такая жизнь представляла собой предел мечтаний.

Другое дело, что судьба слуг практически полностью зависит от настроения и поступков их хозяев. Одна-единственная ошибка и человек мог оказаться на улице, где его не ожидало ничего кроме как смерти. И очень легко понять экономку Лонгборна, которая осознавая для себя последствия смерти мистера Беннета, всеми силами старается подольститься к мистеру Коллинзу. А уж отказ Элизабет выйти замуж за своего кузена в комнатах для прислуги воспринимается не меньшей катастрофой, чем в семейной гостиной. Ведь когда мистер Коллинз утвердиться в правах владельца поместья рухнет мир не только для тех сестёр Беннет, которые не вышли к этому моменту замуж, но и для прислуги, которую новая хозяйка наверняка захочет рассчитать.

В общем всё, что касается жизни и быта прислуги удалось Джоане Бейкер на славу. Однако кроме социальной составляющей есть и другие аспекты романа, которые почти полностью сводят на нет достоинства книги. Осторожно, далее – СПОЙЛЕРЫ!

Не понравился главный герой романа и связанная с ним любовная линия. Проблемы Джеймса Смита, который дезертировал из армии, выглядят откровенно надуманными. Всё же перед нами самое начало XIX века. Из-за слабости бюрократического аппарата центральная власть довольно слаба. В стране не существует полиции, нет и всеобщей паспортной системы. Простому человеку в таких условиях спрятаться от внимания властей не так уж и сложно. Так что поспешный побег Джеймса из Лонгборна выглядит максимально недостоверно. Да, такой поступок необходим для сюжета романа, однако в реальности существовали и другие способы для решения его проблемы с Уикхемом.

Кстати, о Уикхиме. Данный персонаж достаточно мерзок сам по себе, так что Джоане Бейкер вовсе не нужно было приписывать ему склонность к педофилии. Да и введение в сюжет престарелого гомосексуалиста выглядит не более чем данью современной политкорректности и желанием впихнуть подобных персонажей даже в те произведения, в которых можно обойтись и без них.

Теперь о главной героине. Если здраво рассуждать о судьбе Сары, то неизбежно придёшь к выводу о том, что ей гораздо лучше было бы принять ухаживания второго кавалера и выйти за него замуж. Заставить разумную девушку променять роль владельцы табачной лавки на жизнь бродяги, когда любой день может обернуться работным домом (со всеми вытекающими отсюда прелестями) – по меньшей мере странно. Финал романа, когда Сара бросает необременительную работу в Пемберли и отправляется куда глаза глядят, выглядит откровенно вымученно. На такое может пойти девица не знакомая с трудностями жизни, но только не та, которая более чем хорошо представляла себе риски и опасности, которую подстерегают беззащитную молодую женщину на дорогах страны измученной долгой войной. В общем: «Не верю!» (с) Станиславский

Итог: всё, что касается жизни прислуги, описано очень хорошо. Всё остальное в романе – в лучшем случае очень и очень средне. Поскольку главным в книге является социальный аспект, то я поставил «Лонгборну» относительно высокий балл, однако если вы ищете здесь что-то помимо достоверного описания условий труда английских слуг первой половины XIX века, то вам лучше поискать другое произведение.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Вадим Барановский «Край без Короля или Могу копать, могу не копать»

StasKr, 1 декабря 2017 г. 10:25

«Гэндальф! Боже милостивый, Гэндальф! … Тот, кто рассказывал на дружеских пирушках такие дивные истории про драконов и гоблинов, про великанов и спасенных принцесс и везучих сыновей бедных вдов? … Неужели вы тот самый Гэндальф, по чьей милости столько тихих юношей и девушек пропали невесть куда, отправившись на поиски приключений? Любых – от лазанья по деревьям до визитов к эльфам!» (с) Хоббит

Как я понимаю, из данного абзаца и вырос этот роман. Во всяком случае, в книге Вадима Барановского будут и отправившийся невесть куда хоббит, и драконы, и орки, и эльфы и даже лазанье по деревьям.

Можно подумать что «Край без Короля» является приквелом «Хоббита». Однако это не так. И не смотря на то, что в этой книге читатель встретит Гэндальфа, Старого Тука, родителей Бильбо, трёх троллей, гномов Дори, Нори и Ори, Смога и Голлума, роман Барановского является полностью самостоятельным произведением, поскольку данная история разворачивается за несколько лет до рождения Бильбо Бэггинса и более чем за полвека до похода к Одинокой горе.

Книга начинается с того, что один из сыновей Старого Тука покидает родной дом и отправляется на север в Глухомань с целью совершить подвиг и завоевать сердце любимой девушки. В дороге ему встретятся гномы, люди, эльфы, орки и существа из страшных сказок. Хильдифонс Тук увидит руины Аннумиаса и пустоши Ангмара; сведёт знакомство с охотниками на троллей и гномом-взломщиком; встретится с отцом Арагорна и сыграет в загадки с вождём орков; узнает, что случилось с отрядом хоббитов, который за тысячу лет до событий, описанных во «Властелине колец», ушёл на подмогу королю Артедайна; повлияет на судьбу всего Эриадора.

По своему духу роман ближе к «Хоббиту», чем к «Властелину колец». Конечно, роман Барановского невозможно назвать детской сказкой, однако бытового волшебства и высокой магии в нём как бы не больше, чем во всей трилогии о Войне за кольцо. Один только главный герой чего стоит! Фонси Тук читает заклинания, общается с духом древнего родича и в какой-то момент настолько лихо управляется палантиром, что ему мог бы позавидовать сам Гэндальф.

Написана история простым и приятным языком. При этом чувствуется, что автор тщательно работал как над своими персонажами, так и над окружающим миром. Глухомань выписана добротно и с соблюдением тех данных, что оставил Профессор. Понравилось и то, с какой тщательностью в романе отражено смешение языков и говоров разных рас и народов на просторах Эриадора.

Теперь о недостатках. Я непременно поставил бы книге более высокий балл, если бы Барановский более убедительно обосновывал те или иные повороты сюжета. Например, автор крайне коряво обставил уход Фонси из Хоббитшира. В схожей ситуации Бильбо Бэггинс поддался авантюрному порыву, Фродо – отправился в путь из-за чувства долга и даже перумовский Фолко ушёл из дома не только потому, что он мечтал о приключениях, но и из-за того, что ощущал себя чужим в родной стране. На фоне этих хоббитов Хильдифонс Тук поступает абсолютно нелогично и отправляется в путь… ну просто потому, что автору это необходимо для сюжета.

Или вот ещё пример. В ходе путешествий по Глухоманью Фонси подцепил болезнь, которую можно было вылечить либо в Ривенделле либо в Гундабаде. При этом следует понимать, что к этому моменту Фонси на собственном опыте убедился, что эльфы – существа мудрые и добрые, а орки – максимально опасные. Так почему же герой отправился в далёкий и враждебный Гундабад, а не пошёл в более близкий Последний Уютный Дом? Нет, для сюжета романа это полезно, но где логика в этом решении? Автор, ау!

Итог: несмотря на имеющиеся недостатки «Край без Короля» является хорошим и качественным произведением. Чувствуется, что роман написан не из-за желания заработать денег, а с целью доставить удовольствие как самому автору, так и тем кому нравятся «Хоббит» и «Властелин колец». В целом будет неплохо, если Барановский напишет ещё что-нибудь на тему Средиземья, например, об упоминавшемся вскользь путешествии Старого Тука в компании Гэндальфа.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Лион Фейхтвангер «Лисы в винограднике»

StasKr, 28 ноября 2017 г. 10:41

«Лисы в винограднике» принадлежат к числу тех книг, которые долго читаются и ещё дольше подлежат осмыслению. На формулирование своего мнения о данном романе у меня ушло почти четыре месяца.

Не буду останавливаться на перипетиях сюжета и образах тех или иных исторических личностей, так как о них уже сказано лаборантами в предыдущих отзывах. Обращусь к самому главному что есть в романе – к Революции. Самое интересное заключается в том, что в книге, посвящённой Великой французской буржуазной революции мы её так и не увидим, так как события романа ограничиваются 1776 – 1779 годами.

Мы увидим нечто другое, а именно кризис сильнейшей европейской (а значит и мировой) державы. Кризис этот настолько силён, насколько и всеобъемлющ. Экономика изнемогает от непомерных расходов, во внешней политики наблюдается застой, в умах общества… На счёт настроений общества следует поговорить отдельно.

Самая бедная часть населения страны (представителей которых мы так и не увидим в романе) недовольна существующим положением вещей из-за того, что она вынуждена вывозить на своём горбу все последствия абсолютистской политики Людовика XIV, Людовика XV и Людовика XVI. Голод, неудачные войны, бесконечная череда налогов и поборов, отношение к себе как к скоту – всё это судьба простых крестьян и горожан. Недовольство буржуазии также легко объяснимо, поскольку несмотря на накопленные богатства (за счёт дармового труда тех же крестьян и горожан) она оттеснена от власти. Страной правит монарх и его бюрократический аппарат, ключевые должности в котором занимают лица «благородного» происхождения. Генеральные штаты, которые по идее должны представлять интересы всех сословий, выхолощены и превращены в фикцию. Вполне естественно, что буржуа только и ждут момента, когда можно будет низвергнуть власть короля и его приспешников.

А вот настроения аристократии можно принять за проявление массовой шизофрении. Ведь очевидно, что любые попытки политических реформ неизбежно приведут к краху власти дворянства. Причём из-за того, что на протяжении нескольких поколений данные реформы откладывались, то шанс на относительно мирную передачу власти буржуазии (как это произошло в Англии) стремится к нулю. Ещё немного и большая часть поборников Свободы и Прогресса из числа дворян лишится своего имущества, а возможно и жизни. Однако даже понимая это (далее не все из аристократов являются дураками) благородное сословие буквально упивается идеями свободы и прав человека. Идеологический и мировоззренческий кризис зашёл настолько далеко, что даже придворные ничтожества живущие исключительно на подачки, которые дают им неумные король и королева, осознают, что сложившаяся ситуация в стране максимально несправедлива и в присутствии коронованных особ рассуждают о необходимости «срубить сук» на котором они все сидят. Из-за подобных настроений, которые насквозь пронизывают правящий класс слабовольный и ограниченный Людовик XVI остаётся один на один с историческим роком.

Глупость? Коллективное безумие на подобие того, что было в России в конце XIX – начале XX века, когда успешные и состоятельные люди разделяли идеи народовольцев, эсеров и социал-демократов? Нет и ещё раз нет! Революция – это не когда насильно меняют одно правительство на другое. Революция – это когда подавляющей части населения страны становится очевидно, что из-за произошедших в обществе изменений жить далее по-старому просто невозможно. В результате то, что ещё при отцах и дедах было логичным и естественным, сегодня вызывает массовое возмущение. Как только это случается крах старого миропорядка становится неизбежным.

Именно это и имеет в виду Фейхтвангер когда говорит в предисловии о борьбе людей, идей и понятий, которая разгорается вокруг экономического переворота. В «Лисах в винограднике» мы видим общество, которое УЖЕ осознало, что жить дальше при феодализме невозможно. Для этого потребовалась жизнь нескольких поколений, но это уже ПРОИЗОШЛО. Недаром старый придворный глядя на скандал развернувшийся из-за запрета на показ пьесы Бомарше говорит о том, что «при Людовике Четырнадцатом мы молчали, при Пятнадцатом тихонько ворчали, а при Шестнадцатом мы кричим». Из-за объективных причин экономического развития Революция во Франции стала неизбежной. При всей своей важности война американских колонистов против своей метрополии – не более чем спусковой крючок, который запустил череду событий, сделавших падение монархии неминуемой. Не будь этой войны или если бы Людовик XVI не предоставил бы помощь американским мятежникам, то Франция (а значит и вся Европа) всё равно не избежала бы Революции, только она случилась бы на 10 – 20 лет позже.

На фоне этих тектонических общественных процессов, которые к тому же протекают незаметно для всех персонажей книги (за исключением Бенджамина Франклина, но Франклин в романе не только политик, но и пророк) поступки героев по большей части вызывают только скуку. Бомарше гоняется за славой, Франклин – плетёт интриги, Людовик XVI и Мария-Антуанетта – идут по направлению к эшафоту. Однако на фоне главной идеи книги всех их мысли и надежды выглядят ничтожными. Когда дело касается процессов исторических масштабов поступки отдельных людей кажутся мелкими (тем более, что единственный великий деятель вынужден добиваться своих целей окольными методами). Это неизбежно снижает впечатление от романа, поскольку сложно сочувствовать муравьям, а именно такими и кажутся герои книги с той высоты на которую поднимает нас автор. Да, подобный подход делает честь Фейхтвангеру как писателю, однако я не уверен, что прочитаю ещё что-нибудь из его творчества.

Итог: сильно, очень сильно, но не моё. Возможно я просто не дорос до такой литературы.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Роберт Грейвз «Клавдий»

StasKr, 27 ноября 2017 г. 10:40

Смешанные впечатления от прочитанного.

С одной стороны – всё очень хорошо. Дилогия «Клавдий» представляет собой прекрасный исторический роман в котором найдётся всё, что так любят поклонники этого жанра. Глубокие познания автора в реалиях описываемой эпохи. Дворцовые интриги и военные сражения. Подлость и благородство. Ну и, конечно, удачен выбор главного героя – не великого полководца или искусного интригана, а болезненного и лишённого каких-либо амбиций историка, который максимально бесстрастно пытается описать те ужасы, свидетелем которых он был. Всем кому интересна эпоха первых римских императоров – настоятельно рекомендую к прочтению данное произведение.

Впечатление от книги не слишком портят даже вопиющие анахронизмы, которыми перенасыщен текст. Автор заранее предупреждает об этом недостатке своих читателей и даже пытается разъяснить мотивы, которыми он руководствовался при написании книги. И всё же подобный подход к написанию серьёзного исторического романа никак не укладывается у меня в голове. Одно дело, если современный МТА (выкидыш ЕГЭ и жертва Самиздата), накропает по заданию издательства «Азбука попаданца» опус о Римской империи в котором вместо Галлии фигурирует Франция, существуют такие города как Лондон и Париж, в римской армии имеются должности генералов, полковников и сержантов, а охрану границ несут не легионы, а полки. В этом случае остаётся только сетовать на эпоху, в которую мы живём. Однако «Клавдий» написан в те времена, когда ещё существовало классическое образование и писатели не могли пожаловаться на безграмотность читательской аудитории. Зачем надо было тогда набивать хороший исторический роман вышеуказанными анахронизмами – решительно непонятно.

Впрочем, это ещё цветочки, ведь автор заранее предупреждает своего читателя о тех вольностях в терминологии к которым он прибег при написании произведения. Гораздо более серьёзным недостатком является психологическая недостоверность второй книги. Ещё Александр Дюма утверждал, что реальная история – это только гвоздь, на которую он вешает свою картину. Что ж, для авторов художественной литературы подобная позиция является более чем уместной. Однако и в этом вопросе надо знать чувство меры, так как в противном случае могут возникнуть недоверие к тому, что понаписал автор.

Например, автор чересчур возвеличивает Ирода Агриппу, который в реальности был невероятным пройдохой, прекрасным придворным лизоблюдом и блестящим авантюристом, но уж точное не великим политиком, который поставил Рим на грань катастрофы.

Недостоверно изображена (правда в первой, а не во второй книге) и супруга Октавиана Августа. По сюжету Лидия является человеком, для которой самым важным в жизни была Империя и власть над нею. Ради этого она истребила всех прямых потомков своего мужа, отравила самого Августа и возвела на трон нелюбимого сына. И при всём этом она по каким-то причинам потворствовала возвышению Калигулы, прекрасно понимая, что такой человек в роли главы государства может уничтожить Империю и погрузить Рим в новую эпоху гражданских войн. Для чего растить человека, который загубит дело всей твоей жизни – решительно непонятно. Ведь Калигула был законченным поддонком, а значит и его обещание обожествить Лидию после её смерти ни стоило ровным счётом ничего и Лидия не могла это не понимать.

Ну и главная неудача автора – сам Клавдий. Дело в том, что к середине второй книги образ реального Клавдия и Клавдия из романа сильно расходятся. Герой Роберта Грейвса не смотря на свою доверчивость является вполне вменяемым человеком. Вряд ли бы такой проходил в дураках девять лет (!) пока его жена изменяла ему и устраивала оргии о которых знала вся Империя. Будь Клавдий таким, как его изображает автор, то измены Мессалины продлились бы полгода – год, после чего нашёлся бы человек из его ближайшего окружения, который хорошо зная адекватность и справедливость императора накопил бы компромат и донёс бы до него правду о супруге. Но видимо настоящий Клавдий при всех его достоинствах (а они несомненны) был гораздо большим самодуром и истериком, чем это показано в романе. Так что здесь автор определённым образом сфальшивил. Причём фальшь в вопросе, который является ключевым для всей дилогии, является гораздо более заметным, чем все прочие фантастические авторские утверждения (вроде того, что Октавиан Август никогда не спал со своею женою).

Итог: в итоге поставил дилогии восемь баллов, хотя и остался разочарован от второй книги. Всё же не смотря на имеющиеся недостатки роман очень хорошо передаёт атмосферу тех страшных лет, когда Римом правила династия Юлиев-Клавдиев.

P.S. Рассмешили попытки автора примазать (другое слово мне трудно подобрать) население своего Острова к наследию Римской империи. Все эти пассажи и рассуждения о том, что из уроженцев Британии получатся лучшие римляне, чем жители самого Рима, не вызывали у меня ничего, кроме ухмылки. И эти люди ещё имеют наглость смеяться над нашей формулой «Москва – третий Рим»!

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Андрей Кощиенко «Косплей Сергея Юркина. Трени-ян»

StasKr, 20 ноября 2017 г. 10:27

После долгих колебаний и с большим опасением приступил к прочтению третьей книге о студенте, который после своей смерти попал в тело южнокорейской школьницы. «Чужая шкурка» была великолепна, «Файтин!» – чуть слабее, но тоже выполнена на высоком уровне. А что же третья часть?

… Вторая книга закончилась тем, с чего фактически началась первая: ЮнМи была вынуждена вернуться за парту, чтобы перед покорением эстрады получить сертификат о среднем образовании. Так что большая часть романа посвящена его/её приключениям в элитной школе для будущих работников шоу-бизнеса. Надо ли уточнять, что появление новой ученицы поставило на уши престижное учебное заведение?

Уникальная одарённость героини, её скандальная слава, асоциальный характер и презрение к неписанным правилам не могла не вызывать эффект разорвавшейся бомбы. Будут школьная травля и азартные игры; отдельный класс для занятий и невероятный результат по дисциплине; расставленная ловушка на злоумышленника и признание заслуг на государственном уровне. Ну и, конечно, масса диалогов, в которых наш соотечественник порвёт немало шаблонов своих собеседников.

Всё это безобразие описано смешно и иронично. Да и высокая кинематографичность, которая присуща всему циклу, никуда не делась. В результате толстый роман читается легко и быстро. Опять же, сравнивая с корейскими дорамами на которые опирается Кощиенко при написании «Чужой шкурки», понимаешь насколько крут автор. В книге есть только один момент (а именно попытка напоить ЮнМи), который вызывает лютый фэйлспам! В любой дораме таких эпизодов было по три штуки на каждую серию.

Шансов на бумажное издание у романа нет. Книга слишком объёмна, слишком привязана к исполняемым музыкальным произведениям и иллюстрациям. Убери это и часть визуализации пропадёт. Но главное всё же объём. «Трейни-ян» в два раза толще стандартных современных книжек!

Если же говорить о критических впечатлениях, то вызывает максимальный скептицизм тот винегрет песен и мелодий, которых наплагиатила ЮнМи. Впрочем, этот недостаток очевиден ещё в первой книге, так что он не стал для меня неожиданностью. Да и к тому же, как мне кажется, для юмористического произведения подобная условность не критична. Приятным бонусом стала пара хороших песен, которые я открыл для себя благодаря этому роману.

Ещё не понравилось, что вся американская стажировка главного героя/героини свелась к сухому пятистраничному отчёту. Понятное дело, что автор не хотел отвлекаться от Южной Кореи, но всё же этот фрагмент резко контрастирует с остальной частью книги.

Итог: очередная часть очень специфического цикла. Причём это тот случай, когда реальность превзошла ожидания. После финала второй книги я был настроен довольно пессимистично, но автор смог меня удивить. Давно меня так не захватывало при чтении, ведь толстенный том был проглочен мною за сутки. Как тут удержаться и не поставить роману несколько завышенную оценку?

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Михаил Светлов «Гренада»

StasKr, 7 ноября 2017 г. 11:18

Бесконечно романтичное, оптимистическое и безжалостное стихотворение, написанное прекрасным русским языком. Создано оно в первые годы советской власти, когда ещё были свежи в памяти события Революции и из людской памяти не истёрлись воспоминания о настроениях царивших в тогдашнем обществе. Ко всему прочему при создании произведения дал знать о себе юношеский максимализм автора (на момент Революции Светлову было 14 лет, а в 1926 году, когда было написано стихотворение – 24 года). В более взрослом возрасте так не напишешь.

«Гренада» – одно из лучших поэтических произведений советской эпохи. Правда следует оговориться, что подобная оценка дана не столько стихотворению М. Светлова, сколько одноимённой песне В.С. Берковского. Как опытный скульптор при создании шедевра отсекает всё лишнее от глыбы высококачественного мрамора, так и Берковский недрогнувшей рукой вычеркнул из оригинального текста шестнадцать строк текста, которые давали понять, что события стихотворения происходят на территории Украины по степям которой скачет эскадрон красных кавалеристов. В результате этого песня потеряла привязку к конкретному месту и времени и обрела признаки универсальности. Это тот случай, когда сокращение только пошло на пользу произведению.

