Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

1903, 1907, 1909, 1910, 1911, 1913, 1919, 1922, 1923, 1925, 1926, 1928, 1929, 1933, 1934, 1935, 1936, 1937, 1938, 1940, 1942, 1943, 1945, 1946, 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1952, 1953, 1954, 1955, 1958, 1959, 1960, 1961, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1975, 1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1985, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2002, 2004, 2005, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, Eichenberg, Аземша, Алекс А., Алексеев А.А., Алексеев Н., Алексеев Н.В., Алякринский, Андреева А., Андриевич, Аникеев, Антокольская, Антоненков, Анчар, Арзамасцев, Арсенин, Артюшенко, Багин, Багина, Баданина, Бажов, Бакулевский, Басманов, Бастрыкин, Баюскин, Белюкин, Белюкин А., Белюкин Д., Бенуа, Берштейн, Бехтеев, Билибин, Бокарев, Бордюг, Браташевский, Бретт, Брюханов Н., Булатов/Васильев, Бунин П., Буреев Г., Бухарев, Бычков, Вагин, Ванециан, Васильев В., Васильева Т., Васнецов Ю., Ващенко, Вересковый мед, Веселов, Вийральт, Владимирский, Власова А., Волович, Выстрел, Гавриилиада, Гапей, Гельмерсен, Герасимов А., Головаш, Гольц Н., Гончаров, Гордеева, Горяев, Граф Нулин, Гурьев, Гюзелев, Делла-Вос-Кардовская, Демидова, Дехтерев, Диодоров, Добрицын, Добужинский, Дозорец, Домик в Коломне, Дувидов, Дудоров, Евгений Онегин, Египетские ночи, Елисеев, Емельянова, Епифанов, Жолткевич, Жужнев, Забирохин, Зворыкин, Золушка, Зотов, Иванов Ю., Иванюк И., Игнатьев, Ильин, Ионайтис, Иткин, Кайрамбаева, Канторов, Капустина Т., Кардовский, Карпенко, Кент, Кибрик, Клаве, Клементьева, Ковалев А., Ковалев Ст., Козлова, Козлова Г., Коковкин, Кокорин, Комаров А., Конашевич, Коновалов, Коноплев, Константинов, Коровин О., Коротаева, Костин, Косульников, Кочергин, Кошкин, Кравченко, Кузнецов И., Кузнецов К., Кузнецов Л., Кузьмин, Кукулиев, Кукулиева, Купманс, Куркин, Курчевский, Кустодиев, Лагуна, Ладягин, Ларская, Левшичин, Леда, Лемкуль, Лопата В., Лосенко, Лось, Лукина, Лышко, Маврина, Майофис, Маркелов, Марочкова, Маршак, Масютин, Мезерницкий, Мельников, Метель, Микешин, Милашевский, Минкина, Митурич, Михайлов А., Могилевский А., Монина, Морковкина, Мосин, Мосягина, Назарук, Нарбут, Насибулин, Нахова, Ненов, Непомнящий Д., Непомнящий Л., Непринцев, Никитин, Никитина Т., Николаев А., Николаев Ю., Никольский, Носков, Огородников, Озаринская, Олейников, Ольшанский, Орданьян, Оринянский, Орленко, Остров, Панин А., Панов, Парилов, Пашков, Перебатов, Перевезенцев, Перро, Перцов, Пиков, Пиковая дама, Пир Петра Первого, Пискарев, Пихлер, Плаксин А., Плаксин Д., Плехан, Повести Белкина, Подивилов, Полтава, Поляков, Понамарёва, Попкова, Поплавская Н., Попугаева, Правдин, Правосудович, Пушкин, Пшинка, Рачев, Рейндорф, Рейпольский, Рейхет, Репин, Рибейрон, Родионов, Рожков, Ростова, Рудаков, Рушева, Рыжков, Рязанцев, Самокиш-Судковская, Самохвалов, Свешников, Свитальский, Селещук, Серебряное копытце, Серебряное копытце, Серов Вл., Сказка о золотом петушке, Сказки, Слаук, Смирнов, Соколов П., Соловьева Г., Соловьева Т., Сомов, Спасский, Стивенсон, Стихотворения, Стопа, Суриков, Тауберг, Таюткино зеркальце, Теремок, Тесаржикова, Тимошенко, Тихомиров В., Тишина, Токмаков, Траугот, Туманов, Тырса, Тяпина, У Лукоморья, Успенская, Устинов, Фаворский, Фандерфлит, Фатеева, Федоров М., Федоров С., Филиппова, Фильчаков, Харшак, Хижинский, Хлебникова, Чапля, Чарушин Е., Чеботарев, Чернышков, Шаймарданов, Шаповалова Л., Шефер, Шишмарева, Шмаринов, Шурлапова, Шухаев, Юдин В., Юдина Д., Юкина, Якобсон, Яковлев А., Яковлев С., Якутович, Яр-Кравченко, Яровой, детская литература, ксилография
либо поиск по названию статьи или автору: 


Страницы: [1] 2

Статья написана 15 сентября 11:06
Размещена:

Раз уж пришлось отвлечься на "Таюткино зеркальце", закончим эту тему. Здесь нет, конечно, такого количества иллюстраций, как к раскрученным сказам. Остались единичные картинки разных художников, которые можно посмотреть за один раз. Будут сборники, которые я уже детально описывал в связи с "Серебряным копытцем".

