FantLab ru

Все отзывы посетителя majj-s

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Дерек Кюнскен «Квантовый сад»

majj-s, позавчера в 10:03

Все мы недостойны милости

«Война становится диким зверем сразу же, как появляется на свет. Ты можешь пытаться приручить этого зверя, но хозяина у него никогда не будет.»

Дерек Кюнскен продолжает историю Homo Quantus Велизариуса Архонта из далекого сингулярного будущего, где разнообразие генетически-модифицированных человеческих типов не изменило глубинной сути пороков и слабостей. Злоба, алчность, зависть, собственничество и агрессия по-прежнему правят бал.

А Велизариусу так необходимо тихое пристанище, где он и другие представители его расы могли бы обрести спокойную мирную жизнь. Раса, которая была подвергнута геноциду и практически уничтожена? Да, но теперь у команды Вела есть уникальный артефакт — Врата времени, с помощью которых можно многое изменить в причинах и следствиях.

Только вот,сделать все неспешно не получается, потому что чертом из табакерки выпрыгивает Пугало и то совсем не добряк Страшила из страны Оз. Это существо может уничтожить Вселенную, что и собирается сделать. И вновь продолжаются бой, а чтение Игоря Князева служит решающим аргументом продолжать знакомство, когда задаешься вопросом: «Оно мне надо?»

Предупреждая вопрос — задаешься на всем протяжении книги. В отличие от «Квантового волшебника», где для выполнения миссии объединились такие разные представители Человечества 2.0 и сначала было интересно разбираться во внешних различиях с предысторией, приведшей к созданию той или иной расы, в социальном устройстве, в ментальности. А после — наблюдать, как. такие разные они превращаются в команду.

«Квантовый сад», вопреки названию, создает впечатление переноса из блокбастера с дорогими декорациями, костюмами, сложным гримом, высокотехнологичными спецэффектами — в бюджетный телесериал. Действие большую часть времени ограничено кораблем, а введение дополнительной сюжетной ветки, в которой Иеканджика должна вернуться на сорок лет в прошлое и убить того, чье отсутствие в мире сделает ее несчастной, потому что только это может обеспечить успех революции, все изрядно запутывает.

Сортирный юмор «дворняги» Стиллса вызывает стойкий рвотный рефлекс, занудство ИИ св.Матвея — раздражение, сложности семейных отношений и невозможность проникнуться чувствами Иеканджики, которую боготворимая ею Рудо сделала младшей женой лишь за тем, чтобы та стала оружием убийства — все это рождает изрядный когнитивный диссонанс и, скажу откровенно — скуку.

На Гудридс книгу хвалят, надеюсь, вам она понравится больше. чем мне.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Юлия Яковлева «Даль»

majj-s, 8 августа 12:46

Толковый словарь живой великорусской Одиссеи

«Чувство, что он тоже умрет и будет забыт охватило студента. Оно было похоже на грусть и немного на жалость, сразу ко всем тем, кто тоже будет забыт как он.»

Ну, он-то, положим, не забыт, к «Толковому словарю живого великорусского языка» постоянно обращаются и сегодня, спустя полтора с лишним столетия. Но кто помнит., что Владимир Иванович Даль служил мичманом на флоте? А кто, что он был медиком широкого профиля: хирургом, окулистом, военврачом? Что построил мост через Вислу? Что его высоко ценил Пирогов, который, кстати, был его однокашником по Дерптскому Университету? Что дружил с Пушкиным, и производил прозекторское вскрытие после его смерти? Что на протяжении всей жизни служил мишенью доносчиков и многое чрез то претерпел?

Ни о чем из перечисленного в книге Юлии Яковлевой не будет. Кроме, разве, последнего. Когда очередной донос грозит разрушить жизнь героя и тот отправляется в Петербург, чтобы защитить себя от обвинения. События относятся ко времени учебы Даля на медицинском факультете в Дерптте (ныне Тарту, Эстония). До этого, на флоте он служил под командованием капитана, причастного к заговору Декабристов. Владимир Даль, отсидевший в то время семь месяцев на гауптвахте за эпиграмму, становится мишенью очередного подметного письма, обвиняющего ни много ни мало — в государственной измене.

Отправляясь в путь студентом-медиком с интересом к разным словам, к финалу странствия, которое должно бы взять меньше суток времени, а возьмет, как полагается Одиссее, неизмеримо больше — к финалу герой обретет суперпауэ, и великая цель воссияет перед ним. Но случится то не скоро. Прежде Владимир Иванович, а с ним слушатели пройдут многие опасные, увлекательные и страшные испытания — говорю «слушатели», потому что в бумажном или электронном виде я безуспешно искала роман года четыре, но на Сторителе он есть в аудиоформате, в роскошном исполнении Юрия Чурсина со всякими спецэффектами, вроде бряцания лошадиной сбруи, ржания, топота копыт, воя ветра.

И это что-то невероятное. Написано в пост-пост-мета-мета-жанре камео, когда реальный исторический персонаж становится участником авантюрного романа с немалой хоррор-мистической составляющей. Но при этом «Даль» не вызывает читательской досады, обычной для большинства этого рода произведений. Знаете. когда Ламприер (тоже составитель словаря, к слову) предстает супергероем или Ада Байрон Мессалиной. У Яковлевой все очень аккуратно и напоминает скорее о развернутой предыстории Гирина из «Лезвия бритвы» Ивана Ефремова, помните, когда он помог девушке Анне, паромщице?

Да и в целом мистики здесь именно. что призвук. Для всякой потусторонней жути последовательно проводится сеанс черной магии с полным ее разоблачением, но в конце каждого эпизода ставится такая жирненькая запятая, опровергающая рацио. И не могу не сказать несколько слов о языке. Обсуждая на днях «Нашествие» Яковлевой в одном читательском сообществе, говорили. что не Набоков, так ведь и никто не он. Но именно в этом случае язык великолепен, а на слух — прямо-таки бальзам для читательского сердца. Авторский слог великолепен, речевые характеристики безупречны, а все вместе — объяснение в любви в языку и его хранителю.

Отличная книга, недаром читательское чутье гнало на поиски несколько лет после того, как прочла о ней в случайном анонсе. Это того стоило.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Дэвид Бальдаччи «Черная земля»

majj-s, 6 августа 10:31

Я уеду жить в Лондон

«Я ставлю на то, что Лондон, штат Северная Дакота, все-таки превратится из обычного нефтяного городишки в то место, где люди захотят жить.»

В окрестностях городка нефтяников Лондон в Северной Дакоте происходит жестокое убийство. Молодая женщина, изуродованная до неузнаваемости, брошена на съедение диким зверям. Ее грудная клетка и череп вскрыты прозекторским способом, органы иссечены, мозг отсутствует, а кожа с лица, вместе со скальпом, собрана в узел на передней части головы.

Любители крови кишок и доброты взбодрились? Можно продолжать? После того, как на тело случайно натыкается охотник, в город прибывают агенты ФБР Амос Декер и его напарница Алекс Джеймисон. Это сквозные персонажи автора, «Черная земля» (в оригинале Walk the Wire — пройтись по проволоке) шестой роман о Декере. Что о нем стоит знать: 1. при трагических обстоятельствах потерял жену и дочь, скорбь по ним не оставляет его ни на минуту; 2. в результате ранения в голову обрел абсолютную память. О ней не надо знать ничего, кроме того, что в прошлом фотомодель, а теперь отличный спецагент

Начальство использует их втемную, не объясняя, почему личность убитой так важна, однако обеспечивает дополнительную помощь и поддержку тяжелой артиллерией других сквозных героев Болдаччи,агента Уилла Роби с напарницей Рэйчел. Если Декер-Джеймисон мозги, то вторая пара — безупречная физическая форма, сила и ловкость. Роби может вплавь пересечь Ла-Манш, в одиночку захватить Форт Нокс, а после станцевать на чемпионате мира по бальным танцам, и все это не снимая лыж.

Такое усиление оправдано, начальству, знаете ли, всегда виднее, как вскоре выяснится. Дело разрастается снежным комом, убийства, самоубийства и похищения людей множатся, втянутыми в происходящее оказываются военно-промышленный комплекс, религиозная организация, ЦРУ, местные воротилы. И если при упоминании последних вы презрительно усмехнулись, то зря. Нефть, дети мои, это серьезный бизнес и серьезные деньги, которые всегда в тесном соседстве с криминалом.

Кстати о нефти. Немногое, за что я благодарна автору — это развернутая лекция о фрекинговом способе нефтедобычи. Реально, очень интересно. Финал доставляет немалое удовольствие как неожиданностью, так и тем, что все наконец закончилось. Но исполнение Игоря Князева способно придать шарм даже такому алогичному нагромождению штампов.

Уверена, что книга найдет множество поклонников.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Юлия Яковлева «Нашествие»

majj-s, 5 августа 12:10

Человек человеку волк

Восемьсот двенадцатый год

Даст ненастье иль крах династий?

Будет петь и рыдать народ,

И еще, и еще двенадцать.

Вознесенский «Юнона» и «Авось»

Июнь 1812, Смоленская губерния. Из Петербурга прибывает генерал Облаков, убедить помещиков в необходимости дополнительного рекрутского набора. Молод, но уже ветеран первой Наполеоновской войны. С ним жена Маша — Мари, как на французский лад все зовут ее (русские дворяне были франкофилами). Двое прелестных деток оставлены с боннами в столице Нет, жена не всюду сопровождает генерала, но здесь, под Смоленском. родовое имение ее родителей.

Надобно навестить их, и помочь уладить дело весьма деликатного свойства — брат Мари, молодой шалопай Алеша увлекся воспитанницей Оленькой — было у русских, да и не только у русских, дворян в обычае брать на воспитание бедную родственницу, с тем, чтобы стала товарищем для игр детям, ограждая от неподходящих знакомств, а после выступала компаньонкой — среднее между родней и прислугой. Только дети растут. Хорошо бы Мари увезла девушку к себе в Петербург: с глаз долой — из сердца вон. Алеше, тем временем, приищут подходящую партию с приданым. Юноша склонен жить не по средствам.

Впрочем, это относится ко всем графьям Ивиным. К чему экономить и ужиматься, когда в жизни столько радостей? А денег всегда можно добыть, продав какую-то часть земли. Или нескольких крепостных. Или заложить имение. Мари приходит в ужас, просмотрев счетные книги и убедившись, что родители почти разорены, и при этом ведут себя беззаботно как дети.. Но то внешний страх, глубокий внутренний связан для нее с возможной встречей.

Их сосед, Бурмин, прежний ее жених, шесть лет назад неожиданно и без объяснений расторг помолвку. Благо, ее не оглашали, а Облаков, выступавший парламентером, который принес ей прощальное письмо, тотчас посватался, и стала Маша столичной генеральшей. Подробностей причин разрыва у мужа не пытала, знала лишь то. что сказал, доставив письмо — тяжкое ранение при Аустерлице и развившаяся вследствие болезнь сделала невозможной для Бурмина семейную жизнь. Так он, по слухам, и живет анахоретом: крепостным вольные дал, из домашних слуг одного старого дядьку оставил, который его еще мальчиком нянчил. Как-то доведется встретиться?

Это лишь одно из семейств, одна из линий «Нашествия». здесь их несколько. Есть нувориши Шишкины: дед выкупил себя из крепостных, разбогател на торговле и теперь у них имение разорившихся дворян. Есть впавшие в нищету и согнанные из дома за долги отца сестры Вельде — буквально живут в шарабане, но мать не теряет надежды пристроить дочерей в замужество. Есть князья Несвицкие. прибывшие в смоленскую глушь пересидеть скандал, в центре которого оказалась своенравная и прекрасная княжна Алина.

И я еще совершенно ничего не сказала о мистической составляющей сюжета. А по уезду, меж тем, ползут недобрые слухи о Бурминском лесе. Нечисто там, волки безобразят. Да и волки ли то? Юлия Яковлева написала замечательно интересный роман, в котором историческое тесно соседствует и переплетается с фэнтезийным, любовное с авантюрным, а патриотический роман с правдой жизни (последнее почти никому и никогда не удается).

Поклонники исторического жанра найдут интересное и не вполне каноническое описание начала вторжения Наполеона. Ценители хоррор-фэнтези тоже не уйдут обиженными. А более подготовленный читатель не устоит перед соблазном протянуть нити к «Войне и миру», «Ярмарке тщеславия», книгам Джейн Остен и Шодерло де Лакло.

