Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Papyrus» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2

Статья написана 18 апреля 2011 г. 19:52
Объявление в «Нью-Йорк Прайм» от 28 февраля 2013 года
Объявление в «Нью-Йорк Прайм» от 28 февраля 2013 года


"И что ты думаешь, ведь найдутся же лохи, которые клюнут на это объявление..."

(Комментарий младшего корректора раздела объявлений газеты «Нью-Йорк Прайм»)

Объявление в «Нью-Йорк Прайм» от 18 марта 2013 года
Объявление в «Нью-Йорк Прайм» от 18 марта 2013 года


"Однако..."

(Комментарий младшего корректора раздела объявлений газеты «Нью-Йорк Прайм»)


Статья написана 7 февраля 2011 г. 01:50

Не очень у меня получается писать рассказы на заданную тему и в сжатые сроки. Обычно хороший рассказ сам забредает тебе в голову, а оттуда потихоньку перебирается на бумагу. Тем не менее в конкурсе с заданной темой "Узкий специалист" поучаствовал и результатом остался доволен. Нет, конечно, невыход во второй тур не порадовал, но хотя бы ради такого отзыва

цитата armitura

Кстати, непередаваемо жаль рассказ "Широкий профиль, узкий профиль". Вполне остроумная сатира.
стоило писать и выкладывать этот рассказ. Собственно, мне и самому понравилось, что получилось, а собственному вкусу я привык доверять.8-)


А вот и сам рассказ — пока без каких-либо поправок — в том виде, в котором он и был на конкурсе:


