Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

1903, 1904, 1907, 1909, 1910, 1911, 1913, 1918, 1919, 1920, 1922, 1923, 1925, 1926, 1928, 1929, 1933, 1934, 1935, 1936, 1937, 1938, 1940, 1942, 1943, 1945, 1946, 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1952, 1953, 1954, 1955, 1958, 1959, 1960, 1961, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1975, 1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1985, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2002, 2004, 2005, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, Eichenberg, Аземша, Алекс А., Алексеев А.А., Алексеев Н., Алексеев Н.В., Алякринский, Андреева А., Андриевич, Аникеев, Анненков, Антокольская, Антоненков, Анчар, Арзамасцев, Арсенин, Артюшенко, Аршинов, Багин, Багина, Баданина, Бажов, Бакулевский, Басманов, Бастрыкин, Баюскин, Белюкин, Белюкин А., Белюкин Д., Бенуа, Берштейн, Бесы, Бехтеев, Билибин, Блок, Бокарев, Бордюг, Браташевский, Бретт, Брюханов Н., Булатов/Васильев, Бунин П., Буреев Г., Бухарев, Бычков, Вагин, Ванециан, Васильев В., Васильева Т., Васнецов Ю., Ващенко, Вересковый мед, Веселов, Вийральт, Владимирский, Власова А., Волович, Выстрел, Гавриилиада, Гапей, Гельмерсен, Герасимов А., Головаш, Гольц Н., Гончаров, Гончарова, Гордеева, Горяев, Граф Нулин, Гурьев, Гюзелев, Двенадцать, Делла-Вос-Кардовская, Демидова, Дехтерев, Диодоров, Добрицын, Добужинский, Дозорец, Домик в Коломне, Древний мир, Дувидов, Дудоров, Евгений Онегин, Египетские ночи, Елисеев, Емельянова, Епифанов, Жолткевич, Жужнев, Забирохин, Зворыкин, Золушка, Зотов, Иванов Ю., Иванюк И., Игнатьев, Ильин, Ионайтис, История села Горюхина, Иткин, Кайрамбаева, Канторов, Капустина Т., Кардовский, Карпенко, Кент, Кибрик, Клаве, Клементьева, Ковалев А., Ковалев Ст., Козлова, Козлова Г., Коковкин, Кокорин, Комаров А., Конашевич, Коновалов, Коноплев, Константинов, Констинтинов, Коровин О., Коротаева, Костин, Косульников, Кочергин, Кошкин, Кравченко, Кузнецов И., Кузнецов К., Кузнецов Л., Кузьмин, Кукулиев, Кукулиева, Купманс, Куркин, Курчевский, Кустодиев, Лагуна, Ладягин, Ларионов, Ларская, Левшичин, Леда, Лемкуль, Лопата В., Лосенко, Лосин, Лось, Лукина, Лышко, Маврина, Майофис, Маркелов, Марочкова, Маршак, Масютин, Мезерницкий, Мельников, Метель, Микешин, Милашевский, Минкина, Митурич, Михайлов А., Могилевский А., Монина, Морковкина, Мосин, Мосягина, Назарук, Нарбут, Насибулин, Нахова, Ненов, Непомнящий Д., Непомнящий Л., Непринцев, Никитин, Никитина Т., Николаев А., Николаев Ю., Никольский, Носков, Овчинников, Огородников, Озаринская, Олейников, Ольшанский, Орданьян, Оринянский, Орленко, Остров, Панин А., Панов, Парилов, Пашков, Перебатов, Перевезенцев, Перро, Перцов, Пиков, Пиковая дама, Пир Петра Первого, Пискарев, Пихлер, Плаксин А., Плаксин Д., Плехан, Повести Белкина, Подивилов, Полтава, Поляков, Понамарёва, Попкова, Поплавская Н., Попугаева, Правдин, Правосудович, Пушкин, Пшинка, Рачев, Рейндорф, Рейпольский, Рейхет, Репин, Рибейрон, Родионов, Рожков, Ростова, Рудаков, Рушева, Рыжков, Рязанцев, Самокиш-Судковская, Самохвалов, Свешников, Свитальский, Селещук, Серебряное копытце, Серебряное копытце, Серов Вл., Симаков, Сказка о золотом петушке, Сказки, Слаук, Смирнов, Соколов П., Соловьева Г., Соловьева Т., Сомов, Спасский, Стивенсон, Стихотворения, Стопа, Суриков, Тауберг, Таюткино зеркальце, Телингатер, Теремок, Тесаржикова, Тимошенко, Тихомиров В., Тишина, Токмаков, Траугот, Туманов, Тырса, Тяпина, У Лукоморья, Усатова, Успенская, Устинов, Фаворский, Фандерфлит, Фатеева, Федоров М., Федоров С., Филиппова, Фильчаков, Харшак, Хижинский, Хлебникова, Чапля, Чарушин Е., Чеботарев, Чернышков, Шаймарданов, Шаповалова Л., Шефер, Шишмарева, Шмаринов, Шурлапова, Шухаев, Юдин В., Юдина Д., Юкина, Юткевич, Якобсон, Яковлев А., Яковлев С., Якутович, Яр-Кравченко, Яровой, детская литература, ксилография
либо поиск по названию статьи или автору: 