Это круто, ребята. И написано так, что не оторваться

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ханну Райаниеми «Фрактальный принц»

majj-s, 4 августа 12:06

Сингулярность и арабские сказки

«Он пришел в город, забрал все разумы, превратил их в истории, сжал до размеров семечка, способного расцвести в любом сознании. Подарил вечную жизнь в пространстве книги под синей обложкой, вроде «Сказок тысячи и одной ночи».

Отличная новость для ценителей твердой НФ (я бы даже сказала твердейшей, твердокаменной — читать иных почти как глодать гранит и это тот самый случай). Но я о новости: Fanzon сделал аудиоверсию второй книги трилогии «Квантового вора» от финского писателя Ханну Райаниеми. Теперь, если у вас от чтения премудрого финна мозги встают раком «и мальчики кровавые в глазах», а иметь культовую книгу в читательском активе хочется, можно сделать это на слух.

«Фрактальный принц» продолжает историю постсингулярного общества, описанную в своеобразной авторской манере «показывать, не рассказывая». Райаниеми буквально глушит читателя аномальным количеством сложных для восприятия без подробного объяснения вещей. Объяснений давать он не любит, потому в пространстве книги теряешь ориентацию, даже будучи подготовленной знакомством с первой частью.

И здесь спасательным кругом становится история землянки Таваддуд, выстроенная в стилистике «Тысячи и одной ночи», в антураже арабской сказки.. Мы с удовольствием играем новыми оригинальными игрушками, но для жизни выбираем стабильность и предсказуемость. В сочетании консервативной кольцевой структуры «сказки в сказке» с высочайшей интеллектоемкостью секрет притягательности этой книги.

Один из секретов. Другой, и для меня он оказался решающим — исполнение Игоря Князева, в обществе которого продираться сквозь переусложненные понятийные кластеры не так страшно. И как. все-таки, бесподобно удаются этому артисту женские образы!

Однако вернемся к нашим гоголам. Во второй раз не откажу себе в удовольствии, сказать, что происхождением термин, которым в романе обозначаются те самые спресованные до состояния песчинки интеллекты из эпиграфа — происхождением он обязан вовсе не числу гуглл, а Николаю Васильевичу Гоголю с его « Мертвыми душами». Так-то, ребята. читайте классиков — будете как Ханну.

Миссия квантового вора Жака ле Фламбера, знакомого нам по первой одноименной книге трилогии, на сей раз лететь на Землю, чтобы разыскать и похитить ключевую. матричную личность полубога Матчека Чена. В этот поход его и бедняжку Миели с ее одушевленным кораблем Перхоннен (бабочка по-фнски) отряжает Жозефина Пелегрини, еще одна полубогиня из зоку.

А на Земле, совсем не похожей на нашу с вами нынешнюю голубую планету, опустошенной «диким кодом» (что-то, вроде инфовируса, в сингулярности, где сращение физического с информационным повсеместно — смертельного) — на земле борются могущественные кланы. Глава одного из них, авторитетный в городе Сирр Кассар Гомелец плетет интриги против Соборности, используя свою дочь Таведдад для соблазнения торговца гоголями Абу Нуваса.

Сказительница Таведдад (собственно, она сказительница Шахерезада в этом романе) опозорила семью разводом, а после спуталась с джинном — материальным воплощением дикого кода. Ах, как все сложно, но в этом-то вся и прелесть. На самом деле читать-понимать очень непросто. Этот роман не Эллочка Щукина, рост которой льстил мужчинам, потому что рядом с ней всякий чувствовал себя высоким, это такой книжный Эверест: сумеешь взойти — честь и слава тебе.

И таки да, оно того стоит. Не вечно же мир будет балансировать на грани. Авось выправится. И наступит она, вожделенная сингулярность, которая окончательно лишит нас всех надежд.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Стивен Фрай «Теннисные мячики небес»

majj-s, 3 августа 10:21

И аз воздам

«А то обстоятельство, что никто не знал, откуда взялся Саймон Коттер и почему он с такой неприличной быстротой забрался на самый верх, лишь добавляло ему загадочности, и добавляло изрядно. Вроде бы еще минуту назад никакого Коттера в мире не было, а минуту спустя он превзошел величием самого Гарри Поттера. На эту тему даже сочинялись стихи, благо удачное созвучие двух имен облегчало поиски рифмы.»

Стивен Фрай рассказчик хорош, хотя, как на мой читательский вкус, чересчур циничен. Фрай пересказчик великолепен. В его переложении разветвленная и сложная греческая мифология читается как увлекательный сериал, а события Троянской войны выстраиваются наконец в стройную логическую последовательность. Вот бы еще «Илиаду» от Фрая почитать.

«Теннисные мячики небес» не вполне пересказ «Графа Монте-Кристо». Скорее роман Дюма, перенесенный в декорации современности, где горькая участь Эдмона Дантеса выпадает славному парню Нэду: из хорошей семьи, молод и перспективен, любит лучшую девушку на свете и это взаимно. А на ролях Вильфора. Данглара Морсера и Кадрусса выступают два его соученика (один движим завистью. другой местью), кузен девушки Неда, сам влюбленный в нее, и амбициозный молодой полицейский, кое-кто из семьи которого состоит в связи с боевиками ИРА.

Все начнется в конце прошлого века, когда мобильных телефонов еще не было, компьютер воспринимался исключительно вычислительной техникой, а проблемы терроризма, связанного с Северной Ирландией стояли чрезвычайно остро. А продолжается спустя почти два десятка лет, в продолжении которых несчастный оклеветанный Нед будет томиться в застенках.

Судьба пошлет ему своего аббата Фариа, суперагента Бэйба, чьи подвиги в прошлом, но умище при нем. Под мудрым водительством которого несчастный узник постигнет науки. А дальше будет по источнику, потому что враги все то время, пока юноша выживал и превращался в мужчину, строили всякий свою карьеру, и делали это в режиме куда большего благоприятствования.

Поскольку действие перенесено в нашу цифровую эпоху, внезапно появившийся из ниоткуда загадочный красавец с интересной сединой, миллиардер, плейбой, спортсмен и медиамагнат, разумеется связан с высокими технологиями, этакий Илон Маск,. А репутация врагов, которую он с упоением разрушит, в свою очередь, строится на пропаганде семейных ценностей (ничего не напоминает?), этичной торговле и прочих подобных фишках доковидных времен.

На вопрос: «Зачем писать еще одного «Грвфа Монте-Кристо?» — я бы ответила:

- Сюжет больно хорош. а Дюма никто уж нынче не читает. Чтобы снова убедиться,

в бесплодности мести, которая за прошедшие полтора столетия стала чуть более очевидной. Чтобы показать, что ничего за это время не изменилось в отношении государства, склонного за некоторые проступки карать своих граждан несоизмеримо более сурово, чем отъявленных злодеев за жесточайшие преступления.

И еще об одном не могу не сказать. Когда предложили написать о книге для портала «Литературно», я выбрала «Теннисные мячики небес» из-за перевода. Сергей Ильин — всегда счастье встречи с лучшим из возможного.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Владимир Набоков «Прозрачные вещи»

majj-s, 2 августа 11:15

Абсолютный никто, человек в плаще

«Тонкий защитный слой промежуточной реальности раскинут поверх искусственной и естественной материи, и если вам угодно остаться в настоящем, то уж постарайтесь не прорывать этой напряженной плевы. Иначе неопытный чародей может вдруг обнаружить, что он уже не ступает больше по водам, а стойком утопает в окружении удивленно глазеющих рыб.»

Героя зовут Хью Персон и Набоков не был бы собой, если бы не выбрал для персонажа говорящего антонимичного имени. Которое на русский слух не отзывается дополнительным значением, но в англоязычном мире звучит как «персона» (некто значительный), в отличие от франкоговорящего, в котором, напротив personne — «никого нет» . На самом деле, фамилия — потерявшее слог скандинавское Петерсон, которое, в свою очередь можно интерпретировать как «сын Петра» или «сын камня».

Вики говорит, что повесть описывает атмосферу всеобщей пошлости с героями, неспособными ни на хорошие. ни на дурные поступки и не имеющими ни положительных, ни отрицательных черт. Что ж, в пошлости в набоковском континууме никогда не было недостатка, но сама по себе она его вряд ли так уж интересовала. Если и было у Сирина какое-то отношение -то скорее в духе амбивалентности имени героя — да есть, такие/такое, и во множестве, и мнят себя значительными персонами, по внутренней своей сути будучи никем.

Мне кажется «Прозрачные вещи» (а в варианте Сергея Ильина, лучшего из возможных переводчиков Набокова,), наверно все-таки не о пошлости. а о желании человека по имени «никто», не наделенного особыми талантами, неяркого незаметного стать кем-то значительным «персоной», утвердиться в мире. Желании столь же страстном, сколь бесплодном, ибо Никто, вопреки «Интернационалу» не станет всем. Не помогут этому ни деньги, ни вхожесть в привилегированные слои, ни присутствие рядом яркого интересного партнера.

То, что Хью с внезапной смертью отца, не заставившей страдать, обретает финансовую независимость — дает ему краткий миг эйфории, но не делает интересным или популярным. Работа редактора в издательстве, позволяющая запросто общаться со знаменитыми писателями (а мы говорим о первой трети прошлого века. когда влияние литераторов было колоссальным) позволяет козырнуть при случае интересными знакомствами, но не прибавляет собственной значимости. Брак с красавицей приносит не семейное счастье, но лишь статус нелюбимого и рогатого мужа.

Это о кажимости и действительности, о пугающем экзистенциальном, что проступает сквозь просвечивающую реальность данную в ощущениях. О слабости сдерживающих факторов культуры и воспитания против звериной сущности инстинктов.

О том. что вещи, люди, события часто оказываются не тем, чем представлялись.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Рагим Джафаров «Марк и Эзра»

majj-s, 1 августа 11:21

Все чудесатее и чудесатее

«С миром все в порядке! — отмахнулся Эзра. — Спасти бы то, что осталось от нас.»

В маленьком магазинчике, больше всего похожем на антикварную лавку, продают волшебные вещи. Не то, чтобы уж совсем сапоги-скороходы, шапку-невидимку или скатерть-самобранку — попроще и рангом пониже. Вроде плаща, надев его обретешь уверенность в своей привлекательности, которая передастся окружающим или браслета, стимулирующего творческое мышление. Но кто знает, не найдется ли меч-кладенец, если хорошенько помести по амбарам, поскрести по сусекам.

Надпись на вывеске гласит «Марк и Валентайн», второго никто не видел, заправляет в лавке один Марк, который никогда оттуда не выходит, а сведения о наружном мире получает из чтения газет полувековой давности. На резонное возражение, что новости несколько устарели, отвечает в том духе. что ничто не ново в подлунном мире, род приходит и род уходит, а земля остается вовек, и прочими екклизиастическими штуками.

В помощниках у него шестнадцатилетний приютский парнишка Эзра, прекраснодушный и любознательный, мечтает о большой любви, о том чтобы дать человечеству счастье для всех, даром, (и пусть никто не уйдет обиженным), что впрочем не мешает ему демонстрировать порой приземленную расчетливость. Ах да, двери лавочки всякий раз открываются в новой локации, о чем извещает надпись над дверью, но с проклятьем Вавилонской башни проблем не возникает — всякий входящий говорит на языке, понятном обитателям лавки.

У Марка есть могущественные враги, которые пытаются захватить контроль над этим чудесным местом, но Лавка надежно защищена. Проблемы посетителей хозяин решает, демонстрируя усталую высокомерную мудрость падшего ангела и немалое остроумие. Не забывая предупреждать, что чудеса опасны, а вред побочного действия может превышать (что чаще всего и происходит) пользу от применения. Так, в остроумных беседах и забавных сценках проходят дни обитателей, пока Эзра не решает. что нельзя, владея столь мощным ресурсом, не попытаться изменить мир к лучшему.

Статика романа сменится динамикой, а происходящее чем-то напомнит историю Алисы, в которой все страньше и страньше. Впрочем, есть ли в современной литературе что-то, что ее не напоминает?

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Павел Басинский «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды»

majj-s, 31 июля 11:57

Битва Гигантов

«И снова и снова встает вопрос: почему это так произошло? А нам-то что делать? Нам, которые не согласны со словами Николая Лескова: “Нельзя одновременно любить Толстого и Иоанна Кронштадтского”

Кто не знает Льва Толстого? А что, есть такие? Лет десять назад на Филиппинах, за столом, где, кроме меня, сидели англичанин, новозеландец, филиппинка, татарка из Узбекистана — моя сестра рассказывала о путешествии по Финляндии на туристическом поезде. Дорожные впечатления, люди, страна, архитектура, природа, как одеваются, чем кормили, сервис. И в финале, тузом из рукава: «А знаете, как поезд назывался? «Лев Толстой.» — стол грохнул.

