FantLab ru

Все отзывы посетителя Vienn

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  17  ]  +

Джо Аберкромби «Лучше подавать холодным»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:26

Очень мрачно. Жестко. Но захватывает и не отпускает.

На первом плане книги — акт мщения главное героини. Составление команды, коварные планы, яды, убийства. Охота людей на людей. Монца охотится, одержимая жаждой мести. Наемники Орсо охотятся на нее. Мотив тот же. Динамичное действие, бодрое, весь юмор на этом плане. Захватывающе.

На втором плане история героини, Монцкарро Меркатто. История умирания человеческих чувств.Увечий телесных и душевных, здесь не до юмора. Как женщина может решить, что убивать лучше, чем растить хлеб. Как можно сжигать города, считая это просто работой. Как со смертью близкого человека пропадают последние крупицы тепла и доброты. И что остается?

«Опасность, страх, неуверенность, удастся ли остаться в живых в следующее мгновение. Боль, изнуряющая потребность в хаске, постоянная вероятность предательства...»

Характер героини, её судьба поворачивается разными гранями: женщина, которая потеряла все и мстит обидчикам, жестокий генерал наемников, утопивший в крови целые города и женщина, защищающая своего любимого, готовая ради этого потерять все. Когда и он погиб, что остается? И на что она способна, что чувствует? Это сложно. Для меня образ Монцы и отношение к ней менялось от странице к странице. До самого дна жестокости — и обратно, к милосердию, через реки крови — тяжелый путь.

Меня в восторг привлекла авторская манера письма, я аж попискивала от удовольствия на некоторых моментах. Автор не любит своих героев, главную героиню в том числе. Завязка сюжета — от силы страниц 10. В любой другой книге читателю дали бы шанс познакомиться с персонажем, и как-то его полюбить, прежде чем рушить его жизнь и всячески издеваться. Это нормальная манипуляция читательским сочувствием, законная. Но Аберкромби не таков. О героине и ее брате читатель не знает ничего. Поэтому интерес к ее линии есть, а сочувствия — нет. Потому что главная героиня, да. Но не положительная, не-а.

В принципе отслеживание успехов Монцы и ко здесь строится по принципу «болеем за своих». Потому что людишки-то здесь так себе. Образ благородного мстителя никому из них не к лицу. Если бы роман был написан «с другой стороны баррикад» ничего бы не помешало читателю сопереживать Орсо. Ну правда, какая разница, кто утопит в крови своих врагов и кучу встречных-поперечных в придачу? Да никакой, кровища и ужас будут те же самые. Вставки-главы из прежней жизни Монцкарро Меркатто здесь не для сочувствия к ней даны. Тяжелая жизнь не смакуется и тема социальной несправедливости не педалируется. Это автор нам показывает панораму своего мира. Это автор развивает тему жестокости, о ней в этой книге все.

Я бы не сказала, что ГГ как то в развитии сюжета растет и меняется, не увидела. Но раскрывается глубже. Впечатление знакомства с человеком: общие сведения сначала, где родился, чем занимается.Потом период историй: а вот у меня было..., а еще однажды... Потаенные страхи, надежды, мечты — это доверяют только самым близким. Вот так постепенно знакомя нас с Монцей, автор делает ее близким читателю человеком. А близкому человеку сочувствуют, за него переживают. И вот здесь уже, на середине произведения мы видим девушку, искалеченную жестокостью и войной. Мы сопереживаем ее горю. Брат действительно был ей единственным близким человеком, кроме того, единственным, о ком она заботилась. Женское начало в ней, и нереализованный материнский инстинкт ищут вокруг человека, которому можно подарить эту заботу. И хочется, чтобы этому человеку можно было доверять.

Образы соратников Монцы решены с потрясающим изяществом. Обратите внимание, вместо того, чтобы описывать всякие волосы-глаза-рост и прочее, от чего обычно персонажи в количестве больше трех у меня в голове не фиксируются, автор каждому из команды «мстителей за бабло» придумывает характерную деталь. Одну! И деталь эту, зацепку, повторяет рефреном несколько раз из главы в главу. Все, дело сделано, герои мне как родные. Речевые портреты составлены тоже мастерски, в диалогах можно вообще не указывать, кто говорит — итак понятно. А потом каждый герой обретает свою линию, меняется. Положительный персонаж может стать подлецом и садистом. Предатель может быть неожиданным спасением. Это держит в напряжении постоянно, читатель не может прогнозировать, как поведет себя вроде бы знакомый герой в следующий момент.

Интересно композиционное решение. Прием рефренов, когда разные люди в разных местах говорят одни и те же фразы и подчеркивают этим прием параллелей, когда разные персонажи действуют в одинаковых условиях. Я не могу это так описать, как интересно это дано в книге.

Это роман для героев, а не герои для романа. Но если говорить о самом действии, здесь вы найдете:

- Убийство (при помощи молотка, меча, арбалета, яда, голых рук, утопления и сожжения)

- Кровь (кровищу!)

- Кишки (отдельно от хозяина)

- Кости (с нарушенной целостностью)

- Инцест

- Пытки (с подробностями)

- Каннибализм (спасибо, без подробностей)

- Войну (на заднем плане)

- Сражение (прям в гуще)

- Секс

- Интриги (коварные и не очень)

- Предательства (разнообразные в ассортименте)

- Рассуждения о добре и зле (со всепобеждающим злом)

Если все это в книгах по вашему вкусу — читать обязательно, мастерски сделано, просто мастерски!

Противопоказания: не стоить читать если вы склонны к тошноте, особенно читать за едой. Если вы впечатлительны и склонны к ночным кошмарам. Если вы боитесь потерять розовые очки. И да, по двум пунктам из трех мне не надо было этого читать.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Сюзанна Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:53

Фэнтези — не фэнтези, а альтернативная история любимой нами Англии. Начало девятнадцатого века, наполеоновские войны в Европе, и такая знакомая стилистика классический английской литературы. Казалось бы, книга с такими вводными обречена на успех у определенного слоя читателей, чего ж вам еще? Ан нет, тут все гораздо интереснее и все не так просто.

Для начала обратим внимание, что автор — замечательный стилист, она прочно стоит на фундаменте классической литературы и фольклора, и строит свое произведение именно из этих кирпичей. Вся современная литературная традиция оставлена в стороне, ни единого момента, ни словечка не просочится из современности в полотно текста, мастерски стилизованного по 19 век. Как будто книга — того времени. Или как будто автор до сих пор там. Отсюда, как мне видится, и некоторая неспешность чтения. Вот представьте себе, что сырым февральским вечером вы можете или книжку почитать при свете канделябра, или книжку почитать. Балов сегодня соседи не дают, а на охоту выезжать только послезавтра, так уж вы с соседом условились. Нужна вам при таких вводных книга, читаемая за вечер? Да ну, не лукавьте. При этом, хоть повествование и не несется галопом, однако сюжетные линии не провисают, я не нахожу ни одного ненужного или незначимого эпизода. Да и читается книга очень легко: и сюжет, и герои, и бытописание захватывают внимание, тянут за собой.

Ну и фольклорная, народная составляющая, разумеется. Что вы там говорите об эльфах? Острые уши и лук? Фигушки, дорогой читатель, говорит автор, не было такого. Свари яичной скорлупы, проверь, не подменили ли злобные эльфы твоего ребенка. Выходи на тропу фей ночью, жди процессию, спасай жениха, может что и получится. А иначе — на сто лет, никак не меньше, останется человек у маленького народца в гостях, а лучше бы умер. Вот так, и никакой романтики, только древний ужас обитателей земли, покрытой тайными волшебными тропами, пропитанной магией и принадлежащей — нет, совсем не только людям.

Что интересно, начинает автор книгу как нечто комическое. Тут английский юмор тонкими ухмылочками по тексту. Тут герои — типажи комических романов, совершенно уморительное общество волшебников, изучающее магию, но не практикующее её, это же не по-джентельменски. Первая мысль о них — что их заждались в Незримом университете, им бы там было хорошо. Но они осели в Англии и не верят в живую магию, потому что никогда её не видели. А лучше бы, и вовсе не видели, как же благопристойность?

Да и главные герои тоже недалеко ушли от комических типажей поначалу. Норрелл, пожилой джентельмен в завитом парике, живущий своими книгами, почитающими их великой ценностью. Обстоятельный до нудности, раздумывающий над каждым словом и вечно опасающийся, как бы чего не вышло. Стрендж — типаж вечного вертопраха, мечущего от занятия к занятию, импульсивный и не заглядывающий вперед даже на пару шагов. А вместе — единственные английские волшебники, возрождающие магию. Которая не очень-то и нужна людям, а скорее становится модным светским увлечением.

Но все это до поры до времени. Потому что ткань комического повествования прорывается первобытным фольлорным ужасом с одной стороны и личными драмами с другой. И мы видим трагедию Норрелла, его одиночество, мотивы его поступков проступает весьма выпукло — и сочувствуем ему. И трагедию Стренджа, готового на все ради знания, лишенного книг, подвешенного среди бушующей разбуженной магии. Про миссис Поул и Стивена я вообще молчу. И Чилдермас, казавшийся своевольным, но преданным слугой, показывает настоящую свою суть и роль — он выражение гласа народа и его памяти, памяти предков, древней, как курганы и камни страны. Кажется, что он служит волшебнику — а на деле он его контролирует, следит за магией, которая все же серьезнее, чем еще одно модное и респектабельное занятие для благородных.

Разбуженная магия делает прокол между миром людей и подземным миром, которые должны бы быть разделены бетонной стеной, однако там лишь зыбкая граница, которую можно перейти и не заметив, и не вернуться обратно. А прокол этот в ткани реальности все ширится, все больше эльфы вмешиваются в жизнь людей, все страшнее становится читателю. А волшебникам — не становится! Их окружают недобрые взгляды, им звонят колокола и кричат птицы. Со всех сторон — странные происшествия, не имеющие никаких разумных объяснений, все это как будто колет в бок: а так страшно тебе? а теперь страшно? посмотри сюда, сложи два и два, послушай кого-то, кроме себя самого! А так страшно? А их не пронимает ничего, закопались в свои книги, а их ничего не трогает, не видят и не слышат, даже когда волшебство их за бок хватает и выкусывает мякотку, все равно — не видят. Я люблю такие читательские «бесячки» от авторов, вызывающие живую реакцию на поступки героев. И какое же облегчение приносит, когда герой — ну наконец-то — видит то, что читатель уже и определил, и проанализировал.

Однако автор дурит не только своих героев, читателя тоже поводили за нос, и когда пазл сходится читатель понимает, что концовка представлялась совсем другой. А еще, когда автор увязывает все ниточки, диву даешься, как расставлены по местам все герои, включая второстепенных, всем по заслугам, всё — части мозаики. Ласселз и Дролайт получили судьбу в духе народных сказок, когда пороки наказываются их подобием.

Божечки, зачем же столько написала? Сама не знаю, но книга определенно заслуживает каждой минуты времени, потраченной на её прочтение. И теперь, сырыми февральскими вечерами, когда черные ветки деревьев что-то пишут на сером ватном небе, я смотрю на черных птиц, бросающих причудливые голубоватые тени на рыхлый снег и ищу знаки магии... Ну и стараюсь не заглядывать в зеркала в темноте. Это временно, я надеюсь.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Роберт Маккаммон «Голос ночной птицы»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:55

Я чего хочу сказать: я почему-то решила, что это фэнтези. То ли наличие ведьмы в аннотации подвело, то фантазия разбушевалась. И все ждала, прочитывала страницу за страницей, переживала очень, лопалась от любопытства и ждала, что кто-нибудь хоть чуть-чуть поколдует. Ну хоть самую малость. И пусть не дождалась, но и не разочаровалась ни в одном посвященном расследованию Мэтью Корбетта бессонном часе.

