Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Papyrus» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2

Статья написана 20 ноября 2016 г. 16:37

Речь конечно же о несправдливо обиженной и затурканной букве Ё. Всё буквы как буквы, все в своих правах, даже несуразный твёрдый знак, одна Ё – бедная родственница.

Казалось бы насколько всё чётко и понятно в русском алфавите — десять гласных дружно стоят парами взявшись за ручки — А и Я, У и Ю, Э и Е, О и Ё, Ы и И. Правда Ы и И несколько важничают и наособицу держатся, как никак за каждой из них свой звук имеется, но у остальных — один звук на двоих. Ну и почему спрашивается такой игнор творится по отношению к Ё — чем она хуже прочих — Я, Ю, Е? Почему всех пишем без никаких, а букву Ё — на усмотрение? Ну кроме там имён собственных да названий географических и ещё некоторых оговоренных случаев. А так, вообще, хочешь — Ёлка пиши, а хочешь — Елка.

Вот, кроме — так исторически сложилось — я других серьёзных аргументов сегодня не вижу. Раньше — понятно. Проставлять две точки, отрывая для этого гусиное перо от бумаги, это конечно лишняя морока. Типографам эта буква доставляла — вытыркивается из ряда, понимаешь, хотя опять же — не одна она такая. А сегодня — не всё равно на какую клавишу тыцнуть?

Насчёт того — затрудняет ли чтение обязательное использование Ё в тексте или облегчает его – встречаются прямо противоположные точки зрения, так что тут каждый может себе выбрать мнение эксперта по вкусу. Впрочем, лингвисты вроде бы всё же больше склоняются к тому что — облегчает.

А аргументы за то чтобы всегда писать Ё — вижу.

Во-первых, если написано Е, то не всегда с ходу сообразишь что там в слове собственно подразумевается под этим Е — Е или всё-таки Ё.

Простите великодушно — Я люблю тебя до слез — это из песни про любовь или из шуточек про поручика Ржевского?

Классический пример — – фраза из «Петра Первого» А. Н. Толстого: «При таком-то государе передохнем!»

Из другой оперы пример, поближе к теме сайта — все ли знают как правильно следует произносить название романа Стругацких "Град обреченный"?

Или есть такой писатель и переводчик Дмитрий Могилевцев. Родился он в городе Могилёве и я практически уверен был, что его фамилию следует писать — МогилЁвцев. Ошибался, однако. Да, в именах собственных Ё вроде бы как нынче писать обязательно, но не так уж редко по сей день встретишь написание Петр, Федор, Соловьев, Муравьев... — приходится уточнять.

Да и вообще не всегда верно эти Е/Ё расшифруешь.

Наш creator как-то рассказал, что когда он решил уделить особое внимание написанию Е/Ё, то обнаружил что до этого неправильно произносил некоторые слова. Я тогда про себя хмыкнул, дескать — уж я-то всегда знаю что там в слове за буквой Е прячется. А недавно наткнулся на слово побасенки. Вот готов был прозакладываться на изрядную сумму, что там Е и подразумевается. Ан нет. Оказывается — побасЁнки. Так что иной раз и пальцем в небо попадёшь.

Но это мы, допустим, которые — великие знатоки великого русского языка. По крайней мере мним себя такими. По большей части мы таки сумеем без проблем правильно прочитать/произнести елка, ежик, ель, ежиха...

А вот ежели кто в русском не силён, у кого русский язык не родной? Как вы им растолкуете как следует читать букву Е в русском языке? Так, примерно?:

- Как читается буква Е?

- Так и читается — е, типа йэ. Но не всегда. Иногда — ё, типа йо.

- А в каких случаях надо читать типа йо, есть какое-то правило?

- Правила никакого нет, надо просто знать когда е, а когда ё.

- Значит, есть какое-то небольшое количество слов-исключений, которые надо просто заучить?

- Как бы да, только не совсем небольшое.

- А какое?

- Ну так, тысяч пятнадцать.

- Скока-скока?

- Тысяч пятнадцать. А если посчитать ещё имена собственные, то больше, конечно.

- Спасибо за ответ. Прям таки — большое человеческое спасибо.

Во-вторых, единообразие всяко лучше, чем — кто в лес, кто по дрова.

Всё-таки когда у тебя на странице то Елка написано, то Ёлка — это как-то неправильно. А уж когда ты наталкиваешься на название, которое написано навроде — Солёный лед — это уж совсем неправильно.

Кстати — в беларускай мове — никах тебе "факультативно, на усмотрение". Как мы слышим, так и пишем. Есть в слове Ё — пиши Ё, и никак иначе. И сколько я ни читал книг на белорусском, никогда не замечал чтобы Ё чересчур уж передо мной мельтешила и раздражала при чтении.

Если пожелаете освежить в памяти свои знания об истории с географией буквы Ё — загляните на страничку Википедии, там всё довольно подробно и занятно изложено — и про то откуда есть пошла буква Ё, и про менявшиеся правила и практику её применения, и про различные казусы, связанные с написанием и чтением Е/Ё. Я уж не буду пересказывать все интересности, там изложенные. Кстати в самой Википедии, похоже, стараются всё писать через Ё.

У нас на сайте правил насчёт буквы Ё долгое время никаких не было, хотя вопрос этот время от времени возникал. Понятное дело — вопрос отнюдь не первостатейной важности — и всё как-то не до того было чтобы расставить точки над Ё. Недавно после неожиданно бурного обсуждения решили-таки на страницах авторов в новых открываемых библиографиях ФИО этих самых авторов и названия пр-ний писать строго через Ё, а странички авторов в ранее открытых библиографиях помаленьку править. Что собственно сейчас и делается. К сожалению у программистов волшебной палочки не отыскалось, чтобы это всё сделалось автоматически, правим вручную, хотя такая программка-ёфикатор: http://vgiv.narod.ru/yo/yo.html отыскивать пропущенные ёшки отчасти помогает. Кто-то из кураторов библиографий эту работу уже выполнил, у кого-то она пока в ближних планах, у кого-то в дальних.


Статья написана 15 сентября 2014 г. 14:44

Решил написать этот текст, поскольку часто замечаю, что некоторые пользователи не вполне понимают основные принципы представленных на страницах сайта библиографий авторов. Также часто можно услышать, что, дескать, библиографии на Фантлабе – ну, какие они библиографии? — они же составлены не по науке.

Добре, давайте попробуем разобраться.

Начнем с того, что есть два основных подхода к составлению библиографий.