Не оказалось в этой разношерстной и разноплеменной компании человека, который не оценил абсурда креативной мысли, присвоившей имя творца тому, что стало орудием убийства в самом знаменитом из его романов (с изрядной натяжкой, но это как если бы производители топоров одарили премиальную марку именем Достоевского). Лев Толстой, спустя век после смерти, фигура мирового масштаба и слава его прибывает от года к году.

Кто нынче помнит Иоанна Кронштадского? Я впервые прочла о нем в другой книге Павла Басинского «Посмотрите на меня», и стало открытием, что был такого масштаба, такого уровня всенародной известности и всеобщей любви человек, чудотворец, которого уже при жизни считали святым. а после смерти канонизировали. Что жил он совсем недавно, а умер за восемь лет до революции, и мы ничего, просто совсем ничего о нем не знаем.

Мы живем в мире информации, которая кажется доступной и свободной, но это лишь до определенного предела.. Басинский пишет, что сегодня в именных указателях весьма серьезных научных изданий отец Иоанн фигурирует как «черносотенный проповедник», а в советское время даже студенты семинарий и духовных академий не имели доступа к его произведениям, которые находились в спецхране» о нем нельзя было писать богословских диссертаций. Почему это забвение случилось с тем, кто мог быть достоянием нации и столпом церкви?

С человеком, которого Александру III в беседе о наиболее влиятельных людях России еще в 1891 году назвали вторым после Льва Толстого, и он согласился. С тем, кто, спустя десять лет станет яростным гонителем и инициатором отлучения писателя от церкви — от государственной церкви в государстве, где все социальные структуры были пронизаны православием — тем настроив против себя абсолютное большинство думающих людей России.

«Святой против Льва» — работа, в которой один из лучших специалистов-толстоведов и главный популяризатор Толстого в современной России, Павел Басинский воссоздает историю этой трагической для русской культуры вражды, предельно обострившей противоречия между либералами и консерваторами. Противостояния, которое окончательно развело народ и интеллигенцию. Плодом ядовитого цветка которой отчасти стал сегодняшний раскол нашего общества.

По сути, сдвоенная биография священника и писателя, в части второго подробно рассматривающая именно аспект религиозности, начиная с ранних лет., с культа матери, которой не успел узнать, через перипетии детства с первым сомнением в таинстве Евхаристии, отрочества, беспутной юности молодого аристократа, через духовные искания взрослого человека и уже знаменитого писателя с попыткой принять обрядовую сторону православия и окончательным резким от него отторжением.

Часть Льва Николаевича информативна и безусловно интересна, но о нем мы знаем достаточно много (про отлучение, хотя без подробностей, я помню еще из школьного курса литературы). Подлинное значение книги в том, что это история Иоанна Кроншютадского, рассказанная уважительно, подробно, без окарикатуривания, принятого столетие назад как единственно возможный в разговоре о кронштадском святом тон.

И это потрясающе, это история истовой веры, немыслимо самоотреченного служения, деятельной доброты. Великое счастье, что у России был этот человек. Величайшая беда в том, что лучшие наши люди не умеют действовать в единстве, тратят силы и время на бесплодную вражду, оставив страну на откуп тирании и мздоимству.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Катерина Сильванова, Елена Малисова «Лето в пионерском галстуке»

majj-s, 29 июля 13:28

Как молоды мы были, как искренне любили

Лишь тебя увижу — уж я не в силах

Вымолвить слова.

Но немеет тотчас язык, под кожей

Быстро легкий жар пробегает, смотрят,

Ничего не видя, глаза, в ушах же —

Звон непрерывный...

...Но терпи, терпи: чересчур далёко Все зашло

Сапфо

Я не раз говорила и не раз еще повторю, что любовь, которая уходит водой в песок из жизни и отражающей ее литературы, словно нашла последнее прибежище в гомоэротике. Рациональный век, обесценил идею «пока смерть не разлучит нас» доступностью знакомств, подсчетами соответствия возможного партнера уровню престижа, социального и финансового капитала, стремления совершенствоваться. И все нормально с объективных позиций, а душа по-прежнему хочет чего-то бесполезного и прекрасного, как водяные лилии на речной протоке. Душа просит любви.

В этом смысле книга Катерины Селивановой и Елены Малисовой отвечает глубинному читательскому запросу, дарит чувство чистое, яростное, запретное — а оттого более влекущее. Еще один фактор успеха — мягкое ретро. Когда мы вспоминаем прошлое, оно невольно подернуто романтическим флером и все, происходившее тогда кажется милым, забавным, невинным. Радости добавляет, гадости нивелирует. Для юных такое путешествие на машине времени род ментального сафари — возможность с безопасного расстояния посмотреть на пугающие вещи, для тех, кто старше — поностальгировать.

Еще одна немаловажная деталь — локация. Место действия не Подмосковье, где было бы логично оказаться во время прохождения летней практики студенту московского ВУЗа (хотя не МГИМО, ох, не смешите меня). Но нет, события книги разворачиваются в пионерлагере под Харьковом. А Харьков у нас где? А с Украиной у нас какие отношения были, даже учитывая, что книга вышла раньше 24 февраля? Девочки могли поместить «Ласточку» хоть в Беларусь, хоть в Молдову, да хоть в Казахстан, но выбрали конкретное место. И здесь не явный, но считываемый посыл. Не просто ностальгия, а жгучая тоска по времени, когда все мы жили вместе одной большой и дружной семьей.

Они не могли знать, конечно, что случится с Харьковом в самом ближайшем будущем и как пропаганда станет вымывать из нас человечность, но сочувствие харьковскому мальчишке, на четверть еврею, на четверть немцу, наполовину украинцу — его не вылущишь. К парню, который предан своей музыке, не верит в ценности, декларируемые официозом, впервые в жизни влюблен (и такая уж незадача, в человека одного с собой пола).

Еще одна несомненная удача книги — разница в отношении героев к происходящему. Юрка: «я узнал, что есть лучший человек на свете, и он рядом, и я люблю его — это счастье». Володя: «я снова влюблен в парня, я грязный извращенец, и ничтожество — это горе». «Лето в пионерском галстуке» бедное в событийном плане, эта оппозиция очень взбадривает.

К явным недостаткам романа стоит отнести: 1. скудный неинтересный язык худшего образца янгэдалт-литературы; 2. отсутствие речевых характеристик персонажей; 3. никуда не годное знание фактологии. С последним полный и совершенный провал. О том, как на самом деле была устроена жизнь в пионерлагерях и почему описанное в «Лете» имеет к реальности примерно такое отношение, как слон из козьмыпрутковского афоризма к буйволу с таблички на его клетке — об этом я имею представление и как бывавший в них ребенок, и как вожатая-воспитатель, не в пример студенту самого престижного ВУЗа страны Володе, училась в педучилище и пединституте, где это обязательная практика.

Шестнадцатилетний Юрка не мог попасть туда, верхняя граница была 15 лет (в «Артеке» и «Орленке» ценз выше, но «Ласточка» обычный ведомственный лагерь). Володя не мог бы попасть потому что не был студентом педВУЗа и был прописан в другой союзной республике. Галстук на шее у Юрки выглядит нонсенсом, его не положено было носить по достижении комсомольского возраста. Вожатым — да, для них это элемент формы, но не контингенту. Если ты вступал в комсомол в 14, например и после ехал в лагерь, то вместо галстука положено было носить комсомольский значок.

Регламент предполагал обязательный конкурс Строя и песни в начале, еще до открытия смены, пионерлагеря были достаточно милитаризованными образованиями. Многочасовая муштра на жаре: «Напра-во, Нале-во, Кру-гом, Шагом марш, Песню запе-вай!» — имела целью внушить на старте субординацию, укрепить дисциплину, произвести отсев. После первых выходных уезжали многие домашние дети, непривычные к загаженным дощатым сортирам с дыркой в полу, отсутствию горячей воды и личного пространства.

В книге ничего не говорится об этом, сразу концерт в честь открытия смены (который всегда был только после) Как ничего об ужасах ежеутренней зарядке, трудовом десанте, хождении строем, унылом стоянии на утренних и вечерних линейках. И об отношениях Юрки с соотрядниками, за исключением ревнивой Маши, да Ксюши, которая целует в щеки.

Электрогирлянды никто ребенку не доверил бы, на то в лагере был электрик. Постоянное отсутствие Юрки в родном отряде, ночевки не на месте — все это рассматривалось бы как ЧП и скорее всего после первого случая привело бы к изгнанию, что в свою очередь влекло плохую характеристику для него и пятно на репутации родителей. И это не пустые слова, в советском обществе Характеристика и Личное дело были мощным манипулятивным механизмом.

С точки зрения бытийной достоверности, ночь за ночью, которые юноши проводят в обществе друг друга, привели бы скорее к тому, что оба они свалились, чем к желанию сплавать на лодочке. При этом, не забывайте, на Володе ответственность за человек пятнадцать шести-семилеток (малыши переносили столкновение с лагерем тяжелее и отсеивались сильнее). А наши герои успевают еще спектакль ставить с «как положено» сценарием, декорациями, костюмами даже. Ребята, да вы чего?

Вы вообще представляете, почему поставить спектакль стоит так дорого? А с нуля, на коленке и за пару недель. И такого уровня, как описано в книге — нет, сынок, это фантастика. Сценки — да, КВНы, концертные номера — в огромных количествах ближе к концу смены. Но не такое масштабное и, надо заметить — унылое, как этот патриотический спектакль.

И все же не могу не сказать, что пара главных героев удалась отлично, это сложные, глубокие, полные жизненной силы и очень обаятельные образы. В них главная причина коммерческого успеха книги. Резюмируя: сильно не шедевр, но почитать стоит.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Фрэнсис Скотт Фицджеральд «Молодой богач»

majj-s, 28 июля 12:25

Богатые люди — особые люди

«Они, с их копнами шелковистых волос, с их шелковистым обаянием.»

Не могу сколько-нибудь компетентно говорить о Фрэнсисе Скотте Фицджеральде, читала у него только «Гэтсби» в юности и продолжать не захотелось. Даже роскошный фильм База Лурмана не сподвиг перечитать. Такое бывает, хороший писатель, но не мой, и эту вещь вряд ли взяла бы, но добрый Литрес подарил аудиокнигу, прослушала не без удовольствия.

Повесть входит в сборник «Все грустные молодые люди» (All the Sad Young Men) Фицджеральд писал его в ожидании публикации «Великого Гэтсби», который был на этапе редактирования. «Молодой богач» история юноши из тех, о ком говорят «рожден с серебряной ложкой во рту. Энсон Хантер хорош собой, неглуп, не чужд благородства, рожден в очень богатой семье и должен унаследовать значительный капитал. Детство с няней-англичанкой (от которой надобно усвоить «правильный» акцент), потом частные привилегированные школы, лучший колледж, членство в аристократических клубах, карьера.

То есть, это тип человека, которому во всю жизнь не придется запачкать туфель, сойдя с ковровой дорожки. На самом-то деле нет и во время Первой Мировой герою даже довелось повоевать — согласитесь, немыслимая ситуация для детей сегодняшних олигархов и знаменитостей. Сюжет разворачивается вокруг отношений Хантера с красавицей Паулой, тоже богатой наследницей. Девушка достаточно строгих правил и не одобряет вольности его нравов, в том числе в части пристрастия к спиртному.

Долгие, то вспыхивающие, то затухающие отношения ни к чему в результате не ведут, они расстаются, она вскоре выходит замуж, а он достаточно скоро утешается в обществе другой девушки. Не столь строгой, хотя и не настолько красивой и вовсе не такой богатой. Всех сюжетных перипетий раскрывать не буду — вдруг вы захотите прочесть или послушать. Но в целом у меня осталось впечатление тщательно пестуемой пустоты.

Зачем это мне? Чтобы поняла, что богатые люди отличаются от нас? Что внутренне убеждены: они владеют тем, что владеют по праву и считают, что мы небогаты потому что не столь хороши, как они? Да и пусть их, считают. Или объяснить, что праздность вредна, а отсутствие необходимости работать в поте лица развращает? Но Хантер работает ведь, хотя и в какой-то очень джентльменской сфере.

Если за чем и нужно было, так чтобы окончательно убедиться — Фицджеральд не мой писатель.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Джон Фаулз «Дэниел Мартин»

majj-s, 27 июля 13:29

Между Дженни и Джейн

«У тебя с ней гораздо больше общего, чем ты можешь себе представить.

— Кроме тебя.

Дэну оставалось только улыбнуться… и подумать, насколько легче был бы диалог с Дженни, если бы он его сочинил.»

