Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Warlock9000» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Статья написана 22 апреля 2011 г. 00:34

Знаете, читая «Первый закон» возникло ощущение, что Аберкромби очень любит телесериалы, или по крайней мере знает, как к ним относится большинство поклонников. Вот вспомнить, к примеру, «Звездный путь» или понравившийся многим «Светлячок» — в них фактически никакого значения не имеет, чем будут заниматься герои в следующей серии. Людям важно чтобы в этих сериях полюбившиеся просто были. Так и с романами Аберкромби — уже после первой книги главный интерес вызывали именно герои, а уж потом — все остальное. Вот и к третьему тому я подходил с абсолютной уверенностью, что роман произведет великолепное впечатление. Не прогадал...

Если говорить о фэнтезийной составляющей романа, то Джо не привнес в жанр почти ничего оригинального. Все это мы видели раньше, или по меньшей мере что-то похожее. Сюжетная составляющая тоже не слишком выразительна. Она интересна, бесспорно, но все же битвы в фэнтезийных мирах уже осточертели точно также как и самому Логену. Но в плюс можно записать шикарно придуманные и мастерски выписанные интриги. Автор все сделал красиво и предельно понятно. Не надо быть гением, чтобы в итоге разобраться кто кого обманул, и кто кого использовал. Мирок тоже скудноват. Есть Север, есть Союз и его столица, и есть еще Империя. Все с друг с другом воюют. Все.

Но все это меркнет и становится читателю глубоко до лампочки, когда на каждой странице он видит любимых героев! Один ярче другого! Мерзавец на мерзавце, подонок на подонке, но в каждом из них есть что-то впечатляющее, заставляющее переживать за них и вместе с ними. Аберкромби создал очень сложную ситуацию для всех своих героев. Никто из них не может сделать однозначного выбора, все мечутся в поисках правильного решения, и каждый со своей проблемой. Логен пытается покончить с прошлым, и казалось бы читателю — ну покончи, что тут сложного. В итоге открывается такое, что уже остро осознаешь — куда уж там, с таким красочным прошлым разве что в грязь. Джезаль, которому на голову свалилось ни что иное, как королевская корона. Первая мысль: «Ну вот он наверняка и проявит себя как настоящий мужик». Угу, держи карман шире. Самые шикарные эмоции вызывал несомненно Глокта. Вот за него я не переживал совсем, в плане увечий, конечно же. За его судьбой следишь только с мыслью, что хуже быть уже не может. Ан нет, может. Остальные герои, такие как Вест, Ферро, Ищейка и другие уже во втором томе выдвинулись на первый план. В третьем они стоят уже в одном ряду вместе с Логеном, Джезалем и Глоктой. А иной раз за их судьбы переживаешь и сильнее.

В итоге у Аберкромби получилось, что супротив трех основных героев первого тома, в третьем, таких же ярких, стало больше десятка, если не больше двух. Но и кроме героев у трилогии «Первого закона» есть еще один огромный плюс (а может и минус) — это беспредельная жестокая честность. Роман «Падение святого города» Бэккера, финал которого это похоронный марш вере в добрые чувства человека, выглядит вполне умеренно жестоким, по сравнению с «Доводом королей», который не оставляет никаких надежд никому, кроме пожалуй Ферро, которая в итоге так и осталась себе на уме. Из всей серии «Черная фэнтези» «Последний довод королей» оказался самым беспощадным к читателю. И теперь если кто из знакомых попросит ознакомить с жанром «Dark» — смело выдавайте читать три тома Аберкромби, в частности последний.

Итог: откровений ждать не стоит, но и разочарований не будет. Роман шикарен, но к нему следует быть готовым. Все люди лгут, прошлое всегда настигает, и никто не получает того, чего заслуживает.


Статья написана 4 апреля 2011 г. 15:36

В далеком 1992-м году был впервые издан "Король Просторов", роман знакомящий любителей фантастики с миром Шерни, пожалуй одним из самых необычных когда-либо созданных фэнтезийных миров. После этого автор написал еще пять романов из этого цикла, и более всего похожим на первого "Короля..." стал последний — "Щит Шерни", или "Страж неприступных гор", под каким название книга вышла на русском.

"Страж" завершает самую длинную историю, которая нитью тянется через весь цикл — историю Ридареты Риолаты, дочери короля пиратов Раписа, умершую и вновь воскресшую благодаря темному Гееркото — Рубину Дочери Молний. История этой девушки на проятжении всего цикла кажется похождениями обычной психопатки, которая творит что хочет, имея в свое распоряжении преданную команду пиратов, состав которой по шкале беспредела не сильно отстает от своей капитанши. Следя за жизнью Ридареты регулярно хочется ее жалеть, но также регулярно хочется собственоручно свернуть ей шею. Крес блестяще балансирует на грани жалости и одновременно отвращения к героине, мнение о Ридарете во время чтения "Стража" менялось неимоверное множество раз. Чем-то это напомнило о Каренире, которая вызвала похожие чувства, но та была в своем уме, а Ридарете постоянно приходится бороться со своим вторым я — Риолатой, которая является просто вещью, темным Предметом, заставляющем несчастную Риди испытывать на себе регулярные, ужасающие пытки, дабы держать в узде сущность темного Предмета.