Статья написана 8 декабря 16:00

Были у нас как-то иллюстрации к "Египетским ночам" Пушкина (тут и тут).

Классические гравюры Кравченко, современный символизм Забирохина... Рассказ у Пушкина наполнен страстью, П.Бунин через эротизм эту страстность передавал.

Худ. П.Бунин
Худ. П.Бунин

Древний Египет мы зрительно воспринимаем через росписи тех времён: силуэты в узких платьях, треугольники локтей и колен, опахала. И эротизма там достаточно.

К такой росписи и сюжеты должны быть по-настоящему древние, аутентичные. Подойдут и библейские (ветхозаветные) истории. Например, дочь фараона пришла купаться на берег Нила и нашла корзинку с младенцем Моисеем. Неожиданно в Интернете к этой истории обнаружился рисунок знаменитого детского художника В.Лосина.

Худ. В.Лосин
Худ. В.Лосин

Потрясающе! Европеоидные лица советских времён (царевна — коренная москвичка, а служанка в воде — лимитчица). И при этом узнаваемые шаблоны Древнего Египта — те самые силуэты и треугольники.

Эта картинка заставила меня задуматься, как воспринимается древность в книжной иллюстрации. Чаще всего, это костюмированный эпос, в котором играют современные актёры (как у П.Бунина). У Лосина тоже современные актёры, но с хорошими костюмами и балетмейстером. Вообще, облегчает ли задачу современным художникам специфичные изображения, дошедшие из Древнего Египта? Интересная задача для иллюстратора.




Древне-египетские книжки
Древне-египетские книжки

Решил посмотреть с этой точки зрения имеющиеся у меня книжки с настоящими древне-египетскими историями.

1) Н.Кочергин

Первая книжка — "Чудесные превращения Баты". Художник — знаменитый Н.Кочергин. Книжки на Фантлабе нет.

"Чудесные превращения Баты". Худ. Н.Кочергин
"Чудесные превращения Баты". Худ. Н.Кочергин

Дети могли бы получить представление о манере древне-египетских росписей из одной этой книжки. Стилизация древне-египетских образцов у Кочергина очень точная. Вот, например, воин с натянутым луком — один из самых узнаваемых образов Древнего Египта (правда, в подлиннике это был фараон на колеснице).

Воин с натянутым луком. Худ. Н.Кочергин
Воин с натянутым луком. Худ. Н.Кочергин

У Кочергина присутствует естественная модернизация (пропорции фигур, например, точные; мимика живая). Но. всё равно, видно, что Кочергин рисовал в соответствии с древне-египетскими образцами.

Перед троном фараона. Худ. Н.Кочергин
Перед троном фараона. Худ. Н.Кочергин

Хозяйственные заботы. Худ. Н.Кочергин
Хозяйственные заботы. Худ. Н.Кочергин

Но Кочергин всё же отражает сюжет древней сказки с нестареющими страстями. Вот такого в живописи Древнего Египта не было — растрёпанные персонажи:

Современные страсти. Худ. Н.Кочергин
Современные страсти. Худ. Н.Кочергин

Меня лично заинтересовали стилизованные изображения деревьев. Действительно, это свойственно древне-египетским образцам.

