Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

1903, 1907, 1909, 1910, 1911, 1913, 1922, 1923, 1925, 1926, 1928, 1929, 1933, 1934, 1935, 1936, 1937, 1938, 1940, 1942, 1943, 1945, 1946, 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1952, 1953, 1954, 1955, 1958, 1959, 1960, 1961, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1975, 1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1985, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2002, 2004, 2005, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, Eichenberg, Аземша, Алекс А., Алексеев А.А., Алексеев Н.В., Алякринский, Андреева А., Андриевич, Аникеев, Антокольская, Антоненков, Анчар, Арзамасцев, Арсенин, Артюшенко, Багин, Багина, Баданина, Бажов, Бакулевский, Басманов, Бастрыкин, Баюскин, Белюкин, Белюкин А., Белюкин Д., Бенуа, Берштейн, Бехтеев, Билибин, Бокарев, Бордюг, Браташевский, Бретт, Брюханов Н., Булатов/Васильев, Бунин П., Буреев Г., Бухарев, Бычков, Вагин, Ванециан, Васильев В., Васильева Т., Васнецов Ю., Ващенко, Вересковый мед, Веселов, Вийральт, Владимирский, Власова А., Волович, Выстрел, Гавриилиада, Гапей, Гельмерсен, Герасимов А., Головаш, Гольц Н., Гончаров, Гордеева, Горяев, Граф Нулин, Гурьев, Гюзелев, Делла-Вос-Кардовская, Демидова, Дехтерев, Диодоров, Добрицын, Добужинский, Дозорец, Домик в Коломне, Дувидов, Дудоров, Евгений Онегин, Египетские ночи, Елисеев, Емельянова, Епифанов, Жолткевич, Жужнев, Забирохин, Зворыкин, Золушка, Зотов, Иванов Ю., Иванюк И., Игнатьев, Ильин, Ионайтис, Иткин, Кайрамбаева, Канторов, Капустина Т., Кардовский, Карпенко, Кент, Кибрик, Клаве, Клементьева, Ковалев А., Ковалев Ст., Козлова, Козлова Г., Коковкин, Кокорин, Комаров А., Конашевич, Коновалов, Коноплев, Константинов, Коровин О., Коротаева, Костин, Кочергин, Кошкин, Кравченко, Кузнецов И., Кузнецов К., Кузнецов Л., Кузьмин, Кукулиев, Кукулиева, Купманс, Куркин, Курчевский, Лагуна, Ладягин, Ларская, Левшичин, Леда, Лемкуль, Лопата В., Лосенко, Лось, Лукина, Лышко, Маврина, Майофис, Маркелов, Марочкова, Маршак, Масютин, Мезерницкий, Мельников, Микешин, Милашевский, Минкина, Митурич, Михайлов А., Могилевский А., Монина, Морковкина, Мосин, Мосягина, Назарук, Нарбут, Насибулин, Нахова, Ненов, Непомнящий Д., Непомнящий Л., Непринцев, Никитин, Никитина Т., Николаев А., Николаев Ю., Никольский, Носков, Огородников, Озаринская, Олейников, Ольшанский, Орданьян, Оринянский, Орленко, Остров, Панин А., Панов, Парилов, Пашков, Перебатов, Перро, Перцов, Пиков, Пиковая дама, Пир Петра Первого, Пискарев, Пихлер, Плаксин А., Плаксин Д., Плехан, Повести Белкина, Подивилов, Полтава, Поляков, Понамарёва, Попкова, Поплавская Н., Попугаева, Правдин, Правосудович, Пушкин, Пшинка, Рачев, Рейндорф, Рейпольский, Рейхет, Репин, Рибейрон, Родионов, Рожков, Рудаков, Рушева, Рыжков, Рязанцев, Самокиш-Судковская, Самохвалов, Свешников, Свитальский, Селещук, Серебряное копытце, Серебряное копытце, Серов Вл., Сказка о золотом петушке, Сказки, Слаук, Смирнов, Соколов П., Соловьева Г., Соловьева Т., Сомов, Спасский, Стивенсон, Стихотворения, Стопа, Тауберг, Таюткино зеркальце, Теремок, Тесаржикова, Тимошенко, Тихомиров В., Тишина, Токмаков, Траугот, Туманов, Тырса, Тяпина, У Лукоморья, Успенская, Устинов, Фаворский, Фандерфлит, Фатеева, Федоров М., Федоров С., Филиппова, Фильчаков, Харшак, Хижинский, Хлебникова, Чапля, Чарушин Е., Чеботарев, Чернышков, Шаповалова Л., Шефер, Шишмарева, Шмаринов, Шурлапова, Шухаев, Юдин В., Юдина Д., Юкина, Якобсон, Яковлев А., Яковлев С., Якутович, Яр-Кравченко, Яровой, детская литература, ксилография
либо поиск по названию статьи или автору: 


Страницы: [1] 2  3

Статья написана 23 сентября 19:22
Размещена:

Заканчиваю обзор иллюстраций к предисловию "От издателя" в пушкинских "Повестях Белкина" (начало - тут).

3) Г.Берштейн

Советское библиофильское издание, миниатюра. Год издания — 1981. Художник — Г.Берштейн.

С супером
С супером
Без супера
Без супера

Художник на Фантлабе представлен (https://fantlab.ru/art714). Книга на Фантлабе не представлена (подал заявку).

Библиографическое описание из каталога-справочника.

Добавление к библиографии. Тираж 5 тыс. экз. Цена 7 руб. Тираж мизерный, а цена очень высокая (для тех времён).

Миниатюры очень плохо поддаются фотографированию (не раскрываются полностью под своим маленьким весом). Посмотрим то, что получилось.

Вступление в этой книжке начинается с суперобложки — она разворачивается в панораму. Это Болдино (справа — Пушкин). В суперобложке есть утраты: "Озон" прилепил свой стикер, а я неудачно отодрал. В "Озоне" работают очень злые приклеиватели стикеров.

Картинки к вступлению "От издателя" даны в модном в те годы стиле иллюстрирования, где критика особенно отмечала Кошкина и Костина (у Берштейна магнера ближе к Костину): старинные безделушки, пустые комнаты...

Семейные портреты-миниатюры на груде рукописей: всё, что осталось от Белкина.

Развёрнутая суперобложка
Развёрнутая суперобложка

А вот теперь про пустые комнаты.

