Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «kerigma» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

"мы работаем!", Russell D. Jones, WWII, XXII век, art, finnegans wake, management, quote, Византия, Зузак, Клейст, Крестовые походы, Средневековье, Ходасевич, Хэйан, абгарян, аберкромби, абэ, августин, аверинцев, адамс, айтматов, акимов, аксельруд, акутагава, алданов, амаду, андерсен, андреев, античность, антология, апулей, арреола, бажанов, байяр, бакман, бальзак, барлам, барнс, барт, бекфорд, белоиван, березин, берроуз, бестер, бирс, блиш, блок, боккаччо, борхес, боэций, браун фредерик, брэдбери, брюсов, буджолд, булгаков, булычев, быков, бэгли, бэкон, бёлль, в сторону, вагинов, ван зайчик, варгас льоса, васильев, вергилий, веркин, византия, виноградов, во, водолазкин, войнович, войскунский, волобуев, воннегут, вудхауз, газданов, галина, гаррисон, гаспаров, гатри, гашек, гейман, гелескул, герберт, геродот, гессе, гете, гибсон, гир, глуховский, гоголь, голсуорси, гомер, гончаров, гордер, горький, гофман, грасс, грегорио, гриммельсгаузен, грин, гроссман, грэм-грин, гуарески, гумилев, гурова, д'аннуцио, данте, даррелл, дашевская, де ренье, дефо, джеймс, джойс, дзуйхицу, дик, дикинсон, диккенс, достоевский, драгунский, драйзер, дрейсон, дрюон, дю морье, дяченко, елиферова, ермолов, жзл, жид, житинский, заболоцкий, замятин, зингер, зюскинд, ибатуллин, иванов, иванов алексей, иванов сергей, ирвин, исаяма, исигуро, испанская поэзия, йегги, камша, канторович, карамзин, кард, кафка, кеведо, кей, киз, кинг, кино, кларк, клейст, коваль, коллинз, комиксы, коростелева, короткевич, коучинг, крапивин, кристоф, кроче, крусанов, кузмин, кузнецов, культура повседневности, кунц, кутзее, кучерская, кьеркегор, кюстин, лавкрафт, лазарчук, ларионова, ле гуин, лем, лермонтов, линдгрен, линч, лн-толстой, лонгиер, лондон, лукин, лукодьянов, лукьяненко, льюис, лю цысинь, м-фрай, маар, майн рид, макдона, маккалоу, маккарти, манга, мандельштам, маргарита наваррская, маркес, мартин, медведевич, мелвилл, мериме, мещеряков, моногатари, моносова, мопассан, морган, моррис, моэрс, муратов, муркок, мурлева, мусерович, мьевиль, мэлори, н-толстой, набоков, научпоп, несбё, никки каллен, ницше, норфолк, овидий, олди, олеша, онойко, орлов, осояну, остапенко, остен, паволга, пайпс, памук, панов, пастуро, паустовский, пауэрс, пеннак, переводы, перес-реверте, перловский, перуц, петрович, петроний, петросян, петрушевская, пехов, пикуль, пирс, пискорский, платон, плутарх, по, попова, право, пратчетт, превер, прево, пристли, прокопий кесарийский, пропп, пруст, пселл, пулман, путеводитель, пушкин, рафф, ремарк, рижский, розендорфер, романовская, рот, роулинг, рубина, рубрика "утренний боянчег", русская история до XX в., рушди, рыбаков, с-фрай, саги, саллюстий, салтыков-щедрин, сальников, сапковский, сарамаго, светоний, семенов, сервантес, сеттерфилд, сижи, симмонс, сказки, скотт, слоны, соловьев-л, сорокин, спиноза, средневековье, старобинец, стейнбек, стерн, стивенсон, стихи, страуд, стругацкие, сунь цзы, т-манн, талеб, тартт, тацит, теология, типпельскирх, толкин, трускиновская, турнье, тутуола, тэффи, уайлдер, уайнбергер, угрешич, уиндэм, уитмен, улицкая, уна харт, уоррен, уорт, успенский, уэллс, фантлабораторная работа, фейнман, фейхтвангер, флобер, флэгг, фолкнер, фонвизин, франзен, фромм, функе, ффорде, хаецкая, хайнлайн, хаксли, харман, хейли, херн, хименес, хобб, ходасевич, хокинг, хорнби, хёйзинга, цезарь, чапек, чаянов, челлини, честертон, чосер, шварц, шейбон, шекли, шекспир, шелли, шестов, шеффер, шиллер, шмараков, шопенгауэр, шпренгер & инститорис, э-успенский, эко, элитис, энквист, эрдман, этвуд, юзефович, юрьев, ялом, ян
либо поиск по названию статьи или автору: 


Статья написана 4 февраля 2014 г. 23:10

сабж

Кажется, я начинаю понимать, откуда Гейман почерпнул свой "мусорный" стиль с обилием ненужных бытовых деталей, причем характеризующих именно американскую — не скажу, культуру, скорее, быт. Из Воннегута, во всяком случае, этот роман является образчиком такой стилистики за почти полным отсутствием интересного сюжета.

