Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

1903, 1907, 1909, 1910, 1911, 1913, 1919, 1922, 1923, 1925, 1926, 1928, 1929, 1933, 1934, 1935, 1936, 1937, 1938, 1940, 1942, 1943, 1945, 1946, 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1952, 1953, 1954, 1955, 1958, 1959, 1960, 1961, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1975, 1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1985, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2002, 2004, 2005, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, Eichenberg, Аземша, Алекс А., Алексеев А.А., Алексеев Н., Алексеев Н.В., Алякринский, Андреева А., Андриевич, Аникеев, Антокольская, Антоненков, Анчар, Арзамасцев, Арсенин, Артюшенко, Багин, Багина, Баданина, Бажов, Бакулевский, Басманов, Бастрыкин, Баюскин, Белюкин, Белюкин А., Белюкин Д., Бенуа, Берштейн, Бехтеев, Билибин, Бокарев, Бордюг, Браташевский, Бретт, Брюханов Н., Булатов/Васильев, Бунин П., Буреев Г., Бухарев, Бычков, Вагин, Ванециан, Васильев В., Васильева Т., Васнецов Ю., Ващенко, Вересковый мед, Веселов, Вийральт, Владимирский, Власова А., Волович, Выстрел, Гавриилиада, Гапей, Гельмерсен, Герасимов А., Головаш, Гольц Н., Гончаров, Гордеева, Горяев, Граф Нулин, Гурьев, Гюзелев, Делла-Вос-Кардовская, Демидова, Дехтерев, Диодоров, Добрицын, Добужинский, Дозорец, Домик в Коломне, Дувидов, Дудоров, Евгений Онегин, Египетские ночи, Елисеев, Емельянова, Епифанов, Жолткевич, Жужнев, Забирохин, Зворыкин, Золушка, Зотов, Иванов Ю., Иванюк И., Игнатьев, Ильин, Ионайтис, Иткин, Кайрамбаева, Канторов, Капустина Т., Кардовский, Карпенко, Кент, Кибрик, Клаве, Клементьева, Ковалев А., Ковалев Ст., Козлова, Козлова Г., Коковкин, Кокорин, Комаров А., Конашевич, Коновалов, Коноплев, Константинов, Коровин О., Коротаева, Костин, Косульников, Кочергин, Кошкин, Кравченко, Кузнецов И., Кузнецов К., Кузнецов Л., Кузьмин, Кукулиев, Кукулиева, Купманс, Куркин, Курчевский, Кустодиев, Лагуна, Ладягин, Ларская, Левшичин, Леда, Лемкуль, Лопата В., Лосенко, Лось, Лукина, Лышко, Маврина, Майофис, Маркелов, Марочкова, Маршак, Масютин, Мезерницкий, Мельников, Метель, Микешин, Милашевский, Минкина, Митурич, Михайлов А., Могилевский А., Монина, Морковкина, Мосин, Мосягина, Назарук, Нарбут, Насибулин, Нахова, Ненов, Непомнящий Д., Непомнящий Л., Непринцев, Никитин, Никитина Т., Николаев А., Николаев Ю., Никольский, Носков, Огородников, Озаринская, Олейников, Ольшанский, Орданьян, Оринянский, Орленко, Остров, Панин А., Панов, Парилов, Пашков, Перебатов, Перевезенцев, Перро, Перцов, Пиков, Пиковая дама, Пир Петра Первого, Пискарев, Пихлер, Плаксин А., Плаксин Д., Плехан, Повести Белкина, Подивилов, Полтава, Поляков, Понамарёва, Попкова, Поплавская Н., Попугаева, Правдин, Правосудович, Пушкин, Пшинка, Рачев, Рейндорф, Рейпольский, Рейхет, Репин, Рибейрон, Родионов, Рожков, Ростова, Рудаков, Рушева, Рыжков, Рязанцев, Самокиш-Судковская, Самохвалов, Свешников, Свитальский, Селещук, Серебряное копытце, Серебряное копытце, Серов Вл., Сказка о золотом петушке, Сказки, Слаук, Смирнов, Соколов П., Соловьева Г., Соловьева Т., Сомов, Спасский, Стивенсон, Стихотворения, Стопа, Суриков, Тауберг, Таюткино зеркальце, Теремок, Тесаржикова, Тимошенко, Тихомиров В., Тишина, Токмаков, Траугот, Туманов, Тырса, Тяпина, У Лукоморья, Успенская, Устинов, Фаворский, Фандерфлит, Фатеева, Федоров М., Федоров С., Филиппова, Фильчаков, Харшак, Хижинский, Хлебникова, Чапля, Чарушин Е., Чеботарев, Чернышков, Шаповалова Л., Шефер, Шишмарева, Шмаринов, Шурлапова, Шухаев, Юдин В., Юдина Д., Юкина, Якобсон, Яковлев А., Яковлев С., Якутович, Яр-Кравченко, Яровой, детская литература, ксилография
либо поиск по названию статьи или автору: 


Страницы: [1] 2  3

Статья написана 1 ноября 10:28
Размещена:

Иду по накатанной для "Выстрела" дорожке: те же сборники, и те же художники послевоенной сталинской эпохи.

1) Д.Шмаринов

Цикл иллюстраций именитого художника Д.Шмаринова. Гравюры по его иллюстрациям были опубикованы в трёхтомнике 1949 года и — без изменений — в "Избранном" 1959 года.

Трёхтомник 1949 г.
Трёхтомник 1949 г.
"Избранное" 1959 г.
"Избранное" 1959 г.

В отдельных изданиях "Повестей Белкина" иллюстрации к "Метели" выходили: первый вариант в 1946 году (фактически был сделан в 1937 году: даты читаются в правом нижнем углу рисунков, и даже на гравюре по рисунку). Второй вариант вышел в 1977 году. Во втором варианте "Метель" подверглась серьёзной переработке (в отличие от "Выстрела", где была подправлена только заставка).

Отдельное издание 1946 года
Отдельное издание 1946 года
Отдельное издание 1977 года
Отдельное издание 1977 года

Основа сюиты — заставка и две страничных иллюстрации. Посмотрим их в разных изданиях.

а) Заставка

Заставка в трёхтомнике вообще не различима (безобразное качество), рассмотреть её можно только в "Избранном" 1959 года. Нормальная чёткость и в отдельном издании 1946 года. На заставке — тема Маши, её побега из дома в метель.

Заставки в трёхтомнике и "Избранном"
Заставки в трёхтомнике и "Избранном"
Заставка в отдельном издании 1946 г.
Заставка в отдельном издании 1946 г.

В отдельном издании 1977 года заставка изменена полностью: Шмаринов понял, что блуждания Владимира он никак не отразил, а это центр всей повести — настоящая-то грозная метель именно Владимиру все планы разрушила, явилась предвозвестником его скорой гибели. Поэтому на новой заставке — бедный Владимир.

Заставка в отдельном издании 1977 года
Заставка в отдельном издании 1977 года

б) Побег Маши из дома

Первая страничная иллюстрация продолжает тему ухода Маши в метель. Маша намеревается обвенчаться, переждать гнев родителей (потому узлы с необходимыми вещами), а потом получить прощение.

Ранний вариант рисунка — в отдельном издании 1946 года, ужасная гравюра по этому рисунку в трёхтомнике 1949 года, обновлённый рисунок в отдельном издании 1977 года. Позднейший вариант — в лучших традициях Шмаринова: совершенная композиция и пленительный женский образ. Мастерства у Шмаринова с годами не убавлялось.