Как указано в каталоге-справочнике, это должна была быть единая длинная иллюстрация-панорама. Тогда эту панораму надо было раскладывающейся ширмочкой делать. Но в книге её просто разрезали и дали подряд на отдельных листах (разворотах). Замысел художника загубили. Посмотрим что получится, если хотя бы в ряд элементы поместить.

Видимо, и каталог путается. Первая и последняя иллюстрация в этом ряду из панорамы, вроде бы, выбиваются. Хотя это можно представить как подлинную панораму для узкой комнаты, где надо головой крутить: вид слева, вид прямо (там уже законы перспективы), вид справа. Не захотели советские издатели уникальную миниатюру сделать или советская технология уже не позволила?

4) А.Смирнов

Книжка советских времён, выпущенная в 1977 году в г. Горьком (ныне — Нижний Новгород). Как в Свердловске выходило много книг Бажова, так и в Горьком в советское время частенько выпускали любовно сделанные пушкинские книги (потому как Болдино в составе Горьковской области).

Библиографическое описание из каталога-справочника. Указано, что книжка премиальная.

Добавление к библиографии. Тираж 115 тыс. экз. Часть тиража была выпущена в обложке (цена 28 коп.), а часть — в переплёте (цена 50 коп.). У меня — в переплёте.

С художником уже встречались по незначительному поводу, тогда его идентифицировать с информацией на Фантлабе не смог (фамилия и инициал распространённые). Теперь выяснил полное имя: Анатолий Сергеевич Смирнов. О таком художнике есть карточка на Фантлабе: https://fantlab.ru/art15955. Книги на Фантлабе нет (подал заявку).

Собственно введение в цикл повестей ограничивается титульным разворотом (где Пушкин, видимо, глядит на своего двойника — Белкина) и шмуцтитулом к предисловию "От издателя". Этот шмуцтитул — серийный (единый по теме для всех составных частей сборника). Он не столько к произведению, сколько к эпиграфу произведения. Свеча — объединительный элемент, от повести к повести она будет догорать. К вступлению свеча только-только зажжена. Эпиграф — из "Недоросля" (в Белкина камушек).

Титул
Титул
Шмуцтитул
Шмуцтитул

Ну и приложу скан подлинника картинки к вступлению к "Повестям". Ещё без типографского текста. С этого сайта: http://ghmak.ru/expo/picture.php?id=426&p... (есть информация о художнике).

Подлинник шмуцтитула
Подлинник шмуцтитула

5) О.Якутович

Эта книга тоже советская — была выпущена в Киеве в 1988 году. Недавно узнал о существовании этой книги, всё никак не попадалась у наших букинистов (не успела, видать, распространиться — единое пространство СССР вскоре после выхода книги кончилось). Покупать надо было дистанционно из Украины. Купил год назад на Алибе у продавца из Харькова. Книга 120 рублей и доставка 225 рублей. Это ещё нормально, поскольку, как и догадывался, книга была сдана на почту в российском Белгороде, т.е. обошлись без межгосударственной пересылки.

Поскольку книга позднего года издания, в каталоге-справочнике она не учтена. Даю собственное описание.

Повести Белкина. — Киев: Вэсэлка, 1988. — 94 с.; 26,5 см.

ЯКУТОВИЧ О. — 35 ч/б илл.: илл. титул, фронтиспис; От издателя: концовка; Выстрел: шмуцтитул, заставка, 3 страничных илл., концовка; Метель: шмуцтитул, заставка, 3 страничных илл., 1 илл. в тексте, концовка; Гробовщик: шмуцтитул, заставка, 2 страничных илл.; Станционный смотритель: шмуцтитул, заставка, 3 страничных илл., 1 илл. в тексте, концовка; Барышня-крестьянка: шмуцтитул, заставка, 4 страничных илл., 1 илл. в тексте, концовка .

Тираж 50 тыс. экз. Цена 1 руб.

Художница на Фантлабе упомянута: https://fantlab.ru/art14690. Книги на Фантлабе нет (подал заявку).

Современная для 1988 года манера рисунков. На фронтисписе — занятный портрет Белкина без какой-либо отсылки к Пушкину (народ стал образованнее, ему уже не надо разжёвывать очевидных вещей). Достойный скан даю вот отсюда: http://book-graphics.blogspot.com/2013/04....

Портрет Белкина на фронтисписе
Портрет Белкина на фронтисписе

6) И.Иванюк

Книга пост-советской России. И снова региональная: на сей раз издано в Пскове (уточнение в месте издания — сельцо Михайловское — отсылка к раскрученному пушкинскому заповеднику). Издание юбилейное, 1999 года. Художник — И.Иванюк (к знаменитому советскому иллюстратору В.Иванюку отношения не имеет).

Даю собственное библиографическое описание по образцу каталога-справочника.

Повести покойного Ивана Петровича Белкина. — Псков, Сельцо Михайловское, 1999. — 128 с.; 17х19,5 см.

ИВАНЮК И. — 21 ч/б илл.: 1 илл. на обложке (приклеена вручную); От издателя: 1 страничная илл.; Выстрел: 3 страничных илл.; Метель: 4 страничных илл.; Гробовщик: 3 страничных илл.; Станционный смотритель: 4 страничных илл.; Барышня-крестьянка: 4 страничных илл.; портрет Пушкина к сопроводительной статье.

Тираж 4 тыс. экз.

Художник И.Иванюк на Фантлабе упомянут (https://fantlab.ru/art2249). Но наш или не наш, сказать не могу. Книга на Фантлабе не представлена (подал заявку).

Полиграфически книга по-своему изящная: квадратный формат, крафтовый картон для обложки, вручную наклеенная картинка... Попытка показать плоды свободного рыночного книгопечатания. Действительно, подобные книги в 1999 году вселяли надежду на возрождение вкуса. Иллюстрации с претензией. Современные. Выбор неизвестного и немножко развязного художника тоже, наверное, свидетельствовал о поисках новизны.

Объединяющая сборник идея подана достаточно свежо: собственно к вступлению "От издателя" даётся портрет Белкина (поясняющие надписи: "Белкин, Пушкин"). А последняя иллюстрация — формально отнесённая к завершающей книгу сопроводительной статье — портрет Пушкина (поясняющие надписи: "Пушкин, Белкин"). Эти два портрета обрамляют книгу.

Портрет Белкина
Портрет Белкина
Портрет Пушкина
Портрет Пушкина

7) А.Иткин

Новая книга, проиллюстрированная старым художником в традиционной реалистической манере. Художник — всем известный А.Иткин.