Итог: «Гренада» – это гимн людям, которые когда-то мечтали о том, чтобы построить лучшее будущее для всех народов Земли. И пускай уже давным-давно нет ни их самих, ни самого СССР, однако мечта о более справедливом обществе живёт в умах людей, а строки песни продолжают трогать сердца слушателей.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Стивен Кинг «Короткая дорога миссис Тодд»

StasKr, 5 ноября 2017 г. 04:07

Не особенно люблю Стивена Кинга. Да, великий писатель, но откровенно «не мой». Вроде бы и пишет гениально, однако обилие деталей зачастую убивает для меня впечатление от основной идеи произведения. Вот и здесь объём рассказа можно уменьшить на четверть и не поменяется абсолютно ничего. Из-за этого словоблудия я и поставил произведению всего восемь баллов, хотя оно заслуживает большего.

Сама же история Гомера Бакленда, который сначала встретил Богиню, а потом стал её спутником в путешествии по дорогам, на которые не суждено ступить простым смертным, не могла меня не взволновать. Что и кого они встретят на своём пути? Найдутся ли силы, которые смогут остановить «Мерседс» цвета шампанского? Этого мы никогда не узнаем, ведь рассказчику известно только начало истории, а не её конец.

Итог: отличная, хотя местами и чересчур словоохотливая, история. Как уже верно заметили в предыдущих отзывах, напоминает рассказы Брэдбери, хотя, конечно, стиль Стивена Кинга никуда из произведения не делся.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Анатолий Дроздов «Реваншист»

StasKr, 18 октября 2017 г. 14:43

Написать данный отзыв меня сподвигло прочтение «В режиме бога» за авторством некого СКС. Одна тема «Наш современник в прошлом через успехи с области искусства достигает известности в СССР и оказывает воздействие на ход исторических событий», однако насколько различен подход в её реализации между Дроздовым, анонимным сетевым автором и легионом прочих МТА!

Завязка у всех авторов совершенна стандартна. Взрослый/пожилой человек в один прекрасный момент оказывается в своём собственном молодом теле. На дворе – годы брежневского застоя, впереди – молодость, пришедшая на время Перестройки, а на уме – идея стать звездой советского шоу-бизнеса…

Вот тут начинается главное достоинство «Реваншиста». Как прочие авторы решают задачу по достижению успеха? Рецепт ровно один – интеллектуальное воровство, сиречь плагиат, который оправдывается тем, что раз песни/музыка/книги не ещё не написаны, то это не преступление, а так, мелкая шалость. И всё это подаётся под соусом «авторы хитов и шлягеров – люди и без того талантливые, поэтому если я украду у них платиновый диск, так они обязательно напишут что-нибудь новое, ничуть не хуже прежнего». Как по мне это очень слабое оправдание.

Конечно, если авторы хоть немного честны с самими с собой и своими читателями (например, тот же СКС), то они пытаются найти менее ущербные доводы для опрадвания поступков своих героев. Лучше всего здесь походит «всё это – ради сохранения моей страны!» Это звучит уже куда убедительнее, правда есть только одно «но»: у героя СКС имелся на руках работающий айфон, а также ещё ряд божественных бонусов, так что для достижения своих целей интеллектуальное воровство у Дунаевского и Дербенёва или Пахмутовой и Добронравова выглядит неочевидной необходимостью.

«Реваншист» в этом плане уникален, ибо герой Дроздова не желает воровать плоды чужого труда и опираясь на свой богатый жизненный опыт создаёт самобытные и оригинальные произведения. Уже только за это хочется пожать руку автору.

Второе мощное достоинство книги – высокий темп повествования. В относительно небольшую книгу вместились события между 1975 и 1988 годом. В связи с этим передаю пламенный привет всем тем сетевым авторам, которые расписывают каждый чих своих героев-плагиаторов в результате чего не могут за три-четыре толстых тома описать события на которые Дроздову потребовалось три-четыре главы. Если вы не хотите продираться через бесконечные диалоги и мелкие приключения героем, где распитие алкогольных напитков и укладывание в постель симпатичных барышень занимают больше места, чем восхождение на творческий Олимп, то «Реваншист» как раз для вас.

Герои. Вот здесь всё достаточно стандартно. Специально оговорюсь: не «плохо», а именно, что «стандартно». С одной стороны, наш современник с высоты своего послезнания, да и просто опыта жизни как в социалистическом, так и капиталистическом государстве, имеет преимущество перед жителями позднего СССР. Он думает по-другому, по-другому ставит цели и задачи и не особо оглядывается на авторитеты и правила, которыми регулируется жизнь общества. В общем это довольно стандартный типаж для подобной литературы. Разумеется, такому персонажу полагаются верные помощники и Прекрасная Дама и эти мотивы в «Реваншисте» также присутствуют. Единственно за что тут хочется похвалить Дроздова, так это за более тщательную (по сравнению с другими собратьями по перу) проработку характеров героев. Даже второстепенные персонажи у него не выглядят картонными болванчикам, которые только и ждут того, когда их осчастливит своим вниманием главный герой.

Если говорить о минусах, то царапнуло встретившиеся тексте хвалебная реплика в адрес Лукашенко. Была она абсолютно не в тему, так что зачем автор её вставил в текст – решительно непонятно. Снимать балл за это я не стал, однако не отметить этот аспект романа я не могу.

А вот по-настоящему серьёзным недостатком данного романа являются его последние страницы. Эпилог у «Реваншиста» получился ещё менее правдоподобным, чем критикуемый многими эпилог «Господина военлёта». Некоторые моменты читал через фэйлспам, настолько всё было коряво и убого. Если бы не завершение романа, то поставил бы книге твёрдые восемь баллов. А так – только семь.

Итог: несмотря на скомканный финал «Реваншист» является очень неплохой книгой, а нежелание Дроздова своего героя плагиатором и вовсе превращает роман в нечто доселе невиданное.

Оценка: 7
–  [  24  ]  +

Александр Бушков «Над самой клеткой льва»

StasKr, 5 октября 2017 г. 10:30

После того как в предыдущих книгах Сварог последовательно победил всех своих прежних противников (Багряную Звезду, Горрот, Токеранг и Сатану) у Бушкова возникла вполне понятная проблема, так как писать стало не о чем. Да, остались локальные тайны и дверь в доштормовое прошлое Талара, однако это всё казалось Бушкову мелким для продолжения истории о Короле Королей.

«Над самой клеткой льва» создана с одной-единственной целью: подготовить для героя очередное Глобальное Испытание. Сюжет романа сводится к тому, что Сварог узнает об очередной опасности, которая угрожает Талару и… и ничего больше не происходит. Фактически перед нами повесть, которую за счёт бесконечных разговоров и неизменного глоссария раздули до размера небольшого романа. Само произведение на две трети состоит из диалогов, воспоминаний Сварога и экскурсами в которых автор напоминает читателю о тех или иных прошедших событиях. В этой «воде», которой перенасыщен роман, периодически встречаются имена прежних третьестепенных героев, которые теперь, после гибели Странной Компании, претендуют на внимание читателей. Самый яркий пример – Канилла, графиня Дегро. В прошлых книгах она была одной из многочисленных подруг из свиты Яны с парой репликой за пять книг, а теперь внимание этой персоне уделено как бы не больше, чем самой Императрице.

Ну или герцог Орк. Как персонаж он отыграл своё ещё в первом романе цикла и все дальнейшие его появления на страницах книг цикла отставляют после себя тяжкое недоумение, ибо совершенно непонятно, зачем он вообще нужен. Вот и в этой книге тоже самое. К чему была вся клоунада с участием Орка в турнире за корону Сегура? В серии поединков он абсолютно бессмысленно убил нескольких бедолаг, которые подвернулись ему под руку, а в финале откровенно поддался Сварогу. Где объяснения этому поступку? Почему Орк, как участник многочисленных заговоров против власти ларов до сих пор обретается на свободе? И если Канцлер империи так обеспокоен армией мертвецов, хозяином которых является неугомонный герцог, то почему спецслужбы ларов так и не взялись за Орка, тем более теперь, когда он сам пришёл с повинной?

Сам Сварог как персонаж не вызывает ни малейших эмоций. Его планы устроить под надуманным предлогом политическую чистку в марионеточном Горроте не добавляют к его портрету абсолютно НИЧЕГО. После шествия по трупам к многочисленным королевским тронам, после истребления токеретов планы кинуть за решётку на пару лет несколько сотен своих политических противников выглядят сущим пустяком. Ну, а картинное размазывание соплей на тему «была ли другая возможность и победить, и не положить Странную Компанию?» вызывает только брезгливое раздражение, так как это как раз тот случай, когда герой по вине автора (которому хотелось срочно разобраться с одной из старых сюжетных линий) вынужден выглядеть даже не дураком, а круглым идиотом.

Как это водится у Бушкова, написано это всё унылое безобразие довольно бойким, хотя и неряшливым языком. Уж не знаю, вина ли это легендарных литературных негров или автор продолжает халтурить самостоятельно, однако текст регулярно радует внимательного читателя самыми разнообразными ошибками и ляпами.

Например, из-за смерти Мары на Сегуре проходит турнир мечников, победитель которого получает корону этого карликового королевства. Турнир построен по олимпийской системе, так что претендент, который проиграл свой поединок, выбывает из соревнования. В предпоследнем туре Сварог (который, конечно, не мог не поучаствовать в подобном мероприятии) встречается с юной девушкой, которую побеждает без особо труда. Чуть позже, во второй главе, Сварог интересуется у неё, как она с такими скромными талантами смогла дойти практически до финала? И тут, вдруг, девушка сообщает, что два поединка из предыдущих пяти она проиграла. Внимание вопрос: почему Бушков забыл, о чём сам несколько раз писал в предыдущей главе? Как претендентка на трон ухитрилась дважды проиграть свои поединки, но при этом не вылететь с турнира? Ау, автор! Нет ответа…

А как вам большой чёрный непрямоугольный блокнот в руках коменданта базы восьмого департамента? Сразу виден талант неординарного МТА в Бушкове: одна фраза и читатель прерывает чтение текста, чтобы понять какой же формы был этот «непрямоугольный» блокнот. Квадратной? Треугольной? Овальной? Трапециевидной? Или может быть даже шестиугольной?

Нет, я понимаю, на фоне безобразной «По ту сторону льда» где ляпы, ошибки, рояли, дурновкусица и откровенный бред составляют большую часть книги, подобные перлы вызывают не более чем лёгкую улыбку, а мои пространные комментарии воспринимаются как мелкие придирки. По большому счёту это правда. Дело в том, что очень сложно что-то сказать об этой книге. Она настолько скудна полезными для сюжета событиями, что читателю остаётся только бездумно перелистывать страницы в попытках промотать совсем уж пустые диалоги и постельные сцены (на этот раз автор ограничился намёками на анальный секс и обошёлся без полюбившейся ему темы эксгибиционизма), да позубоскалить над писательскими ляпами. Всё равно перспективы у идеи с Радиантом самые печальные, ибо из предыдущих книг мы знаем, что Бушков просто не умеет завершать сюжетные линии. Он безбожно слил идею с Багряной звездой, превратил в фарс столь многообещающее противостояние с Горрортом и Токерангом, абсолютно бездарно обошёлся с сюжетом о воплощениях Сатаны. Кто-нибудь верит, что Радиантом будет по-другому? Лично я – нет.

Итог: абсолютно проходное произведение о приключениях не самого приятного персонажа.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Александр Городницкий «Соловки»

StasKr, 28 сентября 2017 г. 13:45

Песня посвящена не самому популярному эпизоду отечественной истории: многолетней осаде войсками Алексея Михайловича Соловецкого монастыря. Длились военные действия с 1668 по 1676 год и закончились падением оплота старообрядчества. Конечно, исход противостояния был предрешён заранее, уж больно силы были неравны. Собственно на ожидании гибели взбунтовавшихся священников и построена песня. Каждый её куплет приближает слушателя к трагической развязке.

Финал истории полностью оправдывает эти предчувствия, так как оставшихся в живых участников мятежа казнят на плахе. Не только во времена большевиков священнослужителям было опасно спорить со светскими властями. Истово верующий Алексей Михайлович Тишайший был не менее жесток на расправу, чем безбожные коммунисты. В общем, «не воюйте вы, монахи, с государем!» (с)

Итог: безнадёжное противостояние высшей правды против правды государства, ощущение надвигающейся трагедии… И всё это изложено максимально ёмко и энергично. Теперь вы понимаете, почему я поставил «Соловкам» десять баллов?

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Эдуард Веркин «Для мальчиков и девочек. Книга советов по выживанию в школе»

StasKr, 25 сентября 2017 г. 10:27

Смешная и немного грустная книга об учёбе в школе. Смешная, потому что встречается масса забавных, а порой и откровенно идиотских историй из жизни школяров (особенно порадовало использование в жизни класса дохлого ёжика). Грустная оттого, взрослый человек при прочтении непременно вспомнит свои школьные годы и поймёт – как давно это было.

Книга у Веркина получилась с одной стороны очень личная, а с другой – весьма универсальная, ведь все мы вышли из средней школы, у всех у нас были проблемы с учителями и одноклассниками, все мы были вынуждены учиться строить отношения и искать свою дорогу в жизни. Типичные задачи и проблемы порождают довольно стандартные пути их решения, а раз так, то возникает возможность поделиться своим (да и чужим тоже) опытом с подрастающим поколением. Что автор и делает, причём довольно успешно.

Советы, которые даёт Веркин своим юным читателям, вполне разумны и конкретны. Как уменьшить шансы на попадание на дно социальной иерархии класса; как вести себя с дебилами; как поступить если откровенно гнилой тип забивает тебе стрелку после уроков; как отличить хорошего педагога от плохого и зачем вообще нужно учиться. Конечно, все эти советы являются не догмой, а только общим руководством к действию, однако здравого смысла в них довольно много.

За прошедшие десять лет с момента написания книга успела в некоторых аспектах устареть (например, ЕГЭ сменил традиционные экзамены), однако общей актуальности не потеряла и не потеряет, скорее всего, никогда. Даже непонятно, отчего у этого произведения столь низкая оценка на Фантлабе. Возможно они узнали себя в типажах, которые щедро представлены на страницах данной книги. Или их отпугнул некоторый цинизм и лёгкая саркастичность автора. Хотя, помня себя в подростковом возрасте, подобные интонации мне понравились бы больше, чем приторное сюсюканье. А здесь автор прямо даёт понять, что основная часть стоящих перед школяром проблем вполне решаемы, однако для этого придётся приложить усилия, причём зачастую немалые. И тут уже всё зависит только от самого читателя.

Если в чём-то мне и не понравилась эта книга, так это глава о дружбе. С доводами автора трудно спорить, однако, как мне кажется, эту главу надо было написать помягче. Ведь то, что кажется разумным в 30 или 50 лет, подростку (а книга рассчитана на лиц от 10 до 15 лет) может изрядно сорвать крышу. Ведь даже будучи взрослым и опытным человеком мучительно тяжело привыкнуть к мысли, что друзья могут тебя подвести или предать, что уж тут говорить о подростках. И ещё труднее после осознания этой истины строить свои отношения с людьми в чём-то большем, чем простое и приятное совместное времяпрепровождение. С другой стороны, сколько ошибок может наделать подросток, который примет за друга искусного манипулятора. Так что та часть главы, которая посвящена всяким ложным приятелям, прилипалам и прихлебателям, очень хороша.

Итог: судя по количеству переизданий, произведение оказалось весьма востребованным. И этому можно только порадоваться, ведь «Книга советов по выживанию в школе» в простой и доходчивой манере даёт ответы на основные вопросы, которые стоят перед любым среднестатистическим подростком.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Алексей Шеховцов «Черный властелин»

StasKr, 23 сентября 2017 г. 08:26

Книга является прекрасным примером того что случается, когда за перо берется человек не обладающий литературным талантом. С одной стороны в романе присутствуют абсолютно все штампы жанра о попаданцах. С другой – есть попытка выехать за счёт экзотического антуража. Что из этого получилось?

…Американец украинского происхождения (альтер эго автора) попадает в тело средневекового эфиопского принца. Впереди его ждёт деятельность прогрессора, укрепление своей новой родины и победы над врагами. Самое печальное здесь даже не схема, которая была сотни раз воспроизведена в других произведениях, а её убогое исполнение.

Знания автора о времени и месте попадания своего героя скудны. Чувствуется, что все сведения о средневековой Эфиопии, которыми располагает писатель, ограничиваются парой-тройкой статей из Википедии, а также (возможно) несколькими страницами из соответствующей монографии. А на таком куцем материале убедительно книгу не напишешь.

Как и во всех плохих книжках о попаданцах такое явление как сопротивление среды отсутствует напрочь. В результате все идеи нашего современника встречают у аборигенов абсолютную поддержку. Сказал принц, что воду надо кипятить (абсолютно бессмысленное требование с точки зрения средневекового человека) – будут кипятить и даже не попытаются разбавить её сырой водой. Сказал что женское обрезание – это плохо и уже местный митрополит начинает вещать об этом во время проповедей.

Научно-техническая составляющая часть книги столь же примитивна. Самогонный аппарат, взрывчатка, швейные иглы – всё это изготавливается буквально на коленке и без каких-либо проблем.

Язык, которым написана книга, убог. Многочисленные жаргонизмы и слова-паразиты (одно только слово «тушка» встречается в романе раз десять) текст не украшают. При этом очень ярко раскрывается личность самого автора. Правда удачей для самого Шеховцова я бы это не назвал. Я говорю сейчас об использовании слова «пиндос» в адрес американцев. Поскольку автор романа является украинцем, который смог получить американское гражданство, то у него вроде бы имеется моральное право использовать в адрес жителей США это слово. Однако подобное поведение оставляет после себя гадкое впечатление, ибо в нашей стране тоже хватает «россиян», которые издеваются над своею новой родиной. И очень легко представить такого «Шеховцова», который форсит в Сети мемы «эрэфяне» или «рашка-парашка» чтобы угодить своей читательской аудитории.

В книге нет даже юмора, поскольку все потуги автора рассмешить читателя кроме использования слова «пиндосы» сводятся к попыткам пошутить на тему «ненавистник негров попал в тело эфиопа». Лично у меня шутки про «чёрномазых», «чернопузых», «чернозадых» и «чёрножопых» не вызвали у меня ничего кроме брезгливости.

Итог: литературный шлак, который забывается ещё до того как закрыта последняя страница книги. Если что я и вынес для себя после чтения данного романа так это презрение к автору, который позволяет себе оскорблять жителей страны на верность которой он присягнул.

Оценка: 2
–  [  7  ]  +

Виктория Ледерман «Календарь Ма(й)я»

StasKr, 22 сентября 2017 г. 08:54

Данная повесть является прекрасным примером того, что в нашей стране есть авторы, которые могут писать хорошие книги для детей и подростков.

…Волею судьбы трое шестиклассников оказываются под действием древнего колдовства, в результате которого они начинают проживать жизнь в обратном порядке. Вслед за 23 мая для них наступает 22-ое, а потом – 21-е. При этом нет никакой возможности остановить этот процесс…

Главное достоинство книги – это её персонажи. Глеб – сын военного, который из-за регулярных переездов своего отца не имеет друзей. Лена – старшая дочь в многодетной семье и мало интересуется школьной жизнью. Юра – винит себя в смерти близкого человека. Автор смогла уловить и передать тот состояние подростка, когда он уже начал психологически отрываться от родителей, однако находится только в начале поиска собственного места в жизни. Конечно, ярче всего это выражено у Глеба, который противопоставляет себя всему окружающему миру, однако различный элементы подростковой неуверенности есть в характерах и других героев.

Что самое важное – характеры персонажей не статичны. Оказавшись в условиях, когда привычный жизненный уклад рухнул, герои вынуждены пересмотреть как своё поведение, так и оценки поступков окружающих людей. Таким образом, «Календарь Ма(й)я» не смотря на весь свой мистический антураж является ювелирно прописанной историей взросления, которая будет интересна любой возрастной аудитории.

Итог: книга была прочитана мною полгода назад, однако сюжет и герои нет-нет да и всплывают в моей памяти. Мало какое из произведений, рассчитанных для детей и подростков способно на это. Отсюда и десять баллов, которые я поставил этой повести.

Оценка: 10
–  [  26  ]  +

Евгений Щепетнов «О фантастике, сюжетах и читателях»

StasKr, 20 сентября 2017 г. 12:53

Спасибо Sawwin, за то, что написали свой отзыв, ибо в противном случае я бы не столкнулся со столь ярким примером авторского самомнения. По степени бахвальства Щепетнов переплюнул даже Юрия Никитина и уж тем более оставил далеко позади себя знаменитого мэтра по степени оскорблений тех, кому не нравятся его книги. Во всяком случае, в книге «Как стать писателем» слова «говно» и «подлецы» в адрес своих оппонентов не встречаются, как и не встречается озвучка желания поймать своих обидчиков на каком-нибудь пустыре и напугать их так, чтобы они молили о пощаде.

Кстати, помимо тех «шедевральных» советов, о которых уже сказано в предыдущее отзыве Щепетнов со всей возможной для себя скромностью пишет о том, что его книги учат быть правильным человеком. И не важно что по ходу действия его герой «выходит из границ общепринятой морали, сам пачкается в Зле» (с) ведь главное, что «нигде, мой главный герой не упивался Злом, не был его адептом» (с) Добро должно быть с кулаками и не бояться крайних мер, да. Ну и, конечно, на полшишечки и без особого удовольствия – можно.