Выезд фараона. Худ. Н.Кочергин
Выезд фараона. Худ. Н.Кочергин

Но у меня подобные деревья-шары ассоциировались не с Кочергинвм, а с другим художником. В таком стиле деревья в детских книжках рисовал младший современник Кочергина — К.Овчинников. Оказывается, Овчинников тоже отметился в теме Древнего Египта.

2) К.Овчинников

К.Овчинников — известный и мною любимый иллюстратор. На Фантлабе представлен: https://fantlab.ru/art7285. Книга тоже представлена на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition140939. Есть и современное переиздание: https://fantlab.ru/edition210900.

"Три сказки страны пирамид". Худ. К.Овчинников
"Три сказки страны пирамид". Худ. К.Овчинников

У К.Овчинникова — во всех книгах стилизация деревьев, птиц, зверей. А в этой книжке с древне-египетскими сказками — нет. Всё это ранее сделал Кочергин. Как раз для Овчинникова деревья-шары не представляли никакой сложности. Но здесь ему пришлось делать стилизацию более сложную (для себя более сложную, поскольку он не использовал собственные приёмы).

Сначала — откровенное подражание древне-египетским папирусам.

Древне-египетская стилизация. Худ. К.Овчинников
Древне-египетская стилизация. Худ. К.Овчинников

Далее — современные рисунки. Композиции у Овчинникова по законам стилизации почти такие же, как у Кочергина — ведь источник-то единый.

Фараон с натянутым луком. Худ. К.Овчинников
Фараон с натянутым луком. Худ. К.Овчинников

Перед троном фараона.  Худ. К.Овчинников
Перед троном фараона. Худ. К.Овчинников

Хозяйственные заботы. Худ. К.Овчинников
Хозяйственные заботы. Худ. К.Овчинников

Но фигуры египтян у Овчинникова по сравнению с Кочергиным остались более скованными — чтобы яснее была отсылка к первоисточнику.

А вот природу (деревья, травы) Овчинников отобразил предельно точно на контрасте с людьми.

На лоне природы. Худ. К.Овчинников
На лоне природы. Худ. К.Овчинников

3) Ф.Константинов

Оказывается, была иллюстрированная древне-египетская литература и для взрослых. Здесь художник — ксилограф Ф.Константинов.

"Лирика Древнего Египта" без с/о (1965). Худ. Ф.Константинов
"Лирика Древнего Египта" без с/о (1965). Худ. Ф.Константинов
"Фараон Хуфу и чародеи" (1958).Худ. Ф.Константинов
"Фараон Хуфу и чародеи" (1958).Худ. Ф.Константинов

С Константиновым мы неоднократно встречались по поводу иллюстраций к пушкинским произведениям, из которых пока самое крупное было "Евгений Онегин".

Казалось бы, именно Константинов предельно далёк от древне-египетских образцов. На первый взгляд, его гравюры про Египет отличаются от гравюр про Онегина только элементами одежды. А на самом деле, Константинов дух Древнего Египта ухватил очень точно. При этом он обошёлся вообще без стилизации, полностью осовременил древне-египетские образцы, т.е. решил задачу самым сложным путём, без всяких упрощений. Вот потрясающий пример модернизации женского образа (но и оригинал потрясающий).

Оригинал. Древний Египет
Оригинал. Древний Египет
Суперобложка.Худ. Ф.Константинов
Суперобложка.Худ. Ф.Константинов

Вот модернизация намеренно приглушённая (Константинов здесь сохранил только идею танцевальных движений).

Оригинал. Древний Египет
Оригинал. Древний Египет
Заставка. Худ. Ф.Константинов
Заставка. Худ. Ф.Константинов

А вот собственно гравюры-иллюстрации.

Фараон с натянутым луком. Худ. Ф.Константинов
Фараон с натянутым луком. Худ. Ф.Константинов

Египтянка
Египтянка
Египтянка
Египтянка

Страсть на лоне природы с крокодилом
Страсть на лоне природы с крокодилом




Материала у меня, конечно, мало для серьёзных обобщений. Но, видимо, наличие образцов графики и живописи из Древнего Египта задачу современным художникам (не халтурщикам) не облегчает: изображения именно древне-египетские настолько специфичны, что, если им следовать, легко можно сползти в мультипликацию, а если не следовать — в фильм про Калигулу.

