Аннотации Иммобилус


  Книжные аннотации посетителя «Иммобилус»
Сортировка: по фамилии автора | по дате написания
Страницы: [1] 2 3 4 5 6
1.Роман Арбитман «Игра в гестапо»

Радость Дмитрия Олеговича от починки старого термостата была бы полной, если б супруга Валентина не прервала его изыскания требованием отправиться в подвал за сантехником — слив у ванны, мол, засорился. Впрочем, Курочкин, только что испытавший на себе новейший антидепрессант, ничего против поручения не имел. Сантехника в подвале не оказалось. Зато там поджидали двое молодчиков в нацистской форме, которые изловили Дмитрия Олеговича, уверяя, что он — какой-то Потапов, и угрожая неким доктором. А тот, явившись, для пущей убедительности разложил на сундуке набор скальпелей и принялся допытываться у Курочкина, где ОНА?.. Вот тебе и прекрасное воскресное утро!


2.Роман Арбитман «Яблоко раздора»

Кто бы мог подумать, что банальный поход за яблоками для пирога опасен для жизни? Вот и старший научный сотрудник НИИ экспериментальной фармакологии, Дмитрий Олегович Курочкин, коего сумела оторвать от работы по выходным токмо воля пославшей в магазин жены, ничего такого не предполагал. До тех пор, пока чуть не оказался под колесами серой иномарки, растеряв яблоки. Объясняться с супругой не хотелось, и Курочкин решил призвать к ответу водителя иномарки. Но, разыскав машину, заодно с ней обнаружил и труп того самого водителя, а следом — еще один...


3.Александр Бестужев-Марлинский «Красное покрывало»

На кладбище, особенно турецком, возможно всякое. Забредя просто порисовать надгробья, ты можешь стать как поверенным чужой любовной тайны, так и свидетелем убийства...


4.Роберт Блох «Хроническое упрямство»

Прискорбно провожать в последний путь деда. Смахивая подступающие слезы, хлопотать по хозяйству, спешно договариваться с доктором, гробовщиком и соседями, готовить поминальный пир и цветы на могилку... Печально — и всё-таки надо.

Но что, если объект ваших забот совсем не торопится на тот свет?


5.Дмитрий Воденников «Исповедь китайского лиса-оборотня»

Есть личности, творчество которых очень сложно свести к нескольким строчкам в аннотации. Дмитрий Воденников — как раз из таких. О лисах-оборотнях не писал только ленивый. Множество легенд и смутных слухов, передаваемых от уха к уху шепотком, полным затаенного страха: вдруг хоть что-то из этого правдиво?


6.Любовь Воронкова «Сад под облаками»

Оставаться дома за старшего или помогать семье в поле — что за скукота! Ведь можно пойти купаться на канал, а не то подняться в сад, что виднеется вдали, на самом гребне горы... Но лучше бы не надо.

О приключениях, бедах и радостях сорванца Алимджана, его приятеля Юсуфа, их знакомых и родных в узбекском кишлаке расскажет эта книга.


7.П. Г. Вудхауз «Спасение Гасси»

Ваш кузен Огастус Мэннеринг-Фиппс, а попросту Гасси, в далекой Америке отбился от рук настолько, что намерен связать себя узами брака с артисткой варьете? А заодно — предать фамильную честь, подавшись в комедианты за тридцать пять монет в неделю? Кто же останется равнодушным к такому? Только не вы, Бертрам Уилберфорс Вустер. Как подобает любящему родственнику, вы приложите все усилия, чтобы вернуть заблудшую овцу в лоно семьи. Правду сказать, ничего другого вам не остается. Иначе нравная и несгибаемая тетушка Агата просто сживет вас со свету.


8.Гарри Гаррисон «Стальная Крыса отправляется в ад»

Верите ли вы в то, что после смерти хорошие люди попадают в рай? А как насчет прижизненных экскурсий в Эдем — побродить по траве, подышать благорастворением на воздусях, увидеть настоящих ангелов? Что? Невозможно, говорите? Иллюзия, обман чувств? Да я же сама... Вы просто не бывали на прекрасной Луссуозо, не посещали Храма Вечной Истины и не добились расположения магистра Фэньюимаду! Ах, добились, но во время службы Храм вдруг взорвался, и при загадочных обстоятельствах пропала прихожанка? Случается... Но берегитесь, магистр, если прихожанку эту зовут Анжелина ди Гриз. Тогда к ее поискам подключатся не только муж, но и сыновья, а также вся мощь Специального Корпуса. Что из всего этого выйдет? Конечно, ничего путного. Но скучно не будет точно.


9.Андрей Геласимов «Жажда»

«С тех пор я пил из тысячи рек, но не смог утолить этой жажды...» В повести она принимает самые разные формы: физической, ментальной, эмоциональной. Она мучает всех героев — от мамы-одиночки Ольги до упорного первоклассника Славки. Пойманный в ловушку своей квартиры главный герой, не шибко красивый и удачливый Константин, однажды понимает, что дошел до ручки. Что «жизнь выросла за пределы своей формы», и надо бы искать следующую. Костя пускается в обыденное путешествие поневоле, чтобы через встречу с прошлым найти силы принять невыносимое настоящее. Чтобы найти себя, свое истинное призвание. Выплеснуть на бумагу память и боль того времени, когда воевал в Чечне, начать рисовать новое, мирное. И осознать наконец, что мир меняется вместе с тобой — не всегда в худшую сторону.


