FantLab ru

Все отзывы посетителя Rajt

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  1  ]  +

Андрэ Нортон «Магия восьмиугольного дома»

Rajt, 14 апреля 10:42

После стальной магии ложек, вилок и прочих ножей для пикника, честно признаюсь, к магии восьмиугольного дома приступил с легкой опаской. Оказалось, что не так страшен черт, как его малютка — небольшое произведение под громким титулом «роман» на самом деле сильнее, чем «Магия стали».

И даже замечательные многочисленные описания рюшечек, чепчиков и кружев не вызвали когнитивного диссонанса в свете новых феминистических толерантных веяний (токсичная маскулинность, понимаете ли). Да и бабушка старая, ей все равно, особенно, если учесть время написания романа. А вот страницы с подробным изображением елочных украшений заставили вспомнить детство (вот же были времена, черт возьми!) и сожаление, что туда невозможно вернуться.

Что до социальной направленности, то «Ты мне не помогла, и ты мне больше не нужна, не забывай этого!» — лозунг и modus vivendi (впрочем, как и modus operandi) живы до настоящего времени и почивать в Бозе ну никак не собираются.

Собственно, произведение могут читать как дети, так и взрослые. Один раз, по крайней мере.

Шестерочку решил поставить.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Андрэ Нортон «Магия стали»

Rajt, 12 апреля 21:52

Каюсь, грешен, люблю периодически что-нить подростково-сказочно-фэнтэзийное почитать. Правильно, видать, народ говорит: старый, что малый. Вот и польстился на магию, тем более, что магия-то принадлежит уважаемому мэтру. Да вдобавок и вся в одном томе.

Первой магией была стальная. Жаль, сталь какая-то не совсем качественная оказалась. Слишком лубочная. Назидательно-поучительная. Схематичный сюжет, герои из папье-маше и такие же картонные приключения — не внушает, короче. Даже желание рекомендовать детишкам магию эту пропало начисто.

В общем, пришел к выводу: ожидания не оправдались. То ли я не созрел, то ли у автора что-то не заладилось.

Но на пятерочку из десяти расщедрюсь в честь праздника.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Фёдор Углов «Сердце хирурга»

Rajt, 3 апреля 16:24

Очень жаль, что я не читал эти дневники во время учебы. Жаль, что не попались они мне в самом начале трудовой деятельности. Нет, на выбор специальности они не повлияли бы — жаждущий хирургии будет хирургом, терапевта тоже не перекрасишь, а анестезиолог-реаниматолог не променяет специальность ни на какую другую. Но вот мышление врача можно было бы несколько скорректировать (ну, ежели политкорректно изъясняться). И я настоятельно рекомендовал бы всем будущим медикам ознакомиться с этой книгой. Да и другим тоже (ибо все мы болезненны).

Это обычный дневник настоящего врача (да, беллетризированный, но тем не менее...), честно и без лакировки показывающий реальную жизнь медика. Это то, к чему будущий медик должен быть готов: работа — это не только дифирамбы и благодарности, это и рутина, рутина и еще раз рутина, пот, кровь и слезы. Вот только больные остаются людьми, нуждающимися в помощи, пусть и не всегда адекватными и доброжелательными. Но это совсем другое.

И две цитаты.

«Для некоторых чуть ли не нормой стало: получил он замечание, сделан ему выговор за нерадивость или неумение, – ах, так, побегу с жалобой в верха! Меня обидели, но и я нервы попорчу! Мало ли что работать не умею, с обязанностями не справляюсь – ты меня вот такого уважай!..»

»...снова и снова готов говорить похвальное, благодарственное слово книгам! Всегда они были моими первыми помощниками и советчиками, в них я черпал силу и уверенность в часы невольного отчаяния, при решении запутанных проблем, когда никто другой не мог мне помочь»

Думайте.

Читайте!

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»

Rajt, 31 марта 13:27

«Понедельник начинается в субботу» — это основательность, эпичность, если можно так сказать. Новогодние «Чародеи» — это легкая и задорная праздничная вечеринка. А вот эти «Чародеи» — нечто среднее. Они не лучше, не хуже, они просто другие. Стругацкие сумели в одну телегу впрячь и сказочность, и реализм, и юмор. Даже любовную микролинию (ведьмочка Стелла не даст соврать).

Да, конечно, принципа триединства сценарий совсем не придерживается, но времена изменились — и классики (те, древние) могут молча завидовать. Да, фрагментарность ткани имеет место быть, но зато этот калейдоскоп ситуаций доставляет удовольствие почти «патологическое». Разве можно пенять авторам на изображение кота, страдающего склерозом?! (Кстати, а сколько сейчас страдающих склерозом совсем не сказочных дятлов?) Может быть никто не хотел принять участие в эксперименте по отъему излишка времени? В последнюю ночь перед экзаменом я только мечтать о таком мог (жаль, времени на мечтания не было). А профессор Выбегалло — ну чем не выдающийся ученый, которому требуются споры, с одной стороны, соответствующие, а с другой — наводящие? Не встречались разве такие? А Хома Брут, стремительно уменьшающийся до размеров таракана и прячущийся в щель от греха подальше?

Да что там говорить! Лучше один раз прочитать самих «Чародеев», прочитать о магах, волшебниках, ведьмах и колдунах и их работе в стенах НИИЧАВО, чем семь раз отзывы о них.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Элджернон Блэквуд «Возмездие»

Rajt, 18 января 13:43

«Не убий!»

Вроде сказано однозначно, да и сама заповедь из ряда основных, ан нет — нарушалась, нарушается и будет нарушаться, пока живо человечество. Причины? Да несть им числа.

Каин, убивший за право первородства (политическая ситуация требует жертв и ныне, новости свидетельствуют).

Родион Раскольников, отправивший в мир иной аж трех человек, в том числе одного нерожденного, ради утверждения своей теории (французская революционная гильотина простаивать не может, да и крестовые походы не закончились, правда, именуются нынче чуть иначе).

Катерина Измайлова, страстная и кипучая натура, ради своей любви пошедшая на преступление (вот с этим в наши времена чуток напряжнее — «мельчают в наши дни людишки», но встречаются еще, встречаются).

Андрей Соколов, убивший в храме (шутники были господа-арийцы — храм Божий для содержания советских пленных приспособили) предателя Крыжнева ради спасения жизни взводного.

Вот и Хеммель совершил этот грех. Ради сокрытия растрат вверенного ему наследства племянника и ради наживы.

