FantLab ru

Все отзывы посетителя Goodkat

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  19  ]  +

Роберт М. Вегнер «Сказания Меекханского пограничья»

Goodkat, 16 сентября 2016 г. 18:07

Вот то, что нужно, пока Аберкромби работает с полупринцем в полумире на полставки, а Мартин все оттягивает выпуск долгожданных «Ветров зимы». Этот концептуальный сборник героических злоключений, связанных самобытным миром темной фэнтези, держится вполне на уровне более именитых соседей в жанровой нише.

Мир раскрыт в мельчайших подробностях, устами самих персонажей рассказана история аж трех тысяч лет его становления и существования. Шутка ли, одна южная повесть фактически состоит из интереснейшего диалога двух персонажей, представляющих противоборствующие стороны конфликта! Но именно она понравилась мне едва ли не больше остальных, благодаря глубокому погружению в голову героев.

Мироустройство у Вегнера очень непростое на непросвещенный взгляд чужака. Автор разжигает межнациональные и религиозные войны, устраивает персонажам очные ставки и жаркие разборы полетов — поди разбери, кто больше прав и кому сочувствовать. Очевидно лишь, что мир трещит по швам и грядет большой бадабум, напряжение нагнетает и мистическая подоплека книги: оккультные разборки, магические эксперименты, боги, расхаживающие по земле, призраки павших воинов, демоны и чудовища, вторгающиеся в мир через порталы.

Понравилось сюжетное разнообразие, которое позволяет формат: марш-бросок через Ледник, осада горного перевала, дипломатическая миссия и таинственное расследование на Севере, и много-много психологической драмы, самокопания и горячих поединков на Юге. Юг все равно мне понравился больше глубиной цвета и силой эмоционального отклика.

Ну и побочные эффекты всех этих прекрасностей: идеализированные персонажи, тягучая патетика, монотонность и неоднородность повествования. Северная повесть «Все мы меекханцы» умудряется совмещать в себе все это разом и превращается в исключительную проверку силы воли, я был сильно удивлен, узнав позже, что она получила премию и народную любовь. Горная Стража работает как единый серый организм, по картонным венам которого течет пафос и штампы, персонажи Юга хромают на те же ноги.

Все недостатки с лихвой восполняет прекрасный язык автора — яркий и образный, со своими неповторимыми оборотами и словесами. «Сказания» в заглавии значатся не для красного словца, атмосфера чего-то величественного, грандиозного и аутентично-самобытного на месте. Описания природы чаруют детализацией. Чернухи не так много, но она жуткая и довольно склизкая.

В этой книге есть все, для того, чтобы назвать ее отличным эпическим, героическим и темным фэнтези. Единственное, чего здесь нет – юмора. Сказания пропитаны патетикой и пафосом по самый эпилог, иногда в ущерб здравому смыслу, но именно в этом их счастье и проклятие.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Бром «Потерянные боги»

Goodkat, 16 декабря 2017 г. 23:22

«Умереть – это ведь тоже большое и интересное приключение» (Питер Пэн).

Серьезно. Бром просто взял и сделал из смерти целое приключение. Эта книга – зрелищное и динамичное погружение в загробный мир, где доживают свои дни отвергнутые современным обществом боги, где мертвые души вновь обретают плоть и ведут некое извращенное подобие жизни.

Что же там, за горизонтом? Самобытный и мрачный мир мертвых со своими аутентичными тонкостями, вобравший в себя всего понемногу из самых разных мифологий. Завораживающие постапокалиптические пейзажи, невероятные мифические существа, дух дикого запада вперемешку с шокирующими картинами демонической темной фэнтези. Какой-то неповторимый коктейль всего и вся, яркий и бесподобный.

Помимо шикарного мироустройства удивило и количество страниц в том смысле, что их вроде бы должно быть примерно вполовину меньше, чем есть на самом деле, – настолько шустро и резво скачут перед глазами события и пролетает время за книгой. Виной тому насыщенность действием и зрелищность сцен: уличные драки, перестрелки, погони и поединки непрерывно следуют друг за другом. Впечатляют и визуальные образы персонажей – тут каждый запоминается по-своему.

Нет в книге ничего такого, что очень хотелось бы поругать, но побрюзжать при желании можно, например, на линейный сюжет – типичный квест (герой должен добыть артефакт), на слабо раскрытых персонажей, на простенький невыразительный стиль речи. Порой, возникает ощущение, что играешь в компьютерную игру, особенно из-за бесконечных «аптечек», никак не позволяющих некоторым фигурам окончательно откинуть копытца.

К слову, об аптечках. Плоть в загробном мире Брома – расходный материал (что логично), который можно без проблем нарастить, и то, что должно выглядеть как кровавое побоище, иногда представляется в голове как комичное сражение пластилиновых человечков.

И все же как-то начхать на все недостатки, а все потому, что внутри такой вроде бы мрачноватой книги уместилось множество трогательных моментов и мыслей для размышления. Роман даже начинается уже с того, как уголовник морально перерождается, осознав, что стал отцом. Он обрел свой смысл существования. Обретут ли его самоубийцы, пройдя Чистилище? Найдут ли его боги, упавшие со своих Олимпов на жесткую землю? Что вообще делает богов богами?

Вопреки предсказуемому сюжету финал завораживает и тянет за потрепанные в ходе этого небывалого приключения струнки души. К черту сомнения, отличная книга.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Джордж Р. Р. Мартин «Игра престолов»

Goodkat, 2 сентября 2017 г. 22:47

С легким нервным возбуждением я закрыл эту книгу; пальцы до сих пор покалывает, к горлу подкатывает комок, как только перед глазами встают самые яркие сцены. В ушах гремит гневная отповедь неудержимого кхала-кочевника, обещающего отомстить, «покрыв» весь мир, и вторит ей громогласный хор рыцарских мечей и глоток, прославляющих нового и справедливого Короля Семи Королевств — Короля Севера... А вот трогательное расставание сестры и брата, как обычно взлохматившего ей волосы, дальше — первая поездка на коне того, кто уже утратил надежду покинуть инвалидное ложе... Отчаянная клятва оборванцев стать щитом этого мира...

Семь (седьмое пекло, семь!) главных персонажей раскрывают свой насыщенный внутренний мир слабостей и желаний, как жгутом туго скрученный принципами и недостижимыми мечтами. Карлик, калека, бастард, принцесса-изгнанница, лорд-отец, леди-мать и их такие разные дети, — как Мартину удалось забраться в голову каждому из них, создать их такими... живыми? Определенно сердце автора, как и его любимого протеже Тириона, «полно нежности к калекам, бастардам и сломанным вещам», ведь «смерть окончательна и подводит жуткий итог, в то время как жизнь полна неисчислимых возможностей». Мое сердце отзывается на эти слова.

То, как леди Кейтилин восхищается своим возмужавшим первенцем, как в скупой фразе сурового лорда Тайвина вдруг проклёвывается комплимент, как надушенный евнух Варис одной меткой репликой выворачивает наизнанку эту эгоистичную и мерзкую игру лордов в престолы, — все это терзает душу, не позволяет остаться в стороне. А сколько здесь второстепенных персонажей, которые так и напрашиваются выйти из тени, чьи истории требуют того, чтобы их рассказали подробней, чьи голоса должны быть услышаны. А также тех, чьи тела уже кормят червей, чьи мысли и поступки уже не прольют свет на полумрак, хлопьями пепла оседающий на бедную землю.

Мир саги мрачен, но мрак этот не той породы чрезмерной вычурности и вульгарности, что любят Сапковский и Аберкромби. Да, происходят страшные вещи, присущие дикому и разгульному средневековью, но Мартин описывает их сравнительно мягко и даже поэтично. По крайней мере, он точно не смакует подробности. В страданиях рождается красота борьбы и сопротивления. Все персонажи так или иначе страдают... но именно страдание очищает душу человека, возвышает и воспитывает ее через сопереживание происходящему. Некоторые сцены вызывают тяжелые чувства, некоторые персонажи — отвращение, но мы и сами могли бы оказаться на месте этих «героев». И как бы поступили мы?

Дотошность Мартина в деталях удивляет, ведь каждый персонаж, народ, замок, комплект доспехов, парадный костюм или поданное на стол блюдо обладает собственной внешностью, и немалая доля повествования уделена таким описательным изощрениям. В то время, как в другой книге иной раз легко додумываешь себе, как и что выглядит, здесь от работы воображения порой даже скрипят извилины, благодаря чему в голове вырисовываются предельно ясные и четкие иллюстрации. Хотя, судя по комментариям, кому-то от этого даже больно.

Еще бы я отметил специфичное отношение Мартина к магии — неотъемлемой составляющей фэнтези-жанра. В мире «Песни Льда и Пламени» магия — не ширпотреб, но и не элитарное искусство, а самая натуральная мистика и фактически религиозное таинство, удел отверженных и фанатиков, необъяснимый и практически неконтролируемый фактор... от того и так мало его: «Волшебство — это меч без рукояти, нельзя взять его, не поранившись».

Впервые я прочитал эту книгу пять лет назад, но во второй раз она снова достучалась до моего сердца, выбив из него сноп чувств и эмоций, и пусть читал я также долго, как и в прошлый раз, но это того стоило. Прекрасный язык, остроумные фразы, которые хочется цитировать, драмы, захватывающие дух, самобытный мир и множество разных персонажей, жизни которых переживаешь, как собственные. Чего еще желать от книги?

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Стивен Кинг «Страна радости»

Goodkat, 3 октября 2014 г. 18:15

Скажу одно, сразу извинившись за французский — «Стивен гребаный Кинг», по аналогии с цитатой из книги, если кто не понял:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Эдди гребаный Паркс»

Вот именно такой фразой и эти чувства. Как будто я сам стал чем-то обязан автору. Возвращаю должок оценкой. Мастерство, богатство и виртуозное владение образами поражает, я бы подобрал такой термин для этой работы — «трогательный саспенс», где отдельные абзацы — оголенные провода чувств, капкан для душ мягкосердечных.

Мистика не впечатляющая, она как обрамление, не знаю, как точней выразиться, панировка или кляр, в котором спрятана очаровательная социальная и психологическая начинка. То есть, она хороша, но где-то сбоку, а не в центре произведения. Призрак девушки задержал Девина в парке, стал основанием, связующей ниточкой старого Девина и нового Джонси, но не более.

Детектив совсем никакой. Просто не в нем кайф этой книги. Кайф в притягательной силе языка автора. Откровенного, циничного, в меру юморного, трогательного и очень меткого. По-настоящему, «живого» и такого человечного, что ли. Персонажи яркие и симпатичные, парк в произведении — целый мир, красочный, детально проработанный, необыкновенный, и самое главное — чудесный, но не ванильно, а действительно «лампово», если позволите. Со своим блекджеком и голливудскими девушками.

Давно не было такого, чтобы книга не переставала держать в оцепенении, гоняя мурашек по коже взад-вперед без продыха. Давно не было такого, чтобы я не мог чего-нибудь перекусить за книгой, просто потому что в горле стоит комок, а глаза подозрительно пощипывает. Образы, фразы, диалоги, все настолько чудесно, возвышенно духовно и одновременно близко, грязно, со своими пятнами на простынях, что даже не по себе.

Это не детектив и не мистика и, как говорят, совсем не Кинг. Не ждите ужастиков. Это просто хорошая добрая история с сильной социальной составляющей, своими особенностями, пестрящими как вывеска парка развлечений, и неповторимым «живым» языком Кинга.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Льюис Кэрролл «Приключения Алисы в Стране Чудес»

Goodkat, 9 ноября 2015 г. 09:42

Удивил отзыв ниже.

«Алиса» — это шедевр детского каламбура и абсурда. Игра слов и бессмыслица здесь не давят габаритами, как во многих русских аналогах, а имеют тонкий подтекст. Пародийные стихи и зверушки-характеры — жизнь, такая, какой ее видел Кэррол. Таким образом произведение становится интересно как детям, так и взрослым. Конечно, многое пройдет мимо среднестатистического читателя из-за временной привязки автора к современникам. Сейчас в моде другие песни, характеры, мысли и научные теории и совсем другая жизнь, но общие черты узнаются повсеместно — вечно выслуживающийся бесхребетный Кролик, глупые в своей страсти Король и Королева, высокомерная гусеница, вкушающая одну ей видимую мудрость, Квази и Грифон на «встрече выпускников» и другие. Автор изящно шутит на социальные, философские и научные темы, при этом не теряя юмор, по изложению доступный любому ребенку. Это и есть отличительная черта работы Кэррола.

Нельзя не отметить богатую фантазию автора! За кроличьей норой притаилась самая настоящая Страна фантасмагорических Чудес, и чудеса здесь, как им и положено, — случаются. И, конечно же, Алиса. Вся непосредственность и любознательность мира заключается в этой девочке. Воспитанная, учтивая, умная и внимательная, она не является набором шаблонных качеств, а вовсю пользуется ими и так и эдак. Размышления ребенка могут ввести в ступор, но лишь потому что взрослый читатель давно связал себя кучей привычек, рядом условностей и ограничений. Для Алисы нет ничего невозможного и никакие странности Страны Чудес не могут ее напугать — в любом обществе она чувствует себя легко и непринужденно.

Отдельный поклон переводчикам (в частности Демуровой) и комментариям М. Гарднера за кропотливую работу.

Это веселая умная сказка с героиней, вошедшей уже в легенды.

«Если в мире все бессмысленно, что мешает выдумать какой-нибудь смысл?»

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

Goodkat, 17 октября 2015 г. 20:27

Совсем не хочется быть объективным, когда речь заходит о Маленьком Принце, ведь ему бы не понравились мои рассуждения. «Ты говоришь, как взрослые!» – cказал бы он, тряхнул головой, и ветер растрепал бы его золотые волосы. И мне непременно стало бы совестно! Впрочем, давайте обо всем по порядку.

«Пожалуйста... Нарисуй мне барашка!», — прозвучал его тоненький голосок. «Что?», – я в изумлении оторвался от дел, которыми был занят весь день. Что-то шевельнулось внутри, воспоминания, ведь когда-то я рисовал красивых барашков, только это было словно в другой жизни. Все детские стремления, к сожалению, сдулись как воздушный шарик под тяжелым родительским взглядом, и я давно перестал делать то, что прежде приносило столько позитивных эмоций.

Я рассердился. Как смеет он напоминать мне о прошлом, как ему не совестно, почему он не подумал о том, что я, возможно, совсем разучился рисовать?! Как это бестактно с его стороны. Но передо мной был ребенок со всей его непосредственностью и открытой душой – он еще не скован стереотипами, свободен от предрассудков и вовсе не измыслил посмеяться надо мной, как это часто бывает во взрослом мире.

Я удивился, когда понял, что он способен видеть много глубже поверхностной корки вещей, чутко воспринимать окружающую реальность и даже разглядеть в рисунке «шляпы» удава, проглотившего слона! Это были первые уроки Маленького Принца. Во-первых, «зорко только сердце, главного глазами не увидишь», во-вторых, взрослые не любят то, что не понимают. Конечно, я все еще ощущал себя «взрослым», но меня неизбежно тянуло к Принцу.

Вместе мы смеялись над зацикленностью и ограниченностью потребительских вкусов и стремлений, но проявляли вежливую снисходительность. Принц заново учил меня самым простым человеческим истинам – не забывать друзей, близких людей, и, самое главное, КАК это делать. Он взывал к внутренней творческой силе, напоминал о том, что Людьми с большой буквы нас делает именно творчество, а не цифры и способность их считать. А настоящее творчество рождается только в любви, когда твоя планета (твоя душа) находится в порядке (гармонии) и ухожена как следует.

Срезай сорняки, каждое утро изучай семена, занесенные в тебя вчерашними ветрами! Вот чему учил автор рассказа на примере Принца. Прочищай свои внутренние вулканы, ведь однажды, излившись лавой, они могут потухнуть навсегда. Докапывайся до сути вещей, смотри в самую глубь, говорил автор, закладывая философские подтексты в самые простые рассуждения Принца.

Он рассказывал мне о несуразностях, отвлекающих людей от самого главного – любви и дружбы. Он приводил примеры помешательств, которые незаметно подменяют истинные ценности жизни, и я неизменно соглашался. В единственном экземпляре такие случаи не представляют опасности, и Принц с трогательной наивностью видел в каждом из них что-то хорошее, но собранные в миллионных тиражах на планете Земля, они давили громоздкостью, и сама планета засасывала ребенка, связывая корнями поистине невероятных баобабов. На этой планете вулканы размером с горы, и прочистить их не представляется возможным, здесь тысячи одинаковых цветов, среди которых трудно узнать свой…

Но тут, в трудный момент своей жизни, Принц встретил мудрого и сотканного из лаконичных афоризмов Лиса, который помог ему вернуться на правильный путь. Впрочем, чтобы оценить всю его мудрость, вам придется заглянуть на страницы книги. Следует быть осторожным, уж если этот Лис вас приручит, не миновать слез, но даже в слезах хитрый Лис научит отличать чистый хрусталь родников от прожигающей глаза горючей жидкости.

Итак, я вернулся к тому, с чего начал. Мне очень неловко оценивать это произведение. На многое приходится закрывать глаза под неумолимым взором необычного по-настоящему «взрослого» ребенка. Возможно, язык рассказчика очень прост и незатейлив, но он пестрит доброй иронией и меткими фразами. История Принца очень грустная, и это обрывает его связь с детством. Если вкратце, для детей этот рассказ слишком взрослый, для взрослых – слишком детский, и так он завис где-то посередине, необычный, неповторимый.

Наверное, я полностью провалился в стремлении поставить объективную оценку, но ни капли об этом не жалею, ведь у меня появился друг и море чувств, которые он во мне пробудил. Возможно, кому-то эти основы были заложены в детстве родителями — я очень рад за них и прошу не судить тех, кто только сейчас познает эти житейские тайны вместе с Маленьким Принцем.

И не забывайте главное: «Мы в ответе за тех, кого приручили»

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Йен Макдональд «Дорога запустения»

Goodkat, 7 мая 2016 г. 23:46

Люблю «наркоманов» в образном значении этого слова, а тут с первой страницы веет тяжелыми наркотиками...

Витиеватые и мудреные предложения с красивейшими оригинальными метафорами, зеленые человечки-овощи и здравомыслящие поезда... Фантазия бьет ключом, иногда разводным — автор смешал несмешаемое (мифы, науку и волшебство, лирику и сатиру, всевозможные сюжетные ходы научной фантастики), дабы познать неопознанное и объять необъятное. Претенциозность и экстравагантность романа зашкаливает, как по форме, так и по содержанию, в чем и кроется главная его особенность и недостаток одновременно.

В целом, я остался доволен знакомством с Макдональдом. Если бы не моя лень, косноязычие и литературная девственность, мог бы рассказать намного больше, ибо, как мне кажется, в романе немало злободневных тем, интересных мыслей, образов и историй. Ограничусь пересказом в самых общих чертах и сумбурным выражением эмоций.

Условно разделил бы книгу на три части.

Первая часть знакомит с доктором математических наук, который застрял в пустыне, но по счастливой случайности смог основать собственное поселение. Здесь царит ворох мини-историй и хоровод приезжающих-прилетающих-приползающих персонажей, которым суждено стать соседями в этом отдаленном райском уголке. Поселенческая жизнь во всей ее красе трогает и умиляет духом первобытной идиллии.