Неудивительно, герой из тех, кто склонен думать, что этот мир был бы лучше. если бы был сотворен им. Комплекс Творца одна из сквозных для Джона Фаулза тем: «Ощущаете ли вы себя Призванным?» в «Волхве»; изощренный манипулятор людскими страстями Генри Бресли в «Башне из черного дерева»; «Я писал викторианский роман. который никто из викторианцев не мог бы написать» — авторская характеристика «Женщины французского лейтенанта».

Взгляд Фаулза на людей и на вещи никто не назвал бы демократичным, хотя бы даже сам он придерживался противоположного мнения. Его герой всегда сноб, который не без самодовольства пестует свое интеллектуальное и физическое превосходство, преимущества таланта не гнушается манипуляторством, позволяет себе рискованные обобщения и совершенно некорректные на сегодняшний взгляд высказывания.

Однако роман написан в 1977, когда слово сексизм еще не вошло в обиход, вместо него пользовались тяжеловесным словосочетанием «мужской шовинизм», а рассуждения о национальном характере американцев, немцев, русских, не забывая милых сердцу англичан, в довольно уничижительном ключе — еще не грозили сетевым канселлингом.

«Дэниел Мартин» пятый, во многом автобиографичный роман иконы постмодернистской литературы. Написан позже принесших автору известность «Коллекционера» «Волхва», «Женщины французского лейтенанта«и менее известен. Внешне непритязательный сюжет об обретении счастья, когда позволяешь себе быть счастливым, сплавлен со множеством не бесспорных, порой ретроградских размышлений и удивительно точных наблюдений.

Может показаться, что событийный ряд беден но если вы цените неспешную, медитативную, психологичную прозу, с отсылками к артефактам мировой культуры — то не пропустите этого романа, который аудиокнигой в исполнении Игоря Князева заиграл свежими красками.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Нил Стивенсон «Криптономикон»

majj-s, 25 июля 08:49

Стать мостом

«Через год, вместо того чтобы идти в банк и говорить с человеком, вы просто запустите эту программу из любого места в мире.»

Нил Стивенсон поры написания этого романа провидец, предсказавший сквозное шифрование, в режиме которого оплата ЖКХ или покупка билетов в кино из любого места в мире наша обыденность. В 1999 — за год до миллениума, за двенадцать лет до биг-даты, за двадцать три до «здесь и сейчас». И это оказалось куда ближе к реальности, чем пиццамобиль Хиропрактика из «Лавины» или нанотехнологии «Алмазного века».

Вещь из лучшей поры писателя. Если верно, что у всякого творца выпадает одно десятилетие, в которое он создает лучшее из того, на что потенциально способен, то для Стивенсона это девяностые: «Лавина», «Алмазный век», «Ртуть», «Криптономикон» — всякая книга шедевр. Кроме прочего, роман стал одним из пиков постмодернизма, после которого ничего столь же сложного и одновременно увлекательного в жанровых рамках не создано. Дальше эта фельетонная по сути эпоха закатывается.

«Криптономикон» одновременно авантюрный боевик с войной, драками, поисками сокровищ, амурными похождениями героев, и сложная многослойная многоплановая интеллектуальная проза. Поразительно современная в том, что касается интернета, безопасности информации, культуры отмены и абсурдной сверхтолерантности сегодняшнего западного общества.

Действие романа разворачивается в двух временных пластах: Вторая Мировая и условно наши дни, в немыслимом количестве пространственных локаций от полюса до экватора. В фокусе внимания нечто тайное, загадочное, скрытое, и весьма ценное. Что-то, что необходимо найти самому, как можно лучше спрятав от противника. В материальном выражении и для наглядности это золото, серебро, антиквариат — да целые коробки, набитые деньгами. Но главный предмет интереса все-таки абстрактная информация, владеющий которой, как известно, владеет миром.

Герои вне Системы. Назвать их борцами с ней, я бы не рискнула, но им удивительным образом удается демонстрировать отсутствие вовлеченности в требующее хождения строем правое дело, под знамена которого мобилизованы. Мозаичная, фрагментарная структура повествования до конца не позволяет составить сколько-нибудь связной картины. Большинство вопросов так и остаются открытыми. Множество сюжетных линий не то, что обрываются, но уходят в никуда, истончаются до полного исчезновения. Что, странным образом, не вызывает у читателя отторжения: парабола радуги или моста, обеспечивающая максимум в центре и спад к периферии (интереса, внимания, желания досконально во всем разобраться).

Ключевым элементом повествования становится шифр «Понтифик», кроме прочих значений, имеющий буквальный перевод «строитель мостов». И таки да. Стивенсон строит мосты от всего ко всему, а параболическая структура книги заодно уж связывает ее с другим постмодернистским шедевром, «Радугой тяготения» Пинчона.. Два главных героя «Криптономикона»: Уотерхаус и Бобби Шафто, словно бы персонификации двух сторон личности Слотропа — предельно стимулированный интеллект, используемый для решения изначально нерешаемых задач, и особое свойство попадать в безнадежные ситуации, из которых, тем не менее, удается выйти с положительным балансом.

Оба романа подвергают серьезной ревизии уровень отвращения, который готов воспринять читатель, далеко выходя за рамки стандартов девиантности. В обоих за жанровым микстом из военного, шпионского, любовного, этнического романов, необычайно высокий уровень наукоемкости. Оба демонстрируют поразительный интерес к прикладной и академической лингвистике. Семантика, структурные связи, проблемы языкознания во всех возможных вариантах. Стоит также упомянуть фигуру Вечного Жида, играющего важную роль в общей космогонии. У Пинчона это Пиг Бодин, у Стивенсона Енох Роот.

Резюмируя: крутейшая книга. Безумно интересная, невероятно динамичная, пронизана тонкой иронией — никогда не бывает смешно до уровня уахаха, но понимающая улыбка к концу чтения даже мимические мускулы лица наособицу закрепляет (это не для красного словца, сейчас вспомнила остров Йглм и щеки сами собой сложились в привычную конфигурацию, от которой немного даже больно, как с непривычки от физической нагрузки).

А теперь для имеющих уши есть аудиокнига, которой роскошное чтение Игоря Князева придает дополнительного (на случай, если кому не хватало) блеска и обаяния.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Люсинда Райли «Сестра ветра»

majj-s, 24 июля 11:39

Слушай песню ветра

Сольвейг! Ты прибежала на лыжах ко мне,

Улыбнулась пришедшей весне!

Жил я в бедной и темной избушке моей

Много дней, меж камней, без огней.

Но веселый, зеленый твой глаз мне блеснул.

«Александр Блок «Сольвейг»

Дочитаю этот цикл Люсинды Райли до конца. Не подряд, рискуя потонуть в потоке патоки, а вперебивку, с промежутками между частями в несколько месяцев. Что может быть приятнее, чем утомившись серьезными суровыми жестокими и злободневными книгами, сбежать в такую историю. как в санаторий выходного дня.

Что было раньше: после смерти богатого благородного харизматичного человека, шесть удочеренных им в свое время молодых женщин переживают утрату, всякая по своему. Согласно его завещанию каждая из них получит содержание, достаточное для достойной жизни без излишеств. О том. чтобы дать им хорошее образование и развить таланты он позаботился. Также каждая узнает координаты места, связанного с ее удочерением. Поиски корней — основная интрига «Семи сестер» .

Когда писала о первом романе цикла, я предположила, что каждая книга, помимо темы переживания утраты, обретения семьи и прощения, любовной и приключенческой составляющей, станет рассказом о каком-либо из современных чудес света (напомню, история старшей из сестер, Майи, связана была со статуей Христа-искупителя в Рио-де-Жанейро). И теперь понимаю, что ошибалась. Интрига однако остается, ставка на следующий тур игры — каждому роману соответствует свой вид искусства: первому скульптура, второму музыка.

Итак Альциона (Алли), «Сестра ветра» , с детства имела склонность к занятиям музыкой и отменные музыкальные способности, но не меньше любила ходить под парусом. Посвятила себя парусному спорту и достигла в нем настолько серьезных успехов, что даже вошла в олимпийскую сборную Швейцарии. Общие интересы свели ее с Тео, он тоже яхтсмен мирового класса, а совместная работа сблизила еще больше. Они созданы быть вместе.

Что до координат, связанных с рождением — они указывают на Норвегию и окажутся связанными с историей создания и первого исполнения «Пер Гюнта» Грига. Историю пустого мечтателя, оставлявшего руины всюду, где проходил и верной Сольвейг, которая ждала и дождалась его, высоко ценю. Со всей скандинавской жутью — Принцессой Троллей, Горным королем, Пуговичником. А как хороша музыка, и как точно попало «Утро» в резонанс к тому, что люблю больше всего у Грига.

Героиня познает опыт тяжелых утрат и счастливых обретений, а нас с вами ждет встреча с историей создания дивной музыки, не без некоторых скандальных подробностей (впрочем, Райли очень деликатна).

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Г. Р. Ф. Китинг «The Perfect Murder»

majj-s, 23 июля 11:14

Неидеальное Совершенство

«Ему следовало ожидать чего-то подобного в этой несовершенной стране: столкнуться с несовершенным убийством.»

Индия в долгоиграющем тренде, которому десять лет назад положил начало «Шантарам». То есть, Рабиндранат Тагор был всегда, но кто его читал, кроме специалистов да горстки ударенных всей головой о «Хинди-Руси-бхай-бхай»?

Еще в начале восьмидесятых, Салман Рушди ворвался в мировую литературу с Букером букеров «Детьми полуночи». Но то было открытием скорее для Европы и Америки. В Советском Союзе Рушди с его изысканной прозой не прозвучал сколько-нибудь внятно, а большинство читателей так прямо уверено было, что он пишет стихи (ну те самые, вы понимаете).

Мода на «об Индии» среди широких читающих масс началась с «Шантарама» — истории австралийского зека, ставшего своим в бомбейских трущобах. Тогда, в начале десятых, это оказалось триггером интереса к региону в целом. Корея, Китай, Индонезия, Тайвань, Вьетнам, прежде бывшие огромным белым пятном на литературной карте мира, начали раскрываться читающей России. Из Индии только вспыхнула сверхновой Арундати Рой с «Богом мелочей» .

А с конца прошлого года лед тронулся: «Маковое море» Амитава Гоша — и увидели все, что это хорошо, «Художницe из Джайпура» Джоши (ну, такое), детектив про Калькутту 1919 «Человек с большим будущим» от Абира Мукерджи весьма достойная вещь.

Но была, оказывается серия бомбейских детективов от английского писателя Генри Киттинга, об инспекторе Ганеше Готе, начатая им аж в 1964 году. В герое этого цикла что-то от Эркюля Пуаро Кристи и довольно много от нашего Путилина в описании Леонида Юзефовича. Он честно служит, отдает всего себя работе, не теряя самоуважения и не поддаваясь соблазнам расследует преступления сильных мира сего, терпит недовольство супруги его чрезмерной любовью к работе, пытается урывками воспитывать сына

«Идеальное убийство» стало первой в ряду двадцати шести книг о Готе, последняя из которых написана в 2009, незадолго до смерти автора. За него Киттинг удостоился «Золотого кинжала» — главной английской детективной премии. Действие происходит в Бомбее начала шестидесятых.

Прошло немного времени после обретения независимости, общественные отношения еще сильно следуют по колониальной колее: англомания сильных мира сего в соединении едва не с презрением к индийцам, работающим в полиции, крайняя степень коррумпированности во всех сферах, мощный национальный колорит, который пробивается сквозь усвоенную европейскость — все это придает дополнительный интерес, помимо основной интриги.

Основная же в том, что в доме могущественного и обладающего связями в высших эшелонах власти бизнесмена господина Варда произошло нападение на его секретаря, пожилого парса по фамилии Пефект. Собственно, в названии The Perfect Murder обыгрывается имя жертвы. Убийства-то, кстати, и не случилось — после удара по голове Пефект в коме. Но дело громкое — в доме такого большого человека!

Инспектор Готе получает задание разобраться. В помощь ему (а скорее, чтобы путаться под ногами и мешать) придан наблюдатель от ЮНЕСКО швед Аксель Свенсон (в экранизации 1998 года его сыграл Скарсгард).. Все очень атмосферно, аутентично и в целом не лишено занятности, я читала в переводе Ирины Шапиро, надеюсь, что книга будет издана.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Джулиан Барнс «Элизабет Финч»

majj-s, 22 июля 11:24

Она была светла

«У нее была особая манера речи: лукаво-ироничная, а оттого совершенно не обидная и лишенная всяческой покровительственности. Она как бы убеждала: «Не принимайте на веру провозглашенные ценности своего времени».