А дальше страх содеянного. И расплата. Ну очень рациональная -«все свои деньги тот стал тратить на благотворительные цели, а сам жил в крайней бедности, если не сказать — нищете». Грех ведь можно отмолить, раскаяться. А можно попытаться откупиться. Индульгенция продается. И, говорят, этот способ искупления вины гораздо привлекательнее и менее энергозатратен.

А как же привидение? Да просто необходима причина вызвать чувство страха (раз совести нет). Ну и жанр обязывает.

Великолепный рассказ от великолепного мастера.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Брэм Стокер «Леди в саване»

Rajt, 16 января 16:53

Поэты говорят, что «в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Талантливому родителю графа Дракулы удалось и британского жеребца благородных кровей, и не менее благородную синегорскую лань подвигнуть на сей подвиг — в одной повозке везти леди в саване в светлое будущее.

При оценке этого произведения так и подмывает использовать систему, принятую в, к примеру, фигурном катании.

Первая оценка за техничность исполнения. Ну, тут вопросов нет, явно не ниже восьмерки. Использован почти весь арсенал викторианской литературы высшего класса: «эпистолярный» жанр (ну как не вспомнить Коллинза, например?), талантливая имитация английского социального романа (Элиот, Диккенс или Теккерей), британский декаданс с его оккультизмом (Мэйчен, Блэквуд), колониальный роман («бремя белого человека» и цивилизаторская миссия британцев Киплинга).

Вторая оценка за художественную, так сказать, составляющую. Ну, тут товарищ Станиславский сказал бы: «не верю!» Плохо сочетается волшебная сказка (условие получение наследства при выполнении задания, награда в конце в виде «царевны и целого царства в придачу»), готический элемент (замок в Синегории), инфантильные свободолюбивые горцы, радостно выбирающие в короли мудрого британца), вампиресса, оказавшаяся той самой «леди в саване», которая «живее всех живых» (и по совместительству законодательница «саванной моды» местных красавиц). Зато верится в желание автора слышать торжественное звучание: «Rule, Britannia!» Троечка, короче

Получившийся винегрет, приправленный славой автора «Дракулы», в пищу можно использовать, но вкусовые качества...

Итого, пять баллов.

И для особых ценителей-интерпретаторов ложечка меда на десерт. Р. Роббинс, автор вступления к английскому изданию романа, писал: ««Леди в саване» — это роман об уровнях интерпретации, где ничто не есть тем, чем кажется, и где читатель, как и персонажи, постоянно рискует неправильно истолковать ситуацию, в которую помещает нас автор». Проще говоря, «милый, это не то, о чем ты подумал!»

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Элджернон Блэквуд «Ивы»

Rajt, 15 января 16:24

Сначала я хотел бы привести слова самого Блэквуда: «Большая часть этих рассказов появилась на свет благодаря тому, что я определил бы как упоение страхом. Убедительный «потусторонний» рассказ возникает из глубинного подсознательного ужаса, который живет в каждом из нас…»

Повесть «Ивы» была написана в 1907 году. В то время литература еще не «доросла» до расчлененки, ведер пролитой крови, кишок на полу и полчищ зомби, а авторы умели вызвать страх и ужас с помощью слова, нагнетая атмосферу, а не пугая внезапными воплями и выскакивающими из-за угла рожами с топорами.

Теперь несколько слов о героях повести. Кроме двух путешественников, в ней действуют силы природы: ивы, Дунай и что-то потустороннее, безымянное, но от этого более ужасное.

Ива — дерево ведьм со своей энергетикой, не злой и не доброй. Ей безразличны проблемы добра и зла, она служит только природе, подчиняясь законам равновесия и справедливости. Помню, как в детстве становилось не по себе, когда поднявшийся ветер выворачивал листья, и ива меняла цвет с ласковой зелени на стальной.

И Дунай, но не тот, о котором писал Тютчев:

«Там, где горы, убегая,

В светлой тянутся дали,

Пресловутого Дуная

Льются вечные струи.

Там-то, бают, в стары годы,

По лазуревым ночам,

Фей вилися хороводы

Под водой и по водам.»

А Дунай-дикая река где-то в Венгрии (это вам не цивилизованный мир), совсем не похожая на прирученные Рейны, Сены или Темзы уютной Европы того времени.

И «нечто» невыразимое, непонятное, иномировое — и от того еще более ужасное. И все это на фоне реальности, обыденности.

И борьба за выживание с этими порождениями враждебного мира. И штришок — «не смей думать о белой обезьяне.»

Блэквуду удалось добиться, чтобы у читателя по венам поплыли кристаллики льда, вызывающие мурашки по коже и холод в груди.

Неординарная повесть. Не зря Лавкрафт говорил, что «Ивы» — лучшее мистическое произведение из всех, которые ему приходилось читать.

Читать и читать.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Элджернон Блэквуд «Превращение»

Rajt, 12 января 16:16

Ну кто из нас хотя бы раз в жизни не завидовал (белой ли, черной ли завистью — вопрос иной) талантам, способностям, умениям другого человека? Кто не хотел бы обладать его даром здесь и сейчас, без труда и забот?

Гофман решил этот вопрос тремя огненными волосками. Блэквуд — вампиризмом. Нет, не банальным сосанием крови, а использованием чужой жизненной энергии.

«Мистер Фрин принадлежал к людям, которые увядают в одиночестве и расцветают в компании — потому что они используют жизненные силы окружающих. Он, сам не осознавая этого, был непревзойденным мастером присваивать плоды чужой жизни и работы — для собственной пользы. Занимался вампиризмом он, разумеется, бессознательно, однако всех тех, с кем ему приходилось иметь дело, оставлял изможденными, утомленными, вялыми. Мистер Фрин жил за счет других, поэтому в зале, где было полно народа, он блистал, а предоставленный самому себе, не имея рядом жизни, которую можно подманить, слабел, терял силы. Находясь с ним рядом, можно было почувствовать, как его присутствие опустошает тебя; он присваивал твои мысли, твою силу, даже твои слова и потом использовал их для собственный выгоды и возвышения. Разумеется, без злого умысла.»

Насколько это этично — вопрос открытый, но тем не менее...

И законы мироздания отменить нельзя, поэтому на всякое действие существует противодействие, «есть прием — другой лом.» И Блэквуд представляет этот «другой лом» — пищевую цепочку, как она есть. Пусть пищей служит не кровь и плоть, а жизненная энергия, суть от этого не меняется. Оголенный участок земли среди великолепных садовых цветов, ждущий свою жертву, хищник, превосходящий силами и человек-энергетический вампир — битва с предопределенным результатом.