Отдельное издание 1946 года
Отдельное издание 1946 года
Трёхтомник 1949 года
Трёхтомник 1949 года
Отдельное издание 1977 года
Отдельное издание 1977 года

б) Побег Бурмина из церкви

Вторая страничная иллюстрация — Бурмин после венчания с незнакомкой убегает из церкви. Шутка удалась. Имеется только в отдельных изданиях. В раннем варианте Бурмин от души забавляется, а в позднем варианте Бурмин прям-таки дьявольски хохочет. Не знаю, зачем Шмаринов так сделал.

Отдельное издание 1946 года
Отдельное издание 1946 года
Отдельное издание 1977 года
Отдельное издание 1977 года

А счастливой встречи влюблённых Шмаринов рисовать не стал.

2) Л.Правдин

Провинциальное издание 1949 года (г. Молотов — ныне Пермь).

"Романы и повести" — Молотов, 1949
"Романы и повести" — Молотов, 1949

Здесь иллюстрации — это силуэты на шмуцтитуле.

К сожалению, без сюрпризов: пока всё та же унылость и беспомощность.

3) Г.Веселов

Издание 1947 года (Ленинград). К "Метели" две страничных иллюстрации.

"Избранная проза", 1949
"Избранная проза", 1949

А вот Веселов меня удивил. До сих пор я считал, что в этом издании просто безобразное качество воспроизведения. Но вот изображение метели заставило задуматься о технике и замысле художника. Белые штрихи на чёрном, сани Владимира почти не видны. Сильное впечатление присутствует. Так позднейшие наши оригинальные художники нонконформисты рисовали (на Забирохина даже похоже). Может, что-то в этих рисунках авангардное есть, редкое для сталинской эпохи? Но воспроизведение всё равно хромает.

Метель
Метель

После впечатляющей метели мне и вторая страничная иллюстрация стала казаться очень атмосферной: глухая ночь, полупустой, слабо освещённый собор, непоправимая ошибка...

В церкви
В церкви

4) А.Ванециан

Иллюстрации Ванециана: первое издание 1950 года (подарочное, большого формата, рисунки вклеены вручную), второе издание 2018 года в составе сборника (уменьшенного формата, издательство "Речь").

Издание 2018 г. поверх издания 1950 г.
Издание 2018 г. поверх издания 1950 г.

Заставка и страничная иллюстрация. Ванециан избрал только тему Владимира. На заставке — метель уже утихла, Владимир наутро отъезжает от церкви, где ему сообщили поразительное известие.

"Метель", заставка, худ. Ванециан
"Метель", заставка, худ. Ванециан

Страничная иллюстрация изображает Владимира в метели — он вышел из саней, чтобы нащупать дорогу. Театрально подбоченился. Эта иллюстрация обнаружилась в альбоме иллюстрированной пушкинианы 1987 года. Вот она.

Воспроизведение оригинала в альбоме 1987 г.
Воспроизведение оригинала в альбоме 1987 г.

Это было воспроизведение оригинала: необрезанный рисунок, черты лица и усики можно разобрать. А вот сравнение с тем рисунком, который в издании 1950 года печатался отдельно способом цинкографии: черты лица смазаны.

Альбом 1987 г. и издание 1950 г.
Альбом 1987 г. и издание 1950 г.

У Ванециана, конечно, не графика, а "станковая" иллюстрация, но в лучших традициях живописи. Например, как нарисован снег! На оригинале видны его оттенки (другое дело, может ли быть розоватый отсвет в метель, без солнца). При воспроизведении этой картины цинкографией в книге, конечно, оттенки снега были потеряны: просто грязная колея.

Теперь сравним оригинал с современным изданием.

Альбом 1987 г. и издание 2018 г.
Альбом 1987 г. и издание 2018 г.

Видно, что современное переиздание не с оригиналов делалось. Подправили, что смогли компьютерной техникой — но ни черт лица, ни оттенков снега, конечно, не восстановили.


Статья написана 5 октября 22:13
Размещена:

Иллюстрации к пушкинскому "Выстрелу" послевоенной поры. Мне показалось, что здесь интерес представляет не столько художественный уровень сталинских иллюстраторов, сколько вопросы воспроизведения картинок в книге. Во второй половине 1940-х гг. стало больше выходить массовых книг с иллюстрациями, но средний уровень качества картинок просел очень сильно. Эти полиграфические вопросы могут быть интересны коллекционерам.

1) Д.Шмаринов

а) Собрание сочинений 1949 года ("Повести Белкина" в третьем томе) и огромный томище "Избранного" 1959 года (с теми же иллюстрациями). Автор рисунков к "Выстрелу" — Д.Шмаринов. И с книгами, и с художником мы уже неоднократно встречались.

Трёхтомник 1949 г.
Трёхтомник 1949 г.
Избранное 1959 г.
Избранное 1959 г.

В этих сборниках — гравюры (на металле) по рисункам Шмаринова. Это самый неудачный способ воспроизведения авторской иллюстрации. Линия рисунка получается в гравюре очень чёткая. Но гравёр, даже если он мастер, в этом случае — совершенно лишний посредник. Авторскую индивидуальность рисунка он выхолащивает (по сути, он просто обводит авторский рисунок на металле).

б) Отдельное издание "Повестей Белкина" 1946 года. Этого издания у меня нет. Сканы будут из Интернета. Здесь уже какое-то тогдашнее примитивное фотомеханическое воспроизведение — посредник в виде гравёра исчез, но и качество воспроизведения ухудшилось.

Отдельное издание 1946 года
Отдельное издание 1946 года

Встречалась мне у букиниста эта книга за ничтожную плату. Но я был тогда настолько измучен плохими изданиями рисунков Шмаринова (частенько их потом в 1950-е гг. печатали, с каждым разом всё хуже и хуже), что только бегло проглядел книгу и поскорее положил её обратно. Напрасно, конечно, там ведь был первый вариант иллюстраций, позднее изменённый. Коллекционеру истеричность не к лицу: коллекционер должен быть холоден, угрюм и нелюдим.

в) Ещё одно отдельное издание "Повестей Белкина" с иллюстрациями Шмаринова было в 1977 году. В этом издании к некоторым повестям рисунки изменены, но к "Выстрелу" — почти такие же, как в издании 1946 года. Здесь уже воспроизведение рисунков было на новом техническом уровне — ценой отказа от высокой печати. Качество воспроизведения иллюстраций в самых дешёвых изданиях в ту пору резко возросло — это был прорыв, а мы это воспринимаем как должное, забыв про убогие картинки 1940-х — 1950-х гг.

Отдельное издание 1977 года
Отдельное издание 1977 года

Этот сборник у нас в первый раз, поэтому даю библиографическое описание из каталога-справочника.

Добавление к библиографии. Тираж 50 тыс. экз. Цена 75 коп. Книги на Фантлабе нет (подал заявку).

Теперь посмотрим картинки из этих изданий. В "Избранном" 1959 года — только заставка (и невыразительная концовка: пистолет и черешни, которые граф ел под выстрелом на первой дуэли). В трёхтомнике 1949 года — заставка и одна страничная иллюстрация. В отдельном издании 1946 года — заставка и две страничные иллюстрации. В издании 1977 года — тоже заставка и две страничные иллюстрации.