В прошлом году на церемонии награждения премии «Ясная поляна», на соседнем кресле сидел Сергей Полотовский — один из соавторов, переводивших лауреата — «Нечего бояться» Джулиана Барнса. Я спросила, какая у него любимая барнсовская тройка. Он ответил «Сотворение мира в 10,1/2 главах», еще две вещи назвал, которых теперь не вспомню, в ответ осчастливила его своей, хотя он не спрашивал: «Глядя на солнце», «Одна история», «Предчувствие конца».

Это к тому, что у неповторимого Барнса я больше люблю историю, чем эссеистику, «для сердца», а не «от ума», хотя не могу не признать, что ему органично удается сплавлять повествование с рассуждениями. «Элизабет Финч» скорее относится к числу вторых. Это очень барнсовский роман. В нем есть история жгучего интереса одного человека к другому, интереса, основанного больше на ментальном, чем на физическом притяжении, на благодарности за тот свет, который входит с этим другим в его жизнь, меняя ее.

Есть изначально заданное объективными причинами отсутствие возможности быть вместе, что само по себе не трагедия (мы помним из «Одной истории» как бывает. когда люди, вопреки всему, соединяются). Есть традиционное для Барнса культурологическое исследование, на сей раз посвященное раннему христианству и императору Юлиану Отступнику, который пытался повернуть время вспять и возродить политеизм. Есть столь же традиционные для автора антиклерикальные мотивы. Но в целом — это ода наставничеству. Тем, кто учит нас думать.

Элизабет Финч читает курс «Культура и цивилизация» слушателям, которые, в соотнесении с нашими реалиями, на заочной или вечерней форме обучения. Студентам от «за тридцать» до «за сорок», по возрасту преподаватель скорее ровесница им. Однако блеск ее эрудиции, интеллект, спокойная доброжелательная уверенность — все это возносит ее над студентами на недосягаемую высоту. и они скорее склонны принимать это. Моя личная персонификация образа Э.Ф. — Екатерина Шульман, все время, пока читала, видела ее.

Для рассказчика, который сам себя называет человеком проваленных проектов: не слишком удачливый актер. дважды разведенный муж, не лучший отец — она воплощает фигуру идеального наставника. Учителя от Бога (сколь бы скептически агностик Барнс не относился к последнему).

Пересказывать не буду, если вы любите Барнса, то не пропустите этого романа, если ищете модной книжки от букеровского лауреата — может оказаться, что это не совсем ваше (хотя может влюбитесь в него, — не попробуешь, как узнаешь?)

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Харуки Мураками «Мужчины без женщин»

majj-s, 21 июля 11:53

Будьте относительно довольны относительным счастьем

«У меня такое чувство, что нам о многом нужно поговорить. Например, о танках. И боге. И лифчиках. И замках.»

Уточню: из семи рассказов сборника шесть в переводе Андрея Замилова, один, «Влюбленный Замза» — Максима Немцова. Его, единственный из книги я читала прежде. И да, если смотреть на эту вещь через призму «Превращения» Кафки, трудно воспринять большим, чем не лишенная приятности безделка. Но тут расхождение концептуального характера — кафкианская способность опрокидывать в кромешный ад посреди обыденности не свойственна Харуки Мураками.

В его прозе спокойная отстраненная медитативность, погруженность в себя и сознательный выбором одиночества. Состояние, в котором «другой рядом», будь то друг или любимая, воспринимается как чудо, как дар — всегда прекрасный, чаще всего непостижимый и не всегда заслуженный. Имеющий право выбрать одиночество (или кого-то другого, взамен тебя) и тем разбить твое сердце. Но в любом случае, это того стоит. Несколько слов о каждом из рассказов.

Влюбленный Замза — это обратное превращение счастливо пережившего битломанию Грегора, успевшего за время пребывания в жучином облике совершенно адаптироваться к насекомому образу мыслей и стилю поведения.

«Сядь за руль моей машины» (Drive My Car). Рассказ получил известность благодаря экранизации. Актер вдовец, который по ряду объективных причин опасается водить, нанимает в качестве шофера личного авто молодую женщину. Она некрасива, необразованна, она из какой-то глухой деревни. Умна и хорошо умеет слушать. И вот, он постепенно рассказывает ей их с женой историю.

Yesterday Герой-рассказчик вспоминает забавного и немного не от мира сего приятеля своей юности. Тот чудак выучился говорить на кансайском диалекте, будучи бейсбольным фанатом кансайских Тигров, в русском переводе его говор передан переходом на белорусский, забавно и мило. И если бы чудачества на этом закончились, было бы славно. Но нет, все сложнее и совсем не так весело.

«Независимый орган» Думаете, в наши дни никто не умирает от любви? Продолжайте так думать. История приятного всех отношениях, умного обеспеченного человека, ценителя хороших вин и красивых безделушек, который жен и дев познал без счета и никому от этого не было худо. Пока не полюбил. Может у женщин в ходе эволюции, впрямь, сформировался независимый орган, дозирующий количество и качество правды для каждого из возможных партнеров?

«Шахразада» Мужчина в самоизоляции, причин мы не узнаем, просто так есть (сквозной у Мураками мотив). Связь с внешним миром поддерживается визитами женщины средних лет, которая приносит продукты, выносит мусор, готовит ему, убирает, спит с ним, рассказывая какие-то истории из своей жизни и всякий раз обрывая дозволенные речи на самом интересном месте (клиффхэнгер это называется в современной сериальной практике)).

«Кино» не про кино, так зовут бармена из одноименного бара, который после измены жены и развода радикально переменил жизнь с работы коммивояжера на эту. Открывает по вечерам свой бар, наливает выпивку, наблюдает за разными людьми, выслушивает их истории, иногда сближается с кем-то больше. чем это может быть безопасно.

«Мужчины без женщин» Рассказчику среди ночи звонит незнакомый мужчина, чтобы сообщить. что его жена покончила с собой. Не жена рассказчика, она сопит на соседней подушке, жена звонящего. Эта девочка была его первой любовью в школе, после жизнь надолго развела их, а когда свела снова, они ненадолго стали любовниками. Впрочем, все давно в прошлом. а все же, почему она это сделала и почему этот человек позвонил ему?

Если когда-нибудь я забуду, за что люблю Мураками, довольно будет вспомнить этот сборник. И да, аудиокнига в исполнении Игоря Князева конгениальна тексту.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Харуки Мураками «Мужчины без женщин»

majj-s, 21 июля 11:09

Рассказчику среди ночи звонит незнакомый мужчина, чтобы сообщить. что его жена покончила с собой. Не жена рассказчика, она сопит на соседней подушке, жена звонящего. Эта девочка была его первой любовью в школе, после жизнь надолго развела их, а когда свела снова, они ненадолго стали любовниками. Впрочем, все давно в прошлом. а все же, почему она это сделала и почему этот человек позвонил ему?

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Харуки Мураками «Кино»

majj-s, 21 июля 11:03

не про кино, так зовут бармена из одноименного бара, который после измены жены и развода радикально переменил жизнь с работы коммивояжера на эту. Открывает по вечерам свой бар, наливает выпивку, наблюдает за разными людьми, выслушивает их истории, иногда сближается с кем-то больше. чем это может быть безопасно.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Харуки Мураками «Шахразада»

majj-s, 21 июля 10:58

Мужчина в самоизоляции, причин мы не узнаем, просто так есть (сквозной у Мураками мотив). Связь с внешним миром поддерживается визитами женщины средних лет, которая приносит продукты, выносит мусор, готовит ему, убирает, спит с ним, рассказывая какие-то истории из своей жизни и всякий раз обрывая дозволенные речи на самом интересном месте (клиффхангер это называется в современной сериальной практике)).

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Харуки Мураками «Независимый орган»

majj-s, 21 июля 10:51

Думаете, в наши дни никто не умирает от любви? Продолжайте так думать. История приятного всех отношениях, умного обеспеченного человека, ценителя хороших вин и красивых безделушек, который жен и дев познал без счета и никому от этого не было худо. Пока не полюбил. Может у женщин в ходе эволюции, впрямь, сформировался независимый орган, дозирующий количество и качество правды для каждого из возможных партнеров?

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Харуки Мураками «Yesterday»

majj-s, 21 июля 10:43

Герой-рассказчик вспоминает забавного и немного не от мира сего приятеля своей юности. Тот чудак выучился говорить на кансайском диалекте, будучи бейсбольным фанатом кансайских Тигров, в русском переводе его говор передан переходом на белорусский, забавно и мило. И если бы чудачества на этом закончились, было бы славно. Но нет, все сложнее и совсем не так весело.

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Харуки Мураками «Drive My Car»

majj-s, 21 июля 10:32

Рассказ получил известность благодаря экранизации. Актер вдовец, который по ряду объективных причин опасается водить, нанимает в качестве шофера личного авто молодую женщину. Она некрасива, необразованна, она из какой-то глухой деревни. Но она умна и хорошо умеет слушать. И вот, он постепенно рассказывает ей их с женой историю.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Харуки Мураками «Влюблённый Замза»

majj-s, 21 июля 09:10

Прекрасные фрики

Какой Шекспир из кабачка

Домой вернувшись на рассвете,

В бреду сползая с тюфяка

В таком спасается сюжете?

Если когда-нибудь я забуду, за что люблю Мураками, довольно будет вспомнить этот рассказ. Всей книги «Мужчины без женщин» не читала. Может она хороша, может даже очень. К сборникам рассказов отношусь со сдержанным скепсисом. Всегда требуется внутренняя перенастройка при переходе от одного к другому и чаще всего «твоими» оказываются один-два изо всей книги. Чтение прочих превращается в морскую прогулку на утлом судне в сильную качку и доставляет больше хлопот, чем читательской радости.

Но мимо рассказа в переводе Максима Немцова, да вдобавок имеющего заглавием «Влюбленный Замза», пройти не могла. Потому что «Превращение» из самого любимого. Не только у Кафки, не только в немецкой или там, европейской литературе, но вообще. Новелла «Влюбленный Замза» — это обратное превращение счастливо пережившего битломанию Грегора, успевшего за время пребывания в жучином облике совершенно адаптироваться к насекомому образу мыслей и стилю поведения.

Помните, с чего начинается у Кафки? Ну вот, здесь с того же. Раннее пробуждение на голом, покрытом пятнами матрасе, стены комнаты обшарпаны, обои клочьями свисают с них, окно заколочено изнутри досками. А дальше все то же самое с точностью до наоборот — попытка приспособить неудобное тело с тонкими длинными конечностями, с незащищенным прочной хитиновой броней позвоночником, с мягким подбрюшьем – приспособить его к перемещению в пространстве, добыче еды и, ну в общем, удовлетворению прочих нужд.

«Превращение» гениально, «Влюбленный Замза» милая занятная безделка, не вовсе бессмысленная и она дарит новую встречу, которой любящий Кафку не упустит. Расширяя сознание до пределов, где прекрасной может быть карлица-горбунья, что поправляет все время сползающие лямки бюстгальтера движением плеч, напоминающим о жуке-вертячке

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Владимир Набоков «Истинная жизнь Себастьяна Найта»

majj-s, 19 июля 12:03

Ход конем

«Любая душа может стать твоей, если ты уловишь ее извивы и последуешь им. И может быть, потусторонность и состоит в способности сознательно жить в любой облюбованной тобою душе – в любом количестве душ, – и ни одна из них не сознает своего переменяемого бремени»

А осознав, не расстроится. Что ж плохого, если с тобой, в тебе кто-то, кто не мешает жить, но иногда дарит свежий взгляд на вещи, вкладывает в твою голову оригинальные мысли. В чьем присутствии твоя жизнь интереснее и ярче?

«Подлинная жизнь Себастьяна Найта» литературоведческий детектив: некто, рассказчик пишет историю своего сводного брата по отцу, знаменитого писателя, после его ранней скоропостижной смерти. Отчасти движимый желанием рассказать, каким тот был на самом деле, в противовес дурацким бредням, которые насочинял о патроне в скороспелой книжонке секретарь покойного. Но главным образом чтобы объяснить, его принятые, но непонятые широкой публикой книги.

Будучи братьями по отцу с разницей в годах самой неудобной: дружба равных уже невозможна, наставничество невозможно еще — в детстве они не были близки. Мать Себастьяна, экстравагантная англичанка (сын взял ее фамилию) оставила отца и мальчика, когда тому едва исполнилось четыре года. Мачеха, мать рассказчика, была добра к пасынку, но большой нежности между ними не случилось.

