FantLab ru

Все отзывы посетителя Еркфтвгшд

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Кэт Ховард «Бессердечие магов»

Еркфтвгшд, 2 ноября 19:16

Идея «королевской битвы» среди магов не нова, от слова совсем. У Глена Кука в приключениях Гаррета ровно та же пастораль: «выживет только один, но зато сколько чести!». Кэт Ховард решила свой пирог просто иначе исполнить: снаружи финтифлюшки о том, как Дома друг с другом борются — от прямой агрессии до временных союзов и соглашений с многоходовочками манипуляций, теориями заговоров всех против всех и прочими «интересными вещами», а внутри это будет страстное желание главного персонажа «сломать систему», для чего необходимо разнести собственный Дом по кирпичику, а потом еще напалмом сжечь и пепел пропустить через самое мелкое сито. Так что война в условиях городских джунглей объявлена, главное — людишки ничего не заметят. А тут еще магия что-то барахлит и куда-то утекает и что-то с ней случается, портится она. Уже ко второй главе Кэт стала не хило напоминать Льва Гроссмана (что больше связано с экранизацией цикла, а не с текстом). Дайте хороший бюджет, вменяемых в фентези-материал актеров + режиссера, любящего своё дело, и получится весьма удобоваримый мозгу фильм (или мини-сериал).

p.s. долго размышляла, насколько близок текст «Бессердечия» файлам Дрездена... увы и ах, нет, там в астрономических единицах расстояние надо мерить. А так вполне себе городское фентези. Не «Задверье», но сойдет.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Стивен Эриксон «Радость, словно нож у сердца»

Еркфтвгшд, 1 ноября 14:29

«Радость — нож» для меня — это смесь надежды (отметьте не уверенности и не веры) в человечество и стёба над ним же.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Это действительно каким же инфантильным надо быть образованием в массе своей, чтобы спасать тебя прилетели не то, чтобы боженька, а некие «боги в машине», более высокотехнически и морально-этически развитая раса. Это даже не ярость от завоевания, это стыд от собственной беспомощности и бессмысленности существования. Для них, этих так и не показавшихся инопланетян гораздо интересней биота под названием «планета Земля и её биосфера», а мы... ну так, выкидыш эволюции. Хотите — живите в предоставленных условиях (вам даже Венеру и Марс терроформируют, чтобы вы выселились), а не хотите — мрите. Меньше народу — больше кислороду. Показателен тот факт, что возможность суицида у человека не отняли. Я всё-таки не согласна с тем, каким маленьким заявил автор процент самоубийств. Это не только религиозно настроенные люди (различнейших сект), это и примеры душевно и эмоцинально неустойчивых людей, это люди, попавшие или думающие, что попали в неразрешимые ситуации, это пожилые люди, которые не желают мириться с резким изменением социальной парадигмы и многие другие категории населения. А еще Россию в который раз показывают агрессором на внешнеполитической арене. В тексте есть такой кусочек, в котором российскую армию представили, извините, дебилами. Россия «под шумок попыталась захватить Литву и Эстонию». Ага, это после того, как весь мир понял, что оружие не действует. И вообще не дано никакого объяснения, с чего России пытаться натянуть Литву и Эстонию, что там есть такого полезного, что туда необходимо немедля лезть, к тому же — на танках. При этом замолчан факт «поставок США демократии на бронетранспортерах и линкорах» в любую страну, в которой есть полезные ископаемые. Да произойди расстановка силовых полей в действительности, скольки бы тысячам военнослужащих США пришлось бы возвращаться в свою страну вплавь на плотах?

Кроме этих, явно бросающихся в глаза, явных недочетов и умолвок, роман хорош. Опять же с позиции стёба.

Лучше над собой смеяться, иначе глаза можно выплакать.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ннеди Окорафор «Бинти»

Еркфтвгшд, 20 октября 18:00

Решила отстрочить не то, чтобы отзыв, а свои ощущения, рассуждения и восприятие повести:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Живёт талантливая девушка в многодетной семье, в которой наблюдается весьма распространенная ситуация — старшие за всех в ответе, средние зачастую более жестко ограничены в ресурсах (потому что надо делиться с младшими),а младшие страдают от гиперопеки всех и вся. Бинти — среднячок и семья решает её ресурсы (талант) пользовать в интересах семьи — наследовать лавку, а не в её собственных интересах — учиться. Бинти берет и... драпает.

Сбегает и по пути рефлексирует от чувства вины (там и изоляционизм её семьи от окружающего мира и угнетенность её народа от кушитов (реально существующая группа народов Восточной Африки, интересно как они воспримут использование их совокупности как населения, которое производит по ходу событий геноцид экономическими методами?), и отсутствие уверенности в своих силах.

А дальше идет фентези. У Бинти неизвестный по происхождению и малопонятный по составу артефакт? Пожалуйста — лети с ним куда угодно, таможня даёт добро. Устройство не объясняется, принцип действия — тоже. Инопланетяне — медузы? Непонятно как они передвигаются вне плотной атмосферы или смазочного материала, шастая по кораблю людей (таки медуза создание нежное, хоть и желеобразное в плотной оболочке). Как у Бинти прижилось внеземное днк (или на чем строится передача материала у медуз?), заменившее волосы на щупальца? Как она начала понимать их язык без обучения? Что такое астролябия применительно к повести? Как именно отжиз (смесь красной глины и цветочного масла) исцеляет медуз? Что такое «божий камень»? Что такое «токи» применительно к математике? Эта маленькая повесть, напечатанная маленькой книжечкой, но практически каждая страница(!) порождает вопросы, на которых ответить некому — потому что это маленькая повесть в маленькой книжке.

Меня тоже ситуация с гибелью молодых людей (и профессорского состава и команды корабля — их тоже не забывайте!) — покоробила. Погибли и ахтунг, Бинти разве что в воздух спрашивает Окву (медузу так зовут) — вы же убийцы, а ей в ответ — мы вас убили, потому что вы убийцы. Баста. Вопрос закрыт. Чего действительно мне не хватило — это объяснения. Кто юрист, тот меня поймет. Не надо катать абзац размером с рулон обоев, но можно же быстрененько обговорить, что универ это отдельная президентская республика и отдельное государство на отдельной планете, что за убитых пусть разбираются и имеют претензии к медузам страны, откуда дети, профессура и обслуга были родом, ну а корабль вообще был на подряде и мир их душам, у Оквы неприкосновенность дипломата. И да, универ больше заинтересован в мирных отношениях со всеми разом, чем войной с медузами. Даже сама Бинти говорит: война с медузами — это не наша война, при чем говорит она это в самом начале повести.

Были ли они друзьями Бинти? За неделю? Это же в каком вакууме надо жить, чтобы считать миролюбивое недельное совместное проживание дружбой?

Стали бы вы рефлексировать оставшуюся жизнь по факту межличностных отношений, которые не то, что не состоялись, а как бы и не проклюнулись? Прямо как в песне: «я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть не оглянулся ли я?». Ага, «то ли что, а то ли виденье». Не смешите. Погибшие стали тем, что не состоялось. А случилась травмирующая ситуация, из которой Бинти пришлось танцевать в ритме «победи или умри», Бинти решила выжить. И стала чужой. На что ей в универе и намекнули.

Сама повесть весьма и весьма интересна. Представителей афро в фентези (Бинти для меня фентези, а не мягкая нф) да еще и в переводе на русский язык лично я знаю мало (правда в последние годы начали печатать рассказы в сборниках, опять же романы Джесемин отпечатали, Адейеми). Её слабое место — в срезании объема и попытке ничего не объяснять, «догадайтесь сами», называется.

Оценка: 8
–  [  18  ]  +

Марлон Джеймс «Чёрный леопард, рыжий волк»

Еркфтвгшд, 25 сентября 20:28

Мой приятель как-то рассказал, что попил чайку в компании знакомых, а словил кислотный трип. С гордым мифо-волко-леопёрдом мамы-Африки примерно та же стезя — ожидаешь привычного и понятного, но занятного текста, а получаешь обрядовый танец, хороводящий толпу прямо в падающем лифте, но все вокруг делают вид, что конкурсы занимательные и тамада забубенный. Текст подобен землетрясению с огромным количеством «воды», разбавляющей основу сюжета, а всё вместе напоминает «связный бред». К сожалению, того момента, когда мне не то, чтобы понравится, а хотя бы полегчает — не произошло. Печально всё это. Хочется верить, что по прошествии лет я найду в ней смысл.

Оценка: 1
–  [  1  ]  +

Майкл Салливан «Полый мир»

Еркфтвгшд, 20 августа 10:17

Знаете, чей роман напомнил мне «Полый мир»?

«Левую руку тьмы» Урсулы Ле Гуин. Как ни странно. Протагонист — наблюдатель, прибывший по стечению обстоятельств в отличный от привычного ему мир, встречается с сильно изменившимися реалиями, будет втянут в сюжетные арки и лейтмотивом книги снова будет отношения между главным героем и персонажем из другого общества (хотя тут уже можно говорить о другом виде человека, ветви развития древа человечества).

Вторичность сюжета действительно есть. Этот факт лезет в глаза и напоминает повара, который позаимствовал блюдо из соседнего кафе, добавил чутка разных специй и выставил в собственном меню, но ощущения от книги весьма приятные. Как отметила Lilian в своем отзыве Салливан поднимает большое количество вопросов о взаимодействии людей, их чувствах и способности человека к эмпатии.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Джон Скальци «Крушение империи»

Еркфтвгшд, 17 августа 23:28

А не дурственно. Для космооперы с зачином про скорый всем конец. Интересно отслеживать интриги торговых домов и попытки последней имперо царствовать. Что такое Поток и почему он иссякает, автор ответа не даёт. Возможно даст в следующих книгах трилогии. Сейчас всё внимание сосредоточено не на том, какому из персонажей начнешь импонировать, а каким образом и с какими потерями выживет человечество.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Яцек Комуда «Франсуа Вийон»

Еркфтвгшд, 27 марта 21:07

Про Франсуа Вийона говорить можно долго: с академическим уклоном и патетикой али с запахом желтой газетёнки, в которую и селедку завернуть стыдно перед селедкой за её, селедкино, чувство морали. Франсуа Вийон — это, конечно же, средневековая Франция, её неугомонный «вагант» Франсуа с своей сложной биографией и талантливыми стихами. А еще Франсуа Вийон — преступник, промышлявший грабежами, драками с поножовщиной и тем, что я ему простить не могу и не смогу — проституцированием женщин. Да, осененный талантом поэт был сутенером. Где-то между драками, грабежами и разбоем, а также вечным скитанием с места на место, поскольку право пребывать в Париже он утратил. И промотавшись на сём свете шесть десятков с куцым охвостом лет (точная дата не установлена, беру максимально возможный период) он канул в никуда. В настолько «никуда», что существует целая группа исследователей, выстроивших себе карьеру на утверждении де: «Никакого поэта Вийона не было, это собирательный образ и создан он издателями, а вот доказательств существования некого Франсуа Вийона, как поэта, нет», — некоторые добавляют: «И не могло быть». Как по мне, так больше всего из трилогии Жеральда Мессадье о Жанне де Бовуа запомнилась мысль героини о Вийоне, благодарившей бога за то, что Вийона в жизни её сына не было, что его из их с сыном жизни ветром унесло, и её сын, тоже Франсуа, вырос скучным, но добропорядочным человеком.

Именно эта данность — «необычность», «нескучность», «иномирие», дар иначе чувствовать мир и заставить мир почувствовать себя — дана поэтам. Ценители поэзии с этим прекрасно знакомы. А еще именно поэтам многое прощается (хотя и спрашивается порой неимоверно больше, нежели с других). Это поэтам можно воплощать в себе и добро, и зло в одной судьбе. Франсуа Вийон — такой. Сложный, противоречивый, противоречащий сам себе, достигнувший небес талантом и рухнувший на самое дно своими же поступками. Это он представляет нам воров и проституток людьми, обыкновенными людьми, сформировавшими свою культурную парадигму, социум, своё бытовое, повседневное существование. С постоянными пьянками, дележами награбленного, «завещаниями» вперед смерти, «воспитанием» женщин кулаками и побоями, поминанием казненных товарищей и товарок. С постоянным саможалеющим нытьем, столь близким и понятным практически каждому.

Понимаете теперь, что мимо цикла Яцека Комуды о Франсуа Вийоне я бы не смогла пролететь и на звездолете «Вояджер», находясь в дельта-квадранте? Мало, что о Вийоне, так о Вийоне в фентезийной Франции, где дьявол и его козни это не бред антонова огня со спорыньи, а объективная реальность, данная тебе в ощущениях?

Цикл представлен сборником повестей (весьма преемственная форма подачи для польских авторов, на того же Сапковского посмотрите с Ведьмаком, начатом повестями, Збежховский прежде романа писал цикл «Всесожжение» рассказами, Яцек Дукай — самобытный нф-автор, способный показать вам целый мир в небольшом произведении). Каждая самостоятельное произведение, в сборнике они подобны комнатам дома, доставшемуся вам в наследство от очень далёкого родственника.

И чем дальше вы продвигаетесь по внезапно обретенному подарку — тем больше у вас выжигается эмоций. Комуда в этом мастак. Если «Дьявол в камне» читается «родичем Ведьмака», то «Далёко до неба» особо впечатлительных способна сломать. Эта повесть меня ожгла и я пошла смотреть отзывы в сети. Встретила, что и ожидала встретить — недоумение многих читателей зачем автору эта грязь, эта мерзость, эта внеживотная жестокость (ибо даже зверье на такое неспособно)? И как ответ на мой вопрос в одном из сериалов по центральному каналу девушка, служившая в штабе ГРУ в годы Второй Мировой Войны, на эмоциях возмущается: в 15 лет человек может различать доброе и хорошее от остального, ей в 16 лет ушедшей служить, а в 17 лет потерявшей всю семью, данный факт отлично известен и доступен, если в 15 лет кто-то способен другому при пытках вырвать глаза — это не о возрасте, это о предрасположенности к такому поведению. Весь цикл Комуды как раз об этом, это своеобразный тест читателя на эмпатию, на способность чувствовать и сочувствовать другим: человек он социально или так, биологически, а то и вовсе «крокодил мимо проходил». Его Вийон (а это не утверждение о поэте, и не академический талмуд, а фантазия) — разный, я бы сказала «неровный» (была мысль о шизофрении персонажа, это многое лично мне бы объяснило). По характеру, по подаче, порою даже по внутреннему самому себя ощущению. И по рождаемому у читателя к Вийону отношению. Иногда ему сочувствуешь, в другой раз ненавидишь, порою за него переживаешь (даже зная, что жизнь его ожидает как для средневековья долгая) — что еще лучше всего доказывает мастерство автора в показе своего героя? Хотя какой из Вийона герой? Персоналия. Голубец со среднестатистической начинкой. Способный на любой подвиг. И на любое лядство.

