Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Papyrus» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5 [6] 7  8  9  10 ... 23  24  25

Статья написана 24 сентября 2016 г. 10:09

Зарубежной фантастики на белорусском языке было издано всего ничего, о чём я и писал в предыдущих своих обзорах. Не то чтобы сегодня ситуация кардинально поменялась, но кое-что всё же вселяет некоторую надежду на подвижки к лучшему.

В издательстве Игоря Логвинова (которое сейчас вынужденно базируется в Вильнюсе) в 2015 году вышел перевод первого романа знаменитого цикла Адама Дугласа в переводе Павла Костюкевича – «Аўтаспынам па Галактыцы». До этого в его переводе в этом издательстве выходил роман Курта Воннегута — «Бойня № 5, або Крыжовы паход дзетак». Павел Костюкевич известен в Беларуси не только как переводчик, но и как писатель – в 2012 году он стал первым лауреатом премии имени Ежи Гедройца за книгу «Зборная РБ па негалоўных відах спорту». Я же особо отрекомендую ознакомиться с его «Блогом Всеслава Чародея» — тексты доступны в сети, а в 2013 году издавались и отдельной книжицей. В этом году вышла его новая книга — «План Бабарозы».

В прошлом обзоре я представил книгу Алексея Шеина, ставшую, пожалуй, что и вправду первой книгой написанной на белорусском в жанре фэнтези – в его каноническом виде, заданном Д. Р. Р. Толкиеном и К. С. Льюисом. Роман «Сем камянёў» вышел в прошлом году в издательстве «Пазітыў—цэнтр». А в этом году в этом издательстве вышел уже и роман самого Клайва Льюиса «Пляменнік чараўніка» (первый из цикла «Хроники Нарнии» — анонсировано издание и последующих книг цикла) в переводе Надежды Ким. И вышел не без участия Алексея Шеина – в книге он обозначен как один из основателей серии «Добрая кніга». Что же, действительно, первая книга серии вполне соответствует названию серии (в беларускай мове слово “добры” означает и «добрый» и «хороший»). В 2015 году уже издательство «Галіяфы» порадовало нас ещё одной книгой К. С. Льюиса — «Лісты Круцяля» в переводе Франца Корзуна.

Ну что же, уже кое-что.

А сейчас «Галіяфы» готовят к изданию книгу Льюиса Кэррола — «Скрозь люстэрка і што ўбачыла там Аліса» в переводе Веры Бурлак, известной также под псевдонимом Джэці. Этот перевод публиковался ранее в журнале «ARCHE» и был отмечен премией журнала переводной литературы «ПрайдзіСвет». (Вера Бурлак опять же – занимается не только переводами, она – литературовед, автор книг поэзии и прозы, автор и исполнитель песен.) Иллюстрировала издание замечательная белорусская художница Катерина Дубовик (к слову — вот что есть, то есть – книжная иллюстрация в Беларуси на высоте, очень много настоящих талантов, работающих на этой делянке), получившая недавно премию имени Тётки за лучшее оформление детской книги (сборник сказок Надеи Ясминской «Сем ружаў», 2015). В книге будет больше ста рисунков. Сейчас на краудфандинг-сайте Улей идёт сбор средств на её издание. За относительно небольшую денежку можно будет получить книгу с автографами переводчика и художника, и что не менее важно – моральное удовлетворение от своей причастности к хорошему начинанию:

http://ulej.by/project?id=79352

И ещё в тему о переводах. В этом году вышел первый роман Людмилы Рублевской из цикла о Прантише Вырвиче в переводе с белорусского на русский – «Авантюры Прантиша Вырвича, школяра и шпика». Уж не знаю, почему этот цикл не заинтересовал какое-либо из «больших» московских издательств — книга издана в Минске небольшим тиражом малоизвестным ИП А. Янушкевичем (может быть – пока малоизвестным?), и стало быть желающие могут теперь прочитать этот на роман на русском.