Смерть отца в результате дуэли, на которой защищал честь первой жены, революция и бегство из страны не сплотили братьев, но и не отторгли друг от друга вовсе. Они переписывались, старший материально поддерживал младшего (он унаследовал от матери кое-какие деньги) и обрел в его лице, сам того не зная, лучшего из возможных читателей.

В редкие, порой случайные, встречи, В бывал свидетелем его любви с хорошей девушкой Клэр. Набоковская ономастика не случайна, ее имя означает «чистая, светлая», а фамилия Бишоп (епископ) — в шахматах слон или офицер. Вот не могу поймать, с кем соотносится Себастьян (со св.Себастьяном, истекающим кровью от множества ран?) Зато фамилия его Knight — совершенно точно отсылает к рыцарю или шахматному коню.

Набоков нередко встраивал в сюжеты своих книг фрагменты шахматные этюдов. И очень любил разного рода словесные игры, шарады, анаграммы. Исходя из той же, шахматной, логики, любовница Себастьяна, Нина Лесерф — ферзь (королева), самая могущественная фигура на доске, которая ходит, как хочет. Хотя созвучие имени с серв — раб, дает понять, что делает она это, находясь в рабстве у своих низменных страстей.

Одни критики интерпретируют роман как последнюю книгу Найта. Стало быть, рассказчик В. — порождение его фантазии, а действие замыкается в себе самом, подобно уроборосу, кусающему себя за хвост.. Другие считают. что хотя Себастьян реально существовал в романном пространстве (убей — не пойму, как можно счесть реально существовавшим придуманного писателя), но с момента неудачной попытки получить список постояльцев и до конца, В. все выдумал. Третьи вовсе считают книгу полностью сочиненной В., стало быть, никакого брата-писателя у него никогда не было.

А мне кажется, «Подлинная жизнь Себастьяна Найта» — это о симбиозе. Об идеальном читателе, о каком мечтает всякий пишущий. Том. который прочтет, умея извлечь из книги все, что в нее положил автор, и даже больше. Насытит собственными смыслами и такой, обогащенной, передаст другим. О том, как сочиненный герой подселяется в души живых людей, и с ним продолжает жить автор.

О том, как, читая, мы подселяемся в души персонажей и как взаимно влияем друг на друга, продолжаясь в мире. где перестаем существовать физически. Я читала роман в переводе Сергея Ильина, моего любимого переводчика на все времена. Для Набокова он был таким идеальным читателем.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Мариша Пессл «Ночное кино»

majj-s, 18 июля 10:54

Девочка, хочешь сниматься в кино?

Профессий много, но

Прекрасней всех кино

«Фильм, фильм, фильм»

На самом деле, прекрасней всех книги: писатель берет зерно идеи, сажает на почву своего таланта, поливает временем и усердным трудом, прививает и защищает от вредителей учеными штудиями, удобряет перегнившим дерьмом обид, ревности и злобы в смеси с кровью сердца — voila! На выходе прекрасное дерево книги (куст повести, цветник или грядка рассказов). Вот, где подлинная магия: из крохотного семени вырастить нечто огромное, способное посеять тысячи семян в тысячах душ.

Кино, следуя той же логике — мясомолочный промышленный комплекс. Изначально дорогостоящее предприятие, где на входе дерево книги, которое сценарист обдирает и распиливает. Режиссерская же идея должна быть не зерном, но как минимум некоторым количеством хлебов и рыб — чтобы поразить и увлечь тех, кто будет добывать на ее воплощение денег, налаживать съемочный процесс, строить павильоны, рисовать декорации, шить костюмы, гримировать, монтировать, кормить-поить-возить. Сниматься, в конце-то концов! То есть, на входе испуганные животные (цистерны молока, как вариант), на выходе аппетитные вареные и копченые колбасы, сосиски-сардельки и сто сортов сыра. Которые в идеале накормят десятки миллионов.

Книга Мариши Пессл из числа артефактов, равно способных привлечь садовников читателей и едоков киноманов. Потому что это роман о кино, потому что сделано на стыке мейнстримных жанров: детектив, триллер, мистика, лавстори, конспирология, жизнь богатых и знаменитых, семейная драма, интеллектуальная проза, нуар, ретро.

Потому что написано очень хорошо, с тем отменным балансом экшна и рефлексий, динамики и глубины, в который так хорошо умеет автор. Потому что переведено прекрасно, Анастасия Грызунова гарантия качественного перевода даже очень непростой и спорной, с точки зрения расхожей морали, прозы.

«Ночное кино» — история журналиста, в прошлом известного, даже знаменитого, карьера которого, а с ней и финансовое благосостояние, и семейная жизнь покатились под откос после неосторожного публичного высказывания о культовом режиссере. Практически разоренный иском о клевете, он стал изгоем, растерял связи, брак развалился — все в одну кучу. И вот, он узнает о смерти дочери своего злого гения. Молодая, прекрасная и немыслимо одаренная Александра погибает при странных обстоятельствах.

Успешное расследование смерти девушки может не только дать новый старт его карьере, но и совершенно реабилитировать, вернуть доброе имя, восстановить порушенную репутацию. Игра стоит свеч, Скотт Макгрэтт берется за дело, очень скоро обзаведясь неожиданными помощниками в лице Норы (начинающей актрисы, которая пока работает гардеробщицей) и Хоппера (бывшего проблемного подростка, бывшего наркомана, бывшего... впрочем, без спойлеров).

Реально крутая книга о великом обманщике кинематографе и если бы я не читала «Киноманию» Рошака, то восприняла бы ее еще лучше.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Тони Моррисон «Боже, храни моё дитя»

majj-s, 16 июля 11:55

Черная невеста

«Я, совершенно потеряв самообладание, до полусмерти избила чернокожую девчонку, которая свидетельствовала против меня в суде. Я била ее и ногами, и кулаками, и, как ни странно, это подарило мне куда более ощутимое чувство свободы, чем получение УДО.»

Кто не выносит спойлеров — не читайте. Не то, что сейчас будет какой-то совсем лютый, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сложить два и два и понять, что молодая успешная женщина едет встречать с подарками и денежным конвертом освобожденную по УДО узницу не из альтруистических побуждений. Тем более, женщину, против которой ребенком свидетельствовала в суде пятнадцать лет назад.

На судебном процессе учителей-педофилов, который прежде кто-то должен был инициировать, так? То есть, не бывает же. чтобы донос и сразу суд с вынесением срока в двадцать пять лет? Сначала следственные действия со сбором доказательств, улик и всякого такого, потом ознакомление обвиняемого с делом, судебные слушания, свидетельские показания. Чтобы вот так вышла девочка, ткнула пальчиком: видела, мол, как они делали с детьми эти гадости — и ага! Такое вряд ли могло быть даже в сверхозабоченной защитой детей от педофилов Америке?

Потому что для американской ментальности детоцентризм и безопасность детей больная и сквозная тема. Начиная с «Приключений Гекльбери Финна», из которых вышла вся американская литература, через Харпер Ли, Труиена Капоте, Стивена Кинга, Ханью Янагихару — стояние на ржаном поле над обрывом и ловля играющих на нем детишек, которые слишком близко подбегают к краю — основополагающая идея.

Так вот. возвращаясь к книге и ее героине. Молодая успешная красавица с кожей черной как смоль, внезапно едет встречать на своем пижонском авто тетку, бывшую учительницу, которую сама же и помогла засадить. Те возможности которые судьба щедро отсыпала Брайд схлопнулись для ее бывшей учительницы Софии, вынужденной прозябать полтора десятка лет на казенном коште. Что могло бы послужить причиной такого странного поступка? Мы с самого начала понимаем, что лжесвидетельство.

И вот это дано в романе так, впроброс. Ну законопатила тетку на пятнадцать лет, ну и что? Она же потом приехала встречать ее к воротам тюрьмы с набором косметики и пачкой наличных. А эта белая дурища вместо благодарности избила нашу черную красавицу в кровь — ай-ай-ай! Но Брайд даже не стала жаловаться на нее в полицию, хотя могла бы. Вскоре она совсем здорова, и может снова лелеять детские обиды на судьбу, сотворившую ее, дочь практически белых родителей, такой угольно-черной. На мать, которая стыдилась своей чернушки; на отца, который вовсе бросил их.

А когда Брайд в пароксизме откровенности расскажет об аттракционе неслыханной доброты любимому Букеру (позабыв добавить, что бедную женщину она оклеветала, чтобы добиться внимания матери, и потому что прежде была свидетельницей изнасилования подростка их квартирным хозяином, но тогда не смогла ничего рассказать, потому что мать запретила ей из страха что они не смогут найти такое же дешевое жилье) Так вот, когда она расскажет своему черному полубогу Букеру, тот просто бросит ее, потому что нельзя быть добрым с такими.

Вообще, количество педофилов и детей, ставших жертвами насилия в романе зашкаливает: у Букера от рук такого мерзавца погиб брат (и еще десять детей); маленькая Лулу Мэй видит изнасилование ребенка (что, прямо на улице?); девочку Рейн, которая сбежала из дома и была удочерена парой добрых хиппи, продавала родная мать. Реально, кажется, плюнь — попадешь в извращенца. Вам не кажется, что это чересчур? Мне — да.

И мне не дает покоя ситуация, в которой чья-то загубленная оговором жизнь не перевешивает страданий героини по поводу того, что любимый бросил, волосы на лобке исчезли, мочки ушей заросли, а грудь сделалась плоской. А когда они воссоединились , все вернулось — Ура! И можно не париться по поводу несчастной училки — она же всего лишь белая (значит по определению расистка).

Политкорректность, доведенная до абсурда даже великого писателя не гарантирует от странных книг.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Абир Мукерджи «Человек с большим будущим»

majj-s, 15 июля 12:09

Калькутта — место Кали

«У входа стоял деревянный знак: «Собаки и индийцы не допускаются».

- Не беспокойтесь, сэр, мы, индийцы, знаем своё место. Ведь действительно, британская цивилизация за полтора века достигла такого, на что нам не хватило и четырёх тысяч лет с лишним. Нам так и не удалось научить собак читать.»

Индия, 1919, до отмены колониализма четверть века и британское господство еще кажется незыблемым, но начало ХХ во всем мире ознаменовалось борьбой угнетенных за свои права, а Первая Мировая ни для кого из участников не прошла бесследно — имперский трон уже шатается и скрипит.

Мы побывали на западе Индии, в Бомбее с «Шантарамом», на севере с «Маковым морем». Идем на Восток! Калькутта, столица Бенгалии, второй по площади и третий по численности населения город страны и культурная столица. Имперскость в архитектуре, всюду латинские названия — археолог мог бы заключить, что город построен не англичанами, а итальянцами. Ну, построен-то он, положим, безымянными индийцами, но вы поняли — кости безымянных русских крестьян в основании Питера не мешают считать, что построен он Петром.

Детектив Сэм Уиндем прибывает в город по приглашению недавно назначенного главой департамента чиновника, который знал его по работе в Скотлаенд-Ярде. За плечами у этого, еще молодого, человека служба в полиции, война (он такой парень из Потерянного поколения, как герои Ремарка), утрата любимой женщины, умершей от «испанки», ранение и развившаяся в реабилитационный период морфиновая зависимость.

То есть, по сути, главный герой собран из клише, что было бы недостатком, будь книга Абира Мукерджи психологическим или философским романом с претензией на боллитру, но здесь у нас условно низкий жанр, которому узнаваемость ситуаций лишь на пользу — не нужно отвлекаться от основного действия и погружения в экзотические реалии на извилистый внутренний мир героя.

Тотчас по прибытии Сэм вынужден расследовать убийство чиновника из англичан, обстоятельства смерти указывают, что преступление — дело рук террористов из местного освободительного движения, на поиск главаря которых брошены все силы и очень скоро его удаётся схватить. Вот только Сэм сомневается, что виноват именно он, а вскоре сомнение перерастает в уверенность.

На самом деле «Человек с большим будущим» в куда большей степени психологический, социальный и даже философский роман, где «серьёзная» составляющая: расовая сегрегация, социальный аспект, женский вопрос — мастерски закамуфлированы детективной, отчасти любовно-дружеской линией, темой наркозависимости героя и ярким этническим декором.

Отличный детектив с классными диалогами, остроумный и одновременно проникнутый грустью для тех, кто помнит, чем сопровождалось освобождение Индии от колониального гнета.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Татьяна Устинова «Вечное свидание»

majj-s, 14 июля 10:46

Ламповый уют

«Но мы не поедем в Палермо с тобой,

Да, там тепло, но, ох уж эти мне мафиозо,

Что вечно не в духе.