За что Комуду хвалят? Так даже не за Монкробье-младшего (не обессудьте, за него тоже, но!), а за Париж позднего средневековья. С его проулками и холмами. Физиологический Париж. С грязью на улицах, с содержимым ночного горшка с верхних окон, со смелым описанием «темных» местечек и «бессовестных» улиц. Франсуа скитается — автор за ним. Каркассон, Ренн, Кагор, оттуда аж в Саарсбург (ну а куда еще свои ноги нести, если потомки знать не знают, когда и где ты умер?) и даже в монастырь бенедиктинцев пролез, мошенник эдакий! А читателю только и остаётся, что молчаливо участвовать в его то преступлениях, то испытаниях, попутно знакомясь со средневековыми реалиями (очень точно в отзыве Al_cluw подмечено «как в отпуск скатался, спасибо, что живой вернулся»). Вийон Яцека Комуды — смертный трикстер, который и на дне общества весь этот мир вертеть хотел на вертеле вместо порося, если тот не ответил ему взаимностью при жизни.

Хвалят (и я к присоединюсь к хвальбам) за проработанность второстепенных персонажей. Я бы так не расстраивалась над трупом «телочки из вийонова стада», если она была сюжетной картонкой, не сочувствовала Гийому Вийону, не плакала над судьбой ангела (да, где черти, там и ангелу место есть).

Вийону в цикле противопоставлены сверхъестественные силы, которые автор удачно камуфлирует то в дьявола, то бога. Они то бросают вызов Вийону, то пользуют его в своих интересах. Отдельные места повестей перечитываешь на второй раз иным взглядом. Вот бог из дерева — кто это был? Порождение чьего-то человеческого разума, какой-то «гений локус» с языческих времен, дриада, демон? А храм из повести «Дьявол в камне»? Один только образ храма, который водит пешехода за нос, если не желает тебя в себя пускать? Или отличное напоминание читателю, что дьявол может принять любой облик сообразно своим целям? Христианский бестиарий в католической Европе, куда без него?

«Франсуа Вийон» Яцека Комуды — действенный препарат против романтизации преступности, чьим представителе Франсуа был и в памяти таковым и останется. Выбивать проститутке зубы за то, что не знает, куда делись её «товарки» или бить ради проформы женщину, за чей труд ты живешь — это вам не разудалая песенка о попойке после дележки добытого. Из фентезийных нагромождений образ Франсуа Вийона становится виден даже ближе и ярче. Поэт. Преступник. Сутенер. Бродяга. Мученик, мучивший других и себя. Возможно его талант и был той крошкой божьей благодати, что позволяла Франсуа оставаться человеком.

Яцеку Комуде моё уважение.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Цезарий Збешховский «Всесожжение»

Еркфтвгшд, 23 марта 15:09

Давно не было в объеме прочитанного мною такого громкозвучного в своей тематике произведения. Я бы даже поручилась, что я (как читатель) и Цезарий (как демиург этой текстовой симфонии) знакомы с черным анекдотом про Свету Конец и конец Света, и Цезарий этот абсурдный, но сильный, анекдот в книге закодировал, если бы не даты создания романа и вообще — цикла (вместе с рассказами), не совпадают даты, понимаете.

Мир в книге гибнет, потому что из него ушел Бог. Не своими аватарами-пророками, бюрократическим аппаратом священнослужителей и многочисленными атрибутами. В мире исчезло нечто, что Бог представлял собой как физическая величина, как некая материя. Человечество бросилось в технологический путь и этот выбор — губительный. Появились люди, явно напоминающие вампиров и явно напоминающие зомби, но это результат киборгизации человечества своего тела и предоставление своего разума и сознания сетям.

Всесожжение — это второй концерт Рахманинова, звучащий из динамика, пока саранча добивает твою семью или твоих сослуживцев, или симфония № 3, громыхающая над гражданской войной ветвей человечества в условиях Апокалипсиса, в которой все убивают всех, чтобы выжить самим, но такими способами, что приведут к уничтожению всех и вся, или

Всесожжение — это о семье, представляющей собой олигархическую корпорацию, и об отдельно взятой корпорации, верхушка которой завязана на семье. Семье, чья задача выжить — и с каждым часом решить данное уравнение становится всё не то, что сложней, а невозможней.

Всесожжение — это о будущем, представленное детьми. Именно в программировании всех и вся в своем окружении командой «сам(а) погибни, но моих детей защити» протагонист Франтишек озвучивает наиглавнейшую ценность, как ни странно себя. Для автора тема значимости детей в социуме столь давлеюща, что он подтверждает её и другим сюжетом — мать погибшего младенца просит её... казнить. Для неё в этом мире не осталось ничего, ей столь больно, что её существование больше никчемно, целей, желаний, инстинкта самосохранения больше нет. Я бы на её месте дралась за свою жизнь до последнего. У родоспособной женщины еще могут быть дети — но разве не в том дело, что возможности уже нет и не будет? Этот мир начал плавиться с мозгов разумных существ, а может быть он начал разрушаться с той поры, к сверх-разум под названием Бог покинул его? И если в мире нет тех, кого мы любим безоговорочно — детей — разве он нам нужен?

Всесожжение — это о человеке, что сидит и сомневается: он человек? Может ли он считать себя человеком, если его мозг из геля с нанотрубками? Или же он вполне человек, ежели у него определенные воспоминания, опыт и постоянно совершаемый им моральный выбор?

Всесожжение — это Апокалипсис, а всякий апокалипсис, как известно, это откровение. О чем и кому? О том, куда может завести наше стремление в развитии себя и покорения природы (вот как ни странно, для меня уход бога в книге стал не эзотерическим явлением, а отказом природы от человечества, отказом некой ноосферы отдельно взятой планеты от результата её же эволюции, самоубийственным решением самой Жизни). Эта книга — нам, тем, кто решится прочесть. И задуматься. Потому что Цезарий не отпустит тебя, читатель, если ты соберешься читать цикл, словно это триллер/боевичок. Он попросту не впустит тебя в озарение сюжетами. Со своей стороны, я не признаю от тебя, читатель, стонов о «сложности текста» или «ничего не понятно!». Мир, заключенный в сборнике, откроется тебе постепенно, имей терпение. Для полноты картины нужно прочесть и рассказы. Они — кусочки всеобъемлющего пазла Раммы. Для тех, кого пугает и удручает тематика гибели мира, чуть-чуть приоткрою занавесь над концовкой романа фразой вроде как из Терри Пратчетта (но могу и ошибаться в авторстве, сразу оговорим):

«Рагнарек — это когда боги после него те же, а имена у них новые».

Всесожжение — это явное влияние Питера Уоттса, схожесть с Ричардом Морганом, любовь-соперничество с Яцеком Дукаем, но больше всего образ Саранчи, убивающей всех, этот образ губительной волны «вампиров» родственен Шрайку Дэна Симмонса. Не для того ли ведется жатва людская, чтобы на их крови перезапустить этот почти машинный мир?

Если хотите узнать, есть у кого во Всесожжении не только чемоданчик с ядерной кнопкой, но и с кнопкой «reset» — читайте. Прочесть «Всесожжение» — всё равно что сжать руками колючую проволоку. И больно, и в мозг вбрасывает эндорфины, а где-то за почти разорванными тенетами — свобода.

Всесожжение — очень даже здравомыслящий, толково поднимающий актуальные темы, ядовитый (но в меру медикамента), колкий, монументальный в панораме явленного мира, мощный по заряду представленных смыслов роман.

И вообще — «поляки в последнее время радуют».

p.s. так вот вам тот самый анекдот:

Стоят двое перед атомным грибом и

надвигающейся на них взрывной волной:

- Света, это конец!!! —

- Конец — моя фамилия, а это — только начало! —

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Катрина Кейнс «Итан слушает»

Еркфтвгшд, 4 марта 17:51

Первые десять страниц думаешь: «Ну что за каша из образов и персонажей?» — а потом вдруг тебя втягивает в абсурд происходящего и он выстраивается в логику сюжета и событий. Действительно, много знакомых по другим авторам черт, а всё-таки здесь, как в салате — разместишь ингредиенты в личном порядке — получишь авторское блюдо. Полагаю, эта книга понравится тем, кто любит своеобразные фентези-города, в которых «даже совы не то, чем кажутся».

p.s. и всё-таки родители Мэри Ридли знали о Галадриэль от слова «чихуахуа»: об эльфийке, которая прошла Хэлкараксе, пережила падение Дориата, Эригиона, вырастила меллорнов Лориен считай напротив Мордора, сравняла Дол-Гулдур с землей с помощью магии и единственная из детей Финарфина встретила Четвертую Эпоху не в Мандосе — никак не скажешь «её обошли все ужасы мира», скорей уж она в них поучаствовала с неизбежностью реалити-шоу.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Эндрю Зерчер «Двенадцать ночей»

Еркфтвгшд, 26 февраля 15:52

Есть у интеллигенции (и не только у неё) такая потребность — письменность. Многие знания становятся благодатной почвой для фантазийных произведений, созданных преподавателями и выпускниками Кембриджа и Оксфорда. Джон Толкин, Филипп Пулман, Клайв Льюис, Хоуп Миррлиз. Мне рассказывали, что в современном положении дел среди элиты разума это стало неким подтверждением престижа своей репутации — создать литературное произведение, через которое от мала до велика может приобщиться непосредственно не только к сюжетным линиям, но и к пластам знаний и воспитания, полученных самим автором.

Эндрю Зерчер очень хочет приобщить своё имя к вышеперечисленным. Это заметно. Но к сожалению — нет, не получится. «12 ночей» мотает, словно обломок мачты в бурю — то зачин идёт приключенческой сказкой, то середка сплошь размышления об архетипах Невесты, Певца (при чем в качестве такового выступает сильно передерганный миф о Орфее, ведь детям нельзя рассказать подоплёку гибели дионисийского жреца, решившего с чего-то вдруг, что безумием и разнузданностью менад можно упорядоченно управлять), а также природе творчестве, фантазии, идей, то автор и читатель вдаряются в культурологию и философию — но! За строительными лесами внутренней «мифологии» почти не видно фасада самой книги. Увы. Не получилось ни самостоятельно стоящего на собственных ногах произведения для детей возраста от 7 до 70, подобного Толкину, ни произведения «завуалированного» (ведь не для ни секрет, что Льюисова Нарния — это восхваление веры в божественное, а Пулман борется своими произведениями с вырождением веры в фанатичность и превращением церкви как социального института в бюрократический аппарат), ни эдакой «диковины» подобно Луд-Туманному, обращенному лицом в страну фей, Миррлиз.

По итогу это весьма объемный конспект культурологической лекции. С некими фантазийными отступлениями.

Чтобы ответить ему читательским интересом нужно не просто обладать надлежащими знаниями в рассказываемой области,

нужно к этому разделять точку зрения автора на трактовки даже не обсуждаемых, а упоминаемых, явлений.

Лектор Зерчер упустил фундаментальный аспект — для того, чтобы получить не просто некий ответ от аудитории, а ответ взаимный, лекция должна быть интерактивной.

Здесь же сам себя развлекаешь. Если найдешь чем.

Академичность автора подвела. Мои соболезнования.

Оценка: 6
–  [  16  ]  +

Яцек Дукай «Идеальное несовершенство»

Еркфтвгшд, 15 февраля 22:48

«...где-то между Варшавой и Шотландией, где-то над Северным морем

— Замойский вошел в НФ-фильм...»

Где-то между первой и второй страницей романа я оказалась «гол, бос, нищ и бесправен». В равном положении с Адамом Замойским – астронавтом конца 21 века, улетевшим, как оказалось, на 600 лет вперед. И открылся нам с ним на пару мир, ужасающий и вместе с тем восторгающий. Человечество стартануло не только в освоение Вселенной (а то и Вселенных), но вырвалось в эволюцию пост-человеческих форм и видов. Замойскому закоротило привойку на мозге. Сорвало теплое одеялко выдаваемых иллюзий. А у меня и того не было.

Как автор пан Дукай к читателю не жесток, вовсе нет. Он любит свою читательскую паству серьезно и в чем-то академически. Его читатель бросается в ледяные воды текста и старательно окружает себя поплавками-поисковиками, учебниками по физике и научно-популярными статьями. Потому что сам пан Яцек разбрасывает картину окружающего мира широкими мазками с периодическими указаниями на важные для сюжета и Адама Замойского детали. А читатель? Читатель либо изначально умен (аудитория его произведений, как показал маленький опрос, пересекается с ценителями творчества Уотта и Винджа), либо он резко начинает разбираться в происходящем. А иначе никак. Ты либо приспособишься, либо не сможешь получить удовольствие. И мир открывается постепенно, прямо-таки с медицинской точностью, заманивая разобраться в своём устройстве.

Поможет нам (а ты, будущий читатель романа, окажешься в одной с нами, мною и Адамом, кампании) Анжелика Макферсон, юная «коготь и клюв» аристократической семьи – стахсов, основы Цивилизации и последовательницы Традиции Хомо Сапиенс. Для Адама она и защитница, и опекун, и даже психопомп. Зеленый лист с огромного дерева могучей семьи, ангел-Анжелика и «перво-человек» Адам оказываются в фокусе стремительно развивающихся событий. На Адама кто-то выписал лицензию на отлов. Что же у него, по сути своей собственности тех, кто его нашел, может быть такого важного и ценного через 600 лет после бесславной гибели? Какой-то особый ген? Некое знание, добытое на месте катастрофы? Найденный и припрятанный артефакт? Память о каких-то фактах или событиях, способных радикально изменить современный мир?

Да куда уж ему меняться? Тем паче радикально? Эволюционная кривая вывела разнообразные творения, как оговаривает сам Дукай «были бы ниша, время и возможность – а природа возьмет своё»: стахсы, оски, межзвездные крафтоиды, инклюзии, фоэбе... А где потолок возможности? Физика?

Но уже сейчас разрабатываются теории существования иных физик и их законов. Следовательно, возможны и иные реализации жизни. В принципе, разнообразие и разнородность (не в смысле биологического происхождения, а в смысле приверженности разным этикам и эстетикам) ступеней кривой Реми – отличная площадка для рассуждений на древние и постоянно актуальные темы: «а что есть человек и что отличает его от нечеловека?», «что доминирует в человеке – его происхождение или воспитание?», «тело и душа – что из этого человек?», «что есть Культура, зачем мы ограничиваем себя сводами правил?», «в чем сила и слабость Цивилизации как ступени развития общества?».

Его наблюдения и выводы интересны, иногда парадоксальны, иногда вызывают нарекание, но они всегда своевременны и, возможно, даже пророчески. Вероятно, именно способность человека в определенном возрасте абстрагировать себя, как совокупность всего накопленного и сформированного в личность опыта, от своего тела и внешнего облика станет спусковым механизмом в преодолении Порога, в переложении себя на программы и двоичный код (я крайне упрощаю, но чтобы вы хотите от «девушки из буша?»).

А еще «Идеальное несовершенство стало для меня открытием в представлениях о возможностях созидания в отношении пространства: огромный звездолет из всей Солнечной системы? Ничего нового. Черная дыра как телепорт(?!!!) – «а мы тут черными дырами другу письма шлём». Мешок – ловушка из куска Африки? Возьми три клыка и вперед. Устал от Войн? Закройся в своей Цивилизации и отдохни.

Тем временем демиург Дукай проведет нас парадигмой, извивистой словно лента Мебиуса, в которой уживаются разветвления и ответвления форм существования и движения материи, именуемой жизнью. Со своей лексикой и гендерной идентичностью, со специально разработанными местоимениями и атрибутами – словосмыслами, связыками, кодексами поведения, которые отражают психологию разных представителей кривой.