Книга издана "Махаоном" в 2018 году. Но пятью годами ранее в другой серии у "Махаона" уже выходили под одной обложкой "Дубровский" и три из пяти повестей Белкина (https://www.labirint.ru/books/407594/). Я купил как первый, так и второй сборник (поскольку второй получился дополненным).

Даю собственное библиографическое описание по образцу каталога-справочника.

Повести Белкина. Дубровский.. — М.: Махаон, 2018. — 176 с.; 24,5 см.

ИТКИН А. — 44 цв. илл.: фронтиспис; Повести Белкина: шмуцтитул; Выстрел: заставка, 3 страничных илл., концовка; Метель: заставка, 4 страничных илл., концовка; Гробовщик: заставка, 2 страничных илл., концовка; Станционный смотритель: заставка, 3 страничных илл., концовка; Барышня-крестьянка: заставка, 3 страничных илл.; Дубровский: шмуцтитул; Том первый: заставка, 7 страничных илл., концовка; Том второй: заставка, 6 страничных илл., концовка.

Тираж 5 тыс. экз.

И художник, и книга на Фантлабе есть (https://fantlab.ru/edition212157).

Иткин мистификациям не подыгрывает. Белкин присутствует: издалека дана его фигурка за конторкой на шмуцтитуле к "Повестям Белкина". А на фронтисписе всего сборника — всё же Пушкин в телеге (как известно, "Повести Белкина" написал не Белкин). Судя по всему, изображён рассказчик из "Станционного смотрителя" (там рассказ от первого лица, хотя этот рассказчик не Пушкин, и даже не Белкин, а титулярный советник А.Г.Н.).

Пушкин на фронтисписе
Пушкин на фронтисписе
Белкин на шмуцтитуле
Белкин на шмуцтитуле

А десятью годами ранее лучшее наше тогдашнее издательство "Московские учебники" выпустило том пушкинской прозы с другими рисунками Иткина.

Мы с этим сборником встречались по поводу "Пиковой дамы". Рисунки здесь поскромнее, не цветные, но и стильности поболе.

Пушкин
Пушкин
Болдино
Болдино
Белкин
Белкин

8) С.Жужнев

Словременная книга и современный художник С.Жужнев.

Даю собственное библиографическое описание по образцу каталога-справочника.

Повести покойного Ивана Петровича Белкина. — СПб.: Аркадия, 2019 (в серии "Black&White"). — 128 с.; 21,5 см.

ЖУЖНЕВ С. — 54 ч/б илл.: обложка, фронтиспис; От издателя: заставка, 1 илл. на разворот, 1 илл. в тексте, концовка; Выстрел: 3 илл. на разворот, 6 илл. в тексте, концовка; Метель: 3 илл. на разворот, 6 илл. в тексте, концовка; Гробовщик: 1 илл. на разворот, 3 илл. в тексте, концовка; Станционный смотритель: 4 илл. на разворот, 2 илл. в тексте, концовка; Барышня-крестьянка: 4 илл. на разворот, 11 илл. в тексте, концовка.

Тираж 5 тыс. экз.

Книга радует сопроводительными материалами. Аннотация и статья — не из Интернета, с интересными наблюдениями. Мы, конечно, картинки рассматриваем, нам не до научного аппарата. Но в современной книге такой аппарат — это уровень заявленных претензий на оригинальность. Этому уровню пытаются соответствовать и иллюстрации.

Обложка современная — мне нравится. Но обложка — это дизайн. Внутренние иллюстрации мне показались тоже больше дизайнерским оформлением. А должны быть графикой.

Объединение цикла в этой книге идёт через почтовую тройку на фронтисписе (как у опытного советского мастера Иткина). В самом тексте вступления от издателя имеется портрет Белкина.

Титул
Титул
Портрет Белкина
Портрет Белкина

 UPD/26.09.2019

9) Н.Пискарёв

Издательство Academia, 1937 (юбилейный год). Художник Н.Пискарёв. У меня этой книги нет, пользуюсь сканами из Интернета.

Книга на Фантлабе представлена (https://fantlab.ru/edition258862), художник тоже (https://fantlab.ru/art3102).

Не зря издания "Академии" считаются образцом искусства оформления книги. Многие темы графического объединения цикла были заданы Пискарёвым: и образ Пушкина (серьёзного), и иллюстрация к эпиграфу ко всем "Повестям", и картинка к вступлению (немного сатирическая).

Пушкин
Пушкин
Эпиграф
Эпиграф

Заставка к вступлению. Кстати, кто на этой заставке? Не Пушкин, но ведь и не Белкин: Белкину меньше 30 лет было, а на картинке явно очень пожилой человек. Это соседний помещик, который пишет Пушкину про Белкина! Ведь письмо соседа и составляет содержателью часть предисловия "От издателя". Не каждому художнику удалось распутать эту тройную шалость: Пушкин-Белкин-сосед.

Письмо учёного соседа
Письмо учёного соседа

10) Б.Забирохин

Библиофильский том пушкинской прозы, изданный в 2017 году "Вита Новой". Художник — именитый Б.Забирохин. С этим сборником мы уже знакомились раньше.

"Повести Белкина" иллюстрированы скупо: по одной страничной иллюстрации и концовке. Но к вступлению "От издателя" такой же расклад, без дискриминации. Эти иллюстрации по содержанию вроде бы уже привычные: Белкин в деревне и деревенские дали. По форме, конечно, неповторимые забирохинские.

И какой свет нисходит на Белкина!


Статья написана 9 сентября 21:02
Размещена:

Собирание книжек с картинками иногда заставляет задуматься о жизни: побочный эффект коллекционирования.

Когда я недавно разбирался со свердловским юбилейным сборником бажовских сказов 1978 года (и с тонкими книжками, из которых сборник составлен), моё внимание привлекла картинка к сказу "Таюткино зеркальце". На картинке изображён удручённый мужчина и маленькая девочка.

Слева: книжка 1962 г., справа: сборник 1978 г.
Слева: книжка 1962 г., справа: сборник 1978 г.

Ассоциации с "Серебряным копытцем", которому мы уделили столько времени, возникли сами собой. И эти ассоциации оказались неслучайными.

Говорят, что во всей мировой литературе всего от 20 до 40 сюжетных схем. Если намеренно схематически передать сюжет "Таюткиного зеркальца", то он будет таким: "Живёт семья из двух человек: одинокий мужчина и маленькая девочка. Мужчина берёт с собой девочку в очень опасное место. Там девочка становится свидетельницей чуда. В дальнейшем с ней всё будет хорошо." Такая схема "Таюткиного зеркальца" соответствует схеме "Серебряного копытца".

