Аннотации ergostasio


  Книжные аннотации посетителя «ergostasio»
Сортировка: по фамилии автора | по дате написания
Страницы: [1] 2
1.Яцек Врубель «Cuda i Dziwy Mistrza Haxerlina»

В повозке Мастера Хаксерлина можно найти наиболее курьёз... серьёзные артефакты, такие как кучку рогов последнего единорога и оригинальную копию меча из глубочайших бездн ада. Честной заработок, однако, связан с опасностями, ожидающими дельного торговца: с демонами, бандитами, кровожадными капиталистами, сексуальными аферами, рекламациями и коллегами по обучению. Сумеет ли Мастер Хаксерлин совладать со всеми палками, которые судьба вставляет ему в колеса? И откроет ли, не дай боги, в себе альтруиста? Как знать, какие неожиданности принесёт ему судьба.


2.Яцек Дукай «Science Fiction»

Три сюжетных линии, «закрученных лентой Мебиуса»: автор жесткой НФ из ближайшего будущего, пишущий свой новый роман, выходящий за границы жанра (действие романа — Земля будущего, Сингулярность, перешедшая в странную Математику, изменяющую Землю, марсианская колония, пошедшая по пути постчеловечества и далеко по нему ушедшая, экспедиция на Землю) и третья — бразильский ученый, моделирующий развитие цивилизации, где модель начинает жить своей жизнью.


3.Цезарий Збешховский «Всесожжение»

Концы света в фантастике имеют живописную традицию. Но что, когда распадаются не только миры, но и смыслы, сообщества, метафизические системы и онтологии?

«Холокост Ф» Цезария Збежховского – амбициозная «hard sf» в современном стиле, выписывающая образ неумолимого будущего, рассказывающая о войне, в которой военные действия сами по себе – произведения искусства. Что в бесконечности космоса открыл туннелевый корабль «Heart of Darkness», который – запутавшись в пространстве и времени – в очередной раз приближается к земной орбите? Что такое плазмат, покинувший Землю – и что такое френы, которые на нем остались? Кто сражается с Саранчой, модифицированными «вампирами» или с изменяющим вероятности «мороженным»? Стоит ли спасать мир, если из того ушло все, за что стоит сражаться?

«Холокост Ф» — динамическая смесь энергии Стросса, размаха Стивенсона, пессимизма Уоттса и щепотки-другой безумия Дика. Такие книги случаются невероятно редко, но когда уж появляются, то неизменно оказываются в центре читательского внимания.


4.Анна Каньтох «Światy Dantego»

Нереальные миры, персонажи с грани яви и сна, душные тайны...

Сборник рассказов Анны Каньтох – это странные, онирические тексты, полные недосказанностей. Для любителей всяческих дистопий, жутких историй ужасов и паранормальных явлений. Каждый рассказ с хирургической точностью открывает тёмные уголки сознания героев и ведёт к неожиданному финалу. В этом мире правят мёртвые, а живые становятся их целью. Ничто не является тем, чем кажется. Ты можешь проиграть в карты собственную жизнь или выкупить чужую. Раскрыть тайну, которая оказалась выписана на страницах торжественных семейных повествований. Или сделаться игрушкой в руках тех, кому ты веришь. Берегись, поскольку никогда не можешь знать, что таится за ближайшим углом.


5.Томаш Колодзейчак «Biała Reduta. Część I»

«Белый Редут» – новое измерение фантастики. Томаш Колодзейчак высоко поднял планку и создал роман для тех, кто жаждет от литературы чего-то большего.

Всесильное Зло, чтобы воцариться над миром, не отступит ни перед чем. Постоянно рождается оно и восстает во все большей силе в мрачных пространствах Геены. Но в Варшаве, как и в Западных Пределах Речи Посполитой, как и в марсианской колонии продолжаются исследования и отчаянные попытки выстроить защитный барьер с помощью заклинаний.