По итогу это умный, многомерный (в самом что ни на есть пространственном смысле) и многоплановый (по количеству затронутых тем) роман. В нем прошлое-настоящее в лице Адама встречает настоящее-будущее в лице Анжелики в мире, который стремится еще выше по кривой развития. Чтобы ужаснуться открывшемуся горизонту, вновь обрести себя и обрести своё место в этом дивном новом мире.

Адам улыбается, идеальный и несовершенный,

в каждый планк данного ему времени.

Таково всё человечество.

Для развития несовершенство системы идеально.

P.S. а еще здесь летает Смауг. Который дракон. Он сам так решил.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Виктор Глебов «Жажда»

Еркфтвгшд, 14 февраля 19:07

Скучно, господа и дамы!

Вот Чиж или Свечин прежде чем наваять очередной опус приключений и службы своих персонажей, копают тонны материала и это сразу заметно. В такой-то год такие-то ведомства с такими-то должностными лицами и взаимоотношениями, а далее целые обои справочного и отчетного материала — но! Это работает! Это создает картину окружающего мира и объясняет мировоззрения участвующих в сюжете лиц.

Инсаровы же расследования леплены то ли наспех, то ли крайне поверхностно. А потом в сюжет врывается такой цирк с конями, что впору изымать книгу из жанра детективного с корнем. Мистика, уважаемые господа. Фентези, дражайшие дамы. И да, прием «а кто убийца?» тоже очень стандартный — а тот, на кого никто не думал (во всяком случае — не пискнул об этом). Впору самой выходить на сцену и кричать: «Неправда ваша, это был дворецкий!». Всё веселее будет.

Оценка: 4
–  [  4  ]  +

Юлия Яковлева «Небо в алмазах»

Еркфтвгшд, 13 февраля 18:05

Когда небо в алмазах да на душе черней угля...

Это книга даже и не детектив, а отходная по актрисе, которая ошиблась не то, чтобы эпохой, а опоздала на последний пароход. Не успела к французским булкам и турецкому кофию. Даже пыталась прижиться, да не вышло. Вот следователь Зайцев сумел мимикрировать, а Варвара Метель — нет. Это история душевного истощения отдельно взятого человека, чей талант и чьи жизненные принципы оказались этой стране и этой эпохе не нужны. Мало того. Они оказались опасны.

Что мне действительно понравилось в романе, так это отступление от детективных канонов. Прекрасный способ раскрыть эпоху. И откровенный стиль мемуаров Варвары Метель, отдельными вставками добавленный в процесс раскрытия обстоятельств её смерти.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Чери Прист «Костотряс»

Еркфтвгшд, 13 февраля 18:04

У Черри Прист замечательно получается показать внутренний стержень, на котором человек держится. Живет в такие времена и в таких условиях, что впору выть. Но Брайар Уилкс слеплена из титанового теста. Надо растить сына. Надо заботиться об Окраине. Надо хранить честь отца, хранить память о нём. Потому что только она и служит защитной грамотой женщине и её сыну. Но вот Изи уходит в Сиэтл и мать бросается спасать сына. Драм-фант резко скачет в фант-боевик в условиях городского фентези. И весьма убедительно.

Зомби? Есть.

Ядовитый газ. Имеется.

Город, поделенный на зоны влияния? Получите — распишитесь.

Погони и топографический кретинизм? Будут.

Интересные персонажи? Практически каждый.

Полёты на дирижаблях и подвальные сети? А куда без них?

Глазурью будет интрига — а мертв ли доктор Блю? Или он скрывается в городе под другим именем?

И вишенкой на торте — её развязка. Доказывающая сильный характер Брайар Уилкс.

«Подвиньтесь, папаша, вы достойную смену себе вырастили». Хотя нет, сама выросла. Пришлось.

Слушайте, вот я бы даже почитала, как у них там закончится эта треклятая Гражданская война Севера и Юга, и они наконец-то укротят эти желтушные газы.

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Дэвид Шейфер «Пожиратели облаков»

Еркфтвгшд, 13 февраля 18:03

К сожалению, эта книга не для меня.

Пока автор расписывал жизненные перипетии да биографии персонажей — я потеряла терпение и желание продолжать чтение. Ни в коем случае ни в негатив к книге. Просто не то пальто. Не тот сезон.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Ли Виксен «Меня зовут Лис»

Еркфтвгшд, 13 февраля 18:01

Ограничусь пожеланием: хочется, чтобы вся трилогия Лисиго чертога вышла богато иллюстрированной художником уровня Ломаева или Кукановой, под одной обложкой. Хочется для Ли Виксен издания с оформлением уровня Сандерсона. Потому что это достойный пример фентези отечественного производителя. Приключенческой, в чем-то наивной, но не вызывающей отторжения, мифопоэтической даже, если уж сказки, вплетенные в сюжет рассказчиками, становятся самим сюжетом. Ау, издательство, услышь! :)

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Джей Кристофф «Неночь»

Еркфтвгшд, 13 февраля 17:58

Не отворачивайся, не бойся и ничего не забывай

Это хлесткий, ядовитый, колкий, едкий, по-своему сатиричный текст — открытое объявление войны фентези о волшебных школах и девушках-асcасинах, эпическим городским фентези и даже над сюжетом о становлении героя прошлись наждачкой. У этой книги слишком много «родителей», в чем-то даже без Диккенса не обошлось.

И все они, чую, будут в шоке.

Это гримдарк. Всё беспросветно. Всё отнято и поругано. Семья. Честь. Имущество. Будущее.

Есть только месть и она греет годами Мию Корвере не хуже костра.

Мия пойдет в единственную в своем роде школу. Школу убийц.

Чтобы стать всем, надо стать ничем. Парадокс. А работает.

В её жестоком мире.

Прежде чем вкладывать книгу в руки подростка — ознакомьтесь с её содержимым: нецензурными словами. сравнением убийства с сексом и с танцем, сценами секса. Я — ханжа? Ничуть. Но попади мне этот текст лет даже в 16, что-то важное и нужное сломалось бы во мне, тут как в жару пить дать. Так что будьте осторожны.

Это очень талантливая на свой лад история.

Без многих огрех, более нет, не взрослый, более пропеченный в жанре текст.

Чем-то так схожий с Аберкромби...

Жду продолжения банкета.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Николай Свечин «Туркестан»

Еркфтвгшд, 13 февраля 17:57

Есть такое явление — литературный феминицид...

В него, например, любил Лев Толстой играть. Анну Каренину спросите.

Вот и у Свечина проскакивает. Устоявшаяся мерзотинка Алексея Лыкова наслаждаться проституцией в отрыве от супружницы — коробит. Потому что содержанство, пусть и завуалированное, краткосрочное — это тоже участие в проституциировании женщин. Потому что посмеиваться над саврасами-начальниками с их любовницами и тут же расписывать на два листа прейскурант на покупку-продажу секса и женского (и не только женского) тела, а потом пристроить свой пенис-ухарь к квартирной хозяйке — «чистой», приятной, удобной — это мерзость. Это те самые среднестатистические голубцы уже даже не с мясом и не с ливером. А с дерьмом. Коробиться, что жена потеряла ребенка и прошла через душевный ад, возводить это к божьему наказанию и тут же грешить (раз это им же выбранная система моральных координат) — «брависсимо!».

И опять. Женщина хороша, когда она удобна. Когда она «непристроена». Когда она уязвима. Когда она даже утоплена в фатуме. «Я тебя больше расплачусь». «Молодец», расплатилась. Откуда этот бред? Про женщину-ангела, окрыляющей домашний быт и откуда-то рожающей детей (напомню, у ангелов напросто гениталий нет и родовых путей), и очередную женщину-вечно расплачивающуюся собой за Лыкова?

На этой линии чуть ли четверть сюжета вертится, потому как вставок-разъяснений на каждом углу. На каждый чих. Специфика материала обязывает. Туркестан — огромная область, включавшая Узбекистан, Туркменистан, часть Афганистана, Казахстан. И она была практически средневековой в условиях конца 19 века. Это автор постоянно и растолковывает читателю, а потому сам сюжет, если убрать все пояснительные выжимки, на 1/6 от общего объема книги поместится.

В остатке — детектив-боевичок.

Вот если бы автор осветил тот год, когда Лыков с женой по больницам и санаториям мотался, показал что каждый из супругов прочувствовал при потере ребенка и как они из этой беды вышли-выползли вместе — цены ему бы не было. Ну а пока он способен подкладывать под Лыкова женщин. Без всякой личной для персонажа ответственности. «Ты едешь и забудешь».

Слушайте, пора Варвару Лыкову из этого кошмара изъять. Из гуманизма.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Кристен Сиккарелли «Последний Намсара. Боги света и тьмы»

Еркфтвгшд, 13 февраля 17:54

Знайте, демиург из Седого Ольна так себе и даже не очень.

Я как-то не могу вспомнить столь же безоговорочное разделение в мифологии добра и зла по половому признаку. Взять, к примеру, вечных девственниц Олимпа — Артемиду и Афину. Артемида — богиня охоты и убийца (у Ниобы и её детей спросите), проявляющая жестокость просто за то, что её случайно голяком в купальне увидели, способная дать команду своим псам растерзать заживо — и тут же она родовспомогательница, ей молились матери, когда болели дети, она последняя защитница детства и девства, именно ей на алтарь несли приношения и отдавали игрушки невесты, молясь о нежном, заботливом, любящем муже. Афина — воительница, столь же жестокая и надменная, сколь и заботливая. Медуза Горгона и всё население города Троя будет придерживаться одного мнения, а вот многочисленные герои, которым Афина Паллада помогала и которых защищала + город-тезка, которого периодически всё-таки потряхивает в землетрясениях (но который именно Афина защищает от хтонических сил) — другого. Даже Хель ждёт своего назначенного часа и заведует царством мертвых, защищая царство живых от своих подданных. Сехмет? Богиня войны и тут же защищает от эпидемий. Её часто олицетворяли единой с богиней Хатор — покровительницей родов. Видите? Всегда есть соплетение множества начал. У Искари такого шанса не было и эта изначальная несправедливость вызывает сомнение в способностях Ольна, как миротворца.

Искари страдает от своей однобокости (а не как скажем тот же Мелькор радуется своей способности искажать, рушить и вносить разлад, считая это силой), но исправить что-либо Ольн не способен. По его мнению, это есть баланс. Одному — добро и лучики счастья из попки, другой — вся грязь и уродство мира. Закономерно покушение Искари на Ольна? Да. Закономерна казнь Искари? В мире, в котором собственный же демиург оказывается беспомощен — да. В принципе Седой Ольн напоминает программиста-недоучку, который на каждый баг в программе создает подпрограмму, что должна эту прореху не то, чтобы исправить, а как бы прикрыть и сгладить.

Вот и приходится главной героине книги — Аше — быть в некой роли хоббита, у которого впереди дорога длинная и задача привести всё в порядок размером с Роковую гору. Само имя Аш (Ash — пепел) хорошо показывает душевное состояние девушки. Да и то. Имя под запретом. Девочка нарушила кой-какие правила и это привело в ужасным последствиям. Теперь она Искари — разрушительница. Сильная духом, она постоянно пригибается под волей своего отца. Иди убивай драконов, иди ложись под армейского командующего, иди уничтожь нашу связь с Ольном. Её руками постоянно пытаются загрести чужой жар. За то положение, которое не она создала, нагородив противоестественные законы рабства и двухсортности людей.

Еще, конечно же, это янг-эдалт. И когда я встречаю ситуацию, в которой один юноша — изверг, а другой прям «я тебя слепила, из того, что было» (а это всё равно что картинка, аккуратно попадающая в рамочка девичьей мечты) — мне не над чем уже даже поиронизировать. Я к этому привыкла. Если я не встречаю в янг-эдалте позицию «я еще молода и хочу увидеть мир, чего-то достичь и давай просто покувыркаемся, чтобы снять напряжение, а что такое любовь еще нужно понять» — то это из оперы с названием «если тебя что-то не устраивает — тебе ничто не мешает создать эту героиню самой». Ну а пока что Аша вдыхает запах Торвина и у неё трепещет сердце (хотя когда у вас трепещет сердце — это мерцательная аритмия, в половых вопросах трепещет другой орган, но тут явный возрастной рейтинг, все дела и мы вокруг люди приличные). Спасибо, что без простыней. Автор старательно расставляет романтическую линию постепенно, по углам, мазками. Тут прикосновение, тут они соприкоснулись. Тут они посмотрели друг другу в глаза. Тут у них возникло взаимопонимание в таком-то вопросе. Тут у них первая ссора и первые вырвавшиеся вперед разума слова. Молодость означат наивность и потребность опыта. Ну что ж. Если эти поиски выльются в обретение любви — я только за.

Джарек... такие персонажи, как Джарек порою представляются жертвенной коровой или козлом отпущения, уж больно много всякого д*рьма у него внутри и снаружи. Но НИКОГДА, слышите, НИКОГДА, не жалейте подобного уродства души. Потому что Джарек практически в каждом своём поступке был САМОСТОЯТЕЛЕН. Он свой выбор совершал сам. И считал это силой. Избить девочку-метиску? Да. Бить часами плетью раба? Да. Уничтожить, сломить, надругаться, взять силой? Да. Это Джарек. Сила без разума и эмпатии. Садист и абьюзер.

Еще стоят упоминаний брат Аши — Дакс, его подруга Роя, сводная кузина Аши — Сафира. Они интересные персонажи, со своими желаниями и надеждами, я надеюсь, в следующих книгах им намного больше внимания. Потому что даже Фродо не удалось спасти мир в одиночку. Потребовалась целая команда друзей.

А еще это очень красивый мир. Он напоминает сплав Индии, Ирана, мавританской Испании и магрибского региона. Рабы-скраллы явно европеоиды. Роя и лестогоны из Редколесья скорей всего африканцы во внешности. Это замечательный пример фентези, который отходит от каноничности, созданной Толкином и его последователями. Если у Толкина практически ничего не известно про Харад (Юг) и истерлингов Востока, то Сиккарелли именно на квази-восточном фентези сосредотачивается. И это радует тем, что авторы обращаются к более новым для массового читателя источникам.

А еще драконы! ТУТ ЕСТЬ ДРАКОНЫ!!!

Я рекомендую книгу и к прочтению, и к покупке в личную библиотеку.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Том Светерлич «Исчезнувший мир»

Еркфтвгшд, 13 февраля 17:50

Всё это было!

И девочка-католичка (которая то верит, то не верит) с папой-моряком, с медицинским образованием с спецподготовкой. Но Малдера она не встретила. И стала сама-собой приключаться. Потому что она Шеннон Мосс. Оммаж Скалли столь явен, что намерен: если в эпизоде «Секретных материалов» не будет Даны, Шеннон не будет его смотреть. Не интересно.

И спецслужбы со своими сверхзадачами и заговорами внутри себя.

И скачки в иные измерения «пространства-времени», в которых одни и те же люди оказываются разными.

Это вам и Элан Мэстай расскажет во «Всех наших ложных «сегодня».

Тут и действительно детективный процедурал в театре одного актера. Наподобие «Настоящего детектива».

Много чего. «Очень сложная пицца» — говаривала моя подруга, раскладывая на тесто, всё, что под рукой нашла.

