Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 [12] 13  14  15  16 ... 36  37  38

Статья написана 13 июля 2019 г. 14:41

После большого цикла иллюстрированных изданий пушкинской "Полтавы" — антреме. Что-нибудь небольшое и лёгкое. Очень немного иллюстраций есть к пушкинской "Гавриилиаде". Вот давайте эту полуподпольную поэму и посмотрим.

До 1917 года "Гавриилиада" была в России вещью подцензурной. Первое достойное научное издание появилось в советской России в 1922 году. У меня репринт этого издания (1991).

"Гаврiилiада", репринт, обложка
"Гаврiилiада", репринт, обложка

Издание 1922 года попало в число иллюстрированных книг а каталоге-справочнике "Пушкин в русской и советской иллюстрации" из-за того, что виньетки в нём делал В.Конашевич. Правда, имеется справедливое замечание, что здесь Конашевич "выступил более оформителем, чем иллюстратором". Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

К моему репринту добавлена важная статья В.Ходасевича. Тираж репринта 1991 года 50 тыс. экз. Цена 2 руб. Книжки (ни первоиздания, ни репринта) пока на Фантлабе нет. Подал заявку.

Интересно в этой книге то, что, изданная в 1922 году, местом выхода она имеет Петербург (не Петроград). "Мирискусники" этим грешили — в 1923 году у Добужинского "Белые ночи" в Петербурге вышли. Но здесь-то вроде сугубо научное издание. А ещё некоторое время новая орфография не была обязательной. У Бенуа в 1923 году "Медный всадник" вышел в старой орфографии (с "ятями"). Вот и для "Гавриилиады" в издании 1922 года Б. Томашевский в предисловии категоричен: "Недопустимо воспроизведение этого памятника в орфографии ныне принятой". Горячо поддерживаю — в старом начертании хоть название поэмы с ходу прочесть можно (нет двойной "и"): "Гаврiилiада". Я вот припоминаю, что в перестройку Ю.Лотман (по-моему) говорил, что произведения Пушкина всё же лучше давать в старой орфографии (хотя бы в академических изданиях). Но ведь Б. Томашевский в 1922 году не только текст "Гаврiилiады", но и весь свой объёмный комментарий к ней напечатал в старой орфографии!

"Гаврiилiада", титул
"Гаврiилiада", титул

Что касается иллюстраций. Концовки-виньетки Конашевича не имеют отношения к содержанию поэмы. Почему-то много воды. Мне вот в первой картинке чудятся черты Мойдодыра (Конашевич с Чуковским с самого начала 1920-х гг. работал, мог попасть под влияние).

Мойдодыр или Гаврiил?
Мойдодыр или Гаврiил?
Просто вода
Просто вода




"Гаврiилiада" — это пародия на библейский сюжет о непорочном зачатии. Некоторые считают поэму "Гаврiилiада" кощунственной и непристойной. Так что не обойтись без оценок содержания литературного произведения.

СЮЖЕТ ПОЭМЫ

Мария — девственница, её муж, "плохой столяр и плотник" очень стар и занят на работе. Всевышний обратил внимание на Марию. Он является к ней во сне и говорит ей о своём выборе. Но Мария во сне обратила внимание на красавца архангела Гавриила и, проснувшись, думает только о нём.

цитата

Так иногда супругу генерала

Затянутый прельщает адъютант.

О, легендарные пушкинские отступления! Кстати, знаменитая цитата-мем "Поговорим о странностях любви" — это отсюда же, из отступления в "Гаврiилiаде".

Царь небесный посылает Гавриила к Марии — предупредить, что скоро он (небесный царь) явится. В это время сатана тоже решает вмешаться, он опережает архангела. Мария в саду мечтает о Гаврииле и встречает обольстительного змея (сатана, понятно). Змей рассказывает ей апокриф о Еве и свою версию изгнания из рая. Мария заслушалась, а змей превратился в прекрасного юношу и потихонечку соблазнил Марию.

Тут с небес спустился Гавриил, стал биться с сатаной.

Битва архангела с сатаной, худ. К.Чеботарев, 1938
Битва архангела с сатаной, худ. К.Чеботарев, 1938

цитата

Уж ломит бес, уж ад в восторге плещет;

По счастию проворный Гавриил

Впился ему в то место роковое

(Излишнее почти во всяком бое),

В надменный член, которым бес грешил.

Лукавый пал, пощады запросил

И в темный ад едва нашел дорогу.

После чего Мария отдалась архангелу.

Мария и архангел, худ. Лидия Жолткевич, 1940
Мария и архангел, худ. Лидия Жолткевич, 1940

Гавриил вернулся к Всевышнему, отрапортовал, что дева подготовлена. Всевышний в облике голубя спустился к Марии. После чего следует физиологическое описание: голубь "над розою садится и дрожит, // Клюет ее, копышется, вертится, // И носиком и ножками трудится. // Он, точно он! — Мария поняла, // Что в голубе другого угощала; // Колени сжав, еврейка закричала, // Вздыхать, дрожать, молиться начала, // Заплакала, но голубь торжествует, // В жару любви трепещет и воркует, // И падает, объятый легким сном, // Приосеня цветок любви крылом".