В этой связи кругозор наших советских художников, которые крайностей избежали, вызывает, конечно, уважение.


Статья написана 23 ноября 14:36

После иллюстраций к "Метели" из белкинского цикла уместно будет посмотреть картинки к пушкинскому стихотворению "Бесы" (http://feb-web.ru/feb/pushkin/texts/push1...). Стихотворение очень известное:

цитата

Мчатся тучи, вьются тучи;

Невидимкою луна

Освещает снег летучий;

Мутно небо, ночь мутна.

Есть у "Метели" и "Бесов" общее. Во-первых, тема зимней непогоды. Во-вторых, "Бесы" — это первое произведение, написанное в Болдинскую осень 1830 года (тогда же, когда и "Повести Белкина"). Есть и отличия: метель в прозе — это у Пушкина реалистическое описание, а метель в стихах — психическое переживание. Интересно, как художники отобразили эту разницу.

1) Передвижники и примитивисты

Бесы в стихотворении про метель, потому что мельтешение снега и вой ветра вызывают такие ассоциации:

цитата

Бесконечны, безобразны,

В мутной месяца игре

Закружились бесы разны,

Будто листья в ноябре...

И вот кружащихся в снегу бесов — буквальное прочтение — изобразил в самом начале XX века серьёзный художник И.Симаков, а в конце XX века — художница-примитивист Л.Усатова (первая иллюстрация — из альбома "Пушкин в русской и советской иллюстрации", а вторая — из альбома "Пушкин в творчестве примитивных художников").

И.Симаков (1904)
И.Симаков (1904)
Л.Усатова (1998)
Л.Усатова (1998)

Такое соседство совсем не случайно: русская иллюстрация до эпохи художников круга "Мира искусства" — это и есть примитивизм (не по технике, а по концепции: рабское буквальное сопровождение текста). Пожалуй, современный примитивизм даже и предпочтительнее будет: в нём, чаще всего, здоровый юмор интеллектуалов виден.

2) Заставки и виньетки

Но когда запретили рисовать чёртиков, советским художникам-реалистам пришлось перейти на пейзажные зарисовки. Вот Ф.Константинов награвировал вьюгу (в трёхтомнике 1949 года и в "Избранном" 1959 года). Ямская тройка — непременный атрибут, поскольку в "Бесах" барин беседует с ямщиком.

Заставка. Худ. Ф.Константинов (1949-1959)
Заставка. Худ. Ф.Константинов (1949-1959)

В пушкинских изданиях взрослую аудиторию картинками к "Бесам" не баловали. Следующие картинки появились только в 1979 году, когда был издан аккуратный томик пушкинской "Лирики" с иллюстрациями А.Иткина.

"Лирика". Худ. А.Иткин (1979)
"Лирика". Худ. А.Иткин (1979)

Раз уж в первый раз с этим изданием встречаемся, вот его библиографическое описание из каталога-справочника:

После такого пышного представления собственно иллюстрации к "Бесам" впечатления не производят: это просто маловыразительная заставка с темой "мутной ночи" и крохотная концовка — силуэт лошадок с повозкой.

Заставка. Худ. А.Иткин (1979)
Заставка. Худ. А.Иткин (1979)
Концовка. Худ. А.Иткин (1979)
Концовка. Худ. А.Иткин (1979)

Но это уже общая проблема иллюстрирования лирики (не только пушкинской), т.е. бессюжетных стихотворений. Душевно лирику рисуют хорошие художники-пейзажисты. Ошеломляющим, но и не повторённым был в 1949 году успех монументальных силуэтов Н.Ильина (вот это). Опыт реалиста Иткина в иллюстрировании лирики был не самым удачным. Сейчас его дополненный томик 1979 года переиздали в огромном формате (вот это). Может, к "Бесам" что-то поинтереснее есть в современном издании, но я покупать не стал.

3) Картинки в детских книжках

Бесы — совсем не детское стихотворение. Но первая строфа из него — хрестоматийная, в советское время использовалась в младших классах школы в качестве примера описания природы. Поэтому несколько строк ("Мчатся тучи, вьются тучи...") помещались в тонких серийных книжках.