Вообще надо сказать, что пытаться пересказать сюжет в романах Креса всегда довольно затруднительно. В его книгах всегда происходит много событий, связанных друг с другом, но не имеющим по сути никакой цели. Понятно к чему ведет автор становится ясно как минимум после середины романа. Исключением не стал и "Страж" — примерно после половины книги понятно, что к чему, и как все должно закончится. И тем не менее Крес умудряется в финале что называется "выдать". Сюжетные линии, которые ты уже давно похоронил вдруг становятся центральными, переживания за героев достигает апогея.

К слову о героях. Мир Шерни уникален, но и уникален каждый персонаж созданный Кресом. Собственно в данной книге большинство персонажей, если вообще не все, нам уже давно знакомы. Посланник Готах со своей женой Кесой, мудрый старик, который познал сущность мир, но только под закат своей жизни пытается познать главное в этом мире — сущность человека. Раладан, пират, прямолинейный и суровый, безмерно любивший жену и приемную дочь, но никак не способный понять где его место. Королева Эзена — богатейшая правительница королевства, у которой есть все, но такая одинокая. И конечно Ридарета — самый яркий и самый несчастный персонаж романа, если вообще не всего цикла. Пожалуй настолько ужасной судьбы трудно вспомнить вообще из всего фэнтези, что я читал, но Крес создав эту девушку всегда дает читателю надежду, что для нее не все потеряно и возможность быть счастливой у нее еще есть. Отдельно стоит упомянуть о команде Ридареты — "Гнилом трупе". В прошлых романах она представлялась лишь как сборище сумасшедших помощников-головорезов, но здесь автор представил их и в другом свете. Несмотря на все мерзости и злодейства, на которые способна команда, они остаются безмерно преданными своей капитанше, и это чувство в них достойно восхищения, несмотря ни на что.

Наипсав интересный сюжет, создав мир и прописав героев, Крес успевает и вдоволь пофилософствовать. Уже "Брошенном королевстве" было много размышлений на серьезные темы. В "Страже" этих размышлений еще больше, причем размышляют все кому не лень. И в целом Крес задает совершенно правильные вопросы, которые актуальны не только в мире Шерни, но и в нашем — что есть добро, а что — зло, отношения сильных мира сего к слабым и прочие подобные. Ответов на эти вопросы автор не дает, но предлагает по крайней мере локальные решения какими можно улучшить мир и сделать его добрее.

Итог: начиная читать роман было печально думать, что он последний в цикла. Еще более жалко было думать, что он кончится ничем и финала так и не узнаешь. К счастью Крес полностью завершил сюжет "Стража", так что в итоге читатель себя обманутым чувствовать не будет. До "Громбелардской легенды" роман не дотягивает, но также достоин как "Королева войны" и "Брошенное королевство". Поклонникам автора решительно рекомедную. А пока остаются местами теплые, местами мрачные, но все-таки завораживающие воспоминания о приключениях и героях Шерера. И надежда на то, что Феликс Крес когда-нибудь решит-таки завершить свой необычный цикл.


Статья написана 22 декабря 2010 г. 20:20

Признаться честно, в свое время взялся за "Анклавы" по одной простой причине — очень понравилось название. Что-то в нем чувствуется масштабное, мощное и главенствующее. В общем, так или иначе, именно название цикла заставило меня купить первые три романа в одной книге, но тогда я даже не подозревал какие разные и сильные эмоции принесет мне знакомство с творчеством Вадима Панова.

Сейчас, заглядывая в недалекое прошлое, я даже не могу толком сказать, что же собственно так захватило меня с начала чтения цикла. Пожалуй в нем от начала и до конца есть все составляющие добротной литературы. Это интереснейший и ураганный сюжет, ни на минуту не дающий отвлечься на протяжении всего цикла. Это огромный, фантастический, и в то же время такой реальный мир будущего. И, разумеется, это потрясающие, живые персонажи, которые просто не могут оставить равнодушным. Причем обилие этих персонажей на квадратный метр пленки...то есть бумаги, не оставляет сомнений, что любимчика вы себе все же выберете. Возможно из ряда плюсов выбиватеся стиль автора. Да, Панов не Эко, не Симмонс, и не Пушкин. Зато читается легко и в сон совсем не клонит, а некоторые цитаты героев можно просто в камне высекать.

