FantLab ru

Все отзывы посетителя strannik102

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Алекс Хейли «Корни»

strannik102, 8 июня 20:14

Ма-ма мы-ла ра-му

Мы не ра-бы. Ра-бы не мы. (Букварь)

Конечно же абсолютное большинство людей имеет представление о рабстве и сходу сумеет вспомнить рабов Древнего Рима, восстание Спартака и прочие прелести общественно-производственных отношений при рабовладельческом строе.

О рабстве более позднего периода думаешь реже, вернее вспоминать о нём приходится уже специальным усилием. И при этом конечно же в первую очередь возникают картины рабства североамериканского, т.е. времён освоения обеих Америк и разных атлантических и карибских островов, и захвата в качестве рабов коренных жителей Африки, сиречь афроафриканцев (хотя я сторонник употребления привычного слово негр для обозначения принадлежности людей к негроидной расе). Впрочем, о крепостничестве в Российской империи мы тоже помним и понимаем, что эта система мало чем отличалась от рабства, хотя конечно какие-то, и при том довольно существенные различия были.

Книга Алекса Хейли посвящена как раз событиям конца XVIII — всему XIX и отчасти первой половине XX веков. Для меня самой интересной была как раз первая, африканская часть этой своеобразной семейной саги. Которая была важна не только в качестве знакомства с первым главным героем книги, с тем Африканцем Кунта Кинте, с которого пошла писаться вся история африканского чернокожего рода на берегах Северной Америки. Но, как мне показалось, и для того, чтобы читатель понял, что, говоря о племенах африканцев конца XVIII века мы должны понимать, что перед нами, перед европейцами, была интересная мощная своеобразная человеческая культура. Да, культура родоплеменная, да, первобытнообщинная, но культура, которая позволяла не только выживать представителям хомо сапиенс в условиях природных африканских джунглей и саванн, но и развиваться как виду. Развиваться не в насилии над природой, но в гармонии с ней. С кровью, со смертями и потерями, с голодом и мором, но всё же постепенно развиваться. Такой вот плавный прогресс, который мог бы куда-то привести. Если бы не…

И тут появляются просвещённые европейцы. С кораблями, мушкетами и пистолями, с кандалами и арканами, с блестящими бусами, погремушками и огненной водой, со всем тем арсеналом европейской цивилизации, которым они на тот момент владели. И конечно же начинают пользоваться своим технологическим и техническим преимуществом, захватывая сильных и здоровых мужчин и женщин Африки для последующей перепродажи их на невольничьих рынках на островах и на не так давно открытом и всё ещё осваиваемом материке. Конечно для освоения новых земель нужна рабочая сила, но при этом всегда интереснее, чтобы работал кто-то другой, а ты бы погонял кнутом, да ещё при этом и вовсю пользовался бессильным бесправием порабощённых женщин для удовлетворения своих мужских прихотей. При этом всё это даже насилием не считается, ведь «они там дикари, с деревьев только что слезли» (неточная цитата бледнолицего хозяина) и вообще находятся вне правового поля.

Но сначала идёт описание морского путешествия, почти что «круиза». Этакий «бон-вояж». Правда, доплыли до финиша далеко не все отправившиеся от африканских берегов, но это в общем-то были стандартные среднестатистические потери.

И вот я читал главы о жизни нашего героя у своего хозяина и пытался представить себя на его месте. Человек попал в совершенно другой, чуждый ему мир. Совершенно чуждый — ни языка, ни предметов и образа жизни не знает, ни того, что от него требуется, ни природы, ни животных, вообще ничего. А в качестве объяснений только палка и кнут надсмотрщика. И жестокое наказание за попытки побегов. Жуть!

Правда чуть позже ситуация вроде бы меняется в лучшую сторону, Кунта попадает к неплохому хозяину и вполне сносно живёт, привыкает и осваивается, носит одежду, выполняет не слишком тяжёлую работу и даже женится и рожает детей. И уже ловишь себя на том, что искренне рад за него… но тут же вспоминаешь, что суть-то не меняется и раб остаётся рабом, т.е. человеком, полностью подчинённым воле хозяина. И это полностью подтверждается, когда дочь Кунте нарушает правила, установленные хозяином и тут же, невзирая ни на какие заслуги и обстоятельства, отправляется на невольничий рынок.

Судьбе этой девушки тоже сложно позавидовать, ибо она сразу же становится секс-игрушкой для своего хозяина и играет эту роль всю свою жизнь. Выполняя при этом и другие работы.

А дальше начинают появляться следующие поколения рода Африканца, об одних автор пишет весьма детально и подробно, другие проходят перед нами только как промежуточные звенья истории рода. Но всегда всё и вся связано с жизнью и интересами хозяина, рабовладельца. Среди которых попадаются как отпетые негодяи, так и вполне приличные люди, однако всё равно остающиеся рабо_владельцами.

Проходит война за независимость Америки, постепенно разрастается государство, САСШ живут своей внутренней жизнью, ходят слухи о том, что есть люди, ратующие за освобождение негров от рабства, потом разражается война Севера и Юга — всему этому на страницах романа конечно же тоже находится место. Тем более, что события эти постепенно меняют жизнь большой семьи, меняются хозяева, рождаются новые дети, и в конце концов род Кунте обретает долгожданную свободу. И обретает своё вполне достойное место в новой Америке, на своей новой родине.

Но потом автор написал ещё пару необычных глав. В которых уже просто рассказал нам, читателям, как он вышел на идею розыска своих родовых корней, какими путями он шёл к своей цели и в конце концов пришёл к мысли описать всё в книге. Вот в этой книге. В «Корнях». И нужно сказать, что вот эта упомянутая в романе в самом его начале и затем повторяемая с рождением каждого нового ребёнка в роде сквозная идея пересказа истории рода, которую начал сам Кинте и которая жила до самых последних пра-пра-правнуков, обрела в романе достойный финал.

И тут уже ловишь себя на сожалении, что ты сам историю своего рода — хоть по линии матери, хоть по отцу, знаешь вглубь на 3, много если на 4 поколения. И то обрывочно и с прорехами…

Но самая собака порылась вот в чём. Ведь понятно, что рабство как общественно-экономическая формация умерло давно и навсегда. И другие массовые формы рабства тоже были отменены несколько столетий тому назад (хотя кое-где существовали фактически и в веке XX). Однако все мы знаем, что то и дело появляется информация о случаях самого настоящего рабства и в наше просвещённое время…

Рабы не мы? Мы не ра-бы?

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Даниил Гранин «Всё было не совсем так»

strannik102, 8 июня 20:12

Мои мысли, мои скакуны, или Следи за собой, будь осторожен

Человеку, людям свойственно хаотичное мышление. Вернее, так называемый ментальный шум. И впрямь, если попробовать проконтролировать и как-то зафиксировать свои мысли в течение хотя бы одного часа, то скорее всего честный наблюдатель пометит в дневнике наблюдений несколько самых разных тем, воспоминаний, планов, переживаний и прочего, о чём он успел подумать. При этом слово подумать правильнее всего было бы взять в кавычки, ибо вовсе не всегда мы способны контролировать этот процесс и тем более управлять им. Да и мысли эти будут, вероятнее всего, не чётко сформулированными и продуманными от А до Я, а обрывками и фрагментами, неначатыми кусками и незаконченными лохмотьями. В общем, ментальный шум. Который сопровождает нас всю жизнь.

Эта преамбула была нужна только для обозначения того литературного стиля, которым выполнена эта книга Даниила Гранина. Который как раз сумел обо многом подумать, повспоминать, порассуждать, прочувствовать, помечтать и посокрушаться — в общем, как следует ментально пошуметь. Однако в отличие от нас, бренных неумех, Гранин записал все эти свои ментальные движения и превратил в книгу.

По сути перед нами блокнот, записная книжка с записями самого разного содержания. При этом записи эти никак не упорядочены — ни по хронологии, ни тематически, ни каким-то другим образом. Подобно литературному акыну, Гранин в этой книге писал по принципу — о чём думаю, о том и пишу.

Иногда эти мысли вслух совсем коротенькие и почти афористичные, в общем этакие максимы от Гранина. Иногда это обрывки воспоминаний о каких-то случаях из его собственной жизни, чаще всего такие воспоминания связаны с военно-фронтовым прошлым автора. Порой мы читаем картинки из нашей современности (книга издана в 2010 году, т. е. совсем недавно), картинки и комментарий Гранина к ним. Встречи с разными людьми, случаи и разговоры, кусочки биографий и судеб — перечислять можно долго.

И хотя порой встречаются отдельные вкрапления юмора в этих воспоминаниях и размышлениях, однако чаще всего мы сталкиваемся с критическим и даже сатирическим взглядом автора на ту или иную тему. И иной раз даже думаешь — да, к старости все характерологические черты и особенности заостряются, отсюда во многих стариках отчётливо проявляется вот эта страсть к брюзжанию и ворчанию. Но с другой, понимаешь, что в старости человек обычно сталкивается с тем, что многие его надежды и планы так и не были воплощены и реализованы, что хотел он жить как лучше, а получилось как всегда, что ранее крепкое здоровье с возрастом начинает подводить, а отражение в зеркале настолько перестаёт быть удовлетворительным, что готов бриться на ощупь (а безвозрастные девушки формата 65+, возможно, начинают красить губы методом наизусть). И тогда уже твоя критика к некоторым критическим гранинским оттенкам смазывается и растворяется, и только лишь начинаешь себе талдычить — вот и ты уже приближаешься к этому возрастному порогу и потому должен непременно следить за собой, чтобы не становиться старым ворчуном и брюзгой.

Но вообще книга очень интересная. Интересен сам взгляд Гранина на всё происходившее и на всё происходящее. Интересны его замечания к самому себе, его самонаблюдения и самовыводы. Ну и то обращение, которое он в этом, и в других своих поздних произведениях оставил нам, своим потомкам и наследникам.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Марина Степнова «Женщины Лазаря»

strannik102, 8 июня 20:11

Дом — это там, где вас поймут, там, где надеются и ждут, где ты забудешь о плохом —это твой дом (песня)

Поскольку книга прочитана специально для июньского заседания клуба КЛюЧ, то текст отзыва содержит довольно серьёзные СПОЙЛЕРЫ, потому эту рецензию лучше читать после прочтения романа. Или вообще не читать — каждый в этом романе найдёт что-то своё, близкое и понятное.

Бог есть любовь? Вообще-то эта фраза в оригинале является утверждением, но никак не вопросом. Однако в своём романе Марина Степнова как раз произносит слово любовь с подтекстовым вопросом — бог? И чтобы читатель попробовал поплотнее заняться этим постулатом, автор ставит этот вопрос трижды. Ровно столько, сколько главных героинь поместила в эту книгу Марина Степнова. Ровно столько, сколько любовей проходит перед читателем. Хотя любовно-романтических историй в романе конечно же больше. Просто не все они стали Любовью. Однако в некоторых случаях автор терпеливо держит паузу, пытаясь не то, что запутать или ввести в заблуждение читателя, но просто чтобы оттенить возникшее на страницах книги настоящее большое чувство какими-то фоновыми завитушками — пусть читатель немного поиграет в гештальтные фон-фигура, так оно вернее будет.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Любовь как дар, причём не только как дар свыше и от Бога, но и как способность дарить свою любовь, щедро делиться ею. Именно так живёт и так поступает главная героиня первая, Маруся. Женщина, которую главный мужской герой Лазарь Линдт любил всю свою жизнь. Даже тогда, когда женился на героине номер два, на Галине. На которой, собственно говоря, потому и женился, что…

Изнасилованная любовью — именно такой представляется нам вторая героиня книги. Потому что и замуж её вышли «по щучьему велению» по линдтову прошению, и жила она за_мужем, купаясь в этой насильственной безрадостной и безответной любви. В любви Линдта к ней. Но вовсе не её к Линдту. Правда, когда Лазарь освободил её от себя и она попробовала хлебнуть вволю этой свободы, то оказалось, что все её попытки полюбиться по-настоящему превратились в простой банальный и потому похабный перепихон. И окончательно сделали Галочку Галиной Петровной.

И наконец, третья главная фигура в нашем многофигурном романе — Лидочка. Изнасилованная нелюбовью, изнахраченная безлюбовьем — так, наверное, кратко можно охарактеризовать происходившее с ней после трагедии на море. И потому финальная часть романа выведена автором именно в такой чуточку мистической форме — именно любовь деда Лазаря Линдта помноженная на любовь мужа вытащат её с «того света».

Три любви. И каждая со своими оттенками и нюансами, плюсами и минусами, деталями и подробностями, случайностями и закономерностями.

И вопрос — Бог есть Любовь? Без ответа?

Все остальные информационные, смысловые и содержательные темы и моменты романа я здесь рассматривать не буду, ибо всласть об этом поговорим в онлайне, на клубе.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Людмила Улицкая «Искренне ваш Шурик»

strannik102, 8 июня 20:06

И он почувствовал жалость…

Вопрос, почему Шурик вырос именно таким, снимается при внимательном и вдумчивом прочтении аннотации, ибо первые два предложения этого предваряющего основное содержание книги текста, в принципе, дают полную и исчерпывающую характеристику причины. Хотя, конечно же, нельзя сбрасывать со счетов и индивидуальные психохарактерологические особенности — психотип, который мы имеем, в свою очередь имеет нас всю нашу жизнь.

При чтении романа не раз и не два возникал закономерный и по-сути центральный вопрос — а счастлив ли Шурик? С одной стороны — хорошая семья, любящая бабушка и затем мама, постоянное внимание от девушек и женщин, причём не просто внимание, но именно такое, что никаких проблем с удовлетворением естественных для молодого человека физиологических и одновременно удовольственных потребностей нет. Но с другой стороны — разлука с той единственной, которую он любил с детства и подростковости, и в юности. И о которой и которую помнил всегда и везде. И у меня ответа на этот вопрос нет. Тем более, что последняя картина книги ставит точку на теме взаимности в этой многолетней любви Шурика.

Второй вопрос, который тоже висит в воздухе — а что за человек, Шурик? Вроде незлобивый, вежливый и культурный, заботливый, предупредительный, старающийся не причинять людям огорчений и тем более не делать им зла, всегда готовый помочь. Но с другой стороны — а кого он, Шурик, сделал счастливым? Да, не отказывал ни одной женщине, которая хотела его. Охотно и беспрекословно выполнял ночную мужскую работу, как будто наряд на службу справлял, отрабатывал трудодни и зарабатывал трудоночи. Ни одну из своих сокоечниц не любя, но только лишь испытывая к ним ко всем и к каждой по отдельности жалость. Пытался помочь «залетевшей» сокурснице, на чём построена львиная доля всего романа. Однако так и не полюбил эту несчастную полудочку-полукровку девочку, прожившую в их семье несколько лет. Не полюбил и не сумел удержать её при них с матерью, хотя девочке однозначно жилось неплохо, да и мама Шурика была искренне к ней привязана.

И последний вопрос — а как сложится дальше шурикова жизнь? И кажется мне, что так и пойдёт он по жизни несостоявшимся мужем и отцом, будет потихоньку потрахивать тех, кто хочет его и вряд ли сам по-настоящему кого-то захочет сам. Этакий мальчик, вечный мальчик — «чего изволите?»…

Ну и пара неизбежных слов похвалы в адрес литератора Улицкой — великолепный слог, мастерское владение умами и чувствами читателей.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Иван Тургенев «Три встречи»

strannik102, 8 июня 20:05

Красота — страшная сила!

В принципе, этот рассказ ценен тем, что вышел из-под пера классика русской литературы. И поскольку литературного мастерства Тургеневу было не занимать, то сам процесс чтения/слушания описаний картин природы, а также внутренних движений души и ума и составляет ценность, и доставляет удовольствие.

Что же касается самого сюжета, то тут возникает некоторое рассогласование между ожиданиями читателя и полученным результатом. Т.е. по мере чтения казалось, что эти первая и затем вторая встреча ГГ с таинственной незнакомкой непременно выльются затем во что-то романтическое и лирическое, тем более, что автор старательно подталкивал читателя к формированию такого рода ожиданий, мастерил загадки и тайны, и даже вставил сюда

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
тему смерти старого слуги, причём с некоторыми мистическими оттенками. Однако третья встреча всё расставила на свои реалистические места, все тайны и загадки разрешились вполне обыденным и прозаическим образом, а самый финал был подобен лопнувшему большущему радужному мыльному пузырю
— так всё было красиво и переливчато-радужно, а в итоге только мыльные брызги… Эх, барин!