1) О.Коровин и А.Якобсон

Два сборника (прижизненные для Бажова). Оба под названием "Малахитовая шкатулка". Сталинская эпоха (1949 г. и 1950 г.).

Свердловское издание 1949 г.
Свердловское издание 1949 г.
Ленинградское издание 1950 г.
Ленинградское издание 1950 г.

Иллюстрации очень хороших художников (О.Коровина и А.Якобсон) из этих сборников сначала вызвали у меня недоумение. Что это?

"Таюткино зеркальце". Худ. О.Коровин
"Таюткино зеркальце". Худ. О.Коровин
"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон
"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон

На первой иллюстрации — О.Коровина из свердловского сборника — люди в светлых одеждах, разных национальностей (башкирская шапка) любуются на идиллию: на фоне голубого неба сильный человек подбрасывает ребёнка. Узнаваемый плакат 1949 года. "Спасибо сысертскому барину за наше счастливое..."

Нет, у Бажова в тексте подбрасывание Таютки имеется. Но в каком контексте это описывается!

цитата из П.Бажова

Видят — по горькой нужде мужик с собой ребенка в рудник таскает, жалеют его и Таютку позабавить стараются. Известно, ребенок! Всякому охота, чтоб ему повеселее было. Берегут ее в шахте, потешают, кто как умеет. То на порожней тачке подвезут, то камешков узорчатых подкинут. Кто опять ухватит на руки, подымет выше головы да и наговаривает:

- Ну-ко, снизу погляжу, сколь Натал Гаврилыч руды себе в нос набил. Не пора ли каёлкой выворачивать?


Как видим, ничего общего у праздничной иллюстрации О.Коровина с текстом Бажова нет. Художник нарисовал светлое будущее — за пределами бажовского сказа и жизни героев этого сказа.

На второй иллюстрации — А.Якобсон из ленинградского сборника — вообще сюрреализм! Трудовой народ выстроился стальными рядами. Во главе — Ганя-орёл. За плечом — какая-то молодуха с лопатой (Ганя на картинке завидный жених, липнут к нему девушки). Эта сцена даже отдалённых параллелей с текстом Бажова не имеет.

Мне кажется, с этими иллюстрациями случилось вот что. Сказы Бажова ещё не были в тот период канонической классикой. Они были непривычными. В "Таюткином зеркальце" художников, видимо, охватила растерянность. История о горькой беспросветной жизни, заканчивающаяся анекдотом о том, как барыня стала дураков рожать... Однако художники почувствовали, что мораль этого сказа — возвеличивание забитого человека. Но про это в сказе нет ни одного слова, только ощущение (особенно сильное после страшной, но победной войны: "кто эту войну на себе вытянул?"). Вот художники и передали это ощущение в привычной форме, доступной читателям, — в форме агитационного плаката.

Не проходит гипотеза, что после ужасов войны художники не хотели рисовать мрачные сцены из этого сказа. Потому что в ленинградском сборнике есть у Якобсон к этому сказу карандашные рисунки с нормальными сценами.

"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон
"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон
"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон
"Таюткино зеркальце". Худ. А.Якобсон

Получается, можно было (для одной-то страничной иллюстрации) отыскать хотя бы нейтральные эпизоды. Но появились сюрреалистические плакаты. И это намеренный выбор.

Сталинские художники подтверждают мои подозрения насчёт "Таюткиного зеркальца". Очень странный сказ — изломанный по форме, и ключи к разгадке содержания утеряны.

2) В.Волович, Г.Перебатов и Г.Мосин

Свердловские "Малахитовые шкатулки" 1959-1983 гг. Уральские художники. Бажова уже нет в живых.

Худ. В.Волович, 1962, 1969
Худ. В.Волович, 1962, 1969
Худ. Г.Перебатов, 1959 г.
Худ. Г.Перебатов, 1959 г.
Худ. Г.Мосин, 1983
Худ. Г.Мосин, 1983

Уральская "суровая школа". Но, по крайней мере, уральские художники после-сталинского времени определились с концепцией относительно "Таюткиного зеркальца". Сюрреализма они там уже не видели.

Худ. В.Волович, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Волович, "Таюткино зеркальце"

Худ. Г.Перебатов, "Таюткино зеркальце"
Худ. Г.Перебатов, "Таюткино зеркальце"
Худ. Г.Мосин, "Таюткино зеркальце"
Худ. Г.Мосин, "Таюткино зеркальце"

У Воловича (первая иллюстрация) в издании 1962 года (и в улучшенном издании 1969 года) к "Таюткиному зеркальцу" — только заставка. Он на этих заставках представляет героев и показывает свою залихватскую технику: новая графика Шестидесятых.

А вот Перебатов (вторая иллюстрация) в первой "оттепельной" бажовской книге обратился к психологизму. Всего одна иллюстрация-заставка, но очень сильная: безысходность (глаза Гани) и нежность (как он Таютку спрятал в своих ручищах). Блистательно художник раскрылся.

Мосин (третья иллюстрация) тоже пошёл по пути психологизма. Но уже надежду привнёс. Вроде бы у Мосина всё та же вселенская печаль в глазах отца, но рядом — счастливая Таютка (её лицо освещено). Скан Мосина взял из Интернета: его иллюстрациям, конечно, нужно хорошее качество воспроизведения (а где-то ведь и подлинники лежат...).

3) М.Успенская

Детгизовский сборник 1959 года (тоже ранне-"оттепельный"). Художница — М.Успенская, которая активно поддерживает новаторов книжной графики.