Почему данному опусу поставлен не кол, а двойка? Потому что даже в этой квинтэссенции напыщенности и самолюбования есть хорошая и правильная мысль: не подставиться под чужие вкусы и советы, а писать книгу так, как хочется тебе самому. Другое дело, что далеко не у каждого из тех, кто взял в руки перо есть литературный вкус, писательский талант или жизненный опыт, необходимые для того, чтобы книга вышла хотя бы на мало-мальски приличном уровне. Но ведь никто и не обещал, что классиком литературы или хотя бы успешным писателем станете именно вы?

Оценка: 2
–  [  3  ]  +

Дмитрий Скирюк «История игровых кубиков»

StasKr, 15 сентября 2017 г. 09:49

В статье наглядно показана эволюция игральных костей от игральных палочек с двумя гранями через четырёхгранные кости до привычных нам шестигранных кубиков. Поскольку азартные игры неизбежно вызывают жульничество, то описываются и способы преодолеть уловки мошенников. Также в статье дан обзор современной ситуации с игральными костями: кубики для казино и для обычных настольных игр; европейская и азиатская традиция изготовления дайсов; кубики с гранями больше шести или кубики позволяющие одним броском сразу два результата… Многочисленные иллюстрации помогают лучше понять излагаемый материал.

Текст написан максимально просто и лаконично. При этом данная простота вовсе не означает примитивности. Чувствуется, что Дмитрий Скирюк глубоко разбирается в настольных играх самых разных времён и народов, так что в данном случае простота текста – это результат обширных знаний которые оказались дополнены талантом писателя. Статья оставляет после себя впечатление в том, что автор может ещё очень много рассказать на эту тему. И это впечатление не обманывает, так как всякий, кто найдёт ЖЖ Дмитрия Скирюка, обнаружит в нём обширную подборку заметок по самым экзотическим настольным играм.

Итог: отличный пример научно-популярно литературы, который не портит даже пара мелких огрехов. Очень бы хотелось увидеть от Дмитрия Скируюка полноценную книгу на тему истории настольных игр. К сожалению, мы этого вряд ли дождёмся, ибо если бы автор испытывал подобное желание, то такая книга уже была бы написана.

Цикл статей Дмитрия Скирюка о настольных играх является подлинной жемчужиной «Мира Фантастики». И тем более обидно, что на сайте журнала можно найти только две из пяти опубликованных статей. Подобный подход к работе не красит сотрудников «Мира Фантастики» отвечающих за размещение материалов в сети. Всем кому хоть немного интересна тема истории настольных игр настоятельно рекомендую найти и ознакомиться с работами данного автора.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Алексей Константинович Толстой «Память прошлого (как будто из Гейне)»

StasKr, 6 сентября 2017 г. 14:07

Что ж, концепция веб-сериала «Порно для всей семьи» (PG Porn) в котором обыгрываются традиционные для порно завязки, однако непосредственно перед сексом сюжет делает резкий поворот и движется в совершенно ином направлении, была известна ещё XIX веке. Да и юмор, с которым описываются подобные истории, нисколько за эти века не изменился. Облом, поджидающий героя стихотворения настолько же эпичен, насколько современна манера подачи этой байки.

Итог: единственное стихотворение Козьмы Пруткова вышедшее из-под пера Алексея Константиновича Толстого, которое смогло меня рассмешить. Остальные поэтические произведения фальшивого классика, на мой взгляд, безнадёжно устарели, а вот юмореска касающаяся отношений двух полов осталась актуальной до сих пор. Единственным серьёзным недостатком является чрезвычайно малый объём стихотворения, ведь если бы автор добавил ещё хотя бы пару-тройку четверостиший, пародия от этого только бы выиграла.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Алексей Константинович Толстой «"Порой весёлой мая..."»

StasKr, 4 сентября 2017 г. 07:03

Аннотация стихотворения вводит в заблуждение, так как в нём нет никаких прогнозов о будущем Российской империи. В этом произведении Алексей Константинович Толстой издевается и глумится над сторонниками социал-демократических идей, которые в то время получили распространение в российском обществе. Особенно смачен предлагаемый автором способ борьбы со всеми этими нигилистами, народовольцами и социалистами: «повесть Станислава всем вожакам на шею», то есть наградить лидеров этих движений государственными наградами. Мол, государству это не будет стоить ничего, а вот последователи всех этих Бакуниных и Чернышевских немедленно разочаруются в своих кумирах, которые окажутся замаранными в общении с властью. Понятное дело, что всё это не более чем шутка, хотя идея о том, что для обуздания политических брожений, которые возникли после начала Великих реформ, необходимо легализовать и включить в государственную работу сторонников хотя бы наименее радикальных политических течений была достойна внимания государственных мужей. Увы, Александр II в 70-хх годах XIX века предпочёл начать «закручивать гайки», а уж Александр III и Николай II и вовсе с ходу отвергали идею о каких либо реформах общества. Чем это кончилось для Российской Империи, мы все знаем.

Учитывая, что это стихотворение – далеко не первый выпад Алексея Константиновича в адрес социалистов и народовольцев, то, разумеется, что в «прогрессивной» и «демократической» среде данный автор был нерукопожат чуть менее чем полностью и никакие заслуги в борьбе против цензуры и реакции (чего стоит только эпическое письмо главному цензору Российской Империи М.Н. Лонгинову против запрета издания «Эволюция видов» Чарльза Дарвина) переломить это отношение не могли. Впрочем, как я понимаю, Толстому мнение подобной публики было абсолютно безразлично.

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Павел Дмитриев «Квадратное время»

StasKr, 28 августа 2017 г. 08:00

После повторного прочтения понравившегося цикла «Ещё не поздно» я решил продолжить знакомство с творчеством Павла Дмитриева и прочитал две из трёх (последняя часть трилогии пока не написана) книг цикла «Квадратное время». И лучше бы я это не делал.

Первый недостаток, о котором хочется сказать, связан со структурой повествования. Волею судьбы главный герой переносится из декабря 2014 года в декабрь 1926, однако сам цикл начинается с описания событий апреля 1930 года. Из-за этого вся первая книга и половина второй на 80 – 90% состоят из флешбеков. На протяжении примерно четырёхсот страниц сюжет буквально вязнет в воспоминаниях героя о его злоключениях в ленинградской тюрьме и Соловецком лагере, побеге в Финляндию, путешествий по Европе и т.д. В результате, не смотря на обилие событий, текст воспринимается как откровенно тягомотный. Автор откровенно перемудрил с композицией. Придай он своим книгам нормальное линейное повествование, то читать их было бы легче, а сам сюжет от этого бы не пострадал.

Ещё более крупным недостатком является политические пристрастия автора, которые он не стесняется навязывать читателям цикла. В цикле «Ещё не поздно» Дмитриев критиковал и СССР и советскую экономику, однако делал это вполне обоснованно. Здесь же писателя откровенно понесло. И если в «Анизотропном шоссе» неприятие Советского Союза оправдывается описанием тюремных и лагерных реалий конца 20-хх годов (к слову, весьма красочных), то в «Зло побеждает зло» беспристрастность окончательно покинула автора. Чего стоит пассаж, в котором он «разоблачает» советские показатели роста экономики:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Дикую процентовку роста большевики относят к «промышленному производству» в целом, но данные показывают исключительно по отдельным продуктам. За руку кремлевских ловкачей никто не ловит, так как для рынка такая логика в общем и целом верна; если чугун выплавлен – значит сковородка из него отлита, обработана и продана домохозяйке. Никому из зарубежных экономистов в голову не приходит, что ценный материал можно тупо извести на брак или отправить в отходы. Таким образом, графики на сталь, уголь, нефть – важные, но все же отдельные индикаторы низкого передела, будут лететь вверх по десять-пятнадцати процентов в год всю советскую историю.

Следите за руками: никто в здравом уме и не отрицает, что количественные показатели по выплавке чугуна или, например, по добычи нефти – лишь отдельные показатели экономики государства. Однако при этом Дмитриев утверждает, что значительная часть того же чугуна у диких и неэффективных коммунистов непременно уйдёт в брак или будет сгноено в утильсырье, в то время как в капиталистической стране весь выплавленный металл пойдёт в дело. Что это за бред? Я готов читать авторов которые стараются соблюсти непредвзятость и указывают конкретные недостатки того или иного строя. Однако когда вместо конкретных фактов начинается дешёвая демагогия с вышеуказанным уровнем «аргументации», то отношение к написанному (вне зависимости от того разделяю я политические взгляды автора или нет) стремительно уходит в негатив.

Сломался я после того как Дмитриев устами главного героя объявил что Финляндия, Сингапур и Южная Корея в своё время были фашисткими государствами. После подобного откровения мне стало понятно, что на адекватности автора можно ставить жирный крест. Урхо Кекконена, Ли Куан Ю и Пак Чонхи можно упрекать во множестве грехов, но при всех своих недостатках фашистами они точно не были.

Теперь о самом сюжете. При всём своём антисоветской составляющей и бесконечных флешбеках первая книга получилась не такой уж и плохой. Как я понял из пояснений автора, при написании цикла он использовал мемуары людей, которые отбыли наказание Соловецком лагере, так что описания тюрьмы в Ленинграде и быта на Соловках вышли на редкость сильными. Побег из лагеря и путь героя в Финляндию получился менее убедительным, ибо слишком уж много везло герою на пути к свободе. Заграничная часть приключений в целом порадовала. Отлично показаны бессилие и паразитические надежды белых эмигрантов. Эпизод со сломанной рукой Гитлера в череде перемещений по Европе главного героя выглядит откровенно лишним и никак не влияющим на сюжет цикла. Зачем он вообще был нужен – непонятно. Разочаровало описание встреч нашего современника с Троцким. И сам Лев Давидович получился каким-то картонным и его реакция на смартфон описана недостоверно.

Забавно, что к середине цикла герой последовательно отвёрг кандидатуры глав иностранных государств, лидеров эмигрантского движения и Троцкого в качестве обладателей информации о будущем. Логично предположить, что единственным, кто действительно мог бы распорядиться такой информацией на благо России – это правительство СССР во главе со Сталиным. Однако здесь автор спохватился, что он вообще-то пишет антисоветскую агитку, поэтому сделал финт ушами и

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
убил Сталина.

Именно этот шаг, по замыслу главного героя, должен принести мир и процветание на территорию нашей Родины, а также спасти её от ужасов 1937 и 1941 годов. И неважно, что после описанного события лидеры ВКП(б) устроили грандиозную партийную чистку, которая имеет все шансы превратиться в массовые политические репрессии по масштабу ничуть не меньшие, чем наша «ежовщина». И ещё более неважно, что Адольф Алоизович в этой реальности – жив, здоров и продолжает пользоваться покровительством крупного капитала. И вот на таком фундаменте будет в третьем романе цикла будет строиться новый, лучший, чем наш, мир…

Итог: обещавшая столь много авторская задумка постепенно скатилась в откровенный треш. Единственное отличие этой писанины от какой-нибудь махровщины заключается в идеологической составляющей, а этого как-то мало для того чтобы поставить циклу сколь-нибудь высокую оценку. Не уверен, что потрачу время на третью часть этой истории.

P.S. Мысль о том, что коллективизацию и индустриализацию можно было бы провести с большим толком и меньшими финансовыми и человеческими затратами отнюдь не нова. Если вам интересно более детально ознакомится с экономическими, идеологическими и бюрократическими проблемами, которые терзали СССР в середине 20-х – начале 30-хх годов, а также поразмышлять над возможностями модернизации советской промышленности в предвоенный период, то советую ознакомиться с трилогией Андрея Колганова «Жернова истории». На фоне этого цикла писанина Павла Дмитриева является ярким, но пустым экшеном.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Павел Дмитриев «Ещё не поздно»

StasKr, 21 августа 2017 г. 08:01

Классический пример альтернативки со всеми её достоинствами и недостатками. В наличии есть практически всё, за что читатель любит этот жанр. Во-первых, не слишком затасканный другими авторами временной отрезок с 1965 по 1970 годы. При этом автор в отличие от других писателей не эксплуатирует тему возвращения в своё детство. Пётр Воронов родился в 1981 году, так что середина 60-хх для него – чужая и некомфортная эпоха, к которой ещё необходимо приспособиться. Во-вторых, это извечная для таких книг тема корректировки истории. Информация о попаданце достаются не Брежневу, а его сопернику в политической борьбе – Шелепину, в результате чего сначала изменяется судьба СССР, а затем и других стран. В-третьих, это тема подстёгивания технического прогресса перемежающаяся с размышлениями о возможностях проведения экономических реформ в тогдашнем СССР.

В целом цикл автору удался, ибо все три сюжетные составляющие раскрыты полностью. Жизнь советских граждан в конце шестидесятых описана живо и сочно. Нашлось здесь месту и описаниям бытовых трудностей и радостям жизни. А главное, как мне кажется, неплохо удалось передать позитивный настрой общества и веру в то, что все проблемы решаемы, а страну ждёт великое будущее. Та часть цикла, которая посвящена политическим интригам внутри Президиума ЦК КПСС читается буквально влёт. В отличие от ряда других книг в жанре альтернативной истории, руководители СССР здесь изображены живыми людьми, со своими страхами, надеждами и идеалами. Ну, а панорамное описание внешнеполитических событий завершает описание альтернативной истории об СССР под руководством Шелепина.

Если же говорить о прогрессорской составляющей, то здесь не так гладко как хотелось бы. С одной стороны – максимально достоверное (насколько это возможно для фантастической литературы) описание стараний попаданца сократить разрыв между советской и американской микроэлектронными промышленностями. С другой стороны – всё это написано настолько подробно, что порой мне приходилось пролистывать некоторые страницы не читая. Всё-таки я гуманитарий и детальное описание характеристик ЭВМ полувековой давности не для меня. Тем не менее, назвать техническую составляющую цикла провальной я не могу, ибо столь дотошное описание советской микроэлектроники является главным достоинством цикла. Ничего подобного вы нигде больше не встретите.

Техническая часть цикла неотрывно связана с отличными описаниями кризиса экономики и идеологии которые испытал СССР в 60-хх годах. Отвратительная культура производства, на фоне которой современная Российская Федерация кажется недосягаемым идеалом. Неповоротливость бюрократической машины. Всё возрастающая сложность в работе Госплана. Огромные материальные и валютные ресурсы выкинутые на поддержку стран Восточной Европы и Третьего мира. Отсутствие конкуренции и как следствие – невозможность определения истинной ценности товаров произведённых в СССР. Бесконечные ведомственные интриги, которые подрывают и без того скудную экономическую базу советского государства. А главное – идеологический паралич поразивший руководство СССР. Попаданцу было легко рассказывать Шелепину, Семичастному и Косыгину о необходимости следования по «китайскому пути». Но ведь правители СССР тоже люди и у них есть свой предел в гибкости психологии. Даже обладая послезнанием о крахе СССР чрезвычайно трудно решиться признаться хотя бы самому себе в том, что идеология коммунизма может быть неверна. В этом смысле особенно хороша беседа Шелепина со своей женой в последней книге цикла. Констатация факта о том, что Советский Союз вроде бы исполнил всё, о чём мечтали когда-то основоположники марксизма, однако коммунизм от этого не наступил, буквально взрывает мозг президенту СССР.

Следует особо отметить, что при всём скепсисе к коммунистической идее, которым пропитан весь цикл, в нём нет ничего антисовесткого. Да, главный герой с презрением относится к КПСС, однако это именно что позиция героя, а не автора. Сцены, написанные от имени руководителей СССР, выдержаны совсем в другом тоне и те реалии политики советского государства, которые кажутся попаданцу необъяснимой глупостью, находят своё (хотя далеко и не самое радужное) объяснение. В общем, сторонникам идеи об СССР 2.0 в этой пенталогии найдётся о чём подумать, ибо если вы хотите возродить Советский Союз, то надо как минимум установить причины приведшие его к краху, а также решить что надо сделать, чтобы не повторить прежних ошибок. Для таких людей цикл «Ещё не поздно» предоставляет собой прекрасный повод для размышлений на тему о глубинных проблемах социалистической экономики.

Итог: тот случай, когда повторное прочтение понравившихся книг не приносит тебе разочарования. Да, «Ещё не поздно» имеет свою специфику и не лишено некоторых недостатков, однако столь неглупый цикл в легкомысленном жанре о попаданцах надо ещё поискать.

P.S. Никакого эпилога о котором говорит neandertallica в книге нет. Судя по всему речь идёт о каком-то фанфике, который данный лаборант воспринял как составную часть цикла. Это неверно. «Ещё не поздно» имеет открытый финал и читателю остаётся неизвестным распадётся Советский Союз или совершит экономическое чудо наподобие того, что сделал в реальной истории Китай.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Константин Костинов «Книжный магазин "Альтист"»

StasKr, 14 августа 2017 г. 08:16

Есть категория людей, которая мечтает о том, как бы было хорошо, если тем или иным способом изменить прошлое. Расстрелять Хрущёва, закодировать от пьянства Петра I, утвердить на Руси католичество – да мало ли способов обустроить Россию? Для таких людей (и только для них!) есть опасность повстречать на своём пути книжный магазин с непонятным названием «Альтист». «Альтист» – это сокращение от «альтернативная история», а опасность заключается в том, что владельцем этого торгового заведения является самым что ни на есть настоящий демон, который имеет собственное мнение о желании исправить что-нибудь в прошлом. С его точки зрения история человечества развивается именно так, как ей и положено, а судьбы стран и народов зависят не от какой-то одной личности, которую надо убить или посоветовать как «правильно» поступить, а от совокупности усилий всех людей.

Собственно отправка посетителей магазина в ту или иную эпоху является попыткой демона доказать людям абсурдность желания иправить прошлое. Другое дело, что попаданцы бывают разными, так что результат их деятельности в прошлом может весьма непредсказуемым. Впрочем, как я понимаю, исключения из общего правила приносят А.Ф. Данилову (хозяин магазина является родственником известного альтиста) не меньшее удовольствие, чем осознание своей правоты в споре о роли личности в истории.

Если отрешиться от общего замысла цикла и поговорить о произведениях более конкретно, то получится примерно следующее. Рассказы Костинова написаны на стыке фантастики и мистики. Хозяин магазина, как и положено классическому демону, хитрит, разыгрывает и издевается над желаниями людей, что в итоге приводит их вовсе не к тем результатам, о которых они мечтали. Впрочем, бывают и такие случаи, когда желания людей исполняются без всякого обмана. И как поведёт себя хозяин магазина на этот раз предугадать заранее невозможно. Если вы любите иронию, неожиданные повороты сюжета и выворачивание привычных жанровых клише наизнанку, то этот цикл как раз для вас. Короткие и практически не связанные друг с другом рассказы дают автору невиданную (по сравнению с произведениями выполненными в большой форме) свободу. Самые разные герои (уголовный авторитет, восторженный клерк, разочарованный десантник, неудачник и т.д.), непредсказуемые финалы их историй, разнообразные точки бифуркаций, ну и конечно мораль, которая прослеживается на протяжении всего цикла.

Несмотря на отсутствие сквозного сюжета самым правильным будет читать рассказы по порядку их написания, ибо в них периодически встречаются отсылки к предыдущим произведениям, которые позволяют догадаться о судьбе предыдущих посетителей магазина «Альтист», которых ехидный демон отправил исправлять колею отечественной истории.

На мой взгляд, лучшими рассказами цикла являются «Революции не будет», «Пять минут» и «Военная проволока». Самым слабым является рассказ «Уж и ёж», который вообще никак не связан с магазином «Альтист». Даже не понятно, почему автор включил его в свой цикл, с тем же успехом он мог добавить другой свой рассказ о попаданце «Простите, кто?»

Итог: Костинов нашёл уникальный формат, мимо которого прошёл легион авторов работавших в жанре альтернативной истории. «Книжный магазин «Альтист» – это яркий и цветной калейдоскоп, который лишний раз доказывает, что потенциал жанра альтернативной истории далеко не исчерпан.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Константин Костинов «Простите, кто?»

StasKr, 2 августа 2017 г. 12:11

Один из первых рассказов Константина Костинова в жанре альтернативной истории. Позже автор напишет цикл иронических рассказов «Магазин Альтист», однако в данном случае поговорка про первый блин оказалась более чем верной.

Рассказ слаб как в литературном, так и в альтернативно-историческом аспекте. И если первый недостаток из-за небольшого объёма не успевает проявиться в полной мере, то второй убивает всё впечатление от рассказа. Для произведений, написанных в жанре альтернативной истории крайне важна достоверность точки бифуркации, особенно если на этом построен весь сюжет, однако именно в этом и кроется основной недостаток «Простите, кто?». Дело в том, что

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
в альтернативной реальности, куда попадает наш соотечественник, Гитлер стал коммунистом, принял участие в Октябрьской Революции, а после смерти Ленина возглавил СССР. Оставляя в стороне вопрос приемлемости использования такого сюжета, не могу не отметить, что выбор такой точки бифуркации свидетельствует о незнании автора психологии своего «героя». Дело в том, что фюрер с самого детства был убеждённым русофобом. В своей автобиографии Гитлер вспоминает о том, что когда началась русско-японская война, он встал на сторону японцев, причём сделал он это руководствуясь ненавистью к славянам. Обратите внимание: 1904 год. Большевики являются маргинальной партией из нескольких сотен человек. На русском престоле сидит пока ещё живой Николай II. Всё чинно и благородно. И при этом юный Адольф Алоизович мечтает о войне между Германией и Россией. А теперь скажите: разве можно представить, что человек, который к четырнадцати годам стал пламенным националистом, в двадцать пять лет из-за случайной встречи с Лениным внезапно проникнется идеями коммунизма и интернационализма?

