Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «discoursf» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2 [3] 4

Статья написана 17 марта 2013 г. 20:51

http://gdb.rferl.org/FEFECE7D-0F01-4157-9...">

http://www.svoboda.org/content/article/24...

Запад в реальности переживал научно-техническую революцию: была разработана теория относительности, шла электрификация, зарождалась авиация. Жизнь менялась на глазах. Россия – отставала.

Ну да, конечно: в России не было ни авиации, ни электрификации, ни теории относительности. Только пенька и ворвань. А уж о переплетении тематики технической и социальной модернизации читатель и догадываться не должен.

Научная фантастика – это литература, которая позволяет нам ощущать себя современными людьми... Все были увлечены техническим прогрессом и, как следствие, научной фантастикой. Там искали ответ на вопрос о масштабах предстоящей модернизации. Инновации давали пищу научной фантастике, а научная фантастика становилась дополнительным стимулом для научных исследований, философских теорий и политических доктрин.

Действительно, тема влияния науки и техники на жизнь человека в первой половине прошлого века звучала очень сильно. Но вот фантастика в этом поле ("научная фантастика" — не успел Я.Перельман выдумать это словосочетание, как поперли комментарии про необходимость подлинной научности, ведь должна же эта ваша новая литература чем-то отличаться от просто фантастики) находилась на периферии этой темы и всеми участниками процесса воспринималась как вспомогательный второстепенный элемент. Это было даже не "гетто", такой скорее загончик для стареющих цирковых акробатов. Подобное восприятие научной фантастики проходит сквозной нитью как через дореволюционные, так и в особенности через советские публикации.

Позже, при Сталине, научная фантастика подвергалась жесточайшей цензуре и даже гонениям.

Написано неуклюже, для индульгенции, но по сути правда.

Тогда не было разницы между научно-технической журналистикой и литературным жанром научной фантастики, между реальными новостями и фантазиями о будущем. В восприятии российского читателя научная фантастика так или иначе находила подтверждение в новостях.

Дело не в том, что "это фантастику заставляли писать так, чтобы она не отличалась от научно-технического очерка", — ведь и автор указывает, что предметом исследования является ситуация до 1922 года. Скорее, данное наблюдение (можно подвергать сомнению его корректность) еще раз подчеркивает, насколько сильным в российском обществе было подспудное, не реализуемое и не реализованное до 20-х годов желание модернизации.

Научная фантастика сформировалась как отдельный литературный жанр именно в России...

Мало выдумать термин (кстати, Перельман его впервые использовал в журнале "Природа и люди" в 1914-м, и большая лакуна в 20 лет несколько как бы лишает почвы концепцию автора), нужно чтобы жанр начал функционировать и сформировались его особенности, характерные черты — в России это происходило уже в 20-е годы, почти параллельно с Америкой.

Но в целом хорошо, конечно, что зарубежные исследователи пишут про отечественную историю. Ведь нет пророка в своем отечестве. О происходящем в российской фантастике скоро будем узнавать из книг вьетнамских антропологов.


Статья написана 26 февраля 2013 г. 01:31

цитата

"Представим себе в свободном пространстве несколько почвенников, которые, положим, составляют селение обитателей космоса..."

26 марта 1883 года. "Почвенник" — так в ранних записях Циолковского называется космическое обиталище. Статья "Свободное пространство" писалась с февраля по апрель.

цитата

"Обитателю космоса необходимо совершить переезд из того селения, в котором он находится, в соседнее...

Положим, что дана бочка, наполненная сильно сжатым газом. Если отвернуть один из ее кранов, то газ непрерывной струей устремится из бочки... Результатом этого будет прямолинейное движение... Посредством кранов можно так управлять отбрасыванием газа, что движение бочки или полого шара будет совершенно зависеть от желания управляющего кранами..."

(По статье В.Львова "Прямое восхождение", "Нева", 1966 № 2)


Статья написана 21 февраля 2013 г. 01:10

Осуществима ли такая операция пересадки жабр акулы человеку, о которой рассказывает автор этой книги?...

На это приходится ответить, что здесь автор совершенно оторвался от реальных законов природы и его фантазия не имеет никаких оснований на осуществление даже в ближайшем будущем.

Автор, рассказывая о превращении юноши в человека-амфибию, решает вопрос чрезвычайно просто. Стоит только ребенку пересадить жабры молодой акулы и «изменить всю работу человеческого организма», и Ихтиандр готов.

На самом деле здесь имеются непреодолимые трудности. Даже самое смелое воображение не в состоянии хотя бы приблизительно наметить те пути, которыми можно было их разрешить. И не спроста автор предпочитает обходить молчанием эти трудности.

Поэтому фантастическое представление о пересадке жабер от молодой акулы человеку не имеет ровно никакой основы в современных достижениях биологии.

Чтобы сделать Ихтиандра действительно существом, способным жить одинаково и на суше и в воде, Сальватору надлежало разрешить, помимо пересадки жабер, и другую трудную задачу: именно предохранить Ихтиандра от неминуемого окоченения в холодной водной среде. Или Ихтиандр должен был стать холоднокровным существом, какими являются рыбы и амфибии, или ему следовало пересадить огромные пласты подкожного жира. Но тогда Ихтиандр превратился бы в неуклюжее, безобразное существо, совершенно беспомощное на суше.