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Игорь Валериев «Ермак. Война»

strannik102, 8 июня 20:04

Дело было под Артуром, дело скверное, друзья: Тоги, Ноги, Камимура не давали нам житья (из песни)

На сегодняшний день последний роман цикла. Который, тем не менее, заканчивается таким образом, что не остаётся ни тени сомнения, что будет продолжение — ведь не может же книга и цикл закончиться на полуфразе и на полудвижении. По крайней мере, не здесь и не сейчас.

По содержанию: получает развитие подразделение боевых пловцов и подводных лодок, и потому начало войны с Японией не только следует максимально оттягивать и отсрочивать, но наоборот, спровоцировать именно в эти дни, когда соотношение сил и средств максимально благоприятно для России. Однако желания российских властей совпали с такими же устремлениями властей японских, и потому всё началось именно тогда, когда всё было готово. Хотя и тут вмешался его величество Случай, однако всё-таки война покатилась по тому руслу, которое было как бы выгодно для нас (все рассуждения идут с точки зрения стратегической и геополитической, ибо конечно же и на самой удачной войне происходит потери, смерти, увечья и прочие военные «прелести»).

Параллельно с этими чисто военными приключениями раскручивается линия революционно-политическая, ибо конечно же Тимофей является одной из главных «целей» для боевых организаций самых разных партий, включая и большевиков. И потому по этой линии тоже происходят события громкие и кровавые, причём появляются в нашем поле зрения имена и вовсе знакомые из нашей исторической реальности.

И поскольку и там, и там события провисли в незавершёнке, то как раз и понятно, что будет книга восьмая. Так что — ждём…

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Игорь Валериев «Ермак. Контртеррор»

strannik102, 8 июня 20:02

И швец, и жнец, и на дуде игрец

На сей раз подполковник Аленин-Зейский полностью оправдывает название книги и вплотную занимается антитеррористической деятельностью при помощи своего детища — Аналитического управления. Однако с каждой новой книгой автору приходится писать всё более длинный и развёрнутый пролог — просто для того, чтобы вкратце напомнить читателю содержание всех предыдущих книг и подвести его — читателя — к очередной волне задач и целей. И это автору только в плюс, ведь не все такие упёртые как я и некоторые читатели могут вернуться к чтению очередной книги цикла спустя некоторое время, когда многое может заплыть туманом забвения.

При этом совершенно естественным образом сфера деятельности Аналитического управления и его руководителя (и нашего главного героя) смещается в сторону антиреволюционной деятельности. Как ни крути, но кроме врагов внешних всегда есть недоброжелатели и враги внутренние, в том числе и те, кто мечтает совершить социально-экономическую и политическую социалистическую революцию, ну и т. д. — политграмоту времён начала 20 столетия мы тут разводить не будем. В романе в качестве главных политических фигур выступают всё те же известные нам из нашей реальной истории люди и партии — Плеханов, Аксельрод, Ленин, Савинков и прочие. И вот так теперь получается, что наш герой, бывший офицер российской армии, воспитанный ещё и на советских идеях, в новом мире становится государевым волком, царским волкодавом (ну и прочие подобные эпитеты, которыми наградили Тимофея и его службу бунтари и революционеры).

Силовых и огневых эпизодов в романе вполне достаточно, чтобы привлечь и удержать внимание и интерес у любителей такого рода чтения, но при этом автор не забывает то и дело давать расширенную картину внутренней жизни в стране и политической ситуации в мире. Опять же, довольно дельную и толковую.

Кроме того, Аленин из прошлой жизни помнит о русско-японской войне и понимает, что мир не настолько изменился, что войны удастся избежать. И потому нужно подготовиться к ней как можно лучше — эта сфера интересов и деятельности Тимофея по-прежнему значима и сильна.

Ну, и противостояние с нашим извечным противником на мировой арене, с Великобританией — оно никуда не делось и потому приходится активно заниматься решением и этого вопроса, тем более, что до начала открытой войны с этой империей оставалось совсем чуть-чуть...

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Кристофер Бакли «Зелёные человечки»

strannik102, 8 июня 20:01

– Алука. Алука валало (что в переводе с инопланетянского означает — бамбарбия, киргуду)

— Вы верите в контакты с другими цивилизациями?

— А зачем?! Мы посылаем в космос своих лучших, умных, здоровых мужиков, а инопланетяне, суки, каких-то маленьких зеленых уродов! (анекдот)

Конечно же, эта книга и читается, и воспринимается прежде всего как развлекательная. Такому отношению к читаемому способствует и сама авторская подача — слегка ёрническая и анекдотически-несерьёзная, легковесная и без всяких там литературно-стилистических украшений и сложноподчинённых сложносочинённостей. Чисто событийный ряд, перемежаемый поясняющими предыдущие дела и события вставками и справками, и всё это обильно разбавлено диалогами и прочей прямой речью персонажей и героев.

Летающих тарелок нет, это выдумки инопланетян (анекдот)

В качестве основной фабулы рассматривается версия,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
что сам феномен НЛО был искусственно сфальсифицирован американскими спецслужбами с вполне определёнными целями (так мы узнали версию крушения НЛО в Рокуэлле), и затем вся эта инопланетянско-НЛОшная тема только всячески подогревалась активными действиями некоей весьма глубоко засекреченной спецслужбы (и тут НЛО стали обнаруживаться в американских небесах звеньями и эскадрильями, да и не в американских тоже), вплоть до организации «похищений» людей «инопланетянами» («первое похищение на территории Соединенных Штатов произошло в 1961 году, в Нью-Гемпшире»).

Нынче инопланетяне не похищают людей так часто, как раньше. Похоже, мы не единственная планета, где сокращают финансирование космических исследований (анекдот)

А дальше в романе всё просто —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
один из спецслужбистов опрометчиво совершает ни с кем не согласованное и никем не санкционированное «похищение» человека весьма заметного в американском обществе, и
дальнейшие события понеслись вскачь и практически вышли из под контроля, причём последствия всего этого привели к… Стоять! (командую я сам себе), этак я сейчас книгу начну пересказывать, лишая тем самым вероятного читателя удовольствия угадывания сюжета и вариантов поведения и действий главных героев.

В общем, вполне читабельно-развлекабельная книга, причём не без неких смыслов. И кажется мне, каждый отдельный читатель скорее всего сможет найти в книге такие содержательные и смысловые оттенки, которые будут ведомы только ему.

Голова современного человека настолько перегружена разной ненужной информацией, что управление зачастую берёт на себя задница (анекдот)

Ну, вот мне, как человеку с кой-каким багажом психологического образования и практики, а на нынешнем этапе жизни вот уже второй десяток лет работающего в сфере распространения информации (газета, обыкновенная провинциальная районная газета), было любопытно и интересно понаблюдать, как с помощью современных информационных методик — газеты, ТВ (на дворе самый канун XXI века и об интернете в романе упоминаний покамест нет) осуществляются массовые воздействия, влияния и управление большими массами людей из разряда обывателей. Не секрет, что на современном этапе развития человечества всё явственней главенствует тезис «Кто владеет информацией, тот владеет миром» (перефразирую на злобу дня: хорошо сидеть на трубе и крутить вентиль, в особенности, если это труба информационная). И потому стало чрезвычайно важно уметь управлять информационными потоками, чтобы не просто ловить их струю, но и направлять эту струю туда, куда надо именно тебе. И пример последних двух десятилетий формирования и развития всемирной информационной сети показывает и доказывает верность сформулированного ещё два столетия назад тезиса.

Задача разведки не только добывать нужную информацию, но и создавать ещё более нужную (анекдот)

И тут вырисовывается уже тема добросовестности и ответственности того, в чьих руках этот самый вентиль от информационной трубы. И к сожалению всё чаще мы сталкиваемся с ситуациями, когда информационными потоками управляют и в корыстных, и в политических целях, и в угоду только какой-то одной из сторон и групп — образовалась огромная проблема. Ведь под термином «информация» имеется ввиду и дезинформация (прямая ложь, искажённая правда, недоговорённости, избирательность и прочие формы) в том числе; любое враньё, будучи вброшенным в информационное пространство, начинает жить своей жизнью, становится содержимым этой информационной трубы, а на выходе всё это жуёт и глотает потребитель… В общем, что с этим делать — полагаю, что удовлетворяющего всех решения или нет вообще, или таковое найдётся не скоро.

Умирает папа Карло. Лежит на смертном одре. Карабас-Барабас у него допытывается: — Открой мне секрет перед смертью, старик, как тебе удавалось управлять деревянной куклой без шнурочков?

Папа Карло, с последним выдохом: — Вай-фай (анекдот)

И в послевкусии и послеобразии осталась картинка сидящего где-то там наверху Карабаса-Барабаса и дёргающего за нити своих марионеток. Вот только в роли марионеток все мы, всё человечество. А кто в роли Карабаса-Барабаса — решайте сами, ведь в любом случае есть какой-то Дуремар!

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Мервин Пик «Титус Гроан»

strannik102, 8 июня 19:58

Замок есть, а ключа к нему добыть не получилось…

Упс… Где-то прочитал, что книга по жанру является фэнтезийной. Как-то сильно сомнительно, потому что кроме псевдосредневековости больше никаких примет от фэнтези в романе нет. Как, впрочем, не нашёл я здесь и следов мистики, хотя теги на это намекают во весь голос.

Как по мне, так мы имеем дело со стилизацией под романы из позднего средневековья. Ибо сама стилистика и литературных особенности так и подталкивают туда, в эти славные замковые времена. И вот эта неспешная и методичная манера изложения сюжетно-событийного материала тоже как раз в этом же стиле. Хотя мне в этом романе совершенно точно не хватило приключенчества и вообще хоть какой-то движухи и остроты. Вяло, медленно, пошагово разворачиваются картины внутризамковой жизни, взаимоотношений между людьми и службами Горменгаста, какие-то страсти, которые столь неярко мерцают, что за весь нехилый по объёму роман только дважды вспыхивают хоть какими-то событиями —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
пожар да дуэль
. А всё остальное — медленное и плавное течение могучей реки, не стеснённой никакими узостями и мелями и потому не проявляющей никак всей своей мощи.

При этом не могу сказать, что книга плохая — вовсе нет. Просто она изрядно на любителя именно вот такой литературы. И читателю, любящему вот такую манеру повествования, будет и интересно, и красочно, и ярко, и сочно. Ну, а для меня было излишне вяло и малоэнергично.

Но в любом случае было любопытно. Хотя продолжение читать желания не возникло.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Святослав Сахарнов «Белые киты»

strannik102, 8 июня 19:56

- А ты, кстати, плавать умеешь? — Не очень… — Тогда смотри...

Хотя книга рекомендуется для чтения детям младших классов, однако на самом деле вполне может быть интересной и полезной для ребят 5-6, а может и 7 класса, и интересной, а может и полезной для всех остальных читательских возрастных групп и слоёв.

Во-первых, она написана великолепным языком, адресованным и понятным как раз для школьников 3-7 классов. С юмором, с приключениями, с иронией и самоиронией.

Во-вторых, она интересна с точки зрения познавательной. Конечно, в ней описываются события времён весьма от нынешних отдалённых: 50-е — 70-е годы прошлого столетия. Однако события эти настолько не привязаны к своему времени (хотя конечно как-то и чем-то привязаны), что интересны и едва ли не актуальны сейчас. А если и не актуальны, то просто интересны сами по себе.

Что же это за события? Ну, например, командировка к водолазам-исследователям, которые работали в одной повести подводными археологами, а в другой испытывали подводный дом. Или поездка к поморам-китобоям (на тот момент добыча китов ещё не была запрещена). Или же поездка на самый Дальний Восток и наблюдения за трепанголовами. Или два фоторассказа — один на африканскую тему, а второй — «Куба, любовь моя». И жизнь тропического кораллового рифа тоже здесь есть.

В-третьих, книга буквально испещрена рисунками, практически каждый книжный разворот сопровождается графикой, скупой, но выразительной. Ну и два фоторассказа, превратившиеся в руках опытного фотографа в запечатленное время и саму жизнь.

В-четвёртых, и во время чтения, и по окончании книги тебя не покидает тёплое светлое чувство ничем не замутнённой радости и удовольствия. Какое случается только от встречи с интересным и умным собеседником.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Марсель Паньоль «Манон, хозяйка источников»

strannik102, 8 июня 19:54

Потому, что без воды и ни туды, и ни сюды!

Пьют и звери, и скоты, И деревья, и цветы, — Даже мухи без воды — И ни туды и ни сюды! (Песенка водовоза» из х/ф «Волга-Волга»)

Такие романы, как эта дилогия (а по сути один роман, просто разделенный на две части) как раз и доказывают, что из под рук искусного писателя даже довольно бесхитростные истории выходят в отличном качестве. Потому что Паньолю (Marcel Pagnol) удалось зацепить читательское внимание с самых первых строк и абзацев и не растерять затем это внимание до самых последних не то что страниц — абзацев и даже предложений. Хотя сама история довольно банальна и безыскусна. И полностью принадлежит тем временам, о которых идёт в ней речь.

А вот характеры персонажей и героев автором выписаны вполне оригинальные, выпуклые, а некоторые так и вообще почти что гоголевские и салтыков-щедринские. И при этом автор искусно и умело плетёт интригу, и читатель сначала гадает, удастся ли задуманное Жаном, сумеет ли он победить природу и сломить сопротивление людей, и Паньоль постоянно качает весы событий, склоняя их то в одну сторону, то в другую.

А потом уже на передний план выходит судьба малышки Манон и вновь мы внимательно следим за теми событиями, которые разворачиваются в связи с ней и вокруг неё, и даже в сомнительных с точки зрения морали местах не решаемся осудить её поступок, совершённый из чувства мести. И конечно же предполагаем, что и в личной жизни Манон всё должно сложиться именно так, как и на что намекает автор ещё в середине рассказа, но всё-таки допускаем, что автор припрятал какую-то каверзу в этом месте.

Но главная каверза и интрига всё-таки открывается всем участникам этой житейско-бытовой деревенской истории (а также читателям) в самых последних главах, а затем уже и абзацах книги. И вот такой финал уже был внезапен и неожиданен, браво, автор!

Твёрдо намерен посмотреть фильмы, снятые по этой дилогии, благо вариант с переводом на русский в доступе.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Марсель Паньоль «Жан, сын Флоретты»

strannik102, 8 июня 19:53

Потому, что без воды и ни туды, и ни сюды!

Пьют и звери, и скоты, И деревья, и цветы, — Даже мухи без воды — И ни туды и ни сюды! (Песенка водовоза» из х/ф «Волга-Волга»)

Такие романы, как эта дилогия (а по сути один роман, просто разделенный на две части) как раз и доказывают, что из под рук искусного писателя даже довольно бесхитростные истории выходят в отличном качестве. Потому что Паньолю (Marcel Pagnol) удалось зацепить читательское внимание с самых первых строк и абзацев и не растерять затем это внимание до самых последних не то что страниц — абзацев и даже предложений. Хотя сама история довольно банальна и безыскусна. И полностью принадлежит тем временам, о которых идёт в ней речь.

А вот характеры персонажей и героев автором выписаны вполне оригинальные, выпуклые, а некоторые так и вообще почти что гоголевские и салтыков-щедринские. И при этом автор искусно и умело плетёт интригу, и читатель сначала гадает, удастся ли задуманное Жаном, сумеет ли он победить природу и сломить сопротивление людей, и Паньоль постоянно качает весы событий, склоняя их то в одну сторону, то в другую.

А потом уже на передний план выходит судьба малышки Манон и вновь мы внимательно следим за теми событиями, которые разворачиваются в связи с ней и вокруг неё, и даже в сомнительных с точки зрения морали местах не решаемся осудить её поступок, совершённый из чувства мести. И конечно же предполагаем, что и в личной жизни Манон всё должно сложиться именно так, как и на что намекает автор ещё в середине рассказа, но всё-таки допускаем, что автор припрятал какую-то каверзу в этом месте.

Но главная каверза и интрига всё-таки открывается всем участникам этой житейско-бытовой деревенской истории (а также читателям) в самых последних главах, а затем уже и абзацах книги. И вот такой финал уже был внезапен и неожиданен, браво, автор!

Твёрдо намерен посмотреть фильмы, снятые по этой дилогии, благо вариант с переводом на русский в доступе.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Дорис Лессинг «Великие мечты»

strannik102, 4 мая 19:46

Мечты, мечты, где ваша сладость? (А.С.Пушкин «Пробуждение»)

Слово «старатель» вызывает в сознании человека сразу две отчётливых смысловых ассоциации.

Старатель — это значит, что мы имеем дело с человеком старательным, тщательным, методичным и скрупулёзным, внимательным к деталям и точным в их воспроизведении, с прилагающим серьёзные усилия для выполнения задачи и достижения цели. И ещё со школьных времён мы помним наставления учительницы начальных классов, которая, положив свою натруженную и испачканную мелом руку на твою вихрастую стриженную голову, говорила: «Старайся лучше и всё у тебя получится, и буквы будут одинаковой высоты и с одинаковым наклоном», и ты старательно сопел в две дырочки и терпеливо выводил все эти палочки и крючочки, овалы и полуовалы, петли и дуги русского письменного алфавита — эх, как же мне стали нравиться уроки и задания по чистописанию, когда всё и впрямь стало получаться!