Марьяж истинного фэнтези с солидной НФ удается немногим. Колодзейчак в таком – мастер. Сокрушительная фантазия, эпическая и единственная в своем роде.


6.Яцек Комуда «Ostatni honorowy»

Политические игры Востока и рафинированные потребности Запада, а на стыке этих двух миров – лучший саблист «Легии»... Роман, опирающийся на реальные события из 80-90-х годов прошлого века.

Куба Блажек – многообещающий саблист варшавской «Легии», принимает участие в Спартакиаде в братской ГДР. Сражается хорошо, даже слишком хорошо. Стоит середина 80-х, а противник его – русский – не может проиграть. Решение судьи и горечь толкают Кубу в лапы очень опасных людей. На западе аристократы обладают специфическими потребностями и жаждой рафинированных развлечений. Они любят смотреть на кровь, а лучше всего, пущенную благородным холодным оружием.

Спортсмен лучшего польского военного клуба против самого оплачиваемого убийцы Европы. Настоящая схватка – это не смесь Эррола Флинна и Робина Гуда, и не Ланкастера с Алым Пиратом. Это не спортивное развлечение. Настоящая схватка – это тяжесть оружия, игра со смертью, в которой нет ничего общего со спортом. Первое правило – чтобы убить клинком, необходимо всерьез постараться. Второе – забыть о том, что ты профессионал из «Легии», в схватке клинками важна лишь первая мысль.

Кубе нужен учитель фехтования, чтобы выжить в поединке на смерть в саду французского дворца или в зале немецкого клуба для джентльменов. Проблема только в том, что мастер взамен желает решить свои дела, которые уходят во времена довоенной кавалерии и Венявы-Длугошовского.

Роман опирается на реальные события, имена и фамилии действующих персонажей изменены.


7.Майя Лидия Коссаковская «Takeshi. Cień śmierci»

Искусство сражения – важнейшее из искусств?

Не сбежать от предназначения. Мрачная тень смерти приходит в любой момент – неожиданно.

Одинокое странствие шляхами и короткий визит в корчму моментально может изменить порядок мира. И только один человек сумеет сохранить спокойствие. Даже если это последняя попытка. Попытка битвы за жизнь с яростной словно вулкан психопаткой Марико.

Увлекательное, полное интриг столкновение кланов, перечеркнутой алым ударом катаны.

Картинка, вырезанная из «Килл Билла».


8.Майя Лидия Коссаковская «Takeshi. Taniec tygrysa»

«Животные чувствуют. Деревья чувствуют. Ягуар чувствует. Лес – неспокоен. А лес – это я. Спасайте мир. Потому что никогда, запомните это, никогда не оказывался он так близко от гибели. И всё же эту битву мы можем выиграть. И не сметь трогать этот меч!».

Второй том бестселлерового цикла «Такеши» королевы польской фантастики Майи Лидии Коссаковской. Популярнейшая польская автор фэнтези возвращается в мир острых мечей, сражений суровых орденов и высокой технологии. К тому же, сервирует пикантное блюдо из магии вуду и ходящих по земле демонов.


9.Павел Майка «Мир миров»

Земля после Рубежа.

І-я мировая война была трагедией, но закончилась она не так, как говорят учебники истории. На Земле высадились марсиане. Вторжение было отбито, а плененные на поверхности планеты пришельцы были ассимилированы, однако после этого ничего уже не было как раньше.

Сброшенные Чужими мифобомбы освободили энергию веры, которая оживила персонажей из мифологии, сказок, легенд. Дома теперь окружают охранными барьерами, божественные патроны охраняют отдельные города, а по улицам ходят призраки и маги. Места старых государств заняли торговые союзы, Республика Наций и полусознательные государства-организмы: Вечная Революция, Вековечная Пуща или Матушка Тайга.