А знаете, что больше всего зацепило в книге и оставило след?

Сколько бы крутой не была Шеннон, сколь бы удивительной не была её работа — её собственное желание о жизни простой и безо всяких научно-фантастических чудес. Это в подростковой литературе выведен типаж избранного со всеми вытекающими последствиями. Шеннон всё это на батуте вертелось. Ей бы, чтобы подругу в прошлом не убили, чтобы все, кто в море, не утоп, ей бы семью, а не мать-алкоголичку и отца-унесло/ветром. А для этого надо ни много, ни мало — спаси мир.

Весьма хороший пример многослойного пирога с нф-начинкой.

И да, грядет экранизация.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Чери Прист «Дредноут»

Еркфтвгшд, 13 февраля 17:48

Спасибо.

За реалистичность. За затянувшуюся Гражданскую войну, в которую веришь. За натуральные (но без соплей и самовлюбленного садизма) описания ранений, операций, военных действий, работы госпиталя. За описание путешествия, в которое пустилась героиня после двух писем — одно о муже, другое — об отце. За то, что дорога — это действительно, когда этих людей ты видишь сейчас, а потом никогда. За то, что персонажи не оказываются у друг друга на простынях, целуясь в десны и засасываясь по самые диафрагмы. За главную героиню, сильную, смелую, способную ориентироваться и на поле боя и при атаке поезда. За вполне научные объяснения зомби, скачок общества по стимпанк-развитию общества, за соответствующие времени стереотипы (например, даже Мерси верит, что в обществе «белый человек» равней всех прочих). И за любовь. Не ту, которой грешит романтическая фентези. А ту, которую человек должен обнаружить в себе самом: смириться чьей-то гибелью, кого-то простить, найти в себе эту самую любовь. И жить дальше.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Илья Крымов «Драконоборец»

Еркфтвгшд, 11 января 02:57

Вот тут к премии МирФа за 2018 год итожат «столько номинаций русской премии и один Веркин, остальные иностранцы».

В ответ — «А знаете ли, писать надо лучше».

Собственно вот и весь отзыв на Драконоборца. На обложках — приключенец с лицом Михала Жебровского, в анамнезе — мутагенез да магия, по тексту пасхалки — то к пану Сапковскому, то к Сальваторе, то к Роулинг с её школами волшебства, то к самому мэтру Толкину (а если быть дотошным, то к экранизации Властелина Колец ПиДжем). И если ведьмак — это образ, на который у многих себя в писательстве пробующих запросто не то, что палка, лес встает, а в непонятной волшебной зверушке Лаухальганде есть отзвуки Гвенвивар, то втюхивание в текст фраз «Ты не пройдешь! Бегите, глупцы!» удовольствия не принесло, а ведь метод втыка цитат в текст был толстым...

Декорации — интересные, одеяло геополитическое в лоскуты и дырки. Всего много. Занятно разбираться во взаимоотношениях разных субъектов власти. А вот наблюдать за персонажами как за людьми (и гуманойдами) — нет. Ежу понято, что Ведьмак был насыщен сексуальными сценами, но там они в подавляющем большинстве были между равноправными субъектами, то здесь постоянно ситуации проституцирования женщин: то купец подкладывает одну из служанок магистру в постельку (представляете, держать в обслуге женщину специально для «благодарственного секса»?), то он в бане полапал «(для порядочности») банщиц (банщицы вообще тема болезненная, почитайте Лафферти «Невеста смерти» как-нибудь на досуге). Король говорит о свадьбе своей дочери «Я её использовал», представляете? Повторю «Я её использовал», т.е. не возможность использовали решить старый конфликт через замужество с правителем соседней страны отец и дочь сообща, а отец решил за всех и вся. А принцесса ходит с плоским лицом, стараясь эмоций не выдавать, но они сами из неё лезут. Умная, способная, едет флот осматривать и здрасте! Ты не человек, ты матка с придатками, аля-улю рожать. Вещизм к женщинам зашкаливает. Как же так, спросите вы — неужели нет сильных женских персонажей. Ну... вроде бы есть. Точно женский. Сильный? Не то чтобы. Невротичный? Еще как! Это страстностью натуры теперь называется. И вы мне можете сказать — Рин, но ведь это условное псевдо-недо-нетуданесюда-непоймичто-средневековье, куда же без утаптывания в плинтус женщин и ух-роковух? Куда в подобных текстах без всяческих магических орденов, в управлении которыми нет женщин? В Средиземье, в Земноморье, в Вестерос и Эссос (там хотя бы если топчут, то показывают эволюцию персонажа, и как правило Мартин показывает становление личности), да куда угодно, где автор так не проглядывается из текста своими заморочками.

А если очень отвлеченно — я практически вижу что и когда автор смотрел и читал, чем вдохновлялся на сию эпопею.

За декорации и магию — 10 — и то спасибо Поповскому. За насыщенный мужскими неврозами о своей потенции сюжет — 1.

Итого — 5. И это потому, что я сегодня добрая.

Оценка: 5
–  [  24  ]  +

Кэтрин Арден «Медведь и Соловей»

Еркфтвгшд, 9 января 02:47

Боярин принимает скотьи роды, будто ничего важнее нет, а из слуг по ходу пьесы только старая няня, да и та около печи сказки рассказывает. Пост семья держит исключительно на кислой капусте да хлебе, вся в цыпках, цинге и дистрофии. Замужняя мачеха косы носит не по уставу. Вот такая развесистая клюкво-ботвень у Кэтрин Арден в её фент-Руси. Только за неуставные косы она «прощения просит», а за всё остальное — нет. Двух лет жизни в России и знания языка оказалось недостаточно для игры в «славянское фентези». К сожалению. Стартап не состоялся.

Когда в тексте в глаза настойчиво тычутся несостыковки мироздания (ну-ё-моё, возьми меню какой-нибудь забегаловки в пост и посмотри разнообразие блюд; или цинга и цыпки при кислой-то капусте? она что там, радиоактивная, что ли?), то сам сюжет обесценивается в момент, особо когда он не особо и оригинален.

Если вам нравятся книги «о большой и чистой любви в котле испытаний» (это не мои слова, это перлы одной из аннотаций жанра) — то вам сюда.

А если вы хотите славянского фентези — едем мимо, наша станция следующая. Семенову почитайте, Никитина, да в том же цикле о Жуге больше славянских нот, чем во всей этой Василисо-какофонии. С такого «славянского фентези» как бы самой не закричать василиском и яйцо не снести.

Оценка: 1
–  [  16  ]  +

Урсула К. Ле Гуин «Свет домашнего очага»

Еркфтвгшд, 8 января 21:50

Родные после смерти Урсулы Ле Гуин сомневались, что рассказ подлежит публикации, но всё же Теодор Ле Гуин, назначенный распорядителем её воли касательно литературного наследия, способствовал его изданию. Чарльз Вэсс, в то время завершавший раскраску иллюстраций для омнибуса всего цикла, получил заказ на еще один рисунок и до сдачи окончательного варианта в печать него была неделя, в то время как весь остальной объем он прорабатывал четыре года(!). Это и прощание художника с писательницей, и прощание с Гедом. «Зоркая» со своим самым верным пассажиром и маленький чертополох в память о Урсуле, так любившей это скромное, но упорное растение. Сама иллюстрация говорит об уходе Геда четко и ясно. Он уплывает в нам еще не ведомые дали. Навсегда.

А текст, такой понятный своей физиологичностью, о том, что ноги не держат, есть не хочется, даже к очагу идти сил нет. Да, рассказ о старости, её последствиях, о том, что Гед не готов к смерти (во всяком случае, это мое мнение), но она естественный переход. Вот только куда? Вперед. «Жизнь в умирании» — говорила коаном Урсула. И продолжает говорить. Со страниц своих книг.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Тодд Локвуд «Летний дракон»

Еркфтвгшд, 7 января 18:32

Назову свой отзыв «Почему книгу надо купить».

1. «Потому что на обложке дракон»

Как говорит Дженн Лионс: «поскольку на её обложке был дракон, а я просто перед самой собой была обязана прочесть всякую книгу с драконом на обложке». И правда. Обложка шикарна.

2. Потому что иллюстрации Тодда Локвуда

Да, того самого Локвуда, что и Dungeons & Dragons иллюстрирует, и Мари Бреннан обложки отрисовывает, и Сальваторе. Потому что собственную историю Тодд отрисовал, не скупясь, в книге есть иллюстрации практически всех ключевых моментов и даже схема драконятни в конце.

3. Потому что сюжет

Он динамичный и при этом насыщенный. В нём целый год жизни отдельно взятого собщества — деревни, драконьего гнезда, представителей храмовой службы, драконерии и вокруг семьи, которая станет центром событий, поскольку центр событий сойдется в одной девушке — Майе. И её драконе. А еще сюжет вполне реалистичный. Уберите сказочность драконов и вас ожидает вполне правдоспособное погружение в события противоборства религий. На ум очень отдаленно приходят события всяческих религиозных воин. Сам конфликт строится на том, во что ты веришь. И это в условиях войны с еще более грозным противником — Ужасами, драконьими вывертами? Психологичность на уровне. Нет таких «ух, я ща настрадаюсь на всю главу!!!». И люди не картонные. Разве что во внезапный флюгер Беллуа мало верится, но это в сюжете решается вполне (без спойлеров).

4. Потому что посыл

Хороший такой посыл. Майя вам не Санса, пироженок лимонных не жует, сказки про рыцарей не читает. Некогда. Пока дракоятню вместе с братом от дерьма драконьего отскребешь да соломы в гнезда натаскаешь, все рыцари сдохнут. Она весьма девочка решительная, находчивая и смелая. И когда понимает, что у ситуации выход такой, такой и вот такой, берет решение положения в свои руки.

Как я тут недавно прочла в одном ЖЖ «производитель наконец-то понял, что сильные женские персонажи нужны читателю». Ведь мужские персонажи от силы Майи и Джем только выигрышней становятся. Сильнее. Лучше. А вот когда они начинают считать себя сильней остальных (вообще, независимо по какому принципу) — это наносит вред себе и окружающим.

5. Потому что концовка

Она весьма удачна. Сразу хочется раздобыть вторую книгу. Майя-то только «встала на крыло». Вместе со своей драконицей.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ларри Нивен «Мир-Кольцо»

Еркфтвгшд, 5 января 23:27

+18, очень много букв, очень много «запиканных слов»

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Это книга о том, как ненавидеть женщину.

И еще о том, какая разница между мужчиной и мудчиной.

Жила-была Тила Браун и натикало ей 20 лет. В 20 она повстречала Ву и улетела в экспедицию с инопланетянами на Мир-Кольцо. По ходу пьесы выяснилось, что взяли её за такое качество, как ВЕЗУХА. От-оно-чо. Так как больше от Тилы команде толку нет (кроме Ву, об этом позже). Она — талисман. А потом как с горы упала новость, что везучесть её — эксперимент, который протолкнула раса Кукольников. Они вообще — большие ценители ставить эксперименты над другими расами. И вот узнав о себе часть (а это только часть истинного положения дел) правды, Тила Браун ревёт (девушка вообще не только везучая, но и ревучая, кричащая и отыгрывающая гендерные стереотипы) крокодилами. Ей обидно.

Я аж во Владимир дозвонилась к Дарье, с которой у нас еще с университета сложилась игра в «позвони и спроси», я ей звоню, спрашиваю нечто вроде «когда стая верблюдов летит на север при влажности воздуха тандыра с лепешками сколько весит килограмм железа?», она мне отвечает своим субъективным опытом.

Я — ей: ты — результат селекции инопланетян и тебе всегда везде везет, ты об этом узнала и твоя реакция?

Она — мне: у меня только один вопрос, где найти этих инопланетян? мне срочно надо!

А вы говорите, реветь и обидеться?

И где говорите логика у кого ночевала да умерла?

Касательно везучести, есть в тексте некие намёки, что это не фентези про отрицание статистики, а результат наличия и работы некого гена. Читала я когда-то статью о том, что интуиция человеческая тоже не магия, а глубинная работа мозга, которая может даже сознанием и не регистрироваться. Это как если бы вы вошли в автобус и сели в самое безопасное место, в дороге случилась авария, а на вас ни царапинки, потому что пока ваше сознание занято погодой, сонливостью и желанием быстренько забежать в кафетерий до работы и прикупить булок, ваши более древние слои мозга просчитали повышенный индекс аварийности, загруженность автобуса и даже посадили вас в скрюченную фигуру, чтобы если что прокатиться мячиком без вреда для здоровья.

А впрочем Тила ревет постоянно, она этим отмечает всякий новый опыт, Ву начинает её гладить по спинке сверху-вниз, обнимать, потом стягивает с неё трусы, а потом... «они по*бались». Секс вообще у Ву стабильный. Видимо, у автора была такая задача — донести до читателя, что стабильный, открытый, незамишуренный секс — это нормально. И это действительно нормально, если при этом ты не рассуждаешь о партнере в вещевых, функциональных терминах. Одна сцена, в которой Ву смотрит на спящую Тилу и думает «я возьму самое лучше в двух мирах» — и это подразумевает секс — отвратна. Ву отвратен тем, что постоянно пытается принизить Тилу в собственных глазах — она и глупа (почему нельзя назвать её наивной?), и безопытна, и беспомощна (хотя там, где Ву получит в нос и умоется кровавыми соплями, Тила всегда будет стоять на том расстоянии, что не дотянуться). Да всяко разно. Есть момент с использованием какой-то легенды про девушку, оказавшейся маской («а сзади у неё пустота»). Или вот фонтан дерьмомысли: «Её личность никогда не была личностью человека, потому она не знала боли». Эм-м-м... эрудит ты землепупельный, одни менструации чего стоят, сходи-узнай. Когда его спрашивают: Тила умна? Он отвечает: да, умна. Себе он говорит иное. Что ты еще ответишь в компании, когда даже не уверен в половой принадлежности своих компаньонов. Разве что в своей да Тилы. Он пытается даже инопланетянину втереть дичь, про то, Тила неполноценна, сколь в её жизни мало боли. Инопланета спасает от это мудоты разве что иномыслие. Т.е. если Тилу не били, не насиловали, не бросали, разрывая отношения, не убили её собачку, если её любили в детстве, не травмировали психически — она не способна сопереживать и проявлять эмоции. Ау, болото! Эмпатия — способность генетическая. Она либо есть, либо больше не вырастет. Еще у Ву проскальзывает такая мысля, что если бы он захотел, то причинил бы Тиле много боли, а она в силу того, что боли не знает, не смогла бы сопротивляться, но ей ПОВЕЗЛО, что ему этого не надо. ОТ-ТЫ-Ж-ГЕРОЙ!!! ОТ-ТЫ-ГУМАНАСТ!!! ОЙ-СПАСИБО-ТЕБЕ!!! В этот момент Ву пробил себе дно в морали. Еще один момент — это розмысл Ву, что любовь Тилы вовсе не любовь, а условие её везухи. Это его так поражает, будто выдергивает вожжи ситуации. Представляете? 20-летняя девушка может быть и не готова себя в землю за вас положить, а просто имеет с вами вас же, в силу своего молодого организма регулярно, а потом случится нечто такое, как встреча с иным индивидом и она уйдет. Уйдет от мужчины, который в ответ на вопрос: если я не талисман, то зачем я здесь? — сыпанет остротой — оммажом старинному анекдоту зачем фермеру жена — «чтобы я копытное не натягивал»... Не переживайте, не придется Ву насиловать кукольника, ему на Мир-Кольце отвалится аборигенка, одно что его её лицо, столь схожее с мордой орангутанга коробит, но это не препон, Прилл — держитесь крепче — КОРАБЕЛЬНАЯ ШЛЮХА. Она себя описывает в терминах музыкантши и считает это нормальным. Это такая защита женщин, занятых в проституции? И когда Тила исчезает, а вся команда ищет её («потому что она твоя самка», самка, бл*ть? да кто скажи о моем партнере в духе «самец», я б этому говоруну иск бы вкатила, как минимум), Ву вступает в интимные отношения с Прилл. А расстаться с Тилой не судьба? Или твоя к ней «любовь» уже настолько не рифмуется с «кровь»? Всё? Завяли помидоры?