"Живинка в деле" (1959), худ.М.Успенская
"Живинка в деле" (1959), худ.М.Успенская

В московском издании для детей тенденция иная. Нет ужаса безнадёжности, не надо и психологизма. Для иллюстрирования вычленена светлая часть истории: в детстве всегда есть место радости.

"Таюткино зеркальце", худ.М.Успенская
"Таюткино зеркальце", худ.М.Успенская

Это цветная страничная иллюстрация на вклейке (есть ещё несколько мелких чёрно-белых зарисовок).

Но не только художница вычленяла для себя графическую составляющую сказа. Редактор (это профессия такая) над текстом Бажова поработал. Вторая часть сказа сильно сокращена: вырезана длинная история про то, как немцы сысертского барина облапошили и подсунули ему жену. Устранены физиологические последствия "плевка" рудой (про то, что барыня стала дураков рожать, а у её заграничного спутника нос отрезало). Это вмешательство нельзя простить, но понять можно: с точки зрения всякого нормального редактора история заграничной барыни в этом сказе инородная.

В позднейших детских изданиях подлинный текст был восстановлен. Не знаю, имеет ли купированный вариант какую-то ценность. На всякий случай даю выявленные варианты окончаний во вложенных файлах (pdf). Первый файл — "Бажовское окончание" для чистоты эксперимента приводится из издания для детей (М.: "Дет. лит-ра", 1979). Второй файл "Купюры. Детгиз 1959" — из книжки, проиллюстрированной Успенской. Там же можно посмотреть примеры мелких чёрно-белых зарисовок художницы.

4) В.Панов, В.Лаповок

Художники-реалисты.

Худ. В.Панов, 1979 г.
Худ. В.Панов, 1979 г.
Худ. В.Лаповок, 1982
Худ. В.Лаповок, 1982

4.1)Сначала Панова посмотрим. У Панова как у иллюстратора подход сбалансированный, техника пресноватая.

Худ. В.Панов, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Панов, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Панов, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Панов, "Таюткино зеркальце"

Панов — достаточно традиционный реалист. По концепции: он выбрал бажовские эпизоды, передал их очень точно, без отсебятины. На первой картинке — Ганя с Таюткой в забое, без надрыва и без умиления. На второй — веселье. Всё правильно: другие рудокопы, когда прознали, "что обошлось у Гани по-хорошему", перед выходом наружу пошли поглазеть на природное зеркало. В точности как на картинке, на молодых смех напал (зеркало-то искажает, природная комната смеха получилась). "Шум подняли, друг над дружкой подшучивают". Всё можно в этом сказе найти!

4.2) Теперь Лаповок.

Книжки из двух бажовских сказов с иллюстрациями Лаповка у меня нет. Книжка издана в 1982 году в Ярославле (на Фантлабе её тоже нет). Указал мне на эту книжку ув. SeverNord . Он же предоставил фото картинок.

Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"
Худ. В.Лаповок, "Таюткино зеркальце"

В принципе, та же линия, что и у Панова: без отсебятины. Тяжёлых или психологичных сцен для иллюстраций не выбирается. Интересно, что Лаповок вводит в число персонажей Хозяйку медной горы (она на заставке в зеркало смотрится). Она в этом сказе у Бажова только предполагается, но её участие в событиях не доказано. Лаповок первым среди художников решил Хозяйку медной горы прямо вывести на сцену, уничтожив зыбкость бажовских недоговорённостей. Издательство позволило художнику чуть побольше иллюстраций сделать, и он смог вывести обе сюжетных линии сказа: и про Таютку, и про заграничную барыню.

5) А.Ковалёв, А.Белюкин и Б.Диодоров

Следующий блок — произвольное объединение художников, которые сделали иллюстрации в стиле народной (старинной) живописи. Времена — больше Семидесятые.

Худ. А.Ковалёв, 1961
Худ. А.Ковалёв, 1961
Худ. А.Белюкин, 1980
Худ. А.Белюкин, 1980
Худ. Б.Диодоров, 1977
Худ. Б.Диодоров, 1977

5.1) А.Ковалёв и А.Белюкин.

Худ. А.Ковалёв, "Таюткино зеркальце"
Худ. А.Ковалёв, "Таюткино зеркальце"
Худ. А.Белюкин, "Таюткино зеркальце"
Худ. А.Белюкин, "Таюткино зеркальце"

С палехским художником А.Ковалёвым всё понятно: он творит в рамках канона (очень тёплая у него вся серия открыток, и к нашему сказу тоже). Ну а Белюкин обощённо-абстрагированную фигуру даёт (без пояснений и не признаешь в этой картинке "Таюткиного зеркальца") — видимо отказался от идеи в одной иллюстрации все перипетии сказа передать.

5.2) Отдельно посмотрим Диодорова. У него тоже народный (лубочный) стиль, но при этом собственная концепция.

Худ. Б.Диодоров, "Таюткино зеркальце"
Худ. Б.Диодоров, "Таюткино зеркальце"

Когда количество иллюстраций ограничено, художникам приходится первым делом выбирать между двумя пластами нашего сказа: между историей про Таютку с отцом и историей с заграничной барыней. Все художники делают выбор в пользу таюткинской линии (или, как Лаповок, дают обе линии). Диодоров сделал иной выбор. Он решил, что настоящая история в сказе — это история про заграничную барыньку. Эту историю он дал в духе народных сатирических сказок, где барам достаётся по полной программе. Ну и в скоморошном стиле всё это подал. Мне показалось, в этом намеренном игнорировании главной части сказа чувствуется раздражение художника от несогласованности двух автономных частей.