Россыпь детских книжек
Россыпь детских книжек

Ну а поскольку проилюстрировать здесь можно было только природу (и ездока), все картинки одинаковые у совершенно разных художников: метель забрасывает снегом возок. В книжке 1985 года поместили всё стихотворение без купюр ("Перемен! Мы ждём перемен..."), но художник оказался не готов его развёрнуто отобразить.

"Зимняя дорога", 1972. Худ. Г.Никольский
"Зимняя дорога", 1972. Худ. Г.Никольский
"Зимняя дорога", 1979. Худ. Л.Кузнецов
"Зимняя дорога", 1979. Худ. Л.Кузнецов
"Зимнее утро", 1985. Худ. Г.Фильчаков
"Зимнее утро", 1985. Худ. Г.Фильчаков

Все картинки моноцветные, а невысокое качество воспроизведения их ещё более обезличивает. Особенно не повезло посмертному изданию Конашевича: ничего не разобрать.

"Радуга", 1983. Худ. В.Конашевич
"Радуга", 1983. Худ. В.Конашевич

Жалко, что для советских малышей пропала страшилка (они тогда наперечёт были)

цитата

Сколько их! куда их гонят?

Что так жалобно поют?

Домового ли хоронят,

Ведьму ль замуж выдают?

4) Картинки для взрослых

Никто не против пейзажей в качестве иллюстраций. Но в "Бесах" всё же одного изображения стихии недостаточно. Самые поздние из известных мне профессиональных иллюстраций датированы концом XX века. П.Бунин передаёт страшное напряжение стихотворения в образе обезумевшей тройки. Но достаточно механистически — руку набил на рисунках конницы в боях.

"Жизнь и лира", 1996. Худ. П.Бунин
"Жизнь и лира", 1996. Худ. П.Бунин

Простодушный Д.Арсенин вернулся к истокам: нарисовал чёртиков. И много других элементов белой горячки.

"Александру Пушкину...", 1994. Худ. Д.Арсенин
"Александру Пушкину...", 1994. Худ. Д.Арсенин

На стену такую картинку, конечно, не захочется вешать: китч. Но приходится признать, что эта композиция Арсенина оказалась иллюстрацией, по которой всё же можно идентифицировать пушкинских "Бесов".

цитата

Мчатся бесы рой за роем

В беспредельной вышине,

Визгом жалобным и воем

Надрывая сердце мне...


Статья написана 17 июня 11:39

Ещё одна пушкинская "Полтава" позднесоветского периода. На сей раз столичное издание 1983 года, художник Ф.Константинов. Предыдущие иллюстраторы "Полтавы" 1980-х гг. (В.Перцов и В.Лопата) в тот период были состоявшимися, но ещё молодыми художниками, их творчество всё пришлось на после-сталинский период. А Константинов в 1983 году был уже очень пожилым человеком (1910 года рождения). Интересно, какая у него трактовка поэмы вышла.

"Полтава", Ф.Константинов, в супере
"Полтава", Ф.Константинов, в супере
"Полтава", Ф.Константинов, без супера
"Полтава", Ф.Константинов, без супера

Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Дополнение к библиографии: тираж 100 тыс. экз., цена 2 руб.

Книги пока на "Фантлабе" нет, подал заявку.

Художник Ф.Константинов на Фантлабе присутствует (https://fantlab.ru/art3133); он — ученик и последователь Фаворского. С Константиновым мы встречались по поводу цикла гравюр к "Онегину" 1954 года (https://fantlab.ru/blogarticle53516).

Вводные иллюстрации

Полтава — это и прелестный городок, и место кровавой битвы. Пушкин своим названием поэмы вообще-то вносит интригу (эпиграф интригу устраняет, но кто читает эпиграфы?). А вот художник с самого начала обрушивает на нас имперско-военную линию "Полтавы", устраняя двойственность названия поэмы.

Развёрнутая суперобложка
Развёрнутая суперобложка
Форзац
Форзац

Авантитул
Авантитул
Титульный разворот
Титульный разворот

Эпиграф
Эпиграф

Это у художника послезнание. У Пушкина в Первой части поэмы тема Петра и войны со шведами обрисована мощно, но пока ещё очень кратко. А художник эту тему непропорционально раздувает, раскрывает прежде времени замысел Пушкина. Впрочем, только в преждевременности Константинова и можно упрекнуть — он навязывает свою трактовку лишь тем, кто будет читать поэму в первый раз. А так-то классику иллюстрируют, не опасаясь спойлеров.