Далее кратко пересказывается дальнейшая судьба действующих лиц (бог признал ребёнка своим сыном, Гавриил тайком продолжал являться на свидания...). Ну а понимание Марии попало в аннотацию поэмы на Фантлабе: "Досталась я в один и тот же день // Лукавому, архангелу и богу".

ХОДАСЕВИЧ О ПОЭМЕ

Оценку содержания поэмы лучше всех дал Ходасевич — эмигрант и совсем не воинствующий безбожник (его статья в виде приложения помещена к нашему репринту "Гаврiилiады" 1991 года).

Во-первых, Ходасевич видит в поэме преодоление ментального разрыва с Европой, которая в период Возрождения прошла через "языческую радость жизни, любование "бесовскою" прелестью мира". А в России "осенью 1822 года, в Кишиневе Бессарабской губернии, Россия, в лице Пушкина, создавшего "Гаврилиаду", пережила Ренессанс".

цитата

Да, в начале XIX столетия был в России момент, когда величайший из ее художников, не "стилизуясь" и не подражая, а естественно и непроизвольно, единственно в силу внутренней необходимости, возродил само Возрождение.

Во-вторых, Ходасевич очень точно характеризует поэму как "незлобивую".

цитата

Если всмотреться в "Гаврилиаду" немного пристальнее, то сквозь оболочку кощунства увидим такое нежное сияние любви к миру, к земле, такое умиление перед жизнью и красотой, что в конце концов хочется спросить: разве не религиозна самая эта любовь?

В-третьих, Ходасевич уверен, что "некогда образ Марии займет место в ряду идеальных женских образов Пушкина".

цитата

Сквозь все непристойные и соблазнительные события, которые разыгрываются вкруг нее и в которых сама она принимает участие, Мария проходит незапятнанно чистой. Такова была степень богомольного благоговения Пушкина перед святыней красоты, что в поэме сквозь самый грех сияет Мария невинностью.

В-четвёртых, Ходасевич отвечает на важный вопрос: почему Пушкину можно, а другим нельзя.

цитата

Все непристойности поэмы очищаются ясным пламенем красоты, в ней разлитым почти равномерно от первой строки до последней. Описывая "прелести греха", таким сияюще чистым умел оставаться лишь Пушкин.

Благостные персонажи"Гаврiилiады", худ. Д.Арсенин, 1988
Благостные персонажи"Гаврiилiады", худ. Д.Арсенин, 1988




ИЛЛЮСТРАЦИИ

Мне кажется, проблема иллюстраций к "Гаврiилiаде" — в том, насколько художники смогли проникнуть в те глубинные пласты, которые выявил Ходасевич, т.е. рассмотрели ли они в этой поэме русское Возрождение, либо оценили только похвальное вольнодумство (как рецензенты поэмы на Фантлабе), либо остановились на непристойностях. Картинки лишь обостряют трактовки поэмы.

Выше мелькали иллюстрации советских художников (из Интернета, в основном вытащенные). Это единичные сюжетные картинки — и, самое главное, в книгах не публиковавшиеся. А полных циклов опубликованных иллюстраций к "Гаврiилiаде", где отражается концепция художника, совсем немного. И все они чужеземные! Доступны в Интернете две сюиты иллюстраций — это зарубежные издания конца 1920-х годов с художниками-иностранцами. Третья полная сюита — легендарного детского графика В.Стацинского 1999 года — известна только по слухам, картинок посмотреть негде (тут).

Иностранные издания успели попасть в обзор "пушкинского" тома "Литературного наследства" 1934 года:

цитата

...два издания "Гавриилиады". Американское (пер. Макса Истмана, изд-во Ковичи-Фриде в Нью-Йорке, 1929 г.) образцово отпечатано и скромно, но очень остроумно иллюстрировано Роквелем Кентом (R. Kent), одним из самых выдающихся современных графиков САСШ. Французская "Гавриилиада" (пер. Сидерского, парижское изд-во "Трианон", 1928 г.) подана в более парадном облике — с портретом Пушкина и в сопровождении гравюр на меди эстонского художника Эдуарда Виральта (E. Wiralt). При всем своем техническом мастерстве эти гравюры страдают излишним нагромождением деталей, а тяжеловесная их концепция часто идет в разрез с игривой легкостью пушкинских образов.

Обратим внимание, как советский искусствовед (П.Эттинер) характеризует поэму ("игривая легкость образов") — близко к оценке Ходасевича. Вот именно поэтому "Гаврiилiаду" и печатали в советское время во все периоды (а не только в начале 1920-х). Советская власть безбожие часто приветствовала, но непристойности не прощала. Пушкинскую "Тень Баркова" не печатали в СССР, ибо "обсценно-порнографическая баллада". Ну а в "Гаврiилiаде" нет непристойностей.

Посмотрим иллюстрации.

1) Р.Кент

Иллюстрация Кента, помещённая в 1934 году в "Литературном наследстве".

Репродукция из "пушкинского" тома "ЛН" (1934)
Репродукция из "пушкинского" тома "ЛН" (1934)

Американского издания 1928 года у меня нет. Вот сведения с зарубежных букинистических страниц в Интернете (чего-то всего за 90 долларов предлагают, но, наверное, всё не так просто, особенно с доставкой...).