Статья написана 22 апреля 2016 г. 13:34

Давненько я не брал в руки шашек ничего не писал о белорусской фантастике.

Завершив работу над сводными обзорами, я всё же обещался поглядывать, что тут на нашей поляне интересного происходит, и информировать общественность.

Кое-что таки происходит. К сожалению, обстоятельно обо всём поведать у меня не получится, поэтому пройдусь выборочно да набросаю ссылок для желающих узнать обо всём подробнее.

Прежде всего обращу ваше внимание на три дебютных романа молодых (рука так и тянется написать – молодых и талантливых) белорусских авторов.

Виталий Радченко «Авессалом. Начало»

Это первый современный приключенческо-мистический роман, действие которого происходит в Беларуси. Так, ни много ни мало, Виталий Радченко представляет свой дебютный роман. Автор свято в этом уверен, потому как он заходил в книжный магазин (а может даже и не в один) и ничего подобного не обнаружил. Пользоваться поиском в Интернете его, видимо, никто не обучил. Бывает. Я уж не буду перечислять все подобные романы, ограничусь упоминанием дилогии Эндрю Олвика – вот уж где приключений и мистики хоть отбавляй.

Аннотация, несмотря на место действия, меня, честно сказать, не впечатлила. Обычный менеджер с необычным именем Авессалом оказывается втянутым в борьбу, которую ведут на протяжении нескольких тысячелетий Бессмертные Высшие Существа, пришедшие из другого, наполненного магией мира. При этом в этом простом менеджере – оказывается – дремлет великая Сила… Буду рад ошибиться, но боюсь, что этот ручеёк ничего нового в море подобной литературы не добавляет.

Тем не менее, выделить роман Виталия Радченко следует. Потому как это действительно первый опыт издания фантастической книги белорусского автора посредством краудфандинга. Судя по всему, успеху данной затеи немало поспособствовало то, что Виталий Радченко ко всему прочему ещё и достаточно известный в Беларуси музыкант, певец и композитор.

А может белорусы просто такой добрый и отзывчивый народ. Сейчас на этом же краудфандинг-сайте http://ulej.by/ довольно успешно идёт кампания по сбору средств на издание ещё одного фантастического шедевра: Александра Рыжкова Демон Чёрного алмаза» — мистически-фэнтезийный роман, повествующий историю древнего артефакта, неожиданно выплывшего из глубин... веков... миров... и тьмы... Ну что тут можно сказать — кому-то это, получается, нужно.

Аляксей Шеін «Сем камянёў» (Алексей Шеин «Семь камней»)

В отличие от своего коллеги Алексей Шеин куда более точен в формулировках: «Я б наважыўся сказаць, што ў гэтым жанры – класічнага ці прыгодніцкага фэнтэзі – гэта першая кніга па-беларуску.», «Гэта першая ў беларускай літаратуры кніга ў жанры высокага фэнтэзі, клясыкай якога ёсьць «Хронікі Нарніі» Клайва Льюіса і «Ўладар пярсьцёнкаў» Джона Толкіена.»

А пожалуй что и так. Если в таком классическом — «как у Толкиена» — понимании, то так и есть.

В историко-приключенческих книгах Людмилы Рублевской встречаются волшебные артефакты и иные проявления магии, что позволяет отнести их к фэнтези (особо отмечу её цикл романов о Прантише Вырвиче), но в заданный канон они не вписываются. «Сад замкнёных гор» Сержа Минскевича – текст достаточно экспериментальный, а его повесть «Усьмешка Жалобнай Каралевы, альбо таямніца Магнітнага замка» я бы скорее отнёс к литературной сказке, предназначенной для юных читателей. Повесть «Ян Ялмужна» её автор, Антон Франтишек Брыль, также относит к жанру сказки – но это уже скорее сказка для взрослых (кстати – всячески рекомендую).