Итог: несмешной рассказ с крайне спорной сюжетной идеей. Очевидная неудача автора.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Константин Костинов «Погружение в виртуальность»

StasKr, 1 августа 2017 г. 14:22

Жанр лит-РПГ из-за своих жёстких рамок очень шаблонен. Большинство произведений отличаются лишь декорациями и небольшими вариациями основных сюжетов. Придумать что-то особенное в нём очень трудно. Но всё же иногда это происходит и «Погружение в виртуальность» Константина Костинова является одним из таких примеров.

Очень необычен сеттинг. Почти все лит-РПГ связаны с фентезийным антуражем, единицы – с космосом или постапокалиптикой. Но игра, придуманная Костиновым уникальна. Его игровой мир – это тоталитарное государство периода 30-40-х годов XX века. Энтузиазм народных масс, разгул пропаганды, могущество спецслужб, диверсии шпионов и вредителей. Помпезные дворцы культуры и спорта, дымящие заводы и мрачные бараки. Любой игрок может выбрать свой путь в этом обществе: стать цепным псом режима, строителем светлого будущего или коварным диверсантом. После бесчисленных эльфийских королевств и галактических империй весь этот политический гротеск выглядит свежо и оригинально.

Также хорош и формат произведения. Автор не стал растягивать сюжет на целый роман, хотя, конечно, предпосылки для этого были (возможно, поэтому в аннотации на Самиздате указано, что «произведение не дописано», хотя это и не так). В результате повесть необычайно динамична. Из-за своего невеликого объёма в ней просто нет лишних эпизодов. И, конечно, очень порадовал ударный финал, в котором Костинов, по своей старой привычке вывернул традиционный сюжет наизнанку.

Итог: одно из лучших лит-РПГ, которое мне довелось прочитать, а прочитал я их немало. Даже если вам не понравился сеттинг игры, попробуйте оценить оригинальную задумку автора и его попытку (успешную попытку!) выйди за тесные границы жанра. «Погружение в виртуальность» – однозначный успех автора и алмаз в пустой породе лит-РПГ.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Эрик Флинт «1632»

StasKr, 11 июля 2017 г. 05:23

Американские писатели не любят попаданцев. Случаи применения данного литературного приёма у них единичны, а перемещение больших групп людей в прошлое, кроме Тертлдава с его «Хрониками пропавшего легиона», я и вовсе не припомню. Узнав, что роман Эрика Флинта рассказывает о целом городе, который провалился в прошлое, я решил, что это уникальная возможность взглянуть на феномен «попаданцев» с точки зрения иностранцев. Правда, чуть более чем ужасное, качество перевода (на самом деле – черновика для перевода) отсрочило на несколько лет моё знакомство с этой книгой. Но всё на этом свете имеет конец, в том числе и моё нежелание иметь дело с корявым подстрочником. Книга была прочитана. О чём она?

… 1632 год. Священная Римская Империя. Полным ходом идёт Тридцатилетняя война – один из самых разрушительных военных конфликтов, которых видала Европа за свою бурную историю. Армии Императора, короля Швеции и немецких князей разоряют территорию Германии с невиданным ни до, ни после на этих землях ожесточением. И вот в этом рукотворном аду оказывается шахтёрский городок, перенесённый из 1998 года с территории Западной Виржинии.

Следует сразу отметить, что городок, который волею судьбы пронзил пространство и время представляет собой «Америку, которую мы потеряли». На три тысячи жителей приходится всего два еврея, негров и латиноамериканцев – нет совсем, геи – отсутствуют как класс, и даже откровенно жирные граждане – не встречаются. Если не считать трогательной привязанности жителей Грантвилля к таким вещам как «Республика», «Демократия» и «Права человека» можно подумать, что на территорию Германии переместился не американский город, а русский рабочий посёлок.

Шутка. Перепутать жителей Западной Виржинии с нашими соотечественниками не представляется возможным. И не только из-за их приверженности к демократическим ценностям. Всё же даже откровенно депрессивный населённый пункт в котором обитает американский «белый мусор» выглядит несравненно богаче и ухоженнее, чем какой-нибудь наш районный центр. И люди в нём откровенно добрее и приветнее наших соотечественников (впрочем, это можно списать на оптимизм, с которым написан данный роман, однако об этом будет сказано отдельно). Ну и, конечно, дикое количество огнестрельного оружия. Пулемёт, триста винтовок и бог знает сколько пистолетов на три тысячи населения – более чем неплохой результат, у наших граждан в аналогичной ситуации было бы гораздо печальнее. В таких случаях отечественным авторам приходится прописывать расположенную в городке армейскую часть или ещё что-то в этом духе.

И всё-таки что-то роднит этих американских шахтёров с теми обитателями 1/6 суши, которых недоброжелатели кличут «ватниками». Такое же презрение к собственному правительству, финансовым спекулянтам, а также тем, кто обслуживает их интересы. Схожа и вера в своё мессианское предназначение. «Мы начинаем Американскую революцию на сто пятьдесят лет раньше срока!» – именно с этим лозунгом и под оглушительный гром аплодисментов главный герой и становится президентом новых Соединённых Штатов. И ведь, заметьте, что в этот момент ни он, ни его соотечественники не испытывали ни малейшей рефлексии, ибо очевидно, что американский образ жизни – самый правильный и разумный.

Показателен образ Мелиссы Мэйли – учительницы истории местной средней школы «известной в Грантвилле, как наиболее беззастенчивый и безжалостный либерал. Безответственно радикальный, по мнению многих» (с). Всей её радикальности хватило только на то, чтобы протащить в Учредительное собрание, которое занималось разработкой Конституции новых Соединённых Штатов, заезжего доктора-негра мотивировав это именно тем, что он – темнокожий. Я уже было настроился, что данный персонаж будет отжигать подобным образом на протяжении всего романа, однако эта «либеральная бестия» при первом же столкновении с реалиями XVII века быстренько пересмотрела часть своих жизненных принципов. Я разочарован: в этом шахтёрском городке даже либералы ненастоящие!

Ещё пару слов о литературной конвергенции. У нас авторы любят засылать в прошлое различных реконструкторов, а здесь главный герой – пламенный поклонник отцов-основателей вроде Вашингтона, Джефферсона и Франклина у которого получилось применить свои знания на практике. Или, например, учащаяся выпускного класса (глава группы чирлидеров) ставшая в XVII веке снайпером и сотнями убивающая вражеских солдат и офицеров, вызывала у меня сильнейший приступ дежа вю. Нечто подобное регулярно встречается и в нашей попаданческой литературе на схожую тематику. А ведь американский автор точно не мог быть знаком с плодами творчества наших писателей! Видимо литературный приём с попаданцами вызывает примерно одинаковые результаты вне зависимости от культурной и национальной принадлежности авторов, а также их политическому мировоззрению. Значительная часть героев Эрика Флинта вполне естественно смотрелась бы в каком-нибудь отечественном романе о посёлке Гадюкино заброшенном в дебри прошлого. И наоборот, изрядная часть попаданцев с тех же «В вихре времён» вполне комфортно ощутило бы себя в Грантвилле.

Опять же абсолютно идентично потугам наших писателей выглядит попытка автора подстелить соломку героям: сразу выясняется, что угля на местной ТЭЦ хватит на полгода; рядом есть новенькая угольная шахта; имеются залежи газа; в городе есть промышленные мастерские с оборудованием, позволяющим производить хоть и кустарные, но довольно высокотехнологичные работы по металлу. Рядом с городком обязательно окажется несколько местных влиятельных аборигенов, которые вступят в союз с гостями из будущего. И, разумеется, простые немцы XVII без малейших проблем разделят образ жизни американцев из XX века.

Конечно, у романа есть и отличия от произведений русскоязычных авторов, однако они носят косметический характер и касаются либо второстепенных персонажей вроде той же Мелиссы Мэйли, либо предпочтений к тем или иным историческим личностям. Для автора-протестанта вполне естественно, что главными мразями и поддонками в романе выступают солдаты католических армий. Нет, конечно, Флинт не скрывает, что протестанты вели себя не лучше и с лёгкостью грабили и убивали как «проклятых папистов», так и своих единоверцев. Однако все зверства протестантов остаются за рамками повествования, а вот звериная жестокость наёмников, воющих за Габсбургов, выставляется напоказ.

Написано всё это максимально оптимистично. В своём послесловии автор специально поясняет, что желал создать книгу главными героями которой были бы обычные люди: шахтёры, фермеры, учителя. Одним словом – работяги, становой хребет американской нации, живущие по простым и понятым законам, где ещё есть место взаимопомощи, чести и бескорыстию. Главное что этот оптимизм не наигран. Эрик Флинт искренне верит, что в случившейся ситуации простые труженики смогут указать человечеству дорогу ведущую в сияющий Град на Холме.

Итог: пулемёт против испанских терций, современные винтовки против аркебуз. А ещё Билль о Правах, бейсбол и (внезапно!) «Вставайте, люди русские» из музыки Прокофьева к «Александру Невскому». Абсолютно дикий коктейль из несочетаемых элементов. Забавно, но не более того, ибо нечто подобное можно найти и в нашей литературе. И уж точно не стоило автору писать ещё двадцать книг, в которых неугомонные американцы добрались аж до Южной Америки и Индии.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Сара Уинман «Дивная книга истин»

StasKr, 7 июля 2017 г. 05:25

Мне продолжает невезти на книги, действие которых происходит в Корнуолле. Год назад я испытал крайне негативные эмоции от «Трактира «Ямайка» Дафны Дю Морье, теперь же я плевался от «Книги дивных истин» Сары Уинман.

А ведь начиналось всё очень неплохо. Изящный слог, магия пропитавшая заброшенное поселение Сент-Офер и странные герои. Однако чем дальше я читал, тем большее я испытывал разочарование.

Интересно, почему современные авторы считают, что упоминание физиологических подробностей украшают их произведения? Все эти пассажи «Спустил штаны, присел на корточки – и разом облегчился от неимоверного количества дерьма» или «он крепко её поцеловал, и даже дискомфорт от вкуса собственного семени не помещал ему на мгновение ощутить непривычную умиротворенность» (это когда герой поцеловал девушку, только что сделавшую ему минет). Откуда у писателей берётся уверенность, что вот ЭТО надо вставлять на страницы своих произведений? Если Уинман считала, что это послужит контрастом её лирическо-магической составляющей романа, то она глубоко ошибалась. Это не контраст, это балласт. Да, мы все состоим из физиологии, но подавать подобные моменты надо уметь. Более того, как мне кажется, грубая проза жизни в художественном произведении должна играть на сюжет, быть оправдана в рамках повествования, и не должна смотреться чужеродным элементом. В противном случае физиология превращается в пошлость и губит впечатление от романа.

Впрочем, бог с нею с пошлостью. Гораздо печальнее, что герои произведения, мягко говоря, не радуют. Образ восьмидесятидевятилетней Дивнии Лад получился у откровенно фрагментарным. Некоторые моменты в её биографии прописаны очень неплохо, однако большая часть сюжета связанная с ней провисает в воздухе. Ну а история любовного треугольника между ней и двумя братьями вызывала у меня дикое разочарование. Такой мелодраматичный сюжет годится только для самых дешёвых мыльных опер.

Фрэнсис Дрейк – является самым проработанным героем романа. Однако его неврастения и отношение к отцу, которого он никогда не видел, навевают тоску на протяжении всего романа.

И совсем плохо удался у автора образ Мисси Холл – единственной любви в жизни Фрэнсиса Дрейка. Собственно весь её образ – это один сплошной провал. Сбежавшая из дома в разгар Великой Депрессии шестнадцатилетняя девочка – на какую работу кроме ремесла проститутки она могла рассчитывать? Но если она была проституткой, то в чём смысл её поведения вовремя бомбардировок Лондона, когда она вместе с подругой шла в бомбоубежище чтобы потрахаться в темноте с неизвестными мужчинами? Ведь тоже самое она делала за деньги! Подобное поведение можно было бы объяснить, если бы это делала девочка-подросток из благополучной семьи или примерная супруга, тогда это можно было бы списать на поиск экстремальных впечатлений. Но Молли Холл к началу бомбардировок было уже двадцать пять, да и секса в её жизни было более чем достаточно. Абсолютно бессмысленный и откровенно надуманный эпизод.

Или, например, её самоубийство в присутствии единственного человека, которому она была дорога. До этого эпизода автор показал нам сложившуюся ситуацию глазами самой Мисси Холл и в её эмоциях не было ничего суицидального. Равнодушие и разочарование жизнью – да, желание умереть – нет. И совсем уж феерично выглядит

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

её внезапное воскрешение в финале книги, когда присылает главному герою письмо из Австралии. Нырнуть в Темзу и вынырнуть в Сиднее – это внушает! Ну, а если серьёзно, то иначе как скотским такой способ расставания с близким человеком назвать нельзя.

P.S. Из всей книги заставило улыбнуться только воспоминание героя о том, как он попытался остановить изнасилование немки своими сослуживцами, а в ответ получил ярлык слюнтяя, гомосексуалиста и (внимание!) коммуниста. Вот так: пытаешься остановить насилие над женщиной – значит ты коммунист. Похоже Сара Уинман не верит в запущенную её соотечественниками сплетню по двадцать миллионов немок изнасилованных Красной Армией.

Оценка: 5
–  [  8  ]  +

Дафна Дю Морье «Постоялый двор «Ямайка»

StasKr, 6 июля 2017 г. 11:55

Заметил, что мне не везёт на книги, в которых события разворачиваются на территории Корнуолла. Например, «Трактир «Ямайка». Казалось бы: произведение вышло из-под пера довольно известной писательницы, прошло испытанием временем, несколько киноэкранизаций… А по факту – лабуда. Очень старательная, местами даже атмосферная, но всё равно – лабуда. Для того чтобы объяснить своё мнение мне придётся раскрыть изрядную часть сюжета. Так что те, кто не хотят получить порцию СПОЙЛЕРОВ, лучше не читать данный отзыв.

…При создании «Трактира «Ямайка» автор ориентировалась на готические романы конца XVIII – первой половины XIX века. Однако то, что выглядело более-менее уместно в произведениях старых авторов для писателя XX века (год написания романа – 1936) является приговором. Всё дело в том, что за те сто лет, которые отделают классиков готического романа от времён Дафны Дю Морье в литературу пришёл и прочно утвердился реализм. И если автор пишет не фантастику/фентези, то должен учитывать не только достоверность в характерах главных героев (а с этим в романе далеко не всё в порядке, но об этом хорошо сказано в предыдущих отзывах), но и с тем, что их окружает.

Итак, у нас есть вересковые пустоши Корнуолла, посреди которых стоит трактир со звучным названием «Ямайка». Трактир этот пользуется настолько дурной славой, что никто из проезжающих карет и дилижансов не рискует не то что остановиться в нём на ночь, но даже дать отдых лошадям. По ходу действия выясняется, что хозяин трактира – вожак крупной бандитской шайки, которая примерно раз в месяц на берегу разжигает ложные огни, в результате чего корабли налетают на рифы и тонут на мелководье. Ну, а бандиты добивают пассажиров и прибирают к рукам их имущество. Важно отметить, что всё это безобразие происходит на протяжении многих лет.

Скажите, как это технически возможно? Каждый месяц в пустынном крае, где появление чужака – неординарное событие, способное дать пищу для сплетен на ближайшие пару недель, собирается разбойная шайка, причём члены шайки не являются местными жителями. Со зловещей регулярностью на одном и том же участке побережья тонут корабли. За год таких случаев случается шесть или семь, в итоге число жертв исчисляется сотнями, но при этом и сами моряки и власти остаются слепонемоглухими и не предпринимают никаких мер.

Вот только самый краткий перечень моментов, вызвавших у меня недоумение:

- десятки людей, многочисленные телеги с награбленным добром передвигаются по вересковым пустошам так, что никто не способен их ни заметить, ни отловить;

- за многие годы ни один из членов шайки (лиц, мягко говоря, не блистающих интеллектом) не проговорился по пьяному делу о своём роде занятий;

- из тысяч жертв кораблекрушений, что случились за многие годы, никому не удалось спастись и рассказать о банде разбойников;

- на телах множества трупов, которые должны были быть выловлены рыбаками или обнаружены на берегу, никто не обнаружил следы насильственной смерти, так что раз за разом кораблекрушения списываются на естественные причины (а ведь в романе есть сведения, что разбойники добивали своих жертв, причём иногда такие случаи носили массовый характер!);

- каждый раз бандиты так ловко подбирают момент, что на огонь фальшивых костров реагирует только одно судно. Если кто не в курсе, то сообщаю, о том, что берега Корнуолла – место довольно судоходное. Корабли идут в Плимут, Саутгемптон, Лондон, или, наоборот, отплывают из этих портов во Францию, Испанию, Америку и при этом за все годы ни разу не возникла ситуация, то тонущему кораблю пришла помощь от проплывающего мимо другого судна;

- сарафанное радио среди самих моряков тоже не работает. Подумаешь, каждый год в одном и том же месте от пяти до десяти кораблей разбиваются об одни и те же хорошо известные скалы! Кому это может быть интересно! Зачем быть бдительным когда проплываешь в ночи мимо этих гиблых берегов!

- ну и, конечно, власти демонстрируют предельное равнодушие к происходящему в данном краю. Честно говоря, на протяжении большей части романа я был уверен, что деятельность хозяина трактира «Ямайка» покрывает крупный землевладелец или ещё кто-нибудь столь же влиятельный и имеющий связи не только в Корнуолле, но и в Лондоне. Но нет, истинный главарь шайки оказался столь мелкой сошкой, что объяснить бездействие властей его вмешательством у меня не получается.

Итог: роман настолько нелеп, что даже спустя год после своего прочтения вызывает у меня хоть какие-то эмоции. В основном, конечно, это недоумение от того, что подобная пустышка заслужила себе место в литературном наследии XX века. По мне «Трактир «Ямайка» – абсолютно проходное произведение, которое не стоит потраченного на него времени.

Оценка: 5
–  [  12  ]  +

Терри Пратчетт «Пехотная баллада»

StasKr, 21 июня 2017 г. 11:11

Скажу страшную вещь: почти все книги Терри Пратчетта из числа тех, что я прочитал или пытался прочесть, мне не понравились. И сколько бы раз я не старался открыть для себя Плоский мир, столько же раз с разочарованием закрывал книги о нём. Вот и та же судьба постигла «Пехотную балладу».

Лично мне не понятны добрые слова многих предыдущих рецензентов о юмористической составляющей романа. По сюжету книги, девица, записавшаяся в армию, вынуждена пихать в гульфик носок, чтобы все видели, что она – не женщина. Причём внимание на этом злосчастном носке по ходу книги заостряется неоднократно. Получается, что с точки зрения многих лаборантов, когда тему сисек-писек использует отечественный МТА армадовского разлива, то это фу-фу-фу и пошлость, а когда тоже самое делает известный британский писатель – это образец тонкой иронии и изящного юмора.

«Пехотная баллада» не иронична и не смешна. Может быть у неё есть другие достоинства? Не думаю, ибо если откинуть юмористическую составляющую, то сразу возникает вопрос «О чём нам хотел сказать сэр Терри Пратчетт этой книгой?» Что война – это ужас и страдания? Но это известно всем и так, равно как и то, что дважды два – четыре, а Лондон – the capital of Great Britain. Получается, что весь смысл книги сводится к засунутым в ширинку носкам, то есть теме гендерного неравенства. При этом выясняется, что в патриархальном и предельно милитаризованном обществе значительную часть руководящих постов занимают женщины. Кто-то из лаборантов писал, что автор таким образом высмеял попытку женщин потакать желаниям своих мужчин (отцам, братьям, мужьям). С тем же успехом можно прийти к выводу о том, что именно женщины виновны в том, что большая часть генофонда Борогравии удобряет поля своей страны и поля своих ближайших соседей. Что же на самом деле хотел сказать Пратчетт – остаётся совершенно не понятным.

Итог: спустя год после прочтения не вспоминается ничего кроме скуки и разочарования в авторе великолепных «Народ, или Когда-то мы были дельфинами». Ну и носок в гульфике, как же можно забыть о столь блестящей авторской находке?

Оценка: 5
–  [  16  ]  +

Журнал «Мир фантастики» №2, февраль 2017. Том 162»

StasKr, 19 июня 2017 г. 12:13

Данный номер журнала заставляет задуматься о непрофессионализме со стороны нынешнего главного редактора. Судите сами: в разделе «Почтовая станция», который ведёт Сергей Серебрянский (он же – главред «Мира Фантастики») публикуется письмо читателя, которому не понравилась хвалебная статья об Илоне Маске. Что ему отвечает Алексей Ионов (автор данной статьи)? «Честно говоря, я совершенно не понимаю, почему у части населения нашей необъятной Родины так невообразимо подгорает всякий раз, когда в новостях появляется имя Маска» (с)

«Подгорает», «бомбануло», «пердак» и прочий анально-фекальный жаргон уместен далеко не всегда. И уж тем более он не уместен на страницах журнала. Ладно, Алексей Ионов позволяющий себе использовать подобный сленг – хам, который даже не пытается скрыть презрение к тем, кто не разделяет его точку зрения, но куда же смотрел главный редактор, когда размещал его ответ в своей колонке? Или он вовсе не смотрел, что написал его подчинённый? Но мне кажется, что Сергей Серебрянский, когда размещал ТАКОЙ ответ в своей колонке не думал ни о чём: ни о неуместности подобного жаргона, ни о грубости по отношению к конкретному читателю, ни о том, как это воспримут другие читатели (вне зависимости от того как они относятся к Илону Маску).