Сильвио на диване (заставка)

Сильвио упражняется в стрельбе в домашних условиях (Шерлок Холмс тоже в квартире будет из гораздо более мощного револьвера лупить). Одинаковые гравюры в двух сборниках. Картинка оказалась не по зубам гравёру. Качество ужасное.

Гравюры из сборников 1949 г. и 1959 г.
Гравюры из сборников 1949 г. и 1959 г.

Вот та же заставка из отдельного издания 1946 года: получше, чем гравюра, но никакой чёткости нет.

Скан из Отдельного издания 1946 г.
Скан из Отдельного издания 1946 г.

И вот, наконец, заставка из издания 1977 года. Рисунок чуть изменён. Наверное, Шмаринов понял, что тёмный фон и мелкие детали вредят иллюстрации при её воспроизведении и упростил рисунок. И напрасно — в 1977 году полиграфия уже смогла бы справиться с воспроизведением первоначального варианта заставки.

Фото из отдельного издания 1977 г.
Фото из отдельного издания 1977 г.

Замах шандалом

Драматичный эпизод. Необузданный гусар кидает в Сильвио подсвечник. А Сильвио вынужден будет это стерпеть, потому что бережёт свою жизнь для страшной мести. На картинке из издания 1946 года линии размыты. Представление о настоящем рисунке — только в издании 1977 года.

1946 год (Скан)
1946 год (Скан)
1977 год (Фото)
1977 год (Фото)

Наслаждение местью

Обязательная сцена, образцово-добротно сделанная Шмариновым по композиции. Сильвио дождался, когда на звук выстрела прибежит жена графа, увидит, что в мужа целятся, и станет на коленях молить Сильвио о пощаде.

Для нас — отличный повод сравнить техники воспроизведения: гравюра по металлу, старый фотомеханический способ 1946 года (видимо, цинкография) и новый фото способ 1977 года.

Гравюра 1958 г.
Гравюра 1958 г.
1946 год (Скан)
1946 год (Скан)
1977 год (фото)
1977 год (фото)

В гравюре — линия чётче (можно профиль Сильвио и жены графа рассмотреть). В оригинальном рисунке — богатство полутонов, объём. Но в издании 1946 года из-за посредственной техники воспроизведения весь рисунок смазан. И только в издании 1977 года получен удовлетворительный результат.

Тяжело было при старых фотомеханических способах воспроизводить такие реалистичные рисунки с обилием мелких деталей, как это было у Шмаринова. Надо было привлекать образцовые типографии (как, например, для шмариновских картинок к "Петру Первому"). А "Повестям Белкина" в 1940-х годах не повезло.

2) Л.Правдин

Издание 1949 года (Молотов — ныне Пермь)

Встречались с этой книгой в связи с "Египетскими ночами" и "Пиковой дамой".

Картинка к "Выстрелу" на шмуцтитуле. Выбрана традиционная мелодраматическая сцена. Техника — силуэты. На первый взгляд кажется, что эта техника проста: скрывает огрехи художника (мелких деталей ведь не надо рисовать, выражений лиц не видно). На самом деле, это беспощадная техника. Уровень задан очень высокий. Силуэты Правдина смотрятся топорно после силуэтов Гильмерсена и Свитальского. Но и воспроизводился силуэт без особых потерь для рисунка — так что, может быть, выбор техники был вынужденным.

3) Г.Веселов

Издание 1947 года (Ленинград).

Уже встречались с этой книгой в связи с "Пиковой дамой" — там были совершенно убитые рисунки. К "Выстрелу" получше — можно разобрать что нарисовано. Но здесь на качество особо внимание не обращаешь — содержание удивляет. Сильвио — центральный персонаж, и показан в минуты переживания испепеляющих страстей. Вот такие герои тогда в сталинских фильмах очами сверкали. Очень показательный штамп той эпохи.

Сильвио мечтает о мести
Сильвио мечтает о мести
Сильвио отомщён
Сильвио отомщён

4) А.Ванециан

Моя первая (в коллекции) сталинская подарочная книга. Всё ещё под впечатлением нахожусь. На переплёте картинка, вручную вклеенная! До этого такого не видал. Внутри — иллюстрации, тоже вручную приклеенные ( страничные — аж на паспарту)! Вот это крафт! Помпезно, конечно, но и стильно. Ведь, действительно же, был стиль — сталинский послевоенный стиль московских высоток.

Книга была настолько парадной, что продавалась в футляре (у меня футляра нет — фото из Интернета).

С художником уже встречались (в связи с "Пиковой дамой"). С книгой встречаемся в первый раз, поэтому даю библиографическое описание из каталога-справочника.

Добавление к библиографии. Тираж 25 тыс. экз. Цена выдавлена только на задней крышке переплёта: 10 руб. 80 коп. по прейскуранту 1952 г. (что бы это значило, если книга 1950 года издания?). Ещё много мрачных загадок прячется на обложках сталинских книг.

Книга на Фантлабе будет представлена через год (заявку подал на днях).

Иллюстрации к "Выстрелу": заставка и страничная (обе печатались отдельно от текста и приклеены вручную, только заставка — в тексте, а страничная иллюстрация — на отдельной вклейке-паспарту). Заставка — Сильвио на диване, а страничная иллюстрация — Сильвио как измученный раб своей мести. Ванециан соединил мотивы Шмаринова (заставка) и Веселова (страничная иллюстрация).

В 2018 году иллюстрации Ванециана к "Повестям Белкина" были переизданы "Речью" в составе сборника (вместе с "Пиковой дамой" с иллюстрациями другого художника). Эта новая книга на Фантлабе есть: https://fantlab.ru/edition226852.

Вот старая и новая книги. Новая книга — небольшого камерного формата, что пригасило сталинскую помпезность рисунков. Качество воспроизведения рисунков в новой книге — выше всяких похвал (о работе с подлинниками не встречал упоминаний — наверное, возродили картинки современными компьютерными технологиями).

Сравним картинки в двух книгах (в новом издании картинки меньше, бумага белее, на фото новая книга наложена на старую).

Современная картинка безупречна: линии чётче, и по цветам сбалансирована. В издании 1950 года иллюстрации "четырёхцветные, выполнены цинкографией" — т.е. это фотомеханический способ. Наглядно видна пропасть, которая отделяет старинную "механику" от современной "цифры".

Глядя на фото, я бы отдал предпочтение новым иллюстрациям. Но при рассматривании "в живую" старые картинки всё равно производят более сильное впечатление — они как будто вручную раскрашены. Высокая печать даёт себя знать. Странно. Но, видать, магия старой книги зависит не только от чёткости картинки. Прощаешь этим книгам даже помпезность.


Статья написана 15 сентября 11:06
Размещена:

Раз уж пришлось отвлечься на "Таюткино зеркальце", закончим эту тему. Здесь нет, конечно, такого количества иллюстраций, как к раскрученным сказам. Остались единичные картинки разных художников, которые можно посмотреть за один раз. Будут сборники, которые я уже детально описывал в связи с "Серебряным копытцем".

1) О.Коровин и А.Якобсон

Два сборника (прижизненные для Бажова). Оба под названием "Малахитовая шкатулка". Сталинская эпоха (1949 г. и 1950 г.).

Свердловское издание 1949 г.
Свердловское издание 1949 г.
Ленинградское издание 1950 г.
Ленинградское издание 1950 г.

Иллюстрации очень хороших художников (О.Коровина и А.Якобсон) из этих сборников сначала вызвали у меня недоумение. Что это?