Естественно, что-то должно было пойти не так. И оно пошло. Жизнь раскидывает персонажей по разные стороны баррикад, превращает поселение в нечто иное, чем оно являлось изначально. Лирика уступает место сатире, вступают в игру другие части мира и даже вселенной, и... все было бы здорово, если бы не пара «но». Во-первых, бесконечный приток несколько схематичных персонажей, среди которых в определенный момент можно потеряться. Во-вторых, мешанина всевозможных фантастических сюжетных ходов, заменивших одну какую-либо общую идею романа.

В третьей части начинается откровенная феерия и фантасмагория — гражданская война с участием множества существ и персонажей, революция внутри революции. Поселок окончательно и бесповоротно перестает быть тем, чем он был изначально. Чертовы персонажи все появляются и занимают место в произведении, писатель, будто выдыхаясь, сдает позиции и по стилю... но все-таки умудряется изящно закруглить финал. Концовка вызывает ностальгию по прочитанному, возвращаясь к лирике первой части и оставляет в душе теплое чувство привязанности.

Есть ли у всего этого какой-то знаменатель, общая тема? Жизнь штука неоднозначная, никогда не поймешь, что было сделано напрасно, а что нет. Вот и Макдональду удалось здорово скопировать это чувство. У меня нет определенного ответа, как стоило бы поступить и что исправить. Все вышло ни хорошо, ни плохо — это просто было, и в это веришь, в жизнь со всеми ее причудами, жестокостью и внезапностями.

Это интересный опыт. «Это история о чудесных и удивительных событиях, о радостях и печалях, о победах и поражениях, история маленького городка в сердце Великой Пустыни».

Не смотря на большое количество ошибок, переводчику сердечное спасибо.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Джек Вэнс «Сад принцессы Сульдрун»

Goodkat, 14 октября 2015 г. 09:33

Все начинается с докучливого предисловия, изобилующего незнакомыми именами и названиями. Хорошо бы приноровиться сразу — медитативный темп повествования сохранится на протяжении всей книги. Так зачем это вообще читать?

Старейшие острова — чудной и дивный мир, вобравший в себя сливки древнейших мифологий: феи, эльфы, огры, гоблины, великаны, единороги, лешие, призраки, дриады, русалки и многие другие волшебные полулюди и нелюди устраивают свою обыденную непринужденную жизнь на страницах книги. Чародеи, ведьмы и друиды, воры, убийцы и насильники, рыцари и аристократы, ремесленники и другие представители разных профессий и наклонностей как могут стараются оживить этот сказочный мир.

Сюжет здесь не главное, и с этим лучше смириться — он есть, но это, пожалуй, все что можно сказать о нем. Больше всего сюжетная конструкция напоминает сборник сказок братьев Гримм, обрамленный общим знаменателем персонажей, так сказать, хроники небольших, но многочисленных приключений разных героев. Интрига зиждется на внезапности злоключений и отстраненной манере повествования автора — не всегда понятно, какие герои сумеют дойти до конца, чья линия станет главной или, может, ее вообще не будет.

Одним из заметных достоинств книги я бы назвал второстепенных персонажей — их очень много, и все они обладают хотя бы одной уникальной особенностью, будь то «говорящая» внешность, черта характера или положение в обществе. Хотите узнать для чего Нахабод, которого иногда кличут Костлявым Хватом, третий день сидит на пне около виселицы? Почему лорд Дальдас носит маску на загородной даче в глубине Тантревальского леса и почему нельзя прикасаться к предлагаемым им угощениям и лакомствам? Скоро узнаете! Увы, главные герои не столь впечатляют, в основном, это классические, детально выписанные, но довольно «ходовые» образы вроде жестокого короля, доброй принцессы, мудрого волшебника и так далее.

А теперь о вишенке на торте. Автор рассказывает истории удивительным, почти Шекспировским изящным языком, щедро сдобренным тонким юмором, а излишняя высокопарность диалогов разбавляется легкой и приятной иронией. Столь очаровательный коктейль вносит свою лепту в неповторимую атмосферу совершенно не детской сказки, где балом правит причудливая фантазия, и слова устраивают на страницах фантасмагорические хороводы.

Подводя итог, могу сказать, что роману не хватает динамики и «экшена», в некоторых исторических выкладках и описаниях можно увязнуть, а сюжет раздроблен на мелкие кусочки, на первый взгляд, без должной надобности. Но у книги множество преимуществ — это матерое рафинированное произведение, пиршество дивных декораций и запоминающихся персонажей, особенного утонченного стиля повествования и выдержанной атмосферой фэнтезийной сказки.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Джо Аберкромби «Герои»

Goodkat, 16 ноября 2017 г. 10:29

Однако, какое брутальное фэнтези о войне без прикрас! Напомнило до жути реалистичные сцены из фильма «Спасти рядового Райана», только без тошнотворного американского пафоса. Так и хлещет кровь, кишки, грязь, зараза, насилие, несправедливость и все прочие неблагоприятные глашатаи войны — истинной войны без грима и пластических операций. Вторят им остроумные меткие фразы автора, обнажающие суть любой войны с самых разных ракурсов-взглядов, что особенно здорово — как с отрицательной, так и с положительной стороны (может ли быть такая сторона у такого мерзкого понятия как война — да!). Лично я уже успел потерять веру в Аберкромби после «Лучше подавать холодным», которое ввиду неуемного фарса не смог осилить дальше трети и беспощадно карикатурного полу-цикла о принце Ярви. Но все-таки был еще порох в пороховницах Джо на излете одиннадцатого года!

Автор в самых смачных красках и выражениях рассказывает о том, как война губит людей и физически и морально. Эпичные поединки героев и массовые битвы стенка на стенку захватывают своей жестокостью и неумолимым роком, ибо лучше всех в этой книге себя чувствуют только стервятники, истинные короли побоищ – куда там жалким человечкам, протирающим своим задом каменные стулья, именуемые тронами. Сегодня ты король, завтра – пища для падальщика. Удача – штука тонкая. Напропалую рушатся и без того хиленькие надежды юнцов на славу и почет в служении армии. Нелепая случайная смерть от рук своего же соратника – обычное дело. Наивные представления о войне, как о чем-то прекрасном, хрустят на зубах Аберкромби, как куриная кость в пасти Зобатого.

Так о какой же положительности могла идти речь? О, дивный безумец Жужело из Блая сказал бы вам, что только перед лицом смерти человек живет по-настоящему. Ему бы вторил генерал Челенгорм и его вдохновляющая речь перед решающим приступом злосчастных холмов – какая же это была прекрасная речь о том, что только перед лицом опасности человек показывает свое истинное лицо и узнает себя самого. Его словам бы в свою очередь кивнул северянин Бек, парень, на самом деле узревший себя настоящего именно так. Дерзкая и умная Финри да Брок сказала бы, что война – это открывающиеся возможности, Зобатый сказал бы, что война может подарить тебе крепких товарищей и даже более – братьев по жизни.

Постановка сцен и боев местами потрясающая, и, несмотря на то, что автор показывает всего лишь пару основных дней, вырванных из войны между Союзом и Севером, эти дни лопаются от ярких сцен, диалогов и персонажей, как незащищенная черепушка от удара топора. Не сказать, что сами бои оригинальные или чем-то особенные, но драйв они передают такой, что невозможно усидеть на месте – дайте мне, язви вас, щит и меч, и я пойду помирать вместе с вами, ребят! Страсти кипят, угар битвы – настоящий, грязный, хлесткий, адреналин клокочет вулканом в крови...

Из книги, к сожалению, никуда не делся уже узнаваемый фарс автора, наоборот, он даже расцвел и пустился, как паразит на прежде привлекательных персонажей, таких как Черной Доу, который, став королем, внезапно решил, что должен вести себя как шут. Писклявая машина для убийств Бремер дан Горст – это вообще отдельная грустная история клоуна, который плачет на потеху. Мне не понравился и Кальдер, по-моему, его линия сильно поломана – трус не может быть лидером северян ну никак, даже при помощи извне, а то, что случилось с Черным Доу на поединке чести – это, простите, всем роялям бесстыднейший рояль и просто откровенное фу. Я уж смиренно не прячу ничего под спойлер, так как ораторы, по следам которых я иду, прошли по этой стезе намного дальше меня.

И это все так скверно, что я вспомнил, почему разочаровался в Аберкромби. Вот нет у него пафоса, что очень хорошо, но кидается в другую крайность — безудержный фарс и простецкий жаргонизм. Однако книга меня до мурашей проняла отдельными моментами, а это в моем случае наивысшая похвала, так что, махнув рукой на все недостатки, кричу: браво, автор, браво!

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Кадзуо Исигуро «Безутешные»

Goodkat, 16 ноября 2017 г. 03:36

Это психологический кошмар. Хотя начинается все безобидно и даже рутинно: звезда мирового масштаба посещает очередную провинцию, не обласканную звездным сиянием, и заезжает в отель, где идет обсуждение какого-то там графика расписания и т.д. и т.п., все стелются, как могут, перед уважаемым во всем мире пианистом — мистером Райдером. Вежливость и любезность лезет со всех щелей, все окружение такое милое и доброжелательное.

На поверку за тоннами комплиментов каждый второй встречный до поры укрывает историю своей исковерканной жизни и некую просьбу, исполнение которой эту самую безрадостную жизнь как раз поправит. Главный герой с высоты своего авторитета, конечно же, берется помочь всем сирым и убогим. Сюжет вроде бы встает на определенные рельсы, и дальнейшее в общих чертах представляется драмой провинциальных людей, запертых в своем крохотном мирке, с которой мы и будем разбираться вместе с уважаемым мистером Райдером.

Первый тревожный колокольчик звенит довольно скоро. Главный герой идет на встречу с Софи, чтобы передать ей весточку от слишком занятого отца — Густава, работающего в отеле грузчиком, и на этой встрече как-то кривовато всплывает информация об уже давно сложившихся тесных отношениях Райдера и Софи — девушка явно приходится ему чем-то вроде жены, как бы глупо это ни звучало. Получается, что Густав — что-то вроде тестя? Подождите, но как Райдер и Густав не узнали друг друга? Более того, эта информация никаким образом не обрабатывается в голове мистера Райдера, он воспринимает это как должное, изредка пытаясь таки припомнить, когда успел обзавестись подобными отношениями.

Такие коленца периодически выписываются и дальше. И даже больше. Отдельные пассажи начинают рвать пространственно временной континиум как тузик грелку. Смысл происходящего утекает сквозь пальцы в недостижимые для понимания глубины. Об этом уже подробно написала Тиань: отель, дорога из которого заняла вроде бы большое количество времени на автомобиле, внезапно оказывается в двух шагах на обратном пути, а между двумя кафешками, как будто бы разделенными часами езды, обнаруживается короткий подвальный лаз. Я бы еще добавил ситуацию, когда главный герой приходит в кино с одним человеком, а уходит с другим, напрочь позабыв про того, с кем пришел, и беспрецедентное обсуждение самого мистера Райдера в самом негативном ключе, которое он явно слышал, но как будто бы не услышал.

Хочется рвать на голове волосы от творящегося сумбура и с остервенением читать, пока не прояснится хоть что-нибудь из вышеизложенного. Тем более, что сам процесс чтения безумно увлекает, Исигуро — безусловный мастер изящного деликатного построения слов, ощущение будто плывешь в зыбком тумане, который хоть ешь — даже чувствуется вкус, и он чем-то напоминает сладкую вату. Справа и слева то и дело раздаются тревожные колокольчики, а то и бьют уже настоящие колокола, но этот кокон повествовательных нитей такой теплый и мягкий...

Персонажи не перестают атаковать главного героя и чего-то просить. Постепенно открывается вся их эгоцентричная неприглядная подноготная. Мистер Райдер в определенный момент и сам вызывает дикий негатив — ну ты что творишь, приятель? Проснись, але!

Бесконечное движение и ожидание, выслушивание новых драматических подробностей, душевные срывы... Все это так нагнетает, что от финала ждешь чего-то невероятного! Сверхъестественного! Душеразрывающего! И в каком-то смысле определенная точка в книге есть, но она осознается как-то не сразу. Автор ничего не объясняет и закругляет историю на кольцевой. Оставляет читателя наедине с собственными мыслями. Ну вот что это было? У меня только одно более менее вменяемое (ха-ха!) объяснение —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
все это сон психически больного человека.
Но это не точно.

Шикарная книга, на самом деле. Замахнул ее в пару вечеров, несмотря на объем. Обожаю Исигуро, умеет довести до Кондратия и оставить сидеть со вспухшей головой и потраченными нервами. Самое то.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Джефф Вандермеер «Борн»

Goodkat, 27 февраля 2018 г. 21:25

Умная, трогательная, сказочная, жестокая, циничная, но, перво-наперво, бесконечно-человечная — так можно высказаться о новой книге Джеффа Вандермеера. Автор говорит с читателем о роли личности и гуманизма в жизни человека, о важности цели и смысле бытия, вкладывая незатейливые рассуждения в уста биотехнического кальмара-цветка Борна, за процессом взросления которого читатель и будет наблюдать в романе.

Безымянный Город разрушен, но, как ни странно, полон жизни, верней, ее исковерканного подобия: по пустынным улицам бродят странные до нелепости существа, слепленные как попало из биомеханического теста, мусорщики, наркоторговцы, маньяки, самые разные безумцы и просто случайные выживальщики; повсюду расставлены ловушки на беженцев. Атмосферу пропитывают разноцветные ядовитые испарения, с неба рушатся дожди из саламандр, а на всех выживших наводит ужас громадный летающий медведь — сюрреалистические картины пытаются сломать воображение, но совершенно не кажутся чем-то неестественным. Просто этот мир вот такой, какой есть — необычный и своеобразный, так и хотелось бы назвать его волшебным, если бы он не пытался убить тебя с завидным упрямством.

В этих условиях живут Рахиль и Вик — парочка стоящих друг друга выживанцев, и именно их отношения стоят во главе одного из углов повествования, а позднее с помощью Борна образуется самый настоящий треугольник. Что есть доверие в мире, где человек человеку — питательный белок? Можно ли выжить в таком мире, следуя архаичной гуманности? Или даже так — возможно ли сохранить себя, не следуя ей? А впоследствии — получится вырастить из ребенка настоящего Человека в этих ужасных обстоятельствах? Что будет лучшим подспорьем в созидании нового мира — инновационные биотехнологии или сила человеческого духа? На все эти вопросы, как всегда, нет однозначного ответа.

Кому-то может показаться, что сюжет слишком прямолинеен, и этот кто-то будет прав. Другой скажет, что миру не хватает твердой научной основы (это такой, которой можно колоть орехи), но в этой книге речь не о том, биотехнологии здесь — лишь художественное средство. Даже у города нет названия, и ощущение, что Город — это олицетворение всего мира, и вообще тут много всего такого домыслительного, если можно так выразиться. Зато это прекрасный роман о том, что значит быть человеком, даже тогда, когда твой мир рухнул, а ты был сломан и выкинут на мусорку.

Эта книга — очередное напоминание о том, как неустойчив и эфемерен покой современного человека. Хорошо, что есть кому напомнить об этом, да еще и с таким мастерством.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Уильям Голдман «Принцесса-невеста»

Goodkat, 26 сентября 2017 г. 08:20

Настоящая любовь и необычайные приключения в наше время, как вымирающие виды животных — крайне редки, и если продолжить аналогию, то Уильям Голден, как автор Красной книги, несет на своих плечах бремя облагораживания окружающей среды. Отличает его от других то, что он не просто регламентирует свои убеждения, а заражает ими со страстью и энтузиазмом, даже помещает себя самого как персонажа внутрь собственной книги, экспериментирует с формой подачи избитого материала и превосходно справляется со своей задачей — классическая сказка о возмездии и любви превращается в уморительно-патетическое приключение, прерывающееся лишь на краткие передышки.

Несколько объемных предисловий «спойлерят» многие моменты, так как автор полагает, что читатель, конечно, давно уже посмотрел культовый фильм с одноименным названием, снятый по сценарию самого Голдмана (дважды лауреата премии Оскар за сценарии). Я вообще-то еще не смотрел, но читать все равно интересно, в конце концов, сюжет «Принцессы» типичен для многих сказок: влюбленные проходят сквозь огонь, воду и огненное болото на пути к становлению своей любви. Другое дело — КАК это все происходит и как оно описано.

«Это моя самая любимая книжка на свете, хотя я никогда ее не читал», так начинается эта сказка, и я уже весь внимание: это как? А вот сами узнаете. Дело в том, что этот роман — якобы лишь сокращенный до удобоваримого варианта роман другого писателя — некоего С. Моргенштерна (но мы-то, дети Гугла, себя так легко провести не дадим, хе-хе). Была ли у вас в детстве такая сказка, которая до сих пор вспоминается с теплотой? Вот у Голдмана — была, и он со всей возможной бережностью пытается оживить ее для современного читателя. Зачем же понадобился С. Моргенштерн? Ну, во-первых, это отличная шутейка, хотя она из разряда тех, над которыми смеются только их создатели, — обожаю так пошутить, так что куплен с потрохами сразу же. Во-вторых, в ход сказки постоянно вклиниваются авторские комментарии, Голдман, по сути, разговаривает сам с собой, что выглядит презабавно, но именно в комментариях он выдает жемчужины своей мысли — их не нужно искать и выцеплять из текста, как и все, что автор хотел сказать своей книгой.

«Жизнь копирует искусство, искусство — жизнь, а я вечно их путаю, и еще вот никак не запомню, кларет — это бордо или бургундское? Оба вкусные, а в остальном — какая разница?»

Голову занимают мысли о том, как переплетаются жизнь и искусство, о том, как медленно, но верно стачивает взрослого человека нехватка чего-то чудесного и волшебного, настоящей яркой любви, как в сказке, и захватывающих дух приключений. Хандра передается и в желании предупредить юных читателей: «жизнь несправедлива, она справедливее смерти, вот и все», поэтому, несмотря на общее позитивное впечатление, в книге есть и трагические события.

«Рассмотрим плюсы нашего положения: у нас приключение, Феззик, многим людям до самой смерти не выпадает такая удача», — и приключение бежит, несется вверх по крутому склону Утесов Безумия, сквозь кишащее ГРОЗУНАМИ Огненное Болото, ныряет в сумасшедший водоворот, что охраняет райский уголок «Одно Дерево», названный, гм, в честь одного дерева; шпаги вспарывают полотно романа, роняя с кончика клинка капли чернильной крови; погибшие возвращаются с того света с помощью Щекотного Средства. Иногда даже хочется крикнуть: «Остановись, мгновение!», а автор в ответ: «Катитесь вон колбаской, сударь!». Так и живем. Динамика происходящего словно «киношная»: сцены, как нарубленные, накладываются одна на другую, а склеивают их все те же комментарии писателя, подтрунивающие над традиционным фэнтези, мол, ну зачем вам читать шестьдесят страниц о том, как выглядели семьдесят платьев принцессы, или сто сорок страниц о том, как росли деревья во Флорине?