Что же ищет организованная Новаковским – богатым краковским марсианином – экспедиция на восток? И знает ли цветистая группа персон – одержимый ненавистью Мирослав Кутреба, созданный в лаборатории слепой бог Шулер Фатума, зависимый от черного молока бывший железнодорожный инспектор Грабинский, цыганка Сара, гигант Буримир и наивный Ясек – куда они движутся? Обитающая в теле Кутребы змора присмотрит, чтобы месть не была забыта.


10.Ян Мащишин «Światy Solarne»

«Солярные Миры» – роман, который переносит нас в мир, где важны атрибуты стимпанковой реальности. Технологии родом из века XIX-го, но усовершенствованные: здесь космические корабли бороздят космос. В Солнечной системе обитаемы все планеты, а Земля – мир отсталый и периферийный: первую скрипку играют Меркурий, Марс и Венера.

И в эту систему вторгаются пришельцы из внешнего космоса – после чего сюжет наполняется мотивами стимпанковой версии «Войны миров» Уэллса.

Космическое пространство здесь наполнено эфиром, которым обученный человек – или, возможно, стоит говорить «гуманоид человеческой расы» – может дышать. Аборигены континента Аустралион, то есть нашей Австралии, благодаря своей магии могут телепортироваться в эфир. Гуманоиды же, населяющие это пространство, обладают множеством любопытных методов размножения, что не раз введет читателя в смущение, пока, по мере чтения, тот не сумеет полностью перестроиться под неудержимое воображение Мащишина.

А перестроиться придется – роман закручен, коварен, он ломает стереотипы, нам приходится подчиняться категориям другой физики, другой биологии. Не каждому такого рода роман придется по вкусу – но несомненно, что он – интересный голос в отечественном стимпанке.


11.Даниэль Ногаль «Malajski Excalibur»

Куала-Лумпур, недалекое будущее. Продолжается холодная война между глобальными силами, то есть – Китаем и арабским миром, а столица Малайзии становится одной из главных арен конфликта. Овэйн Ллевелин, специалист по добыче труднодоступной информации, получает нетипичное задание: должен найти Таминг Сари, легендарный малайский артефакт. Принимая поручение, впутывается в игру, в которой, однако, речь идет о чем-то большем, значительно большем, чем просто о добыче легендарного клинка.

На доске появляются новые игроки: китайская и кувейтская разведка, нигерийские и индийские гангстеры, триада и тайные сообщества, которые должны были давным-давно исчезнуть. Гибнут люди, оживают погашенные конфликты, а многонациональный малайский котел начинает кипеть. И это – только начало.


12.Ромуальд Павляк «Krew nie woda»

Ромуальд Павляк представляет остроумный и блестящий анализ польской политической сцены, доказывая, что политика – это занятие не для нормальных людей. Или вообще не для людей.

Маршалку Сейма Радецкому жить непросто. Мало того, что на нём ответственность за судьбы страны и за будущее руководимой им партии, мало того, что приближаются парламентские выборы и идёт горячая компания, мало того, что к союзникам из «Нашей Земли» не может быть и на грош доверия, а оппозиция только и ждёт любого проявления слабости руководства страны, так ещё его могут каждую секунду начать преследовать представители Европейской Федерации Нелюдей и их родственники. А эти последние – наверняка с вилами и святой водою. Или с чем там ходят на вампиров?

Потому что маршалок Радецкий, как и большинство политической элиты Польши, – не человек. А его партийный коллега, граф Понимирский, как раз решил объявить об этом всему миру. Потому сейчас Радецкому приходится одновременно искать непокорного деятеля – до того, как он всадит вампиров и гулей в серьёзные проблемы, и одновременно – вести политическую кампанию, в котором его соперник – старый политический волк Дриллер. Приходится делать всё это и стараться одновременно не сойти с ума.