PUSHKIN, Alexander. Gabriel, a poem in one song. Translated by Max Eastman, illustrated by Rockwell Kent, New York: Covici-Friede, 1929, 8°, limited edition of 750 copies.

Gabriel, 1928, обложка
Gabriel, 1928, обложка
Gabriel, 1928, титул
Gabriel, 1928, титул

На основании этих сведений подал заявку на Фантлаб.

А вот собственно иллюстраций Кента к "Gabriel" в Интернете только только три обнаружил.

Мария в томлении
Мария в томлении
Мария со змием
Мария со змием
Мария открывается навстречу голубю
Мария открывается навстречу голубю

Целомудренные иллюстрации, но совсем не простенькие. Соединение американской религиозности с американской же демократией? Успела книга проскочить в "ревущие Двадцатые".

2) Э.Вийральт

Образцы картинок Вийральта попали не только в "Литературное наследство" 1934 года, но и в альбом "Пушкин в русской и советской иллюстрации" (1988). Вийральт — эстонец, после русской революции эмигрировавший в Европу (не в независимую Эстонию), в СССР не возвращался, картинки создал за границей. Но родился на территории Российской Империи (под Петербургом). Видимо, этого оказалось достаточным, чтобы причислить всю его графику к русской иллюстрации.

Слева — "ЛН" 1934 г., справа — Альбом 1988 г.
Слева — "ЛН" 1934 г., справа — Альбом 1988 г.

Книги у меня тоже нет. Но тут и надежд нет — по данным иностранных аукционов реальная цена продажи этой французской "La Gabrielide" — 800 евро.

Пушкин А.С. Гаврилиада. С 5-ю гравюрами на меди Эдуарда Вийральта. Париж. 1928. Экземпляр №34 из 300-т на бумаге velin de Rives. Общий тираж 345 экземпляров. / Pouchkine Alexandre La Gabrielide. Traduction de Y. Sidersky. Cinq gravures sur cuivre d' Edouard Wiralt. Paris. 1928. Tirage a 345 ex. num. Un des 300 sur velin de Rives (n. 34). 19x25cm, 42 pp (la plupart non coupées).

La Gabrielide, 1929, обложка
La Gabrielide, 1929, обложка
La Gabrielide, 1929, титул
La Gabrielide, 1929, титул
La Gabrielide, 1929, иллюстрация
La Gabrielide, 1929, иллюстрация

Заявку на Фантлаб по этим сведениям тоже подал (во вкус вхожу).

Всего указано пять гравюр, сканы четырёх картинок в Интернете есть (пятая гравюра, видимо, портрет Пушкина), т.е. в сети ходит полный комплект.

Всевышний во сне Марии
Всевышний во сне Марии
Змий рассказывает сказки
Змий рассказывает сказки

Змий действует
Змий действует
Змий бьётся с ангелом света
Змий бьётся с ангелом света

В наши дни эти иллюстрации уже не кажуться "тяжеловесными". Почти все они посвящены эпизоду со змеем-сатаной. Так и чувствуется, что должны быть ещё картинки.

3) Т.Маврина

Казалось бы, в 1920-е и в первой половине 1930-х гг. в СССР, на волне "воинствующего безбожия" должны были появиться иллюстрированные издания "Гаврiилiады". Но не появились. Полномасштабная трактовка поэмы предполагает большую степень эротизма. А довоенный СССР в этом отношении был всё-таки очень пуританской страной (это как-то сочеталось с пропагандой и юридическим закреплением ослабления брачных уз).

Первая советская иллюстрация (только одна) к "Гаврiилiаде" появилась лишь в 1982 году. Художник — Т.Маврина.

"Гаврiилiада", худ. Т.Маврина
"Гаврiилiада", худ. Т.Маврина

Эта иллюстрация была единственный раз опубликована в одном из двухтомников Пушкина, а потом продублирована в альбоме "Пушкин в русской и советской иллюстрации" (1988) — моё фото оттуда. Очень чистая иллюстрация. По стилю — что-то из Мавриной 1930-х гг., когда она рисовала для издательства "Academia".

4) П.Бунин

Павел Бунин свои картинки к "Гаврiилiаде" опубликовал в 1998 году (альбом "Гениальный сын России").

Отступления в "Гаврiилiаде", худ. П.Бунин
Отступления в "Гаврiилiаде", худ. П.Бунин

Ослепительный архангел
Ослепительный архангел
Мария со змием
Мария со змием

Иллюстрации для П.Бунина, мастера эротики, очень сдержанные: только одна откровенная картинка: счастливая Мария со змием, который нежно обвивает её ногу. Но и эта картинка чистая и целомудренная.

АНТИЧНОСТЬ. ЛЕДА

Когда Пушкин описывает физиологическое слиняние героини и голубя, он выражает своё скептическое отношение к непорочному зачатию и напоминает, что античные греки в аналогичной ситации признавали телесное соединение Леды и Зевса в облике лебедя, от чего родились древнегреческие герои и Прекрасная Елена. Было у Пушкина лицейское стихотворение на этот сюжет ("Леда", 1814). Есть и картинки П.Бунина к этому юношескому штампованному стихотворению Пушкина. Эротика в рамках приличия.