Блэквуд мастерски описывает сгущающуюся атмосферу жары и тревоги, переходящей в ужас. Обычное чаепитие трансформируется в подготовку к поединку. Впечатляет и сама последующая битва человека и хтонических сил, даже не битва, а ... расправа с мелочью — и вспоминаются строки Владимира Семеновича: «как школьнику драться с отборной шпаной.» Блэквуд использует простые невычурные слова в обычном рассказе о происходившем, а чувство страха, ужаcа нарастает.

Финал рассказа вообще потрясает.

Впрочем, лучше один раз прочитать (и потом еще не раз перечитывать), чем сто раз слышать отзыв.

Великолепно, одним словом.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Элджернон Блэквуд «Женщина и привидение»

Rajt, 11 января 14:43

Рассказ «Женщина и привидение» Элджернона Блэквуда — сплав эзотерических знаний и психологических практик.

Героиня рассказа — «молодая женщина нового направления», со «свободомыслием и папиросами в кармане», спортсменка и чуть ли не красавица, прапрабабушка так сказать, сумевшая дать многочисленное жизнеспособное и плодовитое потомство ныне здравствующих боевых феминисток. С этой позицией можно окончить — все и так могут представить и оценить дар предвидения Элджернона.

Теперь касаемо эзотерики. «Мысль материальна», «Помяни черта, он и появится (speak of the devil and he doth appear — Оззи знал, о чем альбом писал!)» — ну очень многие разделяют это мнение. Дама желала рандеву с привидением — получите и распишитесь. А что до худосочности этого самого привидения — ну так «я его слепила из того что было.»

Ну и о психологии. Есть такое понятие как «проекция». Это когда «у кого что болит, тот о том и говорит.» Можно и иначе, когда наделяет своего визави своими же мыслями, желаниями. Отсюда и поцелуи с любовью пополам (эстрогены — даже у эмансипаток-суфражисток! — никто не отменил). Да и гештальт имеет место быть — сотворил и забыл. Вот таким катарзисом и победиши. И привидение освободилось, и «новая женщина» в любви вознеслась над страхами. Так что все по феншую.

Занятно, но не более. Семерочка.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Элджернон Блэквуд «Древние чары»

Rajt, 7 декабря 2020 г. 18:07

Итак, очередной отчет Джона Сайленса, знаменитого исследователя паранормальных явлений, преступлений и прочих таинственностей. И тема очень интересная – что-то там... нет, не в носу, как когда-то говорил Райкин словами Жванецкого, а в приключениях «маленького человечка» в маленьком французском городишке с котоподобным населением. Ну, в смысле, с жителями, напоминающими повадками кошачье племя. Кстати, если кто не знает, кошки — спутницы сатаны. Особенно, черные кошки. А в чешских сказаниях и сам сатана выступает в образе черного кота.

Кстати, само описание нечисти у Блэквуда не столь яркое, как у Пушкина (помните его «Гусара» или сон Татьяны?), в «Киевских ведьмах» О.М. Сомова или у Гоголя (привет жене сотника!).

Когда-то Жан Ростан сказал: зло доминантно, добро рецессивно. А маленький человек, он маленький и есть. И противостоять злу, а тем более Злу с большой буквы, не может по определению. Даже на бытовом уровне. В лучшем случае, способен отойти в сторону из банального страха перед этим злом. Поэтому словам Блэквуда: «Остается надеяться, что эта кроткая душа сможет противостоять натиску бурного, исполненного страстей прошлого. Но… но я сомневаюсь в этом… сомневаюсь…» верить не только можно, но и нужно.

Не шедевр, но внимания все же заслуживает. Семерка, не выше.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Элджернон Блэквуд «Он ждёт»

Rajt, 3 декабря 2020 г. 11:10

Построенный в виде дневника, рассказ не только держит в напряжении, но и погружает в реальность, придает достоверность происходящему, преломляет действительность через призму восприятия героя.

Неторопливо развивающееся действие плавно разрушает ткань повседневности, мистическая составляющая подвергает реальность коррозии. Ее ростки, в начале рассказа такие незначительные, постепенно, но уверенно набирают силу, прорастают ствол повседневновности, разветвляются, как лианы душат вещественность — и в итоге расцветают пышным цветком. И в то же время, каждое проявление мистической составляющей находит логическое объяснение, особенно в свете имеющегося и постепенно уточняющегося заболевания героя.

Лишь финальный аккорд вызывает легкий диссонанс. Но в этом нет вины автора (мир действительно боялся этой болезни — свидетельством тому средневековые колокольчики, да и Джек Лондон писал о страдающих этим недугом), а есть не совсем корректное мнение британских ученых-медиков (вот откуда ноги у мема растут!) о недуге.

Тем не менее, рассказ заслуживает внимания. Ну, у меня такое впечатление сложилось после прочтения.

И да, странные события в жизни каждого человека случаются. И, при желании, все можно объяснить с точки зрения материализма. С той или иной степенью убедительности. Особенно с помощью специалистов по душевным болезням.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Элджернон Блэквуд «Безумие Джона Джонса»

Rajt, 30 ноября 2020 г. 21:19

Рассказ, в котором соблюдено правило Николая Алексеевича Некрасова: словам должно быть тесно, а мыслям просторно.

Строгое повествование, без красивостей, эпитетов, метафор и прочих литературных изысков. Почти документальное описание ральности. Узнаваемые характеры — многие читатели сталкивались с описанным типом шефа-босса-начальника или добросовестного клерка с незаметными (или почти незаметными) другим странностями.

Мистическую составляющую автор использует виртуозно, в необходимой пропорции и очень ненавязчиво.

При полном отсутствии, как теперь сказали бы, спецэффектов, произведение держит в напряжении.

Короткий рассказ, читающийся на одном дыхании. С открытым, как говорится, концом. Каждый волен додумать, как ему ближе, как душа подскажет.

И вопрос актуален и в прошлом, и в настоящем. И будущие поколения будут его решать для себя.

Какому пути следовать? Ветхозаветному принципу талиона из «Книги Исхода» и «Левит» — око за око? Или же «Нагорной проповеди» — А Я говорю вам: не противься злому?

Или Пятой книге Моисея — Мне отмщение, и Аз воздам?

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Элджернон Блэквуд «Кентавр»

Rajt, 26 ноября 2020 г. 19:29

Прежде чем приступать к чтению, стоит ответить себе на вопрос: а я чего хочу от книги? Если головокружительных приключений фэнтэзийных кентавров в буйстве страстей, то книгу можно смело отложить в сторону (это как раз ложка дегтя).