Давай-ка останемся дома, мой бог.

Юрий Науменко «Ты и я»

Хороший писатель немного синоптик — слышит бубны шаманского камлания времени и может предсказать его ближайшие запросы. Устинова хороший. всегда им, ею была. Это не гарантия от дурновкусия и чудовищных ляпов, одним из каких в ее творческой биографии новейшего времени стало внезапное соавторство с Павлом Астаховым, одарившее читателя громадным количеством нечитаемых книг.

Так или иначе, а «Вечное свидание» она писала без сомнительных соавторов. Потому книга получилась как из тех давних времен, когда все мы ее любили. Хотя и с поправкой на бубны верхнего мира: помните, в начале нулевых ее чудесные истории, в которых мир был без границ, французский журналист влюблялся в русскую женщину, талантливый архитектор стажировался в Италии и у героев всегда была возможность махнуть куда угодно. А если они выбирали родные березки, так это потому, что то был их выбор.

В этом романе иначе, однако удивительно, что за год до ковидных ограничений и большой беды, которая отрезала Россию от мира, он написан в русле мировосприятия людей, которые не едут в отпуск за границу и просто на море потому, что не могут себе позволить. А могут на дачу к тете, и это даже лучше. Огромного джипа — непременного атрибута прежних устиновских книг, у них нет, а ездят вовсе даже на советском мотоцикле с коляской — и так тоже лучше (хотя героиня, зараженная бациллой тяги к красивой жизни из запрещенных ныне соцсетей, не сразу это понимает).

Странно, но получилась отличная история с логичным, по большей части, сюжетом, внятными мотивациями, местами страшная, местами трогательная, иногда самую малость раздражающая инфантилизмом главной героини. С любовью и смертью в средней полосе России. С тотальным недоверием к органам, которые сначала законопатят за решетку на энное количество лет, а после уж разберутся и принесут извинения, если еще будет перед кем извиняться. С умницей-красавицей-рукодельницей профессорской внучкой, не боящейся испортить работой белы ручки. С молодым нарциссом, на лицо прекрасным, гадким внутри, поклонником тех запрещенных ныне сетей.

Хорошая книжка, правда, такая совершенно летняя с эмиграцией во внутреннюю Монголию взаимной любви, дружбы и семейных ценностей. А я слушала аудиокнигой в исполнении Александра Клюквина — это просто именины сердца.

Дай мне примерить новый намордник.

Я обернусь к тебе ликом

Полным смиренья и счастья.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Мэтт Хейг «Планета нервных»

majj-s, 13 июля 16:38

Дыши

«Разреши себе проигрывать. Сомневаться. Чувствовать себя уязвимым. Менять мнение. Быть несовершенным. Противостоять движению. Позволь себе не мчаться по жизни как стрела, летящая в цель.»

Мой Мэтт Хейг начался в конце 2020,когда его «Полночная библиотека» сделалась выбором читателей гудридс — такой лайтовый вариант всенародного хита «Все везде и сразу». Все любят про множественные реальности и возможность сменить свою жизнь на другую — яркую и интересную. После много чего у него пересчитала и с тех пор время от времени возвращаюсь прочесть еще что-нибудь.

«Планета нервных» (2018) нонфикшн из последних благословенных времен до ковида и большой беды. Привет из поры, когда мы еще могли думать о перенаселенности и глобальном потеплении как о главной проблеме, а интернет-дискуссии, в ходе которых каждый пытался убедить другого в том, что он дурак (ожидаемо безрезультатно) — были единственными баталиями.

Сегодня погружение в реалии того времени рождает скорее легкое удивление, смешанное с досадой — как можно было всерьез воспринимать такие глупости? Так студент, который учится и работает (вариант: студентка, которая учится, заботится о муже и растит младенца) смотрит на себя двухлетней давности, более всего озабоченного/ную рейтингом в кругу одноклассников или фасоном платья к выпускному.

На самом деле, не глупости, конечно, а золотое время, которому надо было радоваться и беречь его изо всех сил. Вместо этого мир из всех сил нервничал и переживал по поводам, яйца выеденного не стоившим. Может и теперь продолжает, не знаю — я и прежде не была среди тех, вокруг кого страсти кипели, а теперь вовсе ушла из того сегмента.

Но кажется сегодня уже никто не проверяет телефон двести раз на дню. Отчасти наигрались уже в эти игрушки, главным образом перенос рабочей активности в он-лайн сферу в 2020 подействовал как в анекдоте: «приходишь ты на пляж, а там станки, станки». Когда тебя раз -дцать вздрючит начальство за какой-нибудь огрех, вырабатывается павловский рефлекс не касаться рычажка, за которым следует удар током.

А когда на твоих глазах нормальные симпатичные интересные люди, вчерашние покупатели последней модели айфона или авто превращаются в беженцев, и думаешь невольно, что завтра такое может с тобой случиться, уже не до переживаний из-за того что станет говорить княгиня Марья Алексевна.

Занятно, Хейг говорит в книге, что прямо сейчас, когда он пишет эти строки, они безнадежно устаревают. Имея в виду техническую сторону, разного рода инновации и грядущую сингулярность. А оно вон как обернулось. Устарело. В социальном и геополитическом смысле.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Олдос Хаксли «Двери Восприятия»

majj-s, 12 июля 13:38

Под небом голубым есть Город Золотой

«А что, если наша Земля — ад какой-то другой планеты?»

То, что вы хотели знать о «Дверях восприятия», но стеснялись спросить:

1. Да, это о наркотике.

2. Да, в противоположность абсолютному большинству авторов, Хаксли не считал производные лизергиновой кислоты злом.

3. Да, Джим Моррисон назвал свою группу «The Doors», вдохновившись именно этим эссе. (хотя его судьба служит скорее антирекламой).

Итак, у книги три несомненных достоинства: 1 Она написана гением; 2. Она замечательно переведена Максимом Немцовым, у которого ненавистников чуть больше, чем поклонников, но я из числа вторых; 3. Аудиоверсия превосходно прочитана Игорем Князевым, в чьем исполнении слушаю все. У книги один, но основополагающий недостаток — это апология наркотического вещества.

Адепт опытов по расширению сознания посредством ЛСД, Олдос Хаксли приложил значительные усилия к его популяризации. Надо сказать, что в собственной жизни он. человек физически очень нездоровый, находил большое утешение в препаратах на основе лизергиновой кислоты, в которой отчасти видел воплощение предсказанной им самим в «Дивном новом мире» сомы. Он и из жизни ушел под воздействием внутримышечного укола 400 мкг этого вещества, который помог избежать мучительной агонии.

Проблема в том, что писатель попал в ловушку экстраполяции, с русского на понятный — по себе других не судят. Его собственная, подготовленная серьезными упражнениями на концентрацию и медитацией психика, уникальный интеллект, уровень ответственности, склонность к агрессии существенно отличаются от тех же параметров другого человека. То, что для буддиста, интеллектуала, к тому же прошедшего через тяжелый опыт инвалидности, которую сумел преодолеть, благодаря самодисциплине — что для него интересный познавательный опыт эскапизма, то другому окончательно взломает без того некрепкую психику и может послужить толчком к очень неприятным осложнениям.

В целом интересный и познавательный опыт визионерства, соединенный с глубокими рассуждениями о природе человека, о возможном строении мира, о путях преодоления проблем, стоящих перед человеческой расой.

Во вселенной есть только один уголок, который ты можешь уверенно взять в кандидаты на улучшение, это ты сам..

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Дмитрий Сергеевич Захаров «Средняя Эдда»

majj-s, 12 июля 13:19

Мы уже победили, просто это еще не так заметно

«Ты должен сделать добро из зла, потому что больше его не из чего сделать. А если и зла нет? Потому что ну какое они – зло? Просто люди, зажатые в тисках обстоятельств.»

Компромиссочники. Все мы компромиссочники,

Хорошо, почему Эдда понятно. Живем при победном шествии глобализации, связь времен не только не распалась, но достраивает себя целеустремленным тетрисом. Ничто не пустой звук для обывателя: античный пантеон, Кетцалькоатль и Маниту, Иштар, Иннана, Ахурамазда и Бхагавадгита. При таких делах обращение к скандинавсим эпосам не только не странно, но даже закономерно — соседи, которых испокон веку звали на царство (приходите княжить и владеть нами). Почему Средняя тоже ясно. Пора богов, героев и поэтов ушла в прошлое, теперь времена медиа: усредненных стандартов, посредников и посредственностей.

Достаточно непростая композиция романа включает несколько линий. Картины: на столичных зданиях появляется мастерски сделанное граффити на затейливые сюжеты, в персонажах которого легко опознаются чиновники высокого ранга из президентской администрации. Так-то оно бы ничего, но центральный герой всякой вскоре непременно умирает. Мистика? Заговор? Отменно спланированная диверсия? Ничего неясно, но страсти кипят: интернет, доступность информации и всякое такое. Ну, вы понимаете.

Политтехнологии: сотрудники некоего учреждения, обладающие достаточными полномочиями в медийной сфере, вхожие во многие властные кабинеты и умеющие из любого ̶д̶е̶р̶ь̶м̶а̶ человеческого материала сделать подходящего кандидата во власть, решают свои (и вверенной их попечению страны) насущные проблемы.

Протестное: общество делится на тех немногих, кто стрижет с ситуации купоны, подавляющее большинство (традиционно безмолвствующее), и людей с активной жизненной позицией, неравнодушных к судьбам страны. Которые принимаются тиражировать картинки «русского Бэнкси» (прозванного Хиропрактиком) и выходят на митинги, чтобы положить жизнь во имя благополучия грядущих поколений.

Настя, ее тема объединяет все линии сюжета. Прекрасная и смелая любимая женщина одного из героев, катализатор протестного движения, выраженный пассионарий. Молодая женщина больна раком, но не прекращает борьбы за тех малых мира сего, какие сами за себя постоять не могут, от лени или по недомыслию. Собственно, Настя и есть то, что связывает роман со скандинавским эпосом. Она Норна, персонификация судьбы.

Стилистически «Средняя Эдда» сильно тяготеет к Лазарчуку времени «Опоздавших к лету», эта жесткая, клипово-телеграфная манера подачи материала оказалась неожиданно актуальной теперь, спустя четверть века. К удачам книги отнесу сильную сцену митинга. Количество ненорматива, превышающее разумные пределы, напротив, не самая сильная сторона романа. Отличная книга, сильная, яркая, актуальная. Хотя мне ближе «Репродуктор».

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Розовая лента»

majj-s, 11 июля 12:09

Муж преданно ухаживает за женой в раннем Альцгеймере. На самом деле это чудовищно, и когда он покупает фигурку Телепузика — это скорее не ей, а себе, чтобы вымещать ярость на мелком ублюдке, чтобы не причинить ненароком боли ей, когда-то любимой, сегодня чудовищу. Когда в его дом среди ночи стучится эта молодая женщина, он и представить не может, кто она такая. Восхитительный рассказ, в котором сплелись воспоминания о войне, нежность, ненависть, вина, освобождение.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Литературное сырьё»

majj-s, 11 июля 12:03

Ведущий литературные курсы, вроде Creative Writing Sсhool писатель, в далеком прошлом опубликовавший один очень успешный и один неуспешный роман знает. что работа эта рутинная и встретить талант среди людей, пришедших учиться писать прозу — все равно, что отыскать жемчужину в навозной куче. Тем не менее, в очередном наборе есть сдержанная немолодая женщина, которая пишет замечательно. Прочие студенты, как это принято на птичьем дворе в отношении лебедя, пытаются клевать мисс Фокс,она словно не замечает враждебности. Преподаватель, не говоря ей, отправляет рассказы на конкурс.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Каменная женщина»

majj-s, 11 июля 11:55

После смерти матери немолодая уже Инес переносит операцию и внезапно начинает каменеть. То есть, не утрачивает подвижность или что-то подобное, а постепенно человеческая плоть замещается и вытесняется в ее теле различными горными породами и самоцветами. И она уже начинает подыскивать место, в котором будет стоять, когда окончательно окаменеет, но встречает норвежца — кладбищенского скульптора, а дальше...

