FantLab ru

Все отзывы посетителя imra

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  3  ]  +

Марина и Сергей Дяченко «Ведьмин зов»

imra, 20 марта 12:52

Марина и Сергей Дяченко «Ведьмин зов». — М.: Эксмо, 2020 г. Серия: Фантастические миры Марины и Сергея Дяченко. Вторая часть цикла «Ведьмин век».

Многообразие Любви, или Новая конструкция из знакомых элементов

Прошло 30 лет со времен несостоявшегося Ведьминого века. Клавдий с Ивгой давно женаты и вырастили сына Мартина, который пошел по отцовским стопам, став инквизитором-куратором округа Одница.

Ведьм потихоньку интегрируют в общество, инквизиция занимается в основном не борьбой с ними, а помощью неинициированным «сударыням».

Вот только полностью ли устранена возможность пришествия Ведьмы-Матери? Или людской мир все еще находится под угрозой?

«Ведьмин век» супругов Дяченко написанный в 1997 году, выдержал без малого 10 переизданий, не считая украинского варианта, трех изданий на зарубежных языках и пары аудиокниг. Сами авторы с тех пор попробовали себя в сценарной работе, перебрались из Киева сперва в Москву, затем в Штаты, и вот, по прошествии 22 лет вернулись к «сударыням своим ведьмам».

Мир «Века», как выясняется, тоже не стоял на месте. И наблюдать за переменами в мире романа — одно удовольствие.

Усилиями некоего Клавдия Старжа отношение к ведьмам за эти годы изрядно изменилось. У ведьм появились права, их принимают в университеты, где имеется обязательная квота. Введена цензура на показ злодеяний ведьм в кино, ведь это нарушает права их неинициированных товарок. В киноиндустрии и вовсе «ведьма на ведьме сидит и ведьмой погоняет» (забавная аллюзия на представителей богоизбранного народа, заполонивших Голливуд?). Активно идет поиск другого слова, которым можно было бы именовать неинициированных ведьм, пока, правда, безуспешно. Инквизиция стала не карательным органом, а скорее Конторой по социальной поддержке ведьм, сотрудники которой борются с дискриминацией подопечных. Тут организована горячая линия, а во время приема ведьму и инквизитора разделяет стекло с защитными знаками, установленное для удобства посетительницы (все помнят, что в присутствии инквизиторов «сударыням» не по себе?). Даже в Совете кураторов Инквизиции заседают целых две женщины (!), дикая и невозможная ситуация для мира, описанного в «Веке».

Естественно все «плюшки» относятся исключительно к неинициированным «сударыням». Ведь, как мы помним, действующие ведьмы чертовски меняются, причем не в лучшую сторону, утрачивая людские мотивы и привязанности. Что не позволяет им интегрироваться в самое продвинутое и мягкое общество.

Перед нами политкорректный, толерантный мир, стремящийся отыскать наиболее щадящие варианты взаимодействия с одной из частей социума (и все это благодаря одному человеку!).

Общество вроде как изменилось (по крайней мере, официально), а вот люди застряли на полдороги. И бушуют на улицах митинги студентов, протестующих против ущемления их прав. Ведь ведьмам, учащимся по квотам, позволяется гораздо больше, чем обычным людям. И поднимает голову Новая Инквизиция — организация, объединившая пострадавших от ведьм, людей полных желания отомстить всему ведьмовскому роду. Людские инерция с привычкой штука страшная.

Дяченко чертовски точно ловят и передают тенденции современного общества (правда, в основном западного, так и авторы живут нынче отнюдь не в деревне Гадюкино), с его двойной моралью, лицемерием, попыткам делать хорошую мину при плохой игре, перегибами на местах. Не забывая показать и хорошие стороны такого социума.

Поразмышляют авторы над тем, как могло появиться нечто, столь отличное от породивших их гомо сапиенсов. И почему, собственно, ведьмы после инициации становятся чистым злом, теряющим всякое подобие человечности.