"Таюткино зеркальце". Худ. О.Коровин
"Таюткино зеркальце". Худ. О.Коровин
"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон
"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон

На первой иллюстрации — О.Коровина из свердловского сборника — люди в светлых одеждах, разных национальностей (башкирская шапка) любуются на идиллию: на фоне голубого неба сильный человек подбрасывает ребёнка. Узнаваемый плакат 1949 года. "Спасибо сысертскому барину за наше счастливое..."

Нет, у Бажова в тексте подбрасывание Таютки имеется. Но в каком контексте это описывается!

цитата из П.Бажова

Видят — по горькой нужде мужик с собой ребенка в рудник таскает, жалеют его и Таютку позабавить стараются. Известно, ребенок! Всякому охота, чтоб ему повеселее было. Берегут ее в шахте, потешают, кто как умеет. То на порожней тачке подвезут, то камешков узорчатых подкинут. Кто опять ухватит на руки, подымет выше головы да и наговаривает:

- Ну-ко, снизу погляжу, сколь Натал Гаврилыч руды себе в нос набил. Не пора ли каёлкой выворачивать?


Как видим, ничего общего у праздничной иллюстрации О.Коровина с текстом Бажова нет. Художник нарисовал светлое будущее — за пределами бажовского сказа и жизни героев этого сказа.

На второй иллюстрации — А.Якобсон из ленинградского сборника — вообще сюрреализм! Трудовой народ выстроился стальными рядами. Во главе — Ганя-орёл. За плечом — какая-то молодуха с лопатой (Ганя на картинке завидный жених, липнут к нему девушки). Эта сцена даже отдалённых параллелей с текстом Бажова не имеет.

Мне кажется, с этими иллюстрациями случилось вот что. Сказы Бажова ещё не были в тот период канонической классикой. Они были непривычными. В "Таюткином зеркальце" художников, видимо, охватила растерянность. История о горькой беспросветной жизни, заканчивающаяся анекдотом о том, как барыня стала дураков рожать... Однако художники почувствовали, что мораль этого сказа — возвеличивание забитого человека. Но про это в сказе нет ни одного слова, только ощущение (особенно сильное после страшной, но победной войны: "кто эту войну на себе вытянул?"). Вот художники и передали это ощущение в привычной форме, доступной читателям, — в форме агитационного плаката.

Не проходит гипотеза, что после ужасов войны художники не хотели рисовать мрачные сцены из этого сказа. Потому что в ленинградском сборнике есть у Якобсон к этому сказу карандашные рисунки с нормальными сценами.

"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон
"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон
"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон
"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон

Получается, можно было (для одной-то страничной иллюстрации) отыскать хотя бы нейтральные эпизоды. Но появились сюрреалистические плакаты. И это намеренный выбор.

Сталинские художники подтверждают мои подозрения насчёт "Таюткиного зеркальца". Очень странный сказ — изломанный по форме, и ключи к разгадке содержания утеряны.

2) В.Волович, Г.Перебатов и Г.Мосин

Свердловские "Малахитовые шкатулки" 1959-1983 гг. Уральские художники. Бажова уже нет в живых.

Худ. В.Волович, 1962, 1969
Худ. В.Волович, 1962, 1969
Худ. Г.Перебатов, 1959 г.
Худ. Г.Перебатов, 1959 г.
Худ. Г.Мосин, 1983
Худ. Г.Мосин, 1983

Уральская "суровая школа". Но, по крайней мере, уральские художники после-сталинского времени определились с концепцией относительно "Таюткиного зеркальца". Сюрреализма они там уже не видели.

Худ. В.Волович, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Волович, "Таюткино зеркальце"

Худ. Г.Перебатов, "Таюткино зеркальце"
Худ. Г.Перебатов, "Таюткино зеркальце"
Худ. Г.Мосин, "Таюткино зеркальце"
Худ. Г.Мосин, "Таюткино зеркальце"

У Воловича (первая иллюстрация) в издании 1962 года (и в улучшенном издании 1969 года) к "Таюткиному зеркальцу" — только заставка. Он на этих заставках представляет героев и показывает свою залихватскую технику: новая графика Шестидесятых.

А вот Перебатов (вторая иллюстрация) в первой "оттепельной" бажовской книге обратился к психологизму. Всего одна иллюстрация-заставка, но очень сильная: безысходность (глаза Гани) и нежность (как он Таютку спрятал в своих ручищах). Блистательно художник раскрылся.

Мосин (третья иллюстрация) тоже пошёл по пути психологизма. Но уже надежду привнёс. Вроде бы у Мосина всё та же вселенская печаль в глазах отца, но рядом — счастливая Таютка (её лицо освещено). Скан Мосина взял из Интернета: его иллюстрациям, конечно, нужно хорошее качество воспроизведения (а где-то ведь и подлинники лежат...).

3) М.Успенская

Детгизовский сборник 1959 года (тоже ранне-"оттепельный"). Художница — М.Успенская, которая активно поддерживает новаторов книжной графики.

"Живинка в деле" (1959), худ.М.Успенская
"Живинка в деле" (1959), худ.М.Успенская

В московском издании для детей тенденция иная. Нет ужаса безнадёжности, не надо и психологизма. Для иллюстрирования вычленена светлая часть истории: в детстве всегда есть место радости.

"Таюткино зеркальце", худ.М.Успенская
"Таюткино зеркальце", худ.М.Успенская

Это цветная страничная иллюстрация на вклейке (есть ещё несколько мелких чёрно-белых зарисовок).

Но не только художница вычленяла для себя графическую составляющую сказа. Редактор (это профессия такая) над текстом Бажова поработал. Вторая часть сказа сильно сокращена: вырезана длинная история про то, как немцы сысертского барина облапошили и подсунули ему жену. Устранены физиологические последствия "плевка" рудой (про то, что барыня стала дураков рожать, а у её заграничного спутника нос отрезало). Это вмешательство нельзя простить, но понять можно: с точки зрения всякого нормального редактора история заграничной барыни в этом сказе инородная.

В позднейших детских изданиях подлинный текст был восстановлен. Не знаю, имеет ли купированный вариант какую-то ценность. На всякий случай даю выявленные варианты окончаний во вложенных файлах (pdf). Первый файл — "Бажовское окончание" для чистоты эксперимента приводится из издания для детей (М.: "Дет. лит-ра", 1979). Второй файл "Купюры. Детгиз 1959" — из книжки, проиллюстрированной Успенской. Там же можно посмотреть примеры мелких чёрно-белых зарисовок художницы.

4) В.Панов, В.Лаповок

Художники-реалисты.

Худ. В.Панов, 1979 г.
Худ. В.Панов, 1979 г.
Худ. В.Лаповок, 1982
Худ. В.Лаповок, 1982

4.1)Сначала Панова посмотрим. У Панова как у иллюстратора подход сбалансированный, техника пресноватая.

Худ. В.Панов, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Панов, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Панов, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Панов, "Таюткино зеркальце"

Панов — достаточно традиционный реалист. По концепции: он выбрал бажовские эпизоды, передал их очень точно, без отсебятины. На первой картинке — Ганя с Таюткой в забое, без надрыва и без умиления. На второй — веселье. Всё правильно: другие рудокопы, когда прознали, "что обошлось у Гани по-хорошему", перед выходом наружу пошли поглазеть на природное зеркало. В точности как на картинке, на молодых смех напал (зеркало-то искажает, природная комната смеха получилась). "Шум подняли, друг над дружкой подшучивают". Всё можно в этом сказе найти!