Не стремление превратить людей в земноводных существ, а совершенствование техники глубоководных исследований поможет нам овладеть богатством моря. Отсутствие жабер не мешает нашим эпроновцам строить на большой глубине замечательные инженерные сооружения и поднимать ими на поверхность огромные затонувшие корабли. По сравнению с работниками Эпрона, производящими на глубине многих метров электросварку и ворочающих своими механизмами огромные тяжести, Ихтиандр, вооруженный только ножом, кажется жалким и беспомощным.

Малоправдоподобным в этой книге кажется возможность существования такого чудесного научно-исследовательского института, какой имел Сальватор. В капиталистических странах честным трудом нельзя заработать средств не только на постройку института, но даже и на оборудование маленькой лаборатории. Бескорыстные и талантливые люди не наживают там капиталов, но ночуют подчас под арками мостов или торгуют спичками и зубочистками. В буржуазных странах имеются неплохие исследовательские институты, но все они созданы ценою ограбления рабочих масс, построены на средства эксплоататоров и тунеядцев. В настоящее время в условиях погибающего капитализма эти институты хиреют и чахнут. Дворцы науки можно построить только у нас, где в корне уничтожены возможность эксплоатации человека человеком и где социалистическое государство предоставляет неограниченные средства на научные исследования. Живи Сальватор в нашей стране, он, конечно, не стал бы создавать земноводных обезьян и воспитывать Ихтиандра, а свои большие способности и знания направил бы на то, что действительно нужно и полезно для человечества.

Профессор А.Немилов


Статья написана 4 февраля 2013 г. 00:56

http://mmedia.ozon.ru/multimedia/books_co...">

Марк Далет живет в Израиле с середины 80-х. Он занимался переводами русской литературы, израильских книг, буддистских текстов. Действие его первого романа происходит в Испании конца XV века, в переломный момент истории. Торжество инквизиции, открытие Америки, распространение ценностей Возрождения – и, кстати, завершение Реконкисты. Для инаковерующих на Иберийском полуострове начинаются тяжелые времена, многим суждено стать изгнанниками. Как трудно человеку, выросшему в одном обществе и попавшему в другое, оставаться самим собой под давлением институций, репрессирующих «чужаков», — эта тема красной нитью проходит через книгу.

Юноша Али, главный герой романа, успел покинуть Гранаду до начала осады, получив после добровольного крещения новое имя – Алонсо. Он влюблен в книги, ему удается книжная торговля. Но главной книгой его жизни становится таинственный манускрипт из библиотеки деда, рассказывающий про орбинавтов – людей, которые могут путешествовать по снам и управлять миром силой мысли. Поскольку мир сам по себе – большое сновидение, его можно «отмотать» назад и выбрать другой вариант событий. Это дело доступно немногим, а техника необходимых ментальных упражнений изложена в рукописи специальным шифром. К его разгадке Алонсо привлекает своих друзей – рыцаря Мануэля, его мать Росарио, одну из первых женщин с университетским образованием, и прекрасную любительницу поэзии Консуэло. Многим орбинавтам суждено дожить до наших дней.

Рассказ об управлении снами лишен кастанедовщины – по уверениям автора, в этом он опирался на буддистскую традицию. Однако главной идеологией книги стал культуроцентризм: уважение к печатному слову, восхищение искусствами, стремление укрепить круг общения интеллектуалов. Глубокая проработка исторических подробностей создает фон, в который вмонтированы жанровые шаблоны – и книга получилась медленная, интересная, способная доставить много удовольствия читателю-культуроцентристу.


Статья написана 29 января 2013 г. 00:46

Известный поэт, переводчик классической поэзии, Владимир Микушевич пришел в фантастическую прозу десять лет назад. «Роман-мозаика» под названием «Будущий год» впервые представил читателю фигуру бывшего следователя Игнатия Бирюкова, ныне иеромонаха Аверьяна, который принимает участие в расследовании загадочных историй. С этим же героем читатель встретится в новом сборнике новелл.

Мистика дачного Подмосковья окутывает любого, кто сходит в сторону от протоптанной тропинки – там другая ветвь судьбы, там леший и русалка на ветвях – существа без души, но тоже божьи твари. На неведомых дорожках нетрудно заплутать и сгинуть, но Аверьян приходит на помощь тем, кого можно спасти, и раскрывает правду о тех, кто остался без спасения. Он чем-то похож на инспектора Крафта из рассказов Мариэтты Чудаковой – результатом его работы часто становится не раскрытие преступления, а открытие «тонких связей» между людьми и миром. Между людьми и другими живыми существами. Вот мужчина влюбился в голубую сойку, вот женщина превратилась в беспородную собаку и следует повсюду за отцом своего ребенка. За шлагбаум не заходите – там живет саламандра, получившая бессмертную душу через любовь человека... Старец Аверьян смотрит на мир религиозным взглядом и оттого видит вещи, другим недоступные.

Религиозная философия автора выражена здесь не впрямую, как это было в романе «Воскресение в Третьем Риме». Она проходит глубинным фоном коротких историй, которые затрагивают актуальные темы. Война на Кавказе, залоговые аукционы, бедность, предательство, внезапное обогащение и его последствия для души человека – во всем этом Аверьян пытается разыскать подлинные смыслы, отличить происки Злогоса от искупительной жертвы. И обязательно — подвести моральный итог. В поучительном рассказе содержится не только констатация факта, но и заговор-заговаривание, наделение произошедшего новым искупительным смыслом. «Монастырь наш Россия», отступать некуда.


Страницы:  1  2 [3] 4




  Подписка

Количество подписчиков: 22

⇑ Наверх