Итог: за последние годы «Мир Фантастики» изменился не в лучшую сторону. Слабые обзоры книжных новинок, агрессивный пиар блокбастеров (в том числе тех, с которыми всё заранее ясно ещё до премьеры), засилье комиксов… Список претензий можно продолжать. Конечно, всё это можно объяснить вполне объективными факторами. Однако как можно объяснить хамское отношение к читателям со стороны журналиста? Как можно объяснить наплевательское отношение главного редактора к колонке, которую он сам ведёт? По-моему – никак нельзя. И как одна капля воды может отразить содержание целого водоёма, то и этот крохотный случай позволят судить о работе нынешнего главного редактора «Мира Фантастики» в целом.

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Ольга Громыко «Белорийский цикл о ведьме Вольхе»

StasKr, 16 июня 2017 г. 15:20

Любопытное дело перечитывать спустя десять-пятнадцать лет понравившиеся тебе книги. За это время меняется мир вокруг тебя, меняешься ты сам, а в результате – меняется восприятие когда-то понравившихся книг. Например, до этого момента я и не подозревал, что Ольга Громыко является автором наиболее впечатляющего, хотя и абсолютно невозможного по чисто техническим причинам, геноцида в отечественном юмористическом фентези. Впрочем, об этом, а также о других ляпах писателя, я подробно писал в отзывах на романы «Профессия: ведьма», «Ведьма-хранительница», «Верховная Ведьма», так что повторяться лишний раз не хочется.

Мне могут возразить, что цикл о Белории относится к юмористической литературе, так что мои примеры авторских ошибок несущественны. Но простите, любое произведение должно обладать своей внутренней логикой и непротиворечивостью. Трилогия о Вольхе Редной этому требованию не соответствует. Поскольку мне нравится та ирония и юмор, с которой Ольга Громыко написала эти романы, я могу простить ей этот недостаток, однако не вижу причин не указать на него.

Что важно: все основные ошибки автор сделала в «Профессия: ведьма», то есть в своей дебютной книге. В дальнейшем от романа к роману количество ляпов, несуразиц и банальной путаницы становится всё меньше и меньше. Трилогия о Вольхе Редной – это история становления не только главной героини, но и самого автора.

Правда этот же цикл также иллюстрирует тезис о том, что нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Сборник «Белорские хроники», который вышел в 2008 году гораздо слабее основного цикла (2003 – 2004 годы).

Если же поискать пару слов о каждом произведении в отдельности, то получится примерно следующее.

Основной цикл:

«Профессия: ведьма», «Ведьма-хранительница», «Верховная Ведьма» – в нулевые годы книги о Вольхе Редной породили вал подражаний в результате чего ехидные ведьмы, клыкастые лошади и псевдославянский антураж просто заполонили страницы романов вышедших из-под пера МТА. Впрочем успешный автор (а успех Громыко не вызывает сомнение) не виноват в творчестве своих эпигонов. 10/10, 9/10, 9/10.

Произведения, примыкающие к циклу о Вольхе Редной:

«Пивовой» – забавная история, которая понравится тем, кто любит пиво и не любит сотрудников налоговой службы. 8/10.

«Хозяин» – рассказ, который связан не столько с Вольхой, сколько с «Верными врагами». Отсюда несвойственная рассказу мрачность, которая плохо сочетается с остальными историями о ехидной ведьме. Не смотря на то, что история написана бойко более семи баллов поставить ей не могу, поскольку финал рассказа испорчен безобразным роялем, благодаря которому героиня осталась в живых. 7/10.

«Умысел и домысел» – забавная зарисовка о событиях, случившихся примерно через десять лет после окончания третьей книги. За эти годы Орсана обзавелась замком, оставила военную службу и приняла предложение о руке и сердце от Роллара. Вольха же за это время успела стать магистром 1-й степени и ехала на свадьбу подруги, пока очередной деревне не встретила злейшего врага всех успешных магов и рыцарей… 8/10.

«Рой» – один из лучших рассказов цикла. Широкая деревенская свадьба, отличные шутки и колоритные герои. Один только неисправимый воришка чего стоит! 9/10.

«Верность до гроба» – прекрасная история о неверном муже, ревнивой жене, чёрной магии и подработке, которую нашёл для Вольхи тролль-наёмник. 9/10.

«Незванная гостья» – зарисовка из жизни бродячей магички. Глупый поп, тупые селяне и ехидная ведьма в одном комплекте. 6/10.

«Курортный роман» – авторский позор. Жлобское поведение главной героини, сцена с зоофилией и неудачные попытки пошутить убивают малейшую возможность оценить этот опус сколь-нибудь приличной оценкой. Не читайте этот рассказ, если не хотите испортить впечатление от цикла. 2/10.

Произведения, не связанные с Вольхой Редной:

«Нелетописное» – проходной и неинтересный рассказ служащий предысторией к роману «Профессия: ведьма». 6/10.

«Стринги» – ещё один авторский позор, который Громыко зачем-то предала огласке. Любовное зелье, домогательства Катиссы Лабской к окружающим и неудачные попытки пошутить на эту тему. Не читайте этот рассказ, если не хотите испортить впечатление от цикла. 2/10.

«Верные враги» – в своё время меня откровенно разочаровали. Выяснилось, что автор умеет писать смешно, но не умеет писать лирично. Из-за этого «Верные враги» не представляют собой ничего интересного и содержание книги забылось через пару месяцев после прочтения. Перечитывать книгу, чтобы освежить в памяти сюжет не буду. 6/10

«Гороскопчик» – дурацкий рассказ о находчивом слуге, тупом рыцаре и шлюховатой благородной деве. Персонажей в рассказе нет, есть только типажи, а их мы уже неоднократно видели ранее в произведениях других авторов. Из-за этого рассказ получился не только глупым, но и вторичным. Даже странно, что Громыко вообще включила его в сборник, так как максимум чего он достоин – быть напечатанным в каком-нибудь околитературном журнале. 4/10.

«Один к двум» – проходной и ничем не запоминающийся рассказ из числа тех, который читается легко и забывается уже через пару дней. 6/10.

«Капкан для некроманта» – продолжение «Верных врагов». Так как мне в своё время не понравился роман о любви оборотня и некроманта, то и повесть не произвела на меня особого впечатления. Попытался перечитать – не понравилось, бросил. 6/10.

«Ничего личного» – байка с неимоверно длиннющей бородой. Самое первое, что вспоминается на эту тему – так это сюжет из Ералаша за 1991 год о том, как двое школьников устроили аукцион, пытаясь купить благосклонность хулигана и тем самым сподвигнуть его избить конкурента. Причём ролик у Ералаша выглядит достовернее, чем рассказ у Громыко, ведь аукцион у хулигана получился спонтанно, а в этом рассказе наёмная убийца целенаправленно заставляла заказчиков раз за разом повышать оплату своих услуг. Банальную историю искупает лишь развязка, пускай и ожидаемая, но всё равно смешная. 7/10.

«Божий промысел» – ещё один проходной и ничем не запоминающийся рассказ. Конфликт между магами и священниками оказался сведён к банальному и не слишком смешному приключению на церковном кладбище. 6/10.

«Моровка и три мага» – самый удачный рассказ о Катиссе Лабской. Пожалуй, именно такой и стала бы Вольха, если бы не повстречала Лёна: абсолютно несносной и бесцеремонной бабой, способной перебить за раз кучу вурдалаков, потом пойти в кабак, перепить всех тамошних завсегдатаев, а под конец вечера – снять понравившегося ей мужчину. Ну, а через пятьдесят – сто лет такой жизни – нагонять такой страх на своих учеников, что те даже после того как став взрослыми боялись бы её больше, чем нежить. 7/10.

«Пророчества и иже с ними» – история о пифии, которая предсказал себе смерть в день своего двадцатипятилетия, а в итоге за несколько дней до этой даты оказавшейся в теле злобной королевы-узурпаторши получилось неплохой, но не более того. Наверное, дело в героини истории, ибо на фоне мелькнувшей пару раз в повести Вольхи Редной Риона Рудничная выглядит довольно бледно. 7/10.

«Узелок на удачу» – один из лучших рассказов не только сборника «Белорские хроники», но и всего цикла. История простого крестьянского парня, который заручился поддержкой жадного деревенского колдуна чтобы убить чудовище, подкупает хорошо прописанной психологией главного героя и запоминается надолго, если не навсегда. Остаётся только пожалеть, что остальные рассказы из сборника не выполнены на столь высоком уровне. 9/10.

«The Witcher: задание «Ужасная незнакомка» – ещё один неудачный рассказ о Катиссе Лабской. В данном случае автор смогла удержаться от того чтобы вновь скатиться в литературный позор (как это было со «Стрингами»), однако ничего интересного в этом рассказе нет. Единственно, что бросилось в глаза, так это то, что Озёрный край (провинция королевства Белории в романе «Ведьма-хранительница») здесь почему-то является отдельной державой. Громыко в который раз продемонстрировала, что не помнит о том, что сама же написала в предыдущих книгах. 6/10.

Итог: не смотря на недостатки присущие «Белории» это всё равно очень хороший цикл. Ведь популярность ему принесла трилогия о ехидной ведьме, а качество этих книг для своего жанра очень высоко. Что касается проходных и неудачных произведений, то избежать их очень просто: достаточно проигнорировать сборник «Белорские хроники» (прочитать из него стоит только «Узелок на удачу»), а также рассказы «Незванная гостья», «The Witcher: задание «Ужасная незнакомка», «Стринги» и «Курортный роман». Что касается «Верных врагов» и их продолжение «Капкан для некроманта», то здесь я ничего сказать не могу, ибо эти произведения откровенно «не мои», хотя многим они нравится.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ольга Громыко «Верховная Ведьма»

StasKr, 13 июня 2017 г. 05:24

По сравнению с предыдущими книгами о Вольхе в «Верховной Ведьме» ляпы и нестыковки практически исчезли. Нет, в ней постоянно встречаются откровенно странные моменты (например, очень специфично изображён рыцарский орден, которые является главной военной силой Белории), однако я это списываю на юмористический жанр, в котором написан роман. Однако сказать, что с книгой всё гладко и ладно тоже нельзя, ибо автор просто не помнит или не желает понимать, ЧТО написала в предыдущих частях цикла.

Например, мы знаем, что в мире Белории имеется 12 вампирских долин-государств во главе которых стоят беловолосые вампиры. Из «Профессия: ведьма» известно, что к началу первой книги были живы 17 повелителей. Как выяснилось уже в «Верховной Ведьме» один из этих повелителей находился в добровольном изгнании. Остаётся 16 беловолосых вампиров. В конце романа Лён перечисляет пять долин в которых осталось по одному повелителю: Догева, Арлисс, Леск, Ориква, Клаттен (страница 372*). Получается, что в семи оставшихся неназванных долинах проживает 11 повелителей. Однако 7 х 2 = 14, а это значит, что как минимум ещё в нескольких долинах проживает по одному беловолосому вампиру, а автор к третьей книге напрочь забыла, о чём написала в первой.

Впрочем, арифметика это ерунда. Гораздо более непонятным с точки зрения внутренней логики цикла выглядит уверенность героев в том, что ребёнок Вольхи и Лёна унаследует титул правителя Догевы. Из книг Громыко мы знаем, что вампиры-повелители рождаются только если оба родителя были беловолосыми (пример с Роларом и Лерееной это красноречиво подтверждает). От брака между Вольхи и Лёна могут родиться только полукровки. Жители же Догевы для сохранения привычного уклада жизни отчаянно нуждаются в вампирах-повелителях. Такие могли бы получиться от связи с Лерееной, однако Лён пренебрёг этой возможностью. В свете этого его потомки от брака с Вольхой смогут рассчитывать на царский венец только при условии, что в мире больше не останется беловолосых вампиров. В противном случае первый же повелитель безо всякой борьбы отнимет у них власть в долине, так как он сможет читать мысли рядовых вампиров и возвращать их с того света, а они – нет.

Правда династический кризис в Догеве может не успеть разразиться по весьма простой причине: очень скоро (по историческим меркам) всех обитателей долины перебьют жители Белории.

Для лучшего понимания сложившейся ситуации придётся вернуться к тому, что Громыко написала в первых двух книгах цикла. Дело в том, что на протяжении всей трилогии автор рисует абсолютно катастрофическую для вампиров картину. Из-за того, что вампирки рожают двоих-троих детей (страница 222 «Ведьма-хранительница») численность вампирьей популяции в самом лучшем случае способна лишь на минимальный прирост. Это означает, что при удвоении численно людского населения каждые сто лет (там же) вопрос уничтожения вампирской расы предрешён заранее. Семьсот лет назад территория Белории была безлюдной (страница 217 «Профессия: ведьма»). Семьдесят лет назад люди практически победили вампиров, истребив большую часть популяции (в Арлиссе, например, погибло три четверти населения) и практически полностью уничтожили их элиту. Геноцид был остановлен только вмешательством всех остальных разумных рас, которые, видимо, сообразили, что они могут оказаться следующими кандидатами на уничтожение. Не более чем через пару столетий людские королевства окрепнут настолько, что окажутся способными к «окончательному решению вампирского вопроса», тем более что ослабленная раса будет не способна оказать столь решительного как прежде сопротивления. Учитывая, что отношение к вампирам в людских государствах примерно столь же доброжелательно как к евреям в Третьем Рейхе, то других перспектив я не вижу.

Вольха может и не доживёт до этого страшного дня, а вот Лён у которого продолжительность жизни составляет триста – четыреста лет имеет все шансы увидеть гибель своей расы. В свете этого да, династический кризис в Догеве может и не случится, так как высока вероятность того, что Лён окажется в буквальном смысле последним правителем своего государства.

Итог: вот такое невесёлое окончание у развесёлых книг. Разумеется, автор не хотела написать ничего подобного. Однако её собственные ошибки при создании самого первого романа (ну зачем надо было выдумывать столь грандиозную войну между вампирами и людьми?) продолжали оказывать влияние на события всей трилогии до самого финала. Уважаемые МТА! Возьмите этот пример авторской неудачи себе на заметку и помните, что одна-единственная ошибка при разработке сюжета может повлиять на восприятие всего цикла в целом.

* — речь идёт о самом первом издании романа.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ольга Громыко «Ведьма-хранительница»

StasKr, 5 июня 2017 г. 10:43

Продолжаю чтение трилогии Ольги Громыко о Вольхе Редной. Ну, а поскольку это моё третье возращение к полюбившемуся циклу, то данное прочтение я делаю с карандашом в руках, чтобы была возможность конспектировать наиболее яркие ляпы писательницы. Итак, приступим.

На странице 49* по какой-то странной причине Вольха путается в обращении к венценосным особам. К королю она обращается правильно, а вот правящую королеву она почему-то называет «её высочество». Никакого юмористического элемента это неправильное обращение к монаршей особе не несёт, тем более что в других местах Вольха обращается к короле правильно, так что очевидно, что перед нами авторский ляп.

Громыко продолжает путаться с понятием «фольклорный элемент». Если в «Профессии: ведьма», автор так называла русалок, то на странице 97 подобного ярлыка удостоился леший. И это при том, что в мире Вольхи Редной, и русалки и лешие – это не вымышленные существа, а реальные расы разумных существ, которые проживают по соседству с людьми. В свете этого не понятно, почему автор упорно именует их «фольклорными элементами». С тем же успехом к этой категории существ можно было бы причислить вампиров, гномов или эльфов, которые так же населяют мир Белорского цикла.

Автор откровенно плавает в вопросе о возрасте своих героев. Из книги мы узнаем, что Ролар в детстве любил прятаться на ветвях дуба от назойливой младшей сестрёнки (страница 403). И всё бы хорошо, однако на странице 434 сообщается, что во время войны между людьми и вампирами Ролару было около восьмидесяти лет, в то время как Лереене – только двенадцать. Но простите, как одно может сочетаться с другим? Да, в романах Громыко вампиры являются расой долгожителей, однако даже у них семидесятитрёхлетний Лён – отнюдь не ребёнок и даже не подросток, а хоть и очень молодой, но вполне дееспособный мужчина (по человеческим меркам ему примерно двадцать лет). То есть к моменту рождения Лереены Ролару было уже больше шестидесяти лет (или 18 лет по нашим меркам) и никаким ребёнком он уже не был. В общем, автор сама не помнит, что написала тридцатью страницами ранее, так что у неё выходит, что взрослый брат прятался на деревьях от своей маленькой капризной сестры. Это не смешно, это глупо.

Кроме этого Громыко допускает ошибку, когда называет Ролара и Лереену сводными братом и сестрой (страница 408). При этом в тексте прямым текстом указывается, что у них общая мать (страница 433). А ведь у сводных братьев или сестёр нет общих родителей, и их связывают семейные отношения, но не биологическое родство. Если же у брата с сестрой одна мать, но разные отцы, то они называются единоутробными или (если кому-то кажется это слово слишком грубым) неполнородными.

Серьёзный авторский косяк связан с информацией о том, что большинство вампирок становятся бесплодными уже после третьего, а то и после второго ребенка (страница 222). Тут героям впору не рассуждать не про удвоение вампирьего населения за одну – две тысячи лет (там же), а удивляться, каким образом раса вампиров при такой рождаемости не исчезла как вид. Зачем Громыко придумала подобную глупость, которая абсолютно никак не влияет ни на сюжет романа, ни на сюжет цикла в целом – абсолютно непонятно. Зато этот пассаж влияет на общее впечатление от цикла, однако об этом будет сказано в отзыве не третью книгу.

Непонятна и зацикленность Лереены именно Лёне. Желание повелительницы Арлисса обзавестись детьми вполне объяснимо, ведь её раса относительно недавно потеряла три четверти своих представителей и теперь находится на грани вымирания, а беловолосые вампиры и вовсе оказались истреблены практически полностью. Однако почему Лён? Есть ведь ещё и другие повелители, которые могли бы стать отцами её детей. Похоже, всё же у хозяйки Арлисса, чтобы она там не говорила, были чувства по отношению к повелителю Догевы…

В свете этого, кстати, и поведение Лёна вызывает недоумение. Понятное дело, что Лереена является персонажем довольно неприятным, которую не хочется видеть не только в качестве супруги, но даже в качестве матери своих детей, однако в сложившейся ситуации долг повелителя состоит в том, чтобы увеличить поголовье беловолосых вампиров, в связи с чем многолетняя беготня от Лереены выглядит не столько комично, сколько пренебрежением своими обязанностями.

Но всё же самым больших косяком автора продолжает оставаться война между вампирами и людьми, которая вызывает жутчайший диссонанс с тем, что мы видим в романе.

На странице 419 сообщается, что в Арлиссе до вторжения ложняков жило около 4 000 вампиров. При этом, до войны в этой же долине жило 16 500 вампиров, из них 1 500 – повелителей (страница 279 «Профессия: ведьма»). Получается, что в войне погибло 12 500 вампиров, в том числе – все беловолосые повелители, кроме Лереены, который в тот момент было двенадцать лет. Из всех человеческих государств Арлисс граничит только с Белорией. Какую цену за подобный «подвиг» должна была заплатить небольшая страна (пересекается от восточной границы до западной в течение одной недели), большая часть территории которой занимают леса и болота?

От тролля-наёмника мы знаем, что в той войне на одного убитого вампира приходилось до двадцати погибших человек (страница 279 «Профессия: ведьма»). Допустим, что двадцать погибших человек – это цена, которую необходимо заплатить, чтобы убить повелителя вампиров. Но ведь и обычный вампир – гораздо сильнее и быстрее, чем обычный человек. Предположим, что каждый убитый рядовой вампир обходился человеческой стороне в 5 – 10 убитых магов, рыцарей, наёмников.

Простейший подсчёт потерь даст нам ошеломительный результат. 1 500 убитых беловолосых вампиров – это 30 000 убитых людей. 11 000 убитых черноволосых – это ещё 55 000 – 110 000 погибших с человеческой стороны. Получается, что только во время штурма Арлисса Белория потеряла около ста тысяч человек. То есть к границам Арлисса должно была подойти армия в как минимум в 250 000 – 300 000 человек. А ведь ещё была Догева, которую Белория должна была штурмовать в первую очередь потому, что она находится совсем рядом с центром страны. Там армия должна была быть ещё больше.

Честно говоря, при всём скептицизме Вольхи Редной к правителям своей родины я снимаю перед королями Белории шляпу. Средневековая страна, которая способна позволить себе снарядить полумиллионную армию вызывает у меня глубочайшее уважение.

Правда, почему-то ничего подобного в книгах о приключениях Вольхи мы не наблюдаем. Белория в трилогии о ехидной ведьме – это маленькая страна с несколькими небольшими городами и множеством маленьких деревень в окружении бескрайних лесов и болот. И воинские контингенты у данного государства, а также его соседей, под стать этой картине. Например, отец Орсаны сопроводил обоз с золотом из Винессы в Белорию с отрядом в двести человек и этот, относительно невеликий воинский контингент воспринимается героями как хоть и небольшое, но вполне полноценное войско. Откуда тогда за семьдесят лет до описываемых событий у человеческих государств была возможность выставить многомиллионные армии – решительно не понятно.