Причиной тому можно назвать, например, язык автора. Мистер Маккаммон помимо фамилии, которую я могу верно написать лишь с третьей попытки, обладает крайне ироничным языком, я бы даже сказала — язвительным. Так что и герои его, каким бы скудным умом их автор не наделил, нет-нет, да и блеснут. А уж любимчики и умницы, те вообще кладезь афористической мысли. Но не думайте, что тут вас ждет телега шуток и воз прибауток, вовсе нет. Это тот сорт юмора (и я его обожаю), когда ты читаешь и хихикаешь, а пересказать кому-то невозможно, теряется очарование.

А еще причина моего восхищения книгой кроется и в сходстве с циклом «Конгрегация» (хотя это книги Поповой похожи на Маккамонна, а не наоборот): детектив закручен, главный герой юн и неопытен, но наделен живым умом и прорвой любопытства, а читатель все гадает «а был ли мальчик», то бишь ведьма.

Кроме того хочу сказать о главном герое, который Мэтью, и который вообще клерк, а не следователь или детектив. Этот паренек заслужил все мои читательские симпатии, хотя ничего не предвещало. Но вот это его вежливое занудство, это непрошибаемое упрямство, — создают удивительно реалистичный портрет. И очень симпатичный притом.

Ну и атмосфера колониальной Америки добавляет баллы в копилку «вот это да». Без описания жизни и выживания городка, окруженного болотами, индейцами, испанцами и абсолютно дикой природой, пасторальный детектив из жизни небольшого поселение не выгорел бы.

Точно продолжение читать теперь, как-то прикипела я душой к герою.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Робин Хобб «Волшебный корабль»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:48

Ну какой же восторг, а! Это как раз тот случай, когда радуешься, что книга такая объемная, потому что читать её можно долго. А еще и продолжение есть, то есть уйма удовольствия впереди. Я, если честно, совсем не думала, что Робин Хобб меня так удивит, все-таки с её миром мы не одну неделю провели вместе. Однако же.

Первое, что меня поразило — масштабность произведения. Много главных героев, а второстепенных так и вообще уйма. Действие происходит в уже знакомом по «Саге о королевском убийце» мире, но переносится в южную его часть. И перед читателем предстает таинственный Удачный, опутанный древними клятвами и обычаями. Проносятся перед глазами дальние неведомые моря, прибрежные города, разные страны... Интересно аж до невозможности.

Герои выписаны автором, как живые. Ни одного сверх положительного персонажа, в каждом свои особенности, в каждом — характер. Особенно порадовали женские образы. Такие дамы, куда уж мужикам за ними угнаться. Тут и такая знакомая женская обидчивость, и вздорность, и непреклонность с непримиримостью вместе. А вместе с тем: сила воли, упорство, преодоление себя.

И меняется отношение персонажей по ходу действия, ух как меняется. У меня сначала было четкое разделение: этих — жалеть, этих — пороть для их же блага, тех — давайте вот прям сейчас как-нибудь казним. К концу же этого тома все это смешалось... Кайл, конечно, все так же мне представляется гаденышем, лишенным интеллекта, но получил он по заслугам более, чем достаточно. Ну и Малту пороть, конечно. А лучше замуж в Дождевые Чащобы выдать, еще и какой-никакой прок из неё тогда выйдет.

Самое же интересное в этой книге то, что несмотря на то, что это фэнтези, со множеством присущих ему черт, основные конфликты здесь и основная драма — чистый реализм. Причем достойный пера классика. Смерть главы семейства и последующий дележ наследства. Конфликт Кайла с Уинтроу — классический конфликт поколений, сдобренный взаимными разочарованиями. Проблемы самоопределения у юноши. Недопонимание между мужем и женой воспитании дочери. Классические, классические сюжеты, вневременные. Или даже лучше сказать всевременные.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Павел Корнев «Дивизионный комиссар»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:46

Вечность. Вечность заключает в себе все время и все времена мира, все моменты прошлого, все моменты будущего. В вечности нет только «здесь и сейчас», этим она сводит с ума людей, вынужденных с ней соприкоснуться. Разрушает внутренние часы человека, искажает восприятие времени, вторгается в мозг звуками и голосами.

Вечность порождает сущности. Сущности страха, мести, злобы, старости. Сущности вторгаются в мир людей через прорывы – места, где ткань реальности уступает безвременью. Порождения вечности могут вселиться в человека на время или вступить с ним в противоестественный симбиоз – так становятся «тронутыми».

Среди пространств безвременья стоят города – единственные места, пригодные для жизни людей. Города среди вечности сами состоят из нее же. Вечность добывают, хранят, перевозят, перерабатывают на заводах и фабриках. Это основа экономики. Сущности же – основа вооружения.

Люди, способные противостоять безумию вечности – специальный дивизион, предназначенный бороться с нападающими сущностями. Практически, бороться с тем, чтобы безвременье не поглотило мир людей.

И среди этих декораций, вы не поверите, — классический полицейский детектив. Сейчас, как мне кажется, таких и не пишут, и не снимают уже – слишком штампованно, слишком знакомо всем и каждому. Но в декорациях города Осень старая стилистика играет новыми красками, но и будит какую-то ностальгию, не без этого.

Главный герой — профессионал с большой буквы. Опытный, хитрый, умный и все такое. Соображает быстро, думает на два хода вперед, имеет свою паутину связей и знакомств, увешан оружием и, разумеется, опасен. Местный житель до мозга костей – знает всех и вся, всегда блюдет свой интерес, а также обладает крайне гибкой моралью. В противовес ему (можно и догадаться) – напарник – новичок. Сто пятьдесят «зачем и почему», тысяча – «так нельзя». Молод, зелен, наивен и наполнен идеалами по самую макушку. Ну и остальной комплект: сильные мира сего, повязанные интригами между собой; шеф, устраивающий нагоняи, но всегда прикроющий перед чужими, прекрасная девушка, гангстеры и журналисты. Расследование в книге идет бойкое, действие плотное, захватывает, декорации – восхищают. Читать продолжение точно буду.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Джин Брюэр «Планета Ка-Пэкс»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:45

Если просмотреть всю более-менее современную литературу, рассматривающую различные варианты общественного устройства, становится понятно, что человечество не ищет модель идеального мира. Как минимум литература не ищет. Антиутопии различных форматов и видов цветут пышным цветом. Как можно сделать так, чтобы человеку конкретному и обществу в целом стало жить хуже — примеры неисчислимы. Тут — запретить, тут — разделить. Огородить, проконтролировать, урезать. О чем это я? Ах, да. Если же взять в литературе примеры идеальных обществ — то кроме «Утопии» ничего навскидку и не вспомнится. Неинтересно. Видимо потому, что все счастливые общества, как люди — одинаковы и скучны.

Именно поэтому мне так понравился этот роман — именно оригинальной концепцией, которая непохожа ни на что знакомое мне в литературе. Описание утопического строя нового времени. Но читатели — реалисты же, куда не плюнь, поэтому концепция идеального общества помещена на планету КА-ПЭКС, а сама планета — заботливо устроена в голове пациента психиатрической лечебницы. То есть автор показывает нам некий идеальный (гипотетически) строй, но заранее отметает все вопросы, на тему «как это работает» и «почему так лучше». Ну типа: что с пациента-то взять.

Однако, все вышесказанное не значит, что книга настолько однобока, — просто этот момент показался мне интересным. В то же время на протяжении всего повествования не оставлял вопрос — что же это за жанр-то, а? Еще интересная «фишка»: вы можете верить, что прот — реальный настоящий инопланетянин, и тогда это — фантастика (о том, что все покорители дальних планет окажутся в дурдоме еще Брэдбери писал). Либо вы верите, что прот — всего лишь человек, повредившийся рассудком в результате тяжелого переживания. Тогда никакая это не фантастика, а вот всем фанатам Билли Миллигана рекомендуется к прочтению.

В любом случае мой личный вывод из этой книги таков (из хороших книг принято же делать выводы и выносить что-то для себя). Если вдруг я неожиданно (где мои успокоительные?) сойду с катушек и начну рассказывать, что я пришелец с далекой планеты/лесная фея/последний единорог, — оставьте меня в покое, нафиг. Я согласна с протом (да и у многих авторов это было) — лечить нужно тех, кто несчастен. Счастливых людей лечить не надо, даже если они не соответствуют нашему крайне размытому понятию нормальности.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Макс Далин «Лестница из терновника»

Vienn, 12 февраля 2017 г. 18:39

Отзыв будет на все три книги за раз, потому что прочитала я их скопом, и разлепить впечатления теперь нет никакой возможности.

Коротко про жанр: хоть и есть в книге все черты прогрессорской фантастики, для меня это все-таки фэнтези. Мало того, если убрать главного рассказчика — этнографа, рассказать эту историю от третьего лица — это будет нормальное годное фэнтези. И даже если убрать совершенно безумное авторское фантастическое допущение — это будет приличное фэнтези. А в том виде, в котором автор эту книгу написал — это не просто хорошее фэнтези, это полный крышеснос и отвал башки, я серьезно.

В далекой-далекой галактике, на одной планетке живут себе поживают ксеноморфы. Очень похожие на людей, руки-две, ноги-две, голова — одна, едят ртом, думают мозгом. Никаких тентаклей и ни одной ложноножки. И даже не зеленые. Дяденьки живут, тетеньки живут, тетеньки замужем за дяденьками, пастораль почти. И дети бегают. Только мальчики. И младенцы — только мальчики, и юноши тоже. И никакой пасторали на самом деле. И земные ученые и прогрессоры галопом бегут с планетки в далекой-далекой галактике, тяжело им там. Это я не спойлеры тут разбрасываю, это первые страничек десять книги. Ну своими словами.

Дальше серьезно.

Всю первую книгу автор нам повторяет, что аборигены Кши-На — не люди. Они не люди, их нельзя мерить нашими мерками, к ним не стоит прикладывать мерило нашей морали. Но тут интересный момент: с поправкой на особенности физиологии и культуры большинство героев ведут себя как раз таки высокоморально. Потому что понятия о добре и зле, о достоинстве и позоре похожи на наши. Или, ну вдруг, потому что это понятия и нормы межгалактического масштаба? А главное — внегендерного, вот что важно.

Мне кажется, автор об этом и говорит. Вот смотрите: в первой книге происходит знакомство с аборигенами страны Кши-На, несмотря на предупреждения автора о внеземной сущности этих не людей, начинаешь за них переживать и болеть как за своих. Ко второй книге так сродняешься с устройством мира в уже знакомой стране, что диким ужасно неземным кажется уклад Лянчан, с которым нас автор и знакомит. И поэтому к последнему роману трилогии уже выступаешь в поход вместе с героями за правое дело, за свободу и вот это все. Смутно вспоминая при этом, каким странным казался казался тебе этот мир при знакомстве, какими чуждыми ксеноморфы.

А почему так? Да потому что автор говорит и о нас, землянах, тоже. О нас, ксенофобах и еще как-угодно-фобах. О наших предрассудках, о нашей нетерпимости. Но и о просто о нашей жизни и любви.

Ведь становление женщиной через боль и матерью через боль — это мы.

Любовь — поединок и война, в которой один всегда сдается, но не проигрывает при этом — это мы.