Точней всего описать книгу можно словами самого Голдмана: «Как можно ее не полюбить? Страсть, поединки, чудеса, великаны, настоящая любовь», — так оно и есть. И я, в принципе давно так не смеялся, по-доброму ехидничая над несуразностями сюжета и персонажей. Почитайте и вы, насладитесь искрометной, доброй и веселой фэнтезийной сказкой от лучшего современного «Дедушки года».

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Роберт М. Вегнер «Сказания Меекханского пограничья. Север - Юг»

Goodkat, 22 сентября 2016 г. 01:19

Ниже приведена комическая зарисовка, пародирующая некоторые эпизоды из книги.

Север

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
— Рядовой, что ты знаешь о Чести горца, Чести стражника из отряда Горной Стражи?

- Ну, это очень важная штука, капитан.

- Так какого лешего, рядовой, ты отстал от отряда? Если бы мы предстали перед царем в непристойном виде, вся дипломатия Империи пошла бы под хвост собачий, представь себе шеренгу без бойца, это как череда зубов без зуба посередине – эстетическое преступление супротив природы.

- Но я помог бабушке перейти через канаву!

- Что за фамильярность, сосунок?

- Простите, капитан, виноват, капитан. Вынужден заметить, что по любому из двух уважаемых критериев: возраста или количества лет на службе, у меня намного меньше причин, чем у вас, носить гордое звание сосунка!

- Чего? Да как ты… Десятник, объясните этому рядовому, что значит быть членом отряда Горной Стражи.

Десятник подходит к рядовому и избивает его до полусмерти. Он бьет под дых, пока солдат не сблевывает утреннюю кашицу, ломает ему нос, из которого тут же хлещет струя зеленоватого оттенка и проводит серию беспорядочных ударов.

Рядовой, едва шевеля разбитыми губами, обращается к капитану:

- Простите, капитан, кажется… я… обмочился… на плащ…

- Что-о-о? На плащ? На знак Чести стражника Горной Стражи?!

Капитан отводит в сторону десятника.

- Когда небо на горизонте станет похожим на портянку, то есть будет черным, как смола, и начнет, как бы просвечивать…

- Это ночью, что ли, но как бы ближе к утру?

- Да! Когда я просвищу два раза соловьем, один – сычом, три раза мяукну и протяжно замычу, ты отрежешь этому рядовому причиндалы и смоешь позор с плаща их кровью. Никакая чертова бабушка и недержание не могут встать между Горной Стражей и ее Честью!

Юг

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
— Послушай, женщина, у меня нет времени на пустые разговоры, ими ты отнимаешь время у моей Мести.

- Нет, это ты послушай, мужчина из рода политических псов, мой народ ведет свои истоки от создания этой земли и поклоняется самой правильной богине пантеона…

- Мне неинтересен твой народ, женщина. Дай мне мою Месть!

- Глупый мужчина, мои люди – люди песка, по которому ходили боги, вы недостойны даже целовать его, не то, что топтать ногами. Ваша империя построена нами! Когда-то давно…

Проходит несколько дней.

- …Именно так закончилось первое тысячелетие нашей истории, но впереди были еще два, насыщенных кровью, потом и мочой, которую иногда приходилось пить, чтобы выжить…

- Хрен с ней, с местью, женщина, дай мне хотя бы воды!

Мужчина хрипел и еле выговаривал слова, скорчившись на пороге хижины.

- …но мы не были горды и помогли вашему народу в очередной раз…

- …воды-ы-ы-ы, дай воды, проклятие на весь твой род и роды, от него задумавшие родить!

Прошло еще несколько дней.

- …Так завершилось второе тысячелетие нашей истории, но впереди было еще третье! Эй, помет ишака, ты меня слушаешь вообще?

Мужчина лежал без движения, уткнувшись лицом в песок. Из его левой ноздри пытался вылезти червяк.

- Сукин сын, думаешь, ты можешь меня игнорировать, потому что я – женщина?

Она встала в боевую стойку и достала кинжалы из ножен.

- Сейчас я докажу тебе, крысиный выродок, что женщина народа тумба-юмба стоит десяти ваших мужчин и ей нельзя пренебрегать!

Издав протяжный вопль, женщина вонзила в труп свои клинки…

В этой книге есть все, для того, чтобы назвать ее отличным эпическим, героическим и темным фэнтези. Единственное, чего здесь нет – юмора. Сказания пропитаны патетикой и пафосом по самый эпилог, иногда в ущерб здравому смыслу, но именно в этом их счастье и проклятие. В общем, я предупредил.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Джек Вэнс «Аноме»

Goodkat, 21 марта 2016 г. 23:44

Совсем недавно познакомился с творчеством Вэнса благодаря замечательному переводчику А. Фету, и пристрастился к нему, как к редкому изысканному сорту вина.

От этой книги я получил ровно то, что ожидал. Например, огромный, удивительный, тщательно выписанный мир, в котором вершится судьба самых обычных людей. На фоне ярких, иногда даже абсурдных декораций персонажи совершают тяжелый моральный выбор, раз и навсегда меняя свое будущее. Ради чего? Вэнс ловко манипулирует мотивацией поступков, играя словами, расставляет логические капканы и плетет неповторимую вязь собственной истории. Это тот вид творчества, который нельзя читать урывками, где не гонишься за результатом, а получаешь удовольствие в процессе.

Не смотря на абсолютно положительное общее впечатление и полноценную развязку сюжета (по крайней мере, безусловное достижение цели), я в который раз обманулся в оценке финальной интриги. Но это лишь подстегнуло с нетерпением открыть следующую книгу, ведь дальше — больше, и не просто продолжение, а качественно новый уровень рассказываемой истории.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Брендон Сандерсон «Стальное Сердце»

Goodkat, 22 сентября 2015 г. 23:03

Очень динамичное, очаровательное и профессионально исполненное произведение в рамках заданного жанра (подростковой фантастики). В двух словах можно описать цитатой Коди о волынке — «смесь силы, хрупкости и чуда».

Сюжет и основная идея, как минимум, любопытные. Супер-силы, супер-герои... В начале как следует обдало марвельщиной, подумал — все, приехали, кина не будет. Но нет. Уверен, если эта книга доберется до экранов, это будет лучшее супер-геройское кино, на зуб поспорю. Хотя лучше на галстук. Никто ж не застрахован от Уве Болла.

Из досадного здесь только одно – изначальная ориентированность на идеальный блокбастер, как это ни странно. Ощущение, как будто не хватило эфирного времени на многие вещи, которые требуют пояснений и подробностей: космические силы, внезапно ниспосланные на людишек эфемерной Напастью, не логичные поступки персонажей. Много неизученных моментов, вопросов без ответов и прочей важной для читателя чепухи, но не столь необходимой зрителю. Слишком упрощенными кажутся некоторые события, а сюжет скачет все дальше, подкармливая невнятными оправданиями.

Мир показался нейтральным, в буквальном смысле непроглядным. Ну да и мрак с ним! Зато команда бравых тимуровцев удалась на загляденье — это сильные личности с «характером», собственными взглядами и особенностями в образах. Они не оригиналы, но это живые люди, простые смертные в отличие от антагонистов, и каждый из них по внутренней наполненности перещеголяет всех глав гадов книги вместе взятых (хотя это скорее камень в огород последних). Работая заодно, главные герои демонстрируют удивительную магию синергии — сумма их качеств позволяет творить невероятные вещи.

Повествование качественное, будто автор держит под контролем каждую строчку, что срывается с его пера — он пишет стремительно, умно, культурно и увлекательно. Подкидывает мысли для размышления, выдает меткие афоризмы, возводит красивые конструкции из незамысловатых истин. Автор мешает компоненты любой хорошей книги в равных пропорциях, интригует, добавляет щепотку оригинальности и любви к собственному делу, и – вуаля, не вызывает сомнений то, что наблюдаешь работу мастера. Который задался целью быстро-быстро воплотить в жизнь интересную задумку (ведь на шее висит еще куча не завершенных проектов) и, к сожалению, в процессе потерял несколько важных деталей.

Особый поклон за логичный финал – книга целостная и завершенная, независимо от того, что это лишь первая часть трилогии. Не смотря на недостатки, она короткая и написана приятным и грамотным языком, порой милая до наивности, трогательная. Обожаю такие штуки. Так получилось, что, не искушенный в подобной литературе, я как Сольвейг в той самой хижине все ждал своего Сандерсона-Пер Гюнта. И дождался! Как вам метафора, а?

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Майк Кэри «Дары Пандоры»

Goodkat, 26 сентября 2016 г. 01:09

»...И тотчас из ящика вылетели разные бедствия и несчастия, которые Зевс заключил туда. На дне осталась одна Надежда. Она хотела тоже вылететь вслед за бедствиями, но испугавшаяся Пандора захлопнула крышку, и Надежда осталась на дне...»

Зомби-апокалипсис. Что вы представляете себе при упоминании данного словосочетания? Миллу Йовович в коротеньком платье с дробовиком наперевес, толпы голодных зомби и кровавый экшен? Или может быть душераздирающую драму и напряженные «прятки» c мертвечиной, как в «The Last Of Us»? В романе Майка Кэри движущееся море трупов — есть, прятки — тоже, только вместо полуголой брутальной красотки выживать будут учительница начальных классов, доктор биологии, двое военных и один… необычный ребенок.

Писатель Майк Кэри проработал учителем 15 лет, и это заметно в красоте изложения детского мировоззрения, а также в широте используемых им знаний: греческие мифы, этнографические заметки, биологические наблюдения и психологические приемы общения. Во всем этом автор проявляет некоторую осведомленность и особенную теплоту повествования, а опыт работы с комиксами позволяет ему в сравнительно небольшом объеме романа заключить плотную насыщенность событий и яркость образов как персонажей, так и мира, подвергшегося атаке грибковых бактерий.

Инфекцию, превратившую Великобританию в остров покинутых городов и пастбище голодных зомби, распространили прогрессирующие грибы-убийцы вида офиокордицепс. Это реально существующие грибы-паразиты, в настоящем времени представляющие опасность, в основном, для муравьев. Что же случится, если грибковое заражение внезапно перекинется на людей? Лучше узнать самому, заглянув в книгу, ибо к основной идее романа автор подошел со всей серьезностью, детально описав характер болезни, ее развитие и необратимые последствия.

Население Англии теперь составляют немногие выжившие ученые и военные, юнкеры (дикие люди, опустившиеся до первобытного состояния), голодные (зараженные) и странные дети, с которыми инфекция почему-то взаимодействует иначе, чем с другими голодными.

Учительница Хелен Джустин изучает детей путем психологических исследований, в то время как доктор Кэтрин Колдуэлл нарезает детям мозг как колбасу на слайсере, чтобы понять суть проблемы изнутри. У них случается конфликт, и он становится центральным противостоянием книги: в двух совершенно противоположных людях гуманизм столкнулся с цинизмом, но оба бьются ради достижения общей цели. Кто вам будет симпатичней: эмоциональный человеколюб, зачастую действующий против здравого смысла, или хладнокровный ученый-мясник, превративший свою работу в манию?

Вся хоррорная часть заключается в скрытных перебежках по городской местности и изучению полуразрушенных зданий. Конечно, зомби тупы (моя крушить, аррр) и борьба с ними однообразна, но юнкеры и более опасные особи мертвяков разворачивают на страницах романа настоящую первобытную охоту на группу выживших. Получилось не страшно, но увлекательно.

Язык у автора простой и понятный (удобный), без изысков, но со своими находками (угадайте, в каком контексте можно сравнить порно-журнал со священным писанием?). Странным кажется количество (и качество) скобок (ага) в тексте. Может, это должно было подчеркнуть личность рассказчика – история поочередно (хаотично) рассказывается от лица всех четырех (пяти?) главных героев.

Концовка неожиданная, эффектная и трогательная, едва не вышибла скупую мужскую слезу. Ужасная истина подкралась незаметно, все персонажи сыграли свою роль от «а» до «я», при этом место досталось и Надежде, той самой, что забаррикадировалась на дне ящика. Я не хочу сказать, что финал получился совсем непредсказуемый на фоне бермудских завихрений и коржевых наслоений сюжета, конечно, нет. Все просто, как все гениальное, но не банально. Более подробного дифирамба избегаю исключительно, чтобы не испортить впечатления от книги тем, кто соберется ее прочесть.

Как итог, Майк Кэри написал незамысловатый, но оригинальный и трогательный зомби-апокалипсис с легкой научной базой, подкинув свежей мертвечатины всем любителям серых веществ на завтрак и просто неплохой развлекательный литературы для всех остальных. К сожалению, книга не дотягивает до уровня прекрасной игры «The Last Of Us», ей не хватает фатализма, драмы, надрыва, апатии и страха, «Дары Пандоры» — более легкое произведение, не смотря на рейтинг «для взрослых».

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Владимир Данихнов «Колыбельная»

Goodkat, 22 июня 2016 г. 05:01

Мощное произведение. Тягучее концентрированное отчаяние, мрачная реальность с редкими вкраплениями света, жестокая ирония, достойная сравнения с именитыми классиками, десяток исковерканных характеров и судеб, немного атмосферного хоррора. Неоднозначные персонажи, к которым по-настоящему испытываешь жалость и сопереживание, не смотря ни на что. Запоминающийся авторский стиль: предложения нарочито короткие, будто рубленые, но разрастаются в описательных фрагментах, и от того метафоры «взрывают», щекочут нервы. Читается влет.

Что удивительно, после прочтения не остается того опустошения и отвращения к жизни, которым сквозит роман, наоборот, книга хочет, чтобы мы задумались и не повторяли чужих ошибок. Чтобы не выдумывали мечты, а воплощали их, чинили то, что сломано, а не выбрасывали, обращали внимание друг на друга, ставили перед собою цели и добивались их. Чтобы мы сбросили с глаз пелену сна, кошмара, который повторяется изо дня в день.

Герои Данихнова неприятны, некоторые даже отвратительны, они не живут, а существуют. Но насколько высока степень вины, вменяемой им? Почему они стали такими? Отчаянье, «осязаемое и липкое, как паутина», лихорадочное одиночество и «глухие стены непонимания»: все это обуславливают психологические травмы и трагическое отсутствие вдохновляющих примеров, надлежащего воспитания, дружеского плеча и доброты на жизненном пути. Простое неумение выразить большую любовь (которая есть в каждом из них) толкает людей на страшные поступки. И в этом они чертовски похожи на нас. Перемены в виде появившегося в городе маньяка, катализатора всеобщего упадка, нарушают их зону комфорта и безрадостный цикл жизни. Периодически персонажи ловят озарение, но не все могут переступить через собственный закостенелый образ, вроде и чувствуют, что все неправильно, но уже поздно.

Сюжетных линий много, некоторые из них пересекаются, некоторые уходят, едва появившись. Многие объединяет уныние, трагизм, глупость, эгоизм, серость и безразличие. По большей части второстепенные персонажи выглядят крепкими, но необструганными досками на фоне основных и являются скорее вспомогательной силой для горькой иронии, сардонической усмешки общества, испускающего последний вздох. Их роднит образ быдла, но не очевидного, что грызет семечки на кортах в подворотне, а того, что прячется за маской интеллигентности и оказывается еще страшней. В какой-то момент я увидел нечто от себя, и, честно, мне стало не по себе.

Несмотря на подавляющую мрачность, серость и безвыходность авторского мира, в нем все же есть краски. К такому выводу приходит один из главных героев, это доказывают примерами и другие персонажи. Деревня в романе едва ли не средоточие добра на фоне городского мрака. В этом мире есть свет, и от того, что он сияет в абсолютной тьме, он особенно яркий, стоит лишь встрепенуться душой, внимательно оглядеться и потянуться к нему.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Нил Гейман «Океан в конце дороги»

Goodkat, 3 июня 2016 г. 19:33

«Океан в конце дороги» — психологическая мистика и мифологическое фэнтези о детстве. Атмосферное погружение в океан авторских воспоминаний, в мир острых и ярких подростковых ощущений. Это путь назад во времени, в прошлую жизнь, где все запахи живые, а чувства — настоящие.

Маленький нелюдимый мальчик совершает роковую ошибку, отпускает руку друга, которую должен был держать крепко. Зло, обитающее на одном из тысячи планов и пространств, пробирается через него в мир людей. Зло в виде жутковатой «Мэрри Попинс», фирменного сказочного перевертыша в стиле Геймана.

Причем Зла, как такого, в романе нет. Все сущее имеет свою цель и место в Пруде-Океане на заднем дворе фермы — аллегорической Вселенной не только этого мира, но и множества других. «Мир не такой, каков он, а такой, каковы мы», — перефразированная цитата расцветает здесь новыми красками. Зло растет внутри людей, а не прибывает с других планет. Хорошо, когда враг понятен и на виду, от такого не сложно избавиться. Но что делать с тем, что сидит внутри, чего, порой, и не увидеть без посторонней помощи?

Гейман смотрит на жизнь сквозь призму детского взгляда, ведь ребенок — чистый потенциал, резервуар непосредственности и неуемности. Он находит счастье в малом, в красоте простоты и приземленности в пику взрослым, чья вечная жажда денег приводит лишь к самоубийству на заднем сиденье угнанной машины. Мальчик видит вещи такими, какие они есть: деньги — костью в горле; гувернантку, с которой развлекается папа, — чудовищем.

Чем-то все это напоминает Брэдбери: теплотой и особой внимательностью к деталям и бытовому счастью. Мрачные пророчества сбываются, мир меняется, но плавно и незаметно, а на фоне медитативно протекающих метаморфоз маленький безымянный мальчик познает мудрости жизни...

С удовольствием погрузился в «Океан» — взрослую, густую, как чай для строителей, в котором стоит ложка, лиричную сказку образов от фокусника и мастера перевоплощений, и вернулся, нет, не другим человеком: я все тот же, только смотреть на обычные вещи стал по-иному.

С некоторых пор зарекся оставлять много букв о произведениях, которые сильно впечатлили, не хочется марать работу мастера графоманским отзывом, но тщетно. За такие книги авторам хочется сказать спасибо, пожать или поцеловать руку (в зависимости от пола), купить еще пару изданий, чтобы подарить их друзьям, родителям и подросшим детям. И, конечно, написать о них столько, сколько просит душа.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Карлос Руис Сафон «Марина»

Goodkat, 6 ноября 2015 г. 15:16

Написано мастерски, такой винтажный виртуозный стиль, собирающий по кирпичикам атмосферу той самой «таинственной Барселоны». Руины величественных особняков, анахроничные кареты, граммофоны, магия живописи, фарфоровая посуда и горячий бульон в промозглый вечер...

Хоррор густой как мед, и я как назло в основном читал ночью, когда темно и тихо должно быть, но вот в трубах что-то посвистывает, в углах что-то скребется, потрескивают стекла на балконе от ветра (от ветра ведь, ОТ ВЕТРА, ДА?).

Превосходно и тщательно выписанные характеры в духе лучших русских классиков рассказывают богатые на события и детали истории жизни. Акцент в книге идет на две главных линии отношений, окруженных стайкой судеб рангом поменьше, но не менее глубоких. Чувствуешь кожей трепет встречи двух одиноких подростков, трагедию гения, чья жизнь пошла в ад по благим намерениям, отчима, чья кривоватая забота в полной мере отразилась на образе приемной дочери и др.