Широкий профиль, узкий профиль

Очнувшись от сна, Геннадий Петрович недоумённо покрутил головой. Он лежал на широкой кровати, укрытый шелковистым одеялом, сияющая белизна вокруг явно указывала, что он находится в больничной палате.
(Палата приличная, люкс, наверное, светильники вон по всей стене какие заковыристые. А пододеяльника почему-то нет, непорядок. Чёрт, когда это меня прихватило? Ничего не помню.)
- Вы проснулись?
Над ним склонились две улыбающиеся физиономии, врачи, или скорее студенты-практиканты, уж больно моложаво они выглядели.
- Ну и как вы себя чувствуете? – бодрячком спросил один из студентов.
- А что со мной случилось? Почему я здесь? Не понимаю...
- Сейчас мы всё объясним. Это — клиника хроноинкарнации. Здесь вы будете проходить адаптацию после восстановления как материального объекта и как личности. Вы оказались в будущем, можно сказать – совершили скачок во времени. Ваши воспоминания сглажены, начиная с определённого момента, но это непременное условие для стабилизации психики. Скажите – сколько вам лет, кем вы работаете?
- Э-э, пятьдесят шесть, директором Института литых твёрдых сплавов.
- Есть! – радостно отозвались студенты.
- Так это вы меня что – клонировали, что ли?
- Нет, это несколько другой процесс, но в принципе похоже.
- И зачем же я вам понадобился?
- Вы, возможно, помните об опасениях компьютерного коллапса на рубеже тысячелетий?
- Ну, что-то было там такое.
- Так вот, тогда ничего страшного не произошло, да и информация у вас, как правило, дублировалась на бумажных носителях. А вот у нас произошла настоящая катастрофа.
- Эт-та какое же у вас, стало быть, тысячелетие настало?
- Да нет, тысячелетие то же самое и смена дат тут ни при чём. Вирус поработал, скажем так, чтобы вам было понятнее. Главное – результат, безвозвратно утеряны огромные массивы данных. Расчёты показывают, что затраты на хроноинкарнацию специалистов вполне сопоставимы с затратами на восстановление данных обычным путём.
- Мы очень на вас рассчитываем, – добавил чернявенький, который до сих помалкивал.
- Польщён, весьма польщён. — Геннадий Петрович слегка приосанился, что, впрочем, вызвало определённые затруднения. Он только сейчас сообразил, что лежит под одеялом совершенно голый. Хорошо хоть студенток в палату не набежало.
- У нас к вам несколько тестовых вопросов. – Чернявенький вытащил что-то вроде блокнота. – Каким образом добавки марганца сказываются на качествах сплава КМ-100?
-М-м...
- Какие ___ ___ ___ ___?
- Э-э...
- Что ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___?
- Ну-у...
- Как ___ ___ ___ ___?
- Ы-ы...
- Дай-ка я, — вмешался кучерявый блондин. Теперь он уже не улыбался и выглядел поэтому как-то постарше, посолиднее, что ли. Наверное, всё же не студент. Должно быть, лаборант.
- Какие вы знаете металлы?
- Какие, значит, металлы? – Геннадий Петрович воспрянул духом. – Алюминий, железо, свинец, олово, медь, сталь, чугун, титан, никель, хром. Ртуть, между прочим, тоже металл.
- Вы в этом уверены? — В словах кучерявого явно почувствовалась насмешка, если не сказать издёвка.
У Геннадия Петровича противно ёкнуло то ли в печёнках, то ли ещё где. (Так, кто это мне тогда про ртуть напел? Кирилл Сергеевич? Точно он, крыса очкастая. Не иначе — наврал, а я уши развесил. Ну доберусь я до тебя. Да нет, куда уж теперь доберёшься.)
- Есть такая теория, научная, — осторожно ответил он. (Да, надо быть поаккуратнее, слова – серебро, а молчание – золото.)
- Да, вот ещё – золото, серебро, бронза...
- Достаточно, вполне достаточно, – замотал головой блондин.
- Скажите, вы ведь соавтор двадцати научных статей? — снова вступил в разговор чернявый.
- Да, где-то так.
- Вы что же, не участвовали в работах, по которым публиковались эти статьи?
- Что значит – участвовал, не участвовал, да я им жизнь, можно сказать, дал.
- Как это?
- Как, как. А вот так. Это же я их визировал — «К исполнению» или «В работу».
- И всё?
- Нет, конечно. Это же наша молодёжь, нельзя их без внимания оставлять, нехорошо... И после, подкрепил авторитетом, так сказать. Подпись директора, знаете ли, не шутка.
- А вы всё подряд визировали «К исполнению»?
- Нет, конечно. Лиска, в смысле Лизавета Петровна, мне приносила: в коричневой – подписать, в синей папке – резолюцию к исполнению наложить, в красной – отказать. Пока всё завизируешь, так намашешься, бывало...
- Значит вы вообще никакие документы не читали и не готовили?
- Как это никакие? — Геннадий Петрович даже слегка обиделся. — А графики отпусков? А представления на командировки за границу? А заявки на конференции, симпозиумы? Бывало, ночей не спишь, всё мозгуешь, как бы это самому... Ну, в смысле — самому всё это надо решить.
- Ладно, спасибо. На этом, пожалуй, мы опрос закончим.
- Ну и как, оправдал я ваши ожидания?
- А как же. Просто слов нет. – Студенты-лаборанты зашагали к двери. На пороге чернявый вдруг обернулся.
- Да, а кем вы работали до этого? До Института сплавов?
- Заведующим сектора животноводства в Краснопольском облисполкоме.
- А можете назвать...
- Запросто. Коровы и свиньи. Всё. Козы только у хуторских, это не подотчёт.
- А породы какие?
- Породы? Ну, породистые, конечно. В основном. Местные породы.
- Понятно. Ну, вы отдыхайте пока.

***

Выйдя за дверь, Степанов и Вольф молча присели на скамью, говорить было не о чем. В коридоре послышались чьи-то шаги. Кого это там нелёгкая несёт, сегодня же ограниченный допуск? А, вторая смена.
По коридору вышагивали Фрунзик Енгибарян и Роман Лисицкий.
- Привет воскресникам! — на ходу выпалил Фрунзик. — Не вижу радости на лицах. Метод тыка не сработал? Что так?
Сзади что-то пробормотал Роман. Как всегда, то, что он говорит, с лёту смог уловить только его напарник.
- Ах, да. Вы же у нас сторонники теории «узких специалистов». Что – скудный улов? И ведь всё было в ваших руках, первый номер на эксперименте. А теперь — Президент Академии Наук будет наш. Чур, не завидовать.
Ромка снова что-то буркнул. Не то – «хорош трепаться», не то – «не говори гоп».
Енгибарян умолк и попытался придать своему лицу степенно-серьёзное выражение.
- Ребята, — начал было Ваня Вольф, приподнимаясь со скамьи, но осёкся, ощутив чувствительный тычок под ребро.
- Удачи вам, ребята, — плавно пропел Степанов.
Меланхоличный Роман лишь кивнул в ответ головой, а озорной Енгибарян, прежде чем войти во второй бокс, полуобернувшись, расплылся в широкой улыбке и выпалил напоследок:
- Широкий завсегда ширше будет!