4.2) Теперь Лаповок.

Книжки из двух бажовских сказов с иллюстрациями Лаповка у меня нет. Книжка издана в 1982 году в Ярославле (на Фантлабе её тоже нет). Указал мне на эту книжку ув. SeverNord . Он же предоставил фото картинок.

Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"

В принципе, та же линия, что и у Панова: без отсебятины. Тяжёлых или психологичных сцен для иллюстраций не выбирается. Интересно, что Лаповок вводит в число персонажей Хозяйку медной горы (она на заставке в зеркало смотрится). Она в этом сказе у Бажова только предполагается, но её участие в событиях не доказано. Лаповок первым среди художников решил Хозяйку медной горы прямо вывести на сцену, уничтожив зыбкость бажовских недоговорённостей. Издательство позволило художнику чуть побольше иллюстраций сделать, и он смог вывести обе сюжетных линии сказа: и про Таютку, и про заграничную барыню.

5) А.Ковалёв, А.Белюкин и Б.Диодоров

Следующий блок — произвольное объединение художников, которые сделали иллюстрации в стиле народной (старинной) живописи. Времена — больше Семидесятые.

Худ. А.Ковалёв, 1961
Худ. А.Ковалёв, 1961
Худ. А.Белюкин, 1980
Худ. А.Белюкин, 1980
Худ. Б.Диодоров, 1977
Худ. Б.Диодоров, 1977

5.1) А.Ковалёв и А.Белюкин.

Худ. А.Ковалёв, "Таюткино зеркальце"
Худ. А.Ковалёв, "Таюткино зеркальце"
Худ. А.Белюкин, "Таюткино зеркальце"
Худ. А.Белюкин, "Таюткино зеркальце"

С палехским художником А.Ковалёвым всё понятно: он творит в рамках канона (очень тёплая у него вся серия открыток, и к нашему сказу тоже). Ну а Белюкин обощённо-абстрагированную фигуру даёт (без пояснений и не признаешь в этой картинке "Таюткиного зеркальца") — видимо отказался от идеи в одной иллюстрации все перипетии сказа передать.

5.2) Отдельно посмотрим Диодорова. У него тоже народный (лубочный) стиль, но при этом собственная концепция.

Худ. Б.Диодоров, "Таюткино зеркальце"
Худ. Б.Диодоров, "Таюткино зеркальце"

Когда количество иллюстраций ограничено, художникам приходится первым делом выбирать между двумя пластами нашего сказа: между историей про Таютку с отцом и историей с заграничной барыней. Все художники делают выбор в пользу таюткинской линии (или, как Лаповок, дают обе линии). Диодоров сделал иной выбор. Он решил, что настоящая история в сказе — это история про заграничную барыньку. Эту историю он дал в духе народных сатирических сказок, где барам достаётся по полной программе. Ну и в скоморошном стиле всё это подал. Мне показалось, в этом намеренном игнорировании главной части сказа чувствуется раздражение художника от несогласованности двух автономных частей.

Бажов мог ведь легко "Таюткино зеркальце" на две истории разбить — это у него частенько бывало ("Надзиратель-то, тот который Ганю в забой погнал..." и т.п.). Но, может быть, механическое соединение у Бажова двух разных историй — это такой сильный литературный приём, не оценённый по достоинству (цепляет ведь, пусть и раздражает).

6) Ст.Ковалёв и Г.Козлова

Современные екатеринбургские издания с уральскими художниками.

Худ. Ст.Ковалёв, 2005
Худ. Ст.Ковалёв, 2005
Худ. Г.Козлова, 2002
Худ. Г.Козлова, 2002

По одной цветной страничной иллюстрации к "Таюткиному зеркальцу" в каждом издании.

Худ. Ст.Ковалёв, "Таюткино зеркальце"
Худ. Ст.Ковалёв, "Таюткино зеркальце"
Худ. Г.Козлова, "Таюткино зеркальце"
Худ. Г.Козлова, "Таюткино зеркальце"

Художник Ст.Ковалёв подхватил тему присутствия Хозяйки медной горы, причём поместил её в зеркало с той стороны. Особых глубинных прочтений бажовского сказа от этого не случилось.

Художница Козлова выбрала для иллюстрирования сцену веселья (тенденция отказа от психологизма логически завершилась: все намёки на печаль в игноре). На картинке — обалдеть какие радостно-дебильные Таютка с дедом Полукарпычем.

цитата из П.Бажова

Сперва-то они и сами испугались, потом поняли, и старик стал над Таюткой подсмеиваться:
- Наш Натал Гаврилыч себя не признал! Гляди-ко, — я нисколь не боюсь того вон старика, даром что он такой большой. Что хочешь заставлю его сделать. Потяну за нос — он себя потянет, дерну за бороду — он тоже. Гляди: я высунул язык, и он свой ротище раззявил и язык выкатил! Как бревно!

Так что ничего художница не выдумала, но эстетика всё же слишком далека от бажовского текста.

Ну и надо понимать, что у Бажова — это один из многих чередующихся элементов: смех и слёзы. Признаем: когда вся идея сказа должна быть по условиям издания выражена в одной-единственной картинке, полного представления о "Таюткином зеркальце" эта картинка не в состоянии дать. Но все художники делали свой выбор, и этот выбор отражал настроения эпохи. Жалко, что наша эпоха представлена детсадовским уровнем.


Статья написана 15 августа 21:08
Размещена:

Продолжение обзора "Серебряного копытца" в сборниках, где художники были ограничены и давали по одной иллюстрации к этому сказу. Сегодня сборники от конца 1950-х до наших дней. И сегодня в рамках таких сборников — местные (уральские) художники местных (среднеуральских) издательств. Посмотрим в хронологическом порядке.

1) Г.Перебатов (1959)

Названия у различных изданий сборников сказов Бажова — чаще всего, "Малахитовая шкатулка", хотя почти все они раза в два легче полного канонического собрания. Вот сборник "Малахитовая шкатулка" 1959 года — "оттепельный", проиллюстрированный одним художником: Г.Перебатовым.

Книга на Фантлабе — https://fantlab.ru/edition125492. Художник на Фантлабе — https://fantlab.ru/art1551.

"Малахитовая шкатулка", Свердловск, 1959
"Малахитовая шкатулка", Свердловск, 1959

Техника — линогравюра (в аннотации даже указывается, что у художника "оригинальные линогравюры" — надо понимать, сделанные по собственным рисункам). Стандартный набор: к каждому сказу — заставка и страничная иллюстрация. Вот картинки к "Серебряному копытцу". Очень реалистические: Дарёнка к козлику спешит по глубокому снегу.

Худ. Перебатов, 1959
Худ. Перебатов, 1959
Худ. Перебатов, 1959
Худ. Перебатов, 1959

Иллюстрации кажутся очень сдержанными, как будто ещё в сталинском стиле. Но искусствоведы считают, что творчество Перебатова 1950-х гг. — один из первых образцов преодоления "станковизма" и обращения к искусству книги. Внешне это проявляется в том, что иллюстрация стала плоской.

2) В.Волович (1963, 1969)

Два сборника, проиллюстрированные художником В.Воловичем (художник на Фантлабе:https://fantlab.ru/art3505).

Первый сборник 1963 года — увеличенного формата, а второй 1969 года — уменьшенного. Картинки те же самые, но макет другой. Вот они рядышком.