Бажов мог ведь легко "Таюткино зеркальце" на две истории разбить — это у него частенько бывало ("Надзиратель-то, тот который Ганю в забой погнал..." и т.п.). Но, может быть, механическое соединение у Бажова двух разных историй — это такой сильный литературный приём, не оценённый по достоинству (цепляет ведь, пусть и раздражает).

6) Ст.Ковалёв и Г.Козлова

Современные екатеринбургские издания с уральскими художниками.

Худ. Ст.Ковалёв, 2005
Худ. Ст.Ковалёв, 2005
Худ. Г.Козлова, 2002
Худ. Г.Козлова, 2002

По одной цветной страничной иллюстрации к "Таюткиному зеркальцу" в каждом издании.

Худ. Ст.Ковалёв, "Таюткино зеркальце"
Худ. Ст.Ковалёв, "Таюткино зеркальце"
Худ. Г.Козлова, "Таюткино зеркальце"
Худ. Г.Козлова, "Таюткино зеркальце"

Художник Ст.Ковалёв подхватил тему присутствия Хозяйки медной горы, причём поместил её в зеркало с той стороны. Особых глубинных прочтений бажовского сказа от этого не случилось.

Художница Козлова выбрала для иллюстрирования сцену веселья (тенденция отказа от психологизма логически завершилась: все намёки на печаль в игноре). На картинке — обалдеть какие радостно-дебильные Таютка с дедом Полукарпычем.

цитата из П.Бажова

Сперва-то они и сами испугались, потом поняли, и старик стал над Таюткой подсмеиваться:
- Наш Натал Гаврилыч себя не признал! Гляди-ко, — я нисколь не боюсь того вон старика, даром что он такой большой. Что хочешь заставлю его сделать. Потяну за нос — он себя потянет, дерну за бороду — он тоже. Гляди: я высунул язык, и он свой ротище раззявил и язык выкатил! Как бревно!

Так что ничего художница не выдумала, но эстетика всё же слишком далека от бажовского текста.

Ну и надо понимать, что у Бажова — это один из многих чередующихся элементов: смех и слёзы. Признаем: когда вся идея сказа должна быть по условиям издания выражена в одной-единственной картинке, полного представления о "Таюткином зеркальце" эта картинка не в состоянии дать. Но все художники делали свой выбор, и этот выбор отражал настроения эпохи. Жалко, что наша эпоха представлена детсадовским уровнем.


Статья написана 18 августа 16:11
Размещена:

Ещё остались сборники, в которые включён сказ "Серебряное копытце", и где художники давали на весь сказ одну полноценную иллюстрацию. Сегодня — сборники неуральских издательств (написал бы "столичных издательств", но есть один саратовский) и неуральских художников (большинство — очень известных).

1) Э.Булатов и О.Васильев

Сборник русских литературных сказок, куда частенько помещали и сказы Бажова. Художники — легендарные Булатов и Васильев. Нонконформисты в живописи и традиционалисты в детской книжной графике. В пост-советское время они тщательно открещивались от книжной иллюстрации, но ещё неизвестно, в качестве кого они останутся в истории.

Сборник "Волшебное зеркало" был выпущен в Саратове несколькими изданиями. У меня — издание 1978 года без суперобложки. Но найти в сети скан этой суперобложеи не составляет труда.

Книга на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition125342.

Художники на Фантлабе: Булатов (https://fantlab.ru/art2183) и Васильев (https://fantlab.ru/art649).

Без супера
Без супера
В супере
В супере

К некоторым сказкам из этого сборника много иллюстраций, к Бажову — нет.

Шмуцтитул
Шмуцтитул

К "Серебряному копытцу" — страничная иллюстрация, заставка и концовка.

Заставка
Заставка
Концовка
Концовка

У Васильева и Булатова картинки узнаваемые, а персонажи — типовые. Это как докомпьютерные игры: вырезаем фигурку и разные платья, и наряжаем одного пупсика с бессмысленным выражением лица в разные наряды. Странно, но успех к иллюстраторам при таком подходе часто приходил. Ведь и у всеми любимого В.Чижикова такой же поточный метод.

Это надо уметь типовое, но приятное лицо нарисовать и все аксессуары и обстановку красиво выписать. Всегда спокойно и радостно от таких картинок. Поэтому, наверное, и нравится детям.

Страничная иллюстрация, худ. Васильев и Булатов
Страничная иллюстрация, худ. Васильев и Булатов

А Серебряное Копытце, между прочим, козёл домашний с пятью рогами!

2) C.Остров

Другой сборник русских литературных сказок "Драгоценный ларец", почти того же состава, что и предыдущий. Вышел в центральном издательстве попозже саратовского "Волшебного зеркала". Художник — С.Остров.

Книга на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition142041.

Художник на Фантлабе: https://fantlab.ru/art588

С.Остров — выдающийся график. Очень плодотворный, но разнообразный. Иногда кажется, что он разные манеры рисования пробует, как будто играя: получится или нет, как у Майофиса или у Трауготов. В этом сборнике у Острова только одна страничная иллюстрация к "Серебряному копытцу".

Страничная иллюстрация, худ. Остров
Страничная иллюстрация, худ. Остров

Опять домашний козёл с пятью рогами. Но это самый красивый козёл из всех ранее виденных.

3) В.Панов

Множество раз издававшийся сборник сказов Бажова с иллюстрациями В.Панова. У меня шестое издание 1979 года. Панов — иллюстратор реалистической направленности в книжной графике.