При этом "Серебряное копытце" — это новогодняя сказка, а "Таюткино зеркальце" — очень тяжёлый рассказ, я бы сказал, страшный рассказ про безысходность. Великий мастер был Бажов, раз смог написать на один сюжет два противоположных по атмосфере произведения. Вот такое литературоведение.

Конечно, "Таюткино зеркальце" — крайнее проявление бажовского "сурового стиля", но ведь именно истории, подобные этой, определяют характер всех "уральских сказов". Да и Хозяйка медной горы — сквозной персонаж — в "Таюткином зеркальце" присутствует (за сценой).




"Таюткино зеркальце" композиционно лишено стройности "Серебряного копытца". Бажов непривычно подробен и избыточен в рамках совсем небольшого рассказа. Хотя все его отступления сами по себе очень любопытны, придётся передать содержание в кратком пересказе. В уме будем держать параллель с "Серебряным копытцем".

1) Как получилось, что мужчина (Ганя) остался один с девочкой (Таюткой)? У Гани жена зимой полоскала рубахи в проруби и соскользнула под лёд. К весне истаяла. Старший сынишка не зажился на свете. Осталась четырёхлетня Таютка. Вот так.

2) Что случилось в забое? Эпоха крепостного права. В шахте по добыче руды грозит обвал. Ганя — отец Таютки — безответный. Его-то в это гиблое место и решил поставить надзиратель (официальное наименование низшей властной должности в горно-заводской иерархии).

3) Как получилось, что Таютку пришлось взять с собой? И раньше её отец в забой брал (присмотр от соседей никудышный был). А тут Ганя представил, что будет, если Таютка совсем сиротой останется. Уж лучше вместе погибнуть.

4) Что с чудом? Главное чудо, что Ганя с дочерью живыми остались. По убеждению всех, это Хозяйка медной горы дитё помиловала. Ну а геологическое чудо — Таютка обнаружила природное огромное зеркало. Взрослые его расчистили, а Таютка нашла точно такое же, но миниатюрное: "Хозяйка медной горы на забаву, а может и на счастье дала".

5) Вот это всё присказка была. А теперь развязка. Надзиратель, чтобы выслужиться, сообщил о диковинке "заграничной барыне" (немке — жене "сысертского барина"). Та спустилась в забой посмотреть и заявила: "Хочу, чтоб это зеркало у меня стояло, потому как я хозяйка этой горы". Настоящая хозяйка — Хозяйка медной горы — таких слов не стерпела. Зеркало плюнуло рудой. Все неприятные персонажи были наказаны. Надзиратель сделался инвалидом (без ног). Барыня после этого одних дебилов рожала. Какой-то, судя по всему, полюбовник барыни без носа остался:

цитата

"ноздри на волю глядеть стали"

Эта жуткая расправа над угнетателями и является единственной моральной компенсацией угнетённым. В классовом противостоянии чуда не произошло, все вороженьки сами собой не сгинули. Хозяйка медной горы дала волю гневу, охраняя свой статус, а не в защиту страдальцев. Да, это вам не великодушный козлик Серебряное Копытце...

Год публикации сказа — 1941 (в марте).




"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский

Полных циклов иллюстраций к "Таюткиному зеркальцу" я обнаружил только два: уральского художника В.Васильева и знаменитого В.Милашевского. Про Милашевского уже приходилось говорить, что для него иллюстрирование бажовских сказов было случайным событием, о котором он позже не вспоминал. А иллюстрации В.Васильева очень сильные — меня проняли. При этом полное соответствие года выхода иллюстраций эпохе: у Милашевского — типично сталинские иллюстрации (в которых и Милашевского-то почти не видно), а у В.Васильева — типичные "шестидесятнические", когда иллюстрировали классику, а рисовали про современную жизнь.

С Милашевским (1953, переиздание 2017) мы уже встречались в связи с "Серебряным копытцем" (https://fantlab.ru/blogarticle62234).

А "Таюткино зеркальце" отдельной книжкой вышло в 1962 году в Свердловском книжном издательстве (правопредшественник Средне-Уральского книжного издательства). На Фантлабе издание представлено (https://fantlab.ru/edition260725). Художник В.Васильев на Фантлабе представлен: https://fantlab.ru/art22860.

Посмотрим параллельно два этих полных цикла. Первым в паре пусть будет В.Васильев, вторым — В.Милашевский.

1) Безысходность

"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский

Первая картинка (В.Васильева) потрясла меня тем, что она, в общем-то вневременная — точнее, постоянно актуальная. Мужчина со знакомым лицом (на улице такие видишь, если не в зеркале), вечный фасон мешковатой одежды, досчатые стены... Такая обстановка могла встретиться на Урале и в предвоенном 1941 (время написания сказа), и в 1962 (время создания иллюстраций), да и сейчас в сохранившихся бараках можно увидеть то же самое. Всё это передано Васильевым без душещипательных подробностей и без признаков кричащей нищеты. Вот эта обыденность и поражает. У Милашевского — больше отсылок к крестьянскому быту XIX века, но зацепиться на его картинке не за что. Ганя даже не уныл, а плаксив. Таютка чересчур взрослая и хмурая.

2) Дорога на шахту

"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский

Раз уж зацепил меня Васильев, то и в этой его картинке нахожу мастерски переданные совпавшие ощущения промозглой зимы и безнадёжности (со всяким, наверное, было). Ну, и уральский горизонт ("выхода нет") передан точно. У Милашевского — просто унылая парочка по улице идёт.

3) В забое

Здесь только иллюстрации Васильева (их у него к сказу побольше, чем у Милашевского).

"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев

Сцены у Васильева вышли чересчур обыденные, хотя они и важны для психологии рассказа. Бажов был уже очень пожилым для той эпохи человеком, когда издал свои сказы. Мудрый, понятно. То, что происходило в забое он описал очень кратко, но мощно. Вот на первой иллюстрации мужики понимают, что Ганя идёт на верную смерть и ребёнка с собой тащит. Они ропщут. Молодой парень вызывается пойти вместо Гани. Реакция мужиков: надо жребий в таких случаях тянуть! позвать надзирателя! сами вытянем! И тут вворачивается потешный старичок и заявляет, что как раз "Ганя умнее нашего придумал. Хозяйка горы наверняка его с дитёй-то помилует. Податная на это, будте покойны".

