FantLab ru

Все отзывы посетителя mooncar

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Вадим Барановский «Край без Короля или Могу копать, могу не копать»

mooncar, 3 ноября 2018 г. 23:52

Книга — не ревизия, не пародия, а именно фанфик в рамках канона. Понравилось тремя моментами — никаких экспериментов в литературном смысле — приключенческое повествование, никакой отсебятины, никаких диалогов с «темными силами», нормальные отсылки к Легендариуму, в частности, к «Приложениям к ВК», и второе — есть и интрига и своя задумка.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Есть предки хоббитов, которые тоже боролись с Врагом вместе с людьми.
Третье — литературное исполнение качественное.

Рекомендую тем, кому нравятся непротиворечивые дополнения-тексты к событиям в мире Профессора.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Владимир Васильев «Имаго»

mooncar, 4 апреля 2018 г. 01:16

Это не «продолжение» романа «Два заповедника», и не часть «цикла». По сути это вторая часть одного романа, и без нее не имеет смысла читать первую. «Имаго», как и весь роман «Два заповедника», напоминает «Волны гасят ветер» Стругацких, но написанный не в канцелярском стиле «Волн» (типа отчетов Камерера), а содержащий вполне себе становленческо-походный путь «просыпающихся» героев («Проснуться на Селентине» помните?) — от третьего лица. Роман сначала по-приключенчески легок, но во второй половине начинает плавать на тревожных «Волнах» прогрессорства. «Имаго» сёрфит над этими волнами, и книга становится ближе к вещам Клиффорда Саймака.

В «Заповедниках» Васильева живет гуманизм (как бы пафосно это не звучало), живет вера в разум, живет вера в прогресс человечества. Заповедники для того и созданы, чтобы сохранить исчезающие виды, а, в идеале, и распространить их.

Финал романа необычен и нестрашен — это и есть фирменный стиль Владимира Васильева, за который мне и нравятся его тексты.

О главных героях. И Ник (эмбриомеханик на Селентине), и Артем (бармен, попавший на неназванную планету, «робинзон», и чья сюжетная линия преобладает в романе) — оба они «просыпающиеся». Но они по разному относятся к Земле, к своей родине.

Нику сразу после «пробуждения» становится неинтересно всё — и миссия землян на Селентине, и отчеты для контактеров (Контактеры тут еще присутствуют, но уже сидят на чемоданах, хотя всё еще ждут от него «дурацких» ответов).

Напротив же, Артем на неназванной планете, в «Поднебесье», 6 локальных лет ищет возможность вернуться на Землю, даже несмотря на 700 лет, прошедших с начала его «робинзонады».

Поставил бы 10-ку, но есть вещи, которые мне не понравились:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

1. Слишком жесткая инициация Артема «хранителями». Понятно, что «главная полость» Листа делает инициацию, но зачем такой резкий поворот сюжета, с фатальными телесными повреждениями и вычеркиванием из сюжета двух его спутников?

2. Тема «хранителей» до конца не раскрыта, на мой взгляд. Загадочный и жестокий клан. Кристалл на браслете старика, в котором Ник узнал искомый ключ — это некий намек, но как-то всё сумрачно, слишком о многом нужно догадываться, да и неизвестно, верны ли будут догадки с тлчки зрения авторского замысла. Сюжетная линия «провисла», хотя обещала много интересного.

3. После «пробуждения» Артем не вернулся к друзьям из Поднебесья хотя бы на пару часов. А ведь с ними он много лет исследовал мир планеты «Поднебесья» на предмет артефактов эвакуировавшихся членов экипажа и пассажиров «Одессы». С ними, с ва Тану и ва Дасти, он делил и кров и еду 6 лет. В их мире он стал «ма Тиомом». Но после «инициации» он к ним не возвращается, хотя бы чтобы чтобы рассказать, что он жив, хотя он узнает, что его друзья выжили в последней передряге. Это несколько покоробило.

Артем ненадолго стал «своим» в Поднебесье, но «куколка» выбралась из стягивающего его Кокона и стала «бабочкой». Всегда ли переход на новый уровень сопровождается уничтожением дружеских, родственных связей? А «бабочка» всегда будет смотреть только сверху? У Стругацких Тойво Глумов действует именно так, отбрасывая и забывая всё, что его связывает с человеческим миром. Но в «Imago», в финале, Артем вспоминает о желании вернуться на Землю. На свою Землю. Хоть ненадолго. 700 прошедших лет его уже не останавливают. Это вселяет надежду, что в нем остается человеческое, «бабочка» не теряет связь со своим прошлым, с людьми, с человечностью.