Так что согласимся: «Семь камней» — первый роман-фэнтези на белорусском языке, скроенный по лекалам классического приключенческого фэнтези. Главный герой попадает в удивительную страну Эферию, где спасает свою подругу а заодно раскрывает скрытую в веках загадку волшебных кристаллов и освобождает землю от гнёта злого самозванца. Даже наставление Анджея Сапковского — Без карты ни на шаг – безупречно выполнено:

Карта Эферии

Андрэй Лазар «Таварыства кнігалюбаў» (Андрей Лазарь «Общество книголюбов»)

«Таварыства кнігалюбаў» — первая книга писателя Андрея Лазаря, победившая на литературном конкурсе «Первая глава», который проводит издательство « Регистр» для начинающих авторов.

Вот как анонсируется его роман на сайте издательства: роман-ребус, в котором сплелось многое: детективный сюжет, таинственные герои, глубина подтекстов. Читатель словно исследователь, шаг за шагом, идёт извилистой тропой сюжета, встречая на ней много интересного. Литература о литературе – это невероятно захватывающе. Главный герой романа, найдя таинственную папку с текстами, становится участником сложной афёры, организованной тайным обществом книголюбов с целью получить власть над разумами людей.

Как по мне – достаточно оригинально и интригующе (хотя что-то похожее было в романе “Библиотекарь” Михаила Елизарова). Отмечу, что и в издание и в презентацию книги вложено немало выдумки. Она продаётся в серой папке, в которую вложены собственно книга и ещё какие-то бумаги – смысл которых раскрывается по ходу чтения романа.

По поводу всех трёх дебютов отмечу весьма активную и изобретательную рекламу в Интернете и не только в Интернете.

Это и многочисленные интервью, и анонсы и презентации, и буктрейлеры и многое другое.

http://knigalub.by/ — сайт по книге «Таварыства кнігалюбаў»

http://shein.by/ — авторский сайт Алексея Шеина

https://vk.com/avessalom.nachalo — группа Вконтакте по роману Авессалом. Начало

О выходе книги Язэп Драздовіч. Праз церні да зорак посвящённой многогранному творчеству Язэпа Драздовича уже писали у нас на форуме. Это конечно большое событие, которое не отметить просто нельзя. В книгу вошли воспоминания и статьи про известного белорусского художника, писателя и этнографа, стихи-посвящения белорусских поэтов, а завершают книгу литературные тексты и дневники Язепа Дроздовича, факсимильное издание его книги «Нябесныя бегі» и репродукции его картин.

А вот первое издание перевода на русский язык повести Вацлава Ластовского «Лабиринты», которую можно назвать исходной точкой белорусской фантастики, заметным событием не стало, осталось практически незамеченным. Повесть опубликована в сборнике «Ладья сокровищ». В книге представлены произведения белорусских писателей ХІХ – начала ХХ века, составитель и переводчик — доктор филологических наук, профессор Иван Саверченко.

Упомяну ещё выход сборника патриарха белорусской фантастики Владимира Шитика «Сляды вядуць на Зямлю». Последний раз сборники его фантастики издавались в Беларуси ещё при жизни автора.


Статья написана 31 мая 2015 г. 20:33

Вводил я в базу сайта антологию мистики в переводах на белорусский «Вусцішны пакой». Изрядно так времени пришлось на это убить – сверить наличие в базе переводчиков, авторов, рассказов – добавить, дополнить, поправить. Не сходу вычислил, что Диккенсовский рассказ «Гісторыя пра гоблінаў, якія скралі далакопа» это «Рассказ о том, как подземные духи похитили пономаря». Вообще-то это фрагмент романа «Посмертные записки Пиквикского Клуба», который, впрочем, представляет собой вполне самодостаточную и сюжетно завершённую историю и нередко включается в сборники и антологии.