Не забудут уделить время вопросам контакта людей с иным, и тому, какое воздействие оказывают эти контакты на человеков. И, конечно же, моральности работы инквизиторов. Работы, принуждающей принимать крайне спорные с этической точки зрения решения, постоянно балансируя на грани между званием спасителей и садистов.

Поговорят с читателем о вечной как мир проблеме отцов и детей. Отцов, пытающихся всегда приглядывать за своими чадами (когда уместно, а когда и нет). Детях – сперва очаровывающихся, а позднее разочаровывающихся в «предках», совершающих глупости, влияющие на всю их жизнь.

Персонажи, как всегда у Сергея с Мариной, хороши. Причем как старые, так и новые.

Из старых знакомых с нами Клав и Ивга.

Клавдий, вот уже 35 лет удерживающий за собой должность Верховного инквизитора. Переживший двух герцогов. Внедривший в жизнь новые подходы к ведьмам. Идущий на все, чтобы защитить жену. Балансирующий на грани высших проявлений заботы и жесточайшего контроля любимой. Чувствующий малейшие смены настроения супруги. Живущий в страхе нового пришествия Матки.

Ивга – мучимая кошмарами, вещими снами и воспоминаниями о несбывшемся. Плотно занявшаяся историей и лингвистикой. Подспудно тоскующая об инициации. Пытающаяся разобраться в природе своего племени.

Подарят нам авторы некоторое количество флеш-беков, вкратце рассказав, как прошли для главных героев эти три десятилетия, пробежавшись по ключевым для супругов Старж событиям.

И, конечно, предъявят парочку представителей нового, молодого поколения.

В первую очередь – Мартина. Находящегося в сложных отношениях с родителями. Юного идеалиста, подавшегося в Инквизицию, чтобы не допустить новых инициаций. Столкнувшегося со сложностями своей работы. Добившегося в ней нехилых высот и неплохих результатов. Едва не сломавшегося под грузом слишком лично воспринятой смерти. Встретившего свою большую любовь.

Ведьму Эгле Север – дизайнера, художницу, специалистку по историческому костюму, трудящуюся в той самой киноиндустрии. Творческую личность, способную вспылить и наговорить в лицо толпе массу нелицеприятных вещей. Спасенную Мартином, позднее буквально вернувшую его к жизни.

Ах, какой между ними разгорелся роман! Все в современных канонах, с внезапной влюбленностью, бурными ночами, ожидаемыми всю неделю совместными выходными. Даже завидно. Никаких тебе платонических отношений, долгих предварительных разговоров, сомнений и терзаний. Не то время. Чай 21-й (или какой у них там) век на дворе.

Есть интересные второстепенные персонажи.

Та же Майя — несчастная девочка, плотно познакомившаяся с реакциями обычных подростков, плевать хотевших на толерантность, подзуживаемых гормонами, не терпящих иных.

Или ее папаня — алкаш-чугайстер (а ведь у парней и правда работа не сахар).

С одной стороны Дяченко не обошлись без элементов самоповтора, переосмысления пройденного. Впрочем сейчас это скорее не «баг» а «фича», доказано «Звездными войнами» и прочими «Терминаторами».

С другой стороны, сюжетообразующие элементы, такие как навка, любовь между инквизитором и ведьмой, пророчество о пришествии Матки, попытки не дать ему воплотиться в реальность, реализованы иначе, собираясь в оригинальный пазл (вот как имело смысл поступить постановщикам новых ЗВ, а не дублировать классику с молодыми героями). Как я уже сказал – время другое, и люди другие, ведь дети почти всегда серьезно отличаются от своих родителей.

И, естественно вторая часть «Века», посвященного Любви, не обойдется без этого прекрасного чувства. Причем, опять же, нам покажут его новые грани. Не только между мужчиной и женщиной, хотя именно любовь Мартина и Эгле не даст этому миру провалиться в тартарары. В «Зове» сыграет свою роль и чувства постаревших Клава с Ивгой, и любовь родителей к детям. То, без чего невозможно представить людскую цивилизацию. Соединившись, эти грани великой силы способны на все. Не только спасти человечество, но и дать ему невообразимый ранее шанс.