Желание привязать к себе любимого и не отпускать — это мы.

Мечты об абсолютной моногамии и создании пары навсегда — это тоже мы.

Мы не на Нги-Унг-Лян. Мы не можем найти себе партнера подходящего по всем шести признакам, нами правят случай и несколько химических соединений в мозгу. Мы не вступаем в смертельно опасные поединки, всего лишь сражаемся за власть в паре годами и десятилетиями. Мы никогда не можем быть уверены, что завоевали партнера и он наш навсегда.

Немножко жаль.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Марина и Сергей Дяченко «Vita nostra»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:21

В чем особенность одновременно интересных и хороших книг? В том, что их «проглатываешь», а после прочтения понимаешь, что нужно было пережевывать крайне вдумчиво. Кажется, что при быстром чтении какие-то тонкие смыслы и некоторые аспекты авторского замысла остались «вне фокуса».

Роман о самоопределении и призвании. Отойдя от магической составляющей книги, мы и на бытийном уровне получим сонм важных вопросов, поднимаемых авторами. В чем твое предназначение? В чем твоя особенность? Где смыкаются и смыкаются ли вообще ответы на вопросы кем ты хочешь стать и кем ты должен стать? Авторы отвечают четко — важно то, кем ты должен быть. Твоя судьба.

Вопрос об определении предназначения и о способах достижения. Какие мотивации работают и какие стимулы действуют. Во время собственного обучения на каждого из нас действовали стимулы двух типов:

положительные — стремление к цели, поиск одобрения, нацеленность на будущее.

И отрицательные, коих на самом деле было немного — боязнь неодобрения и нежелание расстроить родителей, вот собственно и все. Теперь представим себе, что будет, если вместо внутреннего побуждения свободной воли, мы приложим к своему обучению только два мотиватора — принуждение вместо выбора и СТРАХ. Как изменится качество обучения? И во всех других аспектах жизни — как изменится качество функционирования индивида?

Совершенно ясно, что первокурсники в романе глубоко несчастны, напуганы и охвачены отчаянием. Но их вовлеченность в учебный процесс и результаты заставляют задуматься — может быть полезно для достижения цели оставить вне внимания субъективные ощущения и отнестись к себе, как к функции? И немодный ныне принцип «ради цели через не могу» помогает эффективно добиваться от себя нужных результатов?

Очень-очень рекомендую к прочтению! Особенно студентам в период «я-не-могу-это-выучить-у меня-кипят-мозги»

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Терри Пратчетт «Мелкие боги»

Vienn, 12 февраля 2017 г. 18:38

Я тут подумала: Терри Пратчетт мой самый любимый автор, но я никогда не пишу рецензий на его книги. Хотя читаю и перечитываю просто бесконечно. Почему так? Да потому что это невозможно, веселая книжка, которую хочется растащить на цитаты и смешить всех вокруг при попытке анализа превращается в серьезный трактат, а рецензия не соответствует содержанию книги, хоть убейся

Книга с искрометным юмором об инквизиции и религиозных войнах. Или юмористическое фэнтези о пути праведника и нравственном законе внутри нас. Ну это же странно звучит, да?

И тем не менее, все это так и есть. История о том, что боги нуждаются в людях, но и люди в богах. О том, что объективно существующие вещи не нуждаются в вере, а несуществующим вера дает жизнь. О том, как вера в бога заменяется верой в структуру и иерархию, и изгоняется и замещается страхом. О философах, орлах, двух очень разных и важных черепахах, пророках, библиотеках и многом другом

Мне кажется, эта книга как бы примыкает к «Санта-Хрякусу» и развивает начатые там идеи. О том, что дает вера и зачем она нужна. Суть веры не меняется в зависимости от её приложения, будь это Пасхальная утка, Бог-тритон или вера в правду, справедливость, равенство. И не стоит забывать, что важнейший посыл автора: «Доброта — это то, что ты делаешь, а не то, о чем ты молишься.»

Движется сквозь космическое пространство Великий Атуин, низвергается вода с Краепада, империи свергают богов и возносят новых, приходят пророки и лже-пророки, сгорают и строятся библиотеки

Но незыблемы на Плоском мире Смерть, Библиотекарь и малый бизнес

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Алексей Пехов, Елена Бычкова «Страж»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:07

Получила от книги всё то, что характерно для произведений Пехова — интересный мир, мужественный невозмутимый герой, его необычные спутники. Это основные вехи знакомых мне произведений автора. Между тем меня смутили явные отсылки к «Ведьмаку» Сапковского, а сбор ведьм на шабаш крайне ненавязчиво вызывает в памяти «Мастера и Маргариту». В остальном очень понравился мир, где темные души — вполне конкретные сущности, вредящие людям, где в предмете может зародится темная душа, а может вселиться светлая. А еще, там где демоны и бесы вполне материальны и несут конкретную опасность, молитвы и вера имеют настоящую силу. Цикл продолжу, тем более у книги открытый финал.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Борис Виан «Осень в Пекине»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:06

Ну это ж Виан, думала я. Это же не может быть просто, думала я. Авангард, сюрреализм, постмодернизм. всяческий стеб, ирония, аллюзии и всякое такое. Ну большинство аллюзий, вероятно, протопало мимо меня строевым шагом. Свой уровень эрудированности я бы оценила от желаемого со знаком минус. Но что-то все-таки уловилось. И, боже ты мой, как всё просто! Не надо выискивать скрытые подтексты. Не надо ползать между строк выуживая по крупицам тему, идею, авторский посыл, историческую подоплеку и прочее. Потому что важное здесь говориться очень просто и в лоб.

Это роман о любви. О раздирающей страсти, и эротике, и пошлости, и ревности. А снаружи всё это завернуто в потрясающий яркостью фантик производственного романа, с подмешанными к нему яркими красками абсурда. А где в нашей жизни не абсурд, скажите? Вот то-то же.

У меня, возможно, некая деформация чувства юмора. Иначе почему много книг, издающихся с пометкой «юмористическое что-то там» мне кажутся столь же смешными, как слово «лопата». Над «Осенью в Пекине» я же хохотала в голос. И даже цитаты полюбившиеся зачитывала каждому, кто готов был их слушать. Именно та часть книги, оболочка для важного и несмешного, вызвала во мне массу прямых отсылок к абсурдности моей реальности. Строительство железной дороги посреди пустыни. Но балласт еще не привезли, поэтому пути строят на сваях, а потом опустят на балласт. Это квинтессенция и современного строительства тоже, через забор из-за угла да через пятую точку — это наш метод! И вот этот извечный спор, о том что в офисах за столами сидят тунеядцы, ничего не делают VS как можно без письменного стола работать, десятки раз звучал на моей личной кухне. И тот факт, что снести гостиницу проще, чем переделать проект, мне знаком, точнее, знакома непогрешимость проектантов в глазах начальства, да. Я умолчу сколько раз мне хотелось назвать различных рукамиводителей тем самым словом, это даже неприлично.

Что же касается основного посыла — это сложные вещи, сказанные очень простыми словами, разбавленными каламбурами и языковой игрой. Много хороших мыслей о женщинах. Причем это такая правда, которую каждая женщина о себе в глубине души как бы подозревает, но никому не признается. Потому что и себе не признается. Это читать прям вот неприятно. Но все таки нужно. Хотя, я все думаю, всем или нет, и ответа как-то не нахожу, не знаю. Нежным барышням лет двадцати, наверно, нет. Хотя, разобраться, попытаться понять, кто же рядом с тобой, Анна или Анжель, может быть крайне важно.

Может, я где-то утрирую, и нахожу смыслы которых нет, и это все такой же стеб как тема религии или медицины. Но для себя я увидела несколько очень личных вещей, которые не готова озвучивать. Некоторые археологические раскопки каждый должен проводить сам.

Еще короткое отступление, и я сворачиваюсь. Знаете, как добиться ощущения полного сюра от этой книги? Легко. Скачиваем один перевод, чтобы читать на досуге с рабочего компьютера, и скачиваем другой перевод себе в ридер. Дальше наслаждаемся.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Сильвана Де Мари «Последний орк»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:56

Читая эту книг, я должна сочувствовать миру людей. Переживать о людях, которые могут истреблены (вот-вот) чудовищными жестокими орками.

Но. Я должна сочувствовать тупой и злобной толпе, уничтожившей все прекрасное вокруг себя. В своей ограниченности и рабской покорности люди этого мира лишили свои земли возможности плодоносить. Лишили своих детей возможности прожить иную, лучшую жизнь. И радостно возложили ответственность за все свои горести на всех, кто был лучше их.

Почему так? Да потому что стыдно и невыносимо, когда есть кто-то благородный, когда сам ты подл и низок. Когда есть кто-то добрый, когда ты ожесточен и наполнен ненавистью.Когда кто-то смотрит своим страхам в глаза, пока ты трясешься, как осиновый лист.

В этом обществе, в этом ущербном мире, у меня, как и у каждого, остались свои любимые герои. Несмотря на то, как автор выпиливал их прям из сердца по живому. И все прекрасные слова — как таблетка аспирина при ампутации. Или отвар из тех душещипательных ромашек. Но как этих людей ничтожно мало, ничтожно! По пальцам — на две прочитанные книги. Остальное общество на протяжении почти всей книги мне удивительно неприятно. Там, где стоит известный вызов «умереть стоя или жить на коленях», эти люди выбирают умереть от голода, тихо и незаметно. Лучше бы попозже, но это уж как получится. И постоянно бояться налогов, правительства, войны, странных непохожих эльфов, страшных грубых наемников, ведьм, орков. Бояться. Весь мир построен на круговой поруке и рабском подчинении.

И в героических сражениях за город-дикобраз Далигар я не болела за этих людей. Пока избавление от надзора и от защиты не научило их думать самим. Принимать решения. И быть людьми, в конце концов, а не скотом.

Единственное, что подпортило мне впечатление от последних страниц и последних боев романа — это речь героев. Если ты герой книги для подростков, и тебе вдруг пришлось вести войска в безнадежное сражение, то сразу ты начинаешь говорить словами от которых перехватывает дыхание и вышибает слезу. И это даже оправдано, эти монологи отлично и иллюстрируют, и объясняют душевный подъем всего живого вокруг. Однако, когда каждый герой — великий Герой, и каждый перестает говорить, а начинает произносить Монологи, — это становится крайне утомительно для читателя. Крайне. Возникло ощущение, что действие в книге прекратилось, а началось приложение «Просветительские и душеспасительный лекции для детей и юношества». Даже шутки закончились, ну как так? Но, я так думаю, развивать красиво и стройно сюжет — это одно, а развивать красиво, стройно и понятно идеи, да еще чтобы они в юных головах отложились — совсем другое. Так что спишем на возраст тех, кому предназначен этот цикл.

В целом же, несмотря на все грязь, жестокость и ужас этого мира впечатление остается светлое. Не как от «Последнего эльфа», но все таки. Конец романа дарит путь и не мир и благоденствие, но надежду. Всем человекам, эльфам, оркам — людям. И поэтому, в третьей книге, если когда-нибудь её переведут, я ожидаю от автора больших пакостей.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Курт Воннегут «Сирены Титана»

Vienn, 12 февраля 2017 г. 18:34

Это, знаете ли, было непростое чтение. Нет, не в том страшном для каждого книгочея смысле — проглатывается книга за два дня легко. Ну прочитать десять раз «хроно-синкластический инфундибулум», проговорить пару раз вслух, чтобы взгляд не спотыкался при чтении, а дальше как по маслу: иронично, необычно, фантастично, все как мы любим.