Книга на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition125303.

Художник на Фантлабе: https://fantlab.ru/art1668.

Из иллюстраций к "Серебряному копытцу" — чёрно-белая заставка и цветная иллюстрация на вклейке.

Заставка
Заставка

Привычная манера иллюстрирования большинства советских книг.

Страничная иллюстрация, худ. Панов
Страничная иллюстрация, худ. Панов

Козлик — забавный, игрушечный (но такие же козлики были у Тауберга и Успенской).

4) А.Ковалёв и Г.Буреев

Сборник сказов Бажова с иллюстрациями палехских живописцев.

Книга на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition125579

О художниках на Фантлабе только упоминания в связи с бажовскими сказами (приписывание других книг А.Ковалёву не оправдано: он только в палехской манере работал): А.Ковалёв (https://fantlab.ru/art4620) и Буреев (https://fantlab.ru/art11154)

Имеется интересный по технике нецветной форзац.

Форзац
Форзац

К "Серебряному копытцу" — заставка, концовка и страничная иллюстрация.

Заставка
Заставка
Концовка
Концовка

Палехская манера канонична, но всегда любопытно рассматривать детали. На этой страничной иллюстрации — кульминация, единство времени и места соблюдено. Все герои собраны: старик с девочкой, белый козлик и чёрная кошка Мурёнка. Ещё добавляется интерес, каких необязательных зверушек живописцы разместят на картинке.

Страничная иллюстрация, худ. Ковалев и Буреев
Страничная иллюстрация, худ. Ковалев и Буреев

Какая-то белая птица (кричит в позе вороны). Белок много и заяц. Белки и зайцы — непременные спутники Деда Мороза в советских мультиках.

4.1) А.Ковалёв (UPD 28.08.2019)

Выпало из головы — есть у меня набор палехских открыток к сказам Бажова (1961 год). Художник — один только А.Ковалёв.

Имеется и открытка к "Серебряному копытцу — очень камерная и новогодняя. Для меня — лучшая картинка. Эти открытки рассматривал в детстве, когда читать не умел. Потом открытки затерялись, конечно.

Восстановил этот набор открыток совсем недавно. А там — внутри папки и на обороте каждой открытки — штампы из Челябинска про Юрия Гагарина. Вряд ли почтовые штемпели — что-то самодельное. Редкий артефакт.

4.2) А.Белюкин (UPD 21.08.2019)

В моей коллекции есть библиофильский уменьшенного формата двухтомничек с иллюстрациями А.Белюкина. Но "Серебряного копытца" там нет. А есть ещё однотомное издание сборника сказов высокого зауженного формата (на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition75021). Издание на хорошей бумаге, но, в общем-то, обычное.

Этот обычный сборник с картинками Белюкина мне постоянно попадался у букинистов, он у них не переводится. Я его, естественно, игнорировал. А зря — там "Серебряное копытце" есть. И к нему одна страничная яркая иллюстрация.

Пользуясь случаем (я снова в Перми с её богатыми букинистическими магазинами), приобрёл, наконец, этот сборник (1980 года) в свою коллекцию.

5) Б.Диодоров

Подарочная книжка уменьшенного формата на хорошей глянцевой бумаге (для советской книги это было нечастое явление). Тираж маленький по тем временам (5 тыс. экземпляров), цена выше обычного, но подъёмная (2 руб. 60 коп.). Странно, но сегодня у букинистов книга редкостью не считается, продаётся очень недорого.

Книга на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition125362.

Художник на Фантлабе: https://fantlab.ru/art280

С супером
С супером
Без супера
Без супера

Было ещё одно позднейшее упрощённое переиздание в стандартном формате с теми же иллюстрациями, но уже на вклейках, т.к. текст печатался на простой бумаге (https://fantlab.ru/edition85605).

К каждому сказу — шмуцтитул. В конце — крохотная декоративная заставка (не приводится).

Шмуцтитул
Шмуцтитул

Сами иллюстрации — по одной схеме к каждому сказу: начальный разворот, где заставка слева и страничная иллюстрация справа.

Разворот, худ. Диодоров
Разворот, худ. Диодоров

Диодоров — художник выдающийся. В этой книге у него беспримесные цвета, условный фон рисунка цвета уральских поделочных камней на срезе, скованные фигуры, театральные жесты. Видимо, иллюстрации стилизованы под лубочную манеру. Картинки очаровательные, хотя можно спорить, подходит ли лубочная манера бажовским сказам.

6) М. Орданьян

Экспериментальная современная книга издательства "РОСМЭН"(2007 год).

Книги на Фантлабе нет (подал заявку). Художника нет не только на Фантлабе, но и вообще о нём сведений раздобыть не удалось (даже не знаю, мужчина или женщина).

Картинки непривычные. Поэтому надо сначала понять, умеет ли художник рисовать в общепринятом значении этого слова. Посмотрим сначала на портрет Бажова.

Портрет Бажова
Портрет Бажова

Нормальный портрет. Рисовать художник умеет. Кажется, что это имитация настенной графити, которая через трафареты делается. Острый шрифт, опять же, навевает мысли о настенных графити. К этой манере художник, видимо, добавил своё представление о каменных аппликациях: острые разноцветные пластинки. Там, где сложная композиция с несколькими персонажами, такая манера создаёт впечатление неряшливой аляпистости.