Эрго. Отличное продолжение великолепного романа о Любви, позволившее нам вновь увидеться со старыми героями и познакомившее нас с новым, достойным своих предков, поколением. Еще раз тонко намекнувшее читателю на то, что без Любви (во всех ее проявлениях) не обойтись никакому из миров.

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Марина и Сергей Дяченко «Луч»

imra, 25 февраля 2019 г. 20:58

Рыцари реальностей на страже человечества, или Библия социального менеджмента/Управленческая сага

Обычно Денис с нетерпением и радостью ждал свой день рождения. Но этой встрече, произошедшей в аккурат перед его 13-ю годовщиной, обрадоваться было сложновато. А вы бы сильно порадовались незнакомому мужику, пообещавшему забрать вас ровно через год, на 14-летие? И ведь не соврал, подлец. Забрал.

Теперь Денису, и его трем напарникам, чтобы вернуться домой, нужно хорошенько поработать. Работа, мягко говоря, нестандартная. Им предстоит в течение месяца поддерживать уровень цивилизованности и осмысленности жизни у сотен колонистов, летящих где-то в глубинах космоса на межзвездном корабле «Луч». А со смыслом жизни у второго поколения на «Луче» серьезные проблемы.

Но откуда вообще в 21 веке может взяться космический корабль и программа колонизации других планет? Что это? Бредовая игра? Компьютерная имитация? Альтернативная реальность? Злой эксперимент над подростками?

Но что если все гораздо сложнее?

В конце 90-х и 200-ных кто бы ни составлял рейтинг лучших современных русскоязычных фантастов, там обязательно оказывались киевляне Марина и Сергей Дяченко. «Ритуал», «Пещера», «Ведьмин век», «Vita Nostra». До середины 200-ных на их счету уже были десятки прекрасных романов. В 2009-м супруги переехали в Москву, а в 2013- м в США. Про большую литературу они вскоре позабыли, увлекшись написанием сценариев. В 2013 появилась новелизация подросткового фильма/сериала «Темный мир», снятого по их же сценарию, и все. До 2018-го. Года, когда Дяченки вернулись.

Возвращение вышло знатным, хотя и не без нюансов.

Дяченки подарили читателю размышление о человечестве, его поведении в критических обстоятельствах, психологии и смысле жизни, в духе классических образцов «взрослой фантастики». Сотни колонистов на борту космолета, которыми исподволь управляют четыре подростка. А кто управляет ими?

Перед нами модель нашего общества в миниатюре. Причем двойная. Первый слой – обитатели космического корабля «Луч». На их примере авторы показывают различные методики управление толпой. Мистика и надежда на лучшую жизнь как-нибудь потом. Непосредственная опасность и совместная работа по ее преодолению. Жертва, придающая смысл дальнейшему существованию социума. Сжигание мостов, причем не в реальности, возможности возвращения все равно нет, а в памяти. Отложенная опасность, угрожающая потомству, и труд по ее нейтрализации. Создание оценочной системы конкуренции, успешности, рейтингов, места в стайной иерархии. Столкновение правды и лжи. Агрессия. Война.

Такое впечатление, что Дяченки перебрали чуть ли не все возможные виды социального воздействия и взаимодействия. Все показано ярко, коротко, наглядно. Прям обидно становится. Вертят нами-пупсами неведомые силы, как хотят. Не аккуратненько.

Не забывают авторы и о сюжетообразующей для человечества проблеме отцов и детей, рассматривая ее опять же с разных сторон. С точки зрения родителей «продающих» своих чад за идею, гордость, одобрение или амбиции. И других родителей, искренне уверенных в том, что знают, как надо. С точки зрения детей, жаждущих родительского одобрения, и одновременно сражающихся с ними за свободу от их контроля, идей, ценностей. Да и кто, в конце концов, является настоящими родителями: биологические отец и мать, или все же те, кто воспитал, вложил в тебя свои усилия, время и внимание?