Проблема в том, что воспитанная на анализе «синих занавесок» натура не может не пытаться вычленить сакральное «что хотел сказать автор». А с Воннегутом так не получается, он в эти ваши анализы темы-идеи вообще не играет. Тут надо вооружиться самым острым ментальным скальпелем, и внимательно сидеть и отделять, где сатира, а где просто хиханьки. И какое-то фантастическое допущение — оно для фантастики или для художественного приема. И в большинстве случаев, на мой взгляд, оно там все вместе. И что прикажете делать? Не разбирать же по буквам. Эти — серьезные, а эти — нет, а это религиозные буквы, мы их положим отдельно.

Хроно-синкластический инфундибулум и Румфорт, который смело отправился прямо к нему: это описание инициации, храброго выхода из зоны комфорта, которое вознаграждается всемогуществом. Иначе, зачем подчеркивание храбрости этого шага в романе? Или это просто виток сюжета, нужный, чтобы объяснить возможности почти божественного влияния Румфорта на всю планету Земля, Солнечная система, Млечный путь?

А сами действия Румфорта показывают нам отношение автора к религии. Тут я не гадаю, после бомбардировки Дрездена автор к религии был настроен крайне скептично. Человек с собакой, материализующийся по графику и собирающий своей материализацией толпы людей, даже не допущенных к созерцанию этого явления — это аллегория толпы, ослепленной верой. И сам Румфорт, наделенный божественным влиянием и абсолютным, как ему казалось, всеведением — образ божества, наделенного человеческими качествами, а война марсиан с землянами — ничем ни лучше всех религиозных войн, произошедших на этой планете. А может быть и нет, и это просто сюжетные ходы, а вопросы религии автор ставит через описание религии Господа Всебезраличного. Вероятнее всего, и там и там, вопрос-то важный.

Как и вопросы войны. На фоне апологетов антивоенной прозы, сентиментальных, пафосных, реалистичных, выжимающих слезы у миллионов людей, описание войны марсиан с землянами кажется каким-то стебом. Как будто автор хихикает над умственно убогими и предлагает читателю присоединиться. По мне, нифига это не так. Просто, дорогие земляне, а что прикажете делать, если антивоенная проза не работает? Описания смертей, атмосфера страха и бесчеловечности, идущая к нам от антивоенной прозы (да и поэзии, чего я поэзию-то забыла) отлично влияют на каждого, но на массу и толпу это не работает. Что ж, автор попробовал другой подход. Он хотя бы пытался.

Жаль, людей не исправить. Все-таки тральфамадорцы виноваты, иначе не объяснить.

И это тоже важный аспект романа: виноваты ли тральфамадорцы? Или Румфорт, или сами люди, или судьба — лабиринт, который просто есть и каждый должен пробежать по своему и по-своему. На мой взгляд, автор говорит о том, что землянами могут управлять разумные роботы из далекой галактики, или божество, доброе/злое/равнодушное — тут все равно. Человеки все равно все сделают сами, в своем особом стиле, так что кто бы там не нажимал на кнопочку, винить можно только себя и во всем.

Возможно, если бы автор прочитал эти зачатки анализа в стиле «синих занавесок» он бы долго весело смеялся, а потом обстебал бы мега-критика в каком-нибудь романе на эпизодической роли. Жаль, что не прочитает — не худший способ увековечиться.

Когда-нибудь я прочитаю все романы Курта Воннегута, и тогда напишу хорошие рецензии на каждый. У меня тогда будет контекст и возможность выделить основные идеи и поднаточить ментальный скальпель, чтобы отделить иронию от фантастики. А пока я ставлю точку. Привет!

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ольга Голотвина «Два талисмана»

Vienn, 12 февраля 2017 г. 18:35

На этот раз автор рассказывает о зарождении профессии следователя в городе Аршмире. Еще тут будет театр, цирк, художники, контрабандисты и политические интриги. Много? А в этом цикле всегда всего много: героев, сюжетных линий, судеб и совпадений, — таков авторский метод.

С одной стороны, книги Голотвиной — это такая добрая-добрая сказка, похожая и на множество образцов классического фэнтези, и на народный фольклор одновременно. С другой же — отличается от всего уже читанного тем, что автор не рассказывает об одном-двух главных героях, нет. Здесь мы видим сразу человек десять действующих лиц, не связанных друг с другом. А начинается история, и плетется узор, узелок за узелком: случайные встречи, приветы из прошлого, секретики-секретики-тайны. Чем ближе сюжет к развязке, тем туже плетение, тем больше понимается, что ни одной случайной нити или персонажа тут не попадется, у каждого своя роль и своя история. И все эти истории закончатся хорошо и сказочно: по совести и справедливости, которых мы уже не ищем даже в книжках.

И все это — красивым напевным языком, чем-то напоминает мне Семенову, журчит и катится этот язык, тянет историю нитка за ниткой. Как будто текст создан для чтения вслух и на ночь, сказка же.

Разумеется, можно сказать, что некоторые совпадения кажутся притянутыми за уши и помянуть рояль недобрым словом. Но тут вопрос в количестве этого самого. Я настаиваю, по третьей прочитанной книге, что это авторский метод, способ показать торжество воли богов придуманного автором мира. И это и о мире рассказывает не меньше, чем описание политики, религии, географии, etc.

Единственное, что меня сбивало с толку: я все ждала, когда уже выйдет из-за какого-нибудь куста бабка Шалиска, попросится на ночлег, да и наставит на путь истинный всех, подвернувшихся под клюку. Но нет, она все еще бродит недалеко от «Посоха чародея», в Аршмире ей делать нечего. Но тогда кто устроил всю эту историю, кто наплел столько узелков? Неужели сами?

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Робин Хобб «Миссия шута»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:15

Прошло пятнадцать лет с окончания войны с красными кораблями. Пятнадцать лет Фитц не возвращался в Баккип, не видел старых друзей и не участвовал в жизни династии Видящих. Чем заполнена его жизнь? Вы не поверите! Фитц страдает по Молли! Пятнадцать лет прошло! Еще раз — пятнадцать. Страдает о женщине, с которой на мой взгляд они всегда были чужими людьми. Страдает о дочери, которой не видел никогда в жизни. Я не верю в это. Просто нет. Может я слишком цинична, но я не верю в мужчину, пятнадцать лет испытывающего романтичные чувства к предмету своего юношеского увлечения. Так не бывает, это история не про любовь. Про нездоровую зацикленность — может быть.

Сейчас хотела кратко описать свое отношение к королеве Кетриккен. Какая же мерзкая баба! Если в предыдущих книгах я её просто не понимала, то в этой — искренне возненавидела. Автор упорно пыталась в лице Кетриккен показать образец королевского величия и самоотречения. Но Робин Хобб не особо удаются женские образы. Королева выглядит человеком начисто лишенным эмпатии и чувства такта. Что престарелый убийца, что пацан — подросток куда как больше способны к сопереживанию. Странно, правда? По возвращении Фитца ко двору королева наговорила ему красивых слов, типа я должна бы встречать тебя как героя. Но это все только словами и остается, на деле — полный пшик. Неужели за столько лет глава государства не могла посмертно реабилитировать имя бастарда? Почему нет? Почему нельзя было публично снять обвинения в занятии запретной магией? Я так понимаю, никто этим и не занимался, просто в голову не пришло. Зато просить помощи Фитца никакие убеждения и совесть королеве не помешали. Опять же можно быть благодарной, но нет, Кетриккен приставляет в Фитцу с Шутом свою подругу. Герои вынуждены постоянно быть под наблюдением и выкручиваться. На кой это было нужно? У меня нет другого ответа, кроме того, что Кетриккен не слишком умная пакостливая баба. Терпеть не могу её, фу.

Я задалась вопросом, почему некоторые герои «Саги о Видящих» начисто лишены не только развития, но и характеров как таковых? Я о Молли и Нэде говорю. Ответ нашелся. Автору просто нужно все время подкладывать главному герою в карман тухлое яйцо. Что-то, что будет лишать его свободы действий и заставлять опасаться за кого-то кроме себя. Молли и Нэд именно такую функцию и выполняют. А зачем в книге нужен характер не человека, а только определенной функции? Незачем, правильно.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Возвращаясь конкретно к «Миссии Шута», могу сказать, что книга порадовала нехарактерным для Хобб количеством активного действия. Рефлексии, саможалению и прочим страданиям отдана всего треть книги, что по сравнению с предыдущей трилогией просто мелочь. А потом читателя ждут бешеные скачки в лесу, засады, новые враги престола и даже неведомые берега. Много, много экшена. Зато расстроила развязка конфликта. После того, как автор зазря убила Верити в предыдущей книге и мимоходом вырезала руками пиратов половину жителей приморских герцогств, главные герои из безвыходной ситуации спасаются чудом. Только потому, что любимчики автора. Deus ex machina — не тот прием, который достоин аплодисментов.

Тем любезным читателям, кто дочитал до этого момента я сообщу, наконец, о чем эта книга и все книги цикла. Это роман о героизме в самом приземленном его проявлении. Героев, спасших мир не ждет дома торжественная встреча. Фанфар тоже не будет. Остаются только сожаления и одиночество. И тайны, которые гнетут и не отпускают, шрамы на теле и душе. Но жизнь человека, посвятившего себя другим не возвращается на круги своя. Жизнь героя без великих свершений лишена смысла, пуста и одинока. И можно оставить уютный дом, можно забыть гордость, можно снова и снова рисковать своей безопасностью, чтобы наполнить своё существование целью и превратить его — в Жизнь. Судьба героя здесь — не дорога, это палка, толкающая его вперед через холодную воду и колючий кустарник. Хорошая ли судьба у Фитца Чивэла Видящего? Нет. Но есть только такая.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Брендон Сандерсон «Пепел и сталь»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:51

Ай Сандерсон молодец, запудрил мне мозг до полного отвала головы, как интересно, прямо ух.

Фэнтезийно-апокалиптический мир, где всяческих загадок полная котомка. Все вокруг в пепле (не метафора), сыплется с неба этот пепел постоянно, небо серое, солнце красное, вспомните какой-нибудь летний смог — вот типа того. А чего он сыплется-то? И туман по ночам почему? Не потому что мир такой, там случилось что-то таинственное, чудеса и волшебствования.

Отличные геори. Каждому автор приготовил не только особенности поведения, но и сколько-то магии, каждый с интересным функционалом, и поэтому каждый — живое лицо, второстепенные персонажи местами поинтереснее главных будут.

Ну и отличные герои заняты разработкой и воплощением дерзких планов. Сроки поставлены, ответственные назначены, схемы нарисованы, господа менеджеры, наше совещание окончено. Очень мне любо вот это планирование, гораздо больше, чем неожиданные подставы жизни, обычно подстерегающие фэнтезийных героев.

Плюс ко всему этому великолепию — новый концепт магии, предлагаемый автором, основанный на использовании металлов. Я это все пересказывать не буду, потому что у автора эта концепция очень проработана, объяснена и наглядно показана. Это всегда очень приятно мне, как читателю, когда автор не просто сочинил какую-то идею, но и составил по ней целую ладную схему, все сопоставил и все объяснил.

И все так было хорошо, и так необычно, и так оригинально, и тут бац! В сюжете происходит фигня какая-то.