Иллюстрация в тексте
Иллюстрация в тексте

Там, где попроще композиция, где главное — передача настроения, что-то у художника получается.

Страничная иллюстрация, худ. Орданьян
Страничная иллюстрация, худ. Орданьян

В целом, конечно, заметно отсутствие кропотливой реализации замысла. С наскоку за авангард не зачлось. Да и уральский колорит такой манерой не передать: камнерезное искусство достигло больших высот, а рисунок поделочных камней очень плавный, волнистый. Так что никаких ассоциаций с уральскими техниками не возникает.

7) И.Минкина

В Интернете совершенно очаровал меня рисунок на обложке. Купил эту книжку в современной массовой серии.

Книга на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition198777.

Художник на Фантлабе: https://fantlab.ru/art19539.

К сожалению, к "Серебряному копытцу", кроме этого рисунка, больше иллюстраций не было. В книге рисунок обложки повторён.

Страничная иллюстрация, худ. Минкина
Страничная иллюстрация, худ. Минкина

Вот ведь советского Панова через губу рассматриваю: "Реалист...". А в современной книжке Минкину какую-нибудь увижу и радуюсь: "Реалист!".

Жалко, но общий уровень рисунков в книге гораздо ниже, чем у вынесенного на обложку. Товарищи молодые иллюстраторы-реалисты! Неустанно овладевайте наследием советских заурядных графиков! Честным трудом поднимайте свой уровень!


Статья написана 1 августа 14:55
Размещена:

Сегодня — издание "Серебряного копытца" 1980 года, где предпринята попытка отойти от традиционной реалистической графики.

Серебряное  копытце, худ. И.Нахова, 1980
Серебряное копытце, худ. И.Нахова, 1980

Художница — И.Нахова. Она принадлежит к младшему поколению художников, которые реформировали нашу книжную графику, начиная с 1970-х гг. Старшее поколение — это, например, В.Пивоваров. У Наховой можно найти общие с этим художником приёмы.

Художница на Фантлабе: https://fantlab.ru/art10583. Книжка на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition154766.

Я книжки этой художницы, когда вижу их у букинистов, всегда беру. Свежий взгляд, интересное сочетание цветов, любопытные композиции... А вот "Серебряное копытце" чувство неудовлетворённости оставило. Понял почему, когда сопоставил данные из базы Фантлаба: книжка была у художницы одна из первых, а, может, и вообще первая (в базе художницы она самая ранняя среди представленных). То есть это произведение не зрелого мастера, а начинающего художника, когда ещё продолжается период ученичества.

Ну, тогда даже интересно проследить процесс становления Наховой.

1) Концепция коцептуалиста.

Раз мне показалось, что в этой книжке стиль художницы напоминает стиль В.Пивоварова, значит, она и представляет здесь советский концептуализм. Как известно всем любителям детской книги,

цитата

произведения концептуалистов направлены не на эмоции зрителя, а на интеллект, идеи, мировоззрение

Титульный разворот, худ. И.Нахова, 1980
Титульный разворот, худ. И.Нахова, 1980

Всё, что хотела художница сказать в качестве введения, она сказала на обложке и титуле: белое поле, срезы уральских поделочных камней (не самоцветов!), маленький козлик. Кто там говорит про красоты Урала? Концептуалисты видят красоты такими. И никаких эмоций!

2) Изъятие сиротки.

По огромной пустой зале хаотически двигаются дети и взрослые. Ничем не выделяются Кокованя и Дарёнка с кошкой (хотя они и в середине композиции, их надо поискать среди толпы персонажей).

Здесь смысл протеста я могу понять. Все предыдущие сцены встречи Коковани с Дарёнкой были явно постановочными: центр композиции, позы, взгляды... В жизни не так. Встреча происходила среди шума и гама, никто из семейства не замирал красиво, чтобы сторонний зритель смог бы сосредоточиться на сиротке. Вот художница в таком ключе и рассказывает правду про эту встречу. Прекрасный урок концептуализма: действительно ведь, картинка апеллирует не к эмоциям зрителя, а к его рассудочности.

3) Вечерние посиделки.

Камерная сцена, блики, тени, трепетанье занавески, каменные узоры... И снова — огромное пространство избы, которая в реальности-то совсем тесная.

Вот в этой иллюстрации близость к Пивоварову особенно чувствуется: окно, развевающаяся занавеска, керосиновая лампа — это его мотивы.

4) Поход в лес.

Вид сверху. Кошка Мурёнка уже на дереве. Много белок.

Хорошая картинка по композиции, по цвету — вот это будет фирменным стилем Наховой. Множество белок — это дань концептуализму. Что-то белки должны донести до интеллекта зрителя.

5) Игры козлика.

Снова хаотичность, но на сей раз хаос временной: на одном листе отражены разные события трёхдневного одиночного сидения Дарёнки в лесу. Поэтому множественность козликов и кошек.

И здесь я вновь могу понять протест против традиционализма. У Бажова все последовательные действия Дарёнки в течение трёх дней изложены очень кратко, без потери темпа: увидела козлика, услышала топоток, выглянула, легла, что-то сказала кошке и т.д. А как это нарисовать? Получатся бесконечные полотна, совсем не отражающие стремительность текста. Традиционным художникам приходится выбирать только один эпизод. А вот Нахова-то передала всю эту возню конгениально Бажову: времени на рассматривание разворота уходит столько же, сколько и на чтение соответствующего текста — и событий много, и проскакиваем быстро. "Мирискусники" были бы довольны таким адекватным слиянием текста и графики (хотя сами технические приёмы концептуализма им, наверное, остались бы чужды).

