Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «beskarss78» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 121  122  123

Статья написана 6 марта 08:23


Тэги: кино
Статья написана 5 марта 00:57

Иногда смотришь на тексты, созвучные своим критическим статьям, и думаешь — где же тут интрига, напряженность, ну хоть какая-то неожиданность?

Но вот она появляется, автор сумел найти что-то оригинальное в тематике попаданчества, и это хорошо.

Исходное допущение — переселение личности Сталина-1953 в тело Николая II-1900. В последнего российского самодержца кого только не подселяли, однако тут тот самый случай, когда "кадры решают все".

В первую голову — текст этот не столько художественная литература, сколько публицистика. Автор тщательно описывает тогдашние трудности РИ, которые складывались в громадный тормоз на пути её развития — и с громадным удовольствием объясняет пути выхода из тупика. Видно, что его сердце отдано поиску конкретных исторических обстоятельств и каких-то разумных альтернатив. А филигранной работы с персонажами второго плана, серьезной эмоциональной интриги или хотя бы эффектных боевых сцен — тут нет, и быть не может.

Занимается попаданец тем, что умеет: индустриализацией, техническим рывком и, одновременно, снижением политической напряженности в обществе.

Собственно, в этих усилиях автор показывает, как преодолеваются идеологические разногласия между условными "красными" и условными "белыми". Не без элемента социальной фантастики и отдельных белых ниток:) При этом явной, запредельной неадекватности тут не наблюдается. Нет желания соорудить новый пулемет/самолет/крейсер и только с их помощью завоевать весь мир. Напротив, попаданец спокойно меняет у кайзера Царство Польское на несколько десятков заводов. Потому как гоноровый привислинский "чемодан без ручки" ему совершенно не нужен, а единственный шанс быстро создать тяжелую промышленность — это купить её. Потому и Браунинга приглашают из США, и много кого еще, и "дредноут" понемногу проектируется. Но! Грядущая война будет на за мировое господство или там возвращение Аляски, но за своем место в мир-системе. Если получится обойтись без войны — вообще отлично.

Очень хорошо показано, что реформы сверху, достаточно продуманные, осуществляемые в мирное время, предназначенные для рывка страны вперед — все равно штука крайне рискованная.

Действительно интересно следить за двумя сюжетными линиями.

а) Креативные выдумки попаданца.

Синод и другие религиозные учреждения объединены в единую структуру, которую должен возглавлять человек, не принадлежащий ни к одной из церквей. То есть давеча отлучённый Лев Толстой. А в помощь ему определяют юношу, только завязавшего с идеей быть священником, но сохранившего почти фанатичную приверженность благим делам — Ф. Дзержинского.

Регулярно становятся на рога студенты, и университеты превратились в поле откровенного противостояния с властью? Не проблема. Вот, студенты, вам полное самоуправление на территории студгородков — ваши добровольцы оденут полицейскую экипировку и будут обладать полной властью в переделах университетской грады. Разведете малину — значит утратите авторитет. Удержите дисциплину — значит, избавитесь от анархии.

Может встать на рога дворянство? А настоящие ли вы дворяне, интересуется император. И громадное количество знатных фамилий ставится под вопрос. Причем публично, с обещание вскрыть компромат "если что".

Надо что-то делать с селом, которое стало хозяйственным тупиком для миллионов людей? Столыпин, как сторонник разрушения общины — вот он. И в словах его много разумного. Но на пару ему выдвигается организатор сельских кооперативов. Колхозы и "крепкие хозяева на отрубах" — два направления развития, которые еще могут существовать одновременно, для этого ещё есть запас времени и возможностей.

б) попаданец оглядывается на свое прошлое, и понимает, что многих людей можно было не убивать. Невиновных, полезных для страны, просто талантливых. Изрядно ведь таких накопилось. И вполне искренне желает играть куда экономнее в смысле человеческой крови. Потому маховик репрессий не разгоняется. Напротив, даже после попытки путча — г-н Витте не расстреливается, а великие князья не идут в Сибирь, звеня кандалами, и на улицах не появляется эшафотов. Только начинается стройка Беломорканала, которую возглавляет ташкентский ссыльный из семьи Романовых — Николая Константиновича, внука Николая I, возвращают из опалы. Аналогично и часть персонажей белого движения — их находят, приближают. Некоторых большевиков тоже находят — но как с Дзержинским, их применение весьма специфично. Причем про львиное большинство своих соратников по партии самодержец не вспоминает. Почему? Автор показывает, что не самые были полезные люди.

Видно, что с кадрами — все равно проблема.

Наконец, эффектно продемонстрировано, что попаданцу требуется громадная работоспособность. Дел не просто много, а космическое количество, решать надо все. Иначе — покатишься по дорожке в подвал ипатьевского дома.