Как-то уже по названию подумалось, что перевод Антона Франтишка Брыля на белорусский должен быть более удачным. И вправду – читаю, ну проста «асалода для душы». Расссказ течёт, как ручеёк воды льётся. Вот, попробуйте прочитать этот кусочек. Лучше всего – прочитайте вслух:

У старым манастырскім мястэчку, не дужа далёка адсюль, даўным-даўно – так даўно, што гэтая гісторыя мусіць быць праўдаю, бо нашыя прадзеды безагаворачна ў яе верылі, – быў пры цвінтары вартаўніком і далакопам пэўны Гэбрыэл Граб. Калі чалавек працуе далакопам і напаміны пра смерць акружаюць яго ад рана да рана, з гэтага ніякім чынам не вынікае, што ён мусіць быць маркотным і панурым. Народу, весялейшага ад тутэйшых трунароў, не знойдзеш па цэлым свеце, і сам я калісьці меў гонар сябраваць з плакальшчыкам, які ў вольны час, па-за працаю, быў жартаўнік і забаўнік не горшы ад іншых, майстар і песні бестурботныя гарлаць без перапынку, і добры кубак грогу асушыць адным духам. Але нягледзячы на ўсе прыклады адваротнага, той Гэбрыэл Граб быў сварлівым, няўжыўчывым ды грубым – хмуры й нелюдзімы быў чалавек і не ладзіў ні з кім, апроч сябе самога ды аплеценай лазою пляшкі, якая займала вялікую глыбокую кішэню ягонай камізэлькі; а кожны вясёлы твар, які трапляўся яму на вуліцы, ён сустракаў позіркам настолькі няветлым і зласлівым, што цяжка было не страціць пад ім увесь свой добры настрой.


Для сравнения открыл русский перевод Александры Кривцовой и Евгения Ланна (при участии Густава Шпета). Слушайте – ничего похожего. Читая — запинаешься, спотыкаешься, ну совершенно не тот эффект. Попробуйте сами:

В одном старом монастырском городе, здесь, в наших краях, много-много лет назад — так много, что эта история должна быть правдивой, ибо наши прадеды верили ей слепо, — занимал место пономаря и могильщика на кладбище некто Гебриел Граб. Если человек — могильщик и постоянно окружен эмблемами смерти, из этого отнюдь не следует, что он должен быть человеком угрюмым и меланхолическим; наши могильщики — самые веселые люди в мире; а однажды я имел честь подружиться с факельщиком, который в свободное от службы время был самым забавным и шутливым молодцом из всех, кто когда-либо распевал залихватские песни, забывая все на свете, или осушал стакан доброго крепкого вина одним духом. Но, несмотря на эти примеры, доказывающие обратное, Гебриел Граб был сварливым, непокладистым, хмурым человеком — мрачным и замкнутым, который не общался ни с кем, кроме самого себя и старой плетеной фляжки, помещавшейся в большом, глубоком кармане его жилета, и бросал на каждое веселое лицо, попадавшееся ему на пути, такой злобный и сердитый взгляд, что трудно было при встрече с ним не почувствовать себя скверно.

Это же надо, думаю, как Диккенс на белорусскую мову хорошо ложится.


Впрочем, скорее всего тут просто разница в качестве работы переводчиков. Попытался поискать другой перевод на русский — не нашёл, зато наткнулся на такой отзыв Корнея Чуковского о переводе ПЗПК четой Ланн/Кривцова: «хотя каждая строка оригинального текста воспроизведена здесь с математической точностью, но от молодой, искрометной и бурной веселости Диккенса здесь не осталось и следа. Получилась тяжеловесная, нудная книга, которую нет сил дочитать до конца, — то есть самый неточный перевод из всех существующих, а пожалуй, из всех возможных. Вместо того, чтобы переводить смех — смехом, улыбку — улыбкой, Евгений Ланн вкупе с А. В. Кривцовой перевел, как старательный школьник, только слова, фразы, не заботясь о воспроизведении живых интонаций речи, ее эмоциональной окраски».

Тем не менее именно этот перевод издаётся и переиздаётся из года в год. Единственное исключение – в 2000 году вышел заново отредактированный перевод Шпета/Горнфельда (не факт, что он намного лучше).