6) Концептуалистическое чудо.

Завершающая сцена: был блеск концептуализма, а вот и его нищета.

Кокованя и Дарёнка пялятся на вырезанных из картона и грубо размалёванных под поделочный камень кота и оленя. Родной балаган тоже подменили. А чудо-то где?

На самом деле, смог бы, ох смог бы концептуализм справиться и с этой проблемой: показать чудо, не обращаясь к эмоциям. Здесь у Наховой просто опыта не хватило.

Жаль, что опыт иллюстрирования Бажова неформалами вышел таким — ученическим и не до конца уверенным. Но приятно, что имеется Бажов, отрисованный а ля Пивоварофф.


Статья написана 30 июля 09:52
Размещена:

Сегодня очередное отдельное издание "Серебряного копытца". Издательство "Советская Россия", которое иногда баловало читателей выпуском хорошо иллюстрированных книг. Самоуправство издательства выразилось в том, что на титуле под заглавием стоит "сказка" (а не "сказ") — ну так и в библиографии на Фантлабе бажовские сказы чаще всего как "рассказы" классифицированы. Художник — А.Коковкин. Годы выпуска: 1980 и 1990.

Большой формат — 1980 г., малый формат — 1990 г.
Большой формат — 1980 г., малый формат — 1990 г.

Отличия двух изданий: в 1990 году — малый формат (что на фото в сети не всегда очевидно), чёрный цвет шрифта на обложке и отсутствие одной полустраничной иллюстрации (шествие Мурёнки по снегу). Картинки в издании 1990 г. переданы, может быть, и поконтрастнее, но это как раз в замысел художника не входило — получилось огрубление и потеря оттенков.

Отстутствие одной иллюстрации в издании 1990 г.
Отстутствие одной иллюстрации в издании 1990 г.

Художник Коковкин на Фантлабе: https://fantlab.ru/art5714

Издание 1980 года на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition76129.

Издание 1990 года на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition257404.

Художник Коковкин не погружается в глубины бажовского смысла, не сравнивает Мурёнку с Ктулху, не помещает козлика на Луну. Но и оголтелого реализма не придерживается. У него иллюстрации в милой манере: чуть размыто, уютно, надёжно. На 1970-е годы пришёлся пик творчества Коковкина — период "застоя". А смотришь на его тёплые иллюстрации (и многие другие того же периода) и ассоциации появляются с "прекрасной эпохой" перед Первой мировой войной. Как у А.Блока: "Дождь мелкий, разговор неспешный, // Из-под цилиндра прядь волос, // Смех лёгкий и немножко грешный — // Ведь так при встречах повелось?".

Посмотрим ненапрягающие картинки к "Серебряному копытцу".

1) Обрамляющие иллюстрации

Коковкин — опытный мастер. Он знает цену заставкам и концовкам. Это элементы смысловые (вместе с обложкой). На обложке у художника — козлик Серебряное Копытце (герой, давший имя сказу). На титуле заставочка: девочка Дарёнка с кошкой Мурёнкой всматриваются в даль. А концовка: кошка Мурёнка убегает в эту даль с козликом. Так всё и было — Мурёнка связующее звено.

Заставка: Кошка с человеком
Заставка: Кошка с человеком
Концовка: Кошка выбрала братьев по крови
Концовка: Кошка выбрала братьев по крови

2) Кокованя и сиротка

Подробно и традиционно решается тема завязки: представлением Коковани, сидящего на завалинке на фоне уральского пейзажа; представление крупным планом печальной Дарёнки в чужой семье; уход Дарёнки с Кокованей из чужой семьи.

Кокованя
Кокованя
Дарёнка с кошкой
Дарёнка с кошкой
Уход Дарёнки, Мурёнки и Коковани
Уход Дарёнки, Мурёнки и Коковани

3) Рассказ про козлика

Призрачный олень среди звёзд — это приём из тогдашней мультипликации, когда нужно было разграничить героя и образы из его рассказа (мультик про Умку сразу на ум приходит). Эти же звёздные олени были и у реалистичной Морковкиной, которая параллельно рисовала "Серебрянное копытце". Так что здесь у Коковкина сказочно-мультяшный элемент есть, а мистического (как у Митурича) — нет.

4) На зимовку в лес

Кошка Мурёнка, которую вырезали из издания 1990 года малого формата, важна и по смыслу, и композиционно: вверху справа Дарёнка с Кокованей оглядываются на кошку, которая внизу слева. А кошка у Бажова идёт в лес параллельным курсом: в стороне и по снегу — художник так и нарисовал, раздробив пространство единой картинки.

5) Явление козлика

Художник не рисует встречу козлика с Дарёнкой, а показывает игры козлика с кошкой Мурёнкой. Человек уже исключён из взаимоотношений сказочного козлика и реальной (пока ещё) кошки.

6) Гора самоцветов

Хорошо зимняя сказка в такой манере получается. Очень красиво и опять-таки мягко вышла у художника эта сцена: изумлённые люди, замерев, наблюдают за чудом.




Думал, как обыграть фамилию художника (Коковкин) и прозвище персонажа (Кокованя). Ничего не придумал. Может, и вправду случайное совпадение.


Статья написана 13 июня 20:50
Размещена:

Продолжим тему позднесоветских провинциальных изданий пушкинской "Полтавы". Сегодня — воронежское издание 1980 года. Гравюры (линогравюры) В.Лопаты. Издано в РСФСР, но художник — украинский.