10.Герман Гессе «Карлик»

Блистательна Венеция, с ее дворцами, каналами, гондолами. Прелестна Венеция, с ее родовитыми красавицами, что надменно поглядывают на город, пока служанки высветляют им локоны под палящим солнцем, а карлик-паж услаждает слух множеством историй. Жестока Венеция, с ее бесшабашными, беспутными, скорыми на расправу моряками, которые так нравятся красавицам. И коварна Венеция — с разбитыми надеждами, с обманными речами, что ведут как легковерных, так и подозрительных к погибели.


11.Р. Мюррей Гилкрист «The Lover's Ordeal»

Жила в родовом имении Калтон-Давкот, под крылом любящей бабушки, умница и красавица Мэри Падли. Встретился ей подходящий человек, уже сговаривались о свадьбе. Но тут решила Мэри проверить, чего стоит её Эндимион. И объявила: чтобы доказать свою доблесть, он должен провести ночь в старом Калтон-холле...


12.М. Р. Джеймс «Эксперимент»

Неясно, что больше поразило преподобного Холла: известие о нежданной кончине сквайра Боулза – или способ, каким тот велел себя похоронить? Просто неслыханно: не в алтаре, не в фамильной крипте, а на северной стороне погоста, к тому же без гроба! Да и поспешность, с какой совершили обряд, могла бы насторожить честного служителя церкви... Разве мог он знать, что вдова и ее сын, приходившийся Боулзу пасынком, лихорадочно и без успеха ищут по всему дому любой намек на капиталы хозяина? Чтобы разузнать о них, ухватишься за любую возможность. Даже за письмо сквайра к старому другу, где изложен весьма диковинный способ постичь истину.


13.Борис Житков «Про обезьянку»

Целое приключение для мальчишки — получить в подарок макаку по имени Яшка. Не более полуаршина, рыжую, с чёрными лапками, в синем жилете. С жалобной мордочкой, глазками живыми... да шкодливыми. Но пацан, восхищенный питомцем, поначалу того не заметил. Ох и задал же Яшка жару домочадцам и знакомым! Век помнить будут.


14.Борис Житков «Пудя»

Как-то раз пришёл к отцу гражданин — страшно важный, особенно шуба. Особенно заинтриговала детей подкладка: желтый мех, черные хвостики. Как же было удержаться и не выяснить — растет ли хвостик так или потом приделано?


15.Илья Ильф, Евгений Петров «Саванарыло»

Тяжелая, неблагодарная работа у артистической братии — отвечать запросу просвещенного заказчика! Без его деятельной критики ни плакат нарисовать, ни в синематографе сыграть, ни в мюзик-холле станцевать совершенно невозможно! Эдакий провозвестник новых идей, поборник добродетели, который, однако, не против творческих исканий, нюансов и взлетов... но в границах разумного! Одно слово — Саванарыло.


16.Кэролайн Йоаким «Welcome to the Medical Clinic at the Interplanetary Relay Station | Hours Since the Last Patient Death: 0»

Хотите пройти увлекательный квест по медпункту на станции-ретрансляторе межпланетной связи? Точно хотите? Точно-точно? Уверены, что без этого ваша жизнь останется все той же — размеренной, комфортабельной и пресной? Отлично! Администрация станции снимает с себя всякую ответственность. Не медлите. Раз уж вам так неймется, по пути на работу просто заверните в гидропонный отсек...


17.Майкл Каннингем «Дикие лебеди»

Все знают историю о двенадцати лебедях, их сестре и том, на какие жертвы ей пришлось пойти, чтобы снять заклятье. Что же случилось с братьями потом? Уже не в сказочном, а в нашем, неизменном, косном, прозаическом мире?


18.Майкл Каннингем «Дикий лебедь и другие сказки»

Что получается, когда писатель-романист вдруг берется за такую «малую форму», как сказка? Россыпь ярких постмодернистских зарисовок, куда Каннингем умудряется вместить столько ума и чувства, что просто диву даешься. Относиться к этому опыту можно по-разному. В любом случае, поклонникам писателя и любителям «старых сказок на новый лад» удовольствие гарантировано.


19.Майкл Каннингем «Долго/счастливо»

В далеком царстве, в тридевятом государстве... В разных странах жили принц и принцесса, и вступили они в брак по расчету, и были счастливы, насколько это возможно.

А жизнь продолжалась, и проза проникала в сказочную реальность, и поэзия, случалось, оживляла суровые будни.

Пусть так будет и впредь.


20.Майкл Каннингем «Её волосы»

Добровольная слепота, неустанные поиски, вера в то, что былое может оставаться неизменным — вот залоги настоящего счастья. Главное — не разубеждать того, кто сейчас рядом с тобой.


Страницы: [1] 2 3 4 5 6

⇑ Наверх