Жаль, что не издано в бумаге, ведь это действительно не «продолжение», а второй кусок одного романа «Два заповедника».

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Владимир Васильев «Очень Большая Москва»

mooncar, 26 марта 2018 г. 20:51

Сперва рассказ показался слабоватым — относительно предыдущих историй о Геральте. И было ощущение, что и сам Геральт стал давать слабину — ни с чего вдруг подписался (без контракта!) на сомнительное дело со случайным знакомым. Неизвестно, как бы могла повернуться его судьба в Большой Москве, если бы не тот факт, что в этом случайном эпизоде не вылез бы «рояль в кустах»,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
а именно то, что противниками выступили его коллеги, на фоне того, что его «наниматель» решил Геральта просто использовать, и, скорее всего, потом утилизировать.
Но всё обернулось ко благу.

Эпизод по мотивациям и целям получился скучным. Мешок алмазов. Рассчитывал на нечто более интересное в развязке. Интригу Владимир Васильев задал неизменно цепляющую, но несоразмерно высокую по сравнению с уровнем дел мелкой шпаны из рассказа. И еще — в копилку скучого: у антигероя не было шансов:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
либо местные ведьмаки, либо сам Геральт, уже почти раскусивший игру «нанимателя», прищучили бы его.

Возможно, так просто автор вскользь решил обставить знакомство Геральта с местными московскими коллегами и сделать задел на будущее?

О плюсах. Рассказ ровный, повествование как с точки зрения языка, так и с точки зрения сюжетных композиций — легкое и непротиворечивое. В рассказе нет никаких признаков конъюнктуры, ни политической, ни литературной. Ведьмак остается ведьмаком, он делает свою работу, он вычисляет опасность «на лету», и следует только своим правилам. «Канон», — и ведьмачий, и автора.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне [Кандид]»

mooncar, 13 февраля 2018 г. 23:07

Это роман о человеке, все романы Стругацких — о людях. Здесь речь идет о нередкой тщетности человеческих миров, идеалов и намерений, как это ни печально.

Немного странная параллель пришла в голову, когда я перечитывал «Улитку», линию «Кандид». Есть роман Лии Гераскиной, 1965 год, если не ошибаюсь: «Виктор Перестукин в стране «Невыученных уроков»». Это близкая тема, — в том детском романе много попыток главного героя исправить свои ошибки, и одновременно ГГ предпринимает попытки разобраться в происходящем непривычной и ущербной иной реальности. В финале — Виктор Перестукин спасается оттуда сам и спасает неким образом страну «Невыученных уроков» от последствий своих ошибок.

У Стругацких же в «Улитке» все хуже: герой Кандид — не совершал сам ошибок. Он ученый, и он долго пытался узнать, что хорошего может сделать он сам хотя бы в деревне, где его приютили, но делает ли он что-то положительное, может ли он помочь своему новому племени? Нет. Он лишь ворует внимание лесных людей. Устав прогрессорствовать, Кандид робинзонствует. Он смиряется, затем пытается действовать с позиций ученика, старается учиться Лесу, — но при этом продолжает попытки «починить» Лес. Лес нельзя менять, работы над ошибками ему не нужно. И Лес ему очень быстро «навалял» за эти попытки. Сюда обязательно придут новые люди, или «люди», которые даже не станут что-то исправлять, а просто объявят сложившися порядок правильным, да они уже пришли, как видно ближе к финалу. А Кандид так и остался бета-тестером Леса. Он — лишний здесь, и увы, он ничего не понял.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Вадим Картушов «Кролик сказал, что я больше ничего не должен»

mooncar, 24 января 2018 г. 00:08

Мне трудно судить о том, что происходит с человеком, прошедшим ад боевых действий. К счастью, это так. Но здесь можно оказаться на некоторое время в его «шкуре», почувствовать на себе равнодушный взгляд милитаризованного и нищего общества. Рассказ поразил нравственным посылом: попытка купить себе будущее, предав (или продав) настоящее, оборачивается потерей своего «я». Герой пытается вернуть эту потерю, пройдя через новое испытание, через кромешный ад внутренней пустоты. И с трудом, наощупь, находит способ, как это сделать. Очень сильный и непростой рассказ.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Дж. Р. Р. Толкин «Братство Кольца»