Хочу сразу оговориться — мне не нравятся шестнадцатилетние девочки в роли главных героинь. Совсем не нравятся, не бывает таких девочек. А вот девочка с самых низов общества, неожиданно оказывается магом, да не простым, а прям могущественным. А потом девочку моют — красят — наряжают — учат манерам, и вот этот первый бал... как-то, знаете ли, совсем не свежо. Да чего уж там, видали мы таких девочек сто раз вместе с балами и влюбленностями. Я прям расстроилась как-то, ну нельзя же так просто слить в стандартный YA такую задумку? Обидно! И автор одумался! Правильно, нам нужно меньше платьев, нам нужно больше колдунств и коварств. И вот планы рушатся, а вот все оказывается не тем, чем казалось, потрясения, самопожертвование, еще одна другая магия! Автор одумался, задвинул любовную линию, достал из закромов бунт и революционный подъем. Пафоса изрядно добавлено, ничего не скажешь, но не передавил, все четко дозированно. До слез читателя довести — да, но не до смеха.

Конечно, финал настал как-то слишком быстро. И да, я догадалась что почем раньше главной героини (ну это понятно, я и постарше буду, да и сколько фэнтези за плечами). Но не все разгадки даны, совсем нет. Да и новая интрига намечена.

И пусть мне совсем не нравятся девочки в качестве главных героинь. Но мне интересен этот мир, мне важны судьбы других героев. Я продолжаю читать

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Алексей Пехов, Елена Бычкова «Особый почтовый»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:09

Уиии! РАДОСТЬ СЧАСТЬЕ ВОСТОРГ!

А почему? А у «Ловцов удачи» продолжение есть, вы не знали, да? А вот! И герои мои любимые тут, и Черепаший остров, и нежно обожаемые стреколеты...

Но! Прошло восемь лет. Лас все также работает курьером с Оггом, на том же стреколете, на тех же островах. Даже жилье снимает тоже самое. По моим, не эльфийским, конечно, меркам, восемь лет — это реально дофигищи времени. Я так надеялась, что Лас вернется вернется в Золотой Лес рано или поздно, так или иначе. А у него устоявшая жизнь, хоть и с приключениями, но без каких-то важных изменений. Не женился даже, представляете?

В остальном же — все супер, захватывающе, много полетов, воздушных боев и всего такого интересного. Правда, судя по радостно — пряничному финалу история Ласа на Черепашьем острове завершилась, на продолжение надеяться нет смысла. Баста, карапузики. Остается только порадоваться за героев. Ну я и радуюсь, а что бы и нет. Но стреколееетов хочется еще!

Да, чуть не забыла: Чистого неба!

ЗЫ: У Пехова женщина-гном (гнома то бишь) — симпатишная и без бороды даже. Мне непривычно такое :)

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Лэйни Тейлор «Дочь дыма и костей»

Vienn, 30 мая 2017 г. 18:30

Почему-то сейчас в книжном мире принято определять жанр yong adult у всех книг, где главному герою не исполнилось двадцати. А общая масса литературы этого жанра заставляет обходить ее стороной и скептически кривиться.

Так вот, это — не подростковая литература. Это просто удивительно хорошее фэнтези, попавшее не в свою нишу.

Удивительная атмосфера пражских улочек, где в старом еврейском квартале открывается дверь в мир химер: а где ей еще быть, скажите? По мне, так это самая та точка на карте, где могло бы все это случиться. На Карловом мосту кукла-балерина управляет своим кукловодом, а над всем этим: над художественной школой, над актерами в вампирских нарядах, над «Ядовитой кухней» и толпами туристов взлетают ангел с огненными крыльями и синеволосая девушка. Летят, ведомые надеждой и любовью.

Здесь можно узнать о мире, где живут серафимы с огненными крыльями и химеры. Там за волшебство платят болью, своей или чужой. Волшебство, хоть и с такой ценой, нужно миру, где идет бесконечная война. Война, которая центр и смысл существования, а кроме нее и нет ничего. Только надежда, которая почти как волшебство.

Если отойти от лирики, хотя меня книга и настроила на лирический лад, то это очень необычное и хорошее фэнтези с интересными, живыми героями, за которых я переживала и переживаю. Хорошая интрига, разгадать заранее, в чем же суть у меня не получилось и ни одного рояля из кустов не выползло. Главная героиня необычна ровно настолько, чтобы ею восхищаться, но черты мэрисью в ней не замечены.

Очень прям рекомендую читать, получила массу удовольствия несмотря на серьезную нелюбовь к розовым соплям, подростковой литературе и избранным необычным девочкам. Так что и вы попробуйте.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Рик Янси «Ученик монстролога»

Vienn, 23 февраля 2017 г. 19:52

Такой ужастик, больше противный, чем страшный. Много кровищи, подробное описание вскрытия, и неаппетитные подробности жертв аппетита антропофагов. При этом есть в книге что-то трогательное, интересные герои с многомерными характерами, вызывают они и жалость местами, и сочувствие.

Образ безумного ученого, погруженного в свои исследования шикарен, жаль, что встречается чаще в мультиках, чем в литературе. И Уилл Генри тоже интересный, на удивление нераздражающий для подростка. А главное, взгляд на монстров со точки зрения теории естественного отбора, без всякой хтони и мистики, только наука. Чтож, после трактата о безголовых прожорливых антропофагах надо читать следующую книгу, автор, надеюсь, познакомит нас еще с кем-нибудь жутким, но интересным.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Керстин Гир «Первый дневник сновидений»

Vienn, 2 июня 2016 г. 18:03

Осознанные сновидения — доступно для молодежи!

Я хотела три звезды сначала поставить, но потом решила — читать книгу пол ночи, без возможности оторваться и потом с умным видом писать, как все просто и как мне не понравилось — это снобизм. И говорить, что в книге не понравилось то, что является характеристиками жанра — это как бы странно.

Понравилось:

Главная героиня на мой взгляд поинтереснее Гвендолин (ГГ «Таймлесс»). Нет вот этого раздражающего «ничего не знаю, ничего не умею, и мне и так хорошо». И на гитаре она играет, и самообороной занимается, и про расстегнутые пуговки и короткие юбки все понимает. Хорошая девочка, интересная.

Любовная линия. Второстепенная здесь и от того реалистичная. Встретились два подростка и влюбились. Взаимно. Все.

Все что связано со снами: двери, коридоры, чужие сны. Люблю эту тему и в литературе, и в кино, затем и книгу брала.

Не понравилось

Никто из старшего поколения, кроме няни. Какие-то жутко тупые поступки, даже подростки так не лажают. Мама ГГ просто ужасна, ведет себя, будто сама остановилась в развитии в возрасте шестнадцати лет, еще и гордится этим. Раздражала меня всю книгу.

Школьная компания супер-мачо. До середины книги я не могла запомнить кто из них кто, картонные какие-то. Я так думаю, читательницам нежного возраста автор предоставила выбор «о ком вздыхать». Четыре человека целых, как на подбор прекрасных, чтоб никто не ушел обиженным.

Вставки из блога Леди Тайны. Любителям «Сплетницы» может и понравилось, но я такое неприкрытое «заимствование» не уважаю.

Подытожу: книга интересная, мистическая, но не страшная, для романтичных натур.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Джон Уиндем «День триффидов»

Vienn, 23 февраля 2017 г. 17:59

Как и вся классическая фантастика, «День триффидов» выглядит несколько наивно, но очень обаятельно. По сравнению с современной литературой есть некоторое смещение акцентов: не на фантастической составляющей, а на философской и социальной. Здесь мне очень видно, что фантастика в принципе — в первую очередь метод, а уже во вторую — жанр литературы.

Что было бы, если большая часть населения планеты оказалась беспомощна? Какие моральные нормы останутся в обществе, а какие будут отринуты за ненадобностью в первый же день катастрофы, и какие возможности откроются людям, оставшимся невредимыми — рассуждает автор в основном об этом. Весь дуализм различных ситуаций показан читателю через разговоры людей разных взглядов, особенно показательно возникновение трех общин выживших с принципиально разным устройством: так автор видит пути человечества.

Немного подпортило впечатление описание какого-то экстремально быстрого разрушения городов. Предположение, что электричества и воды не станет сразу же, как только не станет обслуживающих рабочих не соответствует действительности. Хотя кто знает, может, в год написания книги так и было?

Пойду снижу оценку «Слепоте» Сарамаго, я теперь вообще не понимаю, зачем она была написана, если роман Уиндема уже существовал.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Филип Дик «Мечтают ли андроиды об электроовцах?»

Vienn, 12 февраля 2017 г. 18:32

Сразу скажу, что Ф. дик проходит у меня под знаком «прочитать все», настолько я очарована его манерой отправлять своих героев в бездны разума, путая реальность и воображение и ставя все привычное с ног на голову. И в «Андроидах», такой момент тоже был, момент, когда книжная реальность, к которой ты привык, покачивается, угрожая низвергнуться в тар-тарары. Но здесь выплыли как-то, здравый смысл оказался вполне здравым.

Вообще же книга об одной из любимых тем фантастов: отличии людей от андроидов (или анди от людей, тут кому что больше нравится). Как мы знаем уже из нашей реальности, наличие разума не является ключевым с момента изобретения искусственного интеллекта. А что тогда является? До чтения книги я бы сказала, что творчество, способность создавать нечто принципиально новое. Но андроиды Дика способны к творчеству. И мечтать они способны тоже. Остается только возможность сопереживания: машина не способна к эмпатии, не только к людям и животным, но и к себе подобным. Сразу параллель к нашей не книжной жизни: а все ли люди способны? Но это ремарка в сторону, в постапокалиптическом мире романа сопереживание поставлено во главу угла и существования: специальные аппараты, позволяющие делиться эмоциями, в каждом доме, у каждого человека. Религия, построенная на сопереживании. А главное — животные. Если ты не заботишься о какой-нибудь животинке, ты практически отлучен от приличного общества. Хотя в общем смысле мечты о животном побольше, подороже, эксклюзивней, чем у соседей, покупка в кредит котиков и коров, ничем не лучше мечт о квартире побольше, или машине побыстрее.

Такое вот будущее.

Увы, на мой взгляд с концовкой что-то не задалось. Автор, отправляя своего героя взбираться на гору, хотел показать, что сопереживание должно распространяться на машины тоже? Или что? Действительно неясный для меня момент. Я погуглю это дело, конечно, но тут пусть будут только мои мысли, а мне было непонятно.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Макс Фрай «Мастер ветров и закатов»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:23

[q]Моя тоска по Ехо была столь велика, что я ее почти не чувствовал, как не чувствует боль человек, потерявший от нее сознание. Моя тоска по Ехо не помещалась в меня в меня, вот в чем штука[/q]

И я скучала по Ехо. По мозаичным мостовым, домам на мосту и ветру, дующему с Хурона. А еще скучала по сэру Максу, всемогущему вершителю и баловню судьбы. Причем мне не хватало Ехо именно «Лабиринтов». «Хроники Ехо», рассказанные истории «а помнишь...» за чайком со старыми друзьями — это ностальгия по прекрасному месту, а не возвращение. И сколько бы не говорили, что история Макса в Ехо закончилась, что автору не стоит возвращать вершителя-демиурга в эти декорации, я ни с кем не соглашаюсь, и говорю любимому автору огромное «спасибо».

Нельзя войти дважды в одну реку. На автор героев и не возвращает, это новый город, сохранивший свою привлекательность и приобретший новые краски. Магия, существующая раньше как возможность сейчас выступает въяве, выпукло и зримо. И герои изменились, разумеется. Макс вырос и больше не смотрит вокруг с ошарашенным видом и не решает проблемы спасения мира случайно, не понимая, как это вышло. Шурф шутит теперь не один раз за книгу, он иронизирует в каждом диалоге, хорошо же. И Джуффин как будто расслабился и «выдохнул».