В противном случае, как говорил Эмерсон (кстати, эпиграф к фрагменту произведения), «Если увлеченный читатель уносится мыслями в другой мир, позабыв обо всем, в том числе и об авторе, а собственная греза охватывает его со страстью безумца — дайте мне эту вещь, все прочие доказательные аргументы, исторические свидетельства и критику можете оставить себе.»

К достоинствам книги нужно отнести хороший литературный язык (отдельное спасибо переводу Л.Михайловой). Стоит упомянуть тщательность отбора эпиграфов, практически украшающих каждую главу романа и поразительно оттеняющих контент, несущих такую необходимую философски-мистическую нагрузку.

Основная идея романа, как мне показалось, состоит в том, что Земля — живой организм с «космическим сознанием» (не напоминает разумный океан в «Солярисе»?), а «cам человек — лишь мысль, наполняющая собой океан разума». Ноосферу никто ведь до сих пор не отменил. И мысль о расширении сознания, порождающее реальности (прамир, древние боги, кентавры, символизирующие симбиоз человеческого и животного начал etc) тоже не так абсурдна, как кажется на первый взгляд. Мыши, тараканы, зеленые человечки и чертенята для больных белой горячкой аkа delirium tremens вполне реальны — любой психиатр подтвердит. Да и LSD-трип тому свидетельство, пусть и весьма субъективное.

Ну и идея, «что спасение мира от недуга современного образа жизни лежит в возврате к простоте природы, к материнскому ее сердцу», сама по себе привлекательна (особенно в свете современного состояния экологии), но весьма сомнительна в плане реализации.

Читая рассказ доктора Шталя, ловил себя на мысли, что сам, стандартное дитя каменных джунглей, не прочь окунуться в пасторально-буколическую жизнь, наполненную пикниками с шашлыками или короткими походами по цивилизованным лесным (ну, или еще каким) тропам. Но, вспомнив мытье котелка в холодной воде ручья, укусы комаров или мошки и прочая, желание вернуться к книгам, телевизору, компьютеру и интернету побеждало зов природы. И пиво в холодильнике вносило свою лепту во всеобъемлющую победу над мечтами.

Еще живущих дино-поклонников соцреализма не может не порадовать противопоставление автором крестьян с их непосредственностью, близостью к природе, простотой нравов и пассажиров первого класаа — американского инженера, атташе, двух дам-блондинок:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«О’Мэлли наблюдал за ними часами. За инженером, расфуфыренными дамами и атташе он тоже наблюдал. И понимал теперь разницу между этими людьми так, как никогда прежде. «

«Потребностей у них было немного, пожитки умещались в котомке, и все же они обладали чем-то, что выгодно их отличало от прочих пассажиров — самодовольно улыбающегося атташе, несмотря на всю его дипломатическую хитрость, инженера с его практичным умом и сметкой и накрашенных женщин с их кокетливыми уловками, играющих на слабостях такого типа мужчин. Именно эта разница создавала вокруг простолюдинов атмосферу достоинства, выгодно отличавшую их компанию и делающую ее, без всякого сомнения, более желанной.»

«И, слушая мелодию свирели, наблюдая серьезные, неукротимые, сильные лица этих необразованных сельских мужчин и женщин, он понял: как ни низко на общественной лестнице они стоят, в них не заметно следов вырождения, читавшихся в чертах пассажиров первого класса.»

Не смог автор и не отметить присущую русским страсть к коррупции (и это в те времена далекие, когда еще не было тоталитарной коммунистической власти в СССР!):

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Правда, вначале придется выкупить концессию у России ... — а руки у русских требуют массу смазки. Плюс местные племена тоже, вероятно, хлопот доставят.»

Вот что значит бремя белого человека, истинного сына Великой Британии!

Да и реверанс (пусть и саркастический) в американскую сторону тоже доставил — «самая передовая цивилизация мира» не могла не быть упомянута.

Правда, это не самое основное в романе, но все же символично.

Нужно отметить, что повествование все же затянуто. И процесс чтения (я обычно читаю быстро) растянулся — то не оторваться, то несколько дней к книге не возвращался.

Ну и оценить роман с первой попытки оказалось трудно. Долго метался между хорошей воьмеркой и уверенной шестеркой. Пришел к компромису — семерка.

PS. Двое ворот открыты для снов: одни — роговые,

В них вылетают легко правдивые только виденья;

Белые створы других изукрашены костью слоновой,

Маны, однако, из них только лживые сны высылают.

Как хочется, чтобы Вергилий оказался прав.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Фёдор Достоевский «Кроткая»

Rajt, 4 ноября 2020 г. 16:42

Федор Михайлович обозначил свой рассказ как фантастический.

И действительно, рассказ фантастичен. Фантастичен своим реализмом, точностью характеров, трагичностью страха и метания изуродованных душ, скорбью человеческих страданий. И это при том, что еще в «Дневнике писателя» Достоевский упоминал, «что бы вы ни написали, что бы ни вывели, что бы ни отметили в художественном произведении, — никогда вы не сравняетесь с действительностью. Что бы вы ни изобразили — все выйдет слабее, чем в действительности. Вы вот думаете, что достигли в произведении самого комического в известном явлении жизни, поймали самую уродливую его сторону, — ничуть! Действительность тотчас же представит вам в этом же роде такой фазис, какой вы еще и не предлагали и превышающий все, что могло создать ваше собственное наблюдение и воображение!»

Исповедь человека, пусть и не совсем «приятного во всех отношения», но, тем не менее, из «высшего мира», отставного штабс-капитана блестящего полка, а ныне процентщика «голубых», можно сказать, кровей, снизошедшего до банального мезальянса и обеспечившего приданое своей невесте, имевшего все права поучать молоденькую нищую женушку со своих сорока-с-хвостиком мудрых лет. Рассказ о больной любви изломанного жизнью человека с претензиями, о молчании, о трагичности бытия, завершившегося самоубийством юной души. Рассказ об одиночестве: «А теперь опять пустые комнаты, опять я один. Вон маятник стучит, ему дела нет, ему ничего не жаль. Нет никого — вот беда!»

Много раз перечитывал этот короткий рассказ, но все же не смог бросить камень в героя.

Есть мнение, что и Федор Михайлович не бросал тоже.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Фёдор Достоевский «Два самоубийства»

Rajt, 2 ноября 2020 г. 14:49

Самое дорогое у человека — это жизнь. Островский правильно сформулировал Постулат, ни разу не противоречащий биологической константе. Любой биолог подтвердит, что врожденный инстинкт самосохранения — один из мощнейших инстинктов.