Леда, худ. П.Бунин
Леда, худ. П.Бунин
Леда с лебедем, худ. П.Бунин
Леда с лебедем, худ. П.Бунин

А есть ли изображения физиологического слияния Леды и лебедя? Да сколько угодно. Есть такое изображение, например, у А.Кравченко, который внёс весомый вклад в иллюстрированную пушкиниану. Вот гравюра 1926 года (к Пушкину формально не привязанная) из альбома советских времён.

А.Кравченко "Античный мотив. Леда" (1926)
А.Кравченко "Античный мотив. Леда" (1926)

Рисунок очень откровенный, но очень эстетичный. Это эстетика отечественных академических графиков 1920-х гг.




А что же эстонец Вийральт? Ничему хорошему русский поэт эстонского художника научить не мог. Неудивительно, что Вийральт сделал откровенную гравюру к "La Gabrielide" 1928 года в духе "Леда и лебедь" (и в духе физиологического описания у Пушкина).

В Рунете картинка разошлась благодаря тому, что известный новосибирский букинистический магазин "Горница" выставил этот запретный оттиск на продажу с аннотацией: "1928, город: Париж, формат: 10 х 14 см., состояние: Хорошее. Надлом. Редчайший офорт знаменитого эстонского художника Эдуарда Вийральта (1898 — 1954). По цензурным или самоцензурным причинам в книгу не вошел. Известно считанное число экземпляров" (http://www.gornitsa.ru/item.php?id=154525...).

Предлагали купить за 50 тыс. рублей. Кто-то купил...

Подцензурная иллюстрация."La Gabrielide", 1928
Подцензурная иллюстрация."La Gabrielide", 1928

После этого можно считать установленным, что мем "горячие эстонские парни" запустили в 1928 году пушкинисты, впервые ознакомившиеся с иллюстрациями Вийральта к "Гаврiилiаде".

Ну а если серьёзно, Вийральт, видимо, опередил своё время — причём лет на семьдесят. Не зря так обильно он был представлен в альбоме иллюстрированной пушкинианы 1988 года. Очень современно он и сейчас смотрится. В общем-то, и смелая картинка — вполне отвечает эстетике нашего времени, а не моменту создания.


Статья написана 5 июля 2019 г. 21:14

Заканчиваю обзор иллюстрированных "Полтав" из моей коллекции. Сегодня — советское издание 1973 года. Художники легендарные: Трауготы — двое братьев (псевдоним — Г.А.В. Траугот), целая эпоха. Много они сделали для модернизации отечественной книжной иллюстрации в после-сталинское время. Хорошо, что обращались к Пушкину (неоднократно, кстати).

"Полтава", худ. Траугот, 1973
"Полтава", худ. Траугот, 1973

Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Дополнение к библиографии: тираж 50 тыс. экз., цена 59 коп. Совсем недорого за изящный томик со множеством картинок. Может, такая низкая цена из-за адресата: указано, что книга "для детей среднего и страшего школьного возраста". Логику советского ценообразования 1970-х годов я так и не смог понять (сталинское ценообразование вроде бы на рыночных принципах основывалось: цена зависит от тиража, качества бумаги и переплёта и сложности полиграфических работ).

Полностью (вплоть до последней буковки в выходных данных) в электронном виде книга представлена на сайте "Книжная иллюстрация и детские книги" (http://www.book-illustration.ru/read-dets..., среди прочих трауготовских книг).

Художники на Фантлабе, понятно, представлены (https://fantlab.ru/art774). Книга на Фантлабе пока не представлена, подал заявку.

Несколько слов о манере Трауготов (коль в первый раз у нас встречаются). Их иллюсмтрации всегда узнаваемые, но очень разные. Я думаю, узнаваемые они из-за контура рисунков, а разные — из-за цвета (заливки). Тут встречается и буйство красок, и стильные мазки по чёрному фону, и рафинированные контуры по светлому фону и квази-гравюры. Вот попробую шкалу выстроить от буйного разноцветья к простому контуру (от Ш.Перро к А.Блоку).

"Полтава" в иллюстрациях Трауготов занимает место где-то посередине этой шкалы.




Трауготы всегда рисовали много, могли и к каждой строчке по картинке дать, если редакторы не останавливали. В пушкинской "Полтаве" 40 страничных иллюстраций на 140 страниц текста. Так что сюжет охвачен полностью.

Художники были неформалами, но активно публиковались в советское время. Позволялось им многое... Есть у Трауготов пара шокирующих (для тех времён) картинок и в "Полтаве": палач с отрубленными головами и серьёзный такой православный поп (не окарикатуренный).

По концепции сюиты к "Полтаве" — это, наверное, историцизм. Частная линия скомкана. Много политической линии: Петра, Карла и особенно Мазепы. Но мало военных сцен и нет официозного восхваления Империи. Наверное, хотели художники раскрыть психологию и мотивы поступков политических деятелей. Да ведь какая может быть психология в романтической поэме!

1) Мазепа

С интересом рисуют Мазепу художники...

Мазепа с заговорщиками
Мазепа с заговорщиками
Мазепа мрачен...
Мазепа мрачен...
"Тиха украинская ночь..."
"Тиха украинская ночь..."