А теперь о том месте, с которого я больше не могу этот дерьмофонтан наблюдать: к Прилл подходит мужчина одной с ней расы и «вежливо разговаривает». Реакция в том числе и Ву — «он слишком уважительно это делает, наверняка думает, что эта женщина уже чья-то». Феерический х*йнец. Что этот абориген должен был сделать с женщиной? Поставить её раком и тут же отыметь при всех?

С меня хватит.

Я даже дочитывать это не буду.

Лучше бы просто в приключенческом жанре всё оставил.

Без попыток в «психологическую прозу».

НФ-то замах на рубль. Выхлоп в результате на копейку.

Уважаемая Вселенная, почему же женщины в писательстве эмоций и взаимоотношений так часто впадают в сказку про «умерли они в один день», а мужчины улетают в какой-то инфернальный трип про свои явные и латентные неврозы?

И этот фестиваль мизогинии в романе, который действительно нетривиален своей НФ-составляющей? Всё печальственно, дамы и господа, всё печальственно...

Оценка: 1
–  [  19  ]  +

Шеннон А. Чакраборти «Латунный город»

Еркфтвгшд, 2 января 22:21

Я на сказках и легендах Средней Азии даже не воспитана, я, считайте, в них рождена. Если с детства знаешь почему соль сладка, зачем кошке на голову светильник и сколько пэри могут одновременно протиснуться в калитку рая — то в вашу библиотеку завезли узбекские, таджикские, афганские, индийские (вплоть до китайских) и прочего Востока сказки. Так что, есть с чем сравнивать. «Латунный город» в моем восприятии оказался середкой перекрестка из 1001 ночи и Игры Престолов. Если еще короче: интриги, скандалы, расследования, декорации арабской цивилизации периода своего расцвета.

И джинны в сей истории весьма... человечны. Мало того, что они подвержены тем же страстям и упадкам (взяточничество, ложь, похоть, наркомания), так они еще и религиозны (одни огнепоклонники, другие сразу в ислам) и к тому же Аллах выступает в тексте не некой идеей, а вполне реальной силой. Джинны и пэри моего детства были иными — независимыми и именно благодаря этому иногда приходили на помощь людям самостоятельно, по своей воле, а не только из плена лампы. Они противопоставляли себя исламу. Они жили в независимым королевствах. Иногда оно было не больше пещеры для сна, но это была его личная пещера, а не данная Богом, в награду там или в наказание. Пэри и джинны свободно смешивали свою генетику с людьми, похищали юношей и девушек для «оздоравливания общей линии», как говорят заводчики, и порой красоту или благородство персонажей возводили к происхождению от пэри и джиннов. Здесь же ситуация иная и поначалу это коробило. Беспомощность джиннов в их кастово-племеной иерархии смотрится не просто бесполезным, а намеренно ядовитым социальным институтом. Многие конфликты в сюжетах приходится воспринимать... заново, понимаете? Ту же неспособность прокормить всех и дать работу полукровкам, которых и в миграцию не отпускают, и в социуме зажимают. Ну ты же джинн, ну е-моё, ну наколдуй! «Нет,« — говорит Чакраборти — «я тебе более реалистичную сказку покажу». И показывает. С расизмом, сексизмом, социальным неравенством, рабством, похищением и продажей детей, с подноготной борделей, с назревающим бунтом. Это очень человечная книга. Она не добрая. Она о том, что людям присуще. Просто люди в масках джиннов.

А теперь о том, почему всё же 8. Потому что я не могу представить ситуацию, в которой на девушку напали, её ранили, похитили, она приходит в себя у ифрита-на-рогах, дом в Каире брошен, денег нет, вся прошлая жизнь полетела в тартарары, вас преследуют ифриты и прочая нечисть, потом внезапно полет на ковре, а она бросает периодически взгляды на джинна и такая «а где ключи от этого феррари, ух, я бы прокатилась!». И понеслась дикая кобылица лавбургера по сюжетным барханам. Так что, когда Нари искринне так решает отправиться в Дэвабад, потому что там она сможет стать врачом(!!!) и научиться читать(!!!), а не изображать игру на публику — этому веришь. А вот этим «и она представила, как его пальцы будут скользить по ней...» — нет. Хорошо, что гг хотя бы заявлено 20 лет. Хоть помыться после текста не тянет. Джинну-то больше 1400 лет. Ага.

Я так понимаю, эта книга — треть от целого. Концовка весьма на уровне. Сразу интересно, как еще автор сможет дальше сюжет вывернуть.

Оценка: 8
–  [  17  ]  +

Ли Бардуго «Тень и кость»

Еркфтвгшд, 21 декабря 2018 г. 21:36

Равка — это Россия. Без обидняков. Но такая... лубочная, преломленная в слюдяном окошке, если платье, то в оборочках, если крестьянин, то в лапоточках. То, что Равка и её беды — история, которая с пальца грызлась — это видно сразу. А еще Равка — страна положения предреволюционного, потому как не видеть намеки на Распутина, на слабую царскую власть и аристократов, играющих в крестьянские привычки под указкой сверху... надо быть очень не знающим историю начала конца Российской империи. Еще один момент, повеселивший до дна Неморя — это подача сельди в качестве... ой, держитесь, крестьянской еды(!!!), сельдь — промысловая океаническая рыба северных широт, которая до конца Первой Мировой Войны обычно подавалась в аристократических домах той же Великобритании почему-то на завтрак (и не спрашивайте меня почему, самый реалистичный ответ — ею было удобно восполнять всяческие микроэлементы после загульных ночных гулянок). И вот эту дорогую по добыче рыбку в стране, разделенной Теневым Изгибом и зажатой с других сторон то горами, то лесами, жуют крестьяне. Словом, как только что-то в текст пихается про еду (персики соленые, жареные рыси) — сюжет внезапно становится картонным.

Еще это янг-эдалт. Смиритесь. Тут будет про любOFF. Такую, когда мозги отключается, а чьи-то руки шарят тебя под юбкой. Обязательно будет мыслестрадания про «кого же мне выбрать». Без этого книга не едет, как поезд без угля и кочегара. Но есть в этом два плюса. Первый — сюсестрадания Алины будут использованы против неё самой. На этой линии строится рояль, который ринется из кустов и даже может вас задавить. Своей внезапностью. Короче, даже лампочки начнут после светить иначе. Второй — и Ли Бардуго, и та же Холли Блэк, попользовав главную героиню в качестве эмоционально-чувственной груши, показывают читателю: а) первый малоудачный опыт — не основание ставить на себе и на других крест и могильную плиту, не раскисать и не сдаваться, ты сам и мир вокруг это не только твоя лавстори б) обычно наше щастье очень даже рядом, главное успей вокруг руки протянуть да не поленись пошарить.

Должна отметить, что читается легко и быстро.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Джордж Р. Р. Мартин «Путешествия Тафа»

Еркфтвгшд, 17 ноября 2018 г. 19:58

Я не нахожу Тафовы похождения веселыми, разве что действительно поучительными.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Таф — болезненно зациклен на своем основном противоречии — отрицанию востребованности у людей и страдальческой потребности быть ими востребованным.

«Хлеба и рыбы», «Повторная помощь», «Манна небесная» — это такое «золотое кольцо», т.е. «кататься не больше трёх раз», а Таф катается, упорно, обреченно, человечно. Надо ж спасти этот «человейник», размножающийся со скоростью безмозглой массы. Планета имеет конечные параметры, и способность планеты воспроизводить пищевые массы — тоже конечна, но давайте множиться во имя там бога, идеальной идеи, да хоть во имя дырки в небе.

И нельзя сказать, что Таф — дурак. Догадаться путем научных рассуждений, что морские организмы могут оказаться нацией телепатов — это еще надо обладать определенным разумом и высоким интеллектом, и тут же выбивающийся из серии песен про гуманность рассказ «Зверь для Норна» — тотальное практически уничтожение биологических ниш и систем на отдельной взятой планете. И тут у меня в голове никак не уляжется выбор Тафа кого именно уничтожать — надо уничтожить людей, создавших индустрию развлечений убийств животными друг другом, но нет! Таф уничтожает экосистемы, одновременно уничтожая этих животных. Ни в чем не повинных, разве что в том, что природа создала их в процессе эволюции очень удобными для самых наших низменных инстинктов.

Если люди действительно такие... я тоже выберу кошек.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ким Стэнли Робинсон «Дикий берег»

Еркфтвгшд, 11 ноября 2018 г. 23:03

Первая часть триптиха о Калифорнии меня... насторожила в самом отрицательном смысле.

Во-первых, это книга о том, как мир сговорился и предал «большого смердящего кита, заглотившего много рыбы, великую Америку», нет, нет, я не ерничаю, один из персонажей так и подводит итог произошедшему, и вот весь мир изолировал эту самую «Америку» после единомоментной ядерной диверсии во всех крупных городах юсэй и 70 лет как насилует её экономику, уничтожая даже сообщение между сообществами, городками и общинами, шпионя прямо-таки со спутников и бороздя воды патрулями. Тупая Россия с «вонью сыра в поездах» (+ еще пот и водка, а как же иначе, чем еще мы можем пахнуть в России-то?), коварная Япония, какая-то безвольная Франция (о которой разве что упоминание). Словом, живет община на побережье, выживает натуральным хозяйством и доктора в ней заботит, как бы раком его пациентов не перезаразились (ну разве что кто будет фонить так, что счетчик Гейгера треснет), молодежь считает течение времени от ярмарки до ярмарки, а более ответственное за жизнь окружающих население подпрыгивает за урожай и спокойную жизнь. Словом... никто толком не знает, что именно происходит, призрачно всё как-то и не по-настоящему. Книга в книге, как трёложное «кругосветное путешествие»(Венеция, оказывается, на островах, а не на сваях, а по России ходят торнадо уже 70 лет, но что-то мы до сию пору не догадались строить города под землей, а еще у нас на Красной площади можно в урну петарды бросить и правительство под стулья спрячется, такая у нас узкая Красная площадь). Самые реалистичные моменты — это скучные для большинства читающих: как люди урожай спасают, как на ярмарке торгуют, напиваются, слоняются и обмениваются новостями, как выходят на лов в море и пекут хлеб. И вот в этих сценах люди живые, со своими страхами, чувствами, желаниями, надеждами, полнокровные люди, а как только автор начинает играть в политику, они становятся картонками, заложниками навязанного сюжета.

Как только автор даёт персонажам просто жить — показывает их юность (зрелость/старость/детство), их новизну(или рефлексию) переживаний окружающего мира — цены ему нет. Действительно, Хэнк ищет себя, в путешествии в Сан-Диего, в труде написать книгу, осознать, что же с ним случилось за последнее лето... А потом кидает их в искусственную (еще пока слава Богу и никогда не приведи Господи) ситуацию постапокалипсиса отдельно взятой страны — мерзотно становится, люди, и не от осознания ситуации, а за автора, мусировавшего этот сценарий в крайне сложное для геополитики время. Стал ли он для меня неким предупреждение? К сожалению, в нашем искривленном мире он скорей всего станет чьей-то мечтой и целью.

Триптих, словно трельяж. Одно зеркало я уже выкинула.

Оценка: 1
–  [  8  ]  +

Кай Майер «Корона из звёзд»

Еркфтвгшд, 10 ноября 2018 г. 22:25

Впечатления — много...якие. Книга чутка иллюстрирована, весьма в стиле «Метабаронов» Ходоровски и Хименеса, с монументальностью, гиперболами, некой даже сходной кубичностью. И в тоже время персонажи по сюжету то ведут себя, аки прожженные трикстеры, то как пятиклассники в истерике, от чего сюжет идет не ровно и так же не ровно воспринимается. К какому жанру вообще книгу отнести? М/б к технофентези? Ведьмы(!!!) летают в гигантском Соборе, облепленном статуями, короче они тупо летают в громадной композиции статуй, которые нужно успевать ремонтировать даже при гиперпрыжках(!!!), на чем этот гладиолус в пасадобль против ветра летает непонятно,тут же некий культ ТИШИНЫ (именно так, через прописные буквы оно в тексте не появляется), роботы, врата для этих самых гиперпрыжков, медиумы, которым в свою очередь нужны медиумы и даже голограммы черных дыр в глазницах ведьм... Короче, хороша была трава, несите исчо. И где-то сверху, сбоку и вскользь пираты, семейные дрязги, притирки команды корабля/коробка, где б*я — это такая приправа всему происходящему.

Полагаю, для ценителей романтфанта или приключений — самое оно. Всего много, мозг сходит погулять и проветриться, без особого вреда и пользы.

А ты ж смотри, роман в 2018 году аж премию отхватил. А вдруг будет фильмец или сериал?

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Питер Клайнс «Преломление»

Еркфтвгшд, 6 ноября 2018 г. 23:27

Преломление скачет из жанра в жанр, как и его персонажи кроссят через Уста (сиречь врата, телепорт). И зачин стартанул прям за благо с научфанта, а потом вдруг рухнул в фентези, о котором размусоливают в славословиях на обложке: Лавкрафт, Лавкрафт(!!!). А по мне этот кусок с людьми-жуками как-то мимо ехал. Слушайте, эта книга могла бы быть замечательной только за одно осознание-раскрытие, что никто из персов оказался не тем, кем казался, однако... «зачем было убивать убийцу убийцы, но Донцову просто так не остановишь!», а впрочем... автору, как жирафу от литературы, ему видней. Весьма кинематографичный роман.