Но вот в числе вводных иллюстраций — гравюра к Посвящению. Портрет Марии Волконской (сам-то Пушкин имя адресата утаил, это пушкинисты большинством голосов назначили адресатом Волконскую, уже уехавшую к этому времени в Сибирь вслед за нелюбимым мужем-декабристом).

Волконская — адресат Посвящения
Волконская — адресат Посвящения

Резкий скачок через столетие (от Петра к пушкинским временам) и резкий переход на лирический тон (в Посвящении Пушкин говорит о своей "потаённой любви"). Это у Константинова мощно получилось. Мастер...

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

После бурного преддверия поэмы, Песнь первая у Константинова намеренно спокойная.

1) Мирная Украйна

Константинов даёт много украинских пейзажей и бытовых сценок, иногда даже парадоксально. Вот заглавная иллюстрация ко всей Песни первой: "Богат и славен Кочубей..." — ладно, первым строкам соответствует. А вот место, где у Пушкина говорится о том, что "Украйна глухо волновалась" — но художник идиллически рисует бродячего бандуриста с мальчиком. Надо полагать, этим противопоставлением художник поясняет, что волновалась и требовала войны с Москвой верхушка казачества, а не бродячие бандуристы?

Поля Кочубея
Поля Кочубея
Украйна ропщет?
Украйна ропщет?

2) Мария и Мазепа

Линию Марии и Мазепы Константинов даёт посредством тех же эпизодов, что и украинский художник В.Лопата несколькими годами ранее. При этом у Константинова мотивов к очеловечиванию Мазепы не было. Видимо, Пушкин так эту линию и подавал: Константинов здесь бесстрастный наблюдатель. Ай да Пушкин! А художник опять даёт идиллические картины. Вот сцена побега Марии к Мазепе (вторая картинка): пруд, лунная ночь, рыбак. И только на заднем плане кто-то скачет. И ведь не придерёшься — у Пушкина сказано: "Лишь рыбак //Той ночью слышал конской топот...".

Мария
Мария
Побег
Побег

Счастливая пара
Счастливая пара

3) Донос Кочубея

Традиционная сцена.

4) Гонец к Петру с доносом

Тоже традиционная сцена

5) Мазепа строит козни

А вот сцены антипетровского заговора (с непременным иезуитом) у Константинова нет. Он предпочёл завершающей иллюстрацией в Первой части поэмы дать сцену семейного счастья Марии и Мазепы. Но дело в том, что Константинов искусный конструктор книги и, кроме того, как выясняется, любитель парадоксов и контрастов. Все грозовые предчувствия он вынес в маленькие картинки: заставку на шмуцтитуле и концовочку Песни первой. Орёл у него там парит, добычу выискивает, кровавый пир готовит.

Заставка
Заставка
Концовка
Концовка

ПЕСНЬ ВТОРАЯ

Видимо, Константинов был очень уравновешенным человеком. Во второй части поэмы, где у многих художников кипят романтические или трагедийные страсти, у Константинова всё очень выдержано.

1) "И знамя вольности кровавой я поднимаю на Петра..."

Очень спокойная беседа Мазепы с Марией. Вот как надо знамёна поднимать, по Константинову.

2) Кочубей в темнице перед казнью

Застывший Кочубей.

3) "Тиха украинская ночь..."

Мазепа со своими романтическими метаниями — маленькая фигурка в правом нижнем углу, почти незаметная на фоне величественного пейзажа.

ПЕСНЬ ТРЕТИЯ

Константинов по полной отработал батальные сцены — завершил начатое в вводных иллюстрациях.

1) Перед сражением

Удивительно, но художник не рисует традиционных Петра и Карла, обходящих перед сражением свои войска. Только Мазепа, ведущий своих казаков к шведскому королю.

2) Полтавское сражение

Батальные сцены.

3) Пир Петра

О, давненько мы в иллюстрациях этой сцены не видели.

4) Бегство Мазепы

Карл и Мазепа бегут
Карл и Мазепа бегут

5) Последняя встреча Мазепы с Марией

Сумасшествие Марии
Сумасшествие Марии

6) Завершение

Бандурист в концовке всей поэмы имеется, как и в советских иллюстрациях 1940-х гг. Но тема бандуриста не раздута до главного героя (до страничной иллюстрации), как у В.Лопаты. У Константинова (как и Пушкина) баланс: на предпоследней-то картинке памятник Петру Первому ("Лишь ты воздвиг, герой Полтавы, // Огромный памятник себе").