Мазепа-притворщик
Мазепа-притворщик
В ночь перед битвой. Мазепа и Орлик
В ночь перед битвой. Мазепа и Орлик

2) Украйна глухо волновалась...

Эту тему художники тоже привязывают к Мазепе — и это по-пушкински, ведь языки развязываются на пирах. А Мазепа пока слушает и внешне демонстрирует верность русскому царю.

3) Мария и Мазепа

Ну, на самом деле, Мария здесь на втором месте. Эта линия — продолжение темы Мазепы, особенно у Трауготов.

Мария в девичестве
Мария в девичестве
Счастье Марии
Счастье Марии

Разговор с Мазепой (начало)
Разговор с Мазепой (начало)
Разговор с Мазепой (конец)
Разговор с Мазепой (конец)

Сумасшествие Марии
Сумасшествие Марии

4) Казнь Кочубея и Искры

У Трауготов это центральный эпизод, переломный момент всей поэмы: судьба Мазепы предрешена. Даётся пошаговое развитие.

Кочубей в темнице
Кочубей в темнице
Орлик угрожает Кочубею
Орлик угрожает Кочубею
Кочубея ждёт предсмертная пытка
Кочубея ждёт предсмертная пытка

Кочубей и Искра на эшафоте
Кочубей и Искра на эшафоте
Палач показывает толпе головы
Палач показывает толпе головы

5) Пётр Первый и Карл Двенадцатый

Россия молодая мужала с гением Петра
Россия молодая мужала с гением Петра
Отважный Карл скользил над бездной
Отважный Карл скользил над бездной

Пётр амнистирует врагов Мазепы
Пётр амнистирует врагов Мазепы
Карл принял решение о генеральном сражнении
Карл принял решение о генеральном сражнении

Пётр в бою
Пётр в бою
Карл в бою
Карл в бою

Пир Петра после Виктории
Пир Петра после Виктории

6) Полтавский бой

Северную войну художники подают как противостояние двух самодержцев (тоже, в общем-то, по Пушкину). От собственно батальных массовых сцен (в которых традиционно видят противостояние народов) Трауготы уклоняются. Показательная позиция художников насчёт Полтавского боя, так подробно и со вкусом описанного Пушкиным: во всей сюите у Трауготов только одна батальная сцена.

Уходит Розен сквозь теснины // Сдаётся пылкий Шлиппенбах
Уходит Розен сквозь теснины // Сдаётся пылкий Шлиппенбах

7) Концовка

А вот и православный суровый (но не фанатичный) поп — в качестве положительного персонажа не частный гость в книжной советской графике, особенно для детей. Его появление в концовке связано, конечно, с пушкинскими строками:

цитата

Забыт Мазепа с давних пор!

Лишь в торжествующей святыне

Раз в год анафемой доныне,

Грозя, гремит о нем собор.

Гремит анафема в соборах
Гремит анафема в соборах


Статья написана 2 июля 2019 г. 16:53

Прибыла ко мне по почте ещё одна сталинская "Полтава" в составе сборника-омнибуса. Вроде бы это последняя сюита сталинских времён. Всё тот же 1949 год (полуюбилейный). Художник М.Родионов. Серия "Школьная библиотека" (с уточнением "Для семилетней школы"). Кстати, и у Рудакова картинки к "Полтаве" тоже в Детгизе издали. Но в "Школьной библиотеке" самый большой тираж (и самая низкая цена).

"Полтава", худ. М.Родионов, 1949
"Полтава", худ. М.Родионов, 1949

Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Дополнение к библиографии: тираж 100 тыс. экз., цена 3 руб.

Художник на Фантлабе представлен (https://fantlab.ru/art15119). Книги пока на "Фантлабе" нет, подал заявку.

Одна большая иллюстрация Родионова из "Полтавы" был представлена в альбомах, которые мы уже просматривали (https://fantlab.ru/blogarticle60776). Чёрно-белый рисунок, очень традиционная техника. Полную сюиту этого художника я обнаружил пару недель назад как побочный результат поисков другой книги. Продавали на "Алибе" за 50 рублей (+доставка 110 рублей). Почта теперь нормально работает. Как было не купить?

По технике никаких сюрпризов не последовало, а вот концепция сюиты удивила — не ожидал такого миролюбия. На эту миролюбивую концепцию и блеклый колорит картинок хорошо работает. В общем, противоположность другой сюиты 1949 года (худ. Вл.Серов) — пышной и горделивой. Было, конечно, чем после Победы гордиться. А художник Родионов, может, перестроиться не успел, не поверил тому, что надо теперь царей славить? Но как бы то ни было, а картинки не раздражающие.

Шмуцтитул к "Полтаве", худ. М.Родионов
Шмуцтитул к "Полтаве", худ. М.Родионов

Миролюбивость концепции художника Родионова намечена уже в шмуцтитуле к поэме. Нет здесь ни русского царя (как обычно), ни Марии (как можно было бы представить). Слабой тенью в нижней половине страницы дана военная сцена. А в глаза бросается центральная композиция, где изображены заключительные сроки "Полтавы": хлопцы и дивчины слушают бандуриста спустя 100 лет после Полтавской битвы (на самом деле, спустя 120 лет — Пушкин описывает свои дни).

Усталость от страшной недавней войны, эпоха стабильности государя императора Николая Первого...