Первый – представить полный список публикаций автора. Это – традиционный, общепринятый подход. Тот – который «по науке».

Второй – представить полный список произведений автора. При этом ссылки на публикации этих произведений – момент важный, но вторичный. Этот подход встречается реже, это уже скорее текстография, а не библиография. На авторских страницах сайта представлены именно библиографии второго типа.

И это правильно. Вначале было Слово, и лишь потом – Книга. Продукт, создаваемый писателем – текст, книга – продукт издателя. Есть, конечно, и те, кого именно второй тип продукта и интересует. Во времена тотального дефицита заставить книжные полки изданиями в солидных переплётах, желательно подобранных по цвету и размеру, вообще было модно и престижно. Но читатель вообще-то является потребителем продукта первого. Так было всегда, но сегодня, когда бумажная книга перестала быть единственным средством доставки продукта от писателя к читателю, когда многие предпочитают читать с электронных носителей, когда некоторые авторы принципиально размещают свои тексты в электронных изданиях – это тем более актуально.

Когда мы говорим о полноте библиографий на Фантлабе, мы подразумеваем именно это – на авторской странице должны быть представлены все произведения, написанные автором.

Разумеется, есть нюансы. В некоторых библиографиях на сайте представлено действительно всё написанное автором. В некоторых за скобки вынесены многочисленные газетно-журнальные публикации, научные работы. То, что подходы к библиографиям разных авторов несколько отличаются – не очень хорошо, но вывести единый стандарт довольно проблематично. Да, наверное, и не нужно — подходы к описанию творчества писателя-классика и начинающего автора и не должны быть один в один. К слову, и подходы авторов к их библиографиям, выставляемым на обозрение, также весьма отличаются. Лично я считаю, что перебарщивать с «должно быть всё» не следует. Стоит различать литературное творчество, которое собственно и представляет для нас интерес, и работу журналиста и научную деятельность, о которых, бывает, вполне достаточно рассказать в биографическом очерке.

Полнота библиографий на Фантлабе – уникальный принцип. Уникальность не в том, что до нас никто не составлял подобные библиографии. Уникальность в том, что на многочисленных подобных сайтах, посвященных фантастике – и на русскоязычных, и на всех прочих – такая задача не ставилась. Все они ограничивались перечнем профильных для сайта произведений автора. Фантлаб – единственный сайт о фантлитературе, где вы можете также увидеть и оценить – а что у автора есть в багаже любопытного помимо фантастики. Парадоксально, но факт – сегодня Фантлаб ещё является и единственным сайтом где можно увидеть полные текстографии целого ряда авторов – не фантастов. По крайней мере до тех пор, пока кто-то эти текстографии у нас не слямзит и не продублирует у себя.

Возвращаясь к библиографии первого типа – на сегодняшний день существуют стандарты и правила, описывающие порядок составления таких библиографий. Их используют и библиотекари в своих каталогах, и научные работники в своих материалах. Ещё на заре создания Фантлаба было решено, что для сайта эти стандарты не годятся. И это правильно, потому что разрабатывались они совершенно для других задач и под другие условия и возможности. И они были проигнорированы, что не совсем правильно, потому как кое-что там можно было взять на заметку.

Вообще вопрос выработки новых подходов к библиографическим описаниям в компьютерную эру очень даже актуален, но уж больно неповоротлива и забюрократизирована вся эта махина, связанная с вопросами стандартизации чего бы то ни было. Что изменилось в библиотечной карточке с появлением в библиотеке компьютера? Да ровным счётом ничего. Та же информация, которая раньше заносилась на карточку вручную, ровно в том же виде заносится и на электронную страничку. Боюсь, что если бы мы стали ждать, пока появятся библиотечные стандарты, учитывающие реалии Века Интернета, мы бы этого попросту не дождались. Я-то уж точно – как я есть человек не молодой. Вот и получается, что пока профессионалы о чём-то там размышляют в своих кельях, совершенствованием велосипеда занимаются любители-дилетанты. В том числе и админы нашего сайта.

Ну, и? Возьмите любую карточку библиотечного каталога, которая является основой, исходным кирпичиком для создания последующих библиографических материалов, и сравните со страницей издания на сайте Фантлаб. Где нагляднее? Где приятнее для глаза? И дело не только в том, что на странице издания на сайте мы видим ещё и картинку с обложкой. А сравните информативность страниц изданий на Фантлабе с описанием этого же издания в библиотечном каталоге — выбрав для сравнения какой-нибудь сборничек с десятками рассказов. Начнут перечислять в библиотечной карточке издания содержание, и тут же, утомившись — и др. и понимай эти "и др." как хочешь. Это, кстати, на мой взгляд, главный недостаток академических библиографических описаний — если рассказ опубликован в журнале, то вы увидите и название рассказа, и номер журнала, и часто даже страницы от и до. А если рассказ опубликован в сборнике, вы, скорее всего, этого рассказа не увидите – содержание сборника в библиографиях чаще всего не раскрывается.

Получается, библиографий первого типа – списка публикаций автора на сайте Лаборатория фантастики нет?

Есть. Это страничка «Все издания автора» – составленная из этих самых кирпичиков – страниц с описанием изданий. Ещё раз подчеркну – требование полноты библиографий на сайте подразумевает полный список произведений автора. Пока этот список не будет составлен полностью – библиография автора на сайте не открывается. Мы стремимся и к полноте информации о публикациях автора, хотя требования об абсолютной полноте такой информации – нет. Есть некоторые обязательные требования по внесению в базу данных сайта до открытия библиографии автора изданий с крупнейших российских интернет-магазинов. По каждому произведению мы стремимся докопаться до даты первой публикации – это также стандартное правило из разряда обязательных. Но в целом подход к внесению такой информации определяет составитель и куратор библиографии, в т.ч. к информации о публикациях, размещаемой в примечании на странице произведения. Любая заявка по внесению издания открытого на сайте автора будет с благодарностью выполнена – если эту заявку пользователь отправляет на основе книги имеющейся на руках. Заявки, отправляемые на основании размещённых в сети (или в других источниках) материалов, могут быть выполнены, а могут быть и отклонены – хотя бы по той причине, что достоверность таких данных сомнительна. Я не раз и не два сталкивался с неточностями и ошибками в таких случаях. Так что название фантлабовской странички "Все издания автора" подразумевает — наша конечная цель представить на этой странице информацию о всех публикациях автора и на этой страничке представлены все издания автора, о которых у нас есть достоверная информация. На некоторых страничках обозначенная цель собственно уже и достигнута, на некоторых — будет достигнута, если и вы, уважемые пользователи сайта, приложите к этому усилия.