То, что кажется поначалу подростковым наивняком отчасти им и является, и в этом есть свой девственный шарм, но порой происходящее превращается в мрачный готический триллер. Вот как написано в биографии автора «смесь детектива, приключения, мистики и хоррора» вот так и есть, и абсолютно заслуженное «Сафон — самобытный автор».

Он также задает читателю философские вопросы, касающиеся воспоминаний нашей жизни, их роли и значения, серьезные вопросы о религии, противостоянии человеческой и природной сути, о характере необъяснимых вещей, как с ними бороться и вообще стоит ли. Вопросы, которые будут актуальны всегда.

Пару раз я сомневался в мотивации подростков (зачем, Оскар, ЗАЧЕМ ты туда лезешь, там же СТРАШНО), некоторые сцены казались излишне гротескными и неприятными, но это мелочи по сравнению с тем, сколько всего автору удалось вложить в столь короткое произведение. В это жуткое до дрожи, трогательное до слез приключение, таинственно мерцающее в свете фонарей ночной Барселоны.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Джордж Р. Р. Мартин «Тысяча миров»

Goodkat, 24 марта 2018 г. 03:49

Что же такое научная фантастика и почему я ее не читаю. Как правило, это сухая литература с кучей труднопроизносимых терминов о несуществующих приспособлениях, хотя у нее вроде есть даже свое под-название – «твердая». Конечно, я опасался читать научную фантастику в исполнении Джорджа Мартина даже несмотря на то, что он написал нежно мною любимую «Игру престолов», но когда-то это должно было случиться. И первое, что бросается в глаза – несмотря на фантастический антураж, фантастика Мартина по духу очень фэнтезийная. И хоть убейте, мне с этого всего прямо веет Джеком Вэнсом – в самом лучшем смысле.

«Хроники тысячи миров» полны романтики и легких размышлений, почти элегической музыкой слов, играющих симфонию таинственных и глубоких звезд. Мартин заглядывает в самую суть человеческих страстей и желаний, это чисто гуманитарное пиршество, упакованное в планетарную обертку. Никакие научные законы и теории не портят бал своим занудством – взгляд читателя направляется вглубь человека с его психологическими и философскими проблемами. Одиночество и лютая тоска, порой, хватают за жабры. Причем к авторским персонажам почти нет никаких претензий, как бы они себя ни вели и что бы ни говорили – в них веришь, здесь, конечно, не уровень ИП, но работа качественная, что особенно заметно после знакомства с какими-нибудь новинками современной фэнтези и фантастики.

Меня всегда удивляло (и удивило снова), как Мартину удается даже мерзости описывать прилично и не терять общей красоты описания, выдерживать лиричность своей паутины слов, несмотря на описываемую жуть. Как и умение закончить рассказ красиво, не с вымученным пафосом или по быстренькому закруглившись, а именно – лаконично и красиво, так, что последнюю фразу можно еще посмаковать на языке. Сами идеи и сюжеты внутри сборника не сказать, что оригинальные, но повествование околдовывает. Особое послевкусие в недосказанности многих работ, «нельзя убивать тайны наукой», взывает кто-то из персонажей Мартина, и тут то же самое – прямой ответ убил бы самую суть того, о чем идет речь, ведь такой ответ однобок и скучен.

Можно увидеть немало недовольных таким исходом в комментариях, кого-то даже бесит то, как писатель вешает показательное ружье на стену и не менее показательно забывает про выстрел. Почему-то мало кто понимает, что это лишь проявление жестокой иронии – Мартин показывает жизнь, какая она есть, когда то, о чем ты мечтал и грезил, оказывается вовсе не таким, каким ты его себе воображал, а намного прозаичней. Таким образом романтичность вполне уживается в «Хрониках» с реальностью. В остальном лаборантам, конечно, отдельное спасибо за рассуждения и комментарии к рассказам, они наглядно показали, насколько я отвык думать собственной головой – а ведь это зачастую самое интересное в историях.

Столкновение науки и тайны, глубина человеческого одиночества, кровавые конфликты, безудержная романтика, странные пришельцы, любовь, религия, игра в бога, невыносимая тоска по неизведанному – и все это под пленительными звездами тысячи миров. Не все рассказы бьют не в бровь, а в глаз, но – большинство. Моментами меня прям проняло. Недавно как раз наткнулся на цитату, где Мартин в благодарностях раз десять «забыл» упомянуть Джека Вэнса. Правда, вот такую фантастику от таких мастеров готов читать много и часто, спасибо им за это.

P.S. «Умирающий свет» и «Путешествия Тафа», думаю, заслуживают отдельных отзывов.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Уинстон Грум «Форрест Гамп»

Goodkat, 6 декабря 2016 г. 20:45

Великолепная сатирическая проза, слегка перегибающая с вульгарностью и фарсом, но при этом невероятно позитивная и жизнеутверждающая. Если закрыть глаза на некоторую абсурдность происходящего, можно проникнуться нехитрой философией и насладиться отличным юмором, стегающим американское общество восьмидесятых.

На орехи получат учителя, футболисты, бизнесмены, политики, военные, НАСА, хиппи, рестлеры, шахматисты, звезды поп и рок культуры, простые обыватели и все те, кого я забыл упомянуть – спектр охваченной романом жизни широк. Посредством одного «физического» идиота автор показывает обилие идиотов «моральных».

Главный герой Форрест Гамп – феномен, идиот с множеством талантов и способностей, просто находка для общества иждивенцев, привыкших жить за счет других. Однако из-за своей особенности Гамп часто ставит временных наставников в неловкое положение, если выразиться помягче, и внезапные покровители сменяются со скоростью кадров в секунду.

Заскучать и загрустить попросту не успеваешь, потому что Гамп не ноет и не рефлексует из-за неудач, ну поплачет – и забудет. Жизнь его – сплошные приключения, которые раненная во Вьетнаме задница улавливает как антенна – радиосигналы. Да, несмотря на свой диагноз Форрест окончил среднюю школу, проучился год в университете, побывал на войне, в тюрьме, в плену и даже в космосе. Небывальщина и перенасыщенность событиями может и утомить, но книга короткая, так что вряд ли это сильно повлияет на общее впечатление.

Вообще, Форрест сам рассказывает о своей жизни, как бы пишет автобиографию, поэтому и текст бежит, как оголтелый, прерываясь лишь на письма и диалоги персонажей. Простой разговорный стиль воспринимается легко и даже с некоторой трогательностью – автор создал притягательного в своей непосредственности простака, наделив его, по правде говоря, только самыми комичными недостатками страшной болезни, вроде сильной внушаемости и несдержанности газов.

Форрест всегда старался делать то, что правильно, в меру своего понимания. Его унижали, использовали и выгоняли, но он не опускал руки, просто делал то, что должен – и прожил, как ни крути, удивительную жизнь. Диагноз, жестокие люди – ничто не могло остановить его бег по жизни. В конце концов, он очень устал от людей, бестолкового шума и грязи, которой пришлось хлебнуть, ведь видел счастье в самых простых вещах, в возможности заниматься тем, чем хочется: поиграть на губной гармонике, порыбачить на берегу моря, быть рядом с любимыми. К проявлению идиотизма в якобы нормальных людях Форрест относился философски: я же дурачок, как я могу их понять?

В отличие от фильма в книге почти не ощущается драма – некоторые серьезные сцены и вовсе отсутствуют. Книга, как мне кажется, не жалеет идиота так, как фильм – она от начала и до конца по-доброму высмеивает человеческую глупость и в целом более позитивна, хотя предлагает те же поводы задуматься о смысле жизни. Не могу сказать, что лучше, очень понравилось все сразу, хоть и по-разному: в фильме больше драмы, в книге – позитива.

В итоге могу лишь повториться, это веселая, трогательная и поучительная история о том, как идиот оказался лучше всех скотов, что носят гордое имя «человек». Я не раз смеялся от души во время чтения, а после долго думал о смысле смыслов и счастье счастьев, то бишь о жене и дочках, и каждой из них в тот вечер отправил сообщение.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Кидж Джонсон «Мост через туман»

Goodkat, 22 мая 2016 г. 21:47

Блестящее метафорическое произведение о становлении и развитии Личности. Наверное, его можно поругать за легкомысленность философских рассуждений, излишнюю сентиментальность и неторопливое повествование, но это как пожурить ребенка за любовь к сладкому — безобидная плата за радость от его рождения.

Кит Мейнем, архитектор из Атиара (некой абстрактной столицы еще более абстрактной Империи), прибывает в деревеньку, которую пополам разделяет река, покрытая густым и высоким туманом. Его задача — построить мост.

Что такое мост? Сооружение, позволяющее пройти некоторое препятствие, одно из важнейших человеческих изобретений, способное изменить уклад жизни. Также это образ связи между разными точками, путь от старого к новому, переход из одного состояния в другое.

Что такое туман? Скопление мельчайших частичек водяного пара в воздухе, которое затрудняет движение, делает его опасным или даже невозможным. Метафорически туман означает сомнения, путаницу, проблемы, отсутствие понимания происходящего и окружающего.

Автор соединил два этих образа и подарил им новую жизнь в романтическо-бытовой истории любви архитектора и паромщицы.

Это лиричная история борьбы рационального и эмоционального мышления, отношений столичной и деревенской жизни. Это повесть перехода личности на новый уровень, повесть познания, слияния и изменения внешнего и внутреннего мира персонажей.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Джек Вэнс «Бравая вольница»

Goodkat, 27 марта 2016 г. 03:42

Дердейн – мир причуд, предрассудков и экстравагантной несдержанности, укротить которую смог только кодированный ошейник. Здесь бок о бок сосуществуют различные несуразности, доведенные до крайности, о чем во всех подробностях вещает первая книга, передавая эстафету второй – мы еще глубже погружаемся в мир, сотворенный Мастером. При этом становимся свидетелями того, как на останках старого мира рождается новый.

Хорошая книга всегда чему-то учит, передает опыт – за относительно ничтожное количество страниц позволяет прожить судьбу целых поколений человеческих обществ и их взаимоотношений. Во многом вторая часть посвящена размышлениям о Свободе, Независимости, их стоимости и возможных последствиях. Автор не дает ответов – он лишь подкидывает дров в костер, способный вскипятить котелок читателя.

Все это облекается формой увлекательных приключений одного скромного сметливого паренька, в одночасье почувствовавшего необходимость стать Мужчиной, защитником собственного мира.

Насыщенность событий нарастает по возрастающей, но Вэнс остается Вэнсом, и даже кровавая схватка у него превращается в сухую схематическую выкладку основных действий – кому-нибудь чтение обязательно покажется вязким и медлительным, поклоннику задорного экшона лучше пройти мимо.

Внимание стоит обратить совсем на другое. Да хотя бы на то, как искусно автор разворачивает масштаб описываемой истории – обе первые части трилогии логически закончены, но при этом являются несомненной частичкой Общего. Конструкция творения обнажает каждую шестеренку, отвечающую за полноценную работу механизма. Отшлифованный авторский стиль Демиурга открывает двери в огромные глубокие миры – как внешние, так и внутренние.

Удивляет то, КАК столько всего можно уложить в паре небольших романов. И тут на помощь приходит сам автор лаконичной цитатой о природе таланта: «Гениальность объясняется редкой способностью смотреть на вещи прямо и непредвзято, отчасти – глубиной ощущения причин и следствий, во многом – отрешенностью, независимостью от вкусов и предпочтений публики. Нельзя забывать и о блестящей технике, позволяющей беспрепятственно находить выражение любым, самым мимолетным идеям и настроениям»

Я бы смело сказал это и о самом творчестве Вэнса.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Джордж Р. Р. Мартин «Битва королей»

Goodkat, 16 сентября 2017 г. 10:28

«Кто только в наше время не желает стать королем?» Язык Тириона, как всегда, не менее остёр, чем меч его брата Джейме. «Столько королей, что язык заплетается», вторит ему лиссенийский пират Салладор Саан. Пять королей вступили в опасную игру престолов, живыми из которой выйдут только победители. Красная комета появилась на небосводе, знаменуя для каждого из них что-то свое, но правда в том, что она возвещает о пробуждении в мире древней магии – драконов, великанов, оборотней и деревьев, что снова обрели глаза.

«Битва королей» продолжает развивать тему власти. Варис загадывает Тириону загадку, в которой судьбу короля, священника и богача должен решить наемник, человек низкого происхождения и невеликого ума. Кому он отдаст предпочтение? «Власть помещается там, где человек верит, что она помещается», кажется, что все просто и понятно, но проследите за тем, как неожиданно меняется расстановка фигур на шахматной доске. Магия, деньги, хитрость, любовь, ненависть, вера, честь и долг – все эти кирпичики смазаны одним кровавым раствором в фундаменте той самой «игры престолов».

Наемник в загадке, по Мартину, вероятно, олицетворяет народ, страдающий под пятой властителей, однако именно в его руках, по сути, находится истинная власть. Недаром столько ключевых героев книги – сироты с Блошиного Конца, бастарды и прочие лишенцы. Серые люди, не черные и не белые – всего понемногу. Сир Давос Сиворт не считает себя ни хорошим, ни плохим, он думает, что большинство людей и есть «серые». А к каким людям себя отнесли бы вы? В этом мире не осталось настоящих рыцарей, и богов тоже нет, говорит Сандор Клиган: «Если ты не можешь защитить себя сам, умри и уйди с дороги тех, кто может. Этим миром правят сильные руки и острая сталь». Ну разве не жизненно?

Персонажи Мартина – это, как всегда, изюминка книги, от самых главных, шкуру которых мы надеваем, как оборотни, до многих второстепенных, которых так и хочется увидеть в роли главных. Их количество пока что растет быстрее, чем сокращается, что в условиях мира Мартина очень серьезное достижение: Аша, ее «муж» и брутальное «дитятко»; загадочный меняющий лица Якен Хгар; мрачный, но справедливый Станнис, идущий на брачное ложе, как на бой; Скорбный Эдд, сыплющий феерически-мрачные замечания по любому поводу; беспринципно-отвратительный Рамси; самоотверженный Куорен Полурукий; даже Кровавые Скоморохи – жуткий отряд наемников-маньяков, образы которых автор вырубает в памяти, как Козлобородый – конечности слуг.

По стилю это все тот же неторопливый, до жути реалистичный, эпическо-исторический роман с предательствами и интригами, политическими играми и пошлыми сценами, масштабными битвами и величественными замками, но уже с гораздо большей примесью магии и мистики, чем прежде. Теплое лето, длившееся по времени больше десяти привычных для нас лет, закончилось, в свои права вступает холодная осень, ну а зима обещает быть самой жестокой и длительной за всю историю Семи Королевств. Кошмары становятся неотъемлемой частью ночных сновидений, но что это на самом деле – потустороннее влияние или борьба с собственными демонами?

Давно позабытые сказания и легенды оживают, чтобы разрушить мир слабых и беззащитных людишек, погрязших в глупой междоусобице. Тени без обладателей шныряют по королевским замкам, пробуждаются оборотни и люди, видящие-сквозь-зелень, фокусники, прежде едва зарабатывающие простейшими трюками с огнем, внезапно начинают творить чудеса – сила магии растет, и возвещают о ней драконы, ведь «драконы – это облеченный плотью огонь, а огонь – это власть». И на этом фоне по-прежнему пытаются жить и выживать самые разные, но, тем не менее, обычные люди, по велению автора брошенные в жерло вулкана под названием «Игра Престолов».

Отличное продолжение.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Фрэнсис Хардинг «Fly by Night. Хроники Расколотого королевства»

Goodkat, 29 сентября 2016 г. 12:32

Должен признать, было крайне любопытно познакомиться с новым автором, каждая книга которого удостоилась определенной литературной премии, вдвойне приятно то, что издательство «Clever» порадовало сразу полным набором произведений Фрэнсис Хардинг, английской писательницы, чье творчество, по некоторой информации, очень близко по духу романам Джоан Роулинг и Дианы Джонс. Начал я с дебютной книги автора. Что же такое эти «Хроники»?

Псевдоисторическая подростковая авантюра в антураже Англии XVIII века. Безупречный элегантный стиль, язык и перевод, крепкий исторический каркас и аллюзии на реальные события мировой истории, изящная ирония и юмор, легкий флер философских вопросов и ненавязчивая мудрость и мораль.

А конкретней?

Монархическая чехарда феодального раздробленного королевства и серия книжных бунтов и революций. Печатный бандитизм и плавучие кофейни для вольнодумцев. Контрабанда книг и языческих идолов. Чопорные констебли и расфуфыренные джентльмены, дамы с килограммом пудры на лице и белоснежной кожей. Оригинальные профессиональные и религиозные организации (Книжники, Ключники, Птицеловы). Рассуждения о правде, истине и религии и о том, как важно идентифицировать себя на фоне безвольного или фанатичного окружения. Искусное лоббирование важности книг и образования. Хладнокровная вежливость, высокопарные вирши и вычурный юмор в абсурдных ситуациях. Горячий шоколад и крепкий кофе. Трубки и ноздри, набитые табаком. Воздушные змеи, черпаки и ложки, как средство ведения боя. А также непобедимый гусь по прозвищу Сарацин (имя – это важно)!

Браться за книгу строго не рекомендую тем, кому уже оскомину набил образ непокорного ребенка, вокруг которого вертится вся планета, всячески помогая ему добиться своего. Сиротка Мошка Май – именно такой ребенок. Она, как губка, впитывает в себя все новое: необычные правила, законы и традиции общества. Малышка живет эмоциями, нередко ошибается, но борется с обстоятельствами, подмечает детали и анализирует их. Забавные персонажи, декорации и почти детективная история – уйма ресурсов задействована, чтобы рассказать о взрослении девочки и ее внутреннего мира.

Книгу Фрэнсис Хардинг по ее качеству и целевой аудитории можно по праву рекомендовать вместе с «Поттерианой» Роулинг, «Темными Началами» Пулмана и подобными яркими подростковыми вещами, которые может оценить и более взрослое поколение. Лично мне такие истории, наверное, никогда не приедятся. Вероятно от того, что правильно планирую свое меню, чего и вам желаю!

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Джек Вэнс «Асутры»

Goodkat, 1 апреля 2016 г. 16:02

Вэнс не перестает играть с читателем, оперируя злободневными понятиями, такими как рабство и независимость, проецируя свои мысли и идеи на вполне живые человеческие (и не очень) судьбы, что в принципе ставит его в один ряд с великими классиками.

Что можно выделить по сравнению с предыдущими частями.

Это приключение, полное бед и лишений, черной тоски и разочарований, которое при этом «расширяет кругозор и обогащает представления об окружающем мире». Сбор и обработка информации, научная этика, рассудительность и основательность – все это украшает роман.

К отрешенности автора от личных переживаний адаптируешься много раньше и дальше планируешь по строчкам, как гондола по пазовым рельсам, четко понимая, что автор сосредоточился на проблемах космического масштаба, исключая экзистенциональные муки.

Динамика событий создает образ непрекращающегося боевика. Которому, на мой взгляд, не хватает остроты описаний, саспенса – все это отдано в жертву истории, несущейся по страницам книги со скоростью космического корабля Асутр.