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

Ко всем частям поэмы есть заставки. Заставка к Песне первой — точное воспроизведение первых строк про табуны Кочубея.

Заставка к Песни первой
Заставка к Песни первой

1) Мазепа

Странно, но линия Марии и Мазепы у художника отсутствует. Нет портрета Марии, нет привычной сцены побега Марии к Мазепе. Есть только парадный портрет Мазепы.

Гетман Мазепа
Гетман Мазепа

Завязка отношений Марии и Мазепы, как выясняется, задавала тему конфликта для всей поэмы. Уход от этой линии сделал Песнь первую чересчур мирной — пожалуй, даже сонной и вялой.

2) Кочубей

Трагедийный эпизод с доносом Кочубея дан на страничной иллюстрации. Структура у страничных иллюстраций имеется: на большей части страницы размещена основная иллюстрация, а внизу — маленькая ремарка. Так вот, собственно составление доноса Кочубеем — это ремарка, а основная иллюстрация — гонец от Кочубея к русскому царю. Ну, как мы знаем, этого гонца все художники любят.

Гонец к царю от Кочубея
Гонец к царю от Кочубея

3) Мазепа строит козни

Все художники, если они решают эту сцену изобразить, рисуют сходку Мазепы с заговорщиками: с непривлекательной старой княгиней и с католическим попом-иезуитом. Но в числе заговорщиков были ещё и второстепенные персонажи, например, лазутчик в образе нищего. Вот этого лазутчика и изображает художник: его проводят к Мазепе. Очень спокойно этот эпизод подан Родионовым, без напряжения и конфликта.

Лазутчик в образе нищего
Лазутчик в образе нищего

ПЕСНЬ ВТОРАЯ

1) "И знамя вольности кровавой я поднимаю на Петра..."

Заставка к Песне второй
Заставка к Песне второй

Это заставка ко всей Песне: беседа Мазепы с Марией, где раскрыты планы Мазепы и показан его нехороший характер. Но, глядя на заставку, ничего такого предположить нельзя. Мазепа, кстати, очень положительно выглядит.

2) Казнь Кочубея

Кочубей в застенках
Кочубей в застенках
Палач
Палач

Никакой рефлексии Мазепы во второй Песне у художника нет — а, значит, и никакой "Тиха украинская ночь..." тоже нет.

ПЕСНЬ ТРЕТИЯ

1) Военно-имперская линия

Военная линия отражена — и формально достаточно полно. Но нет кровожадности и упоения боем.

Заставка к Песни третьей
Заставка к Песни третьей
Пётр промчался пред полками
Пётр промчался пред полками
Пир Петра
Пир Петра

Пир Петра после виктории: очень сдержанно Пётр пирует, культурно — это художник ему польстил. Отсутствует в иллюстрациях шведский король Карл. Тема бегства проигравших — Карла XII и Мазепы — внизу картинки с пирующим Петром. Это единственное упоминание о противниках русского царя.

2) Частная линия

Сцену встречи безумной Марии с Мазепой пока ни один художник не смог обойти.

Последняя встреча Мазепы с Марией
Последняя встреча Мазепы с Марией

Скромная концовка — бандурист. Но она важна, поскольку перекликается со шмуцтитулом, закольцовывая поэму.

Концовка
Концовка




Помню, насколько нестандартной показалась одна точка зрения авиаконструктора Яковлева (знаменитый "як-истребитель") в его книге "Цель жизни". Яковлев написал, что в США конкуренции в авиастроении не было: всё "Боинг" да "Боинг". А в СССР конкуренция была между КБ как творческими коллективами (и "Як", и "ЛаГГ", и "Ил", и "По", и "Пе", и "МиГ" и т.д.). Подтверждается этот тезис при сравнении иллюстрированных "Полтав" одного только 1949 года.

Была всё-таки конкуренция в творческих отношениях даже и в сталинские времена. Побеждал, как положено, сильнейший. В соревновании по "Полтаве" в 1949 году родионовская мирная концепция по силе воздействия явно уступила серовской имперско-военной концепции. Серовские картинки попали в подарочное издание — вроде бы он победил. Но зато сюита Родионова пошла массовым тиражом в школы. Берегли детскую психику, хотя перестарались, наверное: пресновато для детишек получилось. А школы-то тогда раздельные были. Можно же было "Полтаву" в школьной серии выпускать отдельно для мальчиков (про войну) и отдельно для девочек (про бандуристов).


Статья написана 27 июня 2019 г. 18:55

Сегодня — "Полтава", изданная в Харькове в 1974 году. Художник — Ю.М. Головаш. На Фантлабе такого художника я не нашёл. Книжка небольшого формата, в суперобложке, с ляссе. Уютное издание. Билингва, кстати (текст параллельный русский и украинский).

"Полтава", Ю.Головаш, в супере
"Полтава", Ю.Головаш, в супере
"Полтава", Ю.Головаш, без супера
"Полтава", Ю.Головаш, без супера

Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Дополнение к библиографии. Тираж 150 тыс. экз. Часть тиража отпечатана на мелованной бумаге (120 грамм). Поэтому разная цена в зависимости от бумаги: цена экземпляра на обычной бумаге 65 коп., на мелованной — 96 коп.