Но в любовную линию как-то не верится. Сырая она еще. Поверхностная.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Дженнифер Макмахон «Сёстры ночи»

Еркфтвгшд, 29 октября 2018 г. 17:43

МакМахон поленилась, она под видом мистического романа подсовывает читателю роман повседневный, о людях, их чувствах, их переживаниях, страдашках и страданиях, мечтах и разгребании той кучи грубо пахнушего, что сами произвели. Зачин у романа во здравие, а объяснение воистину за упокой, Очень.. небрежненько включены элементы мистики, сразу понятно, где этот треклятый 29 номер, сразу понятно, что сюжет будет хороводиться в основном вокруг всего чего угодно, лишь не выдать читателю задумку сразу и с головой. Объяснение — божком из машины и цыганским цирком, ну, в том, где конь сам себя ворует :/

Оценка: 1
–  [  12  ]  +

Бастиан Цах, Маттиас Бауэр «Morbus Dei. Инферно»

Еркфтвгшд, 29 октября 2018 г. 17:32

Когда впервые увидела аннотацию, подумала — кто её писал-то? Неужели сами авторы своей книги в процессе создания не читали? Или кому там из издательства нужно руки оборвать? Представьте себе: 18 век (уже страшно), вы практически на сцене театра военных действий и сами по себе мишени, вы только что выскочили из черт-пойми-чего-творившегося в первой книге, Иоганн как дезертир в розыске, Элизабет ничегоченьки дальше своей деревни в мире не знает, вас ожидают кровожадные авторы со своими трагидийными поворотами сюжета и...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
вот встают Элизабет и Иоганн руки в боки, когда на сани волчья стая нападает или когда деда приходится хоронить, когда с верхних этажей дерьмо из ведра летит (ну не было в Вене в начале 18 века канальи, точнее канализации, каналий оказалось полно), или когда их грабят неоднократно по дороге, когда проводник на мосту гибнет, или же нет — когда их лавиной накрывало, а то еще вариант — когда Элизабет бросили в тюремную яму — и такие:

- КРАСОТА-ТО КАКАЯ!!! — воскликнула Элизабет.

- УДИВИТЕЛЬНО — согласился с ней Иоганн.

Так и стоят они проникаясь национальной идеей об Австрии, её красотах и величии истории австрийской в той инфернальной дичи, что с ними происходит...

И вроде историчность соблюдается, а уже созрело ощущение, что текст набивается не ради сюжета, а ради объема. Очень надеюсь, что третья книга как-то улучшит ситуацию. Здесь же — вполне приключенческий роман со всеми признаками «реализмЫ»: с убиванием служанок, врагами-садистами, монахом, способным убить, скрипом кровати, чтобы все знали о совокуплении, описанием сисек, свиных ножек, похищением глав/героини и даже беременностью оной, дабы было над чем (выкидышем али родами) содрогнуться в третьей книжке.

Итог: из всей книги мне больше всего по сердцу пришлось оформление обложки.

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Ник Перумов «Алмазный Меч, Деревянный Меч»

Еркфтвгшд, 28 октября 2018 г. 14:52

Летописи Разлома — это такой симфопасадоболь, в котором вы (познакомившись с классикой фентези) конечно же услышите знакомые даже не отрывки, а целые кусища — тут у Неясыть/Кэр Лаэда/Фесс с Аэсонне, который явно Ведьмак с доченькой-драконом, тут и эпик с замахом на Толкина, тут и туча персонажей, которым иногда друг от друга просто не протолкнуться на страницах, и карты, постоянно растущей географии с замахом на Забытые королевства — не меньше :)

НО(!!!) в 1997 году Алмазный меч, деревянный меч — были целым парком фонтанирующей фантазии для огромного количества людей. И мне с первых страниц видно, что в истории Кэра Лаэды Ник Перумов очень старался быть собой и выдать нечто действительно своё, именно в АМДМ я встретила ситуацию геноцида человечеством иных рас, и вообще некое псевдосредневековье с морем «реализма» — не у Мартина, а у Ника Перумова, так-то. Историю восхождения рабыни в императрицы. Удочерение дракона магом было правда у Урсулы Ле Гуин, но вот такая «походная жизнь» — опять же не у Сапковского узнала вперед, а у Перумова.

АМДМ лично для меня — это довольно сложный период в моей жизни, когда я находилась на лечении, пыталась читать комментарий к УПК и плакала, потому что не понимала и не запоминала, АМДМ — это люди, которые оказали мне поддержку и отвлекли книгой, это определенный возраст и определенное восприятие мира, это некий толчок к чтению фентези и фантастики, и единственный цикл, в котором я у Перумова не ищу изъянов (хоть и признаю, что их туева туча).

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Бастиан Цах, Маттиас Бауэр «Morbus Dei. Зарождение»

Еркфтвгшд, 27 октября 2018 г. 15:24

Всегда, когда покупаешь книгу вперед её прочтения, это «кот в мешке». Порою прочитаешь меньше половины и от разочарования кричать хочется: «Да что б я еще раз взял такой загадочный фьючерс?!». А в другой раз радуешься удаче. Морбус Деи — случай словами Питера Пэна «серединки-на-половинку». Признаюсь сразу — ожидала этакой «региональной мистики», с местными легендами, фольклором, мифологией Альп. Нет, тут вполне приключенческая канва в условиях исторических реалий начала 18 века, и с пластом мрачной фентези в размере «добавьте по вкусу». Авторы пока что мало берутся объяснить, кто же такие в действительности «Иные» и откуда подоплека с их появлением, пока что мы утыкаемся в астрологию, в тверди небесные, а именно в созвездие Овна и стихию Огня. У меня есть некая догадка про дремавший в цепях днк вирус, а тут «проснувшийся» в виду близких кровно-родственных связей, м/б это результат просочившейся естественной радиации, кто ж знает? Достоинства книги в описании жизни деревеньки, её персонажах, и да, в оформлении, в виньетках из змей и грифонов, м/б в виде сериала произведение получится позагадочней, а так приключенчества много больше.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Дэвид Митчелл «Простые смертные»

Еркфтвгшд, 15 октября 2018 г. 19:26

Взять несколько сюжетных линий и перелентовать одну другой — излюбленный авторский метод, но(!) как же я мечтала о линейности событий, читая «Простых смертных». Начало за здравие, чем дальше в лес — тем толще за упокой. Потому что ни описание бедствий крепостных крестьян в излучине Камы, ни постоянные скачки сюжета во времени, ни в смысле не взяли за душу. Насколько интересен зачин про уход-протест Холли Сайкс из дому в возрасте неполных 16 лет, настолько же градус интереса падает в следующих главах. А в принципе роман добротен. Но когда вы уже знакомы с «Облачным атласом», у «Простых смертных» шансов маловато.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Фонда Ли «Нефритовый город»

Еркфтвгшд, 13 октября 2018 г. 14:44

Я поставлю десятку не за фентези (оно размером с некое фэнт-допущение про камешки, дающие обладателям способности быть более сильнее, шустрее, чувствовать, как птица летит и даже остановить её сердце), а за проработанность мира и взаимодействие персонажей. Да, это боевик про Гонконг (а то прям с первых страниц не узнаешь подоснову Нефритового города :)) и его банды. Но как автор старательно создала, тут и вопрос адаптации человека с востока на западе и обратной встройки в семью, иерархии банд (простите, кланов), история освобождения острова, которая по сию пору не отпускает персонажей, кодекс чести, которому бан... кланы стараются следовать, отношения между членами руководящих семей, стремления человека из «грязи прыгнуть в князи» и к чему это может привести. И конечно же война кланов, передел влияний и перетягивание одеял совместно с подковерными играми. Сложные перипетии носителей с нефритом отлично вписались в общую канву. Думается мне, Энди еще предстоит определить развитие событий в книге «Нефритовая война». Никогда не думала, что типичный боевик может быть таким интересным и талантливым. А вот поди ж ты :)

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Дэвид Митчелл «Голодный дом»

Еркфтвгшд, 3 октября 2018 г. 12:21

Я такие книги называю «поделка в октябре». Когда дождь за окном, листья падают, немного вина в бокале с имбирем и медом, то Желязны читаешь, то фильмы мистики и ужасов смотришь, а потом накатывает некое настроение создать вот такое эдакое про сверхъестественный мирок в мире обыденного. Роман состоит из нескольких частей, с периодичностью разрыва событий в 9 лет. Каждый можно даже считать неким отдельным рассказиком. Если первый вызывает ощущение карябки ноготочками, то остальные... ну, они как прилагательные при существительном, поскольку к первому прилагаются. Соглашусь с предыдущими читателями — у Митчелла Обласный атлас и Зут — куда более талантливые произведения. Они подобны симфониям. А «Голодный дом» в сравнении с ними — собачий вальс. В какой-то степени милая вещица и если попадет в струю мироощущения, ситуации или сезона за окном, то вполне придется по сердцу, но лучше подобные сказки постмодерна доверить Гейману или Перри.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Джон Скальци «Божественные двигатели»

Еркфтвгшд, 1 октября 2018 г. 10:01

Фентези в ширмах якобы «научфанта», но с сюжетным вывертом. Жалко всех, даже богов :/

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Джон Скальци «Люди в красном»

Еркфтвгшд, 1 октября 2018 г. 09:58

Жуткий стеб над «Звездным путем» с тремя «эпилогами» в игру «драмо-философия жизни» (хотя последний весьма лиричный, но только в связке со предыдущим стёбом).

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Мари Бреннан «Естественная история драконов»

Еркфтвгшд, 25 марта 2018 г. 19:26

Где-то в сети бродит псевдо-документальный фильм про драконов, объясняющий (точнее пытающийся объяснить) существование драконов, исходя из законов биологии, физики и химии (ведь как-то огонь нужно производить и выдыхать, не прожаривая самого себя изнутри). Объяснить дракона естественными науками. Крутецкая круть. Всем советую.

Так что эту книгу я ждала с замиранием сердечной мышцы.

Отслеживала появление в магазине для заказа, заказала почти сразу, прибежала в центр выдачи, схватила книжку...

Были большие надежды на схемы (хоть наподобие гастрономической по коровам и баранам), что, где, как называются мышцы и органы. Выкуси, читатель, с тебя и выпера будет достаточно. Вот тебе выпер, вот тебе белая обложка, которая пачкается с твоих же пото-жировых отпечатков, вот тебе несколько ч/б (точнее коричневых) иллюстраций. Наслаждайся.

Еще было бы честнее предупредить, что первая книга в серии посвящена Изабелле, а драконы как-то в параллель летят или мимо лежали. Что это начальный этап её карьеры ученого и приквел о детстве, юности и замужестве, в котором сказать о феминистических нотах — это вообще ничего не говорить. Это целая опера о девушке, которая ДОБИЛАСЬ изучать драконов ни нытьем, так катаньем, ни в парадную дверь, так с черного хода. И что говорить всем правду в глаза женщине позволено только когда выйдет из детородного возраста. Чем Изабелла, ставшая к старости национальным достоянием, и занимается. В мемуарах.

Здесь есть весьма одаренная на ум девушка, мечтавшая узнать драконов. Есть сюжет про путешествие к этой цели. Есть открытия. Есть горе. Есть берущие за душу фразы (особенно про брак и место женщины в обществе). А драконов маловато. Маловато будет!

Надеюсь, в следующей книге добавят. Драконов.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Мелинда Солсбери «Дочь Пожирательницы Грехов»

Еркфтвгшд, 8 марта 2018 г. 20:01

Мелинда Солсбери, она же Кхан, первая своего имени, мать кроликов

отзыв на «Дочь пожирательницы грехов»

Местность: дорога из желтого кирпича

Дороти, Чучело, Оловянный человек и трусливый Лев весело отправляются в Изумрудный город. Дороти останавливается.

Дороти: Вы слышите этот шум?

Похоже, кто-то плачет! Посмотрите туда, это бедная книга!

Все останавливаются у дороги, лежит книга, выброшенная, страницы вырваны.

Дороти: О, нет! Что случилось с тобой, книга?

Почему кто-то выбросил тебя ?!

Книга открыто всхлипывает, они слышат неконтролируемый плач. Её собственные чернила разрушают страницы. Название — «Дочь Грешника».

Книга: * пуская пузыри * Это не моя вина! Мой читатель меня выбросил! Это жестокая женщина! Ее зовут Кхан, и она была настолько злой, что разорвала меня на части. Она собиралась бросить меня в камин, но потом поняла, что в ее доме нет камина! * воет *

Трусливый Лев: * дрожит * Вот значит как! Она здесь?

Нужно ли прятаться ?! ДОРОТИ! СДЕЛАЙ ЧТО-НИБУДЬ!!!

Книга: Нет, нет. Вероятно, она написала мне кое-что обо мне.

Я не думаю, что она действительно причинит тебе боль.

Дороти: Но почему она тебя так выбросила, Книга? Что случилось?

Книга: * снова начинает всхлипывать * ЭТО НЕ МОЯ ВИНА !!!! Я НЕ МОГУ БЫТЬ ОТВЕТСТВЕННА, ЧТО МОЁ СОДЕРЖАНИЕ — ДИРЬМО. Я НЕ ВИНОВАТА В ТОМ, ЧТО Я НЕ УСТАНАВЛИВАЮ. НЕ Я ЭТО ВЫСКАЗАЛА.

Оловянный человек: Итак, вы говорите, что вы «дирьмо»?

Дороти: Оловянный человек! Это не очень красиво!

Оловянный человек: Ну, у меня нет сердца.

Дороти: Туше. Но книга, что случилось? Почему ты такая?

Книга: * шмыгает носом * Я была такая многообещающая. Я должна была быть о девушке, которая может убить только своим прикосновением! Предполагалось, что она будет такой удар! Все будут боятся ее!

Дороти: Но это звучит замечательно! Я бы прочла подобное дирьмо т корки до корки. Итак, что случилось, чтобы Кхан тебя выбросила?

Книга: * говорит с горечью * Ну, это было здорово ... в теории! На самом деле, для всей гребанной книги, мой главный герой ничего не делала, кроме хандры, вышивки, наблюдения за происходящим (в то время как хандрила), и сплетен, и стоила коровьи глазки собственному охраннику... в то время как с ней флиртовал нареченный с нею принц. О, но это еще не все! Это такая захватывающая книга! Она также молится весь день. И поет! Слушайте это дерьмо!

«Это единственная часть моей жизни, которую я люблю,

когда я могу петь и забывать. Когда я пою, я могу быть кем угодно,

где угодно. Когда я пою, я свободен.»

Все выражают отвращение

Дороти: Она может убивать людей только своим прикосновением, и она всю книгу ничего не делает ?! О нет! Я, кажется, понимаю, как Кхан так обозлилась сейчас!

Оловянный человек: Я правильно тебя расслышал? Она влюбилась сразу в двух парней?! Похоже, у нее слишком много сердец! Может быть, она может дать мне одно из них.

Дороти: Но у нее эта потрясающая сила! Как это может быть! Действительно ли она убивает кого-либо в этой книге?

Книга: Без комментариев.Это так расстраивает! Я тоже страдаю! Это ее дерьмо, которое напечатано на моих страницах. Я имею в виду, она должна быть этой замечательной цыпой, и она ничего не делает. Она пережмвает! Ей больно, что люди ей не нравятся! Она боится, она кисонька. У нее так много сил, столько возможностей, что просто в пропасть всё.

«Должно быть, она сама смеялась надо мной, наблюдая, как я мучаюсь, с осунувшимся лицом и моими прозрачными глазами, тающей в тени, как призрак, и прячущейся за юбками богов, жаждущих чего-то, чего не было. Она знала, что я за трусиха, какой уж я и была.»

Все это видят. Кхан заметила это! Люди боятся ее, так зачем ей ипаться по этому поводу! Я имею в виду, зачем тебя так заботит чужое мнение?

Все в шоке молчат.

Дороти: Эта книга о девушке, у которой есть власть убивать людей только своим прикосновением, вы говорите?