Памятник Петру
Памятник Петру
Бандурист
Бандурист




Константинов — очень гармоничный и открытый человек. И он, конечно, прочёл "Полтаву" так, как её задумал Пушкин. Время создания сюиты художнику тоже помогло. Наверное, в 1940-е гг. пришлось бы Пушкина трактовать согласно линии партии. А тут стало посвободнее (в трактовке Пушкина). Диссидентством художник не занимался, так что создал вполне сбалансированный цикл иллюстраций.

В "Онегине" 1954 года мне Константинов показался устарелым, а вот через 30 лет в "Полтаве" — наоборот, очень современным.


Статья написана 6 февраля 2018 г. 13:46

Возвращаемся к "Евгению Онегину". Это издание 1954 года. Художник — Ф.Константинов.

Слева — мой экземпляр. Справа — описание из каталога-справочника.

Добавления к библиографическому описанию: Переплёт (тв. обложка). Тираж — 30.000 экз. Цена — 6 руб. 50 коп.

Техника иллюстраций: ксилография — гравюры на дереве (по умолчанию, доски торцевого среза, что принципиально отличает современную ксилографию от старинных гравюр с продольных досок).

На Фантлабе издание представлено: https://fantlab.ru/edition89292.

Художник — Ф.Константинов — тоже представлен на Фантлабе: https://fantlab.ru/art3133.




Формально это послесталинская книга, но фактически она относится к до-оттепельному периоду. Однако художник к представителям сталинского стиля не относится — он всегда работал в направлении романтизма, не окостенел даже в самые неблагоприятные времена. Но и во время оттепели манеру свою не изменил — видимо, действительно, был убеждённым романтиком.

Константинов — ученик и последователь Фаворского, которого у нас считают вершиной искусства книжной ксилографии. Иногда (как в "Маленьких трагедиях") Константинов намеренно повторял композицию учителя, горделиво напрашивался на сравнение. Но "Онегина" Фаворский не иллюстрировал, и наша книга осталась редким образцом иллюстрирования романа гравюрами на дереве.

Ксилография — это такая странная техника. На любителя. Очень трудоёмкая, при этом (в отличие от литографии, например) видно, что это "топорная работа". Когда-то всё это искупалось тем, что при примитивных типографских машинах "высокая печать" ксилографических картин смотрелась очень выигрышно. Этот технический моменнт быстро прошёл — все техники стали переносится в книгу фотографиями. С художественной точки зрения ксилография выигрывала, когда в иллюстрации была высокая степень символизма (с чего и начинал Фаворский).

Ну а реалистично исполненные сцены с людьми смотрятся в ксилографии немного неестественно: персонажи там картонные. Особенно, это видно у последователей Фаворского. Вот пейзажи хорошо в ксилографии у всех получаются. А у Константинова классно получились городские пейзажи.

Иллюстрации по сюжету таковы.

1) Образ Онегина,

Онегин слева, Пушкин хмурит брови
Онегин слева, Пушкин хмурит брови
Сейчас Онегин увидит Татьяну-княгиню
Сейчас Онегин увидит Татьяну-княгиню

2) Сон Татьяны — не представлен ни в каком виде.

3) Дуэль — классическая композиция.

Мороз и солнце; день чудесный...
Мороз и солнце; день чудесный...

4) Первая встреча Онегина и Татьяны.

5) Финальная (прощальная) встреча.

Сцена последней встречи... Онегин чересчур пристыжен, Татьяна чересчур упивается собой. А уж какая дебелая стала! Может, это сказывается женский идеал послевоенного сталинского кинематографа? Там и играли также, как на этих картинах — паузы держали, в позах выпуклых застывали...

При всей несопоставимости талантов (Константинов свой не растерял) прощальная сцена имеет неприятный привкус сходства с ужасной картинкой Герасимова, которую мы уже смотрели (https://fantlab.ru/blogarticle53348).

Всё-таки общий фон эпохи трудно утаить.





  Подписка

Количество подписчиков: 31

⇑ Наверх