Это история социальных понятий, развивающихся и умирающих аж в нескольких мирах, и одновременно история отношений двух главных персонажей – Этсвейна и Ифнесса, противоположных друг другу по характеру и темпераменту. И это я хотел бы выделить отдельно, именно в заключительной книге они открыто противопоставляются как разум и душа, сердце и голова, при этом идут рука об руку, как неизменные части одного организма. Следить за их диалогами в высшей степени любопытно!

Наконец отчетливо видна мораль всего цикла. Страсть учится на своих ошибках, рассудительность – на чужих, страсть наслаждается эмоциями и страдает, ум платит за положение «сверху» отрешенностью и цинизмом. Но выбор делает Человек. Все просто и красиво, я бы сказал, «мастерски» вплетено в полотно истории. И да, здесь действительно очень много цитат, которые хочется запомнить.

Великолепное завершение цикла.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Кадзуо Исигуро «Погребённый великан»

Goodkat, 20 марта 2016 г. 18:01

Это дорожно-философское приключение, глубоко личное для каждого из персонажей, сказочно-лиричная сага, повествующая о временах короля Артура и остроте бритто-саксонских отношений. Здесь царит непередаваемо уютная атмосфера оживающей на устах рассказчика легенды. Медитативное повествование ведет изысканные диалоги и монологи, изобилует деталями и трогает потаенные струны души, играя на них свою сентиментальную мелодию. На фоне оригинальной трактовки артурианских сказаний автор задает читателю непростые вопросы, на которые нет однозначных ответов. Воспоминания на страницах книги приобретают статус основополагающих ценностей как отдельно взятой супружеской пары, так и целых народностей. Поражает основательность и фундаментальность подхода к процессу – исход простого поединка или целой осады крепости решается на вдумчивой стадии подготовки, само же действо вершится стремительно и едва ли не мгновенно. Финальный аккорд оставляет в воздухе груз необходимой паузы, времени, которое следует отдать размышлению и осмыслению произошедшего. Лично я получил во всех смыслах приятное, интеллектуально-философское и эстетическое наслаждение.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Конни Уиллис «Много шуму»

Goodkat, 6 июня 2016 г. 11:20

Прочитав сие творение, «Общество Любителей Классической Литературы» берется за факелы и вилы и уже ищет дом автора, покарать его за гиперболизацию образов в произведениях Шекспира.

«Организация по Защите Прав Меланхоликов и Прочих Унынистов» подает в суд на рассказ за нанесение и причинение читателям легко колющих повреждений юмором и сатирой.

«Комитет Политкорректности» шагает в окно полным составом.

«Партия Сатанистов» жалуется на фантастические допущения неформальных связей Сатаны и Шекспира.

«Орден Блюстителей Упрощенного Смысла» возводит писательницу в статус персоны нон грата.

«Комиссия по делам Протестующих» протестует против идеологии «Отряда по Отслеживанию и Умерщвлению Членов Комиссии по делам Протестующих».

Ну, вы поняли.

Рассказ простой и шикарный, как все гениальное. Мягкая и добрая юмореска об абсурдной глупости человеческой.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Хуан Хосе Мильяс «В алфавитном порядке»

Goodkat, 12 июня 2016 г. 03:20

Удивительное произведение. Упорядочить впечатления было сложно так же, как главному герою разобраться во всей этой кутерьме разъятия пластов реальности. Из последней прочитанной мной литературы сильно выделяются Нил Гейман, Мария Галина и вот теперь Хуан Хосе Мильяс. Они отражают окружающий мир на страницах книг в невероятных пронзительных образах, в сплетении оригинальной фантазии, яркого стиля и неоднозначных идей и мыслей.

Ткань реальности рвется... нить мира, в котором для неграмотного населения журналисты создают привычки потребления реальности. Тем ярче и пронзительней кажутся фантастические картины разрушения. «Непрочитанные книги умеют мстить», – мысль, дефилирующая на поверхности, но весь потенциал зарыт глубже. Невнимательность к деталям, пошлое и грубое отношение к простым повседневным вещам, без которых, по сути, жизнь не представляется возможной.

Разруха в романе — лишь отражение внутреннего упадка, показанное через увеличительное стекло: человеческое лицо, пораженное угревой сыпью привычек вследствие закупоренных тромбов души, камней безразличия, застрявших в печенке. Недалекость общества бездумных потребителей культуры, телевизор как костер для первобытных пещерных жителей, полые люди-манекены... Невероятное раздолье сочных образов кричит о катастрофе внутри человека.

Тема избитая, но текст цепляет оригинальным подходом к изложению материала. Толковый словарь рассматривается автором как жизненный цикл человека, где все взаимосвязано. Структура словаря, несуразное соседство слов и понятий, алфавит, выстраивающий определенную логику из видимого хаоса значений — все это работает на образ остроумной метафоры бытия.

Спирали-завитушки стилистических изысков автор заключает в драматическую историю взаимоотношений отца и сына, в клубок психологических проблем обоих. Отец, поглощенный заботами, не находит в своей жизни места исполнению мечты и «пересаживает» ее в голову впечатлительного сына. Тот сходит с ума на фоне ежедневного наблюдения отцовских страданий, толчком к краю становится внезапно разыгравшаяся тяжелая ангина. Их жизнь – замкнутый круг стереотипов, один переживает из-за переживаний другого, но никто не признается в этом, не желая показаться слабым. В итоге страдают все, являя собой в совокупности трогающую проекцию повседневного сложного мира мужчин.

Во второй части романа болезнь подростка, перекочевавшего во взрослую жизнь, вроде бы отступает, но разъятие мира и реальности прогрессирует исподволь. Он начинает замечать признаки упадка в себе и в окружающих, как будто апокалиптический мир болезни незаметно сросся с миром настоящим. Эта часть книги не пестрит красками, не рвет реальность на тряпки, но залезает под кожу тихим сумасшествием, кумарит беспробудным похмельем бессмысленно поглощенной жизни.

Среди живой человеческой массы прячется множество людей-невидимок, одиноких людей и других, так или иначе страдающих от чего-либо. Все мы пытаемся выжить во внешнем хаосе, оберегая внутренний порядок, и все ждем голос, который выдернет нас из серой повседневности и научит чувствовать вкус жизни... А вы ждете?

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Терри Пратчетт «Маленький свободный народец»

Goodkat, 22 мая 2016 г. 22:55

Позвольте спросить, что вы знаете о ведьмах? А о фейри? Каким бы ни было ваше представление, сэр Терри Пратчетт имеет собственное мнение о том, какими бывают ведьмы и фейри.

Пратчетту удалась оригинальная фэнтезийная сказка о взрослении с яркими шутками и пародией. Образ и язык народца Нак Мак Фигли, деревенская природа, британский фольклор, луга и поля, сюрреалистические просторы Волшебной страны, все это как доза давно искомого. Это моя персональная любовь с первого прочтения.

Маленький свободный народец прост и не затейлив в своей философии жизни, точнее, не-жизни, видите ли, они считают, что все они уже давно мертвы... Впрочем, подробности узнаете сами. Эти чертята — чудная пародия на сборный образ пиктов и шотландцев. Их смачный жаргон, несгибаемый оптимизм в суровой обертке внешности и предрассудок в любой ситуации, прежде всего, использовать голову (и не важно, что в прямом смысле) — очарование редкой силы и притяжения.

Тиффани Болен — более решительная, смелая и взрослая копия Алисы Льюиса Кэррола. Эта девочка готова идти сквозь огонь, воду и медные трубы, даже если дело это исключительно для взрослых. Говорят, овечка, защищающая свое чадо, может накостылять даже голодному псу. Готова ли Тиффани принять ответственность за свои поступки, за свою семью и землю, на которой ей суждено было родиться?

Думать Задним Умом и видеть все с Первого Взгляда, прислушиваться к тому, что говорят локти, смотреть на мир внимательно и находить суть всех вещей, с одной лишь сковородкой отправиться на битву со всеми невероятными напастями, обрушившимися на родную деревню? О, да.

Когда все надоело, все книги вызывают уныние, неудовлетворение и стресс, кажутся скучными и похожими одна на другую, обратитесь к Пратчетту! Но всегда храните под рукой скипидар — единственно-верное средство от любых проблем.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Кадзуо Исигуро «Остаток дня»

Goodkat, 7 января 2018 г. 11:18

Что представляет собой «величие» и «достоинство»? Именно на такие вопросы Исигуро ищет ответы в этой книге вместе с английским дворецким Стивенсом, посвятившим свою жизнь идеальному служению.

Стивенс фактически принес в жертву свою личность, ибо только такая самоотверженность виделась ему единственно-правильным подспорьем в обретении себя. Это похоже на жизнь солдата-патриота или полицейского, встающего на защиту семей, и при этом теряющего возможность завести свою. Так что же тут недостойного, разве плохо, что есть вот такие образцово-преданные своему делу люди? Книга переполнена рассуждениями и самокопаниями главного героя, и тут не отделаться простым ответом.

Стивенс стремится к идеалу в своей профессиональной сфере, и постепенно раскрывается, символизируя собой целое народное сознание: таким, как мы с вами, говорит он, никогда не постичь огромных проблем современного мира, а поэтому лучше всего безоглядно положиться на такого хозяина, которого мы считаем достойным и мудрым, и честно и беззаветно служить ему по мере сил. Это не просто жизнеописание дворецкого, а слепок с общества – той его части, что всегда будет нуждаться в патроне. Это трагедия личности, грустная история жизни английского дворецкого, помешанного на почти самурайской преданности и служении. Виноват ли солдат в том, как все вышло, если он всего лишь пытался служить великому человеку и тем самым поставить свое служение на пользу всему обществу? Совместимы ли в реальной жизни критическое отношение к хозяину и образцовая служба?

Вся эта нехитрая философия подается в своеобразной — немного тягостной и убаюкивающей — изящной авторской манере, в равномерности повествования растворяешься как в шелке волн. Я бы описал стиль Исигуро так, как он описал величие британской природы: «очевидное отсутствие эффектности и театральности и отличает красу нашей земли перед всеми другими. Существенна тут безмятежность этой красы, ее сдержанность». Это третья книга автора для меня, и могу сказать определенно, что текст его всегда прост, но при этом красив и по-джентльменски остроумен — завидная профессиональная последовательность.

Исигуро показывает в своих книгах не самых привлекательных персонажей (как правило, мужских), но это наилучшая иллюстрация того, чего стоит избегать, на таком опыте учишься, как поступать не следует. Поначалу я не понимал, жалеет ли автор своих героев или восхищается ими, – и до сих пор не понимаю, если честно, ему просто есть, что рассказать, а уж как относиться ко всему этому, каждый решает сам. Как бы вы ни оценивали итог жизни Стивенса, персонаж он колоритный – много невыразимых чувств и мудрости таится под маской дворецкого, несмотря на внешнюю недалекость. Не покидает ощущение, что эта маска вот-вот треснет и тихое безумие выплеснется на волю...

Мы прожили с лордом Дарлингтоном и его дворецким целую жизнь, рассказанную за три дня. После всего этого невозможно не задаться вопросом: так как лучше провести свой остаток дня? Сегодня. Сейчас.

Безусловная классика.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Кэтрин М. Валенте «В ночном саду»

Goodkat, 21 сентября 2017 г. 23:55

На самом деле, «Сказки сироты» — вещь слишком деликатная и хрупкая, чтобы ее описывать, ведь из нее на нас смотрят чудовища и рассказывают свои очень личные и откровенные истории, после которых сами определения «чудовище» и «монстр» переворачиваются с ног на голову. Монстры и «фрики» Валенте, шагнувшие на страницы романа из самых разных народных мифов и сказаний, как правило, симпатичны куда более представителей человеческого рода. И в этом заключается львиная доля обаяния книги. Все здесь совсем не то, чем должно быть, и совсем не так, как должно быть в сказке: мачеха добра к падчерице, пророчества губят избранных, и святые не оправдывают возложенных на них надежд. И это очень неожиданно, вкупе с потрясающей иронией над сказочными штампами — прямо глоток свежего воздуха. Сказки довольно мрачные и кровавые, но это не значит, что все плохо, потому как в романе действует команда условно «отверженных», тех, кто стоят друг за друга стеной — без разбора, беспрекословно, и эта сплоченность так называемых «фриков» ощущается кожей.

«Истории похожи на молитвы. Неважно, когда они начинаются и заканчиваются, важно, что ты преклоняешь колени и говоришь нужные слова».

Книга разделена на две книги поменьше, которые в свою очередь делятся на множество других сказок — коротеньких жизнеописаний безостановочно прибывающих персонажей. Поначалу это кажется пыткой — сознательно держать в уме все «хвосты» и долги миловидной рассказчицы, но со временем въезжаешь в местную иерархию — некоторые сказки попросту автономны. Стиль и язык автора и переводчика, казалось бы, безупречен в своей оригинальности, что очень легко принять на веру вследствие некой эйфории от первого знакомства с цветистыми фразами и заковыристыми сравнениями, ан нет — примерно двадцать из ста процентов словарных оборотов так хороши, что аж плохи, простите-с. Отдельно я бы хотел пожурить автора за наличие таких вроде бы неуместных в данной книге слов, как «сэндвич» и «гетто», фраз вроде «диссертация по монархическому признаку», своей постмодернисткой сущностью убивающих мифологическую атмосферу книги. К слову об убивающем, большая часть персонажей — это сильные подчеркнуто независимые от мужчин женщины, преодолевающие трудности, либо женщины слабые, страдающие от мужских нападок. Ну а мужчины либо тираны либо неумехи и мямли. Мне ровно, но я бы понял тех, кого этот перевес слегка покоробит, и то, как пара из немногих классных персонажей мужского пола ревнует друг друга к женщине. Увы.

И все же это действительно крутой и редкий «мифпанк», рвущий шаблоны и клише, завораживающий не только своими масштабами и амбициями, но и трогательной лирикой. От такого «громкого» романа действительно ждешь, как минимум, чуда, но это настолько на любителя, что я даже рекомендовать бы его опасался — слишком личное и хрупкое творчество, не выдерживающее жесткой критики, однако не теряющее от этого своего очарования и индивидуальности.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Диана Уинн Джонс «Ходячий замок»

Goodkat, 21 августа 2018 г. 09:50

«Однажды ты станешь таким взрослым, что снова начнешь читать сказки».

Клайв С. Льюис

В моем случае именно так и получилось, хотя я вообще не читал сказки в детстве, но, оставив позади треть жизненного пути (по самым оптимистичным прогнозам), теперь с удовольствием погружаюсь в какое-нибудь незамысловатое повествование о королях, ведьмах, волшебных странах и существах, и, конечно же, небывалых странствиях. Вероятно, любовь к подобным книгам подпитывает и тот факт, что улеглись уже бурные страсти, когда пятая точка так жаждет неповторимых следов приключений, и теперь нет ничего милей домашнего уюта в кругу детишек.

Перечитал выше написанное и понял, что сейчас и сам заплачу от умиления. Хорош, короче, кряхтеть, надо брать пример с главной героини книги – Софи – девочки, запертой в теле «крепкой старушенции». Молодость свою она подарила магазинчику шляпок, и только внезапно свалившееся на плечи проклятие старости заставило ее действовать решительно и бесповоротно. Больные колени, слабое сердце и прочие прелести возраста, познаваемые недавней девочкой – Диана Джонс, вам удалось заставить меня посмеяться над собственным будущим, кланяюсь покорно. Добавим сюда легкую иронию над распространенными сказочными типажами и получим, в общем-то, замечательное произведение, которое здорово почитать вместе с детьми.

И все равно книга очень «детская» (несмотря на столь изящный авторский замысел), особенно во второй части. Волшебные взрывы, потоки едкой слизи, летающие не-пойми-кто, семимильные сапоги размером с ведро, мини-цунами – воздушная сумасбродность и абсолютная несерьезность происходящего несколько даже давят. Дверь в современный Уэльс, ведущая из королевства Ингарии? Конечно, это углубляет образ Хоула, но... гулять так гулять, как говорится, хочу больше об этом. Я тут распинался в начале, – чуть не посыпалось из одного места – а на деле, может, я еще недостаточно повзрослел для сказок? Мне все подавай серьезных щщей даже в такой миловидной книжке.

Как бы то ни было, книга, безусловно, достойна своего читателя. Я ее точно предложу почитать своей старшей дочери, а лучше всего – вместе.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ли Бардуго «Шестёрка воронов»

Goodkat, 22 февраля 2018 г. 07:59

«Что такое Канзас Сити Шаффл? Это когда все смотрят направо, а ты идешь налево» (Счастливое число Слевина).

Добрый день. Относитесь ли вы к тем туристам, что в неблагополучном квартале постоянно хлопают себя по карману с кошельком, убеждаясь, что тот на месте, и хвалят себя за внимательность и осторожность? Если так, то вам явно не стоит посещать Обруч, ведь таким образом вы расскажите каждому вору, где именно спрятаны ваши денежки. А знали вы, что самый простой способ украсть бумажник – сказать, что собираешься украсть часы? Главный герой книги знает все это не понаслышке – с девяти лет он выживает в Бочке – самом криминальном районе Кеттердама, колоритнейшего города, в котором вам вряд ли захотелось бы жить из-за его концентрированной преступности и разгульности. Зато вот читать о нем очень захватывающе – темные кривые улочки, разноцветные бордели и игорные дома ждут своих простофиль, этот город завораживает, не скатываясь в дешевый романтизм – нет, в районе Бочки я бы точно не хотел оказаться даже днем.

Однако начинается роман даже не с этого – с первых строк нам сообщают, что в местном мире маги – так называемые гриши – являются рабами. Ученые экспериментируют над ними, создавая препарат, который превратил бы гришей в наркозависимых солдат, опаснейшее оружие. Ситуация отдаленно напоминает историю Людей Икс – противостояние одаренных людей против дискриминации и предрассудков остального общества, и драмы здесь, пожалуй, не меньше. Ученого, сумевшего вывести заветную формулу, поместили в самое охраняемое в мире место – в Ледяной Двор, неприступную крепость северян, поклявшихся истребить каждого гриша просто за то, что те такие особенные. Северяне зовут магов чудовищами, но, как мы знаем, громче всех кричит – держи вора – сам вор. Тема-то интересная – кто тут больше виноват, когда у всех рыльце в пушку? И ведь не прийти к какому-то соглашению, серьезно, не вводить же закон о регистрации гришей и их способностей? Хрупкое равновесие вмиг разрушит какой-нибудь прецедент, способный произойти по вине любой из сторон, именно поэтому эта тема так неоднозначна и до сих пор трогает.

В общем, нужно выкрасть ученого, и кому же лучше всего это поручить, как не самым матерым преступникам Бочки? За баснословную награду, конечно же, такую, что никому из похитителей больше не придется горбатиться на чужого дядю или выплачивать километровые долги. И если в начале – на стадии сбора команды – сюжет слегка буксует, то само ограбление – настоящая феерия и выплеск адреналина в кровь. Везение и невезение, импровизация и хитроумный план, до поры скрытый даже от некоторых участников, переплетаются в клубок невероятного приключения. Давно я так не пытался поскорее прочитать книгу, случайно перепрыгивая строчки – просто из нетерпения узнать, что будет дальше. Как лихо скачет интрига, как захватывает успех миссии, как бросает из огня да в полымя!