цитата из П.Бажова

Этим разговором Полукарпыч и погасил у людей стыд. Всяк подумал: "На что лучше, коли без меня обойдется", и стали поскорее расходиться по своим местам

На второй картинке — Таютка обнаруживает природное зеркало. А в гиблом месте взрослых-то двое! Это Ганя и старик Полукарпыч (это его "маленько с шуткой" прозвали за низенький рост).

4) Зеркало

"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский

Центральный эпизод. Когда художники рисуют по условиям издания только одну иллюстрацию к этому сказу, они сцену с зеркалом часто обыгрывают. А наши сегодняшние художники? Таютка смотрится в зеркало. Васильев очень сдержанно рисует момент отражения Таютки. Милашевский этот эпизод делает полностраничной цветной иллюстрацией. Вроде бы Милашевский и ближе к Бажову: зеркало не только увеличивает, но и искажает, а старик шут-шутом. Всё так, но ведь Полукарпыч не только добровольно пошёл в опасное место (типа, провожу), но и работал там вместе с Ганей, т.е. совершал действия, которые должны были спровоцировать обвал. Это героический старик!

5) Барыня

"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский

Ну и, наконец, сцена с "заграничной" барыней. У Васильева возмездие уже свершилось: руда брызнула из зеркала, Хозяйка медной горы психанула. У Милашевского — барыня ещё глумится.

6) Заставки-концовки

"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Таюткино зеркальце" (1962), худ. В.Васильев
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский
"Уральские сказы" (2017), худ. В.Милашевский

У Васильева — заставка про рабский труд пролетариата. У Милашевского — концовка, где Таютка глядит из маленького зеркальца (точная копия большого — подарок Хозяйки медной горы). А у Васильева Таютка с маленьким зеркальцем на обложку вынесена.




Сейчас нечасто "Таюткино зеркальце" издают, а иллюстраторы его и раньше не баловали. Наверное, по форме не самый стильный сказ у Бажова. Содержание скомканное (про что вообще история — про Таютку или про барыню?). А только кажется мне, что это очень важный рассказ про русский национальный характер: как выстоять, стиснув зубы. Скоро читателям 1941 года это знание понадобится.


Статья написана 26 августа 20:41
Размещена:

Перехожу к сборникам бажовских сказов, где имеется полная сюита к "Серебряному копытцу". Сегодня — художник В.Милашевский (и в довесок — Н.Кузьмин).

Неоднократно ранее упоминал художников 1920-х гг. из "Группы 13", куда как раз и входили Милашевский с Кузьминым (и с Мавриной). Они делали новую книжную графику, попали под каток обвинений в формализме в 1930-е гг., рисовали скучные иллюстрации, а в "оттепель" возродились. Сказы Бажова художники иллюстрировали в свой "скучный" период: в середине 1950-х гг. Позднее картинки к сказам не перерисовывали, об этих своих книгах в мемуарах вообще не упоминали, вычеркнули их из памяти напрочь. При этом, рисовальщики-то они были классные, многие сталинские и более поздние художники хотели бы, наверное, на таком уровне свои реалистичные иллюстрации делать — и гордились бы этим.

1) В.Милашевский

Сборник, проиллюстрированный В.Милашевским. У меня современное издание от ИДМ.

Издательский дом Мещерякова, 2017
Издательский дом Мещерякова, 2017

Это переиздание детгизовской книги 1953 года (есть на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition125288). Заглавие исправлено (в 1953 году книга называлась не "сказы", а "сказки").

Вроде бы, сохранены иллюстрации, их место и размеры, и даже в оформление переплёта никакой дизайнер не вмешался. Макет, строго говоря, не сохранился: страниц больше (шрифт для детей крупнее требуется — это общая беда всех переизданных книг; уж тогда бы лучше формат увеличивали, чтобы оставалось прежним соотношение страниц с текстом и страниц с иллюстрациями). Но в этой книге увеличение числа страниц незначительное.

В сборнике — цветной фронтиспис. К каждому из пяти сказов — чёрно-белые карандашные иллюстрации и по одной цветной на вклейке.

а) Дарёнка с Мурёнкой

б) Встреча с козликом

в) Гора самоцветов

Фото книги
Фото книги
Скан издательства
Скан издательства

Первая картинка — это моя фотография с непрофессиональным светом. Вторая картинка — издательский электронный прообраз бумажной иллюстрации. Если рассматривать книгу вживую, без посредства оптики, то иллюстрация на бумаге, конечно, ближе к издательскому скану. Но всё же от скана отличается (на бумаге не так резко оттенки и границы выражены). Надо, конечно, мне сканер присматривать.

г) Козлик с Мурёнкой

Летят... Кстати, досталось Милашевскому от современных краеведов-шовинистов за то, что пейзаж у него не уральский, а кавказский какой-то. Думаю, Милашевский создавал обобщённо-сказочный пейзаж. Для передачи колорита имелись уральские художники.

д) Первоначальный вариант окончания

В этом издании "Серебряное копытце" дано с первоначальным расширенным окончанием, где кошка Мурёнка помогает заболевшему Коковане, подбрасывая ему новые ценные камешки "кошачий глаз".

Это вариант не канонический, сам Бажов от него отказался. Вообще-то, редакторские принципы советских времён не позволяли печатать такие промежуточные варианты, не уважая тем самым последнюю волю автора. Заподозрил было Мещерякова в самоуправстве, но вспомнил про то, что видел я когда-то другой сборник провинциального издательства того же 1953 года, где тоже было приведено первоначальное окончание. Видимо, к тому времени ещё не могли за каноном уследить: перепечатывали друг у друга, а кто-то, видать, запустил в оборот журнальный первоначальный текст, а не окончательный, исправленный автором. Так-то, зная канонический вариант, интересно почитать первый вариант окончания (а то всё больше пересказы встречаются)

При этом, конечно, первый вариант окончания текста вполне соответствует рисунку-концовке: Мурёнка внимательно глядит на нас.

2) Н.Кузьмин

Второй сборник — с иллюстрациями Н.Кузьмина, коллеги Милашевского по радостям и невзгодам. У меня этого сборника нет. Привожу фотки из Интернета.

Судя по всему, цветных иллюстраций не было предусмотрено. Видимо, формат бюджетной "Школьной библиотеки" иного не предполагал. Рисунки профессиональные, но более безликие, чем у Милашевского. Вряд ли кто-то сможет без подсказки атрибутировать их как кузьминские.