Похоже тут какая-то беда. Вот есть перевод – его уже десять раз издавали, стало быть и в одиннадцатый сгодится. А насколько перевод хорош – уже никто и не смотрит.


P.S. А Антону Франтишеку — респект. Обязательно надо будет и его повесть-сказку "Ян Ялмужна" прочитать.


Статья написана 12 апреля 2015 г. 14:28

18-19 апреля в Минске состоится "UniСon-2015" — IV фестиваль фантастики, фэнтези, комиксов и компьютерных игр — белорусский аналог знаменитого американского «ComicCon». «UniCon» проводится ежегодно с 2012 года, его цель – сплотить общество неравнодушных к фантастике и комиксам людей.

В программе:

• Панель-интервью с участием специальных гостей конвента (писателей-фантастов, издателей комиксов, создателей космической техники — Владимир Васильев, Алексей Пехов, Сергей Булыга, Евгений Дрозд и др.)

• Выставка при участии разработчиков и издателей (Hobby World, FuryLion, Smart Owl, Bubble и др.)

• 27 фан-стендов фантастических вселенных — каждый со своей развлекательной программой

• Конкурсы: фанвидео, крафта, фотокосплея, фанарта, комиксов

• Косплей-дефиле

• Шоу-программа с участием музыкальных и танцевальных групп (Irdorath, E.M.Band и др.)

• Игровая зона (компьютерные и видеоигры, настольные игры)

• Мастер-классы для творческих людей

• Ярмарка с участием ремесленников, магазинов книг, комиксов и фанстаффа

И многое другое!

Место проведения: Минск, Чижовка-Арена.

Подробная информация на сайте фестиваля и на странице В контакте:

http://unicon.by/

https://vk.com/uniconminsk2015


Статья написана 26 февраля 2015 г. 13:49

Альгерд Бахаревич – на мой взгляд, один из наиболее интересных современных белорусских писателей. Первые его книги показались мне чересчур экспериментальными, впрочем, я лишь просматривал их вскользь, до последнего его романа «Дзеці Аліндаркі» я пока не добрался, а вот предыдущий его роман «Шабаны. Гісторыя аднаго зьнікненьня» произвел на меня сильное впечатление. Книга не из тех, что будешь рекомендовать читать всем-всем, но если вас интересует современная литературная проза, советую обратить внимание.

Можно ли роман отнести к фантастике? Как сказать. Скорее нет, чем да. Впрочем, «Черная обезьяна» Захара Прилепина тоже ведь — фантастика ли? Однако «Бронзовую Улитку» за неё Прилепин получил. Так и здесь. Вроде бы описывается вполне заурядное происшествие – ну, пропал человек. Мало ли. Эка невидаль. Однако же всякое таинственное может обернуться Тайной. Во всяком случае — легкий налет шизы в романе «Шабаны» присутствует (без обид – термин шизореализм давно введён в обиход минскими бум-бам-литовцами).

Мне не известны и не понятны причины, которые препятствуют изданию произведений Бахаревича на русском языке. (Ни одна его книга до сих пор не издана на русском.) То ли сам автор не особо к этому стремится, то ли российские издатели сейчас настолько далеки от интереса к литературам окраин бывшей империи. В любом случае для меня это странно и огорчительно. Отсюда и идея – выложить здесь хотя бы одну главку из его романа в переводе на русский. Не то чтобы в расчёте на какие-то последствия. Но хоть что-то как-то где-то. Надеюсь, Альгерд, ежели прознает про самодеятельность одного из своих читателей, не будет сильно ругаться.

Для перевода взял первую главу. Она не вполне показательна, не просто одна из. Она в романе — как вводная, как разминка перед матчем, как проигрыш перед началом выступления оркестра – из которого, впрочем, можно уже сделать кой-какие предположения по поводу предстоящего концерта. В ней пока ещё только про Шабаны, история одного исчезновения – это потом, в последующих главах. Но с чего же и начинать, если не с начала. Да и сама первая глава получилась очень занимательная и в принципе может даже восприниматься как законченный текст.