Так что же – всё прекрасно и благостно? Да, нет, конечно. Нерешённых проблем и вопросов хватает.

Пожалуй, главный из нерешённых вопросов – в академических библиографиях после перечня публикаций автора, идёт перечень публикаций об авторе. Подобного на авторских страницах сайта пока нет, не считая отдельных прикрепленных текстов в рубрике Статьи и интервью. И тут мы переходим к больному вопросу о фактическом отсутствии на сайте раздела Фантастиковедение. Но это уже тема для отдельного большого разговора.


Статья написана 21 апреля 2014 г. 23:54

Я тут выложил было перевод ключевой, на мой взгляд, статьи из Энциклопедии Клюта, Лэнгфорда, Николса – Fantasy.

К сожалению, откликов было немного, а некоторые из них наводят на подозрение, что не все авторы комментариев внимательно прочитали изложенное.

ОК. Давайте, ещё раз пройдёмся по основному.

Если всё упростить до крайнего края, то на выходе получаем:

Все литературные произведения можно разделить на следующие множества:

1 — Литература о том, что было/есть.

2 — Литература о том, чего нет — которая в свою очередь подразделяется на:

2.1 — Литература о том, чего нет, но это что-то может произойти.

2.2 — Литература о том, чего нет, и это что-то произойти не может.

С 1 как бы всё более-менее понятно и особой путаницы не возникает — это литература реалистическая, или, если угодно — миметическая.

Нет путаницы и с множеством 2.1. У них это — SF, у нас — НФ.

Путаница возникает с множествами 2 и 2.2.

Причина тому — наличие двух якобы совпадающих терминов – английского Fantasy и русского Фантастика. Совпадающих — потому что без оглядки на литературоведческие терзания слово Fantasy вообще-то и переводится как Фантастика. Якобы — потому что применительно к литературе термины применяются едва ли не наоборот.

Термин Fantasy англоязычный люд употребляет для обозначения множества 2.2 (также нередко он используется и для обозначения одного из подмножеств этого множества – того, которое мы именуем Фэнтези).

Для обозначения множества 2 термин Fantasy используется крайне редко, и то с оговорками. Предлагалось для обозначения этой группы использовать и Speculative fiction, и Fantastika, и что-то там ещё, но широкого распространения они не получили, за исключением разве что аббревиатуры SF & F.

Мы же термин Фантастика используем для обозначения множества 2.

А для множества 2.2 у нас нет устоявшегося термина. Покопавшись в многочисленных статьях, обзорах и интервью, где-то что-то у кого-то мы отыщем, но в широком обиходе устоявшегося термина нет.

Вотъ.

Замечания к моему переводу в основном свелись к тому, что там, где речь идёт о множестве 2.2, правильно было бы всё же перевести Fantasy как Фэнтези, а не как Фантастика. Ну, где же — правильно? В множество 2.2 помимо того, что мы определяем как Фэнтези, входит ещё и Мистика, и Хоррор с элементами сверхъестественного, и Литературная волшебная сказка, и Литература сюра и абсурда, и Магический реализм, и ещё всякая всячина, к которой так сходу и не приклеишь ярлык, но которая соответствует заявленному признаку — литература о том, чего нет, и это что-то произойти не может. С тем, что Гаргантюа и Пантагрюэль, Вий, Дракула, Мастер и Маргарита, Алые паруса, Степной волк, Пена дней, Сто лет одиночества, Чапаев и Пустота, Хазарский словарь, Питер Пэн, Волшебник страны Оз, Маленький принц и прочая, и прочая — Фантастика, никто спорить не станет. Написать, что всё это – Фэнтези?.. Нет, увольте. Поэтому я использовал — а точнее повторил — приём использованный авторами статьи — цитирую: "В случаях, где речь явно идёт именно о фэнтези, бум переводить – фэнтези. В случаях, где не совсем понятно, или понятно, что о фантастической литературе в общем но за вычетом НФ, бум переводить – фантастика."

Разумеется — обычно мы используем термин Фантастика иначе — это мне объяснять не нужно. Но вот я посчитал что с этой оговоркой — "в данной статье под Фантастикой мы будем понимать..." — прокатит. Судя по количеству замечаний — не прокатило.

И мы возвращаемся к упомянутой выше проблеме — у нас нет устоявшегося термина для определения множества 2.2. Как-то вот ничего не придумалось до сих пор.

Да, предлагалось использовать термин Ненаучная фантастика. Его, например, использовал коллега Ермолаев в статье "Эта разнообразная фантастика". Но не прижилось. Вот и я при переводе статьи не стал им пользоваться — хотя, может, и надо было. Но как по мне — не звучит, слишком в лоб и корявенько. И сокращать как — НФ и НФ, или НФ и ННФ? Ну, прямо Нуф-Нуф и Наф-Наф получается.

Я не готов сейчас что-то этакое предложить — а давайте назовём...!

Но есть же целая армия любителей и знатоков фантастики – некоторая толика, которых присутствует и на этом сайте. Наконец, есть же авторы фантастики — мастера слова и рыцари пера и клавиатуры.

Уважаемые фант — писатели, читатели и почитатели — слабо придумать такой термин, который пойдёт в народ??


Статья написана 12 января 2014 г. 17:48

Вступление первое

[/u]

Не так давно Караваев в авторской колонке сетовал на удручающую пропасть между несомненно высоким потенциалом активных посетителей сайта и выдаваемым на гора мизерным результатом.

Я тоже поднимал в авторской колонке этот вопрос, но в ответ лишь услышал что-то про заявки на введение в базу инфы по изданиям. Ну дык – добавлять в базу данных сайта обложки да странички дело нужное и полезное, кто бы спорил. Но это в общем-то дело рутинное и вполне на сайте налаженное – хотя и не без некоторых издержек.

А речь то шла о другом.

От такого количество неглупых и грамотных людей, сконцентрированных в одном месте и объединённых общим интересом, хотелось бы видеть побольше креатива, а не пассивного созерцания – а чего там ещё админы сайта придумают.

Админы-то думают-придумывают, и не только думают, но и много чего делают. Но им порой и думать особо некогда. Надо закрывать текучку, латать образующиеся дыры, поддерживать корабль на плаву. Такая текущая работа необходима, но мало заметна. Может поэтому многие не особо и стремятся попасть в админскую команду.