Статья написана 1 июня 18:19
Размещена:

Начинаю обзоры отдельных изданий пушкинской поэмы "Полтава" с полными сюитами иллюстраций. Первое такое отдельное издание — "Полтава" с иллюстрациями художника В.Перцова.

"Полтава" с иллюстрациями В.Перцова, 1980
"Полтава" с иллюстрациями В.Перцова, 1980

Перцов — любимый художник, который неразрывно связан с моими детскими впечатлениями. Перцов — тот, кто наряду с Мониным и Лосиным, формировал костяк советской детской книжной графики в Семидесятые-Восьмидесятые годы (в любом номере "Мурзилки" хоть одна иллюстрация этой троицы была).

На Фантлабе художник, конечно, представлен (https://fantlab.ru/art5764). И его "Полтава" на Фантлабе теперь есть (https://fantlab.ru/edition253609).

Издана перцовская "Полтава" была в советское время только один раз — в 1980 году в Саратове. Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Добавления к библиографии: тираж 320 тыс. экз., цена 45 коп.

В 2017 году иллюстрации были переизданы в "Москвоведении" с добавлением советской научно-популярной книжки Гордина про полтавский бой (тоже с иллюстрациями Перцова). Так что современное издание — это "Полтава+". Современное издание — энциклопедического формата. Судя по послесловию Перцова, готовилась это издание к юбилею Полтавской битвы (2009), но вышло уже после смерти художника. Современное издание на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition253657.

Две "Полтавы" (большая — 2017 года издания)
Две "Полтавы" (большая — 2017 года издания)

Иллюстрации в "Полтаве" — такие же, как и в советском издании. Макет тот же. Картинку с переплёта издания 1980 года в современном издании поместили вовнутрь книги. Чуть-чуть отличаются картинки: другая седельная кобура. Видимо, печатали с иного комплекта иллюстраций. Это хорошо — значит, с авторских подлинников.

Повторение макета
Повторение макета

То, что у современных издателей был другой комплект иллюстраций подтверждается и тем, что в современном издании другой портрет Марии. Остальные картинки — без заметных отличий.

Разные портреты Марии
Разные портреты Марии

Качество воспроизведения иллюстраций получше в новом издании (картинка почётче). Есть отличия в цветопередаче, но какие цвета авторские, а какие — компьютерные, не понять. Небольшие размеры картинок и желтоватый оттенок бумаги в советском издании мне показались даже гармоничнее, чем большие картинки на очень белой глянцевой меловке в современном издании. Но из-за большей чёткости в основном буду давать фотки с современного переиздания 2017 года.




Портрет Пушкина в "Полтаве" (худ. Перцов)
Портрет Пушкина в "Полтаве" (худ. Перцов)

Перцов — мастер. Макет книги (саратовское издание 1980 года) безукоризненный. Важно ещё, что Перцов — иллюстратор, в первую очередь, детской книги, что сказывается на содержании иллюстраций. Перцов сделал сюиту к "Полтаве" так, чтобы помочь юному читателю. Картинки точно следуют за сюжетом, имеются сопроводительные надписи. Ну и хорошо — пройдёмся ещё раз по сюжету (который не очень прост).

Концепция? На обложку вынесен торжествующий Пётр Первый — это задаёт общий тон, хотя в самой сюите перекоса в сторону имперской линии нет. Сам Перцов пишет, как он первоначально задумывал цикл иллюстраций к "Полтаве".

цитата

Я тогда жил в Киеве, со многими там сдружился, полюбил украинское народное искусство и быт, и я решил сделать что-то, соединяющее русское и украинское. И я подумал, что в пушкинской "Полтаве" я сделаю иллюстрации в тексте, а на полях нарисую всякие полюбившиеся мне реалии прошлого...

Конечно, из этой затеи ничего не вышло. Как ни приглушай имперский фон, всё-таки пушкинская Украйна — это не про рушники.




Посмотрим картинки. Стиль у Перцова собственный — ни с чем не перепутаешь. Перцов — идеальный график: небольшая доля условности, правдивость (реалистичность) и настоящий психологизм. Картинки у художника для детских книжек всегда добродушные и жизнерадостные, чуточку мультяшные. Очень интересно посмотреть, как в этой манере получились иллюстрации к трагической поэме (хоть и жизнеутверждающей).

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

В первой песне Перцов даёт портреты Марии, Мазепы, Петра и Кочубея. Но помимо этого есть и сюжетные иллюстрации.

1) Бегство Марии к Мазепе

Эта сцена — повод, чтобы дать украинский пейзаж (это украинская ночь, но пушкинские строки, ей посвящённые будут только во Второй песне).

2) Донос Кочубея

Кочубей у большинства иллюстраторов представлен этаким страдальцем за общерусское дело. У Перцова по-иному. Он, как и все художники, рисует Кочубея в момент написания доноса царю на Мазепу. Но показывает Кочубея без прикрас: дело-то было неблаговидное, поводом к политическому доносу (верному по существу) послужило отнюдь не радение об интересах Империи, а личная обида и неспособность регионального олигарха отомстить царскому полпреду. Тут художник точно раскрывает мотивы Кочубея и намекает на весь этот клубок змей, боровшихся за влияние на Украине.

3) Гонец к Петру с доносом

Эту сцену очень любят иллюстраторы. Ночь, одинокий всадник... Может, они так отдают дань этому безымянному персонажу. У Пушкина — это молодой казак, влюблённый в Марию, оставшийся ей верным и после её бегства к Мазепе (так-то все воздыхатели от неё отвернулись); помимо готовности выступить гонцом (дело рискованное со всех сторон), этот казак на поле Полтавской битвы добрался до Мазепы и чуть-чуть не покарал его, но сам был убит.

4) Мазепа строит козни

Это Мазепа читает пересланный ему царём донос, готовит ликвидацию Кочубея, ну и заодно вынашивает заговор против русского царя. В окружении Мазепы — агенты Запада: католический поп (иезуит), тётка какая-то (это княгиня Дульская) ещё какие-то мутные личности (в том числе бородач, т.е. не казак, а кто-то из русских, кому дозволено бороду не брить).

ПЕСНЬ ВТОРАЯ

Сюжет второй песни иллюстратором отражён подробно. Посмотрим только ключевые моменты.

1) "И знамя вольности кровавой я поднимаю на Петра..."

Разговор с Марией был долгим: Перцов и рисует две его стадии. Сперва Мария, чисто по девчачьи, завела речь о том, что Мазепа её больше не любит, а проводит время с княгиней Дульской. Мазепа, оправдываясь, выбалтывает правду: он с Дульской всего-то навсего готовит государственную измену, так что Мария может спать спокойно (она так и сделала: казнь отца проспала).