И старатель — золотоискатель, человек, занимающийся поиском и добычей золота (и полезных ископаемых) кустарным способом. Чаще всего в одиночку, но иногда и кучно, артельно.

Применительно к творчеству южноафриканской писательницы Дорис Лессинг употребительны и применительны оба смысловых значения этого слова. Потому что Лессинг подобно старательному работнику терпеливо и настойчиво копает выбранную для своего произведения тему, широко захватывает и глубоко роет, проникает вглубь и в сущность того или иного материала; выражаясь иносказательно — по-старательски тщательно промывает груды литературной руды, чтобы затем дотошный и требовательный читатель имел дело уже не только с редкими золотинками или блескучей пылью, но и с полновесным золотым песком да с чешуйками, а то и с самородками. И в этом смысле уже сама Дорис Лессинг сродни самородку современной литературы.

Этот роман можно читать как своеобразную «семейную» сагу. Ведь перед нами проходит жизнь нескольких поколений семейства Ленноксов (в этом месте рука автоматически включила сборник «Вечер ностальгии» в исполнении Энни Леннокс и мозги тут же затуманились эмоциями и чувствами, руки расслабленно упали на столешницу, и только по прошествии получаса волевым усилием чарующий голос певицы был остановлен, а голова вернулась к тексту отзыва на книгу — вот она, волшебная сила искусства!). Но если старшее поколение (прежде всего это мать, свекровь и бабушка Юлия) нам показывают всё-таки ретроспективно, т. е. с оглядкой назад, то жизнь первой основной героини романа Френсис мы прослеживаем едва ли не нон-стоп в течение трёх десятилетий. И примерно к середине книги события романа плавно перемещаются уже к другой главной героине книги — Сильвии, и вместе с ней совсем в другое место. Настолько совсем другое, что из Лондона мы переезжаем в самую что ни на есть африканскую Африку, где проводим добрый десяток лет.

Если вы обратили внимание, то слово «семейная» было мною взято в кавычки. Просто потому, что многие члены семьи Леннокс и другие важные персонажи романа, проживавшие вместе с этой семьёй, не имели ни кровных, ни брачных связей, а просто «вписывались» в этот дом и в эту семью, прорастали там, находясь практически постоянно денно и нощно, и превращались уже в фактических членов этого своеобразного и всё-таки странного семейства. Так дом Ленноксов по сути превратился в своеобразную коммуну. Этакий «дом странных детей», хотя там и взрослые не менее странны с точки зрения английского буржуазно-мещанского обывателя, да и с нашей точки зрения тоже. Сами посудите: «революционирующий и революционерствующий» Джонни фактически является митинговым болтуном и произносителем громких и напыщенных фраз. При этом своей семье внимания не уделяет от слова вообще, хотя периодически заявляется в матери и супруге (затем ставшей бывшей супругой) за помощью и поддержкой. Играющий в вождя и в вождизм Джонни на самом деле элементарный пиявочник, охотно существующий за счёт других людей. Френсис, с её манией спасения всех и вся, наполнила дом Юлии подростками самых своеобразных порой совершенно радикальных взглядов и такого же неформального поведения (вплоть до полного разрыва со своими семьями). Согласитесь, что немного найдётся людей, готовых принять, впустить чужих в дом с правом временного, а кое-кого и постоянного проживания, причём это будут подростки 60-х, хиппующие и свингующие, максимально раскрепощённые и не желающие иметь никаких обязанностей, зато охотно и громогласно заявляющие о своих правах. И родители некоторых из этих подростков — вообще тема отдельная.

И вот так день за днём и неделя за неделей мы участвуем в повседневной жизни этой своеобразной коммуны в течение месяцев и затем уже лет. При этом параллельно-последовательно нам показывают жизнь других причастных в той или иной степени персонажей. В результате мы имеем своеобразный срез городской действительности, срез не одномоментный, но длящийся на протяжении 60-х — 70-х.

А затем совершенно никак не обозначенная при наборе книги начинается вторая её часть — африканская. (И тут вспомнился замечательный музыкальный кинофильм «Бал», который показывает нам картину танцев, а на самом месте жизни, в некоем танцевальном заведении нон-стоп в течение четырёх десятилетий, плавно сменяющих друг друга и столь незаметно перетекающих одно в другое, что только дивишься искусству режиссёра — точно так же плавно меняются эпизоды и времена в нашем романе). И главная героиня этой второй части романа, Сильвия, по сути повторяет судьбу и жизненные подходы Френсис. Т.е. ввязывается в оказание медицинской помощи самым нищим и обездоленным жителям некоей африканской страны, при этом в силу того, что правящие власти обеспечением этого своеобразного медпункта не занимаются, (а только разглагольствуют о такого рода помощи вообще стране и т.д. и т.п.), то Сильвия тратит на медикаменты и хоть какое-то медоборудование свои собственные средства. Т.е. так же как и Френсис Сильвия бессребренна и альтруистична, сердобольна, жертвенна и буквально заражена идеей беззаветного служения людям — этакая мать Тереза. И в конечном счёте, Дорис Лессинг приводит эту героиню к вполне закономерному и предполагаемому финалу, т.е. по сути обмену её жизни на жизнь двух негритянских мальчишек-сирот.

Однако не следует ожидать, что и другие обитатели дома заразятся идеями и примером Френсис, вовсе нет. Каждый из этих «усыновлённых-удочерённых» ею подростков затем живёт своей собственной жизнью, и тут мы встречаем самые разные варианты, от искренней благодарности приёмной «матери» до полной враждебности к ней и ко всем остальным «братьям и сёстрам» и до максимального эгоцентризма, со всем спектром промежуточных состояний и взаимоотношений.

И тем не менее, дело Френсис продолжается и в финале романа, ибо опять есть те, кто нуждается в помощи и в опеке, кого нужно просто спасать от смерти и постараться по возможности вывести в люди. Уж в какие получится…

Этот роман является оригинальным примером книги антисоветской, но с коммунистическими идеалами. И конечно же мы имеем дело со взглядами и убеждениями самой Дорис Лессинг, которая не только придерживалась левых взглядов, но и довольно долгое время занимала активную политическую и социальную позицию. Хотя конечно же её взгляды постепенно трансформировались, корректировались и менялись. И именно эти трансформации и объясняют название романа, ибо рухнули все «великие» социалистические и коммунистические мечты героев и героинь книги, и ни во что не вылились мечты самой Дорис Лессинг.

PS Было бы крайне интересно подвергнуть главных героев романа методике портретных выборов Сонди в модификации Собчик и сравнить свои предположения с полученным результатом. Но увы, это невозможно. Хотя заманчиво…

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Михаил Булгаков «Записки на манжетах»

strannik102, 4 мая 19:44

Вот как хотите, но не зашло. В том смысле, что удовольствия при прослушивании не получил. И скучновато, и нудновато, и вообще. По-сути перед нами зарисовки «здесь и сейчас», сделанные в 1920-х. И потому мы можем наблюдать многочисленные приметы времени и нравов (о, темпора, о морес!), наиболее характерные и примечательные… с точки зрения Булгакова. И, видимо, солидного количества этих примет того времени, которыми я буквально пропитался за последний месяц (с помощью того же Булгакова, Бунина), хватило, чтобы очередная их порция была блокирована сознанием. Видимо надо сделать перерыв по этой теме.

Ну, а в той версии «пушкиноведения», которая помещена в эти записки, тоже ничего выдающегося не обнаружил. Увы.

Да простит меня Михаил Афанасьевич.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Иван Бунин «Окаянные дни»

strannik102, 4 мая 19:43

А вот здесь Бунин демонстрирует себя совсем другим. Перед нами предстаёт человек скорее озлобленный и категоричный, сердитый и резкий, критичный и … да, видимо, испуганный. Конечно, мы имеем дело в дневниковыми записками, сделанными Буниным не в самый спокойный период жизни. Революционные бури и потрясения затронули все слои русского общества, начиная с самых верхних его эшелонов, не исключая все средние классы и прослойки и заканчивая самыми низкими, включая люмпен-пролетариат. Рухнула вообще вся налаженная жизнь, и конечно представитель русского дворянства не мог не ощутить на себе все «прелести» потерь и не осознать всю гибельность совершаемого — погибал весь мир. Тем более, что и в Европе было неспокойно и там тоже вспыхивали социальные бунты и революции. И конечно Бунин не мог не стать одной из сторон этого действа, и в силу своего происхождения и социальной принадлежности стал яростным противником нового. И конечно видел только самую неприглядную сторону военно-революционных событий 1917-1919 гг. О чём и писал в этих своих записках.

В этих записках вряд ли можно встретить Бунина-писателя и Бунина-мыслителя. Конечно, его способность наблюдателя никуда не делась и потому он многое подмечает во внешнем мире. Но всё видимое он воспринимает скорее обывательски и только в сатирическом и критическом ключе. Смеётся над риторикой новых газет, смеётся над плакатами и лозунгами, смеётся на новыми ритуалами и ценностями, смеётся, смеётся, смеётся… и плачет невидимыми злыми слезами. И в этом своём состоянии он мне порой напоминает современных диванных борцунов и критиков, коих пруд пруди в соцсетях. Сижу на диване и на всё и вся выставляю своё «фе!». Вот и Бунин здесь делает почти то же самое, с той только разницей, что тщательно прячет эти свои записки, настолько тщательно, что часть из них была затем утрачена — автор попросту не сумел вспомнить точное место, где их закопал. Что ж, не берёмся его судить, ведь «каждый выбирает по себе...».

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Иван Бунин «Жизнь Арсеньева»

strannik102, 4 мая 19:42

Ну, вот как хотите, но не очень понимаю, почему Бунину дали Нобелевку именно за этот роман. Ведь та же трилогия Толстого «Детство. Отрочество. Юность» мало чем отличается от труда Бунина, разве только тем, что не охватывает период взросления своего героя. И уж в литературном и в психологическом качестве ничуть не хуже и не менее интересна. Всё-таки кажется мне, что тут сработал фактор оппозиционности и эмигрантности Бунина, и что когда говорили, что нобелевка дана Бунину за роман «Жизнь Арсеньева», то подразумевали «Окаянные дни» (впрочем, на самом деле текст нобелевки звучит так: «Нобелевская премия по литературе… присуждается Ивану Бунину за строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы»). А может сработало то, что вместе с Буниным на нобелевку 1933 года выдвигались Мережковский и Горький...

При этом я вовсе не хочу сказать, что роман плох, нехорош или слаб. Отлично написанный биографический роман, с глубоким погружением автора (и читателя) в мир главного героя, начиная от совсем раннего детского возраста и заканчивая уже двадцатилетним молодым поэтом и начинающим писателем. При этом роман правдив, правдив в том смысле, что в каждом возрасте он отображает именно то, что может вспомнить и запомнить человек: маленький ребёнок помнит только фрагментарно и самые яркие происшествия и ситуации, школьник-гимназист в центре содержит уже совсем другие пласты существования, а мальчик-подросток живёт уже совсем другими интересами и предпочтениями. Ну, а с приходом юности и затем молодости понятно, что в центре внимания находится сфера любви и интереса к женщинам и затем первая настоящая любовь и отношения. И в изображении каждого периода жизни Бунин точен и правдив, что и ценно.

Ну, писать здесь то, что роман не совсем автобиографичен и всё такое, было бы совсем неуместным, потому что всё это было почерпнуто уже вне самой книги и совсем из других источников. Хотя всю это дополнительную информацию, связанную с романом, я безусловно прочитал.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Кадзуо Исигуро «Погребённый великан»

strannik102, 4 мая 19:41

Убить Дракона! Убить Дракона?..

Если бы драконы не существовали, то их непременно следовало бы придумать! Ведь какой замечательный, интересный, многоликий и многоплановый образ заложен в драконе. Тут вам и просто хулиган и безобразник Змей-Горыныч из русских народных волшебных сказок. Тут и Дракон-злодей из сказок зарубежных. Тут и Дракон — хранитель сокровищ, возрождающийся каждый раз в новом его победителе — ибо сила злата и блеска драгоценных камней является самым сильным волшебством, превращающим практически каждого победителя Дракона в Дракона же — «Дракон умер. Да здравствует Дракон!», — можно перефразировать известное французское выражение. Тут и Дракон-мудрец из китайской и буддистской мифологии. И Дракон — любитель загадок тоже встречается в литературе. И дракон-друг, и дракон-враг. В общем, драконов тьма-тьмущая и пруд пруди.

Вот и в книге Кадзуо Исигуро тоже есть свой дракон. Который тоже тут не просто так тусуется — типа девок потырить да лошадей с коровами пожрать, а выполняет весьма важную функцию.

Другой содержательный аспект этого романа — человеческая память. Благо это — помнить всё и вся с тобой происходившее, или может зло? Может лучше, когда память человеческая утрачивает некоторые общие события и происшествия, слова и поступки других людей, твои собственные огрехи и слабости? Может быть и не нужно помнить всё и вся? А то ведь соблазн возникает: не только помнить, но и припоминать — типа шкандыбаешь к соседу и шамкаешь: «Сосед, ты чё в шашнадцатом году мою Маланью в анбаре щупал — я те припомню!», — и хлесть ему промеж глаз. А он тебе в ответ клюкой по горбине — за то, что ты в его горшок напрудил лет этак шестьдесят назад… Про любовь, опять же — мало ли что было за долгую-предолгую семейную жизнь. И «спортивные» походы налево, и командировочные происшествия на этой ниве, и временные увлечения, ну и всякая прочая «жизнь» — если всё это в далёком, уже прожитом прошлом, то нужно ли это ворошить и перетряхивать? В особенности если сейчас всё тишком да ладком…

В общем, вот такое фэнтези у Кадзуо Исигуро получилось — в меру героическое, в меру волшебное, нормативно-приключенческое и житейско-философское. И совсем непохожее на роман «Остаток дня». Правда, других его книг я не читал. Пока что...

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Дж. М. Кутзее «Железный век»

strannik102, 4 мая 19:40

Ко мне пришёл «Железный век».

Книга была мне интересна не только сама по себе как художественное произведение хорошего литератора. С главной героиней объединяли и некие схожие весьма специфические личные обстоятельства. И потому было вдвойне интересно, любопытно, волнительно, азартно-познавательно (и прочие соответствующие прилагательные, обозначающие особый интерес и отношение к читаемому) погружаться во внутренний мир женщины, проживающей свои последние месяцы или недели а затем и дни своей жизни. И это было одной стороной медали.

А другой интерес состоял в картине внутренней социально-политической жизни страны в эпоху апартеида и в дни мощных социальных волнений и протестов и ответного насилия официальных властей ЮАР в отношении цветного и в особенности чёрного населения. И здесь этот роман слегка пересекался с книгой другого южноафриканского автора Тревора Ноя «Бесцветный» и с некоторыми романами тоже южноафриканки Дорис Лессинг — пересекался, но не совпадал, что только добавляло цветов и оттенков к общим впечатлениям об этой стране и об описываемом в романе периоде.

Вообще книга не для любителей приключенческого экшена и прочих стрелялок-догонялок. Хотя и экшен в романе есть, и искалки-стрелялки тоже имеют место быть. Просто не в них самих суть, а в том, что испытывают люди вообще и в особенности наша главная героиня в связи со всеми этими делами. И что в конечном счёте вот эти социально-политические события затмили в её сознании и собственную болезнь и неизбежную скорую смерть.

Однако в романе есть ещё и третий смысл, и третья сюжетно-событийная линия. Она касается такого явления, как бродяги и беспризорные и взаимоотношения с ними людей обычных, среднего класса. И тут автор вовсю постарался изобразить представителя этого вечного человеческого племени во всей красе. Во всех смыслах этого определения. Ибо в последние дни миссис Каррен (именно Каррен, а не Керрен, как в аннотации) никто другой не стал для неё самым близким и понимающим, кроме вот этого отверженного и отвергнутого обществом, униженного и оскорблённого человека…

По форме мы имеем дело с эпистолярным жанром — миссис Каррен пишет своё последнее прощальное письмо своей дочери, давно живущей в большой заокеанской стране. Соответственно всё написанное излагается от первого лица единственного числа, от самой миссис Каррен, и потому насыщено её личными чувствами и мыслями.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Даниил Гранин «Вечера с Петром Великим»

strannik102, 4 мая 19:38

То академик, то герой, то мореплаватель, то плотник, он всеобъемлющей душой на троне вечный был работник (А. Пушкин)

Из школьной программы по истории нашей страны помнится выражение «Герцен разбудил Россию». А его разбудили декабристы. Не знаю кто не дал спать Петру Алексеевичу Романову — может быть, суматошная сутолока дворцовых интриг и стрелецких бунтов, а может ещё что, но за полтора столетия до Герцена Россию разбудил именно он, Пётр Великий, российский император Пётр I. И это вовсе не расхожая фраза, придуманная для красоты слога — именно преобразования Петра, затронувшие все стороны как внутренней, так и внешней жизни государства российского, по сути встряхнули державу и сделали её одним из первых игроков на мировом политическом и экономическом поле.