Но ведь многое можно сделать на сайте и не будучи админом. Достаточно вспомнить материалы, выкладываемые в АК тем же Караваевым или cat_ruadh.

Я предлагаю ещё одну точку приложения сил всем любителям фантастики на нашем сайте.

Вот уже много лет у нас мусолится вопрос об Энциклопедии фантастики.

За все эти годы вопрос практически не сдвинулся с мёртвой точки.

Не сдвинулся по простой причине – написать статью пригодную для включения в такую Энциклопедию – серьёзный труд, требующий и немалых знаний и умений и наличия большого свободного времени.

Я предлагаю оттолкнуться в создании Энциклопедии фантастики вот от чего:

Есть самая известная и популярная в англоязычной среде фэнов фантастики Энциклопедия Научной фантастики Клюта, Лэнгфорда и Николса. Есть Энциклопедия фантастики Клюта и Гранта. Всё это доступно в сети.

Я уже достаточно давно подумываю насчёт перевода статей из этих энциклопедий, посвящённых терминам и понятиям. Переведённые статьи, комментарии к ним, их обсуждение – вполне могут сложиться во что-то цельное и любопытное, а могут стать заготовками для Энциклопедии фантастики сайта Лаборатория фантастики. Однако за долгое время сам я в этом направлении продвинулся лишь чуть-чуть. Времени катастрофически не хватает. И надо же не просто механически перевести с английского на русский, а попытаться ещё и всё изложенное в статье осмыслить.

Если это вам интересно, если вы владеете английским хотя бы на уровне «со словарём», если есть желание попробовать себя в чём-то большем, нежели препирательства на форуме – подключайтесь.

От меня же пока – пробный шар: перевод статьи Фантастика из Энциклопедии Научной фантастики Клюта, Лэнгфорда и Николса.

Вступление второе

[/u]

Я уже как-то задавал вопрос: Являются ли авторы научной фантастики писателями-фантастами?

При всей кажущейся абсурдности вопроса, ответ вполне может быть таков: Не все авторы научной фантастики являются писателями-фантастами.

При этом и вопрос, и этот ответ кажутся абсурдными лишь в силу того, что устоявшийся в нашем сознании термин научная фантастика не вполне точно переводит английский термин science fiction. Fiction — никоим образом не фантастика. Более точным и адекватным переводом термина science fiction было бы – научная художественная литература. Значит ли это, что термин НФ неправилен, неверен? Нет, не значит. Так же как не является неправильным словообразование морская свинка. Достаточно и необходимо лишь сознавать при этом, что морская свинка не относится ни к морским животным, ни хрюкающему семейству. Так же осознанно следует использовать и термин НФ.

Это же касается и терминов fantasy, фантастика, фэнтези.

Если перевод термина SF как НФ не является ошибкой переводчика, то перевод fantasy как фэнтези сплошь и рядом является ошибкой. В зависимости от контекста fantasy может означать либо фэнтези, либо фантастика, и следует быть крайне внимательным к контексту. Собственно, такая многозначность термина fantasy создаёт трудности не только для перевода. Это создает путаницу и непосредственно для англоязычных любителей и знатоков фантастики, поскольку приходится постоянно уточнять, что же имелось в виду:

- 1) непосредственно ли жанр фэнтези в его узком понимании,

- 2) фантастическая литература в общем,

- 3) совокупность НФ и фантлитературы.

Попытки разделить эти три понятия и ввести некие понятные и однозначно распознаваемые термины предпринимаются, но устойчивых, общепринятых, широко используемых терминов пока нет. Увы, ни литературным критикам, ни фан-сообществу эта задача не покорилась, и мы сплошь и рядом сталкиваемся с блужданием в двух соснах.

Нам – оперируя двумя терминами — фэнтези и фантастика – понять друг друга несколько проще, но проблемы тоже имеются. Непонятки с термином фэнтези чаще всего возникают из-за привычки к буквальному переводу, о которой сказано выше. Переведите animal fantasy как анималистическая фантастика или как фантастика о животных и вопросы по поводу «Обитателей холмов» или «Скотного двора» сразу снимутся. Термин фантастика у нас в противоположность подходу американцев энд англичан как правило включает в себя и НФ произведения. А иногда доходит и до абсурда. Взять часто используемую аббревиатуру ФиФ = Фантастика и Фэнтези. Под Фантастикой подразумевается НФ которая вообще-то не совсем (или совсем не?) фантастика, а Фэнтези как ни крути – часть Фантастики, какие тут могут быть и? Так что и мы частенько путаемся поскольку, когда говорим о 2) и 3), используем один и тот же термин.

Для англоязычных исследователей и любителей фантастики вхождение корпуса произведений НФ в корпус фантастической литературы или их близкое родство вовсе не является самоочевидным. Именно рассмотрение этого вопроса и составляет основу статьи Энциклопедии научной фантастики, посвящённой термину fantasy. Вообще, она производит скорее впечатление полемической критической статьи, чем обстоятельной академической энциклопедической статьи.

То, что нам кажется само собой разумеющимся, авторы статьи представляют как парадокс, который они всячески пытаются доказать и обосновать. Тональность статьи такова: оно конечно SF и fantasy – это разные вещи, да вот как бы и не совсем разные, а если посмотреть под определённым углом, то может быть и вовсе две неразрывные половинки одного целого.

Ну, а теперь заканчиваю со вступлениями, и собственно вот он – перевод статьи с небольшими вкраплениями моих комментариев, выделенных курсивом и звёздочками ***.

Фантастика (Fantasy)

[/u]

Нет таких определений НФ (SF), в которых не упоминалась бы фантастика, за исключением определений столь узких, что, примени мы их, пришлось бы сокращать объём данной энциклопедии в десять раз. Мы говорим о сложностях с определением не некоторых, а большинства произведений этого жанра.

Нам пришлось бы обойти вниманием по крайней мере некоторые произведения Терри Биссона, Рэя Брэдбери, Орсона Скотта Карда, Джона Краули, Аврама Дэвидсона, Сэмюэля Дилэни, Томаса Диша, Харлана Эллисона, Филиппа Хосе Фармера, Урсулы Ле Гуин, Фрица Лейбера, Майкла Муркока, Андре Нортон, Тима Пауэрса, Кита Робертса, Джеффа Раймана, Люциуса Шепарда, Дэна Симмонса, Джека Вэнса, Джона Варли, Джина Вулфа и Роджера Желязны — многих из наиболее талантливых и популярных авторов НФ.