Две "Малахитовые шкатулки" Воловича
Две "Малахитовые шкатулки" Воловича

Сборник 1963 года на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition125505

Сборник 1969 года на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition258629

Книга 1963 года была стандартной. А вот маленький томик 1969 года — подарочное издание, в футляре, с ляссе (у меня к кончику ляссе ещё уральский поделочный камень присоединён, но может это инициатива первого владельца-Левши). Очень гармоничный и изящный томик. Мне кажется, свердловская "Малахитовая шкатулка" 1969 года — одна из лучших книг Средне-Уральского издательства.

"Малахитовая шкатулка", 1969
"Малахитовая шкатулка", 1969

"Малахитовая шкатулка", 1969
"Малахитовая шкатулка", 1969

Волович — художник, обретший всесоюзную известность. Считается, что на Урале в 1960-е гг. сложилось художественное направление, которое получило вполне официальное название "суровый стиль". Так вот, Воловича называют одним из самых ярких выразителей "сурового стиля" в книжной графике. В сборнике этот "суровый стиль" выразился в цветных иллюстрациях (хотя это ранний период, и картинки к Бажову больше напоминают романтические иллюстрации шестидесятников про "комиссаров в пыльных шлемах"). Но к "Серебряному копытцу" цветной картинки нет. Может, слишком камерное произведение для "сурового стиля"?

Но, как бы то ни было, вот такая заставка к "Серебряному копытцу".

Худ. Волович, 1963-1969
Худ. Волович, 1963-1969

Энергичная картинка. В уменьшенном издании 1969 года заставки превратились в марки — сделались элементом оформления (цветные страничные иллюстрации сохранились, конечно).

3) Г.Мосин (1983)

Сборник 1983 года, проиллюстрированный Г.Мосиным — памятник несбывшимся надеждам. Эту "Малахитовую шкатулку" задумывали как какую-то идеальную книгу, уральский сувенир. Библиофильский по тем временам тираж (6.500 экз.), высокая цена (7 руб.). Печать в московской продвинутой типографии. Лучший художник. Печатали несколько лет: и к 100-летнему юбилею Бажова опоздали, и художник за это время помер. Старались. Но... Библиографического шедевра не получилось. Обычная добротная книга. Сейчас у букинистов редкостью не считается. Как будто читаешь "Город Брежнев": при страшном напряжении и завышенных тратах почему-то ничего прорывного не выходит. Хотя в обычном порядке Средне-Уральское издательство в 1980-х гг. ещё могло выпускать очень приятные книги (поэтическая серия полиграфически хороша была:https://www.ozon.ru/context/detail/id/143...).

"Малахитовая шкатулка", 1983 (в супере)
"Малахитовая шкатулка", 1983 (в супере)
"Малахитовая шкатулка", 1983 (без супера)
"Малахитовая шкатулка", 1983 (без супера)

Книга на Фантлабе:https://fantlab.ru/edition125552. Художник Мосин на Фантлабе никак почти не представлен:https://fantlab.ru/art18667

К каждому сказу в этом сборнике по одной страничной иллюстрации. Мосин — самобытный художник. Всё такое яркое, гротескное. Но очень хороший вкус. Вот его картинка к "Серебряному копытцу" из сборника 1983 года.

Худ. Мосин, 1983
Худ. Мосин, 1983

У Мосина есть и полная сюита к "Серебряному копытцу", более ранняя. По формальным причинам покажу её позже. Но для сравнения — аналогичная картинка из полной сюиты. Интересно, как художник вроде всё оставил как было, но на самом деле перерисовал картинку полностью: другая поза у девочки, другой веник, на стене — рыба вместо грибов. Снега другие... Порог интересный — подковообразный. Протёрли дерево?

Худ. Мосин, ранний вариант
Худ. Мосин, ранний вариант

Искусствоведы пишут про мосинские иллюстрации к бажовским сказам, что

цитата

... у Мосина, при всей их сказочности и одухотворённости, они обрели уральскую почву. Иллюстрации Мосина, соединив в себе "земное" с "небесным", наиболее адекватно передали специфическую образность интерпретированного в сказах Бажова уральского фольклора

4) Ст.Ковалёв (2005)

Наш знакомый по пушкинским сказкам художник Ст.Ковалёв. А вот и его сборник 2005 года (может, были ранние издания, да и художник советский — поэтому ставлю его сразу после 1983 года). Издано было хорошим негосударственным издательством "У-Фактория" (теперь уже не существует).

"Малахитовая шкатулка", Екатеринбург, 2005
"Малахитовая шкатулка", Екатеринбург, 2005

Книга на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition125673. Сказы Бажова с картинками Ковалёва были переизданы в 2017 году в Москве: там побольше цветного оформления (https://www.labirint.ru/books/625809/). Я это переиздание брать не стал.

Ковалёв в бажовском сборнике демонстрирует свой неизменный уровень. Для иллюстрирования берёт ключевые, беспроигрышные сцены: козлик на крыше.

Худ. Ковалёв, 2005
Худ. Ковалёв, 2005
Худ. Ковалёв, 2005
Худ. Ковалёв, 2005

Надо признать, что у Ковалёва иллюстрации к сказам Бажова лучше получаются, чем к сказкам Пушкина.

5) Г.Козлова (2002)

Долго после советских времён пришлось ждать выхода в Екатеринбурге нового иллюстрированного Бажова. И вот в предверии одного из полуюбилеев (с опережением на два года) в 2002 году в Средне-Уральском издательстве (оказывается, тогда ещё работало) вышла "Малахитовая шкатулка" с новыми иллюстрациями новой художницы.

"Малахитовая шкатулка", Екатеринбург, 2002
"Малахитовая шкатулка", Екатеринбург, 2002

Книга на Фантлабе:https://fantlab.ru/edition125626

Художник — Г.Козлова — на Фантлабе: https://fantlab.ru/art26343.

У этого сборника — мутная история. Вроде бы и тираж для наших времён немаленький (5 тыс. экземпляров), а найти книгу тяжело. На Алибе хотят купить за тыщу и больше, но из продавцов никто не откликается. Когда мне предоставилась возможность за ту же тыщу купить — пришлось брать, не раздумывая (редкость!). Хотя таких денег книга не стóит. Или фактический тираж был мизерным (может, издательство дорвалось до госзаказа и залатало им свои дыры, а на книгу — что осталось), или раздали тираж на какой-нибудь ЭКСПО китайцам да индийцам (это ещё лучший вариант — могли ведь и нашим раздать на партийной конференции).

Книга, видать, планировалась как подарочная. Дизайн пышный. Вот такие шмуцтитулы.

Худ. Козлова, 2002
Худ. Козлова, 2002

К каждому сказу — по одной цветной страничной иллюстрации. Вот картинка к "Серебряному копытцу".

Худ. Козлова, 2002
Худ. Козлова, 2002

Ну, свежо, современно... Сцена для иллюстрирования выбрана небанальная. Смешение сна и яви — Мурёнка ещё не сбежала, а Дарёнка спит в предверии встречи с козликом (он ей снится), но шапка с самоцветами — уже на столе. И мышка наглая какая-то под столом. Замысел интересный, но картинка — как для детского журнала той поры (т.е. адаптация к неразвитому вкусу). Я вот из-за таких детских иллюстраций не стал брать современные московские издания сказов популярного художника Митрофанова.