У меня, понятное дело, книжка за 65 коп. (о существовании улучшенных экземпляров узнаю всегда из выходных данных уже после приобретения экземпляра обычного).

Книги на Фантлабе ещё нет — подал заявку.

До сих пор все иллюстрации к "Полтаве" разных художников были исполнены в манере реализма. В харьковском издании — графика оформительского типа, этакий орнамент с условными изображениями. А композиция — как рисунки индейцев, когда надо на одном клочке бересты рассказать всё-всё. Получился ребус, который разгадываешь с настоящим интересом. Посмотрим титульный разворот. Фронтиспис на левой стороне разворота.

Титульный разворот
Титульный разворот

В центре — женский профиль. Вверху — дворец и герб (Кочубея? города Полтавы?). По бокам — роза и терновый венец, а также пушки. Внизу — украинский пейзаж. Символизм незатейливый, но передаёт все сюжетные линии поэмы (война и мир, любовь и мучения). Но главное — в центре не русский царь, а Мария, что редко увидишь у иллюстраторов "Полтавы". Мария — центр поэмы, её главный герой. Вот такой отказ от традиционного имперского "петроцентризма".

Художник представил продуманный макет. Схема одинаковая для всех трёх песен: к каждому шмуцтитулу примыкает страничная иллюстрация (всего три) и в каждой песне внутри по одному развороту (тоже всего три получается).

Картинки, открывающие каждую из песен — пейзажи, они не очень интересны ни по технике, ни по содержанию. Вот образец к первой песне.

Иллюстрация к шмуцтитулу Песни первой
Иллюстрация к шмуцтитулу Песни первой

А вот внутренние развороты — те самые ребусы, индейские рисованные послания. Посмотрим их.

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

Слева — Мария в окружении семьи (отец, мать по бокам) и поклонников — гарных хлопцев (сверху). А справа — злобный скрюченный карлик Мазепа. Он окружён символами гетманской власти, скорбящими женщинами и злыми башибузуками. А ещё — змея его символ. Что в нём Мария нашла?

ПЕСНЬ ВТОРАЯ

Слева — Мазепа рефлексируют у постели спящей Марии (уже после всех разговоров, где он и в сепаратизме признался, и заставил Марию выбор совершать между собой и семьёй), а внизу-то — связанные руки Кочубея. Справа — казнь Кочубея, тоже со всеми символами и эпизодами сюжета.

ПЕСНЬ ТРЕТИЯ

Слева — военная тема, где единственный раз за всю поэму портрет царя Петра дан. Справа — пересказ концовки: вверху памятник Петру, лицо безумной Марии внизу, в центре — бандурист, в обрамлении — новое счастливое поколение, не знавшее ужасов войны, смуты и петровских реформ.




Вот такая интересная сюита: оригинальное исполнение и свежее прочтение "Полтавы" как частной хроники. Я вот всё думаю: а ведь, наверное, "Полтаву" следует отнести к творческим неудачам Пушкина, раз читатели единодушно воспринимают поэму искажённо только как гимн Петру? Настолько ярко дана переферийная имперская линия, что она гипертрофировалась и задушила все прочие (главные) линии сюжета. Может, и Пушкин это понимал и именно поэтому в следующей поэме "про Петра" ("Медный всадник"), учитывая предшествующий опыт, сумел гармонично провести частную и имперскую линии?


Статья написана 20 июня 2019 г. 20:43

Почему в коллекцию попадают книги в плохом состоянии? Потому что задёшево и/или для академического интереса.

Уже несколько раз звучало у меня в связи с иллюстрациями к пушкинской "Полтаве" 1980-х гг., что "при Сталине такого не было". На самом-то деле существует совсем немного полных сюит иллюстраций к "Полтаве" сталинского времени (царя Петра прогрессивным признали только перед самой войной, художники не успели откликнуться на новый заказ). Сюиту К.Рудакова 1948 года я показывал (тут), но Рудаков — выдающийся график, он вне сталинской конъюнктуры. Типичный сталинский художник, у которого есть полная сюита к "Полтаве" — это Владимир Серов. На Фантлабе представлен: http://fantlab.ru/art23953.

Большинство иллюстраций "лауреата Сталинской премии" к поэме мы уже видели в гигантских юбилейных однотомниках 1949 года.

Полная сюита, изданная в том же 1949 году, никаких сюрпризов принести уже не могла. Но нельзя было упускать возможности погладить руками эту книгу. В продаже в полном комплекте серовскую "Полтаву" предлагают и за несколько тысяч: сталинский большой стиль в книжной иллюстрации на неискушённых книголюбов производит сильное впечатление — кажется, что подарочные издания той эпохи должны стоить больших денег. Это не так. Мне сильно потрёпанный и чуть разрисованный, но целый экземпляр достался за 50 рублей (плюс доставка 140 руб.). Достаточно для того, чтобы пощупать, оценить формат и понять структуру книги.

Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Дополнение к библиографии: тираж 10 тыс. экз., цена 8 руб.

Книги пока на "Фантлабе" нет, подал заявку.

Перейдём к рассматриванию книги. Сначала о составе. Книга вышла в мягкой обложке и в суперобложке. Мой экземпляр — без суперобложки. Вот он.