Итого: повторюсь, это почти не художественная литература. Эта специфическая публицистика и подложка, конспект-базис для будущих романов. Очень напоминает книги А. Колганова — серию "Жернова истории". Чуть меньше — "Маленького Сашу" Д. Орлова. Факты заменяют автору проработку персонажей, а знание сути кризисов (суть кризиса это не даты крахов на бирже) — сюжетные повороты.

Этот одно из ответвления попаданческого жанра — и, рано или поздно, подобные книги станут неким стандартом историчности, или умения подбирать материал не взирая на идеологические клише — для настоящей Литературы.


Статья написана 20 февраля 10:29

Старательная вторичность...

.

сопроводительный текст

.

Европейцы (немцы) захотели снять что-то в духе сериалов "100" или же "Революции" — и скооперировались с Нетфликсом.

В конце 2020-х — тотальное отключение электричества на несколько лет. Разруха. Проходит четыре десятилетия. И вот сейчас в Европе множество общин, племен, организаций, вольных самураев и тоталитарных структур. В наличии несколько молодых людей, которые начинают путь, и супертехнологическая (почти волшебная) штуковина, которую все ищут.

.

Что хорошего/плохого у создателей сериала получилось при таком подходе?

- если вы в лесу живете, своей маленькой общиной, то придут к вам злые люди и пропишут всем люлей. Потому что без гранаты, без багра и пулемета очень сложно жить в системе, где кто сильный тот и прав.

- хорошо, что основные персонажи разделились, и подано три сюжетные линии: юноша, под крылом у трикстера-торговца, девушка, которая попадает в подобие "новоевропейской" армии, и другой юноша, которого прибрали берлинские рабовладельцы-садисты. Дается широкий обзор ситуации.

- видна попытка показать второе дно у части социальных структур и динамику их деградации. Скажем, новоевропейские миротворцы очень быстро превращаются в феодальную армию, и этот переход совпадает с одной из коллизий: есть сын генерала, который поначалу вполне благороден и действует в рамках устава, однако начинает собственную борьбу за власть. При том его отец-генерал, который взрослым человеком застал прошлую эпоху, видит смысл жизни не в политическом господстве, но в восстановлении инфраструктуры, чтобы Германию можно было проехать за час, а потому открыт для компромиссов;

- весьма противоречивыми получились берлинские рабовладельцы-садисты. С одной стороны очень правильно показано, что тотальный грабеж и постройка укрепленной базы помогают решить массу проблем. У "воронов" сохранилось индустриальное производство, и тут самые прямые аналогии с Кипром времен катастрофы Бронзового века: тогда закрепились там пираты, которые напрягли все восточное Средиземноморье. Потому наркотики, бесноватость в политических процессах, культ жестокости и смерти процветают в самом большом городе Европы, где живет восемьдесят тысяч человек. Но как должны титуловать главного берлинского бесноватого? "Фюрером", а не "капитаном". Подобная структура должна была называть себя четвертым Рейхом, как масса варваров стремилась подражать Римской империи. В сериале же фиксируется атрибутика BDSM, подражание викингам и немного якудзе. Я понимаю, что тема политически скользкая, потому гладиаторские поединки вместо "Триумфа воли", но могли бы подумать, поискать тонких решений...

- вообще-то плодотворной идеей выглядит сочетание старых идеологических установок (то есть современных для нас), и тех катастрофических обстоятельств, в которых оказались люди — какие гибриды получается из этого? В конце шестой серии выходили на племя феминисток. После берлинского макабра там можно ждать всякого :)

- отдельная проблема — это трикстер-торговец, у которого то просыпается совесть, то засыпает, равно как и его партнеры-знакомые-враги. Нет, сам он выглядит адекватно (где только бритвы берет?) и образ вполне цельный. Проблема в том, что таких как он — должно быть изрядно. Критические технологии должны осознаваться, а всевозможный технологический мусор — просто опасен. Потому Гейгер, противогаз, кучи справочников и багажник сравнительно простых запчастей, которые сейчас делать не умеют, и они на вес золота. То есть трикстер жил бы в другой среде.