А ведь помимо всего этого книга еще и учит таким прекрасным вещам, как «все мы для кого-то чудища», что нельзя судить о человеке наобум, не разобравшись в деталях конкретного случая, нельзя мерить всех одной линейкой, все мы прежде всего люди, во многом одинаковые, но каждый – особенный. Что плохишы бывают разные, есть такие как Ван Эк, Ярл Брум, Хелен Танте, Пекка Роллинс – настоящие чудовища, а есть такие как Каз, Инеж и др., – вроде как жертвы обстоятельств. А еще книга учит тому, что не надо быть «простофилей», и этому не грех поучиться и уже повзрослевшим поколениям. Каким бы ты ни казался себе непобедимым, против лома всегда найдется другой лом – побольше и покрепче. Всегда – всегда – будь начеку.

Увы, но и в этой Бочке с медом есть своя ложка с темным смолистым жидким продуктом, получаемым путем сухой перегонки дерева. Первый раз я сломался на знакомстве с Матиасом – такое уж оно топорное, пока не знаешь всей подоплеки, а личные истории раскрываются далеко не сразу. Иногда есть ощущение, что романтичность и наивность выпирают там, где не должны – сейчас бы замерзая и умирая от голода, шуточки шутить как ни в чем не бывало. С другой стороны личные истории глубокие и откапывает их автор хоть и постепенно, но основательно, а задор в компании подельников временами очень даже искренний и искрометный. Все равно большую часть времени трудно помнить о настоящем возрасте персонажей – настолько они не выглядят пятнадцатилетними, однако иной раз так напомнят, что хоть не сворачивай. Тяжело поверить в то, что вот эти вот подростки творят вот такие вот вещи, ведь исходя из некоторых действий и диалогов можно и забыть, что имеешь дело с прожженными пройдохами преступного мира – с речевой стилистикой автор явно не справился, несмотря на штудирование специальной литературы. Зато обе любовные линии, как ни странно, не кажутся лишними – не выпирают, но и не плетутся в хвосте. Не так уж очевидно, что автор женщина, хотя мягкость и внимание к отношениям не заметить нельзя, но тут такое дело – я и сам в восторге от очаровательных героинь книги. Се ля ви, мой внутренний сексист.

Послевкусие у романа какое-то такое пронзительное, что ли, после того, как прочитал в «благодарностях» о том, что писалась сия вещь под задушевный и глубокий саундтрек Людовико Эйнауди, немедленно поставил его альбом «In A Time Lapse» на повтор и еще на час выпал в астрал. Вспоминал пройденный путь, все неурядицы и превозмогания героев, затронутую автором тему внутренних чудовищ, лирику дружеских и любовных отношений, печальные истории шумного ночного Кеттердама...

Запоминающееся вышло приключение, и все еще не отпускает.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ярослав Гжендович «Владыка Ледяного Сада: Ночной Странник»

Goodkat, 2 октября 2017 г. 02:12

Для меня книга началась с общего сбора «мурашек» на загривке, вызванного эпиграфом из «Старшей Эдды» и кратким атмосферно-мифологическим предисловием, завершающимся лаконичным: «Правда такова, что выплюнули его звезды». Первый раз читаю о попаданце, и, должен сказать, при наличии огромного количества обхаянной попаданческой литературы слегка не верю собственным глазам — неужели средь ила и глины мне попалась жемчужина? Продолжение не дает вздохнуть, погружая в шикарный POV главного героя, готовящегося к полету в коконе капсулы: «Чувствую себя как древний мертвый владыка. Привязанный к трону, который через минуту охватит пламя. Передо мной шествует процессия плакальщиков с дарами». Я почти пищу, мураши на загривке уже устроили сейшн.

– Хочешь что-то сказать напоследок?

– Я невиновен.

На деле Вуко Драккайнен — эдакий «блокбастерский» хохмач, тяготеющий к дешевым фокусам (вроде исчезновения монеты в руке) и репликам («Не ссы за сараем!»), человек действия, как на игле сидящий на выбросах адреналина, но в глубине души он одиночка и романтик. Как бы ни жаловался на средневековье с его отсутствием зубной пасты, мыла, крема для бритья, одеколона и чашечки капучино, он наслаждается свободой, ограниченной только законом, находящимся в его сердце. Больше никакой суетливой и обременительной цивилизации, которая в реальности Вуко умудряется контролировать даже количество калорий, употребляемых человеком. От всего этого ему удалось сбежать — аж на другую планету, и главы его полнятся легкой походной романтикой.

Да только мир ему достался крайне не романтичный, север Мидгарда — типичная Скандинавия времен викингов, страдающая от проклятия холодного тумана — «садистского сюрреализма без устойчивых форм», и вместо ожидаемого кутежа в таверне под лихие песни на пару с кубком забористого пива Вуко погружается в монотонность, прерываемую спазмами ужаса и испуга. Вязкая мрачная атмосфера севера отдает душком тухлого мяса, красуется черными полумесяцами под ногтями и жирной подливкой, склеивающей жиденькие бороденки местных жителей. Атмосфера диковатого общинного быта северян плотная — хоть топор вешай.

Кажется, что Вуко с его знаниями и встроенным в мозг персональным компьютером «цифралом» просто суждено стать новым Беовульфом. Цифралу, к слову, вбрасывающему гипер-адреналин в Драккайнена, — мое персональное «фу», главный герой превращается в полу-бога местного розлива, но ведь прекрасно обученный оперативник из будущего и так наголову превосходит любую средневековую «школоту»! Поединки в стиле «слоу мо» выглядят забавно, но... видимо, не мое. Не понравились и описания боя стойками: он встал в «позизюцу», нанес удар «помордассу» и все в таком духе, только с описанием реальных стоек, о которых я без интернета никогда бы и не узнал. Но это лирика... Суть в том, что с таким подспорьем Вуко фактически бесстрашен и непобедим, ну и ЧСВ растет в соответственных пропорциях. Разве ж интересно наблюдать за такими приключениями?

Однако тут автор наконец оставляет своего попаданца-супермена на севере, в каком-то подлеске, и знакомит с другой сюжетной линией южного принца империи Амитраев, и я снова прилипаю к «ридеру». Как хороша была мрачная Скандинавия в первых главах, так и здесь хорош «восточный» колорит с его рафинированной мудростью. Принц Теджарук учится управлять государством, переживая все сопутствующие детству и юности прелести, у него прекрасные наставники и жизнь, полная первозданных чувств и эмоций. Его правитель-отец, наверное, лучший правитель, которого могла пожелать Империя, и сын идет по стопам отца. Однако идиллия в один момент рушится. Переживания Теджарука — смятение и боль утраты — капают со страниц, как жгучие слезы.

Фэнтези и фантастика, переплетенные, в целом, смотрятся нормально, главным образом, «цифрал» в голове Драккайнена, увеличивающий его реакцию и силу, борется с различными фэнтезийными уродинами из страны кошмаров, но ближе к окончанию в текст на всей скорости влетает совершенно «адский» сюрреализм. Это, пожалуй, тоже одно из разочарований книги. Финал, безусловно, эффектный и крышесносящий в визуальном плане, но какой-то безалаберный. Главный антагонист попросту не впечатляет, достойная золотого фонда фантастики идея показать насколько человек не готов к безудержной власти и возможностям теряется за краткостью и красками изложения.

Однако идея все же есть, есть попаданец, который мне неожиданно понравился своим внутренним миром, есть много мудрых и задушевных мыслей, нанизанных на нить хлесткого и яркого повествования. Две сюжетные линии еще не сплелись в одно, но чувствуется — уже скоро. Из злодеев пока встречается только первый из четырех, и это буквально обещание впереди чего-то грандиозного: близится Война Богов и надаку — духов, обладающих таинственной силой.

Спасибо, АСТ, за переводы целой очереди талантливых польских авторов!

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Джесс Буллингтон «Корона за холодное серебро»

Goodkat, 7 октября 2017 г. 00:23

Зажигаем. Затягиваемся. Выбиваем. Зажигаем. Затягиваемся. В таком порядке. Вот теперь уже неважно, что за демонщина здесь творится, и куда это мы попали: в эпическую сагу или затянувшуюся шутку. Главное, поймать настроение.

Йоу, здесь можно оттопыриться по полной в компании отвязных дворянчиков-пижонов и молодцеватых старичков. Вы что предпочитаете: гарпийный токсин, ледопчелинный дурман, могильных червей, многоножек или скорпионов? Насекотики на любой вкус, можно «офигенно заторчать». Потому что только после пары приходов суровые бабы с усами, козлоблуды, пенсионерки-лесбиянки и генералы в кольчужных лифчиках станут чем-то естественным. И будет уже неважно, что половину этой объемной книги мы будем ползти еле-еле, как подагрические улитки, ведь после местный барыга отсыпет такой экзотической дряни, что текстматьегопобежиттвоттак! И будет совершенно наплевать, что мир, открывшийся нашим уже покрасневшим и потерявшим зрачки глазам, какой-то сумасшедший, смазанный и нечеткий. Пистолеты? Бомбы? Стразы, мать их за ногу? Ладно. Улыбаемся и машем, как завещал Шкипер из «Мадагаскара».

«Редкую игру можно сделать интересней, если относится к ней слишком серьезно», — и автор играет в эпическое фэнтези, незатейливо засовывая в свой мир демонов, исполняющих желания, дикорожденных эмпатов, врата-порталы, ведущие неведомо куда, и монструозно-эфемерных богов. Шатать престол местной империи идет отряд Негодяев, собравшихся, как мушкетеры двадцать лет спустя, тряхнуть стариной. Во главе — София (забавно, что в переводе она несколько раз проскальзывает и под оригинальным именем Зосия), Поверженная Королева, и, кроме мести, борется она и за всеобщее равенство и свободу. Что похвально, ведь окружение — самое что ни на есть беспросветное средневековье со своей инквизицией и боевыми монахинями. Почти все герои, коих немало, редкие засранцы, наркоманы и сквернословы, за исключением пары нарочитых фиялок. Однако крови с кишками и ядреной брани самих по себе маловато для того, чтобы позиционировать книгу как темное фэнтези, это скорее напоминает выпендреж.

И все же дурь забористая. Несмотря на затянутость, эпатаж и подростковый словесный мусор. Интрига просыпается к серединке. А как хорош тот самый боевой эпизод от лица ужравшегося насекотиками варвара! Под ногами черными дырами разверзается несусветная магическая хрень, на горизонте уже маячит вторжение то ли демонов, то ли богов, а на краю мира обнаруживается затерянный остров, населенный чудищами пострашнее всего вместе взятого прежде. Да куда уже.

Так и подмывает спросить: что курил автор? Отсыпьте, плз! Боюсь читать продолжение.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Леонид Андреев «Красный смех»

Goodkat, 15 мая 2016 г. 14:33

Интересовались ли вы когда-нибудь, какого цвета мог бы быть смех? Ведь смех не имеет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, но когда он приходит в вашу жизнь, тогда насыщает ее красками. В русском языке присутствует множество устойчивых идиом и фразеологизмов, связанных с цветом, если задуматься.

Зеленый смех, вероятно, рождается на устах младенца в значении нового начала, просыпающейся к новой жизни весенней природы. Синий цвет мог бы означать депрессивную ухмылку смирения с неизбежностью, серый — застенчивую улыбку скрытого могущества, розовый — наивное веселье безмятежности. Черный цвет однозначно представляется сатирической насмешкой, а белый смех наверняка искренний и громкий, как крепкое рукопожатие...

Ничего такого в этой повести вы не увидите и не услышите, ибо она написана исключительно красным смехом цвета крови, срывающейся с потрескавшихся губ, цвета безумия и ужаса, гипертрофированной страсти.

Писатель использует мрачные сюрреалистические образы, чтобы показать войну, как вирус, заражающий все население, пугающий больше чумы, ведь от него не убежать и не отмыться. Изнанка военных сражений, рассмотренная под увеличительным стеклом, заражает читателя вшами и сумасшествием. Автор, как хирург, наносит разрез за разрезом на тело самого понятия войны, выпуская в мир потроха эмоций. Красный цвет в совершенном отсутствии других цветов, как победитель, пишет историю багровыми чернилами и украшает ее орнаментом внутренностей...

Безумие — это болезнь души, и повесть Андреева демонстрирует лучшие образчики этой болезни. То есть писатель не просто плескает на страницы ужас, но заглядывает в голову душевнобольного и открывает его мир для читателя. И этот мир, сложившийся в условиях неверного, по мнению автора, взгляда на жизнь и отношения к войне, поистине страшен.

Несомненно, автору удалось впечатлить мрачными образами, мастерской работой с русским языком, посадить в голове зерно идеологических сомнений и показать богатство оттенков красного цвета. Ложкой дегтя стал вопрос — чем бы мы ответили французам и фашистам, если бы послушались призыва, накопали ям и похоронили оружие в том далеком 1904 году? Не жестоко ли по отношению к детям, женам и матерям, нуждающимся в защите, идти на войну с кулаками, камнями да палками? Или вообще не идти?

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Паоло Бачигалупи «Водяной нож»

Goodkat, 25 апреля 2016 г. 21:46

Мало кто пишет так хорошо, как Бачигалупи. И прочитать роман стоит хотя бы уже поэтому. Его книги полны мрачной колкой чувственности, болезненной и даже извращенной эстетики. Автор в лучших традициях фантастики рисует угрожающие картины будущего, которое может наступить, если не изменится отношение человечества к окружающему его миру.

Что есть вода? Важнейший природный ресурс, необходимый любому живому существу. Без воды человек не проживет и недели при интенсивной деятельности или повышенной температуре воздуха. Население постоянно растет, а климат меняется. Что произойдет, если на человечество обрушится дефицит воды? Свою версию развития событий нам и поведает автор.

Было трудно представить будущее, в котором вода становится единственным основополагающим ресурсом общества. В моей глубинке два последних лета идут сплошные дожди, какое мне дело до засушливых проблем Техаса? Однако персонажи книги не удостоили бы и плевка подобную эгоистичную реплику – тут даже моча идет в переработку. А задумывались ли вы, как много мог бы рассказать о человеке его пот?

– О, я знаю, к чему все идет.

– Тогда почему не уехала?

– Здесь больше жизни. (с)

Мир медленно катится в тартарары. Люди превращаются в зверей – гиен, падальщиков, пытаясь урвать свой кусок безбедной жизни. Богатые отрываются в шикарных, многоэтажных и защищенных особняках, но выгляни в окно и увидишь кучку оборванцев, которые мочатся в специальный пакет и тут же пьют из него. Люди снимают маски, оголяют натуры, ударяются в авантюры, чувствуя адреналин, толчками гоняющий кровь по организму в преддверии нависшей опасности. Люди бросаются в разнополярные крайности, одни открывают в себе сочувствие, другие – жажду крови и похоти, но и те и другие живут, как в последний день. Выжить в таких условиях способны только сильные духом, телом, умом.

Таковы главные действующие лица романа – юная девушка Мария, взрослеющая на глазах и, как губка, впитывающая правила нового кошмарного мира, фанатичная идеалистка-журналист Люси и бывший зек Анхель, сменивший робу арестанта на бронежилет наемника. Три личности с богатой на события историей жизни, преследующие собственные цели. Их мотивы понятны, им сочувствуешь и сопереживаешь.

Сюжет романа крутится вокруг ценного документа, древней бумаги, содержащей права на обладание объемной доли воды, из-за которой люди мрут очередями. Погони и перестрелки с бандитами, мародерами, бизнесменами, продажными копами и патриотами, в меру развлекают и держат в напряжении. Книга говорит с читателем на языке крови, секса и насилия – языке низменных образов, доступных любому примитивному существу, но с присущей автору яркой экспрессией и оригинальностью.

На мой взгляд, «Водяной нож» – это элегантный компромисс между исключительно развлекательным чтивом и интеллектуальной литературой. Качественный современный (не в хорошем или плохом смысле, а как факт) продукт, подслащенный фирменным стилем автора. И отсюда вырастает моя главная претензия к роману – недостаток глубины. Антигерои в нем (не злодеи, а именно антигерои) – обычные люди, оказавшиеся умнее или сильнее прочих. Автор обвиняет неопределенную серую массу обывателей в эгоизме, цинизме, равнодушии и безразличии, тем самым покушаясь на саму человеческую природу. Мысль не новая и давно устоявшаяся, она требует свежих идей и развития, но не получает их.

Зачем бежать? Если весь мир горит, то почему бы не встретить судьбу с пивом в руке – и без страха? (с)

Оправданно ли будет умереть за принципы, стать очередной жертвой порно коллапса, новым кадром в бесконечной череде снимков множества кровавых газетенок? Или бежать и надеяться, что есть на свете более благоприятное для жизни место? Немного обескураживает схематичность обрисованных проблем и вариантов их решения. Автор, словно вестник рока и глашатай апокалипсиса, глаголет ужасную правду, которой, увы, сто лет в обед, и едва не превращается в того журналиста кровавой газетенки, который роется в трупах и смакует громкие трагедии, стервятника, высматривающего свеженькую мертвечину.

В иных случаях рассказчика спасает стиль изложения, оригинальная подача материала или другой акцентированный компонент произведения. Но здесь описаниям не хватает той изощренной шокирующей экзотики и эмоционального напряжения, что были в «Девочке-флейте», сюжету – развития главной темы, подведения итога и четкого обозначения проблемы. Автор сам избаловал читателя прежними работами, приучив к ожиданию чего-то совершенно неординарного, а здесь наблюдается более ровный стиль, умеренный.

Лучше всего, пожалуй, Паоло Бачигалупи удаются художественные образы, словно импрессионист, он рисует впечатляющие картины и сцены, которые заводят, возбуждают или отвращают, или даже все это – одновременно. Возможно, воображение питает множество путешествий, выпавших на долю писателя. Антураж, мрачный и густой, описывается с жуткой реалистичностью. Мир, сотворенный в романе, истощающий сам себя, ужасен и правдоподобен, мир, в котором порция воды может стоить человеческой жизни...

При всех его преимуществах, «Водяной нож» – просто хороший по всем параметрам роман, динамичный, умный, стильный, и выделяющийся на фоне многих. Однако слишком ровный, умеренный.

Ну, так как, стакан или стопка?

Каждая капля – деньги. (с)

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Робин Слоун «Круглосуточный книжный мистера Пенумбры»

Goodkat, 8 февраля 2016 г. 20:16

Дочитал эпилог. В голове сонм однозначно положительных прилагательных. Это доброе, светлое, даже ламповое и задорное приключение в духе лучших фэнтезийных саг.

В главной роли Вор, Воин и Волшебница, случайно находят артефакт, способный дать ответ на один из сложнейших вопросов человечества — как жить вечно. Только все на современный лад со всей присущей атрибутикой двадцать первого века.

Здесь нет ни грамма привычной магии (разве что некоторые фант допущения), зато есть собственные драконы! Ах, да, альтернативный вид магических наук все-таки присутствует, о нем лучше всего расскажет лозунг мультсериала «My Little Pony». Ага, о чудесах дружеской взаимопомощи и понимания.