Ну, и для справки — Шабаны не вымышленный, а вполне реальный полупромышленный микрорайон, прилепившийся к Минску к юго-востоку от кольцевой, в котором расположены были предприятия, склады, свалка, очистные и всякое такое прочее. О котором ещё и сейчас можно прочитать в объявлениях по продаже недвижимости – Шабаны не предлагать. Сам я, при том что проучился в Минске пять лет, да и сейчас регулярно в Минск наезжаю, в Шабанах был, наверное, раза два. В памяти осталось что-то довольно унылое – промзона и есть промзона. Как оно там сейчас – понятия не имею.

Шабаны. История одного исчезновения

Глава 1

Шабаны вы мои, Шабаны, дайте я вас сейчас поцелую. Это будет особый поцелуй. Так осторожно касаются губами лба покойника, так почтительно утыкаются в уголок флага. Так христосуются при встрече малознакомые между собой люди.

Это теперь в Шабанах расположены все эти пирамиды, это теперь здесь торчит самая высокая в Восточной Европе мечеть и это теперь здесь самая глубокая станция подземки; это теперь сюда, в культурный центр «Noаh’s Ballast» приезжают самые сытые художники со всего мира; это сейчас здесь цветут самые красные маки, которые, говорят, больше всего любят расти на костях безымянных героев; это здесь размещается Зеленый дом, штаб-квартира Партии экофашистов; и это здесь построен самый дорогой в Европе Массажный центр с самой горячей (и самой скользкой) сауной. Это теперь здесь расположены посольства России, Никарагуа, Египта, Ичкерии, Вьетнама, Республики Вольный Новгород, Руанды и Независимого Острова Зюльт. Теперь здесь селятся не потому, что это место выбрало тебя, а потому, что ты по старой пляжной привычке отыскал в раскаленном городе уголок, где можно воткнуть зонтик, порезать на куски арбуз и ни о чем не думать. Это теперь. А тогда посреди Шабанов пьяным бульдозеристом был вырыт огромный, неглубокий, платоновский котлован, словно прорубь, выдолбленная в окружающей смеси бетона и льда. Вода в котловане была желтая, как в кружке для кистей. От котлована шёл пар. Каждую осень и каждую весну в котловане кто-то тонул. Тонули местные, тонули чужаки, тонули дети, тонули взрослые. Тонули даже водолазы, хотя их никто об этом не просил. «Сал! Бен! — Звали утопленники на своём яфетическом наречии, — Йон! Рош!», но классовая сущность не спасала, никто не решался близко подходить к котловану, поскольку начинался он совсем не там, где кончался его берег. Хрен его знает, где он начинался, этот котлован. Если утопленники всплывали, то их никто не вылавливал. Школьники обстреливали утопленников замерзшими комками песка, величайшим шиком считалось устроить обстрел так, чтобы утопший в конце концов перевернулся на спину. Утопленники уклонялись, как могли, но глазомер и точность стрелков улучшались с каждым годом, как и их оценки по геометрии и черчению. «Сал!» — и комок попадал в ухо. «Бен!» — в сторону. «Йон!» — с визгом, как пуля в грудь. «Рошшш...» Утопленники вздыхали и шли на дно, уже навсегда. На свете нет существа более жестокого, чем невинное дитя, у которого еще не выросла мораль. Которое сначала делает, а потом думает. Думает, что бы такого еще испоганить. Как раз посередине котлована из воды торчало нечто, похожее на православный крест, за этот предмет часто цеплялись утопленники, когда всплывали на поверхность, пока меткие броски не заставляли их наконец отшвартоваться.




Страницы:  1  2  3  4  5 [6] 7  8  9  10 ... 23  24  25




  Подписка

Количество подписчиков: 121

⇑ Наверх