Большинство из этих писателей (вы без труда можете дополнить этот список сотнями имён) написали какие-то произведения, которые практически все читатели относят к фантастике, но не в этом дело.

Дело в том, что любое определение НФ, которое настаивает на том, что истинная НФ ограничена научным или "когнитивным" способом мышления и является экстраполяцией объективной реальности, приводит к исключению всего корпуса их работ.

Это не значит, что Дилэни или Ле Гуин не научны. Это не так. Но научностью всё не исчерпывается. Их работы основаны на фантазии как способе мышления, глубоко насыщены фантастическими мотивами, сюжетами основанными на мифах, метафорами, происходящими из представлений о волшебстве и религиозных убеждений, отсылками к далёким временам, предшествовавшим эпохе науки и техники.

Разумеется, большинство из нас воспринимает почти всех вышеперечисленных писателей как НФ-авторов, но это как раз потому, что мы не придерживаемся излишне узких определений НФ. На самом деле, мы понимаем, что НФ и фантастика, если вообще это отдельные жанры, не являются чистыми жанрами.

Они не являются чем-то однородным. Их плодами может быть научная фантастика, но корнями — фантастика, а цветами и листьями, возможно, что-то еще.

Конечно, довольно просто выработать некую теоретическую систему, которая позволит различать жанры, хотя на практике это не особенно полезно по причинам, приведенным выше. Обычно фантастику определяют как подмножество художественной литературы, круг в пределах круга.

Пространство между границами внутреннего и внешнего кругов – миметическая литература, которая основывается на известной действительности. Миметическая или "реалистическая" беллетристика сформировалась относительно недавно. Разделение, которое мы здесь рассматриваем, вряд ли можно было углядеть до восемнадцатого века.

В пределах внутреннего круга фантастики можно очертить ещё один меньший круг, отделяющий литературу нереального в настоящее время. Это подмножество в подмножестве, заключенное между границами двух меньших кругов, и будет научная фантастика. Её объединяет с фантастикой идея novum: некоторый новый элемент, что-то, что отличает художественное произведение от существующей сегодня действительности.

Novum может быть вампиром или колонизированной планетой. Подподмножество НФ настаивает, что novum объяснимы исходя из установленных и сформулированных человеком законов природы. У остатка – фантастики — нет такого постулата.

Чтобы свести определение к самому что ни на есть минимуму: миметическая литература реальна, фантастика нереальна. НФ нереальна, но естественна, в противоположность фантастике, которая нереальна и сверхъестественна. Или ещё проще: НФ – то, что может произойти, фантастика – то, что произойти не может.

***

Не читали Клют со товарищи Филатова, иначе не преминули бы воспользоваться цитатой: Фантастика – «то, чего на белом свете, вообще не может быть».

***

Вот что следует из подобного аргумента. Во-первых, вся НФ — фантастика, но не вся фантастика — НФ. Во-вторых, поскольку познание законов природы человеком происходит постепенно в течение веков, то, что было НФ в какой-то период, регулярно становится фантастикой в период следующий.

***

Право слово – а где же тут был аргумент? В том, что сперва очертили круг большой, опосля в нём малый, а попозжа в малом – ещё меньше? А если бы мы сперва начертили самый махонький круг, потом чуть больший – картинка бы поменялась? Где обоснование тому, что границу между малым и большим кругом провели сплошной линией, а между малым и меньшим – пунктиром?

А с терминами – беда, совсем беда.

В одном абзаце полностью заплутали в двух соснах.

Вся НФ – фантастика. Хм? Но допустим.

Но далее: НФ … становится фантастикой…

Но, позвольте! Вся НФ и так уже фантастика, с самого начала – нам это объясняли предложением раньше.

***

Оценка естественного или возможного зависит от установившегося согласия в данной культуре. Хотя сама идея существования такого согласия — идеал, а не абсолют: на практике восприятие реального различно у каждого отдельно взятого человека. Читатель, который верит в астрологию, отнесёт определенную беллетристику к НФ, тогда как астроном определённо так не поступит. Следует, при этом заметить, что всё же приоритет в определении научности произведения – и отнесения его к НФ — скорее принадлежит научному сообществу.

В этой энциклопедии мы не используем слово фантастика в смысле, использованном в предыдущих трех параграфах: то есть, как мегажанр, который включает НФ. Это вызвано тем, что у нас возникли проблемы практического свойства.

***

Ну, слава богу, что хоть так. Оно и понятно – одно дело отвлечённо теоретизировать, другое приступить к более практическому и приземлённому занятию – классификации произведений и авторов. А то я уж начал искать способ как выделять в этой статье, где авторы говорят о фантастике из малого круга, а где о фантастике из круга ишшо меньшего.

Теперь проще. В случаях, где речь явно идёт именно о фэнтези, бум переводить – фэнтези. В случаях, где не совсем понятно, или понятно, что о фантастической литературе в общем — но за вычетом НФ, бум переводить – фантастика.

***

Самым сложным для решения, какие авторы должны, а какие не должны быть включены в эту энциклопедию, было определить, какие писатели-фантасты достаточно научны или научноподобны (см. Введение ко Второму Изданию для дальнейшего обсуждения и см. также Энциклопедию Фантастики).

Чтобы хоть как-то определиться, мы должны были обозначить фантастику как содержание малого, центрального круга, в котором novum сверхъестественен, исключив кольцо, содержащее НФ. Другими словами, фантастика, как мы используем этот термин всюду в этой книге, является беллетристикой о невозможном. Тем не менее, различать НФ и фантастику чрезвычайно трудно. Ещё раз: у плода НФ корни в фантастике. Даже твёрдая НФ зачастую использует фантастическую или воображаемую науку.

Хотя учёные мужи, особенно те, которые специализируются на исследованиях жанра, написали множество трудов, посвящённых различиям обсуждаемых нами жанров, фан-сообщество по большей части подходило к этому вопросу прагматично и не особенно заморачивалось по этому поводу.

Если взять две главных НФ премии — Хьюго и Небьюла — и одну менее известную — Премию Филипа К. Дика, то в течение длительного времени в положениях о них не было ничего, что бы помешало вручить премию фантастическому, но не НФ, произведению. Например, среди лауреатов Хьюго — «Зло встречается в Ланкмаре» Фрица Лейбера (1970) и «Поезд в ад» Роберта Блоха (1958); среди лауреатов Небьюлы – «Падающая Женщина» Пэт Мэрфи (1986) и «Техану» Урсулы Ле Гуин (1990); среди лауреатов премии Филипа К. Дика – «Врата Анубиса» Тима Пауэрса (1983) и «Странные Игрушки» Патрисии Гири (1987). Можно привести еще много таких примеров.