mooncar, 10 декабря 2017 г. 04:33

Королевство Артедайн давно разрушено. Несколько маленьких человечков, хоббитов, идут в долину Имладрис, к эльфам, чтобы узнать, что произошло когда-то в их крае, и в «большом» мире, и, самое главное, как правильно распорядится величайшей драгоценностью и величайшим овеществленным проклятьем, которое оказалась в их распоряжении — Кольцом Всевластья, выкованным в древние эпохи. Но никто из них в тот момент не мог и представить, что этот поход — не просто страшное приключение, а возможность дальнейшего существования всего, что они знают, всего, что им дорого. И пусть отвага и доблесть не всегда закованы в доспехи, ведь необязательно управляться мечами и копьями, чтобы победить Зло. А самое ценное — это выбор, которому следуют, и от которого не отступают.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Дж. Р. Р. Толкин «Glip»

mooncar, 10 ноября 2017 г. 08:31

Милое стихотворение, повествующее об очередном герое домашнего фольклора семьи Толкинов. Датируется по разному, и, судя по некоторым источником, есть пара редакций. Наиболее правдоподобный год создания — 1928. Исследователи творчества JRRT считают Глипа прототипом Голлума, и я с ними соглашусь. Как обычно, особенно нет четких указаний на облик Глипа, даже неясны его размеры — то ли он типа маленького тритончика, то ли реально опасное и крупное создание. Но, как и обычно у Толкина, язык тут богат прилагательными и глаголами — синонимами с разными оттенками. Глаголы использованы самые что ни на есть мерзссские — «красться», «проползать», «скользить», «вылезать».

Есть и другой персонаж — русалка. Как и положено, она тут весьма злобное существо. Но и у нее есть пара добродетелей. Во-первых, она прекрасно поет, что дает Глипу духовную пищу. Во-вторых, и что даже важнее, она оставляет объедки от утопленных ею морячков, которые, как я понял, Глипу идут уже на ужин. По крайней мере, так следует из текста. У русалки, кстати, есть золотые кольца в волосах, чем не привет будущей «Прелести»?

Глип не безнадежен — вдохновленный пением русалки, он сам что-то пытается изобразить у себя в норе — «булькает» свои песенки. Налицо духовный рост персонажа. И вообще, я склоняюсь к тому, что он скорее невелик как тритон, и так же безобиден. Питается только объедками, и незаметен, — иначе русалка бы его, наверное, давно прищучила.

Вот мой грубый перевод-подстрочник (публикаций на русском не нашел). Текст приводится для ознакомительных целей:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Глип

Под утесами Залива Бимбл

Есть небольшая пещера.

Там влажно блестят серые стены,

А на полу лежит белая кость,

Дочиста обгрызенная острыми зубками.

Но внутри тут никого не видать.

Под дно пещеры уходит вниз длинная нора —

Там море журчит и вздыхает…

Он живет глубоко внизу,

И Глип — его имя.

Слепы два его круглых глаза,

Пока длится дневной свет.

Но когда спускается ночь,

Они загораются тусклым светом —

Похожие на зеленый студень.

И он вылезает,

Длинный и весь мокрый от слизи.

Проползает через бурьян у отметок воды

Туда, где злая русалка поет в темноте.

У нее золотые кольца во влажных волосах,

И много кораблей она потопила.

Глип ее слушает, тихо скользит,

И ложится рядом в тени.

Да, именно тут Глип крадет кости.

Он скользкая тварь,

Шныряющая под камнями.

Потом он прокрадется домой, в сырую дыру,

Чтобы пробулькать там свою песенку.

Но когда совсем уж стемнеет,

У ночных скал Бимбл-рок рыщут

Твари позлее и почернее.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Тэд Уильямс «Жил на свете рыцарь вредный»

mooncar, 21 апреля 2012 г. 10:24

Пишут ли историю победители? Пытаются писать, но история – вещь упрямая, и «шито-крыто» получается не всегда. На это счет рассказ Т.Уильямса прольет определенный свет.

То, что на первый взгляд выглядит как сказочка с перевернутым с ног на голову каноничным сюжетом, по большому счету — фельетон-фэнтези, выдающий симпатии Тэда к социальной сатире. Эта забавная разновидность оказывается даже более едким и изысканным литературным инструментом, чем традиционные формы сатиры. К тому же, русский читатель проведет параллели с окружающей его действительностью, вне зависимости от авторских реалий. Ему народная мудрость «шила в мешке не утаишь» будет подспорьем.