Ответ на главный вопрос человеки получат... достаточно заурядный. Но унывать и расстраиваться при чтении этой книги — абсолютное табу. В этом мире еще живы предания глубины веков, и наследие предков разносится эхом между полок одного загадочного книжного магазина, за прилавком которого сидит старый добрый волшебник. Ну, почти волшебник.

Сюжет паразитирует на странных тайных обществах, кодах и шифрах. Просто не пытайтесь искать в нем скрытый смысл — все на поверхности. Да, вот так просто.

Но в воздухе витает романтика смелых идей и приключений вперемешку с ностальгическим запахом книг. Лихие герои, увлекательное повествование, синергия жанров, доброта, юмор и теплая искренняя концовка...

Я запомню твою книгу, Робин Слоун.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Брендон Сандерсон «Пепел и сталь»

Goodkat, 27 сентября 2015 г. 10:43

Мир довольно живой, здесь есть разнообразные вымышленные расы, собственные религии и обычаи, политические и силовые структуры, ярко выраженные социальные слои населения и таинственные существа. Отдельный реверанс в сторону уникального концепта магии, заключенного в простой и понятной таблице металлов. Порадовало наличие любимых признаков и атрибутов, близких по духу «The Elder Scrolls: Morrowind»: пепел, падающий с неба как снег, промозглые туманы, жаркие плантации, Великие Дома аристократов, банда-аналог «Бал Молагмер» и др. В целом, мир очень понравился — он самобытный, аутентичный и бережно-порционно раскрытый для читателя.

Сюжет вроде бы стандартный для подобного рода фэнтези, но есть существенные отличия — за спасение мира берется целая банда профессиональных и очаровательных преступников, собранных «с миру по нитке». Их приключения разнообразны, это партизанские диверсии, открытые бунты, шпионские игры и красочные магические дуэли, а в перерывах обучение основам магии, познание мира, трогательная философия, душевные метаморфозы и веселые посиделки в компании добрых друзей.

Персонажи колоритны, основная пара героев обладает насыщенным внутренним миром, но и остальные имеют свои причины и особенности для участия в их безумном проекте, свою историю жизни, при этом всех объединяет нечто общее. Эффектное и эффективное взаимодействие персонажей, похоже, одна из ключевых (и уже моих любимых) особенностей творчества Сандерсона, пусть и никто отдельно взятый в глаза прям не бросается.

Язык автора приятный. Повествование в целом строится ровно, красиво, с выдержанной интригой и двойными секретами. Диалоги, мысли и рассуждения не грузят, а ненавязчиво предлагают поразмышлять на простые, но вечные темы. Много лирических отступлений и задушевности, трогательной человечности, открытой до наивности дружбы и любви. Рацион питательных эмоций и теплоты под соусом легкомысленного духа авантюризма в итоге поправил состояние поджелудочной, хотя поначалу складывалось ощущение неестественности, нереальности и несуществуемости поедаемого продукта.

А главное, не смотря на то, что это трилогия, Сандерсон сумел подвести черту, итог, а не оставлять читателя наедине с ощущением незаконченности! В общем и целом, не понравилось только то, что описания страдают, порой, отсутствием подробностей по визуальной части, а некоторые поступки персонажей совершаются вопреки здравомыслящей логике, но над этим иронизирует и сам автор в книге, что обезоруживает моего внутреннего зануду.

Эта книга займет достойное место на полке.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ричард Адамс «Майя»

Goodkat, 3 апреля 2018 г. 12:50

Вот я и дочитал. Утерев слезки (еще не разобрался от чего – от мастерства автора или от того, что все-таки добрался до финала), могу сказать, что это самый настоящий книжный вызов для каждой неусидчивой пятой точки, жаждущей приключений! Я не из тех читателей, что не умеют вовремя закрыть неинтересную книгу, плачут и колются, но продолжают есть кактус, поэтому сам факт того, что все девятьсот двадцать восемь страниц размеренного и неторопливого повествования остались позади, не позволяет мне назвать «Майю» менее чем хорошей книгой. Иначе это было бы просто неуважение к себе.

На самом деле, читать это было просто, и не сказать, что повинен в том безыскусный стиль автора – читается легко как раз благодаря изящности и естественности авторского пера. Множество описаний и деталей, даже при всей своей необязательности, не давят – режим скоростного чтения активируется сам по себе, как только привыкаешь. От объема книги остается двоякое ощущение, с одной стороны я уверен, что тут столько не надо, с другой – уже после трети приноравливаешься и интуитивно понимаешь, где текст лишь как солома в тюфяке заполняет пространство, а где начинается нечто особенное. И вот из-за этих особенных моментов и не хочется откладывать книгу.

От некоторых сцен настолько отдает величием и эпосом, что свербит даже в кончиках пальцев. Автор выжимает эпос из таких вещей как танец, например, молитва или сказка у костра. Даже простое купание в озере в начале книги превращается в некий величественный ритуал единения женского естества и водной стихии. И вот это родство величия с наивной простотой и откровенностью, интимностью и первобытной красотой – то, ради чего и затевалась сие произведение – чувствуется очень ярко.

Чем особенно притягательна «Майя», так это, пожалуй, своим мужским взглядом на женское начало, ну какому мужчине не мечталось о красивой, естественной, честной, милой и простой любящей девушке, которая еще и в постели творит чудеса? В какой-то момент кажется, что автор бессовестно пользуется образом, но после всего пережитого вместе с Майей как-то язык не поворачивается назвать ее «ненастоящей». Она наделала кучу ошибок, следуя внезапным порывам сердца, но все это было по недомыслию, тот самый момент, когда сердце берет биту и отделывает мозг по самое небалуйся. То, что с ней наприключалось и как жизнь завертелась — тоже не ее вина. Майя – очень яркий и непростой персонаж (и подруга ее Оккула, кстати, тоже очень хороша).

Аристократическая роскошь и распущенность, разнузданное язычество, политические дрязги государств и правителей – фон древнего мира у книги очень объемный и основательный. Пусть тут нет магии как таковой, но мир дышит первозданностью: пороком и целомудрием одновременно. И все это вместе впечатляет, рисует в воображении грандиозные картины, внутри которых оживают сюжеты из религиозных сказаний.

Чего бы еще такого сказать. Не хватает действия, динамики, экшена (окромя эротического – этого добра тут навалом). Некоторые описываемые извращения крайне отвратительны, но сами описания – не настолько уж. Конечно, поначалу тяжело свыкнуться с мыслию, что следующие неизвестно сколько страниц придется иногда терпеть совокупления наместника (будто сошедшего с экрана телепередачи «Я вешу 300 килограмм») и его невольниц, но такова судьба читателей этой книги. Изначально я даже думал, что вся книга будет чем-то вроде мемуаров от представительниц древнейшей профессии. Но это не так, хотя и сложно не сравнивать.

Отдельно хочу упомянуть особый придуманный язык и терминологию автора: половые органы тут обзываются как «зард» и «терть», вместо «отыметь» звучит экзотическое и сочное «бастать», ну и про огромные «дельды» читать куда веселей, чем про огромные... ну вы поняли. Ну вот цитата: «Каждый вечер заводил меня на крепостную стену — и ну бастать! Ох и сладко!» – я ржу, но в хорошем смысле. Задорно-то как звучит! И не скажешь, что про неприличности. Такая терминология работает, когда ребенок подглядывает, что я там читаю – вполне безопасно. «Бастанье» вообще тут сплошь и рядом, и – щас буду краснеть – это таки заводит, и дело не в личной жизни (отставить, юмористы!), у меня там с этим все в порядке.

А вот в раскладку политической обстановки я особо не вникал, как и во второстепенные линии, которые периодически отвлекают от самой Майи. В начале даже целый список был, где перечислены куча имен и титулов, то есть абсолютно лишней информации (это мне что, перед чтением еще сидеть и учить? ха!), но я не растерялся и, вспомнив свой любимый девиз по жизни («Слабоумие и отвага!»), пролистал предисловие и... ничего не потерял.

Положа руку на сердце, четверть книги я осилил кое-как, но эта четверть получится, только если сложить все тягомотные кусочки вместе. Хотя вспоминая, как автор настоятельно рекомендовал посмотреть на один и тот же поступок, как минимум, с двух разных сторон – может, я где-то провафлил нечто важное. Но перечитывать – нет, увольте. Несмотря на то, что книга в памяти останется на отдельно-заслуженном месте, перечитывать я ее вообще не собираюсь!

Ну вот, как всегда – хотел оставить пару абзацев, а получилась стена текста. Да и зард с ней, с этой бастаной графоманией! Прекрасные рассказчики (primorec и Тиань, конечно же) у этой книги тут и без меня уже есть :)

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Стивен Кинг «Некрологи»

Goodkat, 29 мая 2016 г. 23:36

Не могу не провести параллель с «Тетрадью Смерти» — отличным японским аниме-сериалом со схожей проблематикой (только в данном случае будет iPad смерти). Можно ли добиться блага для одних людей путем убийства других? Как это повлияет на общество? Должен признать, что Кинг существенно проигрывает японской манге, в которой более широко раскрыта идея и закручен сюжет, но его рассказ, безусловно, имеет свои преимущества.

В рассказе мастерски описаны переживания персонажей, и слова подобраны такие, чтобы «торкнуло». Композиция и стиль произведения выверены от «а» до «я», начиная с душевного предисловия о журналистских уловках и заканчивая эффектной философской ноткой в эпилоге.

Претенциозным является средство выражения идеи — читать и смешно и горько — автор выдает через персонажа едкие задорные некрологи на очередном аморальном интернет-ресурсе, да вот только причины-то для этого совсем не веселые. Но таковы реалии современного общества, и Кинг, писатель старой закалки, умещает в своих героях одновременно грязь и протест против нее.

Хотел бы я, как и главный герой Майкл, обладать могуществом, способным убивать людей некрологом? Определенно нет, как и не хотел бы, чтобы у кого-то была такая власть. Это противоестественно, ибо власть развращает, и чем она невероятней, тем опасней. Об этом говорил еще Человек-паук словами дядюшки Бэна: «С великой силой приходит великая ответственность».

Тут Кинг Америку не открыл, но лишний раз напомнил о том, чего забывать не стоит, чем, по моему мнению, и должны периодически заниматься люди, обладающие даром Слова.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Глен Кук «Сладкозвучный серебряный блюз»

Goodkat, 22 октября 2015 г. 16:36

Мои впечатления от этой книги, наверное, можно описать целой миниатюрной зарисовкой. Осторожно, общие спойлеры!

Итак, блуждая в поисках новых острых ощущений, я свернул в очередной проулок и оказался перед небольшим мрачноватого вида домом, на оконном стекле которого значилось «ГАРРЕТ. ДЕТЕКТИВ. КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫЕ ПОРУЧЕНИЯ».

Хозяином дома оказался вечно молодой и пьяный харизматичный циник с неиссякаемой бочкой юмора. Уж как он талантливо меня бранил и поносил, пока я стучался – уже тогда я понял, что обожаю этого парня! Выдержав долю подозрений, пожеланий самой нелегкой участи и, в конце концов, безразличия, я остался в его доме, а он завалился в кровать досматривать тяжелые похмельные сны. Но поспать ему не удалось – в дверь уже настойчиво ломились следующие посетители – целая делегация гномов с примесью эльфийской крови. С этого момента началось наше совместное приключение.

Вскоре мы узнаем о смерти друга Гаррета и беремся за небольшое расследование, в начале которого весело огребаем всевозможных тумаков и знакомимся с вереницей оригинальных персонажей. Я, с фингалом под глазом, жму руку темному эльфу-вегетарианцу и убийце по совместительству, и радостно демонстрирую ему в глупой улыбке широкие щели на тех местах, где раньше были зубы. Затем познаю все прелести общества упрямой и коварной гномки-эльфийки, сварливого, но доброго покойника и компании гроллей-тройняшек, милых, но жутких, по правде говоря. Стоит ли упомянуть, что я пребываю в самом благостном расположении духа?

Дело наше простое – найти одну загадочную особу и вручить ей документ, подтверждающий или лишающий ее права на наследство нашего злополучно скончавшегося друга. Для этого нам надо всего лишь пересечь пол мира и выжить, не смотря на самоубийственные наклонности. Легко. Но дело это попутно обрастает отовсюду торчащими хвостами и неурядицами – что-то тут не так.

Прибыв в пункт назначения, я начинаю терять нить происходящего. Вокруг плетутся заговоры и интриги, в центре которых почему-то оказываемся мы с Гарретом. Это всего его чертова удача! Периодически кого-нибудь колошматим мы, не редко колошматят нас. Как завелось все, закрутилось, так и продолжается. Мне становится немного скучно. Самое нелепое в этой ситуации то, что наше расследование постепенно распутывается само по себе, без видимых умственных напряжений. Я начинаю подозревать, что из Гаррета детектив такой же как из меня – никакой. Наверное, не стоило говорить это в слух, таким темпом к концу нашего приключения я рискую превратиться в ходячий ночной кошмар стоматолога.

Тем не менее наш приезд катализирует эффект бомбы – пестрое и богатое окружение как потревоженный улей, приходит в движение, поочередно пытаясь убить то нас, то само себя. И все это было бы жутко увлекательно, если бы не упрямое решение Гаррета не задерживаться и как можно быстрей покончить с нашим делом. Мы несемся к цели со скоростью эльфа-полукровки, едва успевая выпить в обществе новых причудливых знакомцев.

Конец наших злоключений на редкость краток, лаконичен и отстранен. По возвращению домой, старый вояка стряхнул пыль с плаща, выпнул надоедливого дилетанта (меня) из квартиры и отправился кутить на честно заработанные средства. Я еще долго стоял около окна с надписью «ГАРРЕТ. ДЕТЕКТИВ. КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫЕ ПОРУЧЕНИЯ» и не знал куда податься – чертов пройдоха оставил меня без гроша, предложив довольствоваться приобретенным опытом и приобщением к работе «мастера».

В конце концов, я запретил себе унывать – не каждый день удается пережить небольшое приключение, не успев заскучать как следует и все-таки сохранить пару зубов. Краем уха прослышав о свершившемся наконец благополучии дел Гаррета, я подумал, что вовсе не прочь вновь оказаться в его компании. Но не уверен, что в следующий раз потерплю подобное отношение – завоевать мое доверие теперь будет не так-то просто.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Гай Гэвриел Кей «Дети Земли и Неба»

Goodkat, 14 октября 2017 г. 08:21

В этой книге люди поклоняются солнечному богу Джаду, звездам, лунам и деньгам, но на деле их божествами должны быть Его Величество Случай и Поступок. Первый определяет место и обстоятельства, второй позволяет повернуть вспять течение судьбы. Этот мир круто меняют судьбоносные случайности, никогда не угадаешь наперед, чем обернется то или иное действие, но автор без устали напоминает: дьявол, как и бог, кроется в сущих мелочах, перед которыми все люди равны.

«Мир – это шахматная доска», — говорит писатель. — «Фигуры двигают другие, они сами собой не управляют. Их ставят друг против друга, или рядом. Они союзники или враги, более высокого или более низкого ранга. Они умирают или выживают. Один игрок выигрывает, и затем на доске начинается другая партия». И тут же добавляет: «Взлет и падение судеб империй, царств, республик, враждующих верований, сердечные страдания мужчин и женщин, их потери, любовь, неумирающая ярость, восторг и удивление, боль, рождение и смерть – все это для них живая реальность, а не просто образы в поэме, каким бы талантливым ни был поэт».

В этих строчках вся суть романа, государства и республики затевают кровавые войны, хитрят, ведут переговоры и торговлю, а на этом фоне развиваются жизни людей, на исход которых боги Случайности, видимо, заключили пари. В манере автора причудливо переплетается холодная отстраненность летописца, закаленного тысячей судеб, перемолотых в жерновах Истории, и одновременно любовь к своим персонажам. Трогает теплота, добро и умиротворение в послевкусии, две красивые любовные линии и крепкая дружба. Несмотря на весь мрак и жестокость войн в глубине души рождается (возрождается?) некое одухотворенно-возвышенное чувство. Все-таки каждый в силах изменить свою судьбу, каким бы невозможным не представлялось это предприятие, а даже если и нет — попытка того стоит.

У произведения прекрасная идея, красивейшие декорации и антураж эпохи Возрождения, есть интересные моральные дилеммы, и, в целом, я очень доволен прочитанным, но кое-что мне и не понравилось.

Например, суховатость изложения, отсутствие накала страстей — повествование качает тебя, как спокойное море, то слегка погружая в темную пучину, то вновь катая на воздушных барашках волн. Читается легко и быстро, за какие-то 480 страниц ты совершаешь целое путешествие и проживаешь множество жизней, успеваешь побывать в кровопролитном бою, но сюжет дробится на отдельные кусочки-взгляды под разными углами, намеренно затормаживая общий поход в Сарантий (простите, в Ашариас, конечно). В итоге остается странное ощущение, что сделано было очень много, но как будто не сделано толком ничего.

Еще я не очень понимаю, для чего были введены элементы мистики. То есть понятно для чего – мертвые, прежде чем окончательно отбыть в мир иной, наставляют живых. Но конкретно в этой книге этот прием не показался мне оправданным. Это хороший псевдоисторический роман, зачем будоражить воображение сверхъестественной затравкой, если она толком не получит развития?

Тем не менее, книга качественная, и она выгодно выделяется на фоне популярного сейчас темного фэнтези с его вульгарностью, разговорно-простоватым стилем и беспросветным мраком. Считаю, что мне повезло познакомиться с замечательным автором.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Чайна Мьевиль «Рельсы»

Goodkat, 9 февраля 2016 г. 07:11

«Постой, паровоз, не стучите, колеса...»

Это было... нестандартно. Итак, стоп-машина. Это будет рассказ о рассказе рассказа. Ну или что-то вроде того.

Автор сотворил совершенно «тронувшийся» мир, или лучше будет сказать «поехавший». Тронуехавший. Да, вот так подойдет. Это мир рельсов, поездов и мусора, колючий и неприветливый, как мир Татуина или Пандоры (из серии игр «Borderlands»). Мьевиль населил его невообразимыми крокозябрами — язык сломаешь — кротуродами, тальпами и мульдиварпами — с первых строк автор нанизывает незнакомые термины и корявые имена на нить повествования, как шашлык на шампур, самозабвенно погружается в процесс и окунает в него читателя.

Я плевался и норовил отложить блюдо, но различил привкус потрясающей иронии... и внезапно познал дзен. С головой нырнул в гущу описаний, аллюзий, метафор и отссылок, купаясь в положительно заряженных частицах, ибо ассоциации навевают бессменную классику приключенческих романов, таких как Робинзон Крузо или Моби Дик.

Довольно сложно визуально воспринимать роман, он едва ли не трескается от обилия громоздких образов. Фантазия автора не имеет границ и с маниакальной дотошностью описывает окружение техногенной катастрофы, наряжает набранный текст в сочные гротескные тона. Выходит так, что либо смакуешь это пиршество декораций, либо постоянно спотыкаешься и, в конце концов, откровенно устаешь, перегруженный шипастой эстетикой романа.