Но кроме Луча имеется и вторая модель общества – коттедж с четверкой «героев-управленцев», играющих в Бога. Наблюдая за их общением и взаимодействием, можно также почерпнуть много интересного о человечьей психологии и кризисном поведении. Борьба за лидерство. Совместная работа и палки в колеса оппонентам. Конкуренция и поиск союзников. Использование серых клеточек, озарения и упорный труд по поиску смысла жизни для колонистов. Предательство и поиски «крысы». И главное – отношение к своим подопечным-пупсам. Меняющееся от восприятия их как нормальных гомо сапиенсов до отношения как к элементам компьютерной программы. И обратно. И так несколько раз. Чертовски удобно все-таки считать людей не людьми, а функциями, роботами, животными, быдлом, наконец.

Сюда же примыкают весьма популярные в определенных кругах теории заговора. От идеи о том, что нас не просто создали некие непознанные пока, но познаваемые в принципе силы. Но и после этого не оставили людишек в покое, продолжая управлять и направлять человечество в нужном им направлении, играть его судьбами. До схемы «Матрицы», намекающей на то, что все люди чья-то выдумка, программа. И мы живем внутри голограммы, имитации, галлюцинации. В общем, реальность не очень-то реальна.

Знатное психологическое исследование получилось, не находите? В общем, к идейной базе «Луча» претензий минимум. Разве что концепция того, что привнесенный извне смысл жизни – зло, и не способен по-настоящему и надолго увлечь человека, выглядит спорно. Много вы найдете людей, полностью самостоятельно отыскавших себе смысл бытия? Без влияния родителей, друзей, кумиров, общества, воспитания, этических норм? Да и привносить можно по-разному. В лоб, под звуки фанфар и литры пафоса, или аккуратно, собственным примером, прививанием интереса к делу. Да и привнесенный смысл бывает разным. Одно дело – успешность, конкуренция, другое – познание, развитие. Есть нюансы.

Что приятно, при всем описанном буйстве стратегического менеджмента Дяченки оптимистично относятся к будущему нашей расы. По их мнению, найдутся все же люди, способные поступить по-человечески даже в не располагающих для этого обстоятельствах.

По послевкусию «Луч» напоминает «Рыцарей 40 островов» молодого и не закушавшегося Лукьяненко, дополненных глобальными вопросами.

А вот к литературному воплощению имеются вопросы.

Интрига поддерживается на уровне: узнать кто такой «Блестящий от славы» дядя Роберт, что за современный Воланд, зачем ему понадобилась бравая четверка, и чем на самом деле является космолет «Луч», весьма любопытственно. Перипетии сваливаются на головы юных управленцев регулярно, и в количестве. С динамикой проблем нет, в том числе и из-за скромного объема романа.

Героев не назовешь безупречно прописанными, но и каши они не портят. У каждого отыщется скелет в шкафу, психологически действуют ребята вполне достоверно. Плюс на нашу голову свалятся пара-тройка «нежданчиков», связанных с персонажами. А вот второстепенные персонажи, те же колонисты с космолета, не запоминаются абсолютно, за исключением разве что Лизы.

Также несколько удивила подача счастья, цивилизованности и осмысленности социума «Луча» в процентах. Прям серьезный расчет на подростков-геймеров, которым просто необходимо простое цифровое выражение сложных материй.

При этом оригинальных ходов ждать от романа не стоит, искушенный любитель фантастики почти все повороты где-то да встречал.

Текст разбит на короткие главы, и местами слишком схематичен, синопсичен и кинематографичен, не в лучшем смысле этого слова. Работа Дяченко в сценарном бизнесе даром явно не прошла. Моменты, которые стоило бы развернуть и углубить, поданы неакцентировано, вскользь. Описаний очень мало, все кратко, сжато, по сути.

Может это конечно и не плохо, но чтобы привыкнуть к такой стилистике, нужно время.