Или возьмите жанровые журналы и посмотрите, сколько названий сознательно включают оба жанра: «Fantastic Science Fiction Stories», «The Magazine of Fantasy and Science Fiction», «Science Fantasy» и многие другие. А газета «Locus» наряду с ежегодными публикациями библиографий, подробно освещает и нф, и фантастику, и хоррор, не делая особого различия между ними. Показательно, что и новый серьёзный журнал о НФ выбрал себе название общего характера – «Journal of the Fantastic in the Arts».(Не будем пока углубляться в нюансы отличия терминов Fantasy и Fantastic.)

А посмотрите на итальянский перевод sf – «fantascienza», который объединяет эти два жанра в самом слове, на российское слово – «fantastika».

***

Ай-я-яй, Клют и Николс. Как же так? Не знать, что Science Fiction переводится на русский – научная фантастика? Нехорошо.

***

Действительно, считается, что в Европе (за исключением Великобритании) сложилась литературная традиция рассматривать фантастику и нф как два аспекта того же самого явления. <…>

Европейские литературные критики, однако, могут быть весьма оригинальными в своих определениях. Цветан Тодоров напустил тумана в своей книге «Введение в фантастическую литературу» (1970) дав такое определение фантастического, которое выводит большинство фантастических произведений из этого самого «фантастического».

***

Это да. Вот определение Фантастического по Тодорову:

Фантастическое — это колебание, испытываемое человеком, которому знакомы лишь законы природы, когда он наблюдает явление, кажущееся сверхъестественным.

Вообще Тодоров предлагал выделять необычное (считай — НФ) и чудесное (считай — фантастика) и лишь узкой прослойке между ними, которая ни то, ни сё, оставлял право именоваться фантастическим.

***

Другой знаменитый европейский критик, Дарко Сувин, утверждал, что коммерческое объединение нф и фантастики хоть в маркетинге, хоть в литературной критике, является патологией. Сам Сувин известен прежде всего своими работами, в которых давалось определение НФ.

***

А вот о Дарко Сувине у нас мало кто знает. Между тем он много занимался вопросами фантастической литературы, в т.ч. и фантастикой в Восточной Европе, выпустив даже Библиографию фантастики советских авторов. И если я правильно понял, именно он ввёл в оборот в среде литературных критиков термин novum.

***

Перед лицом этого широко распространенного заговора игнорировать границы между жанрами везде, где только возможно (к этому заговору принадлежит большинство книжных магазинов) может казаться донкихотским, что мы вообще делаем попытку найти какие-то различия. Все же мы чувствуем, что книга, которая называется Энциклопедия Научной Фантастики должна, по крайней мере, попытаться выделить «настоящую» НФ, чтобы не быть загромождённой непомерно большим числом статей (особенно статей об авторах), в случае широкого подхода к определению фантастической литературы.

Эта задача разрешима, хотя её решение непременно будет субъективным. Наверное, самая важная вещь, и при этом самая сложная — так как необходимо учесть и стиль и содержание, состоит в том, чтобы расценить фантастику как подобную НФ, когда соблюдается познавательный подход к своему предмету, даже если этот предмет магический.

Хотя оба автора представлены в этой Энциклопедии, большинство читателей согласятся, что книги цикла «Земноморье» Урсулы Ле Гуин более научны по своему духу и авторскому подходу, при том, что их действие происходит в мире, где работает магия и летают драконы, чем «Мифы Ктхулху» Говарда Лавкрафта, хотя последние вполне можно воспринимать в терминах НФ, трактуя Старых Богов как порождённых в космосе или иных мирах инопланетных захватчиков. На практике, однако, читатели Лавкрафта редко воспринимают его произведения как НФ, поскольку тон его книг явно иррационален и склоняется к готике. Ле Гуин объясняет, Лавкрафт предпочитает странное, зловещее и необъяснимое.

Другими словами, фантастика приближается по сути к научной фантастике, когда рассказ подразумевает научное сознание. С другой стороны, НФ как, например, многие произведения Андрэ Нортон или Рэя Бредбери, приближается к фантастике, когда рассказ подразумевает мистическое или даже антинаучное сознание.

Авторы, которые регулярно используют фэнтезийные элементы в НФ, переводят исходные готические мотивы в область рационального, драконы Энн Маккэффри являются превосходным тому примером. Можно привести ещё много примеров произведений, в которых боги, демоны, големы, магия, монстры, мифология и свехъестественные существа являются пунктом, на котором пересекаются НФ и фантастика.

С другой стороны, когда такие авторы твердой НФ как Роберт Хайнлайн, Пол Андерсон и Ларри Нивен пишут фэнтези, к которому они часто обращались, забавно наблюдать, как у них сохраняются старые привычки. Они рассматривают чудесное и волшебное с рационалистическим подходом, трактуя магию как научную дисциплину, как это делает та же Ле Гуин.

Различие между волшебством и наукой не совершенно ясно в большинстве случаев. Артур Кларк как-то сказал, что «любая достаточно передовая технология неотличима от волшебства». «Летающие колдуны» Ларри Нивена и Дэвида Джерролда (1971) построены на этой предпосылке.

Рассказ Айзека Азимова «Паштет из гусиной печенки», НФ-версия басни Эзопа «Гусыня, несущая золотые яйца», является пародийным примером превращения фантастики сверхъестественной в фантастику научную за счёт использования научного жаргона. Если рационализация фантастических элементов носит условно-поверхностный характер (к примеру, Алиса не проваливается в кроличью нору, а перемещается в Альтернативную Реальность посредством включения механизма Размерных Врат) мы будем склонны отнести полученный в результате литературный продукт к фантастике, но не к НФ. Хотя кто-то может рассудить и иначе. Первыми произведениями подобного рода были, вероятно, романы Марсианского цикла Эдгара Райса Берроуза, написанные в начале ХХ века. Магия в этих книгах представляется как продукт столь же таинственной и непостижимой сверхнауки. Такие произведения обозначаются как научная фэнтези (Science Fantasy), многие из них можно отнести также к категории Planetary Romances, а некоторые — в которых описываются миры, в которых на равных правах присутствуют и магия и развитая наука — классифицируются как Science and Sorcery.