Обнаруживаем, что события, с детства нам хорошо известные в привычном изложении уважаемых источников, вдруг имеют диаметрально противоположенную окраску. И оно не удивительно: ведь в любой отдельный момент времени всё зависит от стороны, излагающей факты. Происходит это так: звучат слова мамы-драконихи, обращенные к своему сыночку, и сводятся они к тому, что гастрономический просчет дракона-прадедушки — это всего лишь случайная ошибка. Да-да, дракончик тихо-мирно питался селянами, «разные излишества» себе не позволял, ну а тут вдруг оступился, бедолага. Сбил «не того»… простите, сожрал гражданку, принадлежащую не к годной для умерщвления социальной группе. Ну, и с кем этого не бывает? Покопаться, так он еще два дня назад подписал заявление, что не является кровожадным драконом... Стоп. Нет, не было этого? Ну и что? Мой глупенький малыш, поймем же его и простим, тем более что он наш родственник.

Далее ложь и лицемерие сквозит во всем.

Некая Принцесса романтично гуляла в лесу и сама забрела на огонек? Но вот же, вот её отвалившаяся голова предсказуемо сводит на нет грамотно выстроенную версию. И когда одна ложь оказывается вскрытой, тут же приводятся новые «факты» — вот мол как оно было на самом деле. Птичий грипп... простите же, некая заразная болезнь виновата во всех бедах. Заботливый чешуйчатокрылый прадед просто попытался спасти от порчи преступно непривитого от неё героя, разыскивающего принцессу.

Оперативное изобретение новых обстоятельств происходит так не единожды.

Пусть нам пудрят мозги Средства Мозгового Истощения, стараясь угодить тем, чьи интересы они обслуживают, но их версии событий шиты белыми нитками — не так-то просто спрятать обман за последовательным выстраиванием удобных версий. Тем более, когда версии следуют одна за другой и часто противоречат друг другу.

Наконец, рыцарь (чей светлый образ в изложении мамы-драконихи подается в виде глуповатого, но «неудобного» вредины), понимает, что его дурят. Он-таки выводит незадачливого (а по своей сути — просто мерзкого гада и убийцу) дракона на чистую воду, на что тот, потешая Чувство Собственной Важности, предпримет мелкую месть обидчику за испорченный ужин. Как же это напоминает «ассиметричные ответы», известные нам по истерике разных господ, «обиженных» сопротивлением своих жертв, пытающихся добиться справедливости!

Это сатира, господа, хотя я честно старался никогда не искать ее у любимого автора.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Тэд Уильямс, Дебора Бил «Драконы Обыкновенной фермы»

mooncar, 28 марта 2012 г. 10:19

«Драконы Обыкновенной Фермы» — новый для русского читателя роман мастера фэнтези Тэда Уильямса, написанный им в соавторстве с его супругой, Деборой Бил, которая долгое время была лишь бессменным редактором его текстов. Действие этой книги происходит в калифорнийской глубинке, списанной с ближайшей авторам натуры — Тэд и Дебора проживают в Сан-Франциско вместе со всеми своими детьми, а также с немаленьким количеством кошек, собак, рептилий, домашних муравьев и банановых слизней.

Сюжет книги незамысловат и каноничен для подобного рода литературы, написанной, как говорят иногда, для детей всех возрастов — от 10 до 50 лет. Подростки Тайлер и Люсинда, брат и сестра, выдворяются их матерью, решающей на тот момент свои собственные проблемы, на лето к внезапно нарисовавшемуся на горизонте дальнему родственнику, их троюродному деду, на Обыкновенную Ферму. На фермах всегда не хватает крепких молодых рук. Что сулит им этот вояж, кроме простого сельского труда и не менее захватывающих развлечений, вроде катания со стогов сена? Однако, по прибытию выясняется, что реальность Фермы — это клубок тайн и непонятных происшествий. Впрочем, про многие из них можно сказать — «шила в мешке не утаишь»: громоподобный рев, раздающийся из несуразно большой дворовой постройки, оглашает окрестности, и он совсем не похож на мычание буренки. Знакомство с обладателем этой глотки не замедлит состояться... Но на Ферме есть и Тайна, в которую её хозяева и их странноватые работники не очень-то торопятся посвятить детей, — то ли боятся чего-то или ждут, то ли просто берегут неокрепшую психику молодых городских жителей. Вызов? Конечно же. Дети его примут, клубок секретов начнет распутываться, хотя это приведет к всё новым и новым вопросам. А за ними уже маячит тень Большого Откровения, все грани которого оказываются загадкой даже для старожилов Фермы…