- вообще технологический профиль сериала — "как всегда". Что приходит в голову про Европу, в которой погибла львиная доля населения, зато электричество есть? Вокруг каких источников энергии должны собираться люди? Небольшие ГЭС. Европа забита ими, и потому что её гидроэнергетический потенциал сейчас почти освоен. А плотину не надо строить — надо просто починить машзал. Потому через тридцать лет после глобального отключения электричества (но его последующего включения) мы бы видели в Европе сеть поселков промышленных и сеть аграрных поселений. Самые удачливые — совмещали одно с другим. И основной дискурс (кроме почти волшебных технологий прошлого) — это качество плотины, генератора, земли, трактора и т.п. Это постоянная попытка вычитать в справочниках простое решение. Кстати, я совершенно не уверен, что в ассортименте транспортных средств были бы лошади. В первые, самые страшные годы блэкаута — их бы съели. Восстановить поголовье от практически полного нуля... Так же сложность с патронами. Арбалеты показывают, автоматы-винтовки показывают, даже самодельные стреляла какие-то показывают, но где дымный порох? Где еще сохранившаяся пневматика? Ну, и почти всегдашний аспект: когда нам показывают мастерскую технически продвинутого одиночки — мастера по реквизиту пихают туда всяких непонятных устройств. Мг. А где этот одиночка осуществляет стандартные операции? Токарка, фрезерование, долбежка, обдирка, полировка. Какой набор станков там должен быть??? Риторический вопрос.

- что действительно выступает проблемой — общей для всех киносериалов на подобную тематику — возраст персонажей. Была тотальная катастрофа? Включилась компенсаторная рождаемость? Исчезла контрацепция? Тогда к уверенным двадцати годам люди должны обзаводиться семьей и потомством. Смотрите фильм "Апокалипто", где у героя-индейца уже беременная жена. А в сериале показана община, которая технологии еще и отвергает. То есть свободный режим приключалова для обычных юношей и девушек — это четырнадцать-шестнадцать лет. Как бы взрослые, но еще нет своей семьи. Однако же тут включаются понятные юридические и моральные проблемы с актерами (где-то сбоку вежливо прокашливается японская анимация). Или все организуется как в сериале "Британия", где героине тринадцать и визуальную эротическую тематику с ней аккуратно вынесли за скобки, и правильно сделали.

В этом же сериале скорее возрастные актеры адекватны. К примеру, глава общины, который с началом военных действий приказывает молодым спасаться — ведет себя вполне соответственно человеку, пережившему глобальную катастрофу. Он точно знает, что силового ресурса нет, надо рассчитывать на удачу и на лень той стороны. Или лорд Варвара — пожившая и на всю голову отмороженная тетка. Точно знает правила игры в обществе берлинских садистов и досконально, не за страх а за совесть, им следует.

Молодые в самом начале откровенно выпадают из образов сельских юношей и девушек. Правда, молодой человек, который к берлинским садистам угодил, под конец уже должен выглядеть потрепанным жизнью, и образу вполне соответствует.

.

Итого: вторичный, несколько инфантильный, но старательный сериал, который обошелся без больших батальных сцен, зато выехал на относительно приличных интерьерах. Пример того, как можно давать продукт не самого лучшего, но и не откровенно трешового качества. Оригинальные идеи есть, однако они не делают погоды. Сериал хорош именно своей стандартностью, это почти идеальный пример средне-ремесленной работы в жанре.

7 баллов.


Статья написана 18 февраля 07:45

"Сериал Мой героический муж. Альтернативное название: Супер зять , Ненужный муж , Zhui Xu , Super Son-In-Law.

История повествует о современном бизнесмене, который попадает в прошлое в тело бесполезного зятя торговой семьи. Впоследствии он отправляется в путешествие и принимает участие в государственных делах."

Бисмарк молчит о китайских попаданцах :)))


Статья написана 14 февраля 14:34

                                                    

.                                                                         Сингулярность в темпе presto

.

«Аччелерандо» – тот случай, когда чрезвычайно оптимистический, в смысле скорости прогресса, прогноз уже успел приобрести оттенок ретрофутуризма. Роман писался пять лет и был закончен в 2004-м, в годы подъема глобализации, тотального увлечения стартапами и романтических мечтаний о свободе торговли. Немного странно читать описания второго или третьего десятилетий нынешнего века, когда в романе уже должны появиться кошки с частично электронными мозгами, а человеческие разумы уже не могут полноценно мыслить без прямой поддержки компьютеров. Знал бы автор, какими глупостями мы тут сейчас заняты и будем заниматься ближайшие двадцать лет, какими черепашьими остаются скорости разработки проектов!

Отличие романа от других образов сверхбыстрого прогресса компьютеров — это «проекция капитализма на сингулярность». Если у Ханну Райяниеми основой сюжета была проекция культуры на будущее, и приключения в мире разумных машин разыгрывались на основе похождений Арсена Люпена, то в «Арчелландо» тон задают возможности кредита и финансовый рынок, авторские права и доступ к ресурсам. Попытка спасти экономику с помощью ускоренного производства личностей и частичного превращения их в товар – напоминает процесс массового переселения крестьян в города. В эпоху промышленной революции вчерашний селянин становился пролетарием, а в годы очередного компьютерного бума – нет времени возиться с ростом биологических мозгов, программы просто загружают в только выращенные процессоры.

.