Это если говорить об ошибках. Если же говорить о достоинствах, то помимо авторского юмора и иронии, который находит отклик у меня душе, то стоит отметить возросший уровень писательского мастерства. «Профессия: ведьма» писалась Громыко как придётся. Это видно как по общей композиции романа, который распадается на две повести, так и по ряду эпизодов, которые можно изъять из «Сессии и учебно-полевой практике» без особого ущерба для повествования. «Ведьма-хранительница» – производит совсем другое впечатление. Это цельное произведение с единым замыслом и стройным сюжетом. Общее впечатление от романа портит только финальный рояль, который позволят разрешить проблему с монстрами с минимальными потерями. Но, с другой стороны, в юмористическом фентези кровавая развязка столь же уместна как весёлый и оптимистический финал в романе ужасов.

Итог: достойное продолжение отличной книги. Что касается вышеперечисленных недостатков, то они не способны испортить мне впечатление от романа, поскольку он успешно справляется с главной своей задачей – доставить хорошее настроение.

* — речь идёт о первом издании романа.

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Роман Суржиков «Стрела, монета, искра»

StasKr, 28 мая 2017 г. 11:57

Однажды в мир под названием Полари пришли шестнадцать женщин и девяносто шесть мужчин. Пользуясь превосходством (техническим? магическим? – непонятно) над аборигенами они основали Империю и стали основателями ведущих аристократических родов. В основу власти они положили своё «божественное» происхождение, доказательством которого являются Священные Предметы. В руках Праотцов и Праматерей (так стали звали этих людей) эти предметы были способны творить чудеса, однако их потомки утратили знание, как их использовать и теперь загадочные артефакты являются лишь объектами религиозного культа. Очень ценными объектами.

Прошло восемнадцать веков. Империя властвует над всем известным миром и стоит на пороге великих перемен. Прогресс идёт медленно (гораздо медленнее, чем в нашем мире), но неотвратимо. Уже проложены сотни километров железных дорог. Вовсю строятся электростанции и запускаются всё новые и новые станки. Власть аристократии постепенно приходит в упадок, однако это пока ещё мало кто замечает. И вот молодой император принимает решение резко форсировать развитее промышленности. Для этого ему требуется деньги. Очень много денег. Денег в таких объёмах, которые можно получить только если заставить дворянство платить налоги. Император силён, но переломить мнение большинства Великих Домов будет непросто…

Вот на фоне таких событий мы и знакомимся с тремя главными героями. Стрела – это двадцатичетырёхлетний наследник одного из Великих Домов, отправленный в далёкую экспедицию. Монета – сорокашестилетний странствующий торговец, которому поступило предложение, от которого невозможно отказаться. Искра – семнадцатилетняя девушка, дальняя родственница Императора, оказавшаяся в центре политических интриг. Волею судьбы им предстоит пережить массу событий, которые полностью изменят их судьбы.

Сам роман огромен. Истории главных героев, которые пока никак не пересекаются между собой, занимают больше тысячи страниц. И при этом «Стрела, монета, искра» – всего лишь первая часть огромной эпопеи. При этом автор не обделён талантом рассказчика и очень хорошо (а местами даже – виртуозно) держит интригу. Нельзя не упомянуть в отзыве и достойный язык, которым написан данный роман.

Если говорить об ассоциациях, то у меня они почему-то связанны с «Отблесками Этерны» Веры Камши. Не сюжетом и не героями, а неторопливостью повествования и атмосферой, которой пронизан роман.

Если же говорить о недостатках, то пожалуй самый серьёзный состоит в том, что

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Главная Героиня никак не могла пережить последнюю главу книги. Своим существованием она представляла слишком большую опасность для своих оппонентов. Будь дело в реальной жизни, её бы непременно убили бы. А так автор приберёг её для дальнейшего сюжета.

Тем не менее, меньше десятки по фантлабовской шкале я не могу поставить. Слишком интересна задумка, слишком масштабна история и слишком хороша первая часть, чтобы не оценить её по максимуму.

Итог: неторопливо, масштабно, психологически достоверно. Пожалуй «Стрела, монета, искра» – самое сильное фентези-произведение, которое я прочитал за последние пару лет.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ольга Громыко «Профессия: ведьма»

StasKr, 22 мая 2017 г. 10:55

В самом начале своего критического отзыва хочу пояснить: мне очень нравится трилогия Ольги Громыко о Вольхе Редной. В далёком 2003 году я с первых же страниц книги понял, что нашёл нечто достойное своего внимания. С тех пор прошло немало лет, Громыко выпустила много книг, однако ни одна из них не могла тягаться ни с трилогией о Вольхе, ни тем более с первой книгой цикла.

Разумеется, я субъективен и пристрастен. Однако мне чертовски нравится юмор и ирония из которого состоит этот роман. Есть книги, которые тебе не надоедают не смотря на то сколько раз ты их читал и «Профессия: ведьма» как раз из их числа. За прошедшие четырнадцать лет я неоднократно перечитывал романы о Вольхе (кажется, этот раз будет четвёртым). И хотя я остаюсь преданным поклонником этого цикла я не могу не отметить, что у книг Ольги Громыко, как у любого другого произведения, есть недостатки. И поскольку авторский юмор мне нравится даже теперь, то под недостатками я понимаю авторские ляпы и логические противоречия внутри книги. Именно на них я и сосредоточу своё внимание в этом отзыве.

Перед тем как начать прошу обратить внимание, что я уделяю внимание именно ошибкам автора. Те нелепости в тексте (как, например, рыцарские доспехи надетые на голое тело или откровенно странное поведение героев в тех или иных ситуациях), которые допускаются ради иронической или юмористической составляющей остаются за пределами моего отзыва. Итак, поехали.

Сначала поговорим о мелких ошибках, а уже потом – о более глобальных.

На протяжении романа автора так и не смогла определиться с учёной степенью второстепенного персонажа по имени Алмит. В первой главе, на странице 19* Алмит сначала именуется аспирантом, а через абзац – магистром 4-ой степени. Затем, на странице 107, вспоминая об экскурсии на которую ходила Вольха с однокурсниками, Алмит называется магистром. Что важно: данная экскурсия произошла то ли за несколько месяцев, то ли за несколько лет до начала событий романа. При этом во второй части романа, события которой разворачиваются через четыре месяца после того как Вольха вернулась из Догевы, Алмит снова щеголяет в статусе аспиранта! Во всяком случае, лекцию студентам читает не магистр 4-ой степени, а аспират (страница 227). Самое забавное, что на странице 229 Вольха вспоминает о том, в своё время Алмит, изрядно напившийся после окончания аспирантуры, не смог попасть на территорию Школы Магов, Пифий и Травниц.

Ошибка географическая поджидает нас на странице 105. Дело в том, что здесь сообщается. Что горный хребет Элгар, которых отрезает Белорию от моря расположен на её ВОСТОЧНЫХ границах. Между тем, на карте, которая появилась в романе «Верховная Ведьма» Элгар расположен на ЮГЕ Белории.

На странице 198 Вольха почему-то называет русалок «фольклорными элементами». Это очень странно, поскольку подобная фраза подразумевает, что русалки – существа вымышленные и обитают только в сказках и легендах. А ведь это не так, поскольку для жителей Белории русалки не более чем очередная раса разумных существ, живущая бок о бок с людьми и от того не представляющих из себя ничего фольклорного.

Теперь поговорим о более серьёзных ошибках автора.

Совершенно не объяснима политика короля Белории в вопросе уничтожения деревень, в которых вспыхнула чума. Автор устами своей героини даёт понять, что это сделано в целях экономии, дескать услуги магов-целитей стоят дороже, чем рассылка отрядов солдат-карателей. Утверждение довольно спорное, поскольку солдатам также приходится платить как за риск, так и за весьма специфическую работу. Кроме того, сожженные деревни вовсе не гарантируют победы над эпидемией (в конечном итоге так и произошло), зато они сокращают налоговую базу и возбуждают ненависть в народе против своего правителя. С такой политикой дождёшься не то что гнилых овощей от толпы горожан в свой адрес, а крестьянского восстания, а то и того хуже – заговора от своего ближайшего окружения. Так почему локальный геноцид, а не банальный карантин? Да просто так, автору надо было придумать тяжёлое прошлое для своей героини и она его придумала не заморачиваясь достоверностью. В первый, но далеко не в последний раз необходимость решить какой-нибудь частный вопрос оборачивается ущербом для основного сюжета цикла.

Как это ни смешно, но самыми большими проблемами романа о вампирах являются сведения о самих вампирах. Например – отношение к ним представителей людской расы. Книга, а заодно весь цикл в целом, имеет мощный толерантный подтекст. Кто такие вампиры в книгах Громыко? Это гонимая и угнетённая национальность, в отношении которой расовой большинство придумывает откровенные небылицы. Ключевое слово здесь – «придумывает», ибо в этом цикле мифы о вампирах не имеют ничего общего с реальностью. Получается что вампиры – это такие евреи, о которых общественность слагает всякие глупые легенды о том, что они по ночам едят христианских младенцев… ой, простите, пьют кровь невинных дев. А вот откуда взялось столь негативное отношение к вампирам – логический затык. С евреями-то понятно: на религиозные причины нелюбви (Христа распяли!) наложился род занятий, который осуждался остальной частью общества (ростовщичество), отсюда и пошло сначала отчуждение, потом – ненависть, а в итоге и идиотские легенды. Что такого вампиры сделали для жителей Белории, Ванессы, Волмении и других человеческих государств, чтобы заслужить столь жуткую славу автор нам почему-то не сообщает. Из-за этого все попытки Громыко изобразить вампиров добрыми и безобидными существами, а людей – ксенофобами и мракобесами выглядит, мягко говоря, довольно странно.

Или, вот, Громыко в самом начале второй части романа даёт понять, что окружающие государства не знают о том, что долины в которых проживают вампиры из-за феномена свёрнутых пространств во много раз больше, чем кажутся если посмотреть на карту (из-за этого учителю Вольхи даже приходится засекречивать её курсовую работу). Однако это же полная ерунда, ведь из текста следует, что войска Белории во время войны захватили значительную часть Догевы (четверть долины оказалась выжжена и теперь на этой территории растёт молодой лес, а ведьмин круг лишился одного из драгоценных камней). Во время тяжелейших боёв люди просто не могли не столкнуться с «эффектом черновика». Только представьте, какая эта была морока для нападающих, когда любой шаг в сторону от знакомой тропы может забросить тебя на другой конец долины, а из-за спины может выскочить отряд противника, который прекрасно знаком со всеми порталами. В таких условиях даже лица с пониженным интеллектом сообразят о том, что с размерами Догевы (Арлисса, Леска и т.д.) не всё так просто. Однако, если верить автору, люди до сих пор не подозревают о главной тайне долин вампиров. Таким образом, перед нами очевидный авторский косяк.

Но самую большую нелогичность в цикле представляет собой война между людьми и вампирами. Если верить автору, семьдесят лет назад все двенадцать долин-государств были атакованы людьми. Война, вернее серия войн, ведь долины вампиров разбросаны по всему миру, велась с небывалым напряжением и ожесточением сторон. При этом совершенно непонятны мотивы правителей человеческих государств которые втянули свои державы в натуральную бойню, в которой за каждого убитого противника приходилось отдавать 5 – 10, а то и 20 своих солдат. Логика в таких действиях становится понятной только при условии, что человеческому роду грозила вполне ясная и реальная угроза от вампиров. В таком случае да, и странная скоординированность в действиях далёких друг от друга стран, и все расходы, и любые потери (абсолютно неприемлемые при других обстоятельствах) являются обоснованными. Но ведь в цикле Громыко вампиры – мирная раса, не склонная к экспансии, к тому же её представителям для нормальной жизни вовсе не нужна человеческая кровь!

А теперь возьмём карандаш, калькулятор и попытаемся представить масштаб войны. Существует двенадцать долин: Догева, Леск, Арлисс, Волия и т.д. От представительницы вампирской расы мы знаем, что до войны на каждый десяток обычных вампиров приходился один беловолосый. В Догеве их было 2 000 тысячи, В Арлиссе – 1 500 (страница 125). Получается, что до войны в Догеве проживало 22 000 вампиров, в Арлиссе – 16 500. Предположим, что в остальных долинах жило тоже около 20 000 вампиров в каждой. Итого получится, что до войны в мире было около 250 000 вампиров, из них – 25 000 беловолосых. В конце войны повелителей осталось 17 (семнадцать) особей (страница 125). От тролля-наёмника мы узнаём, что в той войне на одного убитого вампира приходилось до двадцати погибших человек (страница 279). Путём вычислений, доступных для учеников второго класса средней школы, получается, что для уничтожения только беловолосых повелителей пришлось погибнуть полумиллиону рыцарей, магов, наёмников, ополченцев. А ведь требовалось убивать ещё и рядовых вампиров, каждый из которых гораздо сильнее, быстрее и выносливее любого человека!

В свете этого грандиозная война в декорациях абстрактного Средневековья с сотнями тысяч, а то и миллионами погибших на полях сражений выглядит просто безумием с точки зрения здравого смысла (где вообще набрать столько солдат в условиях феодализма?). Поклонники цикла могут не заметить столь вопиющего примера авторского произвола (как не замечают и того, что массовое смертоубийство заняло меньше месяца – срок абсолютно невообразимый вплоть до изобретения автоматического оружия, способного выкашивать целые полки в считанные минуты), однако при малейшей попытке проанализировать подоплёку событий цикла авторские ляпы сразу становится очевидными.

Лично мне кажется, что всё вышеперечисленное – результат неопытности Громыко как писателя. Чувствуется, что автор создавала роман без чёткого плана и стройного замысла, нанизывая на основной сюжет истории разнообразные юмористические эпизоды. В итоге получилось то, что получилось. С одной стороны – большую часть ошибок можно было бы избежать при более тщательной проработке произведения, однако при этом роман утратил бы немалую долю своего задора и очарования. Впоследствии Громыко более ответственно подходила к написанию книг, однако превзойти свой же литературный дебют у неё так и не получилось.

Итог: в своём отзыве я долго и нудно говорил о недостатках романа, однако всё это по большей части ерунда. «Профессия: ведьма» не смотря на многочисленные огрехи, является подлинной жемчужиной юмористического фентези, которая является обязательной для прочтения всем любителям этого жанра. После своего выхода роман породил шквал подражаний. Ехидные ведьмы, клыкастые лошади и псевдославянский антураж просто заполонили страницы романов вышедших из-под пера МТА. Впрочем, успешный автор не виноват в творчестве своих эпигонов. И даже сейчас, когда использование наработок придуманных Громыко для написания юмористической фентези является жутким моветоном, влияние книг о Вольхе Редной на жанр остаётся заметным, ибо отрицание штампов и преодоление устоявшихся канонов – это тоже часть литературного наследия.

* — речь идёт о первом издании романа.

Оценка: 10
–  [  43  ]  +

Юрий Петухов, Нина Васильева «Русы Великой Скифии»

StasKr, 16 мая 2017 г. 16:10

Вот не хотел больше открывать книги, написанные Юрием Петуховым. Но, на мою беду, в теме посвящённой творчеству этого писателя я узнал, что у него есть некие «этнографические и исторические труды, а не художественно-историческая беллетристика» (с) Это меня заинтересовало. В своё время я читал пару романов Петухова о Зевсе-громовержце, из которых следовало, что легенды Древней Греции – это предания диких аборигенов (предков древних греков) о династической распре в великой империи русов. А тут, значит, есть некие научные труды. Я просто не мог пройти мимо.

Ещё раз повторюсь, я не планировал ещё раз открывать книги Петухова, уж больно неприятное впечатление произвел он на меня своим творчеством двадцать лет назад. Вдобавок, после недавнего знакомства с опусом Андрея Балабухи «Когда врут учебники истории. Прошлое, которого не было» мне не хотелось так скоро читать опусы псевдоисториков. Однако я решил дать нелюбимому автору шанс. В конце-концов, если упоротый на всю голову антисоветчик времён начала 90-хх (когда и была написана «Звёздная месть») под конец своей жизни раскаялся в своих прежних убеждениях, то может быть и здесь автор нашёл в себе силы отречься от своих прежних заблуждений о истории русского народа длиною в двадцать семь тысяч лет?

Чуда не произошло. «Русы Великой Скифии» – не просто плохи, они ужасны. Сказать, что книга переполнена бредом – это крепко польстить автору, ибо она целиком и полностью состоит из авторских фантазий на тему «Русские – самый древний и великий народ на Земле!»

Цивилизация Шумера? Шумер по логике Петухова – это «Все-Мир». Ассирия? Это княжество Ассур-Русса. Населяли обе страны – русы, которые и создали цивилизацию Двуречья. Персия, кстати, тоже была русской страной По-Руссией, а Древним Египтом управляли гибридные жрецы русо-хамиты. Однако славянам не повезло с соседями и уже во II тысячелетии до нашей эры их начали угнетать кочевники-семиты. Таким образом, по логике автора евреи (ну, а кто ещё?) уже четыре тысячи лет пьют кровь нашего народа!

Крепко порадовало утверждение Петухова о том, что русы воевали с неандертальцами, которые воровали у них женщин. При этом автор смешивает индийский миф о похищение жены царевича Рамы, прекрасной Ситы и древнегреческий миф о похищении Елены троянцами. Тут Петухов помимо дичайшего заявления о том, что доарийское население Индии составляли неандертальцы совершает и чисто логическую ошибку в своей собственной системе «научной концепции». Ведь если Елену Прекрасную похитили неандертальцы, то получается, что именно неандертальцы и были жителями Трои. Из этого следует, что недочеловеки (а в рассуждениях Петухова они пользуются именно этим статусом), жили не где-нибудь на окраине Ойкумены, откуда и совершали набеги на территории, населённые славянами, а в самом центре русских земель. Разумеется, в дальнейшем Петухов не помнит о чём он написал в самом начале своей книги, и рассказывает о том, что Троя – это форпост некой малоазийской цивилизации. Вот такой плюрализм в отдельно взятой голове.

Рассмешило откровение о том, что представители династии Романовых являются «этническими русами», ибо «Версия о том, что Россией под фамилией Романовых правили немцы, есть целенаправленная инсинуация, рассчитанная на неподготовленного доверчивого читателя. Фактически Восточная и Центральная Германия (особенно в княжеских династиях), несмотря на языковую германизацию, была и остается землей этнических русов-славян, их антропологической «кладовой». Исконные русы Романовы брали в жены девиц из исконных родов русов, зная, что «интернационализация» династии приведет к катастрофе как саму Империю, так и населяющие ее народы» (с). Таким образом, Екатерина II – императрица исконно русских кровей!

Зато происхождение древних греков куда более затейливо, чем кажется на первый взгляд: «Если в эпоху Троянской войны за псевдоэтнонимом греки скрывались русы-пеласги, арии-микенцы, славяне-дорийцы, русы-тавроскифы Ахилла и т. д., то при Перикле греки были в большей степени уже смешанными полунегроидными представителями малой средиземноморской расы, при этом греки-македонцы и появившийся еще позже Александр Филиппович Македонский – были полными славянами, не знавшими «древнегреческого языка» и не понимавшими «греков» (с). Честно говоря, прочитав этот пассаж, я заподозрил, что Петухов здесь откровенно издевается над своим читателем, ведь если воспринять всерьёз в то, что он написал, то получится, что если мулат (то есть полунегроид) женится на русской девушке, то ребёнок от этого брака будет греком!

Невозможно не упомянуть в отзывах об источниках, на которые опирался автор при написании своей глубоко научной работы. Вот он пишет: «Наконец, на Камчатке, на озере Ушки, – две боспорские монеты III в. до н. э. и XVII в. н. э.» (с) Когда я полез в источник, на который Петухов делает ссылку, выяснилось, что это цитата из ХУДОЖЕСТВЕННОЙ книги С.Н. Маркова «Земной круг». То есть «официальную» историю Петухов опровергает художественной литературой. Как вам идея оспорить «официальную» историю Франции XVII века с помощью романов Александра Дюма «Три мушкетёра» или «Виконт де Бражелон»? Механизм ведь опровержения будет ровно тот же самый! Более того, выяснилось, что приведённая мною цитата – это кривая цитата, поскольку в книге С.Н. Маркова чётко указывалась, что вторая монета была отчеканена в 17 году (а не веке) нашей эры. И это логично, ведь Боспорское царство прекратило своё существование во времена Великого переселения народов. Хотя если подумать… Возможно официальные историки действительно от нас скрывают страшную правду о том, что Иван Грозный воевал не с каким-то там Крымским ханством, а самым настоящим Боспорским царством!

Как всякий уважающий себя адепт лженауки Петухов утверждает, что «официальная» история – всё наврала и исказила, с целью скрыть роль русского народа в становлении человеческой цивилизации. И тут получается, что если ты русский, то должен поверить во всё то, что рассказывает тебе автор. Ведь если ты сомневаешься в словах писателя-фантаста, то совершенно очевидно, что ты – инородец (возможно даже семит) и уж точно – не патриот России.

Итог: перед нами классическая лженаучная литература, главной целью которой является возвеличивание определённой национальности. Такие опусы есть, наверное, у каждого народа, так что не надо думать, что Петухов здесь в чём-нибудь оригинален. Наверное, поклонники автора могут оправдать своего кумира, однако я могу выставить этому произведению только единицу.