Однако книга Даниила Гранина не о преобразованиях Петра. Она о самом Петре. На страницах своего романа автор рассматривает самые разные случаи и события из жизни Петра Романова, причём не только те, которые вошли в хрестоматию истории страны и биографии этого человека, но и такие, которые входят только лишь в его неофициальную биографию и порой являются слухами и мнениями как ровесников и единовременцев Петра, так и людей следующих поколений. Гранин в художественной форме попытался создать образ Петра-человека и Петра-императора, при этом не категорически разделяя эти его ипостаси, а порой пытаясь соединить одно с другим. Ведь понятно, что когда в подростковом возрасте Пётр становится свидетелем и очевидцем стрелецкого бунта и на его глазах убивают нескольких людей, то пережитое чувство страха не могло не оставить свой след на личности Петра. И его отношения с женщинами на протяжении всей его жизни, безусловно, тоже сказывались на поведении императора и человека. А жажда знаний, поиск всего нового и необычного, стремление всё и вся попробовать сделать самому и приобрести в пользование, а то и завезти в страну для вящей пользы — чем не характеристика личности.

Перечислять стороны личности этого незаурядного человека можно бесконечно много, и Даниил Гранин в своей книге останавливается на многих моментах и фактах. При этом для разносторонности мнений он вводит в роман нескольких персонажей-собеседников, которые в процессе встреч и разговоров и обсуждают тот или иной поступок Петра, то или иное историческое мнение, тут или иную грань петровской эпохи — в результате перед ними (и перед нами) проходит едва ли не вся жизнь российского самодержца. А живой и выразительный литературный язык маститого писателя придаёт чтению необходимую увлекательность и интерес — и к теме, и к фактам.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Эмма Хоутон «Тьма»

strannik102, 4 мая 19:37

В Антарктиде льдины землю скрыли (из красивой песенки 60-х)

Проживание на антарктических станциях с давних времён требует от зимовщиков незаурядного мужества и всяких прочих прочных личностных качеств. И в особенности если это станция, расположенная на антарктическом куполе, т. е. на высоте порядка 3 тысяч метров над уровнем Мирового океана — разреженный и обеднённый кислородом воздух не способствует возникновению чувства комфорта. А зимние крайне низкие температуры и штормовые ветра и вовсе делают такую станцию маленьким островком безопасности, тем более, что зимой такая станция становится совсем автономной и практически недоступной для внешнего мира.

Однако если к всему перечисленному добавляется присутствие на станции злоумышленника, готового на самые крайние меры для сохранения тайны своего преступного прошлого, то станция превращается в ловушку, а весь её персонал в заложников и даже жертв. Ибо никто не находится в безопасности, а все попытки догадаться или докопаться до личности этого преступника приводят только к новым смертям и затем уже совсем крайней выходке.

Но в такой ситуации непременно находится тот, кто в силу своих личностных качеств и должностных обязанностей может и способен стать выше всех опасностей и попытаться спасти погибающих людей и станцию. Способна ли врач станции Кейт стать таким человеком — это вы сможете узнать только если прочтёте эту остросюжетную книгу.

А ещё по этой книги можно было бы снять неплохой приключенческий триллер.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Лев Толстой «Два гусара»

strannik102, 4 мая 19:36

Досадно мне, что слово «честь» забыто. И что в чести наветы за глаза (В.С. Высоцкий «Я не люблю»)

В этой повести не сразу сообразишь чего больше — описаний нравов в среде российского офицерства времён первой половины XIX столетия или же просто романтико-лирический случай, произошедший сначала с одним поколением молодых людей, а затем едва ли не повторившийся между их детьми. Наверное и то и другое. Поскольку характеры главных героев наиболее ярко и полно высветились как в ситуации авантажно-лямурного приключения, так и в карточной игре и во всём, что с ней связано. И если главный герой первой половины повести — лихой гусар, слегка авантюрист и бесшабашный человек, всё-таки не лишён некоего мужского шарма (в отношении с дамой) и чувства благородства (в отношении товарища по службе), то его сын, тоже военный и тоже гусар, в похожих обстоятельствах ведёт себя чуть иначе, да и следствия его поведения совсем другие.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Если первый оставил в памяти своей возлюбленной только романтические воспоминания и ахи-охи, то второй не сумел ни соблазнить девушку, ни возбудить в ней скороспелые чувства. И если в карточной игре наш первый герой пусть и в насильственной манере, но пытается восстановить справедливость, заподозрив выигравшего в нечестной игре и попросту отняв от него выигранные деньги и возвратив их проигравшему, то его сын, не чинясь никакими галантными соображениями и не считаясь с нормами элементарной порядочности, попросту выигрывает у не слишком богатой помещицы деньги — просто нужно быть практическим человеком, считает он.

Но мало того, после неудачного и несостоявшегося свидания этот гусар попросту пытается изрядно приврать о том, что и свидание почти состоялось, и что девушка сама была на всё готова — за что получил оскорбление уже от своего сослуживца и дело едва не кончилось дуэлью. Однако и дуэль не состоялась тоже.

Видимо Толстой пытался провести параллель между офицерством 20-х годов и такими же служивыми уже из 40-х — изменились времена и измельчали люди...

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Кристофер Мур «Агнец. Евангелие от Шмяка, друга детства Иисуса Христа»

strannik102, 4 мая 19:34

Мы знаем, какова правда. Осталось узнать, какова истина…

Стояли звери около двери. В них стреляли, они умирали («Жук в муравейнике» А. и Б. Стругацкие)

Эх, хе-хе, хе-хе! И кто только не пробовал поиграть на этом поле. И каких только нет вариантов и попыток покопаться в личности и в сути Иисуса, попредставлять другие, не евангельские варианты событий первой половины первого столетия христианской эры. Тут и вполне миролюбивые и шуточные попытки представить фигуру Христа и все его деяния как следствие разных темпоральных экспериментов и опытов — например, помню рассказ отечественного автора, направившего во времена Христа, т. е. в дни страстной недели, путешественника-исследователя-историка, который совершенно нечаянно сотворил всё то, что должен был делать Христос и потому и предстал перед современниками Христа в его качестве. Тут и хулиганско-эротические поэмы типа «Гавриилиады» от незабвенного Александра Сергеевича, который Пушкин. Есть и вполне категорические произведения, имеющие целью уничижения или отрицания и самого Христа, и вообще всю эту историю. Но вместе с тем есть и попытки переосмысления сути самих евангельских событий. В общем, тема горячая и острая до сих пор.

К какому разряду следует отнести книгу Кристофера Мура? А тут всё зависит от ваших собственных убеждений и отношений и к религии вообще, и к христианству, и к каноническим евангельским текстам. Да, собственно говоря, и сам К. Мур предупреждает читателя ровно об этом же: «Буде явились на сии страницы вы за смехом, да обрящете его. Буде явились за поношеньем, да пробудится ярость ваша и вскипит кровь. Буде потребны вам приключения, да унесет вас песнью этой к неземному блаженству. А буде в вере укрепиться нужно вам, то да приидете вы к удобным для себя итогам. Все книги нам являют совершенство — тем, что в них есть или чего в них нет. Да отыщете вы то, к чему стремитесь, — на сих страницах или же вне их. И да взыскуете вы совершенства, а взыскав — признаете его» — пишет автор в самых первых строках романа.

Что ж, тогда остаётся только определиться с собственным отношением к прочитанному. И тут всё довольно просто: поскольку считаю себя человеком скорее арелигиозным, однако признающим и уважающим право каждого человека на собственное отношение к вере, то воспринял эту книгу просто как попытку автора представить перед читателем один из возможных вариантов жизни Иисуса из Назарета начиная с детства и до его смерти на кресте и последующего воскрешения. Рассуждения К. Мура понять легко: ведь и правда: родился ребёнок мальчикового пола и до определённого момента просто жил, с кем-то дружил и с кем-то враждовал, чему-то учился и играл в какие-то игры, ну и всё прочее — всё это более внятно изложено в аннотации и нет нужды повторять. И вот тут возникает соблазн попробовать представить себе события этих тридцати лет жизни Иисуса. Попробовать побыть вместе с ним и рядом с ним. И лучше всего — стать его другом, неразлучным и доверенным. Так появился ровесник Иисуса по прозвищу Шмяк. Автор сводит вместе наших героев в шестилетнем возрасте и далее они уже не разлучаются.

А дальше всё просто: Мур ведёт нас по каким-то событиям и происшествиям из жизни Иисуса и Шмяка, при этом придерживаясь версии, что Иисус изначально знает о том, кто его истинный отец (т. е. о том, что он сын Отца) и что он, Иисус, что-то особенное должен совершить. Правда, что именно он должен содеять во имя и во славу Отца, Иисус не знает и потому постоянно сетует на то, что Отец с ним не разговаривает (скорее всего, просто плод должен созреть — пытаюсь обосновать я причину божественного молчания).

И тут у меня совершенно неожиданно и, казалось бы, вне всякой связи и логики возник в голове вбоквел о том, что если Творец предстаёт в роли Программиста, то Иисус тогда просто как юнит из программы, которого эта программа гонит по программному же предназначению — и тут остапа вообще понесло и чёртиком из коробочки выпрыгнул образ Льва Абалкина из «Жука в муравейнике» от братьев Стругацких, который тоже подсознательно ощущал необычность происхождения и тоже искал суть своего предназначения — правда, Лёву Абалкина не распяли, а вполне современно (и своевременно?) застрелили. Как вам такая интерпретация этой повести Стругацких, а? А ведь Стругацкие в своей уникальной своеобразной форме тоже касались этой темы — Иисус и его возможное второе пришествие...

Боже мой! Что случилось? Ничего. Это я случился...

А дальше всё пошло (в моём представлении) по приключенческому пути.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
По достижению определённого возраста наша парочка отправилась в многолетнее и многокилометровое путешествие, которое для Иисуса должно было стать (и стало) странствованиями и приключениями духа, а для его верного спутника Шмяка — приключениями тела и плоти. Однако наши герои не болтаются по разным местам известного на тот момент обитаемого мира, а весьма целеустремлённо идут в поисках тех самых волхвов, которые при рождении Иисуса предсказали его необычную судьбу. И последовательно по мере посещения этих волхвов они проходят и сквозь разные вероучения, и сквозь разные духовные и телесные практики, причём Шмяк телесные практики проходит в полном их объёме (йога, тантра и камасутра ему в помощь), ну, а Иисус не имеет права ни на какую иную любовь кроме той любви, которой он должен учить людей. Т.е. божественное наущение «плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:27-28) не для него (впрочем, наущение это было адресовано всему роду людскому, и вряд ли следует его механически относить к каждому конкретному человеку).

«Чего только не придумаешь, чтобы три дня спокойно в пещере полежать» (Иисус из анекдота)

Наконец

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
странствия заканчиваются и автор постепенно возвращает Иисуса и Шмяка на родину; они обрастают последователями и сторонниками, Иисус понемногу и затем помногу проповедует, встречается с Иоанном-Крестителем (с которым они и так были знакомы) — происходит всё прочее хрестоматийное христианское, т. е. Кристофер Мур попросту подводит нас к событиям именно той страстной недели, во время которой и совершалось всё то, что было предназначено Иисусу-Сыну. И тут уже автор не пытается фантазировать по поводу самих событий, но просто облекает все разговоры в обыденную мирскую форму, убирая всё возвышенное и оставляя всё простое и обыкновенное.

Кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста (Василий Алибабаевич)

В принципе, на этом о самой книге и о её содержании можно и закончить. Потому что ведь любая... да, практически любая прочитанная книга является своеобразным триггером, спусковым крючком, запускающим некие собственные внутренние движения у читателя. Важно даже не то, что и чём написал автор — важно, что именно думает и чувствует читатель в связи с прочитанным и по отношению к прочитанному. Автор книгу написал, самовыразился и отпустил своё творение во внешний мир. И книга начинает жить своей собственной книжной жизнью. Это как повар, который сотворил шедевр кулинарного искусства, но… без едока никто это искусство не оценит. Так и книга — без читателя, без его, читателя, отношения к книге, все усилия автора превращаются в тыкву. И потому порой поставленная книге оценка мало соответствует прямому содержанию, ибо оценивать начинаешь ту пользу, что ли, которую книга тебе причинила и нанесла.

Человек умирает и, попав к Богу, спрашивает Творца:

«Господи, помоги мне понять, в чем же было мое предназначение?».

«Помнишь, когда тебе было 35 лет, ты поехал в командировку в Воронеж? — вопрошает Господь. — Ты пошел в ресторан, к тебе подсел другой мужчина и попросил передать соль?»

«Да, помню, я же ее передал!»

«Так вот это и было твое предназначение»(анекдот)

И в этом смысле эта книга свою триггерную роль для меня сыграла. Заставив совсем по-новому взглянуть на четыре десятка лет знакомую и не раз перечитанную книгу АБС — упомянутую выше ЖвМ. Вот так необычно проявилась роль «Агнца» в моём случае.

Ну, и анекдот напоследок:

Семейство Шмуклеров производило гвозди на протяжении всей жизни, прадедушка был гвоздоделом, дедушка, потом папа. Папа говорит сыну: — Фима, я 30 лет на производстве и ни разу не был в отпуске... Давай ты останься за директора, а я хоть на месяц уеду с мамой, отдохну. — Папа, я же не специалист, я маркетолог, я рекламист! — Сыночка, у нас полные склады гвоздей! Ты только поруководи, попродавай эти гвозди, а я через месяц вернусь — и всё будет в порядке! Сын остался, папа уехал. Через две недели папа получает телеграмму: — Папа срочно выезжай гвозди закончились. — Фима, как закончились?! — Папа, я дал рекламу... — А ну, покажи! Сын показывает, там изображен Иисус Христос, прибитый к кресту, и надпись: «Гвозди Шмуклера держатся уже 2000 лет.» — Фима! Ты, конечно, идеальный маркетолог, но ты идиот! Как можно было изображать Иисуса Христа на рекламе? Мало нас, евреев, били, погромы устраивали? Немедленно снять!!! Папа дал команду, нарастили производство, Фима снял рекламу, папа уехал отдыхать дальше. Через две недели опять приходит срочная телеграмма: — Папа, срочно вылетай, и эти гвозди закончились. — Фима, что, опять реклама? — Да, только успокойся — никакого Иисуса Христа, всё как ты просил. Папа смотрит — там изображение пустого креста, без Иисуса, и надпись: «Если бы у них были гвозди Шмуклера...»

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Михаил Булгаков «Бег (Восемь снов)»

strannik102, 4 мая 19:31

Все бегут, бегут, бегут, бегут, бегут, бегут, бегут, бегут, бегут, бегут, бегут...

«Потихоньку, полегоньку, понемножечку» осваиваю творчество Михаила Булгакова. Просто, как, вероятно, у многих, в прочитанном (и любимом) были роман «Мастер и Маргарита» — и потому прочитан «Великий канцлер» (т. е. тот же МиМ, но с вариациями), несколько пьес, рассказов и повестей, и, естественно, «Собачье сердце». И дальше этого как-то дело не пошло, и потому сидело внутри ощущение, что что-то важное и значимое пропускаю мимо себя. И вот в этом году это уже четвёртая книга Мастера.

Великолепно поставленная пьеса. С узнаваемыми голосами Армена Джигарханяна (генерал Хлудов) и Немоляевой (в роли Корзухиной). Впрочем, не узнанными остались вполне известные и даже именитые Ромашин (Голубков), Лазарев (генерал Чарнота), Гундарева (Люська) — возможно, если попробовать прослушать по второму разу с целью именно узнавания, то может быть, опознались бы и они.

Аудиозапись адаптирована для слушателя, т. е. в необходимых местах появляется голос за кадром, поясняющий возникающие на сцене беззвучные картины и образы. Довольно важное обстоятельство, помогающее слушателю вкусить всю прелесть театральной постановки, не видя действия.