Технологическая линия – достаточно необычная в первую декаду тысячелетия – сейчас уже стала традиционной.

Тут и субразумные существа (лангусты), которые с помощью справочных программ и когнитивных модулей могут сбегать из лабораторий и даже основывать свои космические поселения. И переработка всего планетарного вещества Солнечной системы в сферу Дайсона – которую будут населять пост-люди. И самое вольное обращение с человеческой психикой, которая все меньше отличается от программы, потому её можно выгружать, загружать, распределять по десяткам носителей, использовать в параллельном режиме и даже ударно развивать в виртуальной реальности.

Сингулярность мыслится автором как громадный скачок, который обещает великие возможности, но в итоге приводит техногенную цивилизацию к разрушению. Концентрические сферы Дайсона вокруг звезды – «матрёшечный мозг» — позволяют создавать экономику 2.0, потом 3.0, а потом происходит что-то плохое. Потому найденная в космосе система роутеров доставляет путешественников к вымершим планетным системам, где существуют разве что старые корпоративные программы и подобие оборотней-симбионтов.

.

На фоне этого скачка – и непрерывных мотивов бегства — развивается семейная драма Масхов. Стартом служит расставание хакера-мазохиста, увлекающегося социальными экспериментами, и налоговой инспеторши-садистки, которая пытается силой вернуть финансовые потоки мира в юрисдикцию США.

Тем не менее они успевают дать жизнь дочери. Та, уже с когнитивными модулями в голове и темпами усвоения информации, которые подойдут разве что вундеркиндам, бежит от материнского контроля – в космос, к Юпитеру...

Все события укладываются в три четверти столетия и к финалу, в легком противоречии с названием, ускоряется не сколько сюжет, сколько пульс человеческой цивилизации. Масхи же – всегда на периферии, в дебрях фронтира и немного социального маргинеза, им вредно соваться в центры цивилизации. Потому могут сохранить в себе человечность. Их семейная история неторопливо пробирается от события к событию – и финал, как и положено в романах с претензией на эпопею – это встреча внуков-правнуков с предками.

.

Важный момент в любом научно-фантастическом романе – насколько подробно автор описывает технологии будущего. Если они выглядят скорее интерфейсами, наборами впечатлений персонажей и перечнями тех команд, что отдают их уста – то логика сюжета становится почти сказочной. Или соответствует каким-то прославленным сюжетным оригиналам. В этом смысле «Квантовый вор» отличный пример. Если же идет детальная, жюль-верновская проработка, с буквально сотнями ссылок, которые приличны в тексте диссертации – то получается едва ли не воплощенный фатум прогресса, на фоне которого герои будущего выглядят персонажами античной трагедии. Торжествует рок техногенных закономерностей, и страшное, гнетущее моральное устаревание человека — не отменить. Лучше всего это показал Питер Уоттс в «Эхопраксии», «Революции стоп-кадров», да и в львиной доле других своих текстов.

«Аччелерандо» — выдержан в умеренных тонах «заклёпочности» и персонажи не кажутся марионетками, чьи судьбы автор предопределил ростом скорости прогресса. Ближе к современности куда больше отсылок к нынешним проектам, местами явно спекулятивным, да, но при описании «городов-кувшинок», которые парят в атмосфере Сатурна, или космического корабля, летавшего к ближайшей звезде – приходиться полагаться скорее на метафоры и читательское доверие, чем на проработку деталей.

.

Действительно серьезным футурологическим изъяном в романе выступает упорное желание автора представлять будущее компьютерных интеллектов – как образ сообщества, коллектива-среды-социума, очень большого количества существ. Но ведь если возможны почти неограниченные различия в скорости и качестве мышления, если психику можно выгружать и загружать, как программу – то что мешает пост-интернету стать средой, в которой будет обитать Единый. Моносубъект.

Автор слишком романтизирует образы свободной конкуренции – или хочет выглядеть их рыцарем-защитником – чтобы допустить господство монополии не только на рынке, но и в сознании.

.

Однако завершается роман очень правильным футурологическим пассажем. Если прогресс уходит вперед, то для личности, которую еще как-то может понимать читатель, остается одна единственная функция – быть мерилом прошлой эпохи. Старым-верным эталоном разума из палаты мер и весов. И нужны подобные эталоны разве что кошке, которая теперь стала чрезвычайно продвинутым интеллектом, но сохранила привязанность к бывшим хозяевам. Тогда между людьми-экспонатами, вполне живыми и деятельными, просто живущими теперь в своеобразных музеях, исчезают все старые противоречия. Обиды прошлых эпох больше не хочется вспоминать и снова может вернуться любовь...

Итого — роман заслуживает твердые 8, практически 9 баллов.


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 121  122  123




  Подписка

Количество подписчиков: 113

⇑ Наверх