Вместе с тем, хочу отметить момент, который мне не понравился: слишком много автора. Повторяется прием, расстроивший меня в «Тубурской игре» — автор декларирует свои мысли через речь каждого героя и по любому поводу. Вместо обмена репликами герои произносят заготовленные сентенции, одним и тем же языком. Это слишком «в лоб».

А вообще, о чем книга можно сказать коротко: о снах, смерти и всемогуществе. Как и все книги автора. Рекомендую ли читать? Если вы любите Ехо — обязательно. Если только хотите познакомиться, начинайте лучше с «Чужака».

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Робин Хобб «Золотой шут»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:13

Когда читаешь пятую книгу об одном и том же герое, несомненно, начинаешь испытывать к нему какие-то личные чувства, помимо читательского любопытства. И я испытываю, и мне есть что сказать: «Дорогой Фитц! Как же ты меня адски бесишь!»

В этом томе «саги» передо мной раскрылись самые неведомые грани характера главного героя. Автор даже и не подозревала, может, о некоторых его особенностях, или что-то другое хотела показать. Но я же вижу. Вижу главную черту Фитца. Она называется — недостаток интеллекта. Можно сказать — Бог ума не дал. Или: да что ж он такой тупой. Смысл остается тем же. Наворотить такое количество косяков за заданный промежуток времени — это либо тайный умысел, либо элементарная неспособность хоть мало-мальски задумываться и видеть чуть дальше собственного носа.

Фитц опять отталкивает от себя всех, кому он дорог. Выдумывает кошмарно-нереальные причины для обид. Опять создает тайны на пустом месте. Умалчивает. Недоговаривает. Такая любовь к мелким и крупным секретам напоминает паранойю. А может это она и есть. Декларирует: «Я уже взрослый! Я вырос!» и совершает поступки, демонстрирующие, что и не вырос, и сам мало что может.

И сюжет движется по схеме: Фитц лажает, самостоятельно и по-крупному. Его друзьям приходится в очередной раз его спасать, выручать и откачивать. Последствия тоже решаются кем-нибудь другим. А главный герой наш возлежит на подушках и упивается своей виной и недовольством, что и спасали его не так, и не те, и не тогда.

Я сопереживала главному герою.

Я сочувствовала главному герою.

Я пыталась понять характер главного героя.

Иногда злилась.

Иногда раздражалась.

А сейчас испытываю одно, но очень уж пламенное желание: вооружиться тяжелым тупым предметом и приложить промеж глаз. Потому что смотреть, как бедняга уже пятый том «чахнет, сохнет, скоро сдохнет» уже просто невозможно.

На этой не слишком оптимистичной ноте я хотела расстаться с историей Видящих. Но автор заманивает в следующую книгу обещанием драконов, парящих в небе и путешествиями к новым берегам. Опять же Шут столь же прекрасен, как и в начале истории. Так что не знаю, продолжать ли. Не знаю...

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Энн Маккефри «Корабль, который пел»

Vienn, 12 февраля 2017 г. 18:35

Что меня поражает — это тоже книга о Вселенной Перна. То есть понимаете, да? И разумные драконы, и поселения непонятно кого, и вот люди, помещенные в корабли и ставшие их разумом. И все это — один мир. Обалдеть!

Другое дело, что как отдельная от циклов и подциклов единица, книга кажется местами простоватой, а местами просто скомканной.

Автор бог бы и развить многие темы, в рамках знакомства читателя с Объединенными мирами. Рассказать больше о корвиках (которых я не могу не читать как «ковриков»), негуманоидная раса, живущая в метановой атмосфере и имеющая сознание, мышление и речь, основанную на анализировании и умелом применении энергии — это же с ума сойти, это же сюжет для целой отдельной книги. Или эти жители убогой планеты, поклоняющиеся сбрендившему кораблю и взывающие смерти — хочется больше подробностей, как они дошли до жизни такой. И как их будут перевоспитывать — это много информации об объединенных мирах, которой мне автор не доложил.

Мало того, основная сюжетная линия: человек с дефектами развития, запаянный в титановую оболочку. Он не растет (операция на гипофизе), потребляет питательную смесь, не чувствую вкуса, лишен обоняния и полностью лишен подвижности. При этом имеет развитый поболее, чем у многих мозг, управляющий целым космическим кораблем. Это же отличная канва для социальной линии, и для сюжета о морально-нравственных исканиях тоже. О границах человека-не человека. Но автор только намечает эти проблемы пунктиром, не вдаваясь в детали.

Ситуация, когда Хельве предложили обрести тело, стать человеком в полном смысле. И иметь все возможности обычного человека, а возможностей корабля лишиться — это же по сути своей нехилая драма. Драмище прям. А что в книге? Предложили — отказалась. Все. Когда ситуация повернулась неожиданной стороной — вспомнила, от чего отказалась, так, вскользь.

В общем, мне кажется, здесь много упущенных возможностей для развития сюжета. Но! Тут надо быстро вспомнить, что это не моя книжка. А автор пишет не о социалке, и не о проблемах самоидентификации у живых кораблей. Автор рассказывает нам историю корабля, работающего в медицинской спасательной службе. От первого лица. И поэтому здесь нет подробностей того, чего Хельва не видит и не знает. И нет описания каких-то эмоциональных коллапсов, потому что рассказчица их не чувствует. И если какие-то возможности книги упущены, дабы сохранить её стройность, логичность и разумность — так тому и быть. В конце концов, автору виднее. Тем более, что у книги есть еще одна задача — не рамках отдельной истории, а в рамках целой вселенной она должна что-то читателю донести, занять свое место в узоре. И судить, вышло это или нет, можно только прочитав весь цикл.

А еще здесь есть постановка Шекспира в невесомости на планете с метановой атмосферой.

А еще я забыла сказать, что книжка-то о большой любви.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Илья Крымов «Дети Силаны. Паук из Башни»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:52

Видит Орм, я стараюсь не наспойлерить.

Идеальным восприятием каждой книги было бы, конечно, отвлеченное оценивание её как самостоятельной единицы, эдакой сферической книги в вакууме. Но читательский опыт и общее «спортивное ориентирование» в массе совсременной литературы не дают этого делать. Поэтому я всегда сравниванию. И всегда вижу, откуда у какого фэнтези-мира растут ноги. И «Детей Силанны» невозможно не сравнивать с «Пересмешником», невозможно не видеть, что создание Мескии не просто вдохновлено Рапгаром, оно продиктовано его существованием на книжных страницах.

Но это не плохо, как я считаю. Ведь стимпанковский мир «Пересмешника«снискал славу и создал определенную жанровую нишу и кучу людей, ищущих еще такого же. И вот эта книга — именно «такое же». За исключением того, что автор решил пойти вглубь и вширь и постарался создать мир с достаточно четкой внутренней структурой и логикой. Тут нам читателям и история с религией, и внутренняя политика и внешняя, экономика, исследования и прогресс — все уровни, которые должны бы быть в стройной авторской концепции незнакомого читателю мира.

Мало того, автор не успокаивается на создании множества неведомых новых рас, как сделал Пехов, Крымов выстраивает между ними иерархию и взаимодействия разных типов, и с точки зрения главного героя подводит обоснуй подо все, что в мире Силанны понамешано.

Я имею в виду, что сама концепция мира достаточно сложна и выстроена, внимательно и любовно. Но для меня все эти танцы спотыкаются на главном герое. Вроде бы должно быть полное погружение, тут объяснения, тут пояснения, повествование от первого лица, опять же. Но я его не понимаю, вот хоть тресни. Я в финале была уверена, прям уверена, несмотря на все его высказывания, что поступит он по-другому. Автор так старался сделать героя не идеальным, так старался слепить его живым и противоречивым, что Бриан стал просто каким-то мужиком, который чего-то там о себе рассказывает, а ему не сочувствуешь вообще, потому что «как и нафига» никуда из моей скептической головы не деваются всю книгу. Все решения Бриана (особенно финал) вызвали бы отклик у читателя, если бы их преподносить не от первого лица и приправить изрядной долей пафоса и накала страстей. Разделить сухой и язвительный голос главного героя и голос автора — и возможно это была бы гораздо более захватывающая книга.

Если подытожить, то впечатления неоднозначные, последнюю треть книги я активно болела против ГГ и компании, хотя и не знала за кого. Очень надеялась на совсем другой финал. Любовная линия показалась совершенно лишним бантиком сбоку, а главный герой — совершенно мартисьюшным.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Алексей Пехов, Елена Бычкова «Под знаком Мантикоры»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:47

От книги хорошо знакомого и любимого автора автора ожидала большего. Но если не придираться, то все здесь отлично: фэнтези, вписанное в антураж Испании примерно 18 века. Знойное солнце, бои быков, гордые благородные сеньоры, кровная месть, — отличная рамка для захватывающего сюжета. Меня сбили с толку абсолютно незапоминаемые имена героев, из-за них было сложно следить за сюжетом. Ну не могу я удивиться вероломству очередного дона, если вовсе не помню, кто же он такой. Ну и главный герой до конца был какой-то непонятной фигурой, не увидела я его характера и внутреннего мира. Если подытожить, то сюжету «да», а вот героям — «увы»

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Анна Старобинец «Икарова железа. Книга метаморфоз»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:55

Мне показалось мало. Из-за того, что это рассказы, из-за того, что их всего 7. И, главное, потому что сборник вышел крайне неоднородный. Здесь интересное и неслучайное расположение рассказов в книге: семейные истории по краям, общественные в центре. Но по накалу вышло так, что вот эти истории «краешки» оказались гораздо сильнее центра, где хорошо бы находиться кульминации. И поэтому «Споки» (последний рассказ) перебивает по воздействию все предыдущие, и в сочетании с «икаровой железой» создает ощущение провисание середины книги. Перемешать бы эти истории, было бы лучше. Ну наверное.

Что же до смысла, то Старобинец пишет как бы не страшно. И даже не слишком фантастично. И так аккуратненько дает она ощущение такой липкой жути, что диву даешься. А рассказать кому — не поймут. Чего там страшного, сказки какие-то, сказочки. Потому что берет автор нашу реальность, такую обычную и даже родную. Вот тут улица у нас, рекламка светится. Тут компьютер с интернетом. Дети с уроками и не съеденной кашей и мужья с вечерними совещаниями. Такая жизнь. И в эту жизнь автор подпускает маленькое фантастическое допущение. Такое прям крошечное, изменение одной детали в общественном устройстве. А люди, — помним да? — все такие же. И реальность такая как есть, вся наша. И тут приходит ужас и липкое по позвоночнику лапками «шмяк — шмяк».

Как бы вот сделать, например, чтобы муж был примерным таким семьянином и ни налево ни направо не глядел? Важная бабская мысль, вековая. Решается, правда, проблема жутковато. Но это со стороны жутковато, а на деле всеобщее щастье. Шмяк!

Ну или дети. Дети, например, не слушаются. И внимание надо, и стихи в школу учить, и даже, может, сказку надо. А у женщины — то откуда время? Работа ведь и форумы не читаны. А если женщина и не такая, и даже сказку может рассказать, то не забывайте, что ребенок должен быть таким, как сверстники. А у мам сверстников работа и форумы.

Или вот религия. Или наука, вы что выбираете? И непонятно тут, то ли вмешательство в божественную сферу рождает чудищ, то ли придание научному эксперименту религиозной основы как-то зря затеяно. Тут уж кто как видит, выбирайте.