***

- Может всё-таки надо было рассказать?
- Да не поверили бы они, это во-первых. А во-вторых, хоть будет с кем нашему Петровичу в шахматы играть.
- В шахматы? — Ваня иронично изогнул бровь.
- Ну, не в шахматы — в шашки. Хотя нет – скорее в домино. Широкого профиля.

Статья написана 27 декабря 2010 г. 16:16

Второй раз поучаствовал в конкурсе им. Варшавского на лучший фантастический рассказ. И удивительным образом достиг ровно того же результата, что и на первом конкурсе. Без особых проблем прошёл в финал, там после первых оценок нахально покрасовался на первом месте, но в итоге оказался ближе к концу первой десятки. Слегка озадачил разнобой в оценках жюри – от лучшего рассказа на конкурсе до худшего рассказа на конкурсе.

Хочу, кстати, поблагодарить фантлабовцев, которые помогали мне определиться с выбором рассказа — suhan_ilich и VuDu (советом которых я не воспользовался8:-0) и Сергея Соболева (который, стало быть, будет теперь делить со мной ответственность за неудачу:-)).


А сам рассказ – вот он:


Предостережение или пасквиль?

---

Материалы по роману Андрея Тёмного «Гибель Титана и Ко», опубликованному в журнале Ленинградской секции Союза писателей СССР «Красная Нева» в октябрьском номере за 2010 год, оформить в Красную папку по стандарту альфа-прим.

Из резолюции ***
адресованной к исполнению ***

---

Роман молодого писателя написан в жанре альтернативной истории. Невероятные события, развёртывающиеся в романе, безусловно не могли произойти на самом деле, являя собой плод фантазий автора на тему: как бы могла сложиться судьба нашего государства, если бы руководство нашей страны во главе с Коммунистической партией не проявляло бы постоянную политическую дальновидность и твёрдую волю.
Оперируя методом фантастического допущения, автор описывает распад Советского Союза и блока стран СЭВ, конец холодной войны, переориентацию советского общества с социалистического пути развития на капиталистический. Можно сказать, что мы имеем дело с романом-предостережением или с романом-антиутопией.
В заключительной части романа автор рисует яркие картины проявлений стяжательства и наживы у отринувших моральный кодекс строителя коммунизма граждан нашей страны. Фактически перед нами предстаёт злободневная и острая сатира на современное буржуазное общество.

Из анонса к публикации
в журнале «Красная Нева»

---

Хочется высказаться по самому факту появления подобного произведения в советской печати. Вопиющий факт безответственности и политической близорукости проявила редакция журнала, опубликовавшего сей пасквиль. Неуклюжими и беспомощными представляются нам попытки выдать этот опус за сатиру на буржуазное общество. А что же, спрашивается, помешало автору обличить пороки мира капитала, разместив действие в одной из стран блока НАТО или их холуйствующих приспешников, как это делают выдающиеся мастера современной прозы Степан Щелкачёв, Николай Бригачёв и многие другие, не занимаясь инсинуациями и не вымазывая грязью высокое звание Гражданина Советского Союза?

Из редакционной статьи
в газете «Трудовые известия»




Статья написана 27 августа 2010 г. 23:06
Предлагаю вашему вниманию очередной рассказ.
Коротенький — это факт.
Смешной — это не факт.
Но хотелось бы надеяться.