2) Кочубей в темнице перед казнью

Очень сильная сцена у Перцова. Кочубей ведь замучен (в прямом смысле этого слова). А некоторые художники изображают его этаким бесплотным символом Сопротивления.

3) "Тиха украинская ночь..."

Вот в таком контексте у Пушкина описывается пленительная украинская ночь: Кочубея пытают перед казнью (в замке Мазепы, между прочим), Мазепа тревожится из-за дел политических и частных, Мария спит.

ПЕСНЬ ТРЕТИЯ

Ну, здесь Перцов выступил баталистом. Это совсем не очевидное решение: некоторым художникам войну рисовать неинтересно (это примитивно и обезличенно, психологии опять же никакой).

1) В ночь перед битвой. Мазепа и Орлик

Мазепа разочарован в Карле XII и жалуется своему сподручному Орлику, что не на того поставил.

2) Перед боем. "Горит восток зарёю новой..." Пётр и Карл

"Птенцы гнезда Петрова"
"Птенцы гнезда Петрова"
"Страдая раной, Карл явился"
"Страдая раной, Карл явился"

3) Полтавское сражение

4) Пир Петра

Легендарная сцена пира Петра Первого после Полтавской победы. Пушкинская цитата-мем:

цитата

И за учителей своих

Заздравный кубок поднимает

А Перцов в иллюстрациях к поэме эту сцену не отразил! Потрясающе!

5) Бегство Мазепы

Карл и Мазепа бегут
Карл и Мазепа бегут

6) Последняя встреча Мазепы с Марией

Сумасшествие Марии
Сумасшествие Марии




P.S.

Эх, ну давайте уж посмотрим и картинки к "Полтавской битве" Гордина (которая довеском к современному изданию поэмы идёт). Вроде бы Перцов идёт по тексту историко-популярной книжки, но такое чувство, будто он всё ещё делает картинки к "Полтаве" — только сейчас более подробно к отдельному отрывку из поэмы про полтавский бой из школьной хрестоматии. Вот и Мазепа чересчур часто встречается...

Мазепа на поле Полтавского боя
Мазепа на поле Полтавского боя

На научно-популярный характер книжки указывают только графические комментарии: познавательные картинки с историческими костюмами на полях — эти картинки рисовал сын Перцова и сделаны они в другой манере (фигуры плоские, цвета однозначные). Но так даже лучше: у комментария должна быть другая стилистика.

Картинка к тексту (Перцов-ст.) и комментарий на полях (Перцов-мл.)
Картинка к тексту (Перцов-ст.) и комментарий на полях (Перцов-мл.)

Что касается самих иллюстраций, то в них, конечно, побольше отображено деталей собственно Полтавской битвы. Больше батальных эпизодов. О, и пир Петра после победы есть!

Петр пьёт за учителей
Петр пьёт за учителей
Эпизод боя
Эпизод боя

Конечно, художником использовались заготовки из иллюстраций к "Полтаве". Вот разворот с панорамой битвы. Очень похоже, но отличия всё же есть.

Панорама из "Полтавы" Пушкина
Панорама из "Полтавы" Пушкина
Панорама из "Полтавской битвы" Гордина
Панорама из "Полтавской битвы" Гордина

Для меня интерес представляют параллельные картинки (там, где нарисованы те же эпизоды, что и в "Полтаве"). Вот они.

Пётр перед полками
Пётр перед полками
Карл перед полками
Карл перед полками
Карл бежит после разгрома
Карл бежит после разгрома

В научно-популярной книжке поэпичнее эти сцены даны.




P.Р.S.

Ну и самое последнее. О перцовской "Полтаве" я с изумлением узнал только несколько лет назад (вот что значит провинциальное издание). Но с перцовским Петром Первым был знаком с раннего детства. Была у меня такая книжка "Находчивый солдат" (сейчас книжка переиздана, хотя уже распродана: https://www.labirint.ru/books/470923/). Вот в этой книге моего детства много было картинок с Петром Первым.

Так что, увидев иллюстрации к "Полтаве", встретился я со старыми знакомыми.


Статья написана 3 мая 20:45
Размещена:

По горячим следам решился сделать сравнение случайных для моего собрания циклов иллюстраций к "Вересковому мёду".

Художник В.Ненов у нас встречался как иллюстратор "Сказки о Золотом петушке" (https://fantlab.ru/blogarticle58512). Художник И.Олейников встречался в связи с его графическим романом по русской народной сказке "Теремок" (https://fantlab.ru/blogarticle57420). Ни в связи с Пушкиным, ни в связи с "Теремком" эти художники не пересеклись. Но общее у них нашлось — это "Вересковый мёд" Стивенсона. Оба цикла иллюстраций новейшие, создавались параллельно. Сравним.

Качество у обеих книг хорошее — теперь это вообще норма для художественных изданий (было бы глупо специально заказать художнику новую сюиту, чтобы напечатать её кое-как).

Оба издания представлены на Фантлабе.

«Вересковый мед»
Роберт Льюис Стивенсон
Вересковый мед
Издательство: М.: Контакт-культура, 2017 год, 4000 экз.
Формат: 84x108/16, твёрдая обложка, 24 стр.
ISBN: 978-5-903406-65-4

Аннотация: Замечательная баллада о верности и чести, о тайне, которую нельзя раскрыть врагу, и надо сберечь любой ценой, даже ценой жизни собственного сына.

Комментарий: Иллюстрация на обложке и внутренние иллюстрации И. Олейникова.

У Олейникова в этом издании строгий стиль. Чёрные форзацы, никаких украшательств. Вот фото титульного шрифтового разворота — с самого начала чувствуется класс.

Форзац, худ. Олейников
Форзац, худ. Олейников

«Вересковый мёд»
Издательство: М.: АСТ, 2018 год, 2000 экз.
Формат: 60x84/8, твёрдая обложка, 32 стр.
ISBN: 978-5-17-109527-7

Аннотация: Замечательная баллада о верности и чести, о тайне, которую нельзя раскрыть врагу, и надо сберечь любой ценой, даже ценой жизни собственного сына.

Комментарий: Иллюстрация на обложке и внутренние иллюстрации В. Ненова.

У Ненова иллюстрированные форзацы есть. И дальше вводные листы хорошо украшены.