Книга: * печально кивает *

Пугало: Мне кажется, что вашей главной героине пора пользоваться мозгами.

https://www.goodreads.com/review/show/926309695

Оценка: нет
–  [  16  ]  +

Нэнси Кресс «Probability Moon»

Еркфтвгшд, 23 февраля 2018 г. 21:46

Эмпатия в научной фантастике: Урсула Ле Гуин, Нэнси Кресс и доброта.

Несколько лет назад я в течение пяти недель прочел шесть книг Урсулы Ле Гуин. Благодаря одному книжному сервису (который, который к сожалению, уже не существует) я познакомился с Хайнским циклом — о развитии в галактике дипломатического кооператива. В детстве и в колледже я зачитывался Земноморьем, а поскольку я вырос на сериале «Звездный путь» — приношу свои извинения преподавателям моего второго курса за это — то Хайнский цикл был для меня просто песней.

Это конечно же не единственное, но есть два общих для них слова (от переводчика — я так понимаю, общее для «Стартрека» и «Хайнского цикла»): космическая антропология. Есть ли что-нибудь лучше? Посторонний человек — посол, исследователь, или как в моей любимой книге «Обездоленный» — физик-посетитель — приходит в странный мир и мы видим его глазами новую грань человечества. Потому что, как бы не чужды были сюжеты, именно об этом люди и пишут в своих историях. Представляя другой способ бытия, людьми или нет, мы узнаем немного больше о том, что значит быть человеком для самих людей.

Спустя пару лет после моего «запоя» творчеством Урсулы Ле Гуин я ознакомился со списком книг, рекомендованных мне те же мудрым другом, который сказал мне начать читать Ле Гуин с «Толкователей» (это было странно, но в конечном итоге эта книга идеальна для начала знакомства с ней). К счастью, настроение так совпало или то, что книга была доступна для скачивания, я заполучил «Вероятность Луны», роман Нэнси Кресс 2000 года издания. Не помню, зачем мне была нужна аудиокнига — я много гулял в те дни? Готовился к поездке? Контекст происходящего забылся в ярком блеске реакции на саму книгу: «Святое дерьмо, она потрясающая».

И еще одна: «Черт, она такая же, как Ле Гуин».

Это странное и удивительное ощущение, что у единственного в своём роде голоса есть сестра. В «Вероятности Луны» группа ученых отправляется в миссию на планету «Мир». Разумные обитатели Мира — гуманоиды с шерстью вместо волосяного покрова — обладают таким явлением как «общая реальность»; они чувствуют боль, когда сталкиваются с идеями, которые противоречат их чувству истины или мнению большинства (и книга обсуждает водораздел между двумя этими понятиями). Из-за общей реальности сообщество Мира альтруистично и мирно. В конце-концов вы наблюдаете к чему приводит вмешательство Террана в Мир.

Конечно же, это больше, чем дипломатическая миссия. Есть один артефакт на планете и еще один — в её небесах, которые, кажется, связаны с космическими вратами, позволяющими терранам пересекать галактику. И исследовательская группа — просто прикрытие для военного расследования — можно ли использовать эти артефакты в качестве оружия?

Сердцем книги для мня стала команда на Мире и их главный контакти и переводчик — Энли Пек Бриммидин. Она тайно шпионит для правительственного агенства «Реальности и искупления» и её задача состоит в том, чтобы выяснить, являются ли терране «настоящими». Это отвратная сторона мирности, навязанная «общей реальностью»: любой, кто попирает «общую реальность» объявляется «нереальным», «несуществующим» — как и сама Энли, ведь она осуждена за убийство собственного брата. Её шпионаж — искупление; Энли желает, чтобы её сердце было объявлено «настоящим», чтобы её «приветствовали в мире и в правде». Конечно, вмешательство терран усложняет данный процесс.

Я не могу описать персонажей Кресс в произношении нежного голоса рассказчика аудиокниг — Грегори Линингтона. Обычно я нахожу научную фантастику трудно усвояемой, но это был, по какой-то причине, мой лучший опыт прослушивания аудиокниги в жизни. В повествовании было что-то, ясность и — самая высокая похвала — ненавязчивость, которая придавала персонажам все оттенки сострадания. Но Линингтон не из воздуха эту магию взял, книга и без того пола ею.

Это то, что сделало работы Ле Гуин для меня столь мощными: сплетение воображения и способности сопереживать, сострадать. Потому что сострадание — это еще и богатое представление о внутренней жизни другого человека? Их боли, надежд, любви без оглядки на их различия. Ле Гуин представила внутренние жизни своих персонажей и их странные миры с одинаковой яркостью — они даже не были отделимы друг от друга. Она представила человеческие сердца в чужеродных им ситуациях —и это было частью её великого подарка нам.

«Вероятность Луны» — тоже такой же дар. Это в самой книге, в борьбе Энли, старающейся понять терран, которые бросают вызов самой концепции «общей реальности», чувства и правды. Один из членов миссии терран становится одержим альтруистическими последствиями «общей реальности» и становится изгоем, в попытках понять, как открыть сознанию терран этот опыт. И более тонко дар подан в дружбе, постепенно развивающейся между Энли и Энн, ксенобиологом миссии, и в деликатных отношениях между членами команды. Эта книга — часть космической оперы, отчасти твердая фантастики, отчасти гуманистическая.

Я не собираюсь акцентировать внимание на женщинах (т.е. он не акцентирует их гендер), которые пишут социальную и эмоциональную продуманную научную фантастику, хотя возможно это неправильно по отношению к Кресс и Ле Гуин. В своём эссе «Сострадание и террор» философ Марта Нуссбаум — еще одна женщина — отмечает:

«Сострадание начинается с нас самих, из круга наших повседневных забот. Это будет нами ощущаться только в отношении тех людей и вещей, что мы считаем важными — и, конечно же, большинство назначает то или иное важным самым непостоянным и беспрецедентным образом. Эмпатическое воображение может иногда порождать беспокойство, замыкая в круг».

Вся научная фантастика — это работа воображения. Эмпатическое воображение воистину настоящий подарок. Ле Гуин дала нам так много: её истории, её мудрость, её праведный гнев, её блоги о кошках (Зорро и Парде). Чувство, что мы не одиноки в литературном мире и в десятках миров, что она выдумала. Я лишился свободы в тот момент, когда прочел, что она умерла — почти необъяснимо: она прожила долгую и полноценную жизнь, я не знал её лично, любил её творчество, но почти не читал их. Но я придерживаюсь её наставлений, воплощенных в её работе, связи, которая является противоположностью не только ненависти, но и одиночества. В её персонажах, в её книгах, а также через книги авторов, которые резонируют с ней.

Кресс моложе Ле Гуин, но они были коллегами и современниками — обе начались публиковаться в 70-х годах и с годами принялись участвовать на конвентах и литературных книжных столах. В одном совместном интервью я рыскал по моментам, когда они говорят друг с другом — и не нахожу ничего. Но когда Кресс заявляет: « Я была оставлена на берегу после прилива женщин-писателей» — Ле Гуин среди этих женщин. В другом, сольном интервью, когда Кресс спрашивают книги, которые вы должны прочитать в первую очередь — в начале списка она называет сразу две книги Урсулы Ле Гуин: «Левая рука тьмы» и «Обездоленный». Классика, уже создавшая себе имя, и моя любимая книга. Обе книги учат посторонних понимать чуждый мир, возможно — даже полюбить его или начать бояться его, но в любом случае нарушат ваш покой. В конце концов эмпатия включает в себя открытость к боли. Но это же порождает и способность сочувствовать — такой вот нарастающий поток.

исходник — http://www.unboundworlds.com/2018/02/the-word-for-empathy-is-sci-fi-on-le-guin-kress-and-kindness/

перевод — Rinsant

Оценка: нет
–  [  9  ]  +

Нэнси Кресс «Probability Universe»

Еркфтвгшд, 23 февраля 2018 г. 21:46

Эмпатия в научной фантастике: Урсула Ле Гуин, Нэнси Кресс и доброта.

Несколько лет назад я в течение пяти недель прочел шесть книг Урсулы Ле Гуин. Благодаря одному книжному сервису (который, который к сожалению, уже не существует) я познакомился с Хайнским циклом — о развитии в галактике дипломатического кооператива. В детстве и в колледже я зачитывался Земноморьем, а поскольку я вырос на сериале «Звездный путь» — приношу свои извинения преподавателям моего второго курса за это — то Хайнский цикл был для меня просто песней.

Это конечно же не единственное, но есть два общих для них слова (от переводчика — я так понимаю, общее для «Стартрека» и «Хайнского цикла»): космическая антропология. Есть ли что-нибудь лучше? Посторонний человек — посол, исследователь, или как в моей любимой книге «Обездоленный» — физик-посетитель — приходит в странный мир и мы видим его глазами новую грань человечества. Потому что, как бы не чужды были сюжеты, именно об этом люди и пишут в своих историях. Представляя другой способ бытия, людьми или нет, мы узнаем немного больше о том, что значит быть человеком для самих людей.

Спустя пару лет после моего «запоя» творчеством Урсулы Ле Гуин я ознакомился со списком книг, рекомендованных мне те же мудрым другом, который сказал мне начать читать Ле Гуин с «Толкователей» (это было странно, но в конечном итоге эта книга идеальна для начала знакомства с ней). К счастью, настроение так совпало или то, что книга была доступна для скачивания, я заполучил «Вероятность Луны», роман Нэнси Кресс 2000 года издания. Не помню, зачем мне была нужна аудиокнига — я много гулял в те дни? Готовился к поездке? Контекст происходящего забылся в ярком блеске реакции на саму книгу: «Святое дерьмо, она потрясающая».

И еще одна: «Черт, она такая же, как Ле Гуин».

Это странное и удивительное ощущение, что у единственного в своём роде голоса есть сестра. В «Вероятности Луны» группа ученых отправляется в миссию на планету «Мир». Разумные обитатели Мира — гуманоиды с шерстью вместо волосяного покрова — обладают таким явлением как «общая реальность»; они чувствуют боль, когда сталкиваются с идеями, которые противоречат их чувству истины или мнению большинства (и книга обсуждает водораздел между двумя этими понятиями). Из-за общей реальности сообщество Мира альтруистично и мирно. В конце-концов вы наблюдаете к чему приводит вмешательство Террана в Мир.

Конечно же, это больше, чем дипломатическая миссия. Есть один артефакт на планете и еще один — в её небесах, которые, кажется, связаны с космическими вратами, позволяющими терранам пересекать галактику. И исследовательская группа — просто прикрытие для военного расследования — можно ли использовать эти артефакты в качестве оружия?

Сердцем книги для мня стала команда на Мире и их главный контакти и переводчик — Энли Пек Бриммидин. Она тайно шпионит для правительственного агенства «Реальности и искупления» и её задача состоит в том, чтобы выяснить, являются ли терране «настоящими». Это отвратная сторона мирности, навязанная «общей реальностью»: любой, кто попирает «общую реальность» объявляется «нереальным», «несуществующим» — как и сама Энли, ведь она осуждена за убийство собственного брата. Её шпионаж — искупление; Энли желает, чтобы её сердце было объявлено «настоящим», чтобы её «приветствовали в мире и в правде». Конечно, вмешательство терран усложняет данный процесс.

Я не могу описать персонажей Кресс в произношении нежного голоса рассказчика аудиокниг — Грегори Линингтона. Обычно я нахожу научную фантастику трудно усвояемой, но это был, по какой-то причине, мой лучший опыт прослушивания аудиокниги в жизни. В повествовании было что-то, ясность и — самая высокая похвала — ненавязчивость, которая придавала персонажам все оттенки сострадания. Но Линингтон не из воздуха эту магию взял, книга и без того пола ею.

Это то, что сделало работы Ле Гуин для меня столь мощными: сплетение воображения и способности сопереживать, сострадать. Потому что сострадание — это еще и богатое представление о внутренней жизни другого человека? Их боли, надежд, любви без оглядки на их различия. Ле Гуин представила внутренние жизни своих персонажей и их странные миры с одинаковой яркостью — они даже не были отделимы друг от друга. Она представила человеческие сердца в чужеродных им ситуациях —и это было частью её великого подарка нам.

«Вероятность Луны» — тоже такой же дар. Это в самой книге, в борьбе Энли, старающейся понять терран, которые бросают вызов самой концепции «общей реальности», чувства и правды. Один из членов миссии терран становится одержим альтруистическими последствиями «общей реальности» и становится изгоем, в попытках понять, как открыть сознанию терран этот опыт. И более тонко дар подан в дружбе, постепенно развивающейся между Энли и Энн, ксенобиологом миссии, и в деликатных отношениях между членами команды. Эта книга — часть космической оперы, отчасти твердая фантастики, отчасти гуманистическая.

Я не собираюсь акцентировать внимание на женщинах (т.е. он не акцентирует их гендер), которые пишут социальную и эмоциональную продуманную научную фантастику, хотя возможно это неправильно по отношению к Кресс и Ле Гуин. В своём эссе «Сострадание и террор» философ Марта Нуссбаум — еще одна женщина — отмечает:

«Сострадание начинается с нас самих, из круга наших повседневных забот. Это будет нами ощущаться только в отношении тех людей и вещей, что мы считаем важными — и, конечно же, большинство назначает то или иное важным самым непостоянным и беспрецедентным образом. Эмпатическое воображение может иногда порождать беспокойство, замыкая в круг».

Вся научная фантастика — это работа воображения. Эмпатическое воображение воистину настоящий подарок. Ле Гуин дала нам так много: её истории, её мудрость, её праведный гнев, её блоги о кошках (Зорро и Парде). Чувство, что мы не одиноки в литературном мире и в десятках миров, что она выдумала. Я лишился свободы в тот момент, когда прочел, что она умерла — почти необъяснимо: она прожила долгую и полноценную жизнь, я не знал её лично, любил её творчество, но почти не читал их. Но я придерживаюсь её наставлений, воплощенных в её работе, связи, которая является противоположностью не только ненависти, но и одиночества. В её персонажах, в её книгах, а также через книги авторов, которые резонируют с ней.

Кресс моложе Ле Гуин, но они были коллегами и современниками — обе начались публиковаться в 70-х годах и с годами принялись участвовать на конвентах и литературных книжных столах. В одном совместном интервью я рыскал по моментам, когда они говорят друг с другом — и не нахожу ничего. Но когда Кресс заявляет: « Я была оставлена на берегу после прилива женщин-писателей» — Ле Гуин среди этих женщин. В другом, сольном интервью, когда Кресс спрашивают книги, которые вы должны прочитать в первую очередь — в начале списка она называет сразу две книги Урсулы Ле Гуин: «Левая рука тьмы» и «Обездоленный». Классика, уже создавшая себе имя, и моя любимая книга. Обе книги учат посторонних понимать чуждый мир, возможно — даже полюбить его или начать бояться его, но в любом случае нарушат ваш покой. В конце концов эмпатия включает в себя открытость к боли. Но это же порождает и способность сочувствовать — такой вот нарастающий поток.