Начинается все вроде довольно просто. Есть Анклавы. Да, государства позволили корпорациям стать сильнее их самих в экономическом плане, и появилилсь такие островки независимости во многих странах, управляемые корпорациями и называемые анклавами, со своими законами и жизнью. Есть много героев, и все невероятно разноплановые. Пожалуй почти во всем цикле каждый герой представляет отдельную, интереснейшую личность. У каждого героя своя судьба и каждый идет своим путем. Но рано или поздно оказывается втянут, иногда и против воли, в игру, которую ведут высшие мира сего. Постепенно вся простота сюжета исчезает когда становится виден масштаб событий. Причем иной раз не спеваешь за ними следить, потому как сюжет писатель задает быстрее некуда.

В отдельности от цикла романы читать практически невозможно. Финал каждого романа является трамплином для начала следующего. Исключение пожалуй составляет только "Костры на алтарях", который начинается от лица незивестных ранее героев. Но постепенно он вгрызается в основной сюжет всего цикла и последующего его события сильно влияют на финал. Каждый из романов построен почти по одинаковому принципу — все линии героев постепенно сходятся и в финале наступает нечто вроде крещендо! Причем весь цикл построен также и от его крещендо (цикла) просто захватывает дух. Вообще схема напомнила фильм "Карты, деньги два ствола"; в конце каждой книги так и хотелось воскликнуть: "На надо же! Они встретились!"...И встречи эти редко заканчиваются в барах с пивом. Скорее в трущобах с береттами.

Герои все просто на заглядение. Редко когда читая разные линии героев доводится с одинаковой радостью встречать каждого из них. В "Анклавах" кто бы ни появлялся на страницах на губах моих всегда появлялась радостная улыбка. Хватает всех; и подонков, и благородных рыцарей, и дураков. Надо отдать Панову должное — среди его егроев есть фактически выходцы фактически из всех слоев общества, что дает право читателю очень даже помечтать. Кто не хотел когда-нибудь владеть и управлять судьбами мира во главе какой-нибудь корпорации? Или быть сверхсекретным и неуловимым шпионом, способным на любые трюки? Или крутым, лучшим в мире хакером? В общем тут как в яндексе — найдется все! Берут герои своими самыми разными качествами. Кауфман, своей холодностью и умением держать все под контролем, Мишенька — невозмутимостью и способностью вести переговоры. Чайка — простотой, добротой и гениальностью. Какой начальник не хотел бы видеть в своих заместителях такого иполнительного помощника как Слоновски? Олово мил, и в то же время не знает жалости, а Грязнов буквально заставляет проникаться к нему симпатией. Ну а такие хлопцы как Бобры — вообще отрада всего цикла. Пожалуй именно они и стали для меня главными любимчиками.

Несмотря на сверхскоростной сюжет и великолепно прописанных героев, автор успевает глубоко затронуть и обдумать множество серьезных вопросов. Один из них — это просто напросто описанное Пановым будущее. Если задуматься, то нам светит именно это. Пусть без анклавов, но человечеству вполне возможно грозит промышленный и энергетический тупик. Сколько прошло лет, а дальше Луны мы так и не улетели. Население планеты растет на дрожжах, а планета все же не резиновая. В итоге нас может ожидать абсолютно такая же свистопляска, что творится в анклавах в книге "Хаосовершество", только головы народ будет отрывать друг другу не за "синдин", а за бензин, спиртное и хлеб. Все это печально и заставляет грустить. И все же Панов тонко намекает — красота и любовь спасет мир. И ему хочется верить.

Итог: бесподобная в своем роде вещь. Сильный и проникновенный цикл. Пожалуй навскидку назвать подобное "Анклавам" ничего и не могу. Но если судить по замыслу в голову приходят "Хранители" Алана Мура и "Падение Гипериона" Дэна Симмонса, там было все настолько же масштабно и ужасно. Я совсем не завистливый человек, но сейчас завидую черной завистью людям, кто еще только ознакомится с "Анклавами".

Браво, Вадим! Благодаря Вам фантастика стала невообразимо богаче!


Статья написана 3 декабря 2010 г. 15:25

Если вы не являетесь преданным поклонником Дэна Симмонса, и не читали ни одну книгу Чарльза Диккенса или Уилки Коллинза, и вообще не знаете кто это такие, то сразу забудьте о романе "Друд", ибо его чтение не принесет вам никакого удовольствия и будет лишь великолепным средством для погружения в сон.