Форзац, худ. Ненов
Форзац, худ. Ненов
Перед титулом, худ. Ненов
Перед титулом, худ. Ненов
Титульный разворот, худ. Ненов
Титульный разворот, худ. Ненов




"Из вереска напиток забыт давным-давно..."

Сюжет (из Википедии):

цитата

Баллада повествует об истреблении королём Шотландии «маленького народа» (англ. dwarfish folk), прежде населявшего эти земли, — Стивенсон называет их также «пиктами». Двух последних представителей этого народа, отца и сына, доставили к королю, чтобы они открыли секрет приготовления сладкого хмельного напитка из вереска, причём им угрожают пытками и смертью на костре. Старик-отец соглашается открыть секрет. Однако ему совестно делать это на глазах сына. Поэтому он просит сначала утопить юношу в море. Когда король соглашается и юношу бросают в волны, старик говорит, что ему-то костёр не страшен, но сомневался он в стойкости сына, а тайны он всё равно не выдаст, и она умрёт вместе с ним

Мы все знаем эту балладу в переводе С.Маршака, и, тут уж ничего не поделаешь, она "стала фактом русской культуры" как и маршаковские сонеты Шекспира. Ну, то есть, Cтивенсон здесь вообще не при чём. Перевод Маршака был сделан в 1941 году. До этого балладу (или её ходячий сюжет) в СССР, конечно, знали — но знали немногие. Поэт К.Симонов знал, например. Есть у него довоенное стихотворение про красных республиканцев в фашистской тюрьме "Рассказ о спрятанном оружии" — сюжетная линия один в один как в "Вересковом мёде". Видать, Стивенсон, ещё не был известен всем читателям "Правды". После опубликования маршаковского перевода такой сюжет уже, конечно, было бы невозможно использовать простодушным советским поэтам.




Начнём сравнение.

1) Вводные шесть строф

Подряд все развороты к перм строфам из обеих книг.

1.1) Олейников

У Олейникова — настоящая графика, как её представляют в учебниках: скупость цвета, символизм, текст как элемент иллюстрации.Олейников задаёт торжественный настрой.

Худ. Олейников
Худ. Олейников
Худ. Олейников
Худ. Олейников
Худ. Олейников
Худ. Олейников

1.2) Ненов

Ненов рисует подробно батальные сцены. Интересно и масштабно. Но картинки отдельно от текста. И поскольку художник не успевает высказаться, он своими разворотами текст разрывает, ещё более отдаляя его от иллюстраций.

Худ. Ненов
Худ. Ненов
Худ. Ненов
Худ. Ненов

Худ. Ненов
Худ. Ненов
Худ. Ненов
Худ. Ненов
Худ. Ненов
Худ. Ненов

2) Встреча короля с последними медоварами

Концепции подтверждаются: у Олейникова — лаконизм, у Ненова — многофигурные композиции со множеством второстепенных героев.

2.1) Олейников

Худ. Олейников
Худ. Олейников
Худ. Олейников
Худ. Олейников

2.2) Ненов

Худ. Ненов
Худ. Ненов
Худ. Ненов
Худ. Ненов

3) Предложение шотландскому королю

3.1) Олейников

Олейников как художник опять смог удивить. В его картинках всегда мелькали весёлые или хотя бы хитрые рожицы. Но в этой книге художник создал настоящую трагедию: улыбкам нет места. Более того, Олейников максимально сгущает краски: главный герой — маленький пикт — имеет отталкивающую наружность. И дело не во внутренней красоте медовара (чего уж красивого в просьбе убить младшого), а в правде: вот оно, лицо священного фанатизма!

Король. Худ. Олейников
Король. Худ. Олейников
Пикт. Худ. Олейников
Пикт. Худ. Олейников

3.2) Ненов

У Ненова старший медовар — божий одуванчик, прельстивший туповатого короля.

Король. Худ. Ненов
Король. Худ. Ненов
Пикт. Худ. Ненов
Пикт. Худ. Ненов
Король и пикт. Худ. Ненов
Король и пикт. Худ. Ненов

4) Финал

4.1) Олейников

Здесь Олейников, при общем лаконизме, показал более подробный видеоряд, чем Ненов.

Худ. Олейников
Худ. Олейников
Худ. Олейников
Худ. Олейников

4.2) Ненов

Ненову чужды длинные планы по типу Тарковского. Сражений нет — хватит одной картинки.

Худ. Ненов
Худ. Ненов

Концы в воду — чего же боле?




В советское время тоже были циклы иллюстраций (диафильмы и мультики не рассматриваем пока).

У меня есть книжка советских времён с иллюстрациями художника А.Харшака. Эта книжка представлена на Фантлабе, да ещё и с качественными сканами

«Вересковый мёд»
Издательство: М.: Советская Россия, 1981 год, 300000 экз.
Формат: 70x90/16, мягкая обложка, 32 стр.

Аннотация: Замечательная баллада о верности и чести, о тайне, которую нельзя раскрыть врагу, и надо сберечь любой ценой, даже ценой жизни собственного сына.

Комментарий: Стихотворение.
Иллюстрация на обложке и внутренние иллюстрации А. Харшака.

Кроме того, на сайте Музея детской книги имеются сканы очень редкой и потому дорогой советской книжки (у меня её нет).

Худ. Волович
Худ. Волович

Это книжка-малышка 1962 года с илюстрациями знаменитого художника В.Воловича (https://kid-book-museum.livejournal.com/8...). На Фантлабе это издание не представлено.

Ну и перетащу сюда несколько сканов из советских книжек. Спасибо тем, кто потрудился и выложил их для всех.

Беспечные пикты. Худ. Харшак
Беспечные пикты. Худ. Харшак
Беспечные пикты. Худ. Волович
Беспечные пикты. Худ. Волович

Нашествие. Худ. Харшак
Нашествие. Худ. Харшак
Нашествие. Худ. Волович
Нашествие. Худ. Волович

Король и старый пикт. Худ. Харшак
Король и старый пикт. Худ. Харшак
Король и старый пикт. Худ. Волович
Король и старый пикт. Худ. Волович




Ну вот такое получилось знакомое всем печальное стихотворение Маршака с очень достойным иллюстративным рядом очень разных художников. И советские, и современные издания — это образцы настоящей книжки-картинки, когда небольшое произведение разрастается за счёт иллюстраций.

Но современные книжки-картинки имеют твёрдую обложку и стоят на парадных полках у взрослых.


Страницы: [1] 2  3




  Подписка

Количество подписчиков: 32

⇑ Наверх