Что сказать по сути… Булгаков ярко изобразил русский разлом и русский излом, кровавый и беспощадный. И на примере всего нескольких персонажей попытался показать разные варианты судеб русских эмигрантов первой волны. Сломленные воли, перекалеченные души, страдающие сердца, безнадёга и беспросветность, при этом для некоторых однозначно просвета нет (Хлудов, Чарнота). Т.е. крах всей жизни, впереди либо смерть, либо позорное существование. И в этом смысле, конечно, жаль этих людей. Жаль как бывает жаль просто людей. Но только если отбросить в сторону всё содеянное некоторыми из них — ведь в пьесе показаны только эти слои бывшего российского общества. Впрочем, есть неглупая (хотя и не бесспорная) мысль, суть которой — ты оказался в той или иной ситуации потому, что сам туда пришёл. И об этом тоже нужно помнить...

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Владимир Малик «Фирман султана»

strannik102, 4 мая 19:29

Прямое и непосредственное продолжение первого романа цикла. Т.е. никаких там «прошло N лет» — всё происходит в том месте, где закончилось первое действие и ровно с теми же персонажами, с которыми мы уже знакомы. И поскольку в книге первой никакого промежуточного финала не было обозначено — никто из значимых персонажей не умер и никаких других крайних событий не произошло, то просто продолжаем читать о том, о чём шла речь в первом романе. Т.е. попадаем в плен и становимся рабами, бежим из плена и возвращаемся в Сечь, участвуем в разных стычках и присоединяемся к каким-то повстанческим отрядам, чтобы принять участие уже в их войне, пытаемся возвратить в семьи тех, кто был когда-то давно из них похищен и всё такое прочее. И кроме того противостоим тому врагу, который в самом начале круто изменил твою судьбу и с тех пор постоянно и неуклонно мешает тебе (главному герою, конечно же) в твоих делах.

В этом романе уже появился некий промежуточный финиш,т.е. определённым образом что-то произошло, кто-то погиб и кто-то определился со своей жизнью. Т.е. продолжение тетралогии, возможно, будет уже чуть другим?.. Посмотрим, когда вернёмся в этот цикл :-)

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Владимир Малик «Посол Урус-Шайтана»

strannik102, 4 мая 19:28

Семнадцатый неспокойный век перевалил на свою последнюю треть. В Москве воцарился Фёдор Алексеевич, а в Причерноморье неспокойно. И прежде всего от соседства великолепной Порты, султанской Турции. Владения и авторитет которой распространились не только в Малой Азии, но и в Болгарии, и на других землях южных славян.

Нестарый ещё козак Арсен Звенигора отправляется с тайным заданием кошевого атамана выкупить его брата из турецкого плена. Однако всё пошло не так с самого начала пути. Плен и неволя, рабский труд и борьба с несправедливым хозяином, встречи с многими другими достойными людьми и живое участие Арсена в их судьбах, стычки и схватки, победы и поражения, дружество и боевое братство, сердечные привязанности и яростное противостояние с врагом хитрым и вероломным — всё это и многое другое стало основным содержанием этого шикарного художественно-исторического романа. И поскольку конец книги первой всё оставил в подвешенном состоянии, то непременно нужно читать книгу вторую — благо они и изданы под одной обложкой.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Тимур Максютов «Князь из десантуры»

strannik102, 4 мая 19:27

А что было бы, если...

У Тимура Максютова сделана вполне добротная темпорально-попаданческая боевая историческая фантастика. Причём времена, в которые попал наш ГГ и где ему предстоит теперь жить и действовать, интереснейшие — именно в том самом древневосточном значении слова «интересные». Т.е. на дворе начало XIII века, где-то там на востоке и на юге уже вовсю гуляют орды Чингизхана, а здесь, на просторах Киевской Руси и прилегающей территории, тоже вовсю кипит тайная и явная война. Варится котёл народов и народностей, языков и верований, влияний и властности. А орда Субедея и Джэбэ уже прётся сюда, на южные русские земли, и предстоит то самое сражение на реке Калка. И трудно, невозможно удержаться от попытки предупредить всех русских князей от роковой ошибки разъединения, тем более, если сам ты что-то помнишь из событий реальной истории.

А параллельно с твоими усилиями изменить ход Истории идёт охота… на тебя, ибо попал ты сюда не просто так, и татуировка на твоей груди вовсе не случайна, и весь твой род предназначен для чего-то. И вообще вся история далеко не так однозначна и предопределена…

А ещё когда все военно-приключенческие события и происшествия освящены огнём и светом романтической любви, то тогда смысл твоей жизни приобретает ещё и другие оттенки.

В общем, мне кажется, что никак не меньше твёрдой «четвёрки» книга вполне заслужила. Равно как и её продолжение.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Юлиан Семёнов «Каприччиозо по-сицилийски»

strannik102, 4 мая 19:25

«Каприччиозо по-сицилийски…» к разряду художественных произведений не отнесёшь. Ибо это на самом деле журналистское расследование и исследование одновременно, ну и отчасти политический детектив. Главной темой которого стало существование мафии, сиречь организованной преступности (как в Италии, так и в США) и сращивание мафии и политических и государственных структур в нескольких моментах. При этом Семёнов приводит в пример события времён Бенито Муссолини и затем более-менее методично идёт вдоль по оси времени, рассматривая те или иные события и анализируя их на предмет участия в них мафии. Тут и многие заказные убийства тех лет (некоторые я помню, например похищение и убийство Альдо Моро), а до этого убийство Кеннеди — президента и затем министра юстиции, и борьба за власть мафиозных кланов как в Италии, так и в США.

Безусловно, что это документальное произведение полностью принадлежит своему времени (т. е. 70-м), однако сама суть излагаемого материала вовсе не устарела. Ибо и семьи остались, и крестные отцы, и похищения с убийствами, и всё прочее. Просто сейчас всё немного сильно поменялось, стало поизощрённее и потоньше. Наверное…

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Юлиан Семёнов «При исполнении служебных обязанностей»

strannik102, 4 мая 19:24

Романтический оптимизм оптимистической романтики вкупе с документалистикой...

Большинство отечественных и просто русскоязычных читателей первой ассоциацией на фамилию Юлиан Семёнов ответят Штирлиц. А чуть задумавшись, добавят Петровка, 38. И если попросить их продолжить ассоциативный ряд, то скорее всего назовут (но не сразу) Огарёва, 6 и ТАСС уполномочен заявить. По крайней мере мой ассоциативный ряд был бы примерно таким.

Однако же как бывает полезно полезть в анналы раннего творчества некоторых авторов и, покопавшись в незнакомых названиях, выбрать что-то почти случайно и потом подвизгивать и читать, читать и подвизгивать. Сразу скажу, что все эти сильные реакции вызваны сугубо личным интересом к теме Заполярья, Крайнего Севера и не менее крайнего Юга, и всяких прочих высоких широт и тесно связанных с этой темой вариантов преодоления себя. И потому такие авторы, как Юхан Смуул, Владимир Санин и иже с ними прочно входят в мой личный топ. И вот тут обнаружилось, что тема эта не прошла мимо интереса и творчества Юлиана Семёнова.

Написанная в 1961 году повесть «...При исполнении служебных обязанностей» со снайперской точностью легла в круг моего интереса, Да ещё при этом оказалась написана со всем тем романтическим оптимистическим мастерством молодого талантливого писателя (на тот момент это было четвёртое его произведение и до появления Штирлица и Костенко ещё были месяцы и годы). И имя Владимира Санина не случайно всплыло одним из первых и упоминается здесь мною уже второй раз — именно санинские мотивы и смыслы не менее отчётливо проглядывают в этой повести Юлиана Семёнова. Романтический героизм и героическая романтика. При этом поданные автором с таким мастерством скрадывания, что на поверхности замечаешь и иронию, и сатирически изображённых собратьев по журналистскому перу, и стремление соединить вот эти черты просто хорошего человека с качествами опытного арктического лётчика и человека долга и мужества, проявляющихся в тех ситуациях, когда именно они и нужны — мужество и чувство долга.

А если новенький с иголочки читатель прочитает эту повесть и не поверит Семёнову, поморщится и скажет «враньё и выдумки», то пусть он возьмёт нехудожественные книги наших полярников Алексея Трёшникова и Михаила Сомова и арктических пилотов Михаила Водопьянова и Ильи Мазурука, там все эти непридуманные случаи и ситуации описаны в отнюдь не романтических деталях и подробностях.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Михаил Булгаков «Белая гвардия»

strannik102, 4 мая 19:22

Варвары и ВарвАры...

Интересно смотреть на события русской революции 1917-1918 гг. с другого ракурса. Ведь для многих, проходивших эту эпоху по школьному курсу истории страны, главные события совершались вовсе не здесь, не в Киеве декабря 1918 года. И уж тем более не с позиций людей этого социального слоя и класса. И все эти шатания и брожения в этой среде и все эти военно-политические властно-безвластные колебания вокруг германцев — гетманцев — петлюровцев вероятно просто проскочили упоминанием на одном из уроков истории, И мне эти столкновения больше знакомы и памятны по детско-подростковой книге «Федька Дынин», которой, кстати сказать, на сайте нет вообще, но которая до сих пор имеется в домашней библиотеке (наверное, перечитать надо).

В общем, я о том, что то, что и о чём написал Михаил Булгаков в романе «Белая гвардия», лично мне известно мало. И потому вдвойне было любопытно и интересно посмотреть на метания и переживания людей свергаемого и отвергаемого класса, на вот эти национально-патриотические и националистические брожения людей разного сорта, на мещанские и обывательские массы, на вообще всё это социально-политическое варево, которое кипело, бурлило и булькало, выплёскивалось через края, подгорало и недоваривалось, ошпаривало и обжигало, меняло цвет, вкус и запах. И таланта Булгакова оказалось ровно столько, чтобы суметь показать читателю всю неоднозначность всего происходившего там и тогда. И невольно начинаешь примерять в те или иные места булгаковского текста знак равенства и переноса. Уже сюда, в нашу реальность...

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Юлиан Семёнов «Он убил меня под Луанг-Прабангом»

strannik102, 4 мая 19:21

Мой Фантом как пуля быстрый в небе голубом и чистом...

Написанная в 1970 году повесть является безусловно художественной. И одновременно не менее безусловно написанной по мотивам реалий вьетнамской войны.

При этом одним из главных героев повести является корреспондент Степанов — именно тот Дмитрий Степанов, который встречается в нескольких других романах Юлиана Семёнова и по-сути представляет собой альтер эго автора.

Повесть построена в виде двух параллельно происходящих действий, персонажами которых являются в одном случае Степанов и сопровождающие его вьетнамские товарищи, а в другом — американские лётчики и близкие к ним люди. Соответственно действие повести поочерёдно в хронологическом порядке перемещается от одних героев к другим, при этом иногда место действия совпадает для одних и для других героев повести — горная дорога и небо над ней.

Фактически можно повесть отнести к жанру военной приключенческой литературы — просто потому, что автор умело закручивает именно военно-приключенческую составляющую и к концу произведения доводит всё до логического драматического финала.

Не знаю, почему эта повесть практически была неизвестна (по крайней мере мне) — весьма читабельная мастерски написанная книга, привлекательная во всех смыслах. И после прочтения её осталось отчётливое желание найти и прочитать и все остальные произведения Юлиана Семёнова вне зависимости от объёма и даты написания — уж больно хорош литературный стиль автора.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Михаил Булгаков «Мольер»

strannik102, 13 апреля 05:40

Мольер умер. Но Мольер жив!

Чаще всего мы авторов драматических произведений относим к разряду писателей. И в большинстве случаев это, вероятно, так и есть. Однако в ситуации с Мольером всё было совсем не так. Потому что изначально будущий драматург был актёром. И активно, и довольно успешно, актёрствовал, лицедействовал, наряжался в костюмы героев и представлялся на сцене в самых разных образах. И только по прошествии некоторого времени начал писать и ставить на сцене со своей труппой собственные пьесы. Не переставая играть.

При этом вовсе не всегда и не сразу всё в его актёрской и авторской жизни складывалось удачно. И пока он не приобрёл известность и не был приближен ко двору, ему и его актёрам пришлось пройти долгий путь. Причём как в актёрско-творческом смысле долгий, так и в буквальном тоже, ибо поколесить по дорогам и городкам Франции пришлось изрядно.

А когда всё более-менее состоялось, всё равно жизненный и творческий путь Мольера не был безоблачным и усыпанным лепестками роз. Ведь все мы помним, что многие пьесы Мольера были глубоко сатирическими и, соответственно, всегда находились те, кто узнавал себя в героях его комедий. И пытался ставить палки в колёса и принимать все меры, чтобы помешать Мольеру делать любимое дело. И поскольку зачастую это были люди влиятельные и с гербами, то бороться с их влиянием было не просто.

А ещё ведь была и личная жизнь человека. В которой тоже не всё и не всегда получалось и складывалось.

Вы скажете, что всё это можно легко найти в ВИКИ и в других местах. Да, конечно, но ведь тогда мы будем лишены возможности встретится ещё и с Михаилом Булгаковым, с его взглядом на жизнь театрально-комедийного мастера и с его отношением и к Мольеру, и к временам и нравам, в которых жил и творил этот незаурядный современный автор.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Игорь Валериев «Ермак. Отряд»

strannik102, 13 апреля 05:39

О роди личности в истории...

Этот роман в первой своей половине является прямым продолжением предыдущей книги. И повествует об участии нашего ГГ в походе генерала Ренненкампфа (фигура вполне историческая, как и сам поход) на город Гирин. Т.е. первая часть книги состоит ровно из того же самого, что и предыдущая: поход, боестолкновения, вылазки и стычки, военные приключения нашего Тимохи и его сотоварищей, ну и всё прочее военно-приключенческое.

А вот вторая часть романа уже вовсю отдаёт джеймсбондовщиной и повествует о шпионско-диверсионной деятельности капитана Аленина. Раскрывать причину такой резкой перемены сути излагаемых в романе событий означало бы губить интригу придуманного автором весьма значимого для судеб и России и всей Европы (а может и мира) происшествия, и потому просто следует признать, что автор сумел вывернуть сюжет туда, куда мало кто ожидал, и заодно раскрыть новые военные таланты Тимофея Аленина.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Жан-Жак Руссо «Юлия, или Новая Элоиза»

strannik102, 13 апреля 05:38

А чужие письма читать нехорошо!

Это ЖЖ — неспроста! (Винни Пух)

Вот был период, когда были в моде разные ЖЖ, и чтение этих ЖЖ превращалось в отдельный вид времяпрепровождения в сети. Книгу Ж.-Ж. Руссо тоже можно сравнить с такого рода ЖЖ — перед читателем раскрывается Живой Журнал жизни нескольких людей своего времени. Да ведь и даже ФИО автора едва ли не напрямую подталкивает современного читателя к такому восприятию и отношению к этой книге — ЖЖ Руссо.

Может быть несколько вариантов подхода к написанию отзыва на эту ЖЖ книгу. Например, группируем письма по события и эпизодам и внимательно вчитываемся и вглядываемся в то, что испытывают наши герои (Сен-Пре и Юлия, прежде всего они, а затем и другие персонажи) в тот или иной период своей жизни. Т.е. период первого знакомства и возникновения чувств, затем когда уже связь состоялась, далее период разлуки влюблённой парочки, ну и т. д. Но тогда потребовалось бы реагировать едва ли не на каждое написанное письмо и объём такого рода отзыва мог бы быть сравним с объёмом самого более чем 700-страничного романа.

Мы пойдём другим путём (якобы Владимир Ульянов)

Да, мы сделаем проще. И попробуем отразить общие впечатления, возникавшие во время чтения книги и оставшиеся по окончанию этого длительного процесса.

Сразу скажу, что если бы не аудио вариант (1988 г.) романа в начитке Георгия Попова, то чтение книги с экрана букридера было бы занятием куда как утомительным и, наверное, даже тоскливым. Ибо суть эпистолярного жанра предполагает, что читатель будет читать письма одного или нескольких людей. А чтение писем вовсе не всегда занятие увлекательное. И в особенности, если это письма, написанные в середине XVIII века, пусть и в век галантный, но со всеми своими стилистическими особенностями. А уж если перед нами то любовная переписка страстной парочки, то затем не менее страстные письма с описанием всех переживаний по поводу случившегося и состоявшегося, затем письма с описанием быта и нравов парижского света и полусвета (а вот эти наблюдения были интересны без дураков), то письма, наполненные всей силой страсти раскаяния и всего прочего эмоционального, а далее пойдут письма бытописующие жизненный уклад семьи и заведённые в ней хозяйственные и воспитательные порядки, и пр., и пр., и пр. — всё это сильно на любителя.