Сложно сказать, что в нем хорошо, потому что за что ни возьмись, то либо плохо, либо так себе. Складывается впечатление, что Воннегут вначале еще не слишком хорошо представлял себе, что он, собственно, хочет написать — социальную антиутопичную драму в духе 1984 и Brave new world или же что-нибудь другое, более плавное и спокойное. В итоге у него вышло, откровенно говоря, ни то, ни се. Для антиутопии в его воображаемом мире победившей машинерии, где в каждом доме рядового работяги по 40-дюймовому телевизору и стиральной машине слишком хорошо и спокойно. Автор тщетно пытается уверить нас, что безымянные герои, попавшие исподволь под власть бездушных машин, мучаются и страдают. Я как человек, у которого с утра из стыка отопительных труб внезапно хлынул кипяток, могу технический прогресс в плане быта только приветствовать, да и вряд ли кто тут со мной поспорит. В общем, как идея для антиутопии идея удавшегося технического прогресса и мира, в котором правят инженеры и изобретатели, пожалуй, наиболее симпатичная. Ранжирование людей проводится машинами по их персональному индексу — нечто вроде IQ — и если ты неспособный к наукам дурак, путь наверх тебе, понятно, закрыт. Кто скучал десять лет в средней школе, ожидая, пока самую простую вещь пытаются вбить в самого ленивого двоечника, тот меня поддержит, не такая уж это и плохая идея.

К тому же в основе романа лежит на самом деле мысль страшно милая в своей наивности — вера в организаторскую силу человеческого разума. Вот прямо со времен промышленной революции построили такой стабильный идеальный мир, напичканный машинерией, с ранговой системой и предопределением, и никаких проблем, ни внешних, ни внутренних, и практически никаких маргиналов в нем нет. Увы, даже в самых жестких закоснелых системах куда больше жизни и разнообразия, и чем в том, что попытался двумя штрихами изобразить Воннегут. Не достоверно, а потому и не страшно, и не интересно. Этакая очень растянутая борьба с мельницами, с которыми и бороться-то на самом деле не стоит. В итоге вместо трагедии получилось скучное и тоскливое жизнеописание мужчины в ярко выраженном кризисе среднего возраста, когда жена и работа больше не занимают, а ничего стоящего-то не сделано. Ну а коль скоро в утопичном мире не находишь ничего трагичного, то в пресловутой локальной революции, которая больше напоминает буйство фанатов после удачного футбольного матча (побитые витрины и уличные автоматы) тоже нет ничего впечатляющего, напротив, хочется отойти подальше. Искусственное жесткое социальное расслоение выглядит еще менее достоверно, учитывая, что во главе всей этой сложной иерархической пирамиды стоит человек, который по законам этого социума, видимо, должен был бы подметать трамвайные пути. Но он ловко обошел, а бедные наши герои ломятся в открытую дверь.

Так и не поняла, к чему эти скучные и совершенно бестолковые вставки с шахом и футбольной командой колледжа. Шахом нас терроризируют всю дорогу, видимо, чтобы в итоге показать, как он спит на улице. Зачем футбольная команда, вовсе не поняла.

Короче, если уж и классически антиутопии не вызывают у меня особого энтузиазма, то это и вовсе тоска.


Статья написана 22 января 2013 г. 22:17

сабж

Давно не читала таких технически необычных романов. Впрочем, до сих пор вообще единственное, что я читала у Воннегута, были "Сирены Титана", но это было так давно, что я помню только, что это был какой-то очень веселый гон, в духе "Ленин-гриб".

"Бойня" — по сути своей, тоже гон, и местами даже веселый. Но только местами. Потому что сама тема, затронутая автором — если узко, то воздушный налет на Дрезден в марте 45, если широко, то тема войны и ее жертв — сама по себе предполагает определенный уровень серьезности. Автор сделал все возможное, чтобы избежать традиционного для такой темы пафоса и нравоучительности, и это ему, как ни странно, удалось. В предисловии, которое вполне органично представляет себе часть романа, говорится, что автор написал антивоенную книгу. Так вот, это самая странная антивоенная книга из всех, что я когда-либо читала.

Автор обходит тему войны как бы со стороны, чтобы не сказать — с тыла. Его главный герой — и не герой вовсе, а скорее, типичный антигерой. Некто Билли Пилигрим, за всю недолгую военную карьеру не просто не совершивший ничего, стоящего упоминания, но еще и умудрившийся пройти по какому-то очень узкому краю военных событий, практически не задев собственно боевых действий. Война, которую Билли застал, предстала с самой неприглядной и негероической стороны: сначала плен и лагерь для пленных, потом жуткий налет на Дрезден, в котором погибло множество, наверняка, куда более достойных людей, а Билли выжил. Не то чтобы это ставилось ему в укор, конечно — но все же остается некоторое ощущение странности поступков судьбы.

Хотя с Билли в итоге все вышло очень непросто. Вроде бы как он легко отделался и относительно спокойно прожил следующие двадцать лет, а потом его украли инопланетяне. Вы не ослышались. Украли инопланетяне с планеты с непроизносимым названием и показывали некоторое время в инопланетянском зоопарке. От них-то Билли о почерпнул тайные знания, которые уже давно известны индуистской философии, если не вру, о том, что время — штука нелинейная, и все мгновения времени существуют и всегда существовали одновременно, а потому каждый миг предопределен и неизменен. Билли мало рассказывает про войну, но мы все равно узнаем о ней достаточно, и много рассказывает про планету Тральфамадор, но этого все равно недостаточно. В итоге получается очень странный текст, насколько странным может быть сочетание подобных несочетаемых тем. И при этом он не вызывает ни малейшей неприязни. Это не страшно, не неприятно, местами даже забавно (во всяком случае, написано и переведено просто отлично), и необычайно интересно. Я не знаю, как еще это описать.





  Подписка

Количество подписчиков: 153

⇑ Наверх