6) А.Рыжков (2011)

Книга забавных картинок хорошего художника А.Рыжкова (не книжного графика).

"Нарисованый город", Екатеринбург, 2011
"Нарисованый город", Екатеринбург, 2011

Я в детстве про "Серебряное копытце" сначала узнал, что это кафе. Было на первом этаже кооперативного девятиэтажного дома, куда меня часто к тётушке в гости возили. В темноте козлик поднимал и опускал ножку и высекал самоцветы (электрические гирлянды переключались). Всегда Новый год! Пассажиры поездов, едущих из Сибири или с юга, заезжали в Свердловск по ул. Восточной, и ближе к центру их в темноте тоже козлик приветствовал. Я сколько раз в дошкольном возрасте, возвращаясь на электричке от бабушки, ему радовался.

Умилительна вот эта советская китчевость. Не нашёл я в сети фотографий оформления кафе "Серебряное копытце" (сейчас-то там вывески обычных кабаков сменяются). Но нашёл другую картинку про козлика на городском здании.

У художника Рыжкова фирменный стиль: старенькие домики Екатеринбурга криво рисовать на фоне современного города. Вот здесь он такой ракурс на дом-музей Бажова выбрал. И Серебряное Копытце на крышу поместил. Пусть будет.

Худ. А.Рыжков, 2011
Худ. А.Рыжков, 2011




Когда я ссылался на искусствоведов, я цитировал определённую статью: Филинкова А.Н. Искусство уральской книги. К 85-летию издательского дела в Екатеринбурге. Выставка Свердловской областной универсальной библиотеки им. В.Г. Белинского // Известия Уральского государственного университета. Сер. 2, Гуманитарные науки. — 2006. — № 47, вып. 12. — С. 346-355.

Прикладываю здесь эту статью в PDF в качестве вложенного файла, чтобы не затерялась.


Статья написана 28 мая 08:33
Размещена:

Это картина маслом Тараса Шевченко к одной поэме Пушкина на украинскую тему.

Мать приходит к Марии в ночь перед казнью Кочубея
Мать приходит к Марии в ночь перед казнью Кочубея

Иллюстратор из Шевченко — так себе (середина XIX века в России — время для книжной графики вообще ещё не пришло). А что с текстом?

"Полтава" — поэма Пушкина, обзор иллюстраций к которой приходится предварять напоминанием содержания (сюжета). Эта поэма вошла в память как гимн Петру I. На самом деле, чтобы подвести читателя к триумфу русского царя — победителя шведов — Пушкин разворачивает любовную линию (сцены частной жизни) и политическую линию украинского сепаратизма. Необходимо вспомнить эти сюжетные линии.

Песнь Первая.

Первая линия — частная жизнь. Украина. Мария — дочь магната Кочубея против воли родителей ушла жить к престарелому гетману Мазепе. Кочубей, мстя Мазепе, доносит на него царю, обвиняя Мазепу в измене. Доносу не поверили и переслали самому Мазепе. Мазепа готовит казнь Кочубея.

Вторая линия — имперская. Пушкин даёт знаменитую зарисовку.

цитата

Была та смутная пора,

Когда Россия молодая,

В бореньях силы напрягая,

Мужала с гением Петра.

Третья линия — сепаратистская. Молодая элита из окружения гетмана, пользуясь вторжением в Россию шведского короля (Карла XII), мечтает вот о чём:

цитата

Теперь бы грянуть нам войною

На ненавистную Москву!

Но сам Мазепа пока свою позицию не афиширует.

Песнь Вторая.

Посвящена сценам частной жизни — душевным метаниям Мазепы, который вынужден убить отца любимой женщины. Кочубей казнён. Мария узнаёт об этом слишком поздно — она исчезает из имения Мазепы. На этом фоне как раз даётся ещё одна знаменитая зарисовка:

цитата

Тиха украинская ночь.

Прозрачно небо. Звезды блещут.

Своей дремоты превозмочь

Не хочет воздух...

Но присутствует и линия сепаратизма. Мазепа произносит монолог перед Марией:

цитата

Без милой вольности и славы

Склоняли долго мы главы

Под покровительством Варшавы,

Под самовластием Москвы.

Но независимой державой

Украйне быть уже пора:

И знамя вольности кровавой

Я подымаю на Петра.

Песнь Третия.

Целиком имперская линия. Война. Полтавская битва. Отрывок, который учили советские школьники классе в пятом:

цитата

Горит восток зарёю новой...

...И грянул бой, Полтавской бой!

...Швед, русский — колет, рубит, режет.

...Но близок, близок миг победы.

Ура! мы ломим; гнутся шведы.

В самом конце происходит развязка частной линии. Мазепа вместе со шведским королём бежит после проигрыша Полтавской битвы. Случайно встречается с Марией — она сошла с ума. Вся поэма заканчивается тем, что спустя сто лет (в пушкинские времена)

цитата

...Лишь порою

Слепой украинский певец,

Когда в селе перед народом

Он песни гетмана бренчит,

О грешной деве мимоходом

Казачкам юным говорит.

Ну что сказать? Пушкин не сюсюкается. Мазепа очень опасен. Россия силы напрягает. Пётр пирует... Империи не до рефлексии. Марию перемололи жернова Истории.




Как иллюстраторы справились с "Полтавой"? Здесь сюжетных линий больше, чем в "Евгении Онегине". Вернее, линия-то одна: судьба Марии и последствия её поступка (выбор гетмана, отказ от семьи). Но фон этой любовной истории — противостояние Петра I и Карла XII. И фон этот таков, что занимает одну треть поэмы. Полные сюиты иллюстраций к поэме, конечно, отражают весь сюжет и весь фон. Но ведь часто крупные произведения снабжаются только одной-двумя иллюстрациями. Какую же линию отображают художники в этом случае? Что для них является символом всей поэмы? Поэтому первый обзор иллюстраций к "Полтаве" я составил из одиночных картинок, помещённых в сборниках пушкинских произведений.

1) Однотомник 1929 года.

Этот однотомник проиллюстрирован одним художником — Н.В.Алексеевым

"Сочинения", 1929
"Сочинения", 1929

"Полтава" представлена одной страничной иллюстрацией. Художник как квинтэссенцию всей поэмы выбрал мотив сепаратизма. Мазепа поднимает на Петра знамя вольности кровавой.

"Полтава", худ. Н.В.Алексеев, 1929
"Полтава", худ. Н.В.Алексеев, 1929

Наверное, для 1929 года такой выбор темы для иллюстрирования — естественное решение в логике марксизма. Сепаратизм в XVIII веке — явление положительное, это борьба с царизмом и с "тюрьмой народов". Но при этом и портрет главной героини дан — ведь кредо сепаратизма Мазепа произносит в частной беседе с влюблённой в него женщиной. Опять же, народный украинский колорит — бандура, расписная печь (?).

2) Юбилейные подарочные однотомники 1949 года.

"Сочинения", 1949
"Сочинения", 1949
"Поэзия", 1949
"Поэзия", 1949

В этих огромных фолиантах к "Полтаве" иллюстрации одного художника — Владимира Серова (это советский художник, 1910 года рождения — к знаменитому "мирискуснику" Валентину Серову отношения не имеет, просто однофамилец с одинаковым инициалом). В одном томище — чёрно-белые иллюстрации, а в другом — цветные. Это часть полной сюиты художника к поэме. Отдельное издание со всеми иллюстрациями ко мне уже едет. Так что с этим художником мы ещё встретимся.