Учитесь управлять страстями (кто-то из древних и умных)

Итак, основное, чем было примечательно чтение этих писем. Прежде всего, это свойственная людям того времени экзальтация и драматизация всего и вся. Уже сам стиль в котором написаны эти письма, вызывает ощущение, что респонденты непрерывно заламывают руки (а может и ноги), восклицают на разные лады, вопиют и стенают, проливают ручьи слёз (неважно, горя, отчаяния, радости и умиления или ещё чего-то). Отмечаем — экзальтация, драматизация и трагедизация.

Конечно же, автор постарался представить своих героев в самом сильном и положительном виде, в каком только это было возможно. Ведь каждый из героев романа в тот или иной момент времени совершает сильные поступки, принимает непростые сильные решения и проводит их в жизнь со всей силой своего убеждения.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Что Сен-Пре, сумевший вопреки своим чувствам отдалиться от Юлии и уехать на несколько лет в путешествие, а затем вернувшийся и вновь соединившийся со своей возлюбленной, но уже только в качестве друга. Что сэр Эдуард, сумевший не только понять глубину чувств Юлии и Сен-Пре, но и изменить своё отношение к нашему любовнику и затем принимать самое искреннее участие в его судьбе. Что Юлия, сумевшая не только совладать со своей страстной любовью к Сен-Пре, но и затем принявшая господина Вольмара в качестве своего супруга и ставшая ему верной женой. И сохранявшая ему верность до самой своей кончины (хотя продолжавшая любить своего Сен-Пре). Что мать Юлии, узнавшая о любовной переписке и о связи Юлии и Сен-Пре и сумевшая сохранить их тайну до самой своей смерти. Ну и так далее — можно взять практически любого персонажа книги и мы непременно найдём в нём черты и признаки благородства, искренности и честности.

Но особенно в этом смысле автор постарался в отношении Юлии. Которая после смерти матери смиренно принимает выбор отца, выходит замуж за г-на Вольмара и далее живёт добродетельной жизнью супруги, матери, хозяйки дома, проявляя при этом лучшие качества и в управлении делами имения, и в воспитании детей, и вообще представая перед читателем и перед всем миром едва ли не идеальной дамой.

И конечно, Руссо тесно сближается с идеями и идеалами социалистов и утопических коммунистов, пытаясь показать читателю едва ли не идеально организованное семейное хозяйство с едва ли не идеальными формами и методами управления всей хозяйственной деятельностью, а также с передовой системой взаимоотношений со слугами и работниками.

Ну, и раз уже это слово здесь прозвучало, то оно имеет отношение ко всему роману в целом — идеальное и стремление к идеальному, вот что в центре внимания и автора, и читателя. И даже смерть нашей героини автором показана в идеализирующей её форме.

Какая гадость! Какая гадость, эта ваша заливная рыба! (Ипполит)

Однако есть то, что сильно не понравилось и определило почти всё отношение к книге. Это слово Добродетель. Которое настолько часто звучало в тексте книги, что уже буквально стало вываливаться из неё, угловато торчать и всё и вся задевать собой, стало по сути вирусным и от этого превратилось в некий изрядно досаждающий фактор. Типа летне-осенней мухи, которая настырно ползает по монитору компьютера, и ты то раздражённой рукой, то нелепо курсором пытаешься её согнать, а она упорно и тупо возвращается, причём, зараза такая, непременно садится туда, где именно мешает тебе что-то делать и ты уже готов бабахнуть по монитору чем попало. Так и слово местное Добродетель — вместо какого-то вполне употребительного понятия стало просто раздражительным набором букв и звуков. Терпеть ненавижу!

И конечно же, нельзя не обратить внимание на то, что главными героями и персонажами романа являются люди непростого звания или, как минимум, высокообразованные. Простой чёрный люд здесь выполняет строго функциональные задачи, работая и служа, и являясь только лишь точкой приложения усилий Юлии и других членов общества. Они как бы не являются субъектами всего того, о чём пишет Руссо. Да и большинство из этих людей малограмотны и вряд ли могли бы стать читателями «Юлии...», а посему вряд ли Руссо рассматривает эту массу людей в качестве тех, к кому он обращается этой своей книгой.

PS В бытность мою слушателем некоей весьма специальной Академии был у нас курс лекций по предмету «Марксистско-ленинская этика и эстетика». И помнится мне, что об этом романе Жан-Жака Руссо преподаватель упоминал. Т.е. какие-то постулаты, сформулированные Руссо в этой книге, вошли затем в суть предмета «Этика и эстетика» — значит, уже не зря он старался.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Игорь Валериев «Ермак. Поход»

strannik102, 13 апреля 05:37

На войну — со своим пулемётом...

За истекшие несколько лет попаданец-казачонок Тимоха превратился в офицера Генерального штаба и даже некоторое время был в непосредственной близости к семье императора Александра III и его наследника Николая. Однако в силу некоторых весьма пикантных обстоятельств отправился с партией новых пулемётов (к разработке и изготовлению которых приложил и голову, и денежки тоже) на Дальний Восток — и подальше от дворцовой камарильи, и заодно любимым делом заняться. Тем более, что новое оружие требовалось обкатать не в условиях полигона и стрельбища, а в самой гуще военных действий.

И конечно же такие условия и возможности ему представились практически сразу же — война с Китаем быстро востребовала и самого капитана Аленина, и его винтовки-пулемёты. Сразу скажу, что если кто-то немного знаком в событиями русско-японской войны 1904-1905 гг., то сразу узнает/вспомнит фамилию генерала Стесселя. Правда в нашей реальной истории он известен тем, что позорно сдал японской армии Порт-Артур и впоследствии был подвергнут суду. Однако в этом романе он выглядит вполне адекватным боевым генералом, да и некоторые ссылки на его вполне реальное боевое прошлое заставляют поинтересоваться реальной военной биографией этого человека.

В основном роман состоит из описаний разного рода боевых столкновений между русскими (а также союзническими) войсками — с одной стороны, и с китайскими вооружёнными формированиями, в число которых входили как регулярные войска китайской армии, так и банды восставших «боксёров» (см. восстание боксёров в Китае). Насыщенность романа военными приключениями довольно высокая, что заставляет продолжать чтение цикла с неослабевающим интересом и не откладывать чтение следующей книги. Тем более, что повествование почти линейное и каждый следующий роман начинается едва ли не там, где закончился предыдущий.

Для любителей попаданческой боевой фантастики цикл вполне интересен, тем более, что ТВД довольно оригинален и редко встречается в книгах этого жанра.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Герман Гессе «Степной волк»

strannik102, 13 апреля 05:36

Человек человеку — кто?..

Наверное для своего времени это и в самом деле был роман-открытие, роман-исследование, роман-событие как в литературном смысле, так и в психологическом. Но для человека первой четверти века уже XXI, для читателя, обременённого хотя бы элементарными знаниями и кое-каким опытом теоретической и практической психологии, книга представляется уже скорее памятником, нежели чем-то иным. И не потому, что какие-то постулаты, сформулированные и произнесённые в романе, напрочь устарели или же стали совсем непригодными. Но просто всё это уже скорее повторение пройденного. Типа как геометрия Пифагора для современного математика. Как арифметика для алгебраиста.

Однако польза от чтения этой книги безусловно есть. Особенно для читателя, только-только открывающего для себя мир собственный внутренний — многоликий и зачастую многоличностный, порой представляющий собой громадный зоопарк субличностей и субпроекций своего «Я». И тут важно разобраться со всем этим своим внутренним содержимым и постараться найти гармонию для всех своих «Я-составляющих» — хоть для степных волков, хоть для кроликов и бабочек. Причём не стОит полагаться на силу только своего внутреннего степного волка — ставка только на что-то одно своё «Я» уменьшит твои силы и умалит возможности ровно настолько, насколько ты запрёшь и бабочку, и кролика, и кого-то там ещё. Фишка в том, что когда ты устраиваешь внутренний армрестлинг себя с собой, то побеждая одно, отнимаешь силы этой «побеждённой» части самого себя, т. е. становишься слабее. Впрочем, это мои глубокие внутренние убеждения и личный практический опыт, который я могу только вот так сформулировать и не более того.

А книга… да, книгу важно прочитать вовремя. Чтобы она стала отправной точкой для своего собственного путешествия. Главное — не заблудиться ;-)

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Евгений Войскунский «Румянцевский сквер»

strannik102, 13 апреля 05:35

Мы коленями Землю толкаем от себя, на себя, под себя...

Написанный в начале XXI века роман посвящён одновременно нескольким временным пластам. Прежде всего, это история военного времени, и затем и события конца 80-х — начала 90-х годов. И конечно же, книга не может не нести на себе отпечаток этого перестроечного времени. Вернее — роман попросту сам является отпечатком. Однако всё-таки в центр повествования Войскунский поместил судьбы нескольких людей старшего, воевавшего поколения. По сути дела, автор собрал воедино несколько повестей, героями каждой из которых стал то один, то другой человек, а то и несколько сразу. И потому читатель имеет возможность в одном романе насладиться (в литературно-читательском смысле) сразу несколькими формами авторского мастерства.

Войскунский вообще отличный литератор, те, кто читал его авторские и соавторские (с Лукодьяновым) НФ романы, хорошо это знают. Умелое управление сюжетом, гармоничное нагружение повествования событиями приключенческого толка, вовремя поданная романтико-лирическая составляющая, внезапные сюжетные повороты — литературный арсенал Войскунского многообразен. И в этом совсем не романтическом и не лирическом, ни капли не приключенческом романе Евгений Войскунский всё-таки сумел выстроить все важные смыслы так, что читателю и интересно, и романтично, и переживательно, и злободневно, и ещё множество других «и». Т.е. книга увлекает сразу, не отпускает тебя во время чтения и оставляет послевкусие надолго.

И ещё для меня очень дорогие и значимые ассоциации вылезли — с Виктором Драгунским «Он упал на траву» и Вадимом Шефнером «Сестра печали». И ещё, наверное, с Булатом Окуджавой «Будь здоров, школяр». Наверное потому, что у всех авторов в упомянутых книгах личные мотивы и воспоминания...

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Джеффри Евгенидис «Средний пол»

strannik102, 13 апреля 05:34

Le cousinage est un dangereux voisinage

Вообще я обычно не очень охотно берусь за чтение книг с модной современной темой о половых перверзиях, переменах пола «по щучьему велению, по моему прошению» и прочих приключениях на непрочной неоднозначной сексуальной почве. Поскольку ни у самого, ни у членов семьи никаких таких нюансов никогда не обнаруживалось и не проявлялось — мы унылые скучные гетеросексуалы. И потому, хотя о существовании этой книги знал уже довольно долго, однако стремления прочитать не испытывал. Всё как-то казалось, что макнусь в грязь по самую макушку. Однако в силу своих же принципов взял книгу в качестве совета в одной из игр — принципы надо соблюдать. Ну, и не пожалел.

Мало того, что не пожалел, так ещё и искренне порадовался, что книга пришла ко мне. Потому что перед нами был мощный крутой и современный большой роман. Из тех, за которые вручают литературные премии (Пулитцеровская премия 2003 г. за беллетристику). При этом книга почти избежала попсовых американизмов как в сюжете, так и в конструкции, в логистике построения и развития сюжета/сюжетов. В формировании образов главных и второстепенных героев романа и в создании самой ситуации конфликта.

Вообще, для меня этот роман встал практически в один ряд с некоторыми известными и популярными книгами Людмилы Улицкой и Дины Рубиной. Скажем так — изготовлен по похожему лекалу. По крайней мере в моём представлении.

По сути, мы имеем дело с маленькой семейной сагой. Героями которой стали три поколения одного греческого рода. При этом стартовые события относятся ещё к первой четверти XX века и рассказывают нам о непростой судьбе родных и одновременно троюродных брата и сестры Стефанидис. История их жизни и отношений, бегство из охваченной войной Греции и жизнь в США, появление детей у них и прочие детали занимает около 40% объёма романа. И только в этот момент появляется (в буквальном смысле — рождается) наш главный герой/героиня. И весь период жизни Каллиопы Стефанидис от рождения и до её 14 лет также подробно и детально описывается на последующих 40% объёма романа. В результате и первая и вторая часть книги воспринимаются как едва ли не отдельные романы, с замечательно интересным и мастерски рассказанным трагедийно-драматическим сюжетом.

Однако повешенное в самом начале книги ружьё непременно выстреливает — возрастные физиологические и психологические изменения, происшедшие с Каллиопой, не могли не привести и её саму, и книгу к открытию, что что-то с ней не так. И только вот эта последняя часть романа посвящена раскрытию темы гермафродитизма. При этом книга не превратилась ни в лекцию по популярной и остросюжетной теме, ни в смакование приключений пола (хотя совсем без такого рода приключений не обошлось). И именно подход автора и к самой теме, и к тому, что и как рассказать читателю, определил самое искреннее соучастие читателя в судьбе Каллиопы/Кала.

Но и убедил в том, что случаи истинного гермафордитизма штучные, что по миру не ходят толпами неприкаянные люди со сложной «сломанной» половой психофизиологией. И что волна «выбора своего пола» начиная с самого раннего возраста является всего лишь модой. А иной раз и вообще в голову приходят крамольные «стругацкие» мысли о том, что мироздание умеет защищаться и что таким образом оно просто ограничивает человечество в его неудержимой безумной экспансии. Но это уже другая история...

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Кир Булычев «Миллион приключений»

strannik102, 13 апреля 05:33

Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт...

Конечно же эту книгу следовало прочитать не в среднем пенсионном возрасте, а в среднем школьном, как это и советует аннотация. Однако уже на момент написания этих повестей было мне что-то в районе четверти века и потому фокус не удался бы даже только по этому обстоятельству.

Всё-таки как важно оказалось, что по предыдущим прочитанным повестям Кира Булычёва об Алисе были сняты фильмы или изготовлена мультипликация. Потому что отношение зрителя к увиденным фильмам определило и все реакции восприятия при чтении. А с этими четырьмя повестями было иначе: приходилось самому формировать в сознании образы — прежде всего Пашки Гераскина (и тут в ход пошли пацаны из к/ж «Ералаш») и других современников Алисы Селезнёвой. Ну и всех прочих темпорально-космических побродяжек, с которым нас свела читательская судьба. При этом забавно, что почему-то Пашка Гераскин возникал в школьном костюмчике и с пионерским галстуком, хотя дело-то происходило в последней четверти XXI века (опять же влияние фильма «Гостья из будущего»).

Что касается непосредственно самих приключений, в которые неугомонный Пашка Гераскин буквально затаскивает вместе с собой и Алису, то некоторые из них до невозможности крутые, а другие чуть менее приключабельные. Но наверное для сборника важна не плотность приключенческими происшествиями. Наверное гораздо важнее, что читатель определённого возраста 80-х и последующих годов, т. е. подросток мог сформировать в своём подростковом представлении привлекательный образ вероятного и возможного Будущего, который мелкими штришками и мазками набрасывал в своих повестях Кир Булычёв. И в контрапункт к будущему от зарубежных апокалиптических и ужастиковых фантастов зарубежных читатель мог подсознательно выбрать, какое Будущее для него предпочтительнее. Всё-таки вряд ли большинству людей хотелось бы оказаться в реалиях вселенной Метро от Глуховского, зато в Будущем от Булычёва — многим.

Конечно, жизнь многое расставила на свои места, мир начал крутиться не по Булычёву (но пока и не по Стивену Кингу), и теперь булычёвское Будущее стало скорее невозможным и в лучшем случае маловероятным. Но ведь мечтать не вредно, да и думать надо о хорошем, и надеяться на него же…

PS А образ планеты Пенелопа весьма сильно совпадает по ряду моментов с «Неукротимой планетой» от Гарри Гаррисона. Впрочем, о единстве всей биосферы планеты писали многие писатели. И даже учёные...

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Игорь Валериев «Ермак. Личник»

strannik102, 13 апреля 05:31

Распорядиться наследством Хабарова и Невельского...

Третья книга цикла оказалась довольно крепко насыщена событиями как приключенческого характера, так и в личной жизни Ермака. Возвращение в родные дальневосточные места в качестве инструктора личной охраны наследника российского престола и будущего императора Николая открывает перед 19-летним Тимохой Алениным новые возможности как служебного роста и карьеры, так и вообще даёт варианты возможных выборов будущего. И своего, но, возможно, и российского, и даже международного. Ведь случись удачное покушение на наместника императора на Дальнем Востоке (в коем качестве был сюда послан цесаревич Николай), и может измениться весь ход мировой истории.

И потому подполковник Тимофей Аленин продолжает развивать всеми возможными и доступными способами службу охраны. Реорганизуя уже существующие структуры и осуществляя решительные нововведения в порядок несения службы. И преодолевая порой самое серьёзное сопротивление как со стороны старых службистов, так и даже от венценосных особ. Однако сам ход событий и происшествий доказывает правоту молодого специалиста конвойной службы практически во всём.