Другие времена


- У меня для вас исключительный материал. Эксклюзив. Конечно, сразу к вам. Вы же журналисты, четвёртая власть, как говорится. Кстати, не знаете, откуда это выражение пошло? Древняя поговорка про первобытных людей? Это которые жили в пещерах и без мобильников? Да, повторяем, сами не знаем что. Хорошо, ближе к теме, приступаю.
- Сегодня утром мой сосед Козоедов Иван Ефремович, 2168 года рождения, встал, оделся, сходил в туалет, умылся, вытерся полотенцем, почистил зубы, побрился…
- Извините, сразу забыл спросить, в вашей газете оплата рассчитывается по количеству строк, или слов, или символов? А, фиксированная ставка за заметку. Что ж вы сразу не сказали?
- Тогда, значит, дело было так. Козоедов утром завозился и в результате опаздывал на работу. И не придумал ничего лучше, как нарушить правила дорожного кинеза и ускориться в нуль-портале. Едва не столкнулся со встречным пассажиром и в результате катапортировался обратно.
- Ничего особенного? Не скажите. Телепортацией в исходную точку под воздействием внезапного нервного стресса, понятно, не удивишь. Но он переместился в исходную точку не только в пространстве, но и во времени, вот в чём штука.
- А я о чём говорю – фантастика! Небывалый случай! Сенсация века!
- Понятное дело, до работы он так и не добрался. Временной сдвиг это ж вам не шуточки. Возможно, этот сдвиг даже понемногу увеличивается. Его мыслеграммы я всё ещё воспринимаю, но уже не так отчётливо, как утром.
- Ну, так что, договорились? Хорошо, гонорар пополам, это вполне справедливо, я согласен. Мой материал, ваша полировка.
- Так сколько вам нужно времени набрать статью? Полчаса и в печать? И полчаса на проверку и корректуру. Отлично, значит, через час сразу звоним в службу спасения. Всё-таки речь идёт о человеческой жизни. Человек — прежде всего. Мы же с вами не первобытные люди, не в древние времена живём.

Статья написана 9 июня 2010 г. 23:05

А вот и мой рассказ, не отличившийся на конкурсе в Имхонете, о котором я рассказал чуть ниже. Несколько человек вроде бы рассказ и похвалили, но продвинуться выше это ему не помогло. Впрочем, некоторые, выставляя «двойку», вроде как оправдывались, дескать, рассказ не фантастический. Интересные дела – реалистический, что ли?