Эрго. Двухуровневое психологическое исследование людского социума, с обширным идейным наполнением и сценарно-схематичным построением текста. Дяченки вернулись, и, похоже, они пишут по-новому.

Оценка: нет
–  [  5  ]  +

Юн Ха Ли «Гамбит девятихвостого лиса»

imra, 8 февраля 2019 г. 12:56

И лампа не горит, и врут календари, или Фракционная антиутопия с экзотическим содержимым

Кел Черис была настоящим офицером гекзархата и типичным представителем Кел. Разве что знатные математические способности выделяли ее из рядов Пепельного Ястреба. Да последняя битва, в которой она позволила себе лишнее.

Кто знает, по этой ли причине, но именно она стала одним из кандидатов на пост главы операции по освобождению захваченной еретиками Крепости Рассыпанных Игл. И человеком, получившим это назначение. Ведь именно Черис предложила вынуть из «черной колыбели» сознание генерала Джедао, гениального тактика, не проигравшего ни одной битвы. Гениального безумца, истребившего во время одной из компаний вместе с противником свои собственные войска.

Но что если Джедао далеко не так безумен, как было принято считать. А все эти события лишь звенья в изощренной цепи, выкованной неведомыми кукловодами, ведущей к судьбоносным изменениям во всем гекзархате.

Юн Ха Ли (Yoon Ha Lee) – представитель мало знакомого на наших просторах племени американцев корейского происхождения, причем закончивший/ая университет как математик-программист, и даже работавший некоторое время по специальности. За без малого 10 лет из-под его пера вышло около 40 рассказов, публиковавшихся в различных журналах, и даже сборник «Заповедник теней» (2013). В 2016 Юн Ха Ли проявил себя в крупной форме. Увидел свет наш сегодняшний герой, к созданию которого автора подтолкнули идеи из этноматематической книги Марсии Ашер «Математика в других местах» и рассказа «Паладин потерянного часа» Харлана Эллисона. А также желание написать космическую оперу, где будет больше места для раскрытия характеров персонажей, чем в рассказах.

Вышло весьма любопытно.

В цикле на сегодня три книги, кроме «Гамбита» это «Стратагема Ворона» и «Призрачное оружие», они на русский не переведены. Скорее всего пока.

Основной и сюжетообразующей идеей «Лиса» стало государство, использующее технологии, работающие лишь при использовании единообразного для всех «высокого» календаря. Календаря включающего в себя не только цифры и меры времени, но и праздники, памятные даты, поминальные дни с… ритуальными пытками еретиков. Собственно целую общественную систему. Как у создателей гекзархата вышло добиться такого эффекта, нам не сообщают, лишь упоминается некий прорыв в математической области, породившей календарную механику, но факт остается фактом. Неординарная фишка, придуманная Ли, задает тон всему циклу. Наблюдать за особенностями применения этой самой механики крайне интересно. В гекзархате работают самые экзотические эффекты и оружие, которые лишь может представить себе воспаленный человеческий мозг. Корабли преодолевающие огромные расстояния. Генераторы направляющих бурь, способных расщепить атомы на составные части. И подавители этих самых бурь. Тысячи пехотных формаций, видов построения боевого подразделения или роя кораблей, дающие солдатам в руки силовые щиты и тепловые копья, возможность скрывать и получать информацию о противнике и еще массу «плюшек». Расширяющие возможности армии до невообразимых пределов. Но лишь в том случае, когда окружающие придерживаются всех требований высокого календаря и календарная стабильность остается на надлежащем уровне. А такое случается далеко не всегда. Ведь в этом благословенном государстве хватает товарищей, имеющих свой взгляд на календарную проблему. Еретиков. Для гекзархата беда в том, что календарная механика это игра, в которую может играть кто угодно. Низкоуровневая календарная деградация, не угрожающая основам, встречается в государстве чуть ли не каждый день. Но это дело легко поправимое. А вот когда календарная ересь накрывает огромные области, тогда наступают большие проблемы. Вплоть до потери связности между звездными системами составляющими гекзархат. В областях, подверженных календарной гнили не работают двигатели космических судов, а в плане инвариантной технологии, которую можно использовать при любом календарном режиме гекзархат не настолько силен. Расслабились, положившись на экзотику.