Мир, переживший свои лучшие времена, возвращается к пантеону богов, безутешно деградировав до своеобразной феодальной раздробленности. Все природные напасти обожествляются в лучших традициях язычества. В постановке Мьевиля роль вселенского зла исполняют капиталисты — реверанс в сторону мировоззренческих взглядов автора, выросшего в семье «хиппи» и являющегося активным членом Британской социалистической рабочей партии.

Реалистичны ли конструкции, возводимые автором? В конце концов, это всего лишь сказка, которой свойственны абсурд и преувеличения. Умная сказка на грани сюрреализма со вкусом песка, мусора и забавных размышлизмов. Явно не для детей, но и не особенно взрослая. Неоднозначно пограничная.

Мьевиль ломает «четвертую стену» и напрямую общается с читателем с помощью небольших интерлюдий, чем создает ощущение близости и домашнего уюта. Отстраненная подача материала, редкая в наше время, словно отдает некоторые события и подробности сюжета в жертву не подчиняющемуся никаким законам и жанрам яркому стилю автора. Приключение с большой заглавной буквы и его удивительный мир целиком и полностью тащат вагончики этой истории. Темп повествования как стук колес кротобоя по рельсам — то баюкает, то тряхнет в ритме «шеккачашек», а затем предложит передохнуть на междуглавной станции...

Центральными персонажами движет дух стремления и познания, будь то зеленый пацаненок, отправляющийся на поиски собственного места и не довольствующийся стандартными предложениями, парочка детишек, намеренных во что бы то ни стало, закончить работу родителей, или суровый капитан поезда, желающий воздвигнуть своей охоте памятник нерукотворный. Все они активны и по хорошему агрессивны в желании достичь цели.

Мьевиль не боится новшеств и смешивает разные стили, дефилируя на грани фантастических жанров, что абсолютно точно говорит о нем, как об одном из самых ярких представителей «новых странных» писателей. Конкретно «Рельсы» можно охарактеризовать как щедро сдобренное сюрреализмом дотолкиновское фэнтези и стимпанк одновременно!

И вот наш состав подошел к концу. Признаюсь, ожидал большего от завершения такого эпичного пути. Концовка не дает чувства завершенности, оставляет читателя голодным, и совершенно сознательно! Мьевиль подчеркивает идеи, преследующие его творчество — бросает вызов, ниспровергает стереотипы о том, какими должны быть книги, подвергает сомнению существующие нормы и правила...

Есть такая поговорка: «Отвергаешь — предлагай», бессмысленно ли ломает жанры автор? Что он хотел сказать конкретно этим произведением? Все тлен (шутка), это, конечно, не конец (опять каламбур?). Что произойдет, если цель будет достигнута? А может целью был путь, движение, постоянный поиск, в итоге сам процесс, а не его окончание, состояние, которое отвергает конечность устремлений? Грезы о необъятности человеческих возможностей...

Это было нестандартно. И, должен признать, просто отлично.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Энтони Райан «Песнь крови»

Goodkat, 14 сентября 2014 г. 20:36

Живые образы героев романа запомнились настолько, что оценивая их, однозначно ставлю плюс. Не часто в фэнтези присутствует, как бы это сказать, столь концентрированное одухотворенное множество второстепенных персонажей. Братья и наставники Шестого Ордена обладают собственными, пусть и мелкими, тайнами и причудами, как бы подчеркивая свое право на место в произведении. Полюбились многие, друзья, братья, враги, случайные знакомые – все становятся не обычным настом на «голливудской» дорожке Ваэлина, а личностями со своими проблемами, тревогами и желаниями. Многие из персонажей наделены не оригинальным, нет (некоторые судьбы читаются почти сразу), но детальным внутренним обликом, характером, своеобразным стержнем и даже, не побоюсь этого слова, душой! На этом фоне затерялся и сам Ваэлин, к сожалению. Пожалуй, чтобы выделить его, стоило придумать нечто больше оправдания самых странных его поступков некоей «песнью».

С Ваэлином вообще все сложно. Я не понял несколько моментов, связанных с ним, но допускаю виновность прирожденной невнимательности, эх. Иногда на него действительно жалко смотреть. Иногда им восхищаешься. Но не покидает чувство недоделанности, как у лица, которое он попытается выточить в доме одного каменотеса (упомянул момент, потому что ирония кажется умышленной, что выглядело бы куда забавней, будь оно так).

Читалось произведение легко, диалоги и описания не блистали чем-то особенным, но и не напрягали. Повествование ровное, порой даже сухое и пресное, как без ярких метафор и острых фраз, так и без явных провалов. Эмоциональная отдача проседала в своей размеренности, предполагаемые сцены-встряски едва-едва достигали кофейного эффекта. Не катехезис веры же цитировать, право. Слишком скучно, вторично, хоть и трудно спорить с заложенной внутрь силой основополагающего для Веры трактата. Почти библейская мораль – одно из самых колоритных и в тоже время аскетичных донельзя украшений романа. Вот только не знаю даже можно ли отнести это в разряд «комплиментов». Сюжет эпичен, Добро и Зло надевают старые новые маски, пластаются в битвах, соревнуются в поединках, выслеживаниях и осадах, и сталкивают лбами избранных героев из числа людей. В прочности лба Ваэлина сомневаться не приходиться (хотя иногда, жуть, как хочется! но композиция в романе как у Ротфусса: герой сам повествует нам о своих приключениях), что придает ему немало бонусов в глазах всех сильных мира сего. Постепенно, размеренно узнаём кто, как и зачем хочет его использовать. И все вроде ровно, просто ничего прям выделяющегося и особенного. А опять же хотелось бы.

Начало захватило внимание целиком и полностью, сразу как повеяло духом товарищества и дружбы, закаленным жестокими испытаниями и доверительными подростковыми откровениями. Было что-то такое в этом, что вызвало из моей памяти образы друзей – когда-то мы тоже были неразлучны, переживали ссоры внутри, но становились сплоченным гномьим хирдом под ударами внешних обстоятельств. Автору, по-моему, удалось передать это ностальгическое чувство, которому я хотел бы отдаться снова, греясь у походного костра под безмолвно-чарующими звездами.

Порассуждать есть о чем. Например, о Вере, Власти, их взаимодействии. Собственно, ситуация как по учебнику истории, интересно лишь видение и фантазия самого автора, а они умело спрятались от меня за ворохом персонажей и песенной какофонией крови. Можно поговорить о совести, о том, стоит ли совершать поступки, которые совершать не хочется, но, в силу тех или иных обстоятельств, надо. Можно повыяснять, чья невинность круче, кто действительно заслуживает смерти, а кто нет, начать поиски существования мифической справедливости и воздаяния и т.д.

Не могу не отметить очевидный размах, с которым создавался мир, и претензии этого самого мира на эпичность. Здесь царит средневековье со всеми необходимыми атрибутами. На западе балом правит военизированная церковь пополам с королем и полагающимися ему вассалами, рыцарями и элитной стражей с дурацким названием. На востоке стоит империя местных китайских индусов, обожающих честь и чай. Есть и мусульмане с единственно правильной религией и священной войной за веру. В промежуточных землях обитают таинственные лонаки и сеорды (спасибо, что не эльфы или гномы) – людские расы со своими завихами, ритуалами и взглядами на мир. А помимо них есть в романе некие Одаренные, люди с разными способностями, которые иначе как магией и не назовешь, но «инквизиция» дает им более строгое и однозначно негативное определение – тьма.

В принципе, трудно заново изобрести колесо (иногда я рад, что нахожусь по другую сторону баррикад от писателей), ну, у Райана нормальное колесо получилось, без изысков, но работоспособное. Увы, нельзя сказать, что этот мир по наполненности мог бы поспорить со Средиземьем, рукотворными монументами Мартина или Аберкромби, но интересных деталей хватает, чтобы не сильно изголодаться по экзотике. Все большое и масштабное в лучших канонах жанра, но даже при широком размахе удар не всегда достигает цели. Я сопротивлялся, уклонялся, как мог (из вредности, наверное) и до потери сознания не хватило пары пар точечных и лаконичных прикосновений, особой техники автора, если позволите так выразиться. Задел на следующие части цикла не впечатлил — все снова да заново. Возможно, автор удивит какими-нибудь персонажами или чувствами, как было с этой книгой. Надеюсь и уповаю на то, что дальше будет лучше, иначе на третью книгу энтузиазма не хватит.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Кшиштоф Пискорский «Тенеграф»

Goodkat, 15 ноября 2017 г. 22:52

Очередная хорошая книга от поляков за последнее время. Правда, думаю, скоро проверенные временем варианты закончатся, так что нужно успевать порадоваться! Впрочем, в данном случае радость не такая уж сильная, как хотелось бы.

Действительно порадовал не столь часто встречаемый на страницах фэнтези-книг горячий испанский колорит: жгучие поединки профессионалов на рапирах и тенях, коварные интриги утонченных натур серивского общества и сентиментальные душевные посиделки во время сиесты. Порадовало знакомство с самым настоящим ветераном (это вам не мучачо какой-нибудь) И'Бараторой, усеянным шрамами, как на душе, так и на коже. Как он докатился до жития-бытия в бедном квартале без гроша за душой не столь важно, а важно то, что за свою жизнь, полную крови и убийств, он к старости, наконец, научился ценить чужие жизни. Ну как не полюбить матерого убийцу, пытающегося изменить свою жизнь к лучшему и сделать хоть что-то хорошее напоследок?

Конструкция мира и его отражения в ином теневом плане тоже очень привлекательная, забавно, как люди привыкли жить и обходить чужие тени, это как в базарной толкучке, например, должно выглядеть? Представить трудно, но жить захочешь – и не так раскорячишься. Ну а идея слияния теней, как процесс интеграции личностей, вообще безумная, и, надо признать, мне очень по душе, как и все нестандартное и удивительное. Один в тебе сожалеет, другому все равно, третий пляшет — и все это реакции на одно и то же действие... Бардак в голове, сумасшествие, но очевидный плюс — это опыт, и чем его больше, тем круче сам носитель. А еще обязательное лишение тени животных, как кастрация... представляете, случайно соприкоснуться с разумом дворняги? Простор для воображения огромный. Но мало, очень мало освещено таких подробностей. То же самое с магической системой тенепространства – иного измерения, в которое одаренные люди погружаются, как в океан, открывая для себя целые пласты неизведанных реальностей. Идея шикарная, но реализована довольно скупо, в основном, знакомство с ней ограничивается прыжками в пространстве и мрачновато-размытыми описаниями. Вкусновато, но маловато, как говорится.

Сама история развивается под действием невероятных курьезных совпадений, подобное намного чаще наблюдаешь в фильмах или книгах, чем в жизни, но эти случайности оживляют историю, превращая ее из банальной в забавную, и отклик получается ярче — сидишь и и никак не уразумеешь, вот же не повезло ребятам, и какая кутерьма на этом фоне завертелась! Хочется, чтобы хоть иногда случай играл в жизни такую судьбоносную роль, и пусть она может сыграть в минус, но без нее жизнь попросту кажется серой.

Эта книга должна была быть классной — легкой авантюрой со стремительным экшеном и нетривиальным миром, но на пути к этому встают тягучие исторические выкладки и скучноватые реверансы в сторону научных изысканий. Я, например, так и не понял, зачем Хольбранвер так долго и нудно нам объяснял ту штуку про камеры в каналах, про научный подход. Он усыпил всех, кто присутствовал при разговоре. Это такой прикол, да? Или зачем столько времени было уделено рассказам о предыдущих династиях и временах. Как будто авантюра иногда пытается быть эпиком, но все время передумывает на полпути. В такой книге ну никак нельзя допускать того, чтобы читатель увяз на каком-нибудь пояснительстве, ведь жаждется небывалого приключения!

И все равно это замечательная книга, большую часть которой было очень интересно читать, книга с богатым на цветастые описания стилем, захватывающим миропространством и жгуче-колкой атмосферой. Еще бы мне воображения чуток побольше, чтобы додумать за автора все то, чего не хватило.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Феликс Гилман «Расколотый мир»

Goodkat, 19 ноября 2016 г. 01:00

«Расколотый мир» – монументальное произведение на стыке множества жанров: стимпанка, хоррора, мистики, сюрреализма, триллера, фэнтези и фантастики. На Востоке Локомотивы плетут паутину железной дороги, подавляя земли и города своей механической волей, боевые птицелёты бороздят серое от дыма и копоти небо. На Западе мир еще не сформировался, там царит мутирующая флора и фауна, которую охраняет таинственное племя аборигенов, живущих вечно. По всей стране шныряют, сея хаос, супергерои с невероятной силой и регенерацией — эдакие «Дэд Пулы» с револьверами наголо. Разнообразные демоны и духи раздирают мир на части, питаясь человеческими слабостями: страхом, гневом, ненавистью, болью и страданиями.

Феликс Гилман – историк с ученой степенью, масштаб разворачиваемых им событий поражает. Это завуалированная история колонизации и становления Америки, которая и сама по себе сильна, а припорошенная мультижанровыми изысками — особенно. Впечатляет психологичность и разнокалиберность трех главных персонажей, каждый из которых — яркий представитель той среды, в которой обитает. Лисвет — утонченный ученый гуманист, сержант Лаури — фанатичная шестеренка агрессивной индустриализации, Кридмур — обаятельный преступник, бунтарь и негодяй. Все они пережили немало трагических событий, отчего рисунок их личности весьма неоднозначен. Есть еще генерал – рыцарь без страха и упрека, стоящий на страже нового идеального общества Республики Красной Долины, одна беда — психобомба лишила его рассудка, и судьба мира оказалась в руках наших не очень бравых героев.

Все это здорово и интересно, первая половина читается влет — автор гармонично знакомит со своим богатым полумиром через такие разные диалоги и главы трех героев, рассказывает мифы и мини-истории, которыми обрастает мир, как дерево в расцвете лет — пышной растительностью. Приключение стремительно набирает обороты, но ближе к середине провисает и топчется на месте. Некоторые сцены кажутся наигранными: там, где демоны удивляются изобретательности Кридмура, я вижу лишь глупость его оппонентов; дуэль с чудовищем – совсем небывальщина, в общем, не раз возникли сомнения в достоверности происходящего. Может, я просто устал от текста. Язык у Гилмана сочный, когда дело касается образности, но чаще повествование все-таки сухое и серенькое, а изредка даже корявенькое. Экшена не так много, и читая его, понимаешь, почему его мало — иной раз лучше бы и не было вовсе. Море издательских опечаток — отдельная грустная песня.

Читаешь-читаешь, а книга все не заканчивается, но остается надежда на финал. К развязке роман превращается в психоделический триллер: одного из героев автор просто смахивает с полотна, как будто его и не было, двое других творят черти что. Не надейтесь и на вскрытие тайны, за ним придется нырять в следующую книгу дилогии. Общее впечатление от концовки — четвертинка на половинку...

Продолжение все равно почитал бы, ибо очень хочется узнать, что будет дальше, да и снова побывать в этом неповторимом незавершенном мире.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Джаспер Ффорде «Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая»

Goodkat, 27 июля 2018 г. 21:25

Для кого-то чтение — это отдых, а для кого-то такой же труд, как и работа. Есть мнение, что книги для отдыха — легкое незатейливое остросюжетное чтиво, а то и вообще такое, где не только можно, но и крайне желательно отключить голову во избежание травмоопасных инцидентов (Мэри Сью в академии монстров?). «Тайна выеденного яйца», на мой взгляд, идеальная книга для отдыха – не глупая, стильная, захватывающая, смешная и абсолютно не напрягающая.

В первую очередь, на ум приходит, конечно же, фильм «Кто подставил кролика Роджера». Мультяшка Шалтай-Болтай в главной роли, да-да, несмотря на то, что он сразу «откинулся». Чего стоит только его слава ловеласа и дамского угодника (помилуйте, это у яйца-то). Главное отличие заключается в том, что Ффорде, несмотря на излучаемое добродушие, все же откровенно посмеивается над самыми распространенными детективными штампами, при этом не ударяя в грязь лицом. Пусть даже в виде шутки – его история увлекательна и полна подвохов в духе лучших коллег по цеху, и я готов простить даже некоторые небрежности, лишь бы эта карусель не останавливалась. Да я даже на старте такой финал себе выдумал, что, казалось, будет круче, чем у автора, но тот все равно переплюнул!

Здесь веет и «Заповедником» Саймака, изящный юмор на тему английских сказок, теплота семейных и дружеских посиделок, вселенские и житейские мудрости из уст Прометея, бегущего (!) от гнева Зевса, множество областей, избранных автором для мимолетной дискуссии с читателем. Забавные несуразности, ирония, пришельцы, научные эксперименты, атмосфера небывальщины и невероятной выдумщины... почти невесомая. Игра слов и смыслов также исключительно ностальгически отсылает к небезызвестному Льюису Кэрроллу (и даже количество примечаний от переводчика ничуть не меньше, без которых понять всю тонкость игры Ффорде было бы затруднительно).

Ну а в целом, это такой светлый позитивный детектив или детективный позитив – кому как удобней – с легкими нотками сказочного абсурда. То, что нужно, чтобы отдохнуть за книгой не впадая в крайности. Ни меньше, ни больше.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Паоло Бачигалупи «Разрушитель кораблей»

Goodkat, 23 июля 2018 г. 19:02

Может ли быть так, что родной человек будет относиться к тебе хуже, чем тот, кто с тобой не связан одной кровью? Конечно, может. То, что осознает главный герой данной книги, я осознал примерно в его же возрасте – в пятнадцать лет, когда ушел из дома и попал под крыло добрых людей. Спустя многие годы все вернулось на круги своя, но осадочек, как говорится, остался. Казалось бы, тема очень правильная и трогательная, но доведенная автором до абсурда, она как сорокалетний «молодой» человек на родительском попечении – не добилась ничего. Я даже не могу объяснить это. По крайней мере, без спойлеров.

Ладно, может, покрутить тему социального неравенства? Мальчик и девочка, бедняк и богачка, которых связала судьба, их пикировки порой вызывают легкую улыбку, но ожидать чего-то большего вроде и не следовало. Взрослые, что мелькают рядом, теряются на фоне даже не особо сложных подростков, а самый интересный персонаж (Тул) на половине истории сворачивает с пути так же, как и встал на него – необъяснимо и бесповоротно.

Роман беззастенчиво короткий и обескураживающе-лаконичный. Так и хочется сказать: беззубый, особенно если вспомнить, как автор умеет и практикует, если захочет. Пара мазков экзотики, бегло обрисованный постапокалиптический мир, подростки, познающие простые истины жизни через кровь, пот и слезы, первый скомканный поцелуй, неумелый экшон на ножах, разборки с отцом, морские погони на клиперах, и… резкий финал, буквально в несколько страниц. Да весь роман пролетел мимо, как скорый поезд, если уж по правде.

И все-таки что-то не дает мне закончить на печальной ноте. Может, красота первозданного мира, обрушивающегося на людей ураганами и штормами так, что чувствуешь брызги на коже, и беспощадность разудалого ветра приключений. Может, черно-белая аура отсутствия меры, когда дикость и разбой граничат с верой в клятвы и людей, или страсть и специфика постапокалиптических картин: громадные мертвые танкеры и целые поселения, оказавшиеся под водой. Черт его знает. Но что-то в этом определенно есть.

Оценка: 8
⇑ Наверх