Так что же должен испытать человек, чтобы добровольно уйти из жизни?

Проблема самоубийства не раз рассматривалась Федором Михайловичем Достоевским. И проблема эта отнюдь не однозначна.

Не зря Л.Х. Симонова-Хохрякова говорила :«Федор Михайлович был единственный человек, обративший внимание на факты самоубийства; он сгруппировал их и подвел итог, по обыкновению глубоко и серьезно взглянув на предмет, о котором говорил. Перед тем, как сказать об этом в „Дневнике“, он следил долго за газетными известиями о подобных фактах, — а их, как нарочно, в 1876 г. явилось много, — и при каждом новом факте говаривал: „Опять новая жертва и опять судебная медицина решила, что это сумасшедший! Никак ведь они (т.е. медики) не могут догадаться, что человек способен решиться на самоубийство и в здравом рассудке от каких-нибудь неудач, просто с отчаяния, а в наше время и с прямолинейности взгляда на жизнь. Тут реализм причиной, а не сумасшествие.»

Вот этот реализм, а не «демон полуденный» и заставляет задуматься о проблеме суицида и в наше время.

Время идет, антураж меняется — а человек со своими страстями остается прежним.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Василий Головачёв «Схрон»

Rajt, 31 октября 2020 г. 23:16

Как говорится, на безрыбье и «Схрон» сгодится почитать.

Вообще, путешествия во времени — тема давно известная. В лохматом 1781 году Йохан Вессель уже освоил её (привет, феминисткам-доминанткам!), правда, пиеса сия так и не была поставлена, наверное, даже норвежским датчанам секс пьющих и дерущихся фемин по нутру тогда не пришелся (не будем осуждать дремучесть аборигенов тех времен!).

Позднее уважаемые люди отдали ей должное. Уэллсовские морлоки и странствующие в смирительных рубашках герои Джека Лондона привлекли внимание, а янки из Коннектикута вообще сподвиг самого гуру Уэлсса на изготовление машины времени. Видимо, вот тогда-то «и грянул гром», раскаты которого до сих пор тревожат беллетристику.

Не мог пройти мимо сей золотоносной жилы и Головачев.

И вот книга прочитана. Пришло время разбрасывать камни.

Забористый коктейль вдохновения породил могучий поток сознания. Чего только нет в этом произведении?! Нет ни описаний, ни целостности характеров героев, нет внутренней логики в повествовании. Зато есть (и даже в изобилии!) десантники(-цы) «от природы» с арсеналом, чуть ли не превосходящим вооружение «Волчьих Драгун». В наличии сверх меры присутствуют трескучие псевдонаучные забугорно-язычные термины. В товарном количестве наличествуют комплекты НЗ, кроющие скатерть-самобранку, как бык овцу (пардон муа франсе). Даже дриммер имеет место быть, ну просто целый симбиоз меча-кладенца и волшебной палочки. И целая вереница сражений и побед над всем плохим за все хорошее. Ну, и голливуд с теминаторами (помните, капельки в антураже кишечника в Кащеи-бессмертные собирающиеся ака Т-1ооо). И плюс родные славянские домовые в отелях не-выговорить-сколько-звезд-для-ОВП).

Однако, есть и интересная мысль:

Тирувилеиядаль — священная игра. Говорят же, что «судьба играет человеком», правда, не у всякого человека труба есть. Но это так.

И вот это:

«Участвовать в освободительной войне — почетно, участвовать в Игре в качестве пешек — унизительно.»

Вот мысли эти и заставили поставить троечку.

Но перечитывать — только под угрозой геенны огненной. Но не Гюисмансовской. Его «Геенне» я сдамся в секунду.

Я не креативный, я так вижу.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Александр Шалимов «Цена бессмертия»

Rajt, 8 сентября 2020 г. 18:12

Когда-то, очень давно, из многих окон доносилось:

Но ясновидцев — впрочем, как и очевидцев —

Во все века сжигали люди на кострах.

Нет, авторов-фантастов на кострах не сжигали, но тиражами и гонорарами не шибко радовали. И, тем не менее, фантастика пользовалась огромной популярностью. Все понимали, что фантастика — литература мечты, литература предвидения, даже провидения.

Повесть Александра Шалимова «Цена бессмертия» как раз о том, на ЧТО может пойти разумное существо ради обеспечения собственного интереса. Вспомните заседание Высшего Совета Эны в повести и сравните с заседанием ООН и «пробиркой Пауэлла», после которого была практически уничтожена целая страна. Или кувейтскую девушка Наиру, рассказавшую в Конгрессе США о том, как своими глазами «видела как вооружённые иракские солдаты ворвались в больницу, выбросили из инкубаторов новорождённых детей и оставили их умирать на холодном полу». Разница велика? Ради великой идеи можно и слегка исказить истину. И ради своего бессмертия можно уничтожить целую планету, даже если на ней есть разумная жизнь, тем более, если можно в наличии этой жизни усомниться ради своего благополучия.

Да и само бессмертие — сомнительное благо. Апаптоз никто не отменил. И портрет Учителя Хора на том же Совете ярко иллюстрирует это. «Старик медленно поднял голову. Приоткрыл тяжелые складки век. Тусклый взгляд его глаз был неподвижен. Лицо, изрытое темными морщинами, казалось окаменевшим. Он беззвучно пожевал тонкими фиолетовыми губами и снова закрыл глаза.» Честное слово, уж лучше «Die Young» Black Sabbath, чем такая жизнь.

Предостережение от Шалимова.

Проблемная повесть, которую стоит читать всем.

Десятка из десяти.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Александр Шалимов «Концентратор гравитации»

Rajt, 3 сентября 2020 г. 11:15

Фантастика бывает двух видов: хорошая и... ну, вы поняли... и не совсем, а зачастую и совсем не хорошая.

Александр Иванович Шалимов — это хорошая фантастика. А «Концентратор гравитации» — это хороший пример хорошей фантастики. (Хи-хи, тавтология рулит!) На днях в очередной раз перечитал и понял, что детским впечатлениям стоит доверять. Да, они с возрастом изменяются, но вектор остается прежним. Если человек не врет себе сам, конечно.

В «нежном возрасте» акцент смещался в сторону техическую (использование «концентратора грвитации» в тех или иных обстоятельствах с той или иной целью). С возрастом начал понимать, что рассказ больше о сущности (чуть не ошибся с буковкой, хи-хи) человека. Рассказ, скорее, о дружбе людей, точнее, о стоимости в процентах этой самой «дружбы». О возможностях карьерного роста. О «noblesse oblige» и «cui aliquid emolumenti adhaeret» в бизнессе. Цинично? Да, но честно.