исходник — http://www.unboundworlds.com/2018/02/the-word-for-empathy-is-sci-fi-on-le-guin-kress-and-kindness/

перевод — Rinsant

Оценка: нет
–  [  9  ]  +

Джо Аберкромби «Лучше подавать холодным»

Еркфтвгшд, 11 февраля 2018 г. 19:54

Джо Абекромби взял «средневековую Италию» (чуть ближе к эпохе промышленного переворота), разодранную на княжества, королевства и герцогства и закинул в неё историю про сестру, потерявшую не только нанимателя (дабуйсним!), занятое её положение в обществе (дагорою!), доверие к окружающим (смешно прям), но и брата (как она сама полагала, самого близкого человека и вообще «свою светлую сторону»). А что осталось? Поломанное тело, помятая душа, деньги и жгучее желание уничтожить всех их (и заказчика, и исполнителей, и случайных свидетелей, не бросившихся ей с братом на помощь).

Что у Джо получилось — так показать всех своих персонажей с разных сторон. Они живые. Зло и добро — их неотъемлимость. И поступают они соответственно ситуации, помноженной на их собственный выбор (хотя он может быть предопределен поступками других). Никто не показан лапушкой, даже Монца (хотя вот действительно вопрос — как она смогла столько пережить и не только не сломаться душевно, но и начать привлекать мужчин еще больше, нежели без шрамов и кривой руки(?) впрочем чужие головы — потёмки). Здесь нет «чистых душ». Только жестокая реальность, в которой сомнением убило больше, чем оружием. В которой предательство — это буднично. В которой каннибализм — норма для того, у кого находится время для детей вырезать игрушки и размышлять над их будущим. В котором Монца идет по головам и членам. Потому что «пепел Клааса стучится мне в грудь» — памятуя Тиля Уленшпигеля... Потому что мир — выгребная яма и выбор у тебя — или утопить других, или утонуть самому.

Жаль, никто не сказал Колу Трясучке, что с годами не становишься праведней, разве что — опытней.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Зато будущего герцога запахал. Или герцогиню.

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Бекки Чамберс «Долгий путь к маленькой сердитой планете»

Еркфтвгшд, 6 февраля 2018 г. 18:21

Когда начинают делить на «женское/мужское» — это не о фантастике, это о том, с чего определяет себя человек сам — с гениталий или всё же с мозга.

Самый интересный момент в возрождении тяги к творчеству Остин, сестер Бронте и Гаскелл — это Первая Мировая Война, когда между отупляющих сражений, марш-бросков и распыления газов солдаты в окопах зачитывались этими «женскими» романами про «как бы всех выдать замуж» или «что за мрачный злодей мой работодатель и какая у него тайна?» — и в ситуации не просто стрессовой, а экстремальной, оказывалось, что материна сиська и женкина писька — это настолько человечно, так близко для понимания, так дорого сердцу да душе, все эти кружавчики да история про облысевшую корову в пижаме, чтобы не мерзла...

«Оказывается», когда в книге не рвут на части в кашу, не насилуют, не ненавидят друг друга на борту за инаковость и сохраняют лица — это «няшно».

Вот это новость, господа, вот это новость...

Урсула Ле Гуин откровенно ответила на вопрос про Артура Кларка и его подражателях — следуя в романе за какой-либо научной концепцией, они не просто забывают о человеческом в человеке, они эту сферу игнорируют. А Бекки Чамберс — да, она женщина, как теперь говорится «хочешь стать сильным? — отрасти себе вагину», приди в этот мир и будь сильным духом, пройди через горнило унижений просто за то, что ты женщина, хочешь восприниматься серьезно — пиши под мужским псевдом хоть чушятину, но воспринимать будут много серьезней. Вам нужны примеры фантезийников-женщин с «мужскими» псевдами? Андрэ Нортон, Робин Хобб, про Джейма Трипти-младшего (который внезапно оказался Алисой Шелдон) вообще можно рассуждать часами. И говорить, что «Долгий путь» — лафа вагинная — это уже просто собственными гениталиями подобное изрекать.

Расизм — это не просто страшно. Это мерзость низшего порядка. Взять бы предыдущего рецензента да закрыть на несколько часов в печи Бухенвальда. Не, разжигать не нужно печку, просто чтобы оценил масштабы того, к чему расизм запросто способен привести. Обвинять книгу в няшестве — это уровень Хайнлайна, который прибыл в СССР как-то раз уже будучи самоуверенно убежден в кой-каких исходных данных, а потом, вернувшись на родину, разродился статьей о том, что в США полный доступ к информации и всё истина, а СССР «вы всё врёти, вы всё врёти!!!». Наивный. А хотя я его лично воспринимаю человеком «двойного дна», доживи он до Гуантанамо, он и сейчас орал «вы всё врёти!!!», я ж с России, а он американский офицер, армию из человека просто так не выбьешь :)

Вернёмся к Бекки и её «Светлячку»... ой, простите к туннелирующему кораблю «Странник» и его команде. Я не приемлю обвинения в отсутствии оригинальных идей. Один взгляд на команду корабля в условиях длительного перелета к заданию с точки прослеживания их поведения, их переживаний, их желаний, надежд, планов — уже замечательно. «Светлячок» — это про приключения и «пиу-пиу», это в какой-то мере пародия на Дикий Запад и истории про ковбоев, которые за жизнь успели побыть и шерифами и разбойниками, а «Странник» — история СЕМЬИ, сложившейся из не просто не похожих людей, а нескольких биологических видов с разных концов космоса.

Да, здесь есть многие моменты, связанные с сексом, но не как в Новой Луне, где секс пихают просто для того, чтобы закрыть текстовые лакуны и набить книжный объем. Секс (поскольку это одна из базисных потребностей) в книге подан в рассуждениях об обычаях других разумных биологических видов, вам предлагается подумать о проблеме межвидового секса, о том, что отношение к сексу у других видов может кардинально иным и им наша мораль недоступна (кстати, еще и потому, что биоритмы, физиология, возраст взросления и т.д., и т.п.).

Вам покажут иную модель социализации в отношении с идеей семьи (гнезда-пера-дома), где роли биологических родителей и социальных — разделены и это никак не отражается на детях (потому что биология иная у вида и психика).

А подумать над идеей о запрете клонирования и лишения клонов всех гражданских прав?

Идея о фанатичном отказе от спасения при условии лишения вируса, дающего тебе возможность создавать эти межпространственные туннели, схожая с религиозной?

Идея о модификаторах своего тела, весьма осторожно относящихся к этой потребности (а не развлечению) и внушающих своей младшей сестре о необходимости дать физиологии развиться, а потом модифицировать своё тело?

Идея рынка, отказавшегося от допуска крупных корпораций?

Идея о том, что представителям иных биовидов с аутизмом тоже нужна забота?

Идея о саде на корабле не столько для овощей, а для снятия напряженности?

Идея о последнем представителе вида, вовлеченном в гражданскую войну, приведшей к вымиранию?

Идея о оружии столь ужасном, что делает невозможной медицинскую помощь и вся она сводится лишь к эвтаназии?

И почему к ИИ нельзя относиться уважительно? Что обладает разумом — то достойно уважительного отношения. Особенно, когда между вами и космосом собственно корабль и ИИ, который за состоянием всех систем корабля следит? ИИ в этой книге вообще аллюзивно мифу о Пигмалионе и Галатее.

Некоторые линии сюжета обрываются, возможно мне в следующей книге расскажут что-нибудь про защитный контур и с ним будет какая-нибудь история. А может быть и нет.

Но вот что интересно — Бекки в книгу напихала много, а скучно мне не было. За что спасибо.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Скотт Хокинс «Библиотека на Обугленной горе»

Еркфтвгшд, 23 января 2018 г. 14:28

Я поняла, что, читая, оказалась в декорациях вселенной Брайна Фуллера, когда взор мой упал в оранжевую тарелку, где красные бобы в собственном соку вперемешку с колбасой укрылись красно-синими тенями восхода, и вздрогнула от какого-то осознания проникновения книги в реальность.

Сюжет «библиотеки» — подковёрная возня вокруг главенства в некой пространственно-временной лакуне, где под покровительством хтонической силы (Отец, Аблак, Аблахан, Адам Блэк) выпестываются 12 хранителей-носителей каталогов, библиотекарей, охраняющих Вселенную. И лучше вам не знать, какими методами. Но Отец пропал, а всё вокруг идёт вразнос. Враги, не менее древние, чем Адам Блэк, желают проникнуть в библиотеку и завладеть её достоянием...

Это «дарк» с фентези, как приёмом магического реализма, это действительно тот Нил Гейман, каким нам его преподали в экранизации «Американских богов», и Бром со стайкой потерянных богов, которые сами себя уже потеряли, не то, что свою паству. И давайте признаем — с тягучей атмосферой «Ганнибала». Фуллер, Фуллер, Фуллер.

Это победа над смертью с желанием наконец-то умереть. Это жесткость платой за знание. Это воспоминание ценнее самой жизни. Это сломанные дети, собирающиеся, если не править вселенной, то хотя бы найти того, кто несет за неё ответственность — Отца. Эти тридцатилетние (и около того) люди, желающие быть богами, так и не смогли повзрослеть. Им было некогда и не с кем. Зато они (каждый свою отраслью отдельно) в совершенстве владеют привитыми им навыками.

И сюжетные ходы подобны приступам эпилепсии, шизофрении или энцефалита — сочные цвета, внезапные декорации, то описание изнасилования, то ко льву в попу приходится суппозиторий проталкивать, то смех курицы из ямы услышишь.

«Сделайте жестоко и красиво. В одной упаковке.»

Не подпускайте к книге детей.

А то потом они в школах на еще более младших детей с ножами нападают.

А друг друга кончить силы воли не хватает, потому «**** больно!»

Или топорами по одноклассникам машут, если до ружей доступа нет.

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Дэн Вилета «Дым»

Еркфтвгшд, 14 января 2018 г. 23:24

Чтобы проникнуться этой книгой, требуется или рефлексия на тему свободы и самоконтроля, или вовлечение в эпоху викторианства/эдвардианства.

Собственно на этих лейтмотивах роман выстроен.

Я тоже не сразу пришла в творчество Джейн Остин, а только при осознании системы общественного уклада, когда женщина, ограниченная в жизненных возможностях, старается устроиться через брак или устроить брак своих подопечных — дочерей, сестер, подруг. Джейн Остин — это горькая констатация факта о том, что тесный уютный «женский мирок» еще нужно суметь защитить — в декорациях про ахи-вздохи, ленточки на шляпках и иронию уровня сплетен за чаём. Вот тебе и романтика для дурочек. Вот тебе и кружева с вышивкой.

Что касается Диккенса (не раз и не два помянутого в книге), то, я считаю, его творчество нам преподносят вскользь по школьной программе и «как бы о детях детям» сказочной литературой, на деле Диккенс — социальный романист. Его произведениями люди зачитывались в первую очередь потому, что многословием раскрывалась реальная картина существующего мира — где можно было потерять наследство в судебной тяжбе и умереть от туберкулеза, где показана во всей красе нищета после использования кредита семьей, где показаны дети-попрошайки и что это настоящий бандитский бизнес, что женщина откажет тебе в предложении руки и сердца, потому что перебирает варианты жизнеустроиться получше и побогаче, где отцы тиранят своих домашних, а те могут предать. Диккенс писал о страстях.

А еще он откровенно описал систему частных школ, куда и до 60-х почти поголовно подданные Великобритании сплавляли своих детей, видя их лишь летом и на рождественские каникулы.

Эти школы были призваны воспитать эталонных людей, а на деле служили рассадниками стыда. Они должны были искоренять всякий грех, но именно в них пышным цветом цвели дедовщина, принудительная гомоэротика, садизм. Джентельмены порой после воспитания в частных школах бегали в бордель за флагелляцией и унижением... Так что когда граф Кроули в Аббатстве Даунтон удивляется поступку своему слуги, заявившему об однополом харрасменте: «Если бы я кричал всякий раз, когда в школе меня целовали — то давно бы уже охрип» — я вполне понимаю его точку зрения на происходящее (хотя не вполне её разделяю). Дамы не отстают в жестокости, не переживайте. Все эти сестринства, в которых вы проходите инициации, приносите клятвы, а если что — вас могут исключить и довести до психоза игнором или иголки под ногти воткнуть в наказание — это вы что, это традиции, освященные временем!

Дэн Вилета не играет, но работает с тематикой (вновь проблематичной) в связи с нагрянувшим неопуританством в современном ему обществе — человек/страсть/грех. Он делает «грех» видимым выделением — дымом, который общество в его романе всячески старается подавить. Дымить — это показывать, что ты грешен и грешишь. Дым — это и психическая болезнь, и инфекционная. Дети — объявлены «грешными от природы», их до 11 лет воспитывают специально нанятые люди, родители их игнорируют до определенного возраста. Само общество градируется на страты, низам можно дымить, верхи должны быть чисты. Аристократия должна быть ангелоподобна в данной ситуации. Она, как совокупность мучеников, вытягивает на себе остальное общество. Технический прогресс под запетом, потому что он расшатывает сложившуюся систему ценностей.

Дым — в рамках романа — магический реализм, однажды люди начали дымить и всё тут. Как у Сюзанны Кларк магия ушла из Англии и всё тут. И приспосабливайся, как хочешь. В реальности это метафора отношения людей к природе других людей. То, что вы сочтете грехом, для других — страсть, самовыражение, взаимоотношения. Вилета раскрывает общество верхов, которое приспособлено, цинично, лживо, лицемерно. В котором пасторам присылают специальные леденцы, впитывающие дым, в котором на детях тестируются корсеты, причиняющие боль по инициативе самого носящего, в котором всюду запреты на самые естественные вещи. И все это показано глазами подростков, тех, кто только должен вступить в общество: муштра и издевательства в школе, приспособленчество взрослых, зреющая революция, повсеместная ложь, созревание про-марксистских движений, эмбарго даже на учебники физики!

Именно подросткам и уготовано сделать всеобщий выбор.

Прекрасный конструктор тем в упаковке под викторианский роман.

Финал? Он открыт. И это прекрасно. Это позволит каждому вынести из романа свои выводы. Потому что свобода — это тоже страсть.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Джефф Нун «Вирт»

Еркфтвгшд, 12 января 2018 г. 18:07

Вирт — нонкорформистская литература. «Нельзя о наркоманах, сексе, инцесте, драках, бандах, плохой полиции, подростках-преступниках? — А я буду!»

Это такой у книги девиз, мне вспомнилась фраза из «Змея в Эссексе»: «она положительно решила оскандалиться». Джефф Нун решил своего читателя взять на крючок запретным в декорациях антиутопии: «всё плохо, но ты не расслабляйся — может стать еще хуже».

Как заметил один персонажей — «вирт — это коллективный сон» — а еще многоуровневая и полисюжетная игра, что еще хуже вирт это наркотик с явным эффектом привыкания. В чем-то есть сходство с «Первому игроку приготовиться» — виртуальная реальность, правила нахождения в ней, потребность у людей, в неё зашедших, такое желание победить, особенно если приз — твоя жизнь. Или родного тебе человека.

Содержимое боевичка с притворным закосом под философствование порою крутится даже не среди персонажей, а во имя возвращения девушки, пропавшей в вирте (т.к. вирт коварно меняется с реальностью баш-на-баш). Весь остальной творящийся бедлам — попутно. Концовка, знаете, она весьма предсказуема, она еще в зачине понятна, что потребуется жертвенность и выбор.

Так что эта книга вам или очень понравится, или вы её не поймете, или поймете, но вам не сдастся ни разу и ничего особенного вы из неё не вынесите. Вот прям как я :/

Оценка: 5
⇑ Наверх