Как исчезли драконы


Ркух провёл чудесный день. Утром он нашёл забавную ящерку и играл с ней, пока не надоело. Потом подсматривал из кустов, как купаются женщины из соседнего племени Больших Волосатиков, и остаток дня под одобрительный рогот делился впечатлениями с приятелями. Но день закончился, и он направлялся домой, ощущая, как с каждым шагом безмятежность и веселье уступают место раздумьям и тревоге. Услышав за спиной пыхтение, он оглянулся и увидел здоровяка Ррыха, который тащил изрядных размеров кабанчика. Ркух замедлил шаг.
Любой мужчина племени в эпоху матриархата должен был представить к вечеру либо Добычу, либо Объяснение. Тут уж каждый выбирал сам, с чем ему легче справиться. Ркух нагнулся, собравшись упасть на колени и зарыться ногтями в землю, но вдруг резко выпрямился и с размаху треснул себя по лбу. Его супруга Ргах отличалась крайней подозрительностью. Любое Объяснение, даже самое замечательное, с Убедительными Доказательствами, она принимала не дольше двух месяцев. Редко когда трёх. Потом начиналось похмыкивание, последовательно переходящее в «Что-то мне это не нравится» и «Мне это совсем не нравится». О том, что следовало потом, и как это было больно, Ркух старался не вспоминать. А поскольку реакция супруги на его рассказ о том, как он провалился в глубокую-глубокую яму и с большим-большим трудом к вечеру выбрался из неё, явно переходила в заключительную фазу, надо было придумывать что-то другое. Ркух поглядел на костёр, который постоянно горел возле пещерного городка, вспомнил ящерку, с которой сегодня играл, и новое Объяснение начало складываться у него в голове.
— Эй, Рдых, – окликнул он соседа, — принеси мне головешку от костра.
— А зачем тебе?
— Потом расскажу.
Выполнив все необходимые приготовления и вооружившись свежими, с пылу, с жару Убедительными Доказательствами, Ркух решительно шагнул в пещеру.
— Сегодня я охотился на кабана, и я таки добыл кабана, — начал он свой рассказ.
— Большого? — перебила нетерпеливая Ргах.
— Нет, не очень, — не стал завираться Ркух.
— Ну и где он?
— У меня его отобрал дракон.
— Что ещё за дракон?
— Огромный зверь с чешуёй вместо меха, огромными лапами с когтями и, главное, у него из пасти шёл огонь. Вот, гляди, — и неустрашимый охотник и добытчик продемонстрировал супруге подпаленную бороду.
— А ты сегодня не падал в яму? — вдруг поинтересовалась Ргах.
— Какая яма, какая яма, на, смотри, — возопил Ркух, тыча ей под нос чистые в пределах нормы ногти и пытаясь проделать то же самое с коленками. — Это дракон был.
— Да поняла я, — отмахнулась Ргах, с неохотой расставаясь с заготовленным «Мне это совсем-совсем…». — Надо будет завтра пойти по следам.
— Зачем это?
— Найти. Забрать. Съесть. Кабанчика. Или самого, этого. – Мысль хозяйки очага продвигалась медленно, но верно в заданном направлении.
— А я тебе что, не сказал? Он же улетел. У него ж крылья были.
На следующий день с драконом выпало сражаться Ркуху вместе со Рдахом, постепенно в битву не на жизнь, а на смерть стали втягиваться и другие мужчины племени. Даже здоровяк Ррых не удержался и явился на мужчишник со своим очередным добытым кабаном. И едва не спалил всю компанию, вернувшись домой с остатками ужина.
— Вот всё, что удалось отбить от дракона — пробубнил он, помахивая свиным рылом.
— А чем это от тебя несёт, и чем это ты так брюхо своё набил? – Супруга Ррыха не уступала в подозрительности пресловутой Ргах. Челюсть у Ррыха отвисла, и быть бы беде, когда б не Ркух, решивший помочь добраться до родной пещеры незадачливому трудяге, перебравшему с непривычки осиновой настойки.
— Да вот он и тогда так пасть разинул, а дракон ему туда как полыхнёт! Мы уж заливали, заливали, еле затушили.
— Чем заливали-то?
— Да уж что было, то и лили, — не стал вдаваться в подробности Ркух и поспешно ретировался.
Вскоре очень кстати выяснилось, что синяки, ссадины и рваные шкуры, неизбежное следствие игры в Ногакамень, очень хорошо списываются на злобную бестию. И когда умника Трриха, взявшегося судить игру с Волосатиками и не назначившего верный штрафной, поделом забили дубинами, хоронили его как Первую жертву Великой битвы людей с драконами. А у женской половины пещерного городка появился повод посудачить и похвастаться друг перед дружкой.
— А мой вчерась дрался с драконом с двумя хвостами.
— Да ну?
— Ха, а мой намедни гонял дракона с двумя головами.
— Ух ты.
— А мой вчера выслеживал такого дракона! Сам зелёненький, морда красненькая, лапы синенькие, хвостище вообще перламутровый, а крылья, крылья золотом сияли.
— Ой, красота какая.
Так оно и шло себе. Пока матриархат не кончился. Тут надобность в драконах и отпала. Пришёл мужчина домой:
— А где был, а чего принёс?
— Цыть, дура!
И весь разговор. Ну, там для верности можно было ещё в глаз дать. Патриархат, да…

— Папа, а откуда ты про всё это знаешь?
— В смысле про драконов? Или про матриархат? Видишь ли, сынок…
Звооонооок.
— Ах, чёрт, заговорились. Пылесос включай! Скорее!
— Папка, ты ж пепельницу, пепельницу убери!
— Иду, милая, иду.


Страницы: [1] 2




  Подписка

Количество подписчиков: 121

⇑ Наверх