Оценка: 1
–  [  5  ]  +

Владимир Высоцкий «Летела жизнь»

StasKr, 15 мая 2017 г. 16:03

Очень лирическое и немного сентиментальное описание жизни человека, который успел увидеть и Войну, и депортацию народов, и поработать, и послужить, и посидеть. Причём герой песни наблюдал жизнь в СССР скорее с её тёмной изнанки, однако при этом не озлобился и не растерял оптимизма. Разумеется, у такого персонажа весьма специфическое мировоззрение, которое диктуется не только его бурной биографией, но и весьма странной (на наш сегодняшний взгляд) этнической принадлежностью. Герой песни – человек застрявший между народами. Русский по рождению, выросший в окружении горцев и жителей Средней Азии, а по факту – советский человек, ощущающий себя дома в любой точке очень большого и очень разнообразного СССР.

Как ни странно, но история, рассказанная Высоцким, лично у меня вызывает ассоциации с «Форрестом Гампом», ибо и эта песня и фильм Роберта Земекиса показывают биографии главных героев на фоне жизни целых поколений. За неполные пять минут пока длится песня перед нами промелькнёт масса лиц, народов и судеб. Как это всё можно запихнуть не в самую длинную песню – лично мне не понятно. Остаётся только лишний раз отметить гениальность Владимира Семёновича.

Итог: немного печально, что «Летела жизнь» малоизвестна, так как она очень хороша даже по тем высочайшим меркам, что заданы всем остальным творчеством Высоцкого.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Виктор Цой «Кукушка»

StasKr, 5 мая 2017 г. 10:53

Партизанская песня. Уж не знаю, задумывался Виктор Цой над такой трактовкой своего стихотворения, но лично у меня «Кукушка» вызывает именно такую ассоциацию. Судите сами. Второй куплет сообщает, что:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Сильные да смелые головы сложили

В поле в бою.

Мало кто остался в светлой памяти,

В трезвом уме да с твердой рукой

В строю, в строю.

То есть регулярная армия разбита, а те, кто пытался сопротивляться захватчикам – погибли или оказались в плену.

Третий куплет рассказывает о жизни тех, кто остался на занятых врагом территориях:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Где же ты теперь, воля вольная,

С кем же ты сейчас ласковый рассвет

Встречаешь, ответь.

Хорошо с тобой да плохо без тебя,

Голову да плечи терпеливые

Под плеть, под плеть.

Ну, а слова первого куплета «Камнем лежать или гореть звездой» говорят о возможности выбора между покорностью захватчикам («голову да плечи под плеть») или попытке оказать сопротивлением врагу. При этом припев «И если есть порох, дай огня» это не просто призыв к борьбе, это ещё и призыв пожертвовать (ибо все мы знаем, что будет, если добавить к пороху огонь) своей жизнью ради победы. С таким настроением как у героя/героини* этой песни люди добровольно делают шаг вперёд из строя, когда звучит предложение исполнить смертельно опасное задание или ложатся с гранатой под танк. И современная, то есть заданная Полиной Гагариной, аранжировка, а также надрывная манера исполнения только подчёркивают трагичный и жертвенный настрой песни.

Есть у песни и тёмная сторона, ибо очень легко можно представить в качестве героя/героини стихотворения не партизана или ополченца, а исламского фанатика который надевает пояс смертника перед тем как взорвать ни в чём неповинных граждан. Ведь и шахид, и те кто его контролируют, прекрасно понимают, что в открытом бою у них нет никаких шансов против светского государства, поэтому и прибегают к подлой тактике массового террора.

Итог: одна из самых сильных песен Виктора Цоя. И жизнь ей суждена очень долгая, ибо пока будут идти войны «Кукушка» не потеряет своей актуальности.

* — гендерная принадлежность героя в тексте никак не обозначена

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Джейн Остен «Чувство и чувствительность»

StasKr, 1 мая 2017 г. 14:43

Очень трудное для восприятия произведение. Заметно, что это один из первых романов Джейн Остин.

Небольшая по объёму книга перегружена персонажами (если верить Википедии их двадцать шесть). Причём герои «Чувства и чувствительности» либо одинаково называются (например «миссис Дэшвуд» – может оказаться как матерью главной героини, так и женой сводного брата, саму же героиню и её младшую сестру то и дело называют «мисс Дэшвуд», что понимаю текста совсем не добавляет), либо носят похожие имена (сёстры Марианна и Маргарет). В добавок привычные имена героев то и дело заменяются на другие. Анна может превратиться в Нэнси, жену сводного брата называют то «миссис Дэшвуд», то «миссис Джон Дэшвуд», а то и вовсе «Фанни». Или, например, полковник Брэндон почти всегда называется по фамилии, однако иногда в тексте мелькает имя «Кристофер», так что приходится размышлять: о ком вообще идёт речь? И таких примеров двойных – тройных имён в романе хватает. В итоге вся эта масса персонажей сливается в единое месиво и в какой-то момент ловишь себя на мысли, что книге остро не хватает списка действующих лиц с указанием всех имён, возраста и семейных связей между друг другом.

Это если говорить о недостатках романа. Однако кроме них в книге есть и положительные моменты, которые хотя и не вытягивают книгу в число шедевров, однако делают её чтение небезынтересным.

В первую очередь это, конечно, реализм. Характеры персонажей, их чувства, эмоции, мечты, надежды, поступки – всё это настоящее. Одним из главных достоинств Джейн Остин заключается в том, что она писала только о тех вещах, в которых разбиралась. С одной стороны это резко сужало тематику её произведений (всё же кругозор у дочки провинциального священника был весьма ограничен), а с другой – делало её книги столь достоверными. Человеческие характеры, социальные условности, взгляды общества на тот или иной аспект человеческой жизни – всё это описано автором просто виртуозно.

Очень понравилось ещё и то, что автор смогла удержаться от назидательного финала, в связи с чем в конце романа у отрицательных персонажей всё сложилось более-менее благополучно. Это очень похоже на правду, ведь в реальности у сволочей и подлецов зачастую судьба складывается довольно неплохо.

Кроме этого вызвало удивление скромные размеры состояний персонажей книги. Обычно в любовных романах, посвящённых эпохе Регентства, доходы героев измеряются десятками тысяч фунтов в год. А в этой книге Джейн Остин даёт понять, что мужчина с доходом в две тысячи фунтов является вполне достойной партией. При этом речь идёт не о каком-то провинциальном сквайре, нет это вполне приличный уровень для столичного светского общества. С такими деньгами можно не ограничивать себя жизнью в поместье, но и содержать дом в Лондоне. В этом плане «Чувство и чувствительность» не только уделывает на раз своим реализмом десятки, если не сотни любовных романов посвящённых этой эпохе, но и позволяет понять настоящие масштабы богатства и бедности тогдашней Великобритании.

Итог: из-за проблемы в восприятии персонажей чтение «Чувства и чувствительности» принесло мне удовольствие не столько от слежения за поворотами сюжета, сколько от разгадки ребуса под названием «О ком сейчас в тексте идёт речь?». А это не совсем то, на что я рассчитывал, когда открывал книгу, вышедшую из-под пера Джей Остин. Отсюда и относительно невысокая оценка роману.

P.S. Книге очень повезло с экранизацией. Фильм 1995 года (у нас он известен как «Разум и чувства») может служить прекрасным примером того, как надо переносить события сложного и запутанного романа на большой экран. Даже тот факт, что актёры, исполняющие главные роли лет на пять – десять старше своих книжных прототипов не портит картину, ибо качество актёрской игры невероятно высоко.

Кстати, полковник Брендон в исполнении великого Алана Рикмана даже выиграл из-за этой разницы в возрасте. Согласно книге герою Рикмана всего тридцать пять лет, при этом он уже пятнадцать лет как вышел в отставку и живёт в своём имении! Но простите, даже если родители записали его в армию в шестнадцать лет, то за четыре года он никак не мог пройти путь от лейтенанта до полковника! Даже в колониальных войсках (Брендон служил за пределами Англии) такой карьерный рост для рядового аристократа (не принца крови) смотрится предельно странно. Так что перед нами тот случай, когда фильм не только лучше своего литературного первоисточника (в нём нет такой неразберихи, как в книге), но и ближе к реальности.

Всем поклонникам творчества Остин самым настоятельным образом советую посмотреть этот фильм. Ему дико не повезло, что он вышел в тот же год, что и классический сериал BBC «Гордость и предубеждение» из-за чего он остался в тени данного шедевра, но это тоже эталонный пример экранизации классического произведения с блестящим актёрским составом.

Оценка: 7
–  [  33  ]  +

Андрей Балабуха «Когда врут учебники истории. Прошлое, которого не было»

StasKr, 24 апреля 2017 г. 15:14

В предисловии к своей книге автор говорит о том, что целью данной книги является стремление разобраться, что стояло за тем или иным широко известным историческим событием (в терминологии автора – мифом). Такое желание вызывает похвалу и одобрение, однако методы, которые использовал Балабуха в своей работе приводят меня в лютое бешенство.

Критикуя Фоменко, Валянского, Калюжного, Бушкова (в списке не хватает Задорнова, но в 2005 году он был известен как писатель-сатирик, а не как лингвист-самородок) Балабуха использует ровно те же самые методы, что и эти псевдоисторики. Его книгу просто невозможно читать, настолько она переполнена подтасовками данных, ложью, невежеством, кривыми цитатами и демагогией. Перечислить все примеры авторских манипуляций и ляпов в рамках отзыва просто невозможно. Ограничусь кратким перечнем произвольно выбранных перлов, однако будьте уверены, что подобных косяков у Балабухи множество.

Автор очень часто приписывает историческим лицам те или иные мысли, желания и стремления, причём делается это не на основании сколь-нибудь объективных источников, а исходя из своего дилетантского представления об этом человеке. Вот что он говорит об императоре Нероне: «Легенда утверждает, будто Нерон убивал удовольствия ради. Нет! Исключительно из страха. Он хотел отменить смертную казнь в армии, задумал изменить правила гладиаторских боев, чтобы гладиаторы бились не насмерть. Но, когда его охватывал страх, он убивал, точно загнанный зверь» (с). Сразу хочется спросить у автора, откуда он знает то, что чувствовал человек, который умер две тысячи лет назад? Так получилось, что Нерон не оставил после себя никакого литературного наследия (я уже не говорю о мемуарах в которых он бы мог раскрыть свой внутренний мир), так что говоря о нём мы вынуждены основываться на необъективных и крайне пристрастных источниках. Тогда почему Балабуха позволяет себе в книге заявленной как разоблачение исторических мифов подобные пассажи?

Я уже упоминал о кривых цитатах, которые использовал автор для написания своей книги. Лично мне больше всего понравилось, как он приписал Генриху IV слова «Я хочу, чтобы у каждого француза каждый день была курица в супе» (с). Дело здесь в том, что в классической версии этой фразы король Франции мечтает о том, чтобы его подданные могли есть курицу в воскресенье, то есть РАЗ В НЕДЕЛЮ, а не КАЖДЫЙ ДЕНЬ, как пишет автор. Читая текст становится понятно, что в данном случае писатель не хотел обмануть своего читателя или дополнительно возвеличить Генриха IV. Балабуха просто ошибся. Но ошибся он настолько нелепо и курьёзно, что просто остаётся развести руками и спросить самого себя: неужели автор сам не понял, какую глупость он написал?

Пара слов о плюрализме в отдельно взятой голове. В начале пятой главы, посвящённой Ричарду III, Балабуха заявляет о том, что «лишь немногих интересует правда о человеке, оболганном историей» (с)*, а в её конце он пишет что «с окончанием эпохи Тюдоров начали раздаваться и голоса взыскующих истины. В XVII столетии написал свой трактат доктор Бак; в XVIII веке его примеру последовал основоположник готического романа сэр Гораций Уолпол. В XIX веке восстановлению честного имени Ричарда III посвятил немало времени и сил Маркхэм, а в XX столетии счет авторов и книг пошел уже на десятки» (с). Автор даже не понял, что противоречит самому себе. Ведь если на протяжении трёхсот лет выходят книги-опровержения, причём счёт этих книг «пошёл на десятки», значит правда о Ричарде III интересует очень и очень многих. Однако Балабухе гораздо важнее делать хлёсткие заявления, а не внимательно перечитывать то, что он сам написал.

Разумеется, как и положено всякому горе-борцу с историческими мифами Балабуха усердно насаждает другие мифы. Так, он сообщает о том, что жители Японии якобы считают, что атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки совершили русские. За те два десятилетия как существует этот миф его сторонники так и не смогли предъявить ни одного доказательства проведения столь удивительных социальных опросов среди японцев, что не мешает сторонникам этого мифа (в том числе и Балабухе) из раза в раз тиражировать данную байку.

Иногда раз автор врёт даже там, где это совершенно не нужно. Так, например, в десятой главе, которая посвящена Александру Невскому, вполне справедливо критикуется летописное описание Невской битвы. Автором обоснованно указывается на отсутствие упоминаний о данном сражении в шведских летописях; путанице в численности войск; о явно преувеличенных потерях со стороны скандинавов и о крайне малочисленных потерях для сражения, которое длилось почти двадцать часов, с русской стороны. Однако автору этого мало и по ходу дела Балабуха заявляет, что 15 июля (день, когда якобы случилось это битва) стоят белые ночи, поэтому никакой темноты, под покровом которой скрылись разбитые шведы, быть не могло. Но простите, уроженец и житель Петербурга не может не знать, что белые ночи вовсе не исключают тёмного времени суток. Да, в июле на берегах Невы темнеет очень поздно, однако это всё же происходит. Зачем в таком случае говорить заведомую неправду, причём такую неправду, которую легко могут опровергнуть личным опытом миллионы людей – мне решительно не понятно. При этом автор не забывает пнуть учёных, мол «никто из историков вообще не обратил на это странное несоответствие ни малейшего внимания. Воистину прав был Денис Иванович Фонвизин: география – наука не дворянская!» (с) Вот так, все дураки, один Балабуха умный!

Об отношении автора к своему читателю. В той же десятой главе Балабуха пишет: «Оставим в стороне идеологию с пропагандой и зададимся единственным вопросом: если и впрямь грозный меч Александра Невского остановил нашествие ордена, отчего ж его отдаленному потомку Ивану IV Грозному тремя веками позже пришлось вести с этим самым орденом печально известную Ливонскую войну? Увы, на этот счет миф хранит молчание…» (с) Видимо автор считает читателя своей книги совсем уж невежественным, раз позволяет себе подобные вопросы. Александр Невский в тринадцатом веке защищал русские земли от попыток Ливонского ордена расширить свою территорию, а Иван Грозный в шестнадцатом веке пытался присоединить земли Ордена к Московскому царству. Один оборонялся, другой – нападал. Разница между подобными действиями должна быть очевидна даже пятикласснику, который впервые открыл учебник истории. А ведь Балабуха пишет для более взрослой аудитории!

Порой автор следует по стопам незабвенного Шарикова Полиграфа Полиграфовича и начинает делать заявление космического масштаба и космической же глупости. Например, Балабуха убеждён в преимуществе прогрессивной латиницы над костной и отсталой кириллицей: «История поставила на редкость показательный эксперимент. Существует язык, именуемый сербско-хорватским. На нем говорят два народа, только пишут по-разному: сербы, принявшие крещение по греко-кафолическому обряду, – на кириллице, а хорваты, принявшие крещение по римско-католическому, – на латинице. Как вы думаете, где уровень развития и уровень жизни выше? Как говаривали римляне, sapienti sat» (с).

«Умному достаточно», завершает свой пассаж автор, намекая тем самым на то, что тот, кто с ним не согласен, является дураком. Что же, видимо я не слишком умный человек, потому что у меня подобный пример преимущества латиницы над кириллицей вызывает ряд вопросов. Например, каким же всё-таки образом способ написания букв алфавита влияет на степень удовлетворения материальных и духовных потребностей жителей этих стран? Или почему Балабуха когда в 2004 году сравнивал уровень жизни между Хорватией и Сербией объяснил разницу в уровне жизни именно алфавитом, а не таким «мелочами» как последствиями международных санкций 90-хх годов или бомбардировками Югославии странами НАТО в 1999 году, которые самым отрицательным образом отразились на экономике Сербии?

Итог: по факту перед нами такая же лженаука что и опусы Бушкова с Задорновым. Книга Балабухи полна авторского невежества, подтасовок и дешёвой демагогии. Я, конечно, понимаю, что школьные учебники по истории далеко не идеальны, однако заменить их подобной псевдоисторической макулатурой без ущерба для своих знаний невозможно.

* – о том, что споры вокруг фигуры Ричарда III давно и широко известны может свидетельствовать хотя бы тот факт, что Джейн Остин в своей пародийной «Истории Англии» (год написания, между прочим, 1791) сообщает что «…нашлись и те, кто заявлял, что он НЕ убивал племянников, и я предпочитаю верить последним» (с). Если в конце восемнадцатого века пятнадцатилетняя дочка провинциального священника была знакома с доводами противников тюдоровской версии, то это значит, что уже как минимум два с половиной века любой интересующийся историей своей страны англичанин знает, что с каноническим образом коронованного горбуна-злодея не всё так однозначно. В свете этого пассаж автора о том, что «лишь немногих интересует правда о человеке, оболганном историей» (с) выглядит совсем комично.

Оценка: 2
–  [  9  ]  +

Олег Дивов «Храбр»

StasKr, 20 апреля 2017 г. 13:07

Ай, как нехорошо врёт в своём отзыве предыдущий лаборант! Никаких слов «экономика» и «обороноспособность» в повестях Олега Дивова нет. Более-менее подходящее по смыслу выражение «устойчивый экономический рост» встречается в эссе «Все имена Ильи Муромца», которое является приложением к художественному тексту, а не самим текстом. Иными словами лаборанту очень хотелось уличить Дивова в невежестве или уж в совсем халтурной работе, однако найти подходящие для этого примеры у него не получилось, поэтому пришлось выдумать абсолютно нелепое (для всех прочитавших «Храбра») обвинение. Что и говорить: низкий класс, грязная игра.

Что касается самих повестей, то чтобы там не писал Дивов в своих послесловиях, они явно неисторичны. Нет, ну серьёзно, если Соловей-разбойник – неандерталец, а Илья Муромец – неандерталец наполовину, то о какой историчности в произведении может идти речь? Перед нами фантастическое произведение в котором в качестве основы использованы наши былины. Ну, а раз так, то не вижу смысла ловить автора на противоречиях, пристрастностях в работе с источниками и откровенными передёргиваниями (а ведь эссе Дивова дают замечательную возможность для самой суровой критики).

Возможно кого-нибудь может оскорбить «гениальная» идея автора сделать из Илья Муромца наполовину неандертальцем, но лично я не вижу в этом ничего по-настоящему обидного. В повестях Дивова Илья Муромец предстаёт таким же, как и в знакомых нам с детства былинах: невероятно сильным, храбрым, выше всего ставящим правду и справедливость богатырём и защитником Земли Русской. Ну а то, что в этих произведениях Илья ликом слегка звероват, так это ничего, в конце-концов не за красивое лицо полюбил его народ русский.

Пожалуй, самым главным недостатком «Храбра» является его краткость, если не сказать – куцость, ведь перед нами всего лишь два фрагмента из жизни великого богатыря. Очень жаль, что Олег Дивов в своей работе ограничился всего лишь парой былин, ведь этот тот случай, когда набор самостоятельных историй в своей совокупности выглядит гораздо лучше, чем каждая из них по отдельности. Будь повестей не две, а хотя бы пять или даже десять, то можно было бы описать всю биографию Ильи Муромца: от его первых шагов на богатырском поприще до самой смерти. Заодно можно было бы рассказать подробнее и о других героях: Добрыне Никитиче, князе Владимире и т.д. В нынешним же виде «Храбр» выглядит брошенным на полдороге. Отсюда и относительно низкий балл всему циклу.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Анна Ахматова «"Путник милый ты далече..."»

StasKr, 4 апреля 2017 г. 13:59

Вообще-то творчество Анны Ахматовой оставило меня равнодушным. Может быть она действительно выдающаяся поэтесса, но точно «не мой» автор. Однако из любого правила есть исключение и данное стихотворение мне пришлось по сердцу.

«Путник милый, ты далече...» – замечательное стихотворение, давным-давно оторвавшееся от самой Ахматовой и зажившее вполне самостоятельной жизнью. Впервые я услышал его в качестве романса и довольно долго даже не подозревал, кто его автор. Не подозревал до тех пор, пока не услышал ДРУГОЙ вариант песни в исполнении Светланы Сургановой (альбом «Влюбленная Шопена», 2005 год). Только после этого я полез в интернет и стал разбираться с этим стихотворением, откуда и узнал что оно принадлежит нелюбимой мною поэтессе.

Почему слово «другой» выделено большими буквами? А дело в том, что Светлана Сурганова и Татьяна Хмельник самым хулиганским образом добавили к ахматовскому тексту четыре четверостишья, написанные в совершенно иной манере, нежели той, в которой писала Ахматова. Обычно я не одобряю подобные эксперименты над классикой, однако в этот раз получилось неплохо. Конечно, в таких делах важна умеренность, но мне кажется Сурганова и Хмельник эту черту не преступили. Ну и конечно не стоит забывать про отличную музыку и прекрасное исполнение превратившую эту песню в хит.

Итог: в настоящее время вариант Сургановой и Хмелик как бы не популярнее исходного варианта. Однако и оригинальный текст достоин того, чтобы с ним ознакомиться.