Откуда вообще берутся еретики в таких количествах? Дело в том, что под видом гекзархата Ли описывает нам натуральную антиутопию. Формализованное до безумия иерархическое общество, с железными устоями и укладами («шаг влево — побег, прыжок на месте – провокация»), непоколебимыми традициями, жесточайшей дисциплиной, устоявшимися кодексами поведения. Запретом нетрадиционного мышления и новаторских действий. А как вам поминальный праздник с обязательной медитацией занимающей ровно 39 минут, не 40 а именно 39! Да хоть те же ритуальные пытки еретиков возьмите. А такие системы чаще со временем рано или поздно порождают все больше людей, старающихся выбраться из-под этого невыносимого гнета. По-видимому, гекзархат как государство бодрым шагом стремится к периоду упадка и деградации. Обскурации, как сказал бы Лев Николаевич. Вот и лезут еретики из всех щелей, как тараканы.

Пока гекзархат все еще на коне, трещит, но держится. Невзирая на твердую фракционность государственного аппарата, весьма спорную систему для жизни нормальной империи. Каждый житель этого государства может в юности подать заявку на вступление в одну из 6 фракций (может или обязан – этот момент до конца не прояснен). Откровенно силовые – Кел и Шуос, первые натуральная армия, вторые ближе к КГБ. Адан (вопросы культуры) и Видон (полицейско-жандармская). Рахал (законники-юристы) и Нирай (ученые). А ведь когда-то фракций было семь. После испытаний, тестов, показывающих предрасположенность недоросля, кандидат определяется в академию одной из фракций. И лишь после успешного ее окончания (а до выпуска доходят далеко не все) становится членом выбранной команды. Фактически все принадлежащие к фракциям это «государевы люди», эдакие дворяне в их изначальном значении. Благо Ли не замыкает своих героев намертво в рамках выбранной фракции, в этом мире вполне нормальна практика службы членов одной фракции на благо другой. При этом система не запрещает, а даже прямо поощряет соперничество между ними. Как на меня взаимоисключающие постулаты, но автору виднее. В общем, фракционная концепция довольно интересна, и дает обильное поле для дискуссий.

Кстати, о том, что перед нами научная фантастика, описывающая далекое будущее, автор не забывает.

Тут вам и сервиторы – роботы, обладающие искусственным интеллектом, на самом деле уже достигшие уровня полноценного сознания, но тщательно скрывающие это от людей.

И повсеместная субвокализация — мысленная речь. И возможность слияния разумов в коллективный композит. И календарные световые мечи для дуэлей (привет от джедаев!). И даже униформа сама собой чистящаяся и принимающая любой нужный носителю вид – от боевого до официального мундира. Даже игровые карты и масти отличаются от наших. А уж об отлично описанных формационных построениях и разных видах экзотического оружия и говорить нечего. Впечатляет. Весьма приятные моменты, подтверждающие мощную авторскую фантазию.

Да и за концепцию ревенантов, призраков из «черной колыбели» Ли можно накинуть вистов. Это конечно не откровение, но тема встречающаяся в фантастике не так уж часто. Вдобавок она в «Гамбите» хорошо проработана и неплохо описана. Со всеми ограничениями, «заякорениями», отношениями реципиента и донора, способами убийства воскресшего.

И опять кстати, момент с перчатками, без которых некоторые герои «как без рук», встретившийся мне в новой фантастике уже дважды – у Леки в «Империи Радч» у Сандерсона в фентезийном «Обреченном королевстве». Прям таки витающая в воздухе идея. Ваша версия, откуда ноги растут?

Ну и за новую ересь – демократию, отдельный респект.