Не мы такие — жизнь такая. Вот только не радует такая жизнь.

Стоит читать всем, особенно мыслящему тростнику.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Артур Мейчен «Клуб исчезнувших»

Rajt, 1 сентября 2020 г. 21:56

«Фи! Галимый — через «А» — плагиат» — первая устная рецензия, услышанная мной.

Бес противоречия придвинул книгу, услужливо раскрытую на рассказе «Клуб исчезнувших». Настроение у него было хорошее — спорить ему явно не хотелось, но от ехидненького хи-хи он удержаться не смог . Не стал спорить и я. Тем паче, что «не читал, но осуждаю» — явно не наш путь.

А вот после прочтения почему-то вспомнился американский (именно американский, и не иначе) фильм «Великолепная семерка» Джона Стёрджеса с Юлом Бриннером. Почему? Да потому что на пять лет раньше появились «Семь самуроев».

К чему это я? Ах, да, к этому самому плагиату.

Акутагава, к примеру, тоже был плагиатором, даже свой «Нос» у Николая Васильевича в какой-то степени умудрился позаимствовать, да и фабулы своих рассказов не стеснялся у древних брать.

Чем же Мейчен хуже? «Меня окрестили второсортным эпигоном Стивенсона. Не совсем заслуженно, но доля правды в этом была» — признавался сам Мейчен в предисловии к «Саду Авалона».

При всей своей внешней схожести, «Клуб исчезнувших» существенно отличается от «Клуба самоубийц» Стивенсона.

У Стивенсона члены клуба добровольно (но, конечно, с помощью) покидают сей мир. Покидают навсегда. Но родственники, друзья, близкие могут посетить их на кладбище, прикоснуться к могильной плите, сублимируя желание хоть как-то пообщаться с ушедшими.

У Мейчена все гораздо жестче и сложнее. Ушедшие покидают эту жизнь ради другой.

„Человек — сумма своего прошлого,“ — говорил Уильям Фолкнер. Отказавшись от своего прошлого они превращаются в живых мертвецов. Не факт, что все смогут ожить (и, тем более, жить) в новой ипостаси. Ведь от себя не убежишь. Да и близкие даже не смогут посетить место последнего упокоения.

Вряд ли стоит завидовать такой судьбе. И, тем более, желать.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Артур Мейчен «Ужас»

Rajt, 1 сентября 2020 г. 09:41

О бедном гусаре замолвите слово!

И слово это сам мэтр, именитый Лавкрафт, в восхищении молвил:

«Из ныне живущих создателей космического ужаса, вознесенного на высочайшую художественную вершину, немногие, если вообще кто-то найдется, могут соперничать с разносторонним Артуром Мейченом, автором нескольких дюжин коротких и длинных рассказов, в которых элемент тайного ужаса и надвигающегося кошмара передан с несравненной реалистической точностью и живостью… Однако факт остается фактом. Его мощные сочинения об ужасном начала девятисотых годов уникальны и определяют целую эпоху в истории жанра.»

И теперь плавненько непосредственно к самому «Ужасу.»

Небольшая по объему повесть. Построена по типу серии взаимосвязанных своеобразных репортажей, рассказов очевидцев. Спокойная, можно сказать сухая, по стилю изложения. С элементами детектива. Без экшна, красочных и кровавых описаний. Но...

По мере чтения атмосфера сгущается, напряжение растет. Неясная тревога сменяется иррациональным страхом, переходящим в ужас. И вот перед нами уже не повесть, а хроника страха, летопись ужаса.

Британия, 1915-й год. Первая мировая. Череда смертей в сердце Империи — и полное «молчание ягнят» в прессе. Цензура потому как. А в условиях отсутствия официальной информации нарастает неопределенность и страх. «И, что хуже всего, весь этот ужас творится за завесой секретности.» «На фронте но крайней мере своими глазами видишь то, что тебе угрожает». И словно мухи, тут и там, ходят слухи по домам. Маньяки шалят? Или коварные немцы что-то воплощают в жизнь? Теории рождаются, а ужас шествует.

И вот во время чтения все знания, полученные в те времена далекие, теперь почти былинные, когда изучение истматов и диаматов было первейшей необходимостью в подготовке специалиста любого профиля, вдруг перестают быть истиной. А истиной становится:

«Вы не можете поверить в то, чего не видите, и увидеть то, во что не верите. Так было во времена Ужаса».

И верится в истину автора. Пусть даже она до предела фантастична и не питает радужных чувств к человеку как таковому. Ведь сам человек на протяжении веков «не уставал заявлять, что он вовсе не духовное, а просто-напросто разумное существо — то есть во всем равное животным, над коими некогда был поставлен владыкой. Он во всеуслышание провозгласил, что является не Орфеем, а Калибаном.» Свидетельством тому ежедневные картинки в глупом ящике для идиота и новостные ленты.

Рекомендую, однозначно. И, однозначно, десять из десяти.

P.S. Стивен Кинг, видимо, читал, и, мнится, вдумчиво. Очень бросается в глаза, особенно если вспомнить его ранние работы.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Артур Мейчен «Фрагмент жизни»

Rajt, 13 августа 2020 г. 22:02

Фрагмент жизни.

Многослойный фрагмент обычной, на первый взгляд, жизни.

Страх с первой до последней страницы; вся повесть пропитана страхом.

Страх на бытовом уровне. Жизнь в сером городе, серое бытие. Деньги, и снова страх — как жить, хватит ли средств? Обставить комнату — финансовая проблема; служанка может уйти — снова проблема. Жизнь — быт — страх. И снова быт, и снова страх.

Страх на уровне личностных, семейных отношений. Пусть напрямую он не касается семьи Дарнеллов, но затрагивает жизнь тетушки — а значит может и в семью проникнуть. Страх измены — он, пожалуй, пострашнее обывательского существования.

Страх сгущается, напитывает все вокруг. Обволакивает, липнет.

Страх в воспоминаниях. Самый мощный, самый разрушительно-очищающий, ведущий к апофеозу зла и ужаса. Кульминация в женском гимне обращения к силам Зла, душам Лилит и Самаэля.

«Где-то существует совершенно иной мир, и его язык именуется поэзией».