Что поубавило восторгов, так это слишком активное смещение на женское восприятие текста и жизни. Но тут все в глазах смотрящего, так что этот пункт необъективен вообще. Автор же — талантище, хоть это тоже необъективно.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Роджер Желязны «Дорожные знаки»

Vienn, 12 февраля 2017 г. 18:33

Такое ощущение, что Желязны решил написать фанфик на самого себя, пригласив человек пять приятелей в помощь.

- Давайте напишем роман, чтобы были путешествия как по отражениям, но без отражений.

Например, дорога идущая через все времена.

- И все варианты истории будут как развилки

- И тупики еще можно добавить

- А путешествовать герой будет по дороге на движущейся горе.

- Гора была уже

- А, да, была. Тогда на летучем роботе?

- Верхом на летучем роботе, а вокруг история от каменного века? Что-то в этом есть

- Да вы долбанулись, какие роботы?

- Давайте пока пусть будет машина, потом переделаем на что-нибудь

- Но робота запишите, летучий робот — круто же. Робот-уничтожитель пыщ-пыщ!

- Тогда пусть и драконы будут

- Какие, нафиг, драконы? Не, никаких драконов

- Но вот мутантов можно добавить

- Да, я тоже за мутантов

- И драконов

- Никаких. Драконов. Просто нет

- Если есть роботы, то пусть суперкомпьютеры еще будут

- Да!

- Точно, компьютеры у избранных на дороге

- И драконы...

- Нет!

- Ну хоть гипотетические драконы. Хоть роботы

- Нет!

- Я хочу, чтобы были драконы. Хоть один, хоть маленький

- Как меня достал этот драконолюб!

- Фиг с тобой, пусть будут драконы

- Да вы долбанулись! Динозавра тогда добавьте

*записали динозавра, записали робота-уничтожителя, суперкомпьютеры

- Что? Вы серьезно это? Еще Гитлера туда запихните и этого, де Сада!

- У нас будут драконы^^

- И суперкомьютеры^^

Ох ты ж блин, какая каша! Добавим еще немного стихов. Теперь отлично!

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Джаспер Ффорде «Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:50

Отличный детектив — пародия, где автор высмеивает (впрочем, достаточно беззлобно) все клише жанра. Попутно проходится и по стереотипам общества, тоже без едкости, на мой взгляд. Мне показалось, что Ффорде высмеивает не столько сами произведения детективного жанра, сколько их читателей и почитателей. В общем и целом, произведение занимательное, мне понравились и герои, и язык, и сюжет. Я даже пыталась угадать убийцу, чего за мной не водится. Единственное «но» — как оказалась, я недостаточно знакома с английским фольклором.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Кира Касс «Отбор»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:05

С первых страниц мне всё хотелось спросить: Китнисс, ты ли это? Повторюсь за всеми высказавшимися рецензентами: шоу «Холостяк»+«Голодные игры»+«Модный приговор». Все, больше ничего тут нет. Однако жанр книги подразумевает описание антиутопического общественного строя, и вот здесь у меня возникла масса вопросов. Я их здесь напишу, вдруг мне кто ответит.

Вкратце — США после третьей мировой войны превратились в новое государство.

Мне непонятно было само устройство этого общества, то бишь зачем и почему все именно так? Если в «Голодных играх» разделение дистриктов было понятно, то эти касты — нет. То есть, что это разделение на касты дает обществу, экономике или правительству? И как деление общества устроено, непонятно. Люди искусства в пятой касте, а девка — фотомодель почему-то во второй. Где логика? Автор показала людей искусства, обслуживающий персонал, рабочих физического труда, еще упоминались учителя и военные. Где врачи, ученые, изобретатели, инженеры? Всех людей, двигающих прогресс общества и всех людей интеллектуального труда за кадром оставили. Автор о них не знает что ли, слишком много о платьицах думает?

Дальше — большая часть низших каст голодает. Почему? Бедность мне понятна, но именно голод — нет. Голод говорит о существовании некоего дефицита или о неразумном распределении благ. Однако каких-либо «паразитов» автор не описывает. Ну не королевская же семья их объедает? Опять же, ничего не сказано о том, что гражданам этой чудо-страны что-то запрещает картоху там посадить, рыбку половить или еще чего.

И последнее, что меня интересует — повстанцы. Вот смотрите: есть какие-то шайки, периодически нападающие на дворец и мирных граждан. Чего хотят — непонятно. Против чего выступают — тоже непонятно. Однако их именуют именно повстанцами, ни террористами, ни как-нибудь еще. Сами шайки нападающих никаких требований не выдвигают. А правителям это и не надо. Слово «переговоры» утеряно что-ли в тяжелые годы? Захват для допроса тоже перестал существовать? Неужели самому королю интереснее прятаться в подвале, чем попытаться понять, что этим нападающим нужно?

В общем, мир, описанный автором глубоко вторичен и при этом не проработан. Зато припудрен и присыпан стразиками. В следующих книгах жду притянутых за уши объяснений и роялей за каждым кустом. А любовную линию я комментировать не буду, она вполне в традициях и рамках жанра, ничего нового не принесла.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Алекс Кош «Огненный Факультет»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:08

Без восторгов, но и не совсем бредово. Очередная фантазия на тему магической школы, но в рамках этой фантазии ничего нового не изобретено, вторично от начала и до конца. Хоть книга и считается юмористическим фэнтези, где смеяться я ни разу не поняла, правда, это может быть только моей особенностью восприятия. Задел на продолжение, разумеется, оставлен неплохой, но развитие этого сюжета пройдет мимо меня. Из всех героев порадовал только вампир ближе к концу книги, да и то, до любимчиков сильно не дотянул, я его и не вспомню через неделю.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Лорел Гамильтон «Запретный плод»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:28

Я не могу припомнить за последнее время книги, к которой отнеслась бы с большим предубеждением, чем к этой. И мне, как ни странно, вполне понравилось. Как-то тяжело писать рецензию именно как о литературном произведении. Потому что это натуральное кино. Ну типа «Блейда» там, или «Баффи» (даже больше подходит).

Итак, действие происходит в мире, где вампиры признаны полноценными, пусть и слегка дохлыми, членами общества. Как они дошли до такой жизни автор не уточняет, мне интересно было бы почитать, как этот социум человеческо-вампирский функционирует, но автор подробностями не балует (это кино же, помните?). Сюжет завязан на том, что кто-то (или что-то) некое количество вампиров покрошил в капусту (кровавые подробности в изобилии). Главная героиня — по книге «аниматор», а по сути некромант, работает поднимателем зомби, а на досуге занимается упокоением кровососущих. Ну вы догадались, она и будет выяснять, кто же натворил гнусностей. Детективной составляющей автор не балует (это не просто кино, а конкретно боевик), героиня «расследует» дело по принципу «ввяжемся в драку и разберемся». Мне понравилась сама Анита — вполне себе живой персонаж. Она не идет в подвал под тревожную музыку, готовит пути отступления, не тупит посреди драки. При этом не супервумен: боится, устает, чего-то не умеет, и еще некоторые моменты нормальных человеческих и даже чисто женских качеств. Понятное дело, глубоких мыслей, сопереживания и катарсиса от данной книги ждать не стоит. Ну да на мой взгляд, идти в кино на вампирский боевик, и говорить, что артхаус лучше — это странно. Так и здесь.

В общем, легкое чтение, бодрое действие и не слишком плоско — зачет, но не фонтан. От продолжения серии воздержусь, слишком много для меня кроваво-сексуальной коннотации.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Питер Джеймс «Убийственное совершенство»

Vienn, 2 июня 2016 г. 16:49

Идея романа хороша. А вот воплощение подкачало. Я не люблю, когда автор держит меня за идиота, неспособного к самостоятельному генерированию мыслей и не умеющего делать выводы из элементарных предпосылок. По-сути, здесь две пласта: беллетристический роман о преследовании людей религиозной сектой и авторский манифест против вмешательства в природу.

И вот та часть, которая вся из себя манифест читалась так. Бла-бла-бла, человек вмешался в процесс естественного отбора, бла-бла-бла, из-за достижений медицины мы вырождаемся, бла-бла-бла, перенаселение, бла-бла-бла, ГМО, мы все вымрем, загадили планету, да куда мы катимся, бла-бла-бла. Бла.

По-хорошему, все эти авторские умозаключения, которые он «крайне ненавязчиво» вкладывает в речь то одного, то другого героя, надо бы изъять из романа насовсем. Оставить фактическую часть, без лишних рассуждений, и дать читателю самому заняться генерированием умозаключений, своих собственных. И тогда остался бы хороший беллетристический роман с элементами научной фантастики.

Однако, я оцениваю книгу скорее как понравившеюся. Потому что здесь хорошее бытописание, годный простой язык без корявостей и увлекательный сюжет.Понравилась вся часть сюжета, описывающая беременность главной героини и её быт с грудными детьми. Реалистично описано, на мой дилетантский взгляд.

В общем и целом, я бы охарактеризовала эту книгу как занимательную. Занимает время, занимает голову складыванием буковок. Ну и всё.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Энн Агирре «Анклав»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:20

Совершенно нейтральное чтиво, отлично подойдет убить время. Ничем не оттолкнет, но и новым ничем не одарит. Автор взял масштабную задумку, которая оказалось не по силам. И тоталитарный общественный строй выглядит не реалистично, и монстры какие-то не ужасающие, и постапокалиптические черты смазаны и невыразительны. Главная героиня — совершенная кукла, собрана из четырех базовых эмоций и нескольких инстинктов. В общем — интересненько, и не более.

Оценка: 5
–  [  18  ]  +

Кормак Маккарти «Дорога»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:12

Шли

Брели

Блуждали

Двигались

Колесили

Прошли

Пересекли

Вышли

Продвигались

Тащились

Примерно так. Накрылись полиэтиленом. Сняли полиэтилен. Надо идти. Развести костер. Отдохнуть. Идти. Найти еду. Найти воду. Шагать вперед. Зажигалка — средство выживания. Последний патрон — драгоценность. Согреться негде. Поесть досыта нечего. Безопасности не существует.

Этот мир разрушен и выжжен. Никакого постапокалиптического общественного строя здесь нет, сама идея общества — чужда и нелепа. Человек человеку не волк, а что-то гораздо худшее. Они идут через земли, покрытые пеплом, снегом и грязью. И сами уже не знают, зачем. И невозможно загадывать, что потом и что если. Смерть не идет по пятам, нет. Она хозяйка этой земли и возьмет свою добычу в любой момент. У этой дороги нет смысла. Надежда покрыта грязным снегом, цель также подернута пеплом, как солнце. Простыми рублеными предложениями автор вбивает ритм шагов прямо в голову: идти.

Меньше трехсот страниц книжка. Всю душу мне вынула, зараза.

Оценка: нет
–  [  11  ]  +

Робин Хобб «Сага о Видящих»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:17

Это было долгое путешествие. Но мне жаль, что оно закончилось. Я жила с этой трилогией достаточно долго, и впечатления были очень разными. Легкое любопытство: ну-ка, ну-ка, и что же дальше? Ночные бодрствования: не смогу уснуть, пока не узнаю, что было дальше. Периодически накатывала скука: сколько можно страдать, сделайте уже что-нибудь с этим. Иногда я забрасывала историю убийцы, переключаясь на другие книги, с мыслью: «Как же меня достал этот Фитц!» Но я всегда к ней возвращалась, и не жалела об этом. Ни об одном из многих часов,потраченных, чтобы узнать об истории Шести Герцогств.