Главные герои у Ли проработаны неплохо. Благо их всего двое. Кел Черис – изначально консервативный и верный долгу пехотный офицер, изрядно меняющаяся под воздействием Джедао. И сам Джедао – архипредатель и загадочная личность. Наблюдать за его психологическими играми одно удовольствие. Трикстер? Не исключено.

Кроме них запоминается лишь гекзарх Нирай Куджен – долгожитель и интриган.

А вот экшена в «Гамбите» не густо. После дебютной драки полкниги расставляются фигуры, готовится почва и лишь после экватора начинает происходить какое-никакое внешнее действие.

Также стоит упомянуть «письма из крепости» — заставляющие помнить, что у этого конфликта далеко не одна сторона.

Эрго. Любопытная антиутопическая фантастика, радующая неординарным фантдопущением в виде календарной механики, парочкой дополнительных интересных фишек, дискутибельной фракционной концепцией и знатным немертвым генералом. А вот движухи порой недостает. Как и ярких второстепенных персонажей.

Оценка: нет
–  [  4  ]  +

Надежда Попова «Ловец человеков»

imra, 30 января 2019 г. 13:30

Юный Анискин во глубине Темных веков или Этюд в огненных тонах

Вторая половина XIV века. 1389 год. Европа. Германия. Точнее Священная Римская империя. Но не наша. Германия некой параллельной реальности.

Реальности, в которой уже лет 30 лет как инквизицию Империи настигла коренная Перестройка. Осталась в прошлом «царица доказательств» — чистосердечное признание, поменьше стало «перегибов на местах», злоупотреблений, недобросовестного исполнения обязанностей. Изменено даже название.

Теперь на страже веры стоит не Inquisitio Haereticae, а вовсе даже Конгрегация. Одной из особенностей перестроившейся Инквизиции становится Академия святого Макария, выпускающая новую поросль пастырей душ человеческих.

Молодых, образованных, обученных как теологии, так и рукопашному бою. А главное – готовых действовать по-новому.

Причем основой для инквизиторов новой формации становится отребье, малолетние преступники, грабители и убийцы.

Курт Гессе — один из этих «птенцов гнезда Макариевого». Именно ему, в качестве первого дела, достаются странные убийства в забытой Богом деревеньке Таннендорф. Убийства, весьма похоже, совершенные не человеком.

Надежда Александровна Попова, автор Конгрегации, уже несколько лет слыла одной из самых читаемых авторов на просторах самиздата. Пока, наконец, весной 2013 первая книга серии (насчитывающей уже семь частей, не считая приквела), не появилась на бумаге. О самой Надежде известно немного. Живет в Подмосковье, замужем, растит двоих детей. Любит фастфуд, колу и боевики. Первое произведение из цикла — написано в 2002 году. Помимо писательства, увлекается историческим фехтованием и походами.

Я наткнулся на рассказ о Курте Гессе сразу после «Слуги Божего» Яцека Пекары. Один из читателей книг о Мордимере, упомянул о существовании схожего по сюжету цикла некой Поповой. Стало любопытственно.

Скажу сразу, сходство с приключениями Маддердина весьма поверхностное. Если точнее, оно исчерпывается тематикой альтернативной Инквизиции, и ощущением присутствия сверхъестественного «в кадре». Причем ни там, ни тут в первых книгах дальше ощущения, дело фактически не идет.

Все остальное сплошные различия. Начиная от главного героя, методов работы Sanctum Officium, и заканчивая подходом автора-демиурга к своему детищу.

Альтернативка Поповой (хотя сама автор считает свое произведение исключительно фэнтези) на несколько порядков мягче мира Пекары. Тут не произошло настолько кардинального изменения образа Христа, и, различий с нашей версией Средних веков гораздо меньше. За исключением собственно Инквизиции, признавшей «головокружение от успехов» уже в середине 14 века.

Причем произошло это благодаря одному человеку.