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Телесный художник»

majj-s, 11 июля 11:49

Сложная и насыщенная действием для небольшого, в сущности, объема повесть. Есть врач-гинеколог. который воспринимает свою работу как служение и до сих пор считает себя женатым, несмотря на то, что с женой они расстались много лет назад. Есть девушка художница, пирсингованная хиппушка, невероятно талантливая, одинокая, неприкаянная. Есть привлекательная женщина. чиновник от медицины. Есть сложное сплетение отношений, в которые вовлечены эти трое плюс коллекция медицинских артефактов.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Лесная тварь»

majj-s, 11 июля 11:43

Переосмысление детского опыта Байетт: война, эвакуация без родителей с подселением в чужие семьи. Две девочки подружились в дороге легко и быстро, как только в одиннадцать лет бывает, после в распределительном пункте отправляются погулять в лес, а малышку. которая хочет с ними подружиться, отшивают. И в лесу встречают чудовищную смрадную червеподобную тварь. Понимая, что совсем чуть-чуть разминулись с ужасной смертью в ее огненной пасти. Спустя десятилетия две женщины встретятся на том же месте, куда каждая из ниж приедет, чтобы убедить себя, что это тогда почудилось и твари на самом деле не было.

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Антония Байетт «Христос в доме Марты и Марии»

majj-s, 11 июля 11:21

Снова библейская, хотя на сей раз новозаветная притча о Марфе и Марии: первая, когда Иисус пришел в их дом, хлопотала по хозяйству, готовила ужин и накрывала стол. Вторая сидела у ног Его и внимательно слушала. И ответил Христос на упрек Марфы сестре в ленности, что она более важное дело делает. За то же потомки Марии всегда будут иметь возможность учиться, а потомки Марфы хлопотать ради хлеба насущного. В этой истории угрюмая некрасивая кухарка возмущена тем, что ее прелестная хозяйка всеми днями бездельничает, но молодой художник. друг хозяйки, умеет показать ей, что она со своей «ум отъешь» готовкой тоже служит искусству. Как-то так, и волки, и овцы.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Иаиль»

majj-s, 11 июля 11:14

Снова о тонкой грани, на сей раз не между счастьем и несчастьем, а между порядочностью и низостью. С мифом об Иаиль, которая приняла у себя в шатре ханаанского военачальника Сисару, накормила-напоила, а дождавшись, когда уснет, пробила ему голову от виска до виска колом от шатра. После евреи сорок лет жили мирно, — говорит Книга Судей. Прием ненадежного рассказчика, история из школьного прошлого. Так все-таки, героизм или подлость и преступник ли тот, кто не за себя старался (Иаиль была не иудейка).

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Побирушка»

majj-s, 11 июля 11:04

История о жене министра (не трофейной, а из тех, что с мужем с самого начала карьеры, которая сопровождает супруга в поездке в одну их восточных стран и бесследно пропадает. О том. как призрачна граница между сегодняшней стабильностью и завтрашним существованием беженки, потерявшей все.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Холод и зной»

majj-s, 11 июля 10:56

В одном королевстве не на Юге, но и не то, чтобы на Севере, жила-была Принцесса, беленькая и пухленькая, все ее любили, а она словно бы только хотела спать да лежать. Пока однажды зимой не поняла, что стихия ее холод, а снег и лед — то, что делает по-настоящему счастливой, дает жизненные силы. И надо же было такому случиться, что Девица-Ледяница полюбила Принца из знойной страны. Так что же, нет у них шансов? Он стеклодув, в его жаркой пустынной стране песок — единственное, чего вдоволь, а из песка получается стекло, а стекло в чем-то сродни льду.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Ламия в Севеннах»

majj-s, 11 июля 10:39

Некий художник на пике своей карьеры распродал полотна и удалился от мира в дикой горной местности, где купил дом и нанял людей. чтобы построить бассейн, и любоваться тем немыслимо красивым оттенком синего, какой получается от соединения солнечного света с водой в бассейне с выложенным голубой плиткой дном. И может быть поймать этот оттенок. перенести на холст., но как, цвет неуловим Что ж, это была не единственная тайна бассейна.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Крокодиловы слёзы»

majj-s, 11 июля 10:32

Жили они долго и счастливо, но умерли не в один день, а вовсе даже он умер, она же развернулась и уехала. Она давно втайне мечтала о побеге из обрыдшего супружества. Не сказавшись взрослым детям, оставила их хоронить отца и горевать о нем (и тревожиться о ней), уехала за границу, поселилась в тихом пансионе в маленьком городке и была какое-то время довольна собой. Пока совесть не нагнала ее. История о долге и моральном законе, и о том, что феминизм — не равен эгоизму или мужененавистничеству.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Драконий дух»

majj-s, 11 июля 10:08

Жили-были в уютном доме в прекрасной долине сестра и два брата и каждый из них мечтал об участи более яркой, красивой и увлекательной, чем тихая скромная жизнь, которая досталась в удел. А потом через их деревню проложили путь громадные смрадные чудовища, земляные черви вроде того, что в «Дюне», плюющие огнем — такой английский вариант дракона, вовсе не огнедышащий красавец.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «История старшей принцессы»

majj-s, 11 июля 09:59

в одном королевстве небо внезапно сменило цвет с синего на зеленый, народ возроптал, и решено было отправить особу королевских кровей на поиски пера волшебной птица, которое исправит ситуацию. В путь пустилась старшая Принцесса (старшие, мы помним из сказок, обычно терпят неудачу, но здесь все совсем не так.)

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «История Годэ»

majj-s, 11 июля 09:54

мрачноватая и очень грустная сказка о том, как был в городке парень, который всем девушкам нравился, плясун хоть куда и только красавица мельникова дочь не заглядывалась на пригожего моряка. Напрасно он вез ей из дальних стран яркие ленты. А впрочем, не напрасно. Да только вот ничего хорошего из их танца не вышло.

Оценка: 9
–  [  -1  ]  +

Антония Байетт «Джинн в бутылке из стекла «соловьиный глаз». Пять сказок»

majj-s, 11 июля 09:47

Говоря Антония Байетт, мы подразумеваем, конечно, интеллект, эрудицию, стилистическую изысканность. Витиеватую избыточность описаний в соединении с четкой и точной формулировкой мысли. Все так, но в первую очередь, кавалерственная дама Байетт феминистка, и всякая ее книга — взнос в борьбу за правильно и справедливо устроенный мир, где права женщины неприкосновенны и священны

«Джинн в бутылке из стекла «соловьиный глаз» не исключение. История специалиста по фольклору Джиллиан Перхольт (слегка за пятьдесят, дети выросли и живут своей жизнью, муж совсем недавно оставил ее ради молодой женщины). Это не история утраты и отчаяния, а совсем даже напротив, радостного приятия свободы от необходимости приноравливаться и приспосабливаться к человеку, давно ставшему чужим. Необходимости не подслащенной бонусами взаимного сексуального притяжения, не умягченной доверием, дружбой и нежностью.

«Что ж, — думает Джиллиан, — У меня есть моя работа». И она права, когда ты признанный специалист в какой-либо области, уединение дает возможность совершенствоваться, а поддержка коллег обеспечивает душевным теплом. Не той силы и интенсивности, какую дает любовь в лучшей ее фазе, но, будем честны, лучшая пора любви длится ведь очень недолго. В общем, наша фольклористка едет на симпозиум в Турцию, где делает успешный доклад о смиренном терпении, которое мир предписывал женщине, забирая у нее молодость, красоту, здоровье, самоуважение и уважение окружающих. О том, как эта концепция отразилась в фольклоре, на примере «Сказки о терпеливой Гризельде»

А после, по случаю, в лавочке на базаре, покупает красивую бутылку, которую можно использовать как пресс-папье (надо заметить, стеклянные пресс-папье тайная страсть героини, хотя почему тайная? Секрета из своей любви к красивому стеклу она не делает). И, вы ведь не удивитесь, узнав, что в той бутылке был заключен джинн? Который, по обычаю всех джиннов, предложит своей освободительнице исполнение трех желаний.

Очаровательная сказка о разумности и умеренности (во всех возможных смыслах) и о том, что феминизм не ставит целью поработить мужчину. Вообще кого бы то ни было поработить не ставит целью феминизм.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Антония Байетт «Стеклянный гроб»

majj-s, 11 июля 09:46

Соединение Сказки о храбром портняжке с Белоснежкой и каких-то мотивов Вашингтона Ирвинга из Сказок Альгамбры. Очень симпатичная история про «заблудиться в сумрачном лесу,« набрести на домик, пройти испытания, обрести волшебный предмет, с его помощью расколдовать Принцессу, и вот тут-то главные сложности начнутся.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Доменико Старноне «Шутка»

majj-s, 10 июля 19:16

Внуки ближе, чем дети?

"– У тебя есть невеста, дедушка?

- Нет.

– У меня их много. Если хочешь, отдам тебе одну из своих, – предложил Марио»

На родине Доменико Старноне ценят как автора трех десятка романов и лауреата главной итальянской литературной премии Стрега. Мировая его известность несколько скандального оттенка — именно Старноне приписывалось авторство книг литературного призрака Элены Ферранте. Впрочем, часть исследователей творчества неуловимой писательницы считают. что это псевдоним жены Старноне переводчица Аниты Раджа. А еще одна часть приписывает авторство «Неаполитанского квартета» соавторству Старноне-Раджа.

Может быть потому, что супруги неаполитанцы и упоминание диалекта почти так же часто встречается в книгах Доменико, как в истории Лену и Лилы. Может оттого, что мотив человека, сумевшего вырваться из неблагоприятного социального окружения, благодаря таланту и трудолюбию, сквозной в его творчестве. Может на итальянском очевидно то самое стилистическое сходство, о котором говорят литературные сыщики, и которое совсем не очевидно в переводе.

Так или иначе, а Старноне интересен сам по себе, без эпатажного подтекста. Для того, чтобы убедиться, достаточно прочесть «Шутку». История о том, как дочь просит пожилого отца присмотреть за внуком на несколько дней, пока они с мужем будут на математической конференции. Отец художник-иллюстратор, сделавший себе имя в этой достаточно узкой и тесной профессиональной сфере. В былые дни был очень востребован, теперь не то, но вот предложили проиллюстрировать рассказ Генри Джеймса о призраках.

И так некстати эта необходимость ехать из милого сердцу Милана в Неаполь, работать нянькой малыша. которого дедушка совсем не знает, снова окунуться в атмосферу своей нищей юности в неблагополучном неаполитанском квартале, где ценилась грубая сила, а талантом и яркой индивидуальностью предлагалось подтереться и пойти уже наконец работать учеником слесаря в автомастерскую. Подростком он ушел из дома, сам пробивался в жизни, переехал в другой город, а унаследованную от родителей квартиру отдал дочери. Им с мужем Саверио уже вроде и не по статусу жить в этой дыре, но она к своему дому привязана. В общем, та еще трехдневочка предстоит.

Малыш Марио оказался настоящим вундеркиндом, очень самостоятельным в свои четыре года. Но и невероятно упрямым, капризным, своенравным — как это часто бывает с одаренными детьми, которых воспитывают в режиме благоприятствования. То самое состояние, когда вот сейчас видишь в мальчике ангела, а спустя минуту он предстает настоящим дьяволенком, чьи проделки кажутся забавными зрителям фильма «Трудный ребенок», но упаси бог оказаться объектом его шуток.

В книге много рефлексии, много рассуждений о природе таланта и неравномерности, с какой он отсыпается разным людям. О том, как один ежедневным трудом и самодисциплиной выращивает дерево из крохотного зернышка, положенного в него, а другому изначально достается цветущий и плодоносящий сад. О времени, о возрасте, об отношениях в семье и ответственности родителей.

Хорошая повесть, а эпизод с балконом прямо-таки убийственный.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Оксана Васякина «Ветер ярости»

majj-s, 10 июля 11:00

Ты — просто женщина, ты рождена исчезать

«здесь языки кошек и птиц

перемежаются с языками

мигрантов плачем детей

скрипом дворницкого велосипеда»

Оксана Васякина возможно лучшее, что произошло с русской литературой новейшего времени. Прошлогодняя «Рана», открывшая ее имя широкой публике, была вся как рыдание, удар наотмашь и открытый перелом. Тогда ее появление еще воспринималось скептически — сколько их, молодых да ранних, с их предельной откровенностью...

Год спустя впечатление от «Раны» отстоялось Васякина оказалась must read, а медитативная «Степь» предъявила читателю автора, который умеет в сдержанную скорбь с бурлящей в глубине вулкана лавой. Образным и метафоричным языком большой литературы, который одновременно живой язык улиц и окраин, каким говорит большинство общающихся на нем. С куда большей общесоциальной составляющей, чем ожидаешь от фем-литературы и много большей, чем можно встретить в современной русской прозе.

«Ветер ярости» сборник стихов, перемежаемых фрагментами интервью. Стихи в формате современной англоязычной поэзии: без рифмы, без метро-ритмической основы, прежде я считала такие остро противопоказанными русскому. До Оксаны

Оценка: 9
⇑ Наверх