В "Сочинениях" к "Полтаве" сначала приводятся какие-то картинки, которые к книжной графике отношения не имеют. Но зато потом даны страничные иллюстрации Вл.Серова, правда черно-белые. Их две. На первой — та же сцена, что была выбрана для иллюстрирования в 1929 году. Разговор Марии и Мазепы, в ходе которого он и раскрывает свои сепаратистские замыслы. Но сцена дана интимно, без патетики. На второй иллюстрации — Пётр после победы "за учителей своих заздравный кубок поднимает". Битва длилась недолго — Пушкин указывал, что часа два. Так что успели и попировать.

Мария и Мазепа (ч/б)
Мария и Мазепа (ч/б)
Пётр пирует (ч/б)
Пётр пирует (ч/б)

В томе "Поэзия" иллюстрации Вл.Серова даны в цвете. Первая картинка — Мария и Мазепа — совпадает с картинкой из "Сочинений". Можно сравнить, как она смотрится в цвете по сравнению с черно-белым вариантом. Вторая картинка — тоже из семейно-сепаратистской линии сюжета. В ночь перед казнью к Кочубею — отцу Марии — приходит подручный Мазепы и требует выдать схоронённое имущество (потом пытать начнёт). А третья картинка — Пётр на поле Полтавской битвы.

Мария и Мазепа (цв.)
Мария и Мазепа (цв.)
Кочубей перед казнью (цв.)
Кочубей перед казнью (цв.)
Пётр в битве (цв.)
Пётр в битве (цв.)

Итого. В юбилейных подарочных изданиях мы видим попытку соблюсти в иллюстрациях баланс частной и имперской линий. Причём, строго по хронологии развития сюжета — частная линия идёт впереди имперской. Тема украинского сепаратизма тоже присутствует, но неявно.

3) Неподарочные издания (1949, 1959).

Был ещё в юбилейном 1949 году трёхтомник сочинений Пушкина обычного формата с чёрно-белыми картинками ("Полтава" — во втором томе). А через десять лет выпустили по инерции томище "Избранного" с теми же, по большей части, иллюстрациями. Художник М.Родионов в обоих изданиях. С этим художником у нас, наверное, не будет повода ещё раз встретиться. На Фантлабе художник представлен (https://fantlab.ru/art15119).

Трёхтомник 1949 года
Трёхтомник 1949 года
Избранное, 1959
Избранное, 1959

В обоих изданиях повторяются заставка (сцена Полтавской битвы) и концовка (бандурист, о котором упоминается в последних строках). Кроме того, в трёхтомнике есть и иллюстрация на вклейке с пирующим Петром. Иллюстрация с Петром аж попала в альбом "Пушкин в изобразительном искусстве" (1961) — сочли достойным образцом книжной графики.

Заставка
Заставка
Концовка
Концовка
Пётр за столом
Пётр за столом

Если попытаться сделать выводы на основе этих изданий, то получается явный перекос в сторону имперской линии, уравновешенный только бандуристом как символом народности автора.

4) Сборники 1970-х — 1980-х гг.

"Избранное" 1975 года
"Избранное" 1975 года
"Поэмы" 1983 года
"Поэмы" 1983 года
"Поэмы" 1989 года
"Поэмы" 1989 года

В сборнике "Избранного" 1975 года — художник П.Бунин. У него в этом сборнике к "Полтаве" только одна заставка. Квинтэссенцией поэмы художник считает Петра Первого. Его портрет и поместил на заставке. В позднейших альбомах у П.Бунина побольше картинок к "Полтаве" будет, но все про Петра — "Полтава" для П.Бунина только повод.

"Полтава", худ. П.Бунин, 1975
"Полтава", худ. П.Бунин, 1975

"Поэмы" в 1983 году проиллюстрировал художник В.Носков. У него ко всем поэмам единый оформительский приём: на первом развороте страничная иллюстрация и овальная заставка. Две картинки — две темы. На страничной иллюстрации (она главная) — Полтавский бой, Пётр в атаку скачет. На заставке — Мазепа встречает сошедшую с ума Марию (крушение всех надежд — и на государственную независимость, и на семейную жизнь).

"Полтава", худ. Носков. Разворот
"Полтава", худ. Носков. Разворот
"Полтава", худ. Носков. Страничная иллюстрация
"Полтава", худ. Носков. Страничная иллюстрация
"Полтава", худ. Носков. Заставка
"Полтава", худ. Носков. Заставка

"Поэмы" 1989 года иллюстрировал художник Ю.Иванов. У этого художника — по одной страничной иллюстрации на первом развороте каждой поэмы. Но для "Полтавы" — исключение. В одной картинке всё содержание не выразить. Поэтому у Ю.Иванова на первой (главной) страничной иллюстрации — Пётр Первый в атрибутах воинской славы. А на второй страничной иллюстрации — портрет Марии в обрамлении символов смерти (включая голову казнённого Кочубея). Мазепа к этому обрамлению примыкает.

"Полтава", худ. Иванов. Портрет Петра
"Полтава", худ. Иванов. Портрет Петра
"Полтава", худ. Иванов. Портрет Марии
"Полтава", худ. Иванов. Портрет Марии

Итого. В позднесоветских сборниках — на первом месте Пётр, частная тема не забыта, но она на задворках. Местный украинский колорит отражён слабо. А интересно, как бы художники иллюстрировали поэму, если бы у неё сохранилось первоначальное название ("Мазепа")?

P.S."Полтавский бой"

Поскольку отрывок из "Полтавы" под названием "Полтавский бой" включали в школьные хрестоматии, бывали иллюстрации только к этому отрывку. У меня вот — полная сюита А.Иткина к отрывку из современного сборника стихотворений по школьной программе.

"Стихотворения", худ. Иткин, 2005
"Стихотворения", худ. Иткин, 2005

Здесь, конечно, о всех героях поэмы речь не идёт. Но в большинстве своём мы воспринимаем всю поэму именно по "Полтавскому бою". У Иткина в сюите — все привычные сцены пушкинского Полтавского боя, начиная от явления коронованных полководцев перед своими войсками до битвы и заканчивая пиром Петра.

Явление Петра
Явление Петра
Карл XII на носилках
Карл XII на носилках

Битва
Битва

Пир после битвы
Пир после битвы

Ну, и чего уж тут говорить — мастерски у Пушкина вышла военная часть. Затмил "Полтавский бой" частно-семейный сюжет поэмы. Пушкин — "певец Империи и свободы", однако. Вот и П.Бунин в позднейшем альбоме...

"Гениальный сын России", худ. П.Бунин, 1998
"Гениальный сын России", худ. П.Бунин, 1998

Вроде бы дал П.Бунин набор иллюстраций ко всей "Полтаве", а фактически получилось — только к имперской линии сюжета.




Что ещё про "Полтаву" сказать? Издана она в 1829 году, два раза в ней упоминается Диканька. Так что Гоголь, который через пару лет свои малороссийские повести выпустил, скорее всего пытался застолбить расчищенное Пушкиным место. Это Пушкин нам Украину в "Полтаве" открыл — не Гоголь. "Тиха украинская ночь..." — вот миф об Украине в русском культурном пространстве. Но об этом — должны, наверное, быть полноценные сюиты иллюстраций к "Полтаве".


Страницы: [1] 2  3




  Подписка

Количество подписчиков: 31

⇑ Наверх