Будучи сам мало знаком с героями книги я решил перед чтением "Друда" все-таки ознакомится с биографиями Диккенса и Коллинза, пусть и кратенькими. Надо сразу отметить, что при довольно большом объеме информации о жизни Диккенса, биография Уилки Коллинза (по крайней мере не копая глубоко) представляет собой лишь совсем немного заметок, в которых в общих чертах говорится, что Коллинз является автором "Женщины в белом" и "Лунного камня", был близким другом Чарльза Диккенса, и в связи с хроническим артритом имел пристрастие к опиуму. Возможно именно поэтому повествование и ведется от лица Коллинза, потому как в итоге Симмонса невозможно упрекнуть в том, что он несправедливо показал образ писателя.

В начале романа писатель Чарльз Диккенс встретившись со своим ближайшим другом Уилки Коллинзом в подробностях рассказывает о Стейплзской железнодорожной катастрофе, в которую попал писатель в 1865-м году. Спасая уцелевших Диккенс знакомится с неким подозрительным субъектом по имени Друд, который тоже находился в поезде, и, как и Диккенс — уцелел. Но диалог происшедший между великим английский автором и Друдом приводит Диккенса в непонятное беспокойство, и писатель решается отправится в трущобы Лондона (Друд сказал, что именно туда держит путь), дабы встретится и поговорить с загадочным пассажиром Стейплхерсзкого поезда. Он просит Коллинза отправится с ним, а тот, несмотря на то, что ни грамма не поверил истории своего знаменитого друга соглашается по причине неспособности отказать "Неподражаемому" писателю Британии.

Поход в трущобы Лондона оказывается для Коллинза полным загадочных событий и после этого его жизнь кардинально меняется, и не в лучшую сторону. В последующие годы Коллинз все больше погружается в пучину таинственных и ужасающих событий связанных с Друдом и Диккенсом, и его жизнь порой видится как настоящий кошмар. Кошмар этот сильно усугубляется употреблением рассказчика лауданума, а в последствии еще и морфия. Коллинз на протяжении всего романа повествует о личной и общественной жизни Диккенса, и своей точки зрения на эту жизнь.

Пожалуй во всем романе отношения Диккенса и Коллинза представляют самый большой интерес. Оба эти героя представлены Симмонсом просто великолепно. Из всех его романов ярче не выглядел никто, соперничество им может составить лишь капитан Крозье из "Террора". Но если Крозье вызывал у читателя восхищение своей решимостью и борьбой с вечной мерзлотой, то Диккенс и Коллинз вызывают скорее неприязнь, граничащую с отвращением. Сперва это может очень сильно отпугнуть от чтения, но со временем автор потрясающе преображает своих английских героев. У Диккенса среди самодовольства, непоколебимой веры в свою правоту и прочих негативных сторон характера на первое место в итоге выходит его литературный гений. Неприязнь читателя к Диккенсу сменяется безмерным восхищением и искренней любовью к человеку, который дарил столько сильных эмоций своими литературными творениями. Во время неминуемой смерти писателя, если вы все же прониклись чтением, слезы выступают также как у близких писателя.

Уилки Коллинз, который на протяжении всего романа представлялся мелочным завистником, "ничтожным коротышкой с большим лбом", да и вообще своими действиями вызывавшим одно лишь отвращение, ближе к финалу может вызвать в читателе лишь одно чувство — жалость. Его по-настоящему, по-человечески жаль. Всю жизнь несчастный, невезучий писатель, вынужденный до конца своих дней оставаться в тени своего гениального лучшего друга, которого он бесконечно любит и безумно ненавидит. Человек, который для всех всегда будет лишь невзрачным другом Великого Чарльза Диккенса. И этот факт вызывает неподдельную печаль и обиду за автора "Лунного камня".

Складывается впечатление, что Дэн Симмонс после "Гипериона" стал писать книги исключительно для себя, а не для читателя. После продолжительного периода "Террор" выстрелил как незаряженное ружье, просто так совпало со вкусами читателей. "Друд" врядли выстрелит, потому как сложноват для чтения и не найдет для себя большой аудитории. Но тем не менее я считаю, что "Друд" шедевр, такой же как "Гиперион" и "Террор", а скорее всего в некоторых аспектах и даже лучше. В нем нет угрозы человечеству, стремлению выжить любой ценой несмотря ни на что и прочих подобных мыслей, занимающий прошлые романы Симмонса, но после чтения ощущаешь такую грусть и печаль, каковой не было еще ни в одном творении американского писателя.

Итог: после прочтения "Друда" вы возможно никогда больше не притронетесь к произведениям трех вышеупомянутых авторов, а возможно побежите искать собрания сочинений Чарльза Диккенса и Уилки Коллинза совместно с их биографией, дабы при последующем прочтении "Друда" понять где Симмонс говорил правду, где приврал, а где откровенно придумал свой сюжет. Но так или иначе тем, кто все-таки осилит восемьсот с лишним страниц, местами до жути нудного повествования, без эмоций остаться точно не придется.





  Подписка

Количество подписчиков: 11

⇑ Наверх