Мейчен ведет в этот мир. Мир, противостоящий материалистической нынешней реальности. Мир, в котором звучат голоса мрачных друидических ритуалов. Мир, где неосознанное восстание индивида против современной серости делает его изгоем. Мир, ведущий к поискам Аваллона.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Артур Мейчен «In convertendo»

Rajt, 29 июля 2020 г. 17:18

«In Convertendo». Странное название. Перевести можно и как «Вспять», и как «В процессе превращения». С двойным и туманным смыслом, впрочем, как и все, взятое из алхимических трактатов (именно так рассуждали приверженцы «Королевской науки», утверждая постулат, что путь наверх и путь вниз суть один и тот путь).

Стоит вспомнить, что, как говорил сам Мейчен, его «глубоко заинтересовала чудесная легенда о Святом Граале. Мои штудии привели к тому, что я обнаружил связь между легендой и исчезнувшей Кельтской церковью, существовавшей в Британии в V – VI вв. нашей эры; я пустился в необычное и пленительное путешествие по туманным и смутным областям истории христианства...», поэтому, работая над романом о Святом Граале (произведение в первом издании автор назвал «Орнамент в зеленом; героем же являлся Амброз Мейрик), Мейчен попутно издал ряд новелл с этим же персонажем. Амброз Мейрик — потомок кельтского рода, хранитель артефакта, скрытого в горах Уэльса.

Еще один рассказ о борьбе Добра со Злом, Света и Тьмы, мира косности и веры в Чудо в душе человека? Можно сказать и так. Но ведь эта борьба идет в каждой Душе, каждый день. И выбор каждый совершает сам.

Кто соглашается, что «мир не столь уж плохое место, если только к нему соответственно относиться», кто задумывается, «не слишком ли низко он склоняет голову в этом храме ложных божков Люптона», кто восторгается стихами, кто считает «очень милым молодым человеком» попутчика в вагоне, рассказывающего «всю дорогу сальные анекдоты вместо того, чтобы вспоминать древние строки».

Отдельно стоит сказать о мастерском использовании описаний природы для иллюстрации этого противостояния. С одной стороны «пребывание в земле безводной и каменистой», с другой — «все вокруг ... залито чудесным золотым сиянием; прозрачная гладь речных потоков играла тысячей отблесков — листья на деревьях ликующе танцевали в порывах западного ветра».

В конце своего путешествия из Люптона (lupus — волк — ассоциаций не возникает?) в мир детства Амброз Мейрик задается вопросом: «Как же удалось ему ускользнуть из этой сточной ямы, вырваться из-под опеки этих наставников и бежать общества этих юношей — как удалось ему не потерять навеки душу свою?»

Насколько актуален этот вопрос в наше время?

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Абрам Палей «Планета КИМ»

Rajt, 22 июля 2020 г. 19:43

О звездах люди грезят с давних пор — имена созвездий свидетельством тому.

Не могла обойти стороной такую тему и фантастика.

Строго говоря, беллетристика дореволюционной России советской фантастике почти ничего не дала, а вот научно-фантастические произведения русских ученых и инженеров оказали существенное влияние. Стоит вспомнить К. Э. Циолковского и его научно-фантастические очерки «На Луне» и «Грезы о Земле и небе» и повесть «Вне Земли», опубликованную уже при советской власти в 1920 году.

Теме межпланетных путешествий отдали должное многие советские фантасты. Это, к примеру, «красный граф» А. Толстой с его знаменитой «Аэлитой», Александр Беляев («Прыжок в ничто», «Звезда КЭЦ»). Кстати, «Из всех известных мне рассказов, оригинальных и переводных, на тему о межпланетных сообщениях, роман А. Р. Беляева мне кажется наиболее содержательным и научным», — сказал Циолковский в предисловии к роману «Прыжок в ничто».

Роман А. Палея «Планета КИМ» из этой же когорты. Известный популяризатор науки Б. В. Ляпунов так охарактеризовал это произведение: «…несмотря на некоторые сюжетные неувязки, в целом он давал интересную картину возможного путешествия во Вселенную. Автор следовал идеям Циолковского в описании ракетного корабля и условий полета на нем. В выборе же цели путешествия он оказался оригинальнее многих своих предшественников: его герои, правда не преднамеренно, а случайно, попадают на крошечную планетку-астероид Цереру, переименованную ими в планету КИМ».

У автора получилась космическая робинзонада. И да, проигрывающая «Таинственному острову» Верна. Решение проблем, встающих перед героями, даже на взгляд лоботряса среднего школьного возраста выглядят вмешательством фантастических сил — то источник какой-то обнаружится на астероиде, то состав для укрепления аллюминия найдется,то что-то, преобразующее чистый графит в питательные таблетки в закромах родины отыщется. Но проблему населения молодые люди решили успешно, образовав семейные пары и родив детишек. Да и без особых знаний в багаже чуть ли не университет, эдакую Коммунистическую академию почти, организовали с чтением лекций. Что же касается характеров «робинзонов», то имеется полное наличие их отсутствия.

Финал в духе тех лет — возвращение на Землю, превратившуюся в единый Союз Советских Республик с дружной семьей народов.

Ну, со своей кочки, сравнивая все тот же «Таинственный остров» с «Планетой КИМ», могу только добавить, что «труба пониже, да дым пожиже».

Учитывая лето и солнце за окном, благодушное настроение и пролетарское происхождение писателя, рискну оценить в пять баллов и рекомендовать как учебный материал при изучении становления советской фаетастики.

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль»

Rajt, 21 июля 2020 г. 20:50

Как-то раз во время оно,

Посеред симпозиона,

За бокалами с нектаром обсуждали мы Рабле.

И, прилично нанектарившись, пришли к выводу: Рабле — это голова, а «Гаргантюа и Пантагрюэль» — кладезь.

Правда, до начала диспута договорились учитывать, что мат и диамат — мощное оружие в руках пролетариата, с той лишь разницей, что мат розумеют все, стыдливо опуская очи долу, мол, неведом он нам, а диамат, совершенно чуждый и темный, впуливается в ширнармассы с кафедры куда, когда и кем ни попадя. Так же за данность человеку в его ощущениях приняли вопросы пола и отправления физиологических процессов, ибо без них ну никак невозможно.

Итак, Рабле — это голова. И не просто голова, а Голова с Большой Буквы. Широко образованный, владеющий греческим и латынью, английским и немецким, итальянским и испанским языками, доктор медицины (не так просто комментировать студентам-медикам «Афоризмы» Гиппократа и заниматься врачебной практикой), философ и богослов, ботаник и археолог — разносторонне образованный человек, имеющий право воскликнуть: «Odi profanum vulgus!»

Теперь буквально в двух словах о произведении.

О чем оно? Да о нас с вами, о нашем времени, хотя и написано в лохматом 1532 году (первая книга, естесственно). Почему? Стеб, циничный стеб потому как! Что в те времена далекие, теперь почти былинные, что в нашей светлой демократии.