Одной из причин сходства фантастики с НФ является использование в обоих этих жанрах многих присущих НФ тем и понятий (хотя в фантастике их диапазон значительно уже, чем в НФ в целом, чаще всего речь идёт об оккультных технологиях, да изредка встречаются роботы, киборги и космические корабли). Примеры таких тем и понятий даны в следующих статьях данной Энциклопедии: Alternate Worlds, Atlantis, Dimensions, ESP, Fantastic Voyages, Immortality, Psi Powers, Reincarnation, Suspended Animation и Time Travel. Все они широко применяются в фантастике, и по большей части и в НФ также.

Действительно, НФ антураж в мирах, где существуют паранормальные явления, может восприниматься и как фантастика. Таковы, романы Мэрион Зиммер Брэдли из цикла «Дарковер», которые ближе к НФ, и Кристофера Сташеффа из цикла «Чародей», которые ближе к фэнтези. Спорный вариант – роман «Бездна» (1975) Джона Краули, в котором ожидания читателя мастерски обыгрываются таким образом, что то, что поначалу воспринимается как героическое фэнтези, оборачивается чистой НФ.

Сама фантастика не однородна. Для того, чтобы охарактеризовать её различные виды, используются, часто не совсем точно, различные термины. Маршалл Тимн, Кеннет Дж. Захорски и Роберт Х. Бойер во введении к своей книге «Fantasy Literature: A Core Collection and Reference Guide» (1979) предлагают любопытное разделение — на фантастику высшего уровня, действие которой происходит в ином мире, и фантастику низшего уровня, которая описывает сверхъестественные явления в нашем мире. Большая часть хоррор-литературы относится ко второму типу, большая часть литературы, обозначаемой как Меч и Магия (или героическая фэнтези) — к первому.

В этой энциклопедии много примеров фантастики и высшего и низшего уровня, но, пожалуй, фантастика высшего уровня исходя из этого определения более близка к НФ: фантастика высшего уровня и НФ как правило создают воображаемые миры (взамен нашему собственному). И «Дюна» Фрэнка Герберта (1965) и «Властелин колец» Джона Рональда Руэла Толкиена (1954-1955), хотя первый – НФ, а другой – фэнтези высшего уровня, имеют много общего в образности и тщательной проработке миров, созданных авторской фантазией (об их различиях – в статье Planetary Romance).

Вид фантастики, описывающий такие подробно выписанные самосогласованные альтернативные миры, независимо от того, как мы его называем, чаще всего бывает востребован НФ-писателями, когда они «берут отпуск». Таковы «Три сердца и три льва» Пола Андерсона (1953; 1961) и «Умирающая Земля» Джека Вэнса (1950). Впрочем, создание оригинальных авторских миров никогда не было чем-то особенным для писателей-фантастов. Ещё ранее действие многих произведений Лорда Дансени разворачивалось в альтернативном мире, то же относится и к Эрику Рюкеру Эддисону и Джеймсу Брэнчу Кейбеллу. Эти три автора не принадлежали к числу авторов НФ, но их творчество оказало несомненное влияние на НФ, по крайней мере по части стиля. Более известен цикл «Горменгаст» Мервина Пика(1946-1959). Сказать, что его действие происходит в полностью обособленном мире нельзя, но креатива и изобретательности, вложенных в описание замка и его обитателей, другому автору хватило бы для описания целой планеты.

В книжной торговле литература Меча и Магии в течение долгого времени продавалась как форма НФ, возможно потому, что значительная её часть была написана авторами активно работающими в обоих жанрах, такими как Спрэг Де Камп, Генри Каттнер, Ли Брэкетт, Джек Вэнс, Фриц Лейбер. Утверждают, что сам термин Меч и Магия был придуман Фрицем Лейбером. Архетип Меча и Магии был сформирован Робертом Говардом в его произведениях о Конане-варваре, публиковавшихся в основном в журналах «Weird Tales»(1932-1936). Это не НФ, хотя истории о Конане разворачиваются в последовательно и тщательно выписанном придуманном мире, представляющем собой архаичную версию мира нашего. Меч и магия (этот термин зачастую использовался с иронией и пренебрежением, что привело к тому, что сейчас он постепенно выходит из употребления и заменяется на Героическая фэнтези) – это, как правило, фантастика высшего уровня.

Хоррор-литература с элементами сверхъестественного имеет меньше пересечений с НФ, чем фантастика высшего уровня, хотя и здесь встречается общее для этих жанров. Об этом подробнее сказано в статьях Gothic SF and Horror in SF.

В детской беллетристике (см. статью Children's SF) смешение НФ и фантастики бывает столь глубоким, что разделить их зачастую практически невозможно. Это особенно характерно для британских и австралийских авторов, таких как Алан Гарнер, Диана Уинн Джонс, Виктор Келлехер, Уильям Майн, Роберт Уэстол.

До сих пор мы подчеркивали способы, посредством которых НФ и фантастика переплетены вместе. Однако позиция аналитика литературных жанров не безнадёжна. Различия между фантастикой высшего уровня (или фантастикой в целом) и НФ вполне реальны, хотя они и трудноуловимы и простираются несколько далее нежели фантастика = невозможное versus НФ = возможное.

Такие различия проявляются, конечно, на краях спектра, а не в его центре, где кажущиеся противоположности фактически сливаются.

На фантастическом краю спектра воображаемые миры преимущественно статичны, история циклична, сюжетом почти всегда является квест – поиск некоего объекта или создания, характеры символичны, обозначая, как правило, дуалистическую (или даже манихейскую) картину борьбы добра со злом, и что самое главное — главные герои действуют словно в западне. Они живут в детерминистском мире, всё происходящее с ними предопределено судьбой, и создаётся впечатление, что они исполняют па древнего танца.

На НФ краю спектра мир не статичен, он развивается и изменяется, история носит эволюционный характер, а во <…> вселенной действует свободная воля.

Если такое утверждение верно, то из него следует, что главное различие между фантастикой и НФ скорее носит философский, а не технический характер, и лежит в области метафизики.