Описывать как-то все эти происшествия и события нужды нет, ибо разрушит приключенческую неожиданность некоторых моментов. А их в книге имеется. Ведь выход России к берегам Тихого океана и укрепление её на этих местностях и территориях никак не входят в планы некоторых государств. А потому: всё, что не запрещено — не только разрешено, но и крайне желательно!

Что ж, посмотрим, что там уготовал нам автор в книге четвёртой...

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Джаспер Ффорде «Вечный кролик»

strannik102, 13 апреля 05:30

Тризна по человечности… и по человечеству?

Вообще у меня изначально возникла ассоциация с Оруэллом и его «Скотным двором» — типа «все звери равны, но некоторые равнее» и прочие максимы. Даже успел где-то кому-то написать об этом.

И по большому счёту, оно где-то так и есть, т. е. оруэлловская тема и ффордевская стоят рядышком. Просто у Ффорде смысловой оттенок несколько иной — наверное всё-таки проблема попытки доминирования одного биологического вида над всеми остальными. Конечно же речь идёт о нас, любимых, о гомо, которые сомнительно сапиенс. Мало того, что в своей безудержной экспансии мы уже захватили всю планету (это ничего, это в природе бывает), однако мы в силу своего узкого спектра жизненных условия всюду насаждаем искусственную среду обитания. Пригодную прежде всего для нас и предназначенную исключительно для нас же. Ну, и кто ещё успеет к ней (к этой искусственной среде обитания) приспособиться (кошки, собаки, крысы, тараканы…). Остальные идут лесом. Если им ещё останется куда идти…

В силу присущей нашему виду самонадеянности и самообольщению мы присвоили себе исключительное право называть себя «по образу и подобию» и поставили на самую макушку пирамиды видов земной биосферы. Человек — царь природы. И все остальные виды — либо бесполезные (для нас), либо вредные (для нас), либо полезные (для нас). Со всеми вытекающими следствиями для каждой категории.

И другая сторона вопроса. А вот как быть, если однажды где-то в глубинах Большого Космоса мы встретим братьев по Разуму? Ведь никто не доказал, что это будут похожие на нас гоминиды и вообще близкие к нам по духу и разуму существа. Что возникает? Правильно, ксенофобия. Чужое — значит опасное, вредное и враждебное. И потому — атакуем первыми.

Хорошо, а если вид иного разума будет иметь вполне безобидную внешнюю форму, да и происхождения совсем земного — например, кролики. Милые пушистики, поедатели моркови и копатели норок. Что же, прикажете с ними на равных в палате лордов заседать? Да выделим им пустырь и пусть там живут, в своём кроличьем гетто. И мы на воротах, на пропускном режиме постоим. И если кто самовольно вылезти попробует, или подкоп совершить — ату его!

Конечно Джаспер Ффорде в иронически-сатирической манере попытался показать читателю всю нашу внутреннюю и поведенческую «красоту». Насколько мы готовы и хотим осознать свою роль и свою ответственность в этом мире. И готовы ли мы, люди Земли, принять очередное пришествие Христа — в особенности, если он явится к нам вот в таком виде — ушастых прыгунов...

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Михаил Булгаков «Театральный роман»

strannik102, 13 апреля 05:29

Не было романа. И даже интрижка не получилась...

Давно слышал об этом произведение Булгакова, и никак не доходило до него дело. Однако вот нашлась аудиоверсия книги и потому — состоялось.

Знаете, а мне как-то не зашло. Как бы в моём понимании это и не роман о театре, а большой фельетон о том, как некий типа талантливый автор пытается сначала написать роман, а потом вступает в контакт с театраловедами и становится типа автором пьесы для театра. А поскольку пьесы ещё как таковой нет и её только предстоит написать, то он попадает в ситуацию заказа, когда ему режиссёр накручивает хвосты и пинает во все места, пытаясь объяснить, что нужно от автора театру. Однако автор ведь типа талантливый и потому с гонором, отсюда пошла коса на камень, посыпались искры и всё прочее.

Не знаю, как там в реалиях сложились (или не сложились) отношения с Немировичем-Данченко и со Станиславским, однако скорее всего (да и аннотация говорит об этом) отношения были сложными. И тут я не берусь быть на чьей-то стороне. Просто это совсем два разных мира — мир литературы и мир сцены. Хотя и соседних. Мы вон когда ставили «Укрощение строптивой», так наша режиссёр такие купюры из оригинального текста делала, что Шекспир не раз перевернулся. И трактовку роли Катарины потом режиссёр вывела в финале такую, какую она хотела сделать сама. И что, публика и смотрела и смеялась…

Это театр. И автор пьесы вряд ли может учить режиссёра тому, как ставить пьесу. Правда, и нагибать до бесконечности личность драматурга тоже было бы неправильно. Просто герой романа не сумел на равных и паритетных условиях договориться с театральным начальством, в результате у читателя осталось ощущение, что он (автор) умный обиженный, а они (театралы) тупые самодуры. Я ж говорю — фельетон.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Эдвард Бульвер-Литтон «Гарольд, последний саксонский король в Англии»

strannik102, 13 апреля 05:27

Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой…

Много ли мы знаем об истории других государств и народов? Особенно о истории почти тысячелетней давности. Поверхностно скорее всего «знаем» (в смысле «слышали»), а вот с какими-то важными подробностями вряд ли. И даже если эти исторические события носили поворотный характер в судьбах народов, стран и целых континентов, то всё равно многое остаётся в послешкольной памяти только обрывками «знаний» — я сейчас о Вильгельме Завоевателе… Когда это было, где, с кем, почему и каким образом — все эти вопросы, заданные на уточнение деталей завоевания Англии, в моём случае останутся без ответа. Вернее — остались бы без ответа. Потому что теперь какой-то худо-бедно внятный ответ на часть такого рода вопросов я бы дал. Прежде всего потому, что прочитал вот эту книгу. Ну, и ещё потому, что сразу после книги полез во всезнающий Интернет и пошарился в ворохе информации об этих временах и людях.

А ведь и правда, буквально краеугольный камень в истории Англии, эти события середины XI столетия. Ведь до Вильгельма Англия была по сути разрозненным скоплением княжеств-графств-земель. Причём вовсю правили не только местные знатные люди, но и викинги, и их последыши. И только после битвы при Гастингсе и воцарения Вильгельма Англия начала становиться государством.

Главными героями романа стали Гарольд, будущий Гарольд II, последний саксонский король страны, а также его невеста Юдифь, все остальные действующие персонажи и герои романа уже стоят на вторых ролях (но только в романе, а в истории на первых и заглавных). Книга начинается с возвращения в Англию после изгнания отца Гарольда — Годвина; на дворе 1052 год и перед читателем пройдут всего 14 лет до битвы при Гастингсе.

Автор строит повествовании в полном соответствии с писаной историей Англии тех лет и в унисон с исторически достоверно известными встречами и происшествиями. И потому роман вполне может служит художественной интерпретацией истории этой островной страны. Своеобразной иллюстрацией, а может быть даже и лекцией об этом периоде Англии и всей Северной Европы. Ибо по мере чтения книги мы видим взаимосвязь не только событий в доме Годвина и на его землях, но также и в других английских землях. А также частично в Нормандии и Франции, Дании, Норвегии и других территориях Скандинавии.

А некоторые события, описанные ярко и красочно в этом романе, просто ознаменовали конец одной эпохи и начало другой, например, поражение брата Гарольда Тостига и сопровождавших его викингов от саксонского войска — тем самым закончилась целая эпоха набегов викингов. Ну, а о значении битвы при Гастингсе и вообще говорить не стоит.

В романе довольно сильна любовно-романтическая линия: история любви Гарольда и Юдифи пронзает весь сюжет сквозным стежком, скрепляя и порой даже объясняя те или иные поступки и решения будущего короля Англии. И нисколько не мешает главной, исторической теме. Но наоборот, придаёт роману красок. И потому книга читается довольно легко и с увлечением (и тут слабое знание истории играет на пользу, ведь не знаешь, чем всё закончится)...

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Селеста Инг «Всё, чего я не сказала»

strannik102, 13 апреля 05:26

Отцы и дети… и другие поколения и люди

Хотя и написано, что книга из серии «Зарубежные детективы», однако полноценным детективом она не является. Тут, скорее, семейная драма и психологический триллер смешались в одно целое. Потому что в центре внимания автора и читателя находится не сама смерть 16-летней девушки-старшеклассницы, а внешние и внутренние нюансы семьи Ли. А нюансов этих хватает и для завязки ситуации, и для подогревания внутреннего конфликта сразу у нескольких людей, и для раскручивания конфликта внешнего. Например: отец американец китайского происхождения, мать — белая американка. Что для США 60-х — 70-х совсем не комильфо, ибо традиционно приветствуются браки внутрирасовые, а тут жёлтая кровь замешалась. И вот это обстоятельство послужило стартовой площадкой для многих последующих негативных событий, причём как внутри семьи, так и вне её.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Конфликт между дочерью и матерью, не принявшей сердечного выбора дочери и до конца жизни так больше ни разу не только не появившейся в жизни дочери, но даже не поинтересовавшейся появлениями на свет своих внучек и внука.

Конфликт (скрытый, но тем не менее заметный) между семьёй Ли и обществом, также отстранённо и скептически относящемуся к семье «китаёзов».

Конфликт между детьми семейства Ли и их сверстниками — и в школе, и в быту — отсутствие друзей, буллинг и прочие «прелести» скрытой ксенофобии и расизма.

Конфликт между родителями и детьми в самой семье — и тут триггерами стали несколько факторов.

А ведь есть ещё и другие обстоятельства, о которых в книге тоже идёт речь: девочке уже 16 лет и пора вступать в пору девической зрелости.

И эта тема тоже звучит перетянутой струной расстроенной вдрызг гитары — расстроился не только аккорд жизни Лидии Ли, расстроился весь жизненный оркестр всей семьи...

В результате мы имеем настоящий сложный (хотя простой в чтении) современный остросоциальный роман. Который я прочитал, практически без отрыва, всего в течение двух «рабочих» дней — т. е. и работа была, и корпоратив, и бытовые занятости, однако же книга не отпускала и вселилась в меня всего за несколько чтенческих часов. И сразу после прочтения не пожелала выпустить из своих объятий и засадила за клавиатуру, требуя выпустить «пар». И, кстати сказать, книга очень хороша для совместного чтения в книголюбских клубах и последующего обсуждения.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Невил Шют «На последнем берегу»

strannik102, 13 апреля 05:23

Последний берег человечества, или Берег последнего человечества...

Хотя я и имею солидный читательский стаж (почти 60 лет с книгой), однако до сих пор постапокалиптической зарубежной фантастики такого направления не читал. Ведь чаще всего мы имеем дело либо с описаниями ужасов происходящей всемирной атомно-термоядерной химио-бактериологической войны, либо сразу с последствиями всеобщей катастрофы.

Невил Шют пошёл по другому, я бы сказал, не по голливудскому пути (хотя Голливуд мимо себя его книгу не пропустил, но об этом ниже). В его романе нет картин совершающейся войны, нет героизирующих героев, нет смакования страхов и ужасов происходящего мирового самоубийства. Всё происходит гораздо прозаически и порой даже банально.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Мы просто узнаём о гибели всего северного полушария Земли в результате масштабной атомной войны всех со всеми — на момент написания книги основными атомными державами были СССР, США и Китай (ну, и Франция-Англия, но в книге их в этом смысле нет) и потому вся стычка происходила между ними. Хотя атомные бомбы были уже у многих в силу простоты и дешевизны их производства (так в романе). Одна провокация, другая, одна бомбардировка, ответный удар всеми силами ВВС (1957 год, ракет ещё не было — хотя в книге речь о начале 60-х) по врагу, ответный «привет» оттуда — сценарий прост как два пальца об асфальт.

А дальше просто вступают в действие природные особенности атмосферы Земли — заражённые слои атмосферы северного полушария постепенно перемешиваются с экваториальными и затем с ветрами южного полушария, в результате тихая невидимая и неумолимая смерть крадётся сверху вниз по земному шарику без всяких вариантов на надежду. Тотальная лучевая болезнь — всего и вся. Никто не выживет. И опустевшие города будут стоять в готовности спустя пару десятилетий (период полураспада радиоактивного изотопа кобальта всего 5 лет) принять жителей. Но заселить их уже будет некому.

Но роман не совсем об этом. А прежде всего о том, как оставшиеся пока вне зоны заражения люди в Австралии, Новой Зеландии и других местах южного полушария, пытаются достойно дожить

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
оставшиеся им 5-6 месяцев жизни и не менее достойно закончить свой земной путь. И в центре внимания семья молодого офицера австралийского флота Питера Холмса — с женой Мэри и дочерью младенческого возраста Дженифер, а также капитан атомной американской подводной лодки Дуайт Тауэрс и молодая австралийка Мойра Дэвидсон, и их взаимоотношения. Конечно же, в книге есть и другие персонажи и даже герои совсем не второго плана (тот же учёный Джулиан Осборн или адмирал Брайди), но всё-таки они находятся чуть за спинами главных действующих лиц. А общим фоном является казалось бы почти нормальная жизнь австралийских городов и посёлков — почти потому, что все знают о наступающем фронте всеобщей смерти и потому просто стараются жить на всю катушку и во всю ивановскую. Кто-то старается выпить всё марочное и эксклюзивное спиртное, кто-то пускается во все тяжкие в сексуальном смысле и т. д. Однако всё-таки в основном происходит нормальная или близкая к нормальному содержанию жизнь — нет мародёрства и грабежей, насилия и всего прочего, что так любимо современными авторами апокалиптического и постапокалиптического направления. Люди просто стараются достойно дожить отпущенный им недолгий век. И в этом и проявляется сила духа каждого отдельного человека и всего человечества в целом. Жить и умереть достойно. Не быть и не стать сволочью и пылью. Заниматься любимым — по настоящему любимым — делом: гонять на спортивных авто, рыбачить в горных ручьях, танцевать до упаду, разговаривать умные (и неумные тоже годятся) разговоры, дружить и любить — делать всё то, что почему-то раньше не делал, либо откладывая на потом, либо не позволяя себе чего-то в силу самоограничений.

При этом никто не старается позёрствовать, что-то этакое особенно красивое говорить или творить, никто не юродствует и не кликушествует, и почти никто не впадает в панику и не превращается в животное. Хотя, казалось бы, число таких людей должно бы в такой ситуации зашкаливать. Ну, или они должны были быть заметны. Однако же здесь таких практически нет.

Конечно, в романе есть и какие-то активные действия, направленные на разведку текущей ситуации —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
пара рейсов атомохода в северные широты и к берегам США,
однако рассказывать об этом мы здесь не будем, дабы не превратить текст отзыва в один жирный спойлер. Хотя и там, в этом большом рейсе, нашлось место и слабости человеческой, и подвигу, и разочарованию, и случаю, и надежде, и самообману…

Роман не заканчивается хэппи эндом — автор вовсе не хотел, чтобы читатель (ещё раз напомню, что на дворе 1957 год и даже Карибского кризиса ещё не было) облегчённо вздохнул при вести, что прилетели зелёные человечки и всех спасли. Автору как раз и надо было, чтобы читатели осознали, что спасти самих себя и нашу маленькую планету от гибели можем только мы сами, вместе и совокупно.

Приятным бонусом к книге стал просмотр одноимённого фильма (1959 г.) с Грегори Пеком, Фредом Астером и Авой Гарднер (других актёров я не знал, но поставлен и сыгран фильм для тех лет великолепно, с полной передачей всех смыслов). И хотя фильм ч/б, однако для этой темы наверное так было даже правильней, нежели делать его цветным.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Дмитрий Балашов «Похвала Сергию»

strannik102, 13 апреля 05:20

Служение Богу и народу

В лице его русский народ сознал себя; своё культурно-историческое место, свою культурную задачу и тогда только, сознав себя, получил историческое право на самостоятельность. (Павел Флоренский)

Хотя роман назван по имени святого преподобного русской православной церкви Сергия Радонежского, однако на самом деле в нём речь идёт о жизни Варфоломея из боярского рода — такое имя получил будущий игумен Руси при крещении. И Дмитрий Балашов последовательно и детально рассказывает читателю о семье боярина Кирилла и о чуде внутриутробного крика при посещении церкви его матерью, затем о рождении мальчугана, о детских годах Варфоломея, о стихийном соблюдении им постов, о годах учёбы и о взаимоотношениях с братьями и родителями, с другими людьми. Отдельной главой проходит рассказ о чудесном овладении Варфоломеем способности читать и понимать написанное — это обстоятельство практически официально входит в жития Сергия.