Вот сколько в книге примеров испорченной латыни, кухонной, так сказать? Да не сосчитать. А сейчас что изменилось? Помните политика, который в консенсусе нАчал и прИнял что-то там? А сколько персонажей сейчас приходит с коучинга на коворкинг и отреплаивает чего там исчо? Олбанский, скажете — так нет, чтобы пользоваться олбанским, русский литературный знать нужно, и хорошо знать.

А знаменитый диспут Панурга с ученым-англичанином (вот он, мем!) ничего не напоминает? Или тяжба Лижизада и Пейвино?

Смотрите, как здорово телемиты решили проблему культурного роста над собой в самосовершенствовании! И читают, и поют, и шедевры создают, почти как нонешние креаклы — а вот работают на них другие, те, не имеющие свелых лиц (да простят мне не-расисты пережиток прошлого наследия).

И оракул Бутылки нельзя не упомянуть, ибо «In Vino Veritas» всегда и везде, как в пространстве, так и во времени. Расширение сознания никто не отменял.

И несть числа прмерам тем.

Вот и получается, что книга-то о нас, и актуальна она и сегодня. А потому рекомендована к прочтению. Настоятельно.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Артур Мейчен «Великий Бог Пан»

Rajt, 20 июля 2020 г. 12:56

Артур Мейчен — не только писатель, блестящий стилист, но и мистик; Мейчен состоял в Герметическом ордене Золотой Зари под девизом «Avallaunius» («Аваллонец»). Это о нем сказано: «Литературный поденщик, газетный репортер и автор рассказов, без которых любая антология английской прозы нашего века выглядит неполной, студент‑недоучка и знаток средневековых рукописей, адепт Черных искусств и добродетельный христианин, сторонник Высокой Церкви – все перечисленные ипостаси непостижимым образом слились в этом загадочном человеке.»

Кстати, мистер Кроули (опять же слава, но на сей раз слава уже товарисчу Оззи!) — в то время еще будущий черный маг — имел честь состоять в этом же Ордене, наряду с Уильямом Батлером Йетсом.

А сейчас микро-ода всем читающим предисловия, послесловия и комментарии к произведениям, а пишущим всё это — слава во веки веков!

Спасибо Лавкрафту, написавшему о «Великом боге Пане» в статье “Сверхъестественный ужас в литературе”, а также Стивену Кингу, назвавшему произведение «едва ли не лучшей книгой ужасов«! Ваше слово, товарищ Лавкрафт! “Очарование этого повествования трудно передать. Никто еще не описывал беспредельный ужас, которым пронизаны все от первого до последнего параграфы, как мистер Мэкен, постепенно раскрывающий смысл своих намеков и наблюдений».

И вновь к Мейчену. В поисках своего света в душе, он за кругом тривиальности жизни нашел путь к Черному Граалю, к вызывающей дрожь ужаса инфернальности — и именно об этих аспектах зла сие произведение.

К Мейченовскому Пану не стоит относться как к веселому божеству древних греков, всегда готовому и чару поднять, и шутку отколоть, и даму ублажить. Мейченовский Пан — Бог Великих Глубин или Бездны, вызывающий панический (sic!) ужас.

Произведения Артура Мейчена об инфернальной трагичности — в принципе, единственные в своем роде — и определили в какой-то степени эпохальный этап в истории развития жанра. Трудно с этим не соглситься, сохраняя объективность.

Да, и напоследок я скажу: «Жаждущие натуралистических описаний ужасов мистики, черных ритуалов, шабашей и оргий юных грешниц — Вам в иную степь.»

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Валентин Новиков «Путешествие «Геоса»

Rajt, 16 июля 2020 г. 01:18

Сюжетная привлекательность повести Валентина Новикова «Путешествие «Геоса» в чем-то проигрывает из-за «клиповой» подачи — любоваться яркими лучами стробоскопа хорошо на дискотеке, а в пабе они иногда раздражают. Впрочем, это, вообще-то, на любителя — некоторым молодым людям такой рваный ритм текста не стал помехой.

А вот вопросы, поднятые автором, актуальны и сегодня.

Например, проблема искусственного интеллекта. Добро ли, зло? Освободят машины человека от рутины труда — и чем он займется? Расти над собой? А может, в разгульной жизни свободное время угробить? И почему искусственный мозг обязан трудиться на благо человека? Может быть, лучше себя любимого воспроизводить? Законы роботехники — это хорошо, но программисты — люди. Застраховано ли человечество от сумасшедшего мозга?

А есть ли жизнь неживой материи?

Долговечна ли любовь пациента к своему врачу?

Более 55 лет назад написана повесть, а вопросы остаются.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Николай Муханов «Пылающие бездны»

Rajt, 14 июля 2020 г. 20:20

Автор романа «Пылающие бездны» Николай Иванович Муханов — русский советский фантаст, поэт, журналист, режиссер и актер. Такая гремучая смесь, видимо, и способствовала созданию романа, вышедшего в 1924 году в журнале «Мир приключений» и традиционно относимого к жанру космической оперы (хотя сам термин в обиход ввел фантастовед Уилсон Такер в 1941 году). Тем более, что интерес к Марсу проявляли Герберт Уэллс («Война миров»), Эдгар Райс Берроуз («Марсианские истории»), Алексей Толстой («Аэлита»).

Центральный момент сюжета произведения — военный конфликт между Землей и Марсом, развернувшийся в далеком XXV веке. Причина банальна — борьба за ресурсы. Отличительная черта — гигантомания в описании военных ресурсов; космические военные силы обеих сторон насчитывают миллионы судов. Наивны средства ведения боевых действий (в основном различные виды смертоносных лучей). К слову, полет фантазии автора ограничен лишь его фантазией (прошу прощения за тавтологию): чтение мыслей, оживление умерших (не реанимационные мероприятия, а именно оживление).

Нужно отметить, автору удалось предвидеть транслантацию органов, возможность коррекции личностных особенностей (правда, отнюдь не изменением мозговых извилин).

Весьма своеобразны имена героев (при всем уважении к имятворчеству граждан в нынешнее время, столь экстравагантный способ именовать персонажей я не рискнул бы использовать), у Ивана Ефремова в «Туманности Андромеды» имена куда как привлекательнее.

Впрочем, не буду спойлерить — каждый может сам ознакомиться с наивным, но тем не менее увлекательным романом, представляющим интерес как этап становления отечественной фантастики.

Оценка: 5

Оценка: 5
⇑ Наверх