Наконец, есть ещё одна группа писателей-фантастов (см. статью Fabulation) которые вводят элементы фантастики в описания повседневной действительности, чаще всего для иронического или сатирического эффекта, а не для описания ужасов или приключений. Такова повесть Франца Кафки «Превращение», рассказывающая о том, как обычный человек превращается в жука. Многие из таких произведений восходят к традициям басни или к литературе абсурда, иногда принимая формы, присущие магическому реализму. Джон Барт, Анджела Картер, Ричард Кондон и Томас Пинчон – вот лишь четыре из нескольких сотен таких писателей, статьи о которых размещены в данной энциклопедии. Барри Молзберг, Курт Воннегут-младший, Роберт Шей и Роберт Антон Уилсон также относятся к их числу, но при этом более близки к НФ. Трилогия Шея и Уилсона «Иллюминатус!» (1975), вмещая в себя и фантастику и НФ, переходит в чёрную комедию в абсурдистском стиле, предполагая паранойю наиболее адекватным описанием современной жизни.

Начиная с 1970-х годов фантастика (особенно такие её направления как Эпическая фэнтези, Героическая фэнтези и ряд других) стала важным сегментом книжной торговли. Кое-кто из обозревателей впал в панику, полагая, что объёмы публикаций фэнтези достигли такого уровня, что НФ как отдельная маркетинговая ниша книготорговли вскоре просто исчезнет. Этого, однако, не произошло, НФ оказалась способна выдержать бурю, хотя фэнтези и продолжает активно издаваться, разве что лишь слегка притормозив, особенно в части трилогий и серий, продолжающих (иногда гранича с плагиатом) традиции, заложенные Робертом Говардом и Д. Р. Р. Толкиеном.

Одним из эффектов успешной и массовой публикации фэнтези (и в меньшей степени – хоррора), стало то, что смешение жанров наблюдается сейчас ещё чаще.

Кевин Джетер и Джордж Мартин переходят от НФ к хоррору, Терри Пратчетт, Майкл Скотт Роэн, Роберт Холдсток – от НФ к фэнтези. Стивен Кинг, наоборот, периодически уходит от хоррора к НФ. Джеймс Блэйлок головокружительным образом оказывается одновременно и тут и там, так же как Джон Краули и возможно Джин Вулф. Такие авторы фэнтези как Джон Форд, Барбара Хэмбли, Дэвид Геммел создают вполне вписывающиеся в концепцию НФ миры. Считающийся автором твёрдой НФ Орсон Скотт Кард неоднократно обращается к пасторальной фэнтези. Уильям Гибсон, Элизабет Хэнд и даже Грег Бир вставляют образы Богов и Демонов в свои киберпанковские миры. Роберта Энн Мак-Эвой, Патриция Маккиллип, Шери Теппер разворачиваются от фантастики к НФ. Брайан Стэблфорд обращается к жанру Scientific Romances и пишет о вампирах и оборотнях. Перед лицом такой безалаберности со стороны творцов НФ и фантастики мудрый критик препочтёт воздержаться от однозначных трактовок и безапелляционных заключений.

***

Что-то мне не совсем понятны некоторые приведённые примеры. Мартин – к хоррору? Пратчетт развернулся от НФ – ну, да дебютировал он парочкой НФ-романов, надо полагать мало чем примечательных, но…

***

Несмотря на все приводившиеся выше различия, никакая чёткая граница между НФ и фантастикой не может быть проведена в результате чтения данной энциклопедии. Разумеется, это и не было её предназначением.

***

P.S. Буду рад любым предложениям, замечаниям и уточнениям перевода (было несколько мест, где я споткнулся, а парочку мест, где мне так и не удалось понять, что имели в виду авторы статьи, я отметил значком <…>).


Статья написана 20 ноября 2013 г. 22:22

Мне давно хотелось задать этот вопрос и статья Караваева в АК — http://fantlab.ru/blogarticle28129 — с которой непременно советую ознакомиться, если ещё не — подтолкнула меня таки это сделать.

Фантлаб, он — чей, по-вашему?

Формально ответ очевиден.

Есть его юридический хозяин, он же создатель сайта, он же автор самой идеи, он же разработчик значительной части программного обеспечения, делающего возможной работу сайта, Алексей Львов.

А не формально? По факту?

По факту Фантлаб – сайт любителей фантастики. Алексей именно так это задумывал и именно так это реализовал.

Почему-то у меня постоянно возникает ощущение, что многие в упор не хотят этого понимать.

Вот то, что Фантлаб – сайт для любителей фантастики, все понимают.

А то, что Фантлаб – сайт любителей фантастики, не понимают.

Отсюда постоянные вопросы, больше смахивающие на претензии:

- а почему я на сайте не вижу того, этого и ещё кой-чего?

- а почему у вас до сих пор не открыта библиография такого-то замечательного писателя?

- а почему до сих пор не добавлен в базу вышедший давеча роман?

- а почему я не нахожу на сайте такое вот издание?

- а почему...

Ну дык.

Если мусор наблюдается на ничейной улице — вы ругаете бездельников из ЖЭСа.

Если мусор в ваше доме — вы берёте в руки веник и совок и наводите порядок.

Если на ничейной улице растёт бурьян – вы идёте мимо, поплёвывая.

Если в вашем садике растёт бурьян – вы его убираете и сажаете заместо него лютики-цветочки.

Вы – любитель фантастики?

Ну, так это ваш сайт.

И только от вас зависит – будет ли он становиться лучше и чище, разнообразнее и интереснее.

Отдельно замечу по поводу писателей-фантастов. Наверное же, тот, кто пишет фантастику, хоть маненько ещё и любитель фантастики?

Ну,так это и ваш сайт тоже. Со всеми вытекающими.

И ещё.

В обсуждении статьи Караваева рефреном звучит — нужна мотивация.

Не, ну в принципе нужна, медальки там от Букашки и прочие плюшки. Доска почёта для тех, кто реально поработал во благо сайта, однозначно лишней не будет.

Вопросы мотивации юзеров периодически обсуждаются админами, но до их реализации всё руки не доходят — и к единому мнению как-то придти не особо получается и программисты постоянно заняты более срочными и важными проблемами (в которых я не очень-то ориентируюсь) — переход на другой движок и прочие хитрые дела.

Вот только я не очень верю в действенность такой мотивации. Если человек начинает с вопроса — А что мне за это будет? — у меня к нему доверия особо не возникает.

Ну, не будет сегодня-завтра медалек-плюшек. Будем сидеть ждать — пока появятся?

Или попробуем сделать что-то, чтобы иметь возможность сказать — а на этом сайте и мой вклад есть. Какой-никакой, но есть. Мотивация, не?

P.S.

На всяк случай — всё вышесказанное не официальная позиция сайта, а моё частное мнение, которое вовсе не обязательно совпадает с мнением других админов.


Страницы: [1] 2




  Подписка

Количество подписчиков: 121

⇑ Наверх