13.Павел Палиньский «4 pory mroku»

Одиннадцать неистовых историй. Одиннадцать фрагментов ужаса, тьмы и тайны. Обычные люди, запутавшиеся в необычных ситуациях, и необычные герои, противящиеся прозе жизни. Повествования вовлекают и подчиняют читателя непривычной атмосферой, прекрасным языком, многослойностью сюжета, не позволяют оторваться от чтения. Поскольку самое странное и мрачное таится внутри нас самих.


14.Кшиштоф Пискорский «Krawędź czasu»

«Максим не подозревал, что поиск своих корней заведет его на другой край города. Там, в квартале, который давно исчез с карт, таинственная машина пожирает реальность, час свивается в ленты, а карманные миры паразитируют друг на друге. От Алеф и Шин, от первого шага до последнего дыхания, Максим движется к неизведанному, ведомый записками мага из девятнадцатого столетия. Дерево Жизни и безумные демиурги. Кабалла и мыслящие машины. Магия и промышленная революция. Преисполненный неожиданностями роман одного из наиболее интересных авторов молодого поколения. Кшиштоф Пискорский ведет читателей сквозь 19-й век и современность – до самой таинственной страны демиургов, смешивая кабаллу и историю, и разбавляя их научной фантастикой. В результате получается эмоциональная, утонченная книга, которую непросто сравнить с чем бы то ни было».


15.Кшиштоф Пискорский «Тенеграф»

Прелесть средневековых переулков, отчаянность и темп повествования в стиле плаща и шпаги, тайны, родом из книг Артуро Переса-Реверто и чуточку магии, столь характерной для латино-американской литературы. Все вместе это составляет «Тенеграф», новый роман Кшиштофа Пискорского, одного из наиболее интересных творцов польской фантастики.

В портовом городе юга, Сериве, всякая тень – это окно в опасное и неизведанное тенепространство, туннели в которое открывают адепты тайных искусств. Шесть грандов сражаются за влияние ядом, предательством и сталью, малолетний король с трудом удерживается при власти, а инквизиция растет в силе.

Но это все дела, которые почти незаметны из окна маленькой комнатки на улице Альаминхо, где обитает Арахон Каранза Мартенес И’Грената И’Барратора, опытный учитель фехтования. Арахон жаждет лишь обеспечить безопасность близким людям и отложить достаточно денег, чтобы покинуть город. По крайней мере до времени, когда в его руки попадет тенеграф – выжженная на стекле картинка, представляющая таинственную фигуру...

«Тенеграф» — это не только богатый, хорошо написанный роман, наполненный удивительными поворотами действия, но еще и галерея героев, которые надолго остаются в памяти.

В Сериве тень может отбрасывать человека, удаленные на много миль двери могут соединяться, обычное пожатие ладони порой приносит трагические последствия, а солнце обладает черным братом-близнецом. Путешествие в этот город – это незабываемое переживание. Особенно в компании таинственного рассказчика романа.


16.Михал Протасюк «Święto rewolucji»

Познань. Весь город гудит от сплетен на тему убийства культового писателя Себастьяна Лисецкого. Позно ночью кто-то выносит из его квартиры ящики с документами. Свидетелем становится Марцин, работник консалтинговой фирмы, приехавший в Познань на торги, и Агнешка, студентка социологии. Так начинается захватывающая книжка, чье действие происходит не только в Польше, но и в Норвегии, Черногории, а в конце – еще и в Армении. Протасюк мастерски множит сюжетные линии, показывая работу больших корпораций, что соревнуются друг с другом ради получения наиновейших технологий. Здесь достаточно погонь, резких поворотов сюжета, тайных заговоров и кодов, которые придется раскрыть героям. Из многослойного сюжета вырисовывается образ человеческой цивилизации, находящейся в критическом и решающем для ее будущего моменте. Наступит ли время революции?».


17.Михал Протасюк «Ad Infinitum»

Жизнь Томаша стоит на краю. Его брак переживает кризис, а дочка, больная аутизмом, оказалась похищена. Кто за этим стоит и чего хочет от семьи Томаша?