Оценка: 8
–  [  19  ]  +

Александр Бушков «Алый, как снег»

StasKr, 21 марта 2017 г. 18:30

Это финальная книга того Таларского цикла, что начался ещё в девяностые годы. На протяжении последних романов Бушков методично закрывал одну за другой старые темы. В «Чёртовой Мельнице» была уничтожена Багряная Звезда. В «Король и его королева» пал Горрот. В «Вертикальной воде» – уничтожен Токеранг. Таким образом, у Сварога оставался только один старый противник – Воплощение Воздуха…

Впрочем, первую половину невеликой по объёму книги занимает скучнейшее описание посещение Сварога и Яны в доштормовое прошлое Талара. Сделано это с вполне очевидной целью: дело в том, что рейд по уничтожению Воплощения Воздуха столь стремителен, что его хватило бы только на повесть средних размеров, но никак не на роман (пусть даже скромного объёма).

Сама история путешествия в прошлое Талара сведена к посещению курортного города с его ресторанами, театрами и злачными заведениями. Может быть в следующих книгах тема о возможности путешествия эпоху до Шторма и будет раскрыта подробней, а пока всё на что хватило Бушкова – лишний раз продемонстрировать склонность императрицы Яны к эксгибиционизму. Если в «Король и его королева» она в присутствии Сварога позволила насильникам залезть ей в трусы, то здесь – устраивает на глазах публики стриптиз, а позже – голая разъезжает на лошади в компании столь же голых придворных.

По традиции Бушков (ну или его негры) в процессе закрытия старых тем продолжает «радовать» такими сюжетными несостыковками, что остаётся только развести руками. Так в первой главе книги автор решил дать объяснение феномену дакаты с которым Сварог столкнулся в «По ту сторону льда». Разумеется, во всём виноваты Хитрые Мастера, которые на протяжении шестисот лет ураганили на морских просторах. Вот только есть одна маленькая беда: в этом романе сообщается, что даката существует всего шестьсот лет. Между тем, во второй (и лучшей!) книге цикла хелльстрадский король Фаларен Первый, который родился до Шторма случившегося пять с половиной тысяч лет назад, прекрасно осведомлён о существовании подобного феномена. При желании, конечно, этой несостыковке можно найти более-менее логическое объяснение, однако сдаётся мне, что в данном случае повторяется ситуация с домовым Карахом, который в первой же книге заявил о своём знакомстве с токеретами, а потом, Сварог на протяжении нескольких романов по всей планете искал хоть кого-нибудь, кто знает что-нибудь про лилипутов.

Кстати, в ходе написания отзыва я решил перечитать тот отрывок из «Летающих островов» и обнаружил, что до Шторма на Таларе должны были существовать монархическое государства. Во всяком случае Фаларен Первый издеваясь над предками ларов говорит «Ни одного члена тогдашних венценосных фамилий там не оказалось». Между тем, прибыв в прошлое Сварог и Яна обнаруживают, что ни одной монархии на Таларе нет. Интересно, это очередной авторский ляп или намёк ответа на вопрос, который мучил героев «точно ли это – прошлое НАШЕГО мира»?

Ну и, конечно, самая смешная фраза романа это: «В неделе у них тоже семь дней, но дней в неделе – шесть». Александр Александрович, не поленитесь и выпорите своего негра на конюшне за столь халтурную работу.

В принципе первые восемь глав можно пролистнуть, всё равно для основного сюжета книги они не играют никакой роли (это, кстати, было одной из причин, почему роману был поставлен столь низкий балл). А вот с девятой главы начинается то, ради чего «Алый, как снег» и был написан. Сразу становится заметен если и не авторский интерес, так хотя бы какое-то писательское оживление.

Безусловно, лучшие (насколько это вообще возможно для откровенно слабой книжки) страницы книги – это поход по залам Здания, в котором расположился Безумный Зодчий. Конечно, смерть членов Странной Компании раздражает очевидным желанием автора наконец-то закрыть тему, начатую ещё в «Летающих островах» (особенно это желание заметно в случае с идиотской гибелью Мары), однако определённое впечатление эта череда смертей производит. А вот само столкновение с Воплощением Воздуха, как обычно и бывает у Бушкова, оказалось довольно неинтересным. Кстати, здесь стоит воздать должное автору: Воплощение Воздуха он явно избрал не с бухты-барахты, ведь тема Безумного Зодчего мелькала ещё во второй и третьей книгах.

Итог: ну вот и всё. Главный Злодей повержен, цена за Победу – заплачена. Автор даже смог в качестве эпилога изобразить жирную точку для всего цикла. Конечно, сериал будет продолжен, ведь Сварог – лар, а лары живут по тысяче лет, однако особого смысла в этом с точки зрения Глобального Сюжета уже точно не будет. Теперь даже самые суровые критики не смогут упрекнуть автора, что он не может закончить давным-давно надоевшую ему историю. Предназначение Серого Ферзя – выполнено, а все последующие книги – не более чем бонус тем читателям, которые захотят узнать, что случилось со Сварогом после того как он совершил свой самый главный подвиг в жизни.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Мария Заболотская «Рыжая племянница лекаря»

StasKr, 21 марта 2017 г. 07:09

С творчеством Марии Заболоцкой я познакомился в 2012 году, когда прочитал «И.о. поместного чародея». Тогда мне показалось, что не смотря на имеющиеся недостатки дебютной книги у автора есть перспективы и я взял её на заметку. И вот, спустя пять лет, когда я узнал, что у Марии вышел новый роман, было решено уделить ему своё внимание.

Сюжет произведения строится вокруг племянницы лекаря, которую окружающие люди считают если и не ведьмой, то человеком, притягивающим к себе различные неприятности (и, как показывают события книги, не напрасно). После того как её опекуна берут на должность личного лекаря герцога, Фейн (так зовут главную героиню) пытается разгадать тайну его безумия.

Главная героиня романа – феерическая дура у которой язык постоянно опережает мозг. Но при этом Фейн наделена отвагой и золотым сердцем. А ещё она очень молода, поэтому зачастую её глупости проистекают из нехватки жизненного опыта, который бы дал возможность просчитать последствий своих поступков.

Начало романа напрягло обилием петросянщины. Я уже даже подумал, что за прошедшие несколько лет у Заболоцкой изменился литературный вкус и её покинуло чувство меры. К счастью после того как героиня вместе со своим дядюшкой оказались в замке герцога градус идиотизма снизился до вполне приемлемого уровня. Причём этот идиотизм объясняется жизнерадостным характером Фейн, а не желанием автора насытить текст максимально количеством шуток и гэгов.

Поскольку книга написана женщиной и для женщин, то эмоциональная составляющая книги несколько преобладает над событийной. К счастью у автора всё в порядке с чувством меры, так что сюжет не застывает в любовной патоке или самокопаниях героини. Если события будут развиваться в том же темпе, то вторая книга станет завершением неплохой истории.

Итог: вариация о заколдованном принце у Заболоцкой вышла весьма неплохой. А ещё в книге есть взросление главной героини, первая и безответная любовь, ведьма, демон и древние духи с их магией. Всё это изложено неплохим языком и с изрядной долей иронии. Любителям женской фентези – рекомендую взять роман на заметку.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Дмитрий Старицкий «Горец»

StasKr, 20 марта 2017 г. 07:58

Цикл-разочарование. Старицкий смог придумать неплохой сеттинг, связанный с Первой Мировой Войной, однако вот главный герой вызывает только раздражение и скуку. Савва Кобчик – стандартный «Янки при дворе короля Халтура» сочетающий в себе:

– талантливого изобретателя, создавшего буквально ВСЁ (от женских чулок до бронепоездов);

– акулу капитализма, за несколько лет построившего бизнес-империю:

– одарённого полководца способного разработать и воплотить в жизнь военные операции на уровне полков и бригад;

– счастливого семьянина, у которого помимо красавицы-жены есть ещё силы на красавицу-наложницу (жена одобряет выбор супруга) и череду любовниц.

На протяжении всего цикла на героя сыплется бесчисленное количество наград: ордена и медали, звания, дворянские титулы, земельные наделы, крупные денежные премии. И, конечно, Савве обеспечен стремительный карьерный рост во всех союзных государствах вплоть до вакансий на королевских тронах.

В общем Старицкий своим героем ухитрился собрать абсолютно все штампы жанра. Теперь вы понимаете, почему я называю «Горца» циклом-разочарованием?

Ко всему вышесказанному также необходимо отметить, что история Саввы изрядно затянута. Без особо ущерба для сюжета цикл можно было бы сократить на том-полтора. Сами можете представить, сколько воды в этих книгах.

Из чисто мировоззренческих замечаний: если учитывать, что война в параллельном мире, в который попал главный герой, является аналогом Первой Мировой Войны, то можно прийти к выводу о том, у автора предельно примитивный взгляд на серию революций, произошедших в начале XX века. Свести тектонические процессы в жизни общества связанные с социал-демократическим движением к вульгарной теории заговора и тайным обществам, которым управляет монарх островной державы (Британия ухитрилась нагадить даже здесь!) – это пошлость высшей пробы. Лично я пошлость не одобряю, отсюда и дополнительный минус один балл всему циклу.

Из положительных сторон кроме интересной завязки (герой сражается не на стороне условной Антанты, а на стороне аналога Тройственного союза) можно отметить гладкий слог, которым написан этот цикл. Читались эти книги легко и быстро. Пожалуй это их главное достоинство.

Итог: ценность «Горца» относительно невелика. Это довольно посредственная развлекательная литература в нише «наши в другом мире», которая не имеет никаких преимуществ перед собратьями по жанру. Вы ничего не потеряете, если не прочтёте эти книги.

P.S. Отзыв был написан до того, как автор закончил пятую часть цикла. А закончил он его не просто плохо, а очень плохо. Перед нами образцовый пример того как НЕ НАДО этого делать. Из-за откровенно слабого и абсурдного финала снизил общую оценку циклу ещё на один балл.

Оценка: 4
–  [  10  ]  +

Г. К. Честертон «Сломанная шпага»

StasKr, 16 марта 2017 г. 05:22

Отец Браун однозначно проживает в параллельном мире. Почему я так думаю? Так ведь из рассказа следует, что история в мире отца Брауна пошла по иному сценарию, чем в нашем!

Точка бифуркации, по-видимому, случилась где-то в 1840-х годах, когда начавшееся республиканское восстание на юге Бразильской империи (известное как война Фаррапус) не потерпело поражение, а победило. В результате этого Бразилия перешла к республиканской форме правления, а во главе государства встал Джузеппе Гарибальди, которому было уже не суждено стать объединителем Италии. Зато ему пришлось повоевать с Британской империей в конце 60-хх – начале 70-хх годов и нанести поражение британскому экспедиционному корпусу. Собственно в обстоятельствах связанных с подоплёкой сражения, после которого Гарибальди повесил командующего британскими войсками и разбирается отец Браун.

С чего я взял, что «президент Оливье» (так Честертон именует лидера Бразильской республики) является Джузеппе Гарибальди? Совпадает имидж – чёрная борода и красная рубашка, а также черты характера – великодушие и благородство. Во второй половине XIX века нет других исторических деятелей, которые столь точно подпадают под подобное описание. Ну и к тому же Гарибальди реально воевал в Латинской Америке, в том числе и в Бразилии в 1836 – 1848 годах. Очевидно, что в альтернативной вселенной Честертона он победил, стал президентом и ввязался в войну с Англией. Скорее всего, это произошло во второй половине 1860-х или начале 1870-х годов, поскольку его противник – генерал Сент-Клер до этого отличился в подавлении восстания сипаев 1857 – 1858 годах и каких-то войнах в Африке, возможно против ашанти (1863 год) или эфиопов (1867 – 1868 годы).

Одним из последствий президентства Гарибальди может являться то, что крупнейший военный конфликт Южной Америки того периода – Прагвайская война (1864 – 1870 годы) или вообще не случился или пошёл совсем по иному сценарию. Возможно где-то здесь и кроются причины, побудившие Британскую империю начать вторжение в Бразилию. Из рассказа не ясно, кто вышел победителем в этой войне, но мне кажется, что после того как президент Бразилии повесил сдавшегося в плен генерала Сент-Клера у Великобритании не было иного выхода как продолжить войну до победного конца не считаясь ни с человеческими жертвами, ни с финансовыми затратами. Мировой гегемон (а Британская империя в середине XIX века была именно им) просто не может спустить кому-либо, а уж тем более второстепенному государству, подобное оскорбление. Гарибальди мог выиграть ещё несколько сражений, но переломить ход событий было не в его власти. Как мне представляется, сначала британцы заняли крупнейшие города Бразилии и загнали остатки защитников в джунгли, а потом либо подавили остатки сопротивления и присоединили Бразилию к своей империи в качестве доминиона, либо (что вероятнее) сформировали марионеточное правительство, которому и пришлось добивать сторонников Гарибальди.

В связи с вышеизложенным необходимо передать пламенный привет тем 33-м из 37-ми лаборантов, которые в классификаторе указали на то, что события рассказа разворачиваются в нашем мире. Незнание истории отечественными читателями просто ужасает. И если для того, чтобы отгадать личность Гарибальди ещё надо постараться, то информация о том, что Британская Империя не воевала с Бразилией – довольно очевидна.

Если говорить об основном сюжете рассказа, то он не произвёл на меня особого впечатления. Историй о предательстве (как вымышленных, так и настоящих) я и до этого читал более чем достаточно, так что ничего нового для себя я не открыл. На мой взгляд, история рассказанная Честертоном лишний раз иллюстрирует идею о том, что справедливость и благородство в политике не просто являются лишними, они прямо противопоказаны государственным деятелям. Если бы Гарибальди обошёлся милостиво с английским генералом, то у него был бы небольшой шанс закончить войну с сильнейшей державой на планете на более-менее приличных условиях. Но он поступил с поддонком именно так, как тот и заслуживал, в результате чего повешенный стал национальным героем, а благородный президент Бразилии навсегда запятнал своё имя.

А вот что мне совсем не понравилось, так это финал истории, в котором отец Браун в угоду своим домыслам и в ущерб всякой логике стал рассказывать о том, что НА САМОМ ДЕЛЕ генерала Сент-Клера повесили его собственные подчинённые. Довод «Я ничего не могу доказать, но – и это важнее! – я вижу всё» – просто позорен для мало-мальски разумного человека. С таким же успехом можно обосновать самые безумные бредни, например идею масоно-рептилойдного заговора против человечества или гипотезу о том, что Владимир Ильич Ленин являлся грибом. Позволю себе выступить в роли Капитана Очевидности: если бы Гарибальди действительно не повесил Сент-Клера, а отпустил его на волю, то осталось бы масса свидетелей этому поступку, причём не только со стороны англичан (которые, якобы, все как один сговорились о том, чтобы обвинить президента Бразилии в военном преступлении), но и со стороны бразильцев, которые точно не стали бы молчать об этом. Чтобы это понять, не нужно быть семи пядей во лбу, а ведь отец Браун заявляется автором как человек неординарного ума и прозорливости. Может быть это и так, однако, как мы видим в этом рассказе, герой Честертона в ходе своих рассуждений склонен подменять гипотезы, построенные пусть и на косвенных, но фактах, на романтические фантазии, а значит как детективу ему грош цена.

Итог: благодарю Юрия Нерсесова (известного в кругах поклонников творчества Веры Камши как Змей) за то, что обратил внимание на то, что события рассказа происходят в альтернативной Бразилии. В противном случае я бы «Сломанную шпагу» просто не прочитал, ибо детективы – это не мой жанр. Другие истории про отца Брауна читать не буду, ибо этот персонаж меня разочаровал.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Тарас Шевченко «Катерина»

StasKr, 12 марта 2017 г. 09:39

До сей поры из всей «Катерины» знал только общую канву истории и главную идею этой поэмы, которым украинцы размахивают на каждом шагу:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Кохайтеся, чорнобриві,

Та не в москалями

В общем – не дай русскому, дай своему, чернобровому. Уж он точно не обманет, ага. Однако по своей наивности домысливал, что до самоубийства Катерину довёл именно москаль, соблазнивший её, а потом, узнав что она забеременела, отказавшийся взять её замуж. Каково же было моё удивление, что всё обстоит несколько иначе…

На протяжении всей поэмы Шевченко снова и снова высказывает мысль о том, что единственный отрицательный персонаж этой истории – русский офицер, который соблазнил наивную украинскую крестьянку. Хотя если вдуматься, то остальные герои гораздо хуже.

Катерина – вроде как безвинная жертва клятого москаля и жестоких нравов общества. Однако всё сочувствие к ней у меня исчезло после того, как она бросила младенца в сугроб перед тем как побежать топиться. Но, конечно, перед тем как нырнуть в прорубь она вспоминает о Боге и вручает ему свою душу. Самоубийца и детоубийца – это как раз тот, кто нужен Господу, ага.

Мать и отец Катерины? Это вообще самые мерзкие персонажи поэмы. Катерина оставила младенца на обочине зимней дороги будучи в состоянии аффекта, однако эта сладкая парочка, когда выгоняли дочь и внука из дому действовали расчётливо и с холодной головой. Почему с холодной головой? Да потому, что времени подумать у них было более чем достаточно (больше года), да и тот факт, что дочь оказалась на большой дороге в старом кафтане и с пустой торбой, говорит о многом. Изуверская логика в этом есть: раз дочь теперь – отрезанный ломоть, то зачем добру из хаты пропадать?

Кто-то может сказать, что у родителей не было выбора. Это полная чушь. Катерина не первая и не последняя девушка, оставшаяся с дитём на руках после того как «жених» исчез в неизвестном направлении. И далеко не родители после этого выгоняли непутёвую дочь из дома. Ведь почти всегда имелась возможность выдать её замуж. Да, круг потенциальных женихов в этом случае резко сужался и приходилось увеличивать приданое, однако что важнее для нормальных родителей: барахло или жизнь единственного ребёнка? Байстрюка, правда, ждала в дальнейшем не сильно весёлая жизнь, зато дочка в глазах сельского общества становилась приличной женщиной.

Но даже если и отсутствовала возможность выдать порченную девку замуж, то всегда можно было просто плюнуть на соседские пересуды и оставить всё как есть. Такой вариант, конечно, гораздо хуже, чем женитьба, однако и это позволило бы сохранить жизнь дочери и внука. Но как же жить типа честным селюкам, если соседи справедливо указывают на тот факт, что их дочь оказалась женщиной с пониженной социальной ответственностью? Смирить гордыню и принять свою часть вины за позор, ведь ни мать, ни отец особо не противились связи дочки с русским офицером? Ну, вот ещё! Гораздо проще выгнать Катерину с ребёнком из дома с издевательским советом отправиться в Москву к свекрови, зная, что ни мужа, ни свекрови у Катерины нет. При этом родители жалуются на то, что их ожидает одинокая старость, а мамаша и вовсе картинно падает в обморок, однако мысль оставить у себя хотя бы внука их головы не посещает.

На фоне этих «замечательных» людей русский офицер Иван выглядит довольно прилично. Да, соблазнил молодую деревенскую дуру, которая воображала, что дворянин (а офицером в 1828 году мог быть только благородный человек) женится на крестьянке. Но расстался он с нею не из-за того, что узнал о том, что Катерина понесла, а из-за начавшейся войны с Турцией. Впрочем, Шевченко воспринимает войну скорее как отмазку, а не достойный повод для расставания. И при повторной встрече Катерины с Иваном автор активно намекает, что коварный москаль узнал в бомжихе, в которую за полгода скитаний превратилась героиня, свою бывшую возлюбленную, однако не захотел иметь с ней дело. А в финале, случившимся лет через десять после смерти Катерины, проклятый соблазнитель при мимолётной встречи по чёрным бровям* опознаёт своего сына, которого раньше никогда не видел, однако не желает признать его.

«Радует» в этой истории общая незамутнённость героев-украинцев. Воспитать свою дочь в строгости, чтобы блюла себя до свадьбы? Зачем это нужно! Следить за ней, если в селе расквартировались солдаты? Ну, вот ещё, а вдруг ей повезёт и она всё-таки окрутит доверчивого москаля! Из «гениального» бизнес-плана «подложим дочку под офицера» ничего путного не вышло и теперь надо как-то решать вопрос с внебрачным ребёнком? Ну, вот ещё, давайте просто выгоним молодую дуру из дома и тем самым обречём её на смерть!

Самое неприятное состоит в том, что автор, выставляя в максимально негативном свете русского офицера, нигде не осуждает поведение ни самой Катерины, ни её родителей. Во всей истории есть только один виноватый – офицер-москаль. Благодаря столь избирательной слепоте рассказчика получается, что украинцы – правы всегда, а русские – всегда во всём виноваты. Если именно это было главной целью поэмы, то тогда автор достиг своей цели, в результате чего «Катерина» уже два века сеет ненависть между народами.

Итог: как в капле воды может отразиться целый океан, так и в классическом произведении литературы может отразиться характер народа, породившего автора данного шедевра. И если Тарас Шевченко – величайший украинский поэт, а «Катерина» – одно из главных его произведений, то я даже не знаю, что сказать по этому поводу…

P.S. Отдельно порадовало посвящение этой поэмы Василию Андреевичу Жуковскому. Жуковский сам был незаконнорожденным ребёнком и вряд ли ему было так уж приятно напоминание об этом факте из своей биографии. Но видимо слово «тактичность», а также правило «В доме повешенного не говорят о верёвке» Кобзарю были неизвестны.

P.P.S. Спасибо блогеру eho_2013 и сообществу peremogi, благодаря которым я познакомился с этим образчиком русофобской литературы.

* – на фоне столь мощной авторской задумки индийские фильмы с их родимыми пятнами, по которым можно узнать давно пропавших родственников, нервно курят в сторонке.

Оценка: 4
⇑ Наверх