"Полтава" с иллюстрациями В.Лопаты, 1980
"Полтава" с иллюстрациями В.Лопаты, 1980

Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Дополнение к библиографии: тираж 20 тыс. экз., цена 85 коп.

Художник (выяснил это с высокой степенью вероятности) на Фантлабе есть (https://fantlab.ru/art8251) с интересной аннотацией. На книгу подал заявку.

Гравюры отличаются повышенными художественными достоинствами. Отражён украинский колорит. Много внимания уделено также теме украинской вольницы. Мазепа изображён с большим сочувствием. Имперская линия с царём Петром дана сдержанно. Ну, в общем, соответствует общей тенденции интеллигентского прочтения поэмы в позднесоветское время.

Вводные иллюстрации

Сразу же чувствуется, что цикл иллюстраций является полноценной сюитой с продуманным книжным макетом. В советское время пушкиноведение было подчас интереснее самих пушкинских текстов. Изыскания о том, кому именно написано Посвящение в "Полтаве" (Марии Волконской) ушли в широкие массы. Такие вводные гравюры — для образованного слоя советских читателей.

Пушкин на фронтисписе
Пушкин на фронтисписе
Волконская в Посвящении
Волконская в Посвящении

Пройдёмся по узловым моментам сюжета.

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

1) Мария и Мазепа

Эта линия подана с большим чувством. Настоящая love story. Мазепа при таком освещении, конечно, романтический герой, вызывающий сочувствие.

Мария страдает
Мария страдает
Побег Марии
Побег Марии
Соединенье двух сердец
Соединенье двух сердец

2) Донос Кочубея

Эта сцена подана достаточно стандартно.

3) Гонец к Петру с доносом

А вот здесь вместо безликого гонца, мчащегося в ночи, художник даёт его портрет в момент, когда он осознанно принимает от Кочубея опасное послание.

4) Мазепа строит козни

Эту сцену из Песни первой художник даёт как заставку ко всей Песне второй (вроде как краткое содержание предыдущей песни). Всё подаётся так, что иезуит-католик является вдохновителем сепаратистского заговора: Мазепа уныло слушает его. А княгини Дульской — души сепаратистского салона — вообще нет. О чём тогда Мария беспокоится? Не те времена ещё, чтобы мужа к попу ревновать.

ПЕСНЬ ВТОРАЯ

1) "И знамя вольности кровавой я поднимаю на Петра..."

В духе интеллигентских терзаний 1980-х гг. Мазепа в разговоре с Марией предстаёт унылым Гамлетом.

2) Казнь Кочубея

Сцена в темнице — садизм мазеповских сатрапов опущен, всё чинно-благородно. Кочубей отчего-то задумчив. Но собственно казнь и отрубленная голова не дают этой линии уйти в полную слащавость. Вроде бы, у нас в то время отрубленные головы были в моде под влиянием японского кино на ограниченных показах.

Кочубей в темнице перед казнью
Кочубей в темнице перед казнью
Отрубленная голова
Отрубленная голова

3) Метания Мазепы

"Тиха украинская ночь"
"Тиха украинская ночь"
Мазепа в ночи
Мазепа в ночи

ПЕСНЬ ТРЕТИЯ

1) Перед битвой

Сцена разговора Мазепы с Орликом перед битвой (когда Мазепа сожалеет, что не на того поставил) — это порочащая Мазепу сцена. В развитии характеров эта сцена для Пушкина важна. В наших иллюстрациях художник этой темы не касается, зато воспевает (насколько это было возможно) вольный полёт казачества, примкнувшего к шведскому королю. В этом плане заставка ко всей Песне третьей (которая посвящена триумфу русского царя) очень показательна: гроза над Днепром. Нет, не всегда украинские ночи бывают тихими: художник Пушкина подправляет.

Украинская ночь уж не тиха
Украинская ночь уж не тиха
Мазепа решился
Мазепа решился
Вслед за Мазепой
Вслед за Мазепой

2) Перед боем. "Горит восток зарёю новой..." Пётр и Карл

Пётр
Пётр
"Страдая раной, Карл явился"
"Страдая раной, Карл явился"

3) Полтавское сражение

Нельзя сказать, что художник игнорирует тему полтавского боя: ему отдана единственная разворотная иллюстрация (что как бы отмечает центральное значение этой сцены). Плюс ещё и на форзацах фрагмент этой гравюры воспроизведён, что компенсирует отсутствие традиционного русского царя на обложке или на фронтисписе (впрочем, оформление форзацев могло быть решением издательства).

4) Пир Петра

К такой сцене илюстрация отсутствует в этой версии "Полтавы".

5) Бегство Мазепы

Карл и Мазепа бегут
Карл и Мазепа бегут

6) Последняя встреча Мазепы с Марией

Сумасшествие Марии
Сумасшествие Марии

Заключение

Картинка к последним строкам поэмы о том, что только Пётр из всех героев воздвигнул памятник себе, а о Марии если кто и вспоминает, то только слепой кобзарь, который поёт песни, приписываемые Мазепе.

Кобзарь
Кобзарь

Сцена с кобзарём (полноценная страничная гравюра) и коврики с украинской росписью — это то подчёркивание национального колорита, которое поощрялось в трактовках поэмы в сталинские времена. Художник берёт всё, что ему нужно из всех времён, не смущаясь смешением разных трактовок...


Страницы: [1] 2




  Подписка

Количество подписчиков: 31

⇑ Наверх