Тэд Уильямс уже описывал приключения подростков, связанных родственными узами. Например, в эпопее «Марш теней» брат и сестра проходят сквозь череду суровых испытаний, и вступают порою за границу Тени. Но тот мастерски выписанный автором мир, с необычным (что всегда характерно для Тэда Уильямса) фэнтези-сеттингом, оставляет впечатление безысходности и неудержимого распространения эманаций зла. «Драконы Обыкновенной Фермы» можно отнести скорее к более легкому жанру детектива-сказки. Есть тут и настоящее почти кэрролловское Зазеркалье, и недобрая себе-на-уме «Бастинда», мелькают обрывки загадочного дневника (привет «Войне цветов»!). Дыхание «Нарнии», путешествия в палеолит – всё это тоже присутствует в романе. Ах да, атрибуты современных сюжетов… На сцене появится чемодан, набитый «бенджаминами франклинами», и его хозяин — делец-злодей, окруженный накаченными телохранителями. Ему, подобно Гигантскому Крабу — финальному боссу любимой консольной игры Тайлера, предстоит в том числе противостоять героям. А на сладкое, как полагается, в конце динамично ускоряющегося повествования, возникнет и непременнейший атрибут боевика — падающий в заросли вертолет.

Образы персонажей вышли из-под пера Тэда Уильямса привычно живыми, богатыми на детали и психологически выверенными. Некоторые критики ругают его за чрезмерную детализацию даже второстепенных героев — слуг, случайных спутников, иногда даже животных, а заодно проистекающую от этого запутанность сюжетных нитей (ведь нужно же раскрыть характер в развитии!). Кому-то нравится такое художественное изобилие, кому-то нет — это уже дело литературных пристрастий. Мне лично такой подход по душе. Ведь это всё уже отличает книгу и от детской сказки, и от традиционного героического фэнтези, которые обычно содержат только отчетливые облики протагониста, его ближнего окружения, да еще как бы для галочки вырисовывается туманный лик Главного Злодея. У Тэда Уильямса же личное дело на каждого героя исключительно полное, пусть и не сразу становится таковым. Оно непрерывно обновляется с развитием сюжета: простирается в прошлое, порой очень глубокое (вплоть до архаики), вбирает в себя узоры будущего в виде пророчеств, фатума, сложных приготовлений или же чьей-то могучей воли.

Говоря об эмоциональном накале книги, можно отметить, что, сравнительно с тем же «Гарри Поттером» (с первыми романами цикла, канва которых достаточно близка для сравнения), роман практически лишен вселенской драмы и (да простят меня фаны), сильно выраженной пафосности. Тем не менее, драма в романе все-таки есть. Она неразрывно связана с Тайной описанного места, она читается в глазах старой женщины из Зазеркалья, которая протягивает Тайлеру сквозь решетку в стене некий талисман или памятный знак из прошлого, она скользит в глубокой темной глиняной расщелине под заброшенным зернохранилищем, соприкасающимся с иномировой бездной. Полностью всех деталей этой драмы автор не раскрывает, оставляя зачин на будущее повествование.

Что привнесло в книгу соавторство с Деборой Бил? «Муж и жена — одна сатана», говорят... А уж за годы редактуры книг мужа много самобытного могло уйти, нивелироваться. Но, вероятно, именно писательский дебют Деборы и добавил в роман ту легкость, благодаря которой он прочитывается на одном дыхании, а типичных для ее супруга сложных сюжетных и психологических построений в романе практически нет. Хотя отчетливо вторая авторская рука и не выражена: отсутствуют стилистические скачки и внезапные смены темпа повествования, зачастую свойственные текстам, написанным не одним человеком.

Само издание исполнено технически неплохо – твердая обложка, офсетная печать. Жаль, что мало (точнее почти нет совсем) иллюстраций. Только робкие графические миниатюры в начале каждой главы и обложка, взятая с оригинального издания. Но это известный бич современной печатаной литературы данного ценового диапазона, что уж тут попишешь...

Будем ждать, когда российский издатель порадует нас вновь, поскольку в 2011 году уже вышел роман-продолжение, «Тайны Обыкновенной Фермы», а всего книг в этом цикле авторы запланировали целых пять.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Тэд Уильямс «Орден Манускрипта»

mooncar, 11 октября 2006 г. 13:20

Как раз автора можно сравнивать исключительно с Толкиеном — именно за обилие персонажей, переплетение сюжетных линий, наличие как бы «слабого» главного героя, хорошо прописанной истории и мифологии данного мира... Как и Толкиен в свое время, Уильямс создал собственный сеттинг, даже его аналог расы эльфов сильно отличается по духу от толкинских. Лучшее фэнтези за последнее десятилетие, рекомендую.

Оценка: 10
⇑ Наверх