Действие сложносплетенного триллера Михала Протасюка катится от Варшавы через Лиссабон, штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли до самого Будапешта – и линия историческая, и линия современная. Чем является используемая в экспериментах тайных служб Троица Света, могущая нарушать вероятность событий? Что единит американского профессора физики, венгерскую полицейскую и бывшего сотрудника службы безопасности, а нынче человека тысячи имен и лиц? И отчего во все это оказывается замешан Томаш и его аутичный ребенок?

«Ad Infinitum» черпает как из литературной традиции шпионского романа Джона Ле Карре, так и из триллеров Дэна Брауна. Однако, на этот раз загадка, ведущая героев, связана не с историей, но с физикой частиц, строением вселенной и иудейской мистикой.


18.Радек Рак «Kocham cię, Lilith»

Написанное прекрасным языком повествование о поисках любви и самореализации, о литературе и жизни, которые порой невозможно друг от друга отделить.

В санаторий на Низком Бескиде приезжает молодой отдыхающий Роберт. Хочет отдохнуть и подлатать здоровье. Но удастся ли ему это, если почти все время он делит между встречами с красивой и демонической художницей Ивоной и интригующей Малгожатой, врачом? К тому же, он погружается в чтение романа о львовском детективе Есиповиче, который становится его верным товарищем в любовных сражениях.

После ночи, которую Роберт и Ивона провели вместе, художница исчезает, и оказывается, что никто в санатории не помнит такой пациентки. Или все это Роберту лишь кажется? Или все вокруг – только еще один роман?.


19.Анджей Сапковский «Сезон гроз»

Уважаемые господа!

Мне приятно сообщить, что вскоре в книжные магазины попадет новый роман Анджея Сапковского «Ведьмак. Сезон гроз». Се — новый Сапковский и новый Ведьмак. Мастер польской фантастики снова удивляет нас. Потому что «Сезон гроз» не повествует о молодых годах беловолосого убийцы чудовищ — и не повествует о его судьбе после смерти/несмерти, завершающей последний том саги. «Никогда не говори никогда!».

В романе появляются персонажи, прекрасно известные читателям, такие, как верный друг Геральта — бард и поэт Лютик — а также его любимая: роковая чародейка Йеннефер, однако на сцену выходят и герои — буквально и в переносном смысле — из совершенно других сказок. Люди, нелюди и магическим искусством вскормленные чудища. Повествование начинается согласно правилам жанра: с землетрясения; позже напряжение лишь возрастает. Ведьмак ведет смертоубийственный бой с хищником, живущим лишь для того, чтобы убивать, потом вступает в схватку с рослыми и не слишком симпатичными городскими стражницами, оказывается перед судом, теряет свои славные мечи и переживает бурный роман с рыжеволосой красоткой по имени Коралл. А на фоне всего этого — интриги королей и магов. Гремят молнии и безумствуют бури. И так — все 404 страницы захватывающего чтения.

«Ведьмак. Сезон бурь» — особый роман в истории саги: не начало и не продолжение. Как пишет автор: «Сказание продолжается. история не заканчивается никогда...»


20.Славомир Спасевич «Rok po końcu świata»

Выйди сборник пару лет назад, включился бы в предкатастрофическую струю, что пронёсся западной культурой в связи с концом календаря майя. Однако наш мир тогда не закончился, продолжает существовать, по крайней мере, пока что, когда вы читаете эти слова.

Зато заканчиваются одиннадцать миров, созданных для этой антологии, хотя они и пытаются перед тем защищаться своими – киберпанковыми или стимпанковыми – игрушками. А миры эти создали: Михал Цетнаровский, Павел Цетьвеж, Анна Каньтох, Павел Майка, Куба Новак, Михал Протасюк, Ася Скальская, Эмиль Стжешевский, Войтек Шида, Станислав Трухан и Милена Вуйтович.


Страницы: [1] 2

⇑ Наверх