"Полтава", Вл.Серов, без супера
"Полтава", Вл.Серов, без супера

Пока искал в Интернете, запутался, какие предложения были с супером, а какие — без. И не мудрено: незначительно облик суперобложки отличается от обложки. Вот чужие фото отдельно суперобложки и супера вместе с книгой.

"Полтава", Вл.Серов, в супере
"Полтава", Вл.Серов, в супере

Весь комплект
Весь комплект

Автор суперобложки и просто обложки — знаменитый Хижинский (на Фантлабе хорошо представлен — https://fantlab.ru/art6617 — а ведь не лауреат). Зачем он такое сотворил? В чём смысл? Возможно, первоначально замышлялся переплёт (твёрдая обложка), он был бы каким-нибудь более бурым и тогда контрастировал бы с белой суперобложкой. Возможно...

Почти все серовские иллюстрации уже известны из других изданий. Мы часть смотрели в однотомных юбилейных сборниках того же 1949 года. Формат отдельного издания — ещё огромнее, чем у однотомников, если мерять по книжному блоку (хотя уж дальше, казалось, некуда). Вот они — слева направо: "Сочинения" (1949), "Поэзия" (1949) и "Полтава" (1949).

Что меня озадачило при подготовке заявки: у "Полтавы" не указан формат книги, хотя в 1949 году его уже повсеместно проставляли. Проверил. Формат есть у самого маленького томища "Сочинения" — 84х108/16, т.е. 205х260 мм. У "Поэзии" и у "Полтавы", которые явно больше, формат в выходных данных не указан. Видимо, это нестандартные обрезы. У "Полтавы" размеры фактически 245х300 мм — такого формата в справочниках нет.

Нет ли в этом какой-то страшной тайны книгоиздания мрачных сталинских времян?




Вот что по-настоящему впечатляет в старых книгах, так это вклеенные иллюстрации. Вклеенные, конечно, вручную. Что-то такое живое, ремесленное ("крафтовое"). Это особенности несовершенной технологии: для качественных изданий книга и иллюстрации печатались в разных местах, поэтому соединить их можно было только путём вклеек. Ну а особый шик — приклейка картинок на вклейки. О, какая у меня терминология получилась! В общем, это "живые" книги (как для меломанов "живой" звук — только винил, а не цифровая запись). За это, конечно, парадным книгам сталинской эпохи многое прощается.

В этой "Полтаве" клей нанесён только на верхний край рисунков (по-моему, тогда так всегда делали — видимо, если целиком приклеивать, могли бы морщины получаться). Листы, на которые наклеены картинки — плотная рыхлая бумага с выдавленными рамочками. Это, по сути, паспарту.

Что сказать по концепции всей сюиты? Из семи иллюстраций три посвящены царю Петру (портрет на фронтисписе, Пётр на коне в бою, Пётр "заздравный кубок поднимает" после Полтавской битвы). В общем-то титульный лист уже свидетельствует о том, что художник рассматривает поэму через призму имперско-военной линии.

Титульный разворот с Петром на фронтисписе
Титульный разворот с Петром на фронтисписе

Две иллюстрации — линия Марии и Мазепы (их знаменательная беседа и последняя встреча), ещё одна — предположительно бегство Марии к Мазепе. И последняя — Кочубей в темнице.

Сравнение с юбилейными однотомниками, где были даны цветные иллюстрации Серова, показывает значительные отличия в цветопередаче (на фото, конечно, не так бросается в глаза). Видимо, цвета отдельного издания — эталонные.

Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание

Ну, сравнение с чёрно-белой иллюстрацией понятно в чью пользу.

Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание

Ещё в альбоме "Пушкин в русской и советской иллюстрации" (1987) были даны целых три серовских иллюстрации (составитель оценил сталинский большой стиль). Там уже была современная фототехника воспроизведения, и ощущение подлинного эстампа (как в сталинской книге) совсем утрачено.

Отдельное издание 1949 года — справа
Отдельное издание 1949 года — справа

И вот с этой иллюстрацией — скачущие в ночи всадники, которых не распознать — возникают сложности при соотнесении с определённым эпизодом.

Ночь, всадники, река...
Ночь, всадники, река...

Это очень похоже на бегство Марии с Мазепой (ночь, река, несколько всадников), но в моём экземпляре картинка расположена в начале Песни третьей — и тогда это бегство Карла и Мазепы после поражения при Полтаве. А в Песне первой — Пётр в бою на коне. Однако никакой битвы там нет (правда, есть общая картина: "Россия, силы напрягая..."). В общем, я сомневаюсь: вдруг при ручной вклейке перепутали картинки местами. Ночные всадники тогда должны быть в Песне первой, а Пётр в бою — в Песне третьей. Хорошо бы с другими экземплярами сравнить.

Неохваченной другими изданиями осталась только иллюстрация последней встречи Мазепы и сошедшей с ума Марии. А она очень эффектна. Посмотрим её в завершение.




P.S.

Всегда с грустью читаю чужие дарственные надписи на книгах — они, чаще всего, трогательные свидетели чьей-то прошедшей жизни.


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 [12] 13  14  15  16 ... 36  37  38




  Подписка

Количество подписчиков: 32

⇑ Наверх