Трилогию о королевском убийце я восприняла скорее как единое произведение, а не как три законченных романа. Здесь достаточно простая композиция:

«Ученик убийцы» — завязка сюжета. Знакомство с героями, первые конфликты... эдакая вводная. Очень здорово, что в отличие от многих прочитанных мной фэнтези-сюжетов, в истории убийцы нет героя, возникающего ниоткуда, умеющего все на свете и спасающего мир мимоходом. Автор знакомит нас с бастардом династии Видящих с раннего детства. Главный герой — как на ладони. На протяжении всей трилогии мы будем знать, почему Фитц рассуждает именно так, что он может, а что ему недоступно, откуда взялись применяемые умения.

«Королевский убийца» — кульминация трилогии, вершина конфликта. Самая насыщенная действиями часть истории. Здесь все герои вовлечены в активное действие, хотя фокус авторского внимания и не уходит с Фитца. Самое яркое раскрытие характеров всех героев. Здесь же появляются и первые нравственные коллизии выросшего бастарда, осознание своего места в Бакке и в мире.

Главная интрига королевского дома складывается из множества ниточек, которые стягиваются в узел ближе к концу книги. И здесь же автор впервые вызвала у меня сочувствие к герою, которое будет только нарастать в следующей части.

«Странствия убийцы» отличаются от первых двух частей. Если раньше все действие было сосредоточено в бурлящем котле Баккипского дворца, то в третьей части истории Фитц покидает Баккип, а читатель вынужден отправится с ним. Это действительно грустно, я уже как-то пообжилась в королевской резиденции. Привычные нам локации: конюшни Баррича, секретное жилище Чейда, вершина башни, продуваемая ветрами, заваленная травами и свитками комната Пейшенс — остаются позади. Все это сменяет мотив дороги, достаточно каноничный для этого жанра. Вы тоже много раз такое читали: герой идет-идет-идет, через горы-буераки, за тридевять земель. И все плохо-плохо-плохо, холодно, голодно, кругом опасность. В какой-то момент таких путешествий у меня обычно возникает мысль: да когда же он куда-нибудь придет! История Фитца — не исключение. К этому добавляется следующая особенность: по объему трилогия о королевском убийце — это эпос. По географии — тоже эпос. Но здесь одна сюжетная линия и один главный герой и повествование от первого лица. Так что, если автор решил рассказать, как герой куда-то идет — будьте уверены, вы пройдете с ним каждый шаг. Если герой вдруг чего-то не знает — и вы не узнаете тоже.

Здесь я хотела бы остановится несколько подробнее.

Мальчик, Фитц Чивэл, королевский убийца, Древняя кровь, Изменяющий. Робин Хобб решила, что главный герой должен страдать. И он страдает. Постоянно. Если вдруг так сложилось, что он здоров физически, то, будьте уверены, он начнет страдать морально. Фитц замкнут в самоподкрепляемый цикл: долг-страх-неудача-вина, долг-страх-неудача-вина. Если интересно определить наугад, каким чувством охвачен главный герой, это не сложно, всего четыре варианта на выбор.

Фитц ранен почти постоянно. Он может быть просто ранен, при смерти, голоден, грязен — но случай, чтобы он был здоров и благополучен, встречается очень редко. Что удивительно, в этой книге такой герой не раздражает (бывало, конечно, но незначительно). Настолько ценными на фоне всего автор делает моменты удачи героя: теплый очаг, встреча друга, кров над головой. Простые вещи, в сущности.

Хотела бы заметить, что страдает от одиночества Фитц зачастую по своей личной вине. Я, разумеется, понимаю, что в феодальном обществе человек вне класса крайне ограничен в круге знакомств и общения. Однако, даже с людьми, искренне расположенными к нему у Фитца отношения незалаживаются. Несмотря на то, что формирование характера автор показала с детства и в подробностях, я все равно не всегда понимала и одобряла поведение ГГ. Почему он то отталкивает самых близких людей, то доверяет все тайны непонятно кому — я не понимаю. Даже когда автор объясняет какие-то мотивы и ход мыслей — все равно нет. У главного героя какой-то чуждый мне способ мышления, видимо. Ради своего долга Фитц готов сделать что угодно и отворачивался от близких людей, не разделяющих его мнение. Однако, когда об этом же долге ему напоминают, как реагирует? Он обиииделся. Как ребенок, топающий ногами и орущий «ненавижу». Возможно, то, что реакции героя кажутся мне нелогичными, вызвано тем, что я не прониклась любовной линией Фитца с Молли. Да и вообще никакой любви не увидела. Молли как героиня — не интересна, отношения их — не интересны, и зачем эта линия в романе нужна, я не понимаю.

Хоть главный герой здесь — Фитц Чивэл, любимыми персонажами для меня стали Шут и волк. Это именно те герои, поступки которых мне понятны и интересны. А еще у них обоих есть чувство юмора (и у волка, да), чего совершенно лишен ГГ.

В конце трилогии автор раскрыла все загадки, волнующие читателя. Кроме тайны Шута. И это значит, что мое путешествие по Шести Герцогствам не закончено. Еще одна трилогия впереди.

Оценка: нет
–  [  11  ]  +

Алексей Пехов «Хроники Сиалы»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:01

Часть первая — познавательная.

Как известно, лучше автора не скажешь. А я и не претендую, тем более что автор «Хроник Сиалы» во втором и третьем томах трилогии любезно напоминал читателю события предыдущих книг. Поэтому вот цитата с краткой сутью сюжета:

[q]Пророчество о Танцующем в тенях говорит о том, что этот самый Танцующий, который будет непременно вором, спасет весь мир от злой бяки. А прежде чем он это сделает, случится еще куча событий или знамений. Там много всего того, по чему можно узнать Танцующего, то бишь нашего всеми любимого круглого дурака Гаррета по прозвищу Тень.[/q]

[q]Я достану Рог Радуги, всучу его Ордену, сграбастаю честно заработанные денежки и грамоту с помилованием, а затем отправлюсь жить в свое удовольствие. Остальное, если, конечно, это не угрожает моей жизни и сулит барыша, меня не касается.[/q]

Если еще немного конкретнее, то основная линия сюжета заключается в том, что собирается компания главный герой сотоварищи и топ-топ ножками по карте, дабы достать артефакт, спасти мир и исполнить древнее пророчество между делом. И вот идут наши герои, точнее скачут. А вокруг опасности! А кругом враги! Тут — засада, там — погоня, лошади «тыгыдым-тыгыдым», стрелы «фьюить-фьюить», мечи «дзанг-дзанг», колдуны — колдуют, шаманы — шаманят. А еще предательства, пророчества, люди, орки, эльфы, гномы и просто огромная куча страшно-опасных, удивительно-прекрасных, таинственно-неизвестных и просто мифически-несуществующих личностей.

Основная линия повествования перебивается вставками из снов и видений главного героя, рассказывающих об устройстве и истории мира Сиалы, а концепция демиургов здесь отличная, только из-за нее можно читать.

В целом же — динамика, экшен и крепко сбитый приключенческий сюжет в фэнтези-декорациях. Именно тот тип сюжета, который сложно пересказать близко к тексту, потому что запутаешься, что же и за чем было, тип сюжета, когда герои не успев разобраться с одной передрягой вляпываются в другую. А самой серединке сюжета (хоть и не в середине трилогии) — личный квест героя, центральный. Тут же и центральное испытание и инициация.

Часть вторая — [s]слабо[/s]аналитическая

Чем интересны «хроники Сиалы», так это тем, что несмотря на то, что можно половину сеттинга «разобрать» и тыкнуть, что такой поворот был в этой книге, а вот этот — в другой, никакого дискомфорта от классичности сюжета и декорации читатель не испытывает. Здесь работает такой механизм: читатель, аккуратно сводящий знакомство с жанром фэнтези, получит отличный крепко сбитый сюжет, захватывающий внимание и тянущий за собой через все три увесистых тома. А еще все классические атрибуты жанра: магию (еще и трех видов), разные расы со своими взаимодействиями, цельный мир с понятной географией и историей. в общем, все, что положено укладывать в рамки жанра здесь имеется. А читатель, который уже ходил с Фродо к Ородруину, или с Рандом к Оку Мира, и вообще как-то ориентируется в фэнтези-мирах, несомненно заметит, где и с чем пересекается сюжет. Однако это никак не помешает получить удовольствие от книги. Потому что вот такой классический и сто раз виденный сеттинг неизменно популярен, именно потому что выигрышен. Все же знают с детства и детской литературы, что дома никаких приключений не бывает, и героем не становятся сидя во дворе. Чтобы победить главного врага и спасти мир, нужно собрать друзей, закинуть котомку на плечо и долго чапать в неведомые края. Или хоть в соседний квартал.

Отдельно хотела бы добавить про описание локаций. Потому что: с одной стороны, визуализация у книги очень хорошая и яркая, с другой стороны, каких-то подробных длинных описаний автор не дает, чтобы не сбивать динамичный ритм повествования. Поэтому здесь описания коротенькие, но каждое снабжено определенными маркерами, позволяющими читателю не то что нарисовать, а вызвать из памяти нечто похожее и виденное в кино, или играх, или просто в окне. Этот прием показался мне оригинальным и рабочим, позволяющим «нарисовать» красивую или страшную (по обстоятельствам) картинку и не провалить темп.

Отдельную медаль стоит вручить трилогии за батальные сцены. Отлично выписанные, захватывающие и понятные(!). Фокус внимание перемещается от рядового солдата к отдельным подразделениям и к общей панораме сражения.

Я считаю, для любителей жанра — читать не раздумывая. Мастерски сделано, эпично и захватывающе.

Оценка: нет
–  [  4  ]  +

Иэн Макьюэн «На берегу»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:19

Первые пятьдесят страниц этого романа я бы рекомендовала женам моряков дальнего плавания. После таких описаний читателя настигает гарантированное отвращение к интимной стороне жизни. Омерзение и гадливость. Я отдаю должное мастерству автора, сумевшему вызвать такую сильную эмоцию, но гадливость-то от этого никуда не исчезает. Вроде ни одного грубого слова, никаких разнузданностей, но противно.

А в остальном как-то пусто. Половина отсылок в прошлое героев ничего не дает, текст ради текста, без них в повествовании ничего бы не потерялось. И я действительно не понимаю, в чем драма? Герои друг другу не подходят, так бывает. Поженились два малознакомых по сути человека, так тоже бывает. Они не должны терпеть друг друга всю жизнь, и это хорошо. А не сошлись они из-за несогласия в интимном плане, или каком другом, это неважно в общем-то. Нечего тут смаковать и анализировать. И эпоха не причем.

Кстати, в книге, особенно из этой серии, должна же быть какая-то хорошая мысль:

[q]«Она понимала, что, заигрывая с ним, только осложняет свое положение: не надо затеваться с тем, что не готова продолжить»[/q]

- вот она. Можете не благодарить.

Оценка: нет
–  [  4  ]  +

Сергей Львович Москвин «Метро 2033: Увидеть солнце»

Vienn, 2 июня 2016 г. 17:10

Феерическая ерунда и пособие о том, как не надо писать. Я ни разу не встречала еще такой плотной концентрации штампов на страницу текста. Никакущие герои, даже не картонные, а вообще никакие, ни характеров, ни биографии, ни развития, ни-че-го. Монстры не страшные, визуализации никакой, сама история примитивна донельзя. Язык — спотыкач, естественно. По сравнению с этой книгой канон «Метро 2033» — шедевр мировой литературы просто.

Оценка: нет
⇑ Наверх