Профессору Альберту Майнцу, малефику, преступнику, из-за которого погиб трехдневный младенец. Человеку, оставленному в живых ради эксперимента. Возможно ли привести к покаянию существо, четыре дня державшееся под пытками и не выдавшее своего сообщника.

Оказалось – возможно. Плюс выяснилось, что профессор обладает даром видеть людей, замысливших или сотворивших недоброе. В конце концов, бывший малефик становится инквизитором. Инквизитором, добившимся того, чтобы в вину вменялись не способности подозреваемого, а действия. Инквизитором, в корне изменившим Inquisitio Haereticae.

Оставим на совести автора столь сильное «влияние личности на историю», но идея довольно любопытна. Эдакий Ганнибал Лектор, искренне ставший на сторону правосудия. При этом добившийся его коренной реформы.

В первой книге мир обозначен довольно схематично. А ведь так интересно, куда привела фантазия автора нашу старушку Европу. Тем более в столь любопытное время. Что творится в остальном мире, какие еще отличия от нашей реальности ждут нас впереди.

Будем надеяться, в будущих книгах читатель таки получит ответ на этот вопросы.

А пока вернемся к тому, что у нас имеется на текущий момент.

Хотя Надежда и говорит что «Ловец» — это в первую очередь фентези, из непреложных элементов этого поджанра: меч и магия, в наличии пока лишь один – меч. Да и тот не играет в происходящем большой рояли. Первая книга «Конгрегации» гораздо больше напоминает исторический детектив, нежели фентези. Не зря на супеобложке упоминается Умберто Эко. Пока на мистическую сторону дела намекнула аж одна сцена, связанная с главным антагонистом. Маловато, как для фентези. Возможно, в дальнейшем этот аспект мира будет раскрыт подробнее. Благо вся предпосылки имеются, ведь здешняя инквизиция создана как раз для борьбы с колдовством и черной магией.

Наряду с детективом в книге стоит выделить и акцент на столь многими любимые приключения свежего выпускника высшего (зачастую магического) заведения.

Отсюда плавно перейдем к главным героям произведения. Майстер инквизитор Курт Гессе, в прошлом убийца и грабитель, в настояшем совестливый (иногда даже слишком), сомневающийся, неуверенный в себе следователь МУРа, тьфу ты, Конгрегации. Неоднократно терзаемый внутренними сомнениями, но твердо верящий в идеалы новой Инквизиции. Персонаж живой, привлекательный, по молодости много рефлексирующий, при этом подающий большие надежды.

Что немного режет глаз, так это вкрапления современных речевых оборотов и реакций нашего будущего светила Inquisitio. При том, что большую часть времени он мыслит и действует вполне адекватно (насколько я могу судить) своему времени. Тем диссонанснее выглядят исключения-анахронизмы в его лексике и поведении.

Нехилые, скажу я вам, преподаватели у них в Академии. Сделать из малолетнего шакаленка юношу, твердо стоящего на позициях гуманизма, это вам не фунт изюму умять. Куда там Макаренко с его коммунами.

Бруно, весьма оригинальная версия спутника главного героя. Человек, не испытывающий особой любви ни к Курту, ни тем более к организации им представляемой. Вынужденный принять его покровительство, и терпеть его общество. В результате оказавший чертовски большое воздействие как на судьбу самого Курта, так и на исход его первого самостоятельного дела.

Главный злодей остается пока вещью самой в себе, являясь скорее предвестником более грозных и опасных неприятностей.

Нужно отметить также и ряд немаловажных этических вопросов, поднимаемых в «Ловце человеков». Допустимо ли совершение малого зла для предотвращения большего. Достаточно ли подозрения для активного действия, или необходимы твердые улики. Может ли человек, допустивший серьезную слабость, стать таким как прежде и вообще оставаться при исполнении.

Эрго. Неторопливое начало весьма интересного альтернативного проекта о Темных веках. Главное не требовать от книги второго «Ведьмака» и не рассчитывать на магический фейерверк. Тут нас ждет совсем иной жанр.

Оценка: нет
⇑ Наверх