И далее мы проживаем с Варфоломеем, будущим Сергием день за днём и месяц за месяцем долгие годы, до самой смерти его родителей. Потому что уход Варфоломея-Сергия в пустынь и монашеский постриг произошли уже после их смерти, и в эту книгу Балашова не вошли (зато они и вся жизнь Сергия до его смерти есть в других его романах из цикла «Государи московские»)..

Сам Балашов вроде как не включал эту книгу в цикл о государях московских, однако на самом деле она там была бы вовсе не лишней и её чтение помогло бы читателю глубже понять сущность будущего преподобного Сергия Радонежского, духовного собирателя русского народа.

Поскольку чтением этой книги закончено чтение всего литературного наследия Дмитрия Балашова, то нельзя не сказать о всём цикле. Конечно, многие историки могут сказать, что нельзя изучать историю по художественным книгам. И будут правы. По-своему. И всё-таки чтение книг Дмитрия Балашова приучает читателя сводить чтение не только к отслеживанию сюжетно-событийного ряда, но и к осмыслению исторически значимых событий во всей их значимости и сложности взаимосвязей. Начинаешь видеть и осознавать всё значение каких-то таких решений и поступков князей и воевод, которые круто изменили ход истории в ту или иную сторону. Что, в конечном счёте, привело к созданию на месте разрозненных русских княжеств Русского государства — с общей религией, культурой, с финансовой и хозяйственной системой. Вот так, кровью, потом и слезами вставала Русь...

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Майкл Крайтон «Крылья»

strannik102, 13 апреля 05:17

Нам разум дал стальные руки-крылья...

В общем-то наверное довольно распространённая схема сюжета. По крайней мере встречающаяся у Артура Хейли, а уж ему в популярности не откажешь, а значит и схема известна многим читателям. Т.е. имеется некая корпорация — в данном случае авиационно-строительная, которая сталкивается с некими проблемами в качестве своей продукции. В результате чего происходят лётные происшествия. В силу того, что это международные пассажирские авиалинии, эти происшествия становятся широко известными. И фирме грозит срыв очередного контракта на многомиллионную сумму. Тем более, что конечно же имеются и конкуренты, готовые отпихнуть в сторону и занять место на рынке авиастроения и авиаперевозок. И потому возникает конфликт между двумя линиями поведения: расследовать лётные происшествия досконально и открыто, не убоявшись информации, которая может негативно сказаться на имидже фирмы. Или слить расследование тихой сапой в канализацию, умолчав истинные причины неполадок и скрыв их от общественности и от покупателя/заказчика. А если при этом ещё вмешиваются личные мотивы некоторых довольно высокопоставленных лиц, то и вообще для группы расследования времена наступают непростые.

Поскольку темпоритм задан высокий не только в связи с ограниченными сроками расследования, но и в литературном стиле, то книга читается легко и быстро. Тем более, что автор не допускает провалов в энергетике, старается поддувало держать открытым да ещё и мехами периодически пользуется, отчего пламя событий постоянно вспыхивает новыми порциями. И всё равно автор до последнего держит читателя в неведении относительно всех нюансов расследования и толкования тех или иных фактов, отчего многое проясняется только к самому финалу романа. К вящему читательскому удовольствию.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Чарлз Роберт Метьюрин «Мельмот Скиталец»

strannik102, 13 апреля 05:16

Битва между Искусителем и Богом бесконечна: пока существует род людской, всегда будут искушение и соблазн...

Не могу сказать, что я чрезвычайно сильно не люблю средневековую литературу. Точнее, не средневековую (много ли я читал её, средневековой-то!), а ту, которая стилистически вызывает ощущение замшелой средневековости, томительной тягостности, ибо наполнена велеречивостью и морализаторством, нудёжем и бубнением, многократными повторами одних и тех же событий и, соответственно, одних и тех же, или очень похожих по смыслу и сути фраз, выражений и максим. И событийный ряд утомительно однообразен и повторяем от ситуации к ситуации.

И схема повествования сама к этому располагает: мы имеем ситуацию «А» с некоторыми главными героями, затем появляется некий персонаж, который начинает повествовать (многословно и утомительно нудно) о ситуации «Б». В процессе этого рассказа возникает встроенный в эту историю сюжет «В» — опять же томительно долго и изрядно многословно. При этом в каждой истории (А-Б-В) встречаются разные ответвления сюжета — в результате схематически мы можем представить себе некое древо, от ствола которого отходят несколько толстых основных ветвей, ветви эти в свою очередь разделяются на более мелкие плети, образуя целую крону повествования. По чести говоря при чтении истории третьей уже напрочь вылетели имена персонажей корневых, центральных — кроме, конечно же, Мельмота Скитальца, являющегося персонажем сквозным.

Конечно, следует иметь ввиду двухвековую ветхость романа, но ведь написанные даже ранее «Мельмота...» «Опасные связи» такого ощущения тягучести не вызвали.

Другим вызывающим некоторое отторжение фактором стала высокая насыщенность книги религиозными смыслами и мотивами. При этом неважно, что вроде бы автор выступает с резкой критикой практически всех мировых религиозных течений того времени (под критику попали христианство, и ислам, и буддизм) — я вовсе не принадлежу к числу воинствующих атеистов. А просто мне богословско-церковная тематика не слишком интересна, особенно в такой вот подаче. Хотя нужно признать, что к концу романа автор всё-таки искусителя и совратителя Мельмота ставит в положение проигравшего битву за людские души, т. е. все описанные в книге грешники и богохульцы всё-таки не предались в плен искуса.

Т.е. к чему была написана эта книга — понятно и протеста не вызывает. Но вот форма повествования, манера подачи смыслов — не в моём вкусе. Однако автор вызывает уважение уже одним только старанием и объёмом своего литературного труда. Не говоря уже о той пользе, которую (надеюсь на это, и потому такая оценка) принесла книга за все два века своего существования — авось кто-нибудь да сумел найти в себе черты Создателя. Ибо ведь по образу и подобию...

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Людмила Улицкая «Медея и её дети»

strannik102, 13 апреля 05:15

Крымские каникулы

Начитаешься всякой современной хрени и внезапно чувствуешь, что ужасно соскучился по великолепному русскому литературному языку, по неспешному вдумчивому рассказу о красивых, не всегда счастливых, но таких живых людях, о превратностях судьбы и о поворотах и изгибах чувств и эмоций, о поступках и Поступках, о вере, надежде и любви, о цене человеческого сострадания и участия, о верности и о гордости (но не гордыне, хотя и о ней, порой, тоже), о том, как заложенное в одном поколении вдруг нечаянно повторяется в поколении следующем и затем ещё в одном — в общем, о жизни. И вот если всё это (и многое ещё что другое) ищешь, то отправляешься к Людмиле Улицкой и смакуешь, по крохам вбирая в себя Литературу с большой, заглавной буквы.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Дэвид Митчелл «Тысяча осеней Якоба де Зута»

strannik102, 2 марта 19:51

Лучше быть мягким снаружи и твёрдым внутри, чем твёрдым снаружи и мягким внутри (Лао-Цзы)

«Фильм, часть седьмая — тут можно поесть.

Потому что я не видал предыдущие шесть» (В. Высоцкий)

Аннотация уведомляет о том, что перед читателем находится новый перевод книги. Однако читатель (в данном случае я) и предыдущий не только не читал, но и не видел, и не знал о его существовании. Вот и гадай теперь какой из существующих вариантов лучше — предыдущий, или этот. Блин!

Вообще к восприятию и оцениванию этого романа можно относиться с самых разных ракурсов. Например: почти исторический роман на фоне практически исторических событий и фактов. С погружением в некоторые детали японского быта и нравов — конечно, не с таким глубоким, как это было в фильме «Легенда о Нараяме», но всё-таки. А можно подойти с другой стороны: перед нами сентиментально-историческая романтико-лирическая баллада. Повесть (как повествование) о настоящей, большой и сильной любви. Это с другой стороны. Но мы зайдём с третьего направления (нормальные герои всегда идут в обход) — книга, которая вполне могла бы называться «Звёздный час Якоба де Зута» с подзаголовком «Сильные духом». Хотя скорее, наоборот, сначала про сильных духом, а потом уже про звёздный час. Потому что в этом романе больше всего написано именно о сильных духом людях.

Ну, а дальше можно просто пройтись по персонажам и героям романа и понаблюдать, кто, где и когда показал эту самую силу духа. И начинаем мы, конечно же, с заглавного героя, с Якоба. Силу воли и духа этого простого служащего компании мы можем почувствовать уже с первых эпизодов.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Он не боится прослыть белой вороной, старательно выполняет свою экспертную ревизионную работу, вступая порой в прямые стычки с некоторыми другими персонами фактории. А когда эта часть работы завершена, он вступает в прямой конфликт с тем, от кого зависит его будущая судьба (новым директором фактории Ворстенбосом) и конечно же оказывается в этой ситуации в проигрыше (если смотреть на всё с позиции карьеры). Однако и далее наш парень, пусть и колеблясь порой, и сомневаясь, всё-таки не идёт на поводу событий и не плывёт по течению. И когда уже в третьей части книги возникает ситуация, где требуется простое мужество бойца, Якоб встаёт во весь свой не слишком значительный рост под пушки и каронады английского корабля (вот он, его звёздный час!) — его не слишком большой рост при этом становится столь заметным, что именно его, Якоба выбирают люди фактории своим вожаком и начальником, и именно с ним продолжают сотрудничать японцы. Да и потом, позже, Якобу не приходится занимать ни силы духа, ни решительности, ведь он вполне успешно управлял факторией ещё долгие годы. И сумел не сломать жизнь своей любимой женщине, с которой судьба его развела (собственно, именно об этом вся лирическая и романтическая составляющая книги) и достойно принять её собственный выбор.

Если говорить о главной героине книги молодой (на момент нашего с ней знакомства) акушерке японке Орито, то и сам род занятий требовал определённых качеств —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
медицина в средневековой Японии для женщин был едва ли не под запретом, и уже поэтому от неё требовалось изрядное мужество, чтобы преодолевать сопротивление японской среды и продолжать не только заниматься родовспоможением, но и продолжать учиться медицинскому искусству у иностранца, доктора Маринуса. И затем, когда судьба её переместила в некий весьма специфический женский (на самом деле скорее смешанный) монастырь и перед ней вплотную встала дилемма выбора — сдаться на милость настоятеля Эномото или пытаться сопротивляться чтобы избежать роковой участи, Орито сделала всё возможное, чтобы самой решать всё в своей жизни — и когда искала пути побега, и когда приняла решение вернуться в обитель для спасения жизни беременной монахини и её новорожденной двойни. Да и потом её выбор наверняка потребовал от неё не только житейской мудрости и профессионального мастерства, но и решимости не искать встречи с Якобом, а спустя 11 лет объяснить ему всю высокую правильность такого решения.
Конечно нужна сила воли и духа.

Доктор и учёный Маринус.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вроде бы человек грубоватый и хамоватый с первого предъявления. Однако справедливый и решительный, умеющий не только принимать решения врачебные (хирургия научит не быть мямлей), но и другого рода — взять в обучение японскую девушку тоже, наверное, было непросто. И чтобы противостоять той среде, которая была в фактории, тоже нужно иметь мужество и силу воли. Характер. Я уж не говорю о той ситуации, когда Маринус вместе с Якобом оказался на башне под артиллерийским обстрелом и отказался уходить оттуда — при этом не позёрствуя и не бравируя. И потом целых 11 лет работал вместе с Якобом бок о бок до самой своей смерти. Очень дельный человек. Цельный и крепкий.
«Он уважать себя заставил, и лучше выдумать не мог» (А.С.П)

Переводчик Огава. Тут вспомним

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
и ситуацию с утаиванием им информации о запрещённой религиозной книге, которую Якоб пронёс на территорию фактории, т. е. фактически на территорию Японии, хотя это напрямую запрещено японскими законами тех лет. И его посредничество в переписке Якоба с Орито — при том, что сам Огава влюблён в девушку и хочет жениться на ней. Ну и, конечно же, его «освободительный поход» к монастырю для освобождения Орито — не его вина, что задуманное не удалось и что его жертва оказалась почти напрасной. Однако переданные им Якобу документы о монастырских Догмах в конечном счёте повлекли за собой решение этой проблемы — устранение главы религиозной секты и роспуск монастыря, т. е. сохранение жизней многих и многих людей.

Магистрат Широяма — и в течение всего романа он вызывал вполне положительные эмоции, а уж его крайний выбор

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
способа ухода из должности и вовсе заслуживает самого высокого и уважительного отношения. Причём, по сути, он не просто пожертвовал своей жизнью — всё равно он должен был совершить харакири, — а рисковал «потерять своё лицо» — жертва немаловажная.

Тот самый беглый монах,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
который притащил старухе-травнице записи Догм. Ведь тоже человек понимал, что рискует жизнью, записывая эти крайние секреты монастыря, и дважды рискует, совершая побег из обители, однако всё-таки делает задуманное и тем самым приводит в действие всю цепочку причинно-следственных связей.

И даже капитан английского фрегата «Феб» Пенхалигон

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
в самом конце всей этой истории отказывается от осады и обстрела фактории (а заодно и Нагасаки) и уводит свой корабль прочь. Хотя тут всё не так однозначно — вспомним, что для смягчения подагрических болей он принимает опиаты и как раз незадолго до этого явно передозировал организм. Вот и почудилось присутствие сына на башне (и у Якоба и у сына капитана были рыжие волосы) — и тут то ли эмоции победили разум, то ли разум проснулся под воздействием эмоций. Но всё равно, предстать перед офицерами корабля и командой слабаком, отказавшимся от военной победы —
тоже решиться надо было.

В общем, если подходить к восприятию книги вот с этого ракурса, то конечно же книга о силе духа и о сильных духом людях.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Кир Булычев «Сто лет тому вперёд»

strannik102, 2 марта 19:48

Одна из любимых книг «поколения дворников и сторожей»

Нет, братцы, как ни крути, но всё же хорошо жить на два дома. Ведь в каждом доме тебя ждут свои удовольствия — и кухонная посуда в разных домах другая, и вид из окна, и соседи другие, не говоря уж о разной мягкости диванах и кроватях со всеми диванно-кроватными удовольствиями. Думаю, что многие мужчины понимают и некоторые из этих многих мужчин разделяют со мной эту радость обитания в позиции «на два дома». Впрочем, вполне может быть, что и некоторые продвинутые современные отчаянные девушки и женщины тоже умудряются так жить и получать свой двухдомно-двухквартирный кайф.

Не-не, вы там ничего лишнего не подумайте. Я ведь только о том, что вот выстроил в течение 2017-2021 года на вновь приобретённом земельном участке брусовой дом и завёл там своё внутридомовое хозяйство — кухня, посуда, мебель, диваны-кровати. И вот не будешь же каждый раз таскать с собой книжки (без которых ты, будучи заядлым читателем, жизни не мыслишь), и потому некоторая часть домашней библиотеки переехала туда, «в этот домик, деревянный вырезной» (песня Владимира Бережкова «Луковка» — кстати сказать, отличная песенка, будет возможность — послушайте). И прежде всего, это книги из категории «непрочитанные». Так приятно после какой-нибудь утомительной работы (снега вон в этом году подваливала туева хуча, хоть каждый день лопатой маши до одури) завалиться на новенький диван с непрочитанной книгой в руках и с наслаждением читать...

Вот таким именно образом и была взята в руки и прочитана эта старинная, семидесятых совковых ещё годов фантастическая повесть от Кира Булычёва. Понятно, что практически все люди в 80-х смотрели этот 5-серийный мини-телесериал о приключениях Алисы Селезнёвой, девочки из будущего. Ну, помните, миелофон, космические пираты Весельчак У и Крыс (Вячеслав Невинный и Михаил Кононов), робот Вертер (Евгений Герасимов) и всякие приключения московских ребят из 6 «в» — в книге 6 «б». И я в возрасте крепко за 20 (т. е. 27) со старшей 9-летней дочкой тоже с интересом и удовольствием его смотрел. А вот повесть Кира Булычёва не читал — как-то так сложилось, что с книгами этого великолепного детского фантаста у меня не сложилось, не попадались они на глаза и не давались в руки. И тут в прошлом году на буккроссинге прихватизировал книгу с тремя повестями — вот радость-то была.

Писать что-то о содержании книги — глупо. И потому просто хочется поделиться чистой радостью от встречи с чистой фантастикой. Неважно, научная она или утопическая — в ней есть мечта о светлом и радостном будущем. Которое, кстати, не за горами, всего-то 60 лет осталось до обозначенной в книге даты — есть ещё время изобрести машину времени, сделать станции телепорта, полететь на другие планеты и завести Космозо — со склисом, говоруном и прочими экзотическими животными. Ну, а пиратов нам не надо, их и в нашем «здесь и сейчас» хватает...

Оценка: 9
⇑ Наверх