FantLab ru

Все отзывы посетителя Jedaevich

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  15  ]  +

Питер Уоттс «Эхопраксия»

Jedaevich, 7 января 2016 г. 11:51

За годы, прошедшие с момента выхода «Ложной Слепоты», сформировался стойкий её культ — о котором речь можно вести долго и интересно – и для этих людей продолжение тщательно изученной и любимой книги было сродни поискам литературного Грааля. Когда «Эхопраксия» вышла в 2014 года в зарубежьях, публика справедливо заволновалась. И ждала, ждала, ждала. Но к концу 2015 года издательство, владеющее правами на российское издание книг писателя, отдало должок, имевший место после ставшего причтей во языцех первого издания «ЛС» — и преподнеся настоящий подарок к новому году: дуплетом были выпущены и «Эхопраксия», и дополненная приятными-эксклюзивными бонусами «Ложная Слепота».

Пожалуй, оффтоп, но «Эхопраксия» играет для второй уоттсовской трилогии приблизительно ту же роль, что фильм «Матрица: Перезагрузка» сыграл относительно оригинальной «Матрицы». Завышенные годами обсуждений и обсмысливаний ожидания; фанатские теории; отсылки и двойное дно частиц культурного кода; промежуточная стадия произведения; ожидаемо повышенная концентрация наполнения, взятого из первой части; возможно, неясный финал; наверняка клиффхангеры. Были мысли о чем-то подобном? Тогда не будет спойлером: всё обстоит именно так.

Собственно, не вполне ясно, какую задачу преследовал Питер Уоттс, давая широкое пояснение изложенным в тексте «Эхопраксии» теориям в самом конце книги, но он странным образом играет против себя же самого. Выясняется, что прочтения послесловия книги вполне достаточно, чтобы избавить читателя от необходимости вчитываться и постигать её наполнение; не в последнюю очередь потому, что художественная и литературная ценность «Эхопраксии» как отдельного произведения, даже входящего в условную трилогию — под большим вопросом. И тут господин писатель не кривит душой, в постскриптуме указывая, что рискует вмазаться лицом в грязь, как у него произошло с «Бетагемотом». Честность безо всяких скидок засчитывается в писательский актив, с этим всё хорошо, но произведение это в итоге всё-таки не оправдывает: «Эхопраксия» не выглядит ни творческой удачей, ни закреплением ранее достигнутого успеха.

Путь из точки А в точку Б и затем снова в точку А, в отрыве от событий «Ложной Слепоты», пусть и со ссылкой на них, не дает толком понять главного действующего персонажа, не особенно дает понять ценность окружения, участвующего в жизни Дэниела Брюкса. Не дает понять метафизику «путешествия героя». Более того – «Эхопраксия» грешит авторскими самоповторами, фактически в третий раз пробегаясь по той же сюжетной канве, что отрисована «Водоворотом» и «Ложной слепотой», если следовать хронологическому порядку. Дублируются мотивационные векторы, дублируются атмосферные решения, дублируются описательные характеристики — только если в случае «ЛС» это было всестороннее исследование темы «Контакт» профессиональным биологом с углублением в тему и при полном соблюдении трендов современной научной фантастики, умное и хлёсткое, то в «Эхопраксии» это в куда большей степени набор определенных теорий, в которых Уоттсу интересно разбираться (что он в послесловии и отмечает), а события сюжета просто подгоняются под каждую следующую занимательную идею — просто чтобы обосновать её присутствие и уместность. Выглядит это странно, выглядит это малочитабельно – при всём знакомстве с особенностями уоттсовской стилистики люди, ранее отстаивавшие прогрессивную «литературность» подхода Уоттса в «Ложной Слепоте», не будут этого. делать применительно к «Эхопраксии» — и вопросов для развернутой дискуссии к ним уже не возникнет.

Книгу попросту трудно понять – для результативного итога прочения уже недостаточно быть даже мастером джедаем, здесь уровень «только магистры Верховного Совета ордена» — при том, что скопидомством по части научной содержательности текста писатель и раньше не страдал.

За Питера Уоттса многие переживали – вполне обоснованно – в 2012 году он находился фактически на грани смерти, и всё-таки справился с малоизвестным почтенной публике недугом под названием «некротический фасциит». Есть подозрение, что переживания эти, вместе с человеческим теплом к автору и вообще миру, который он не только создает, но и держит в своей голове, пересилят в итоге недостатки книги. Это настоящий живой человек, доступный и выходящий на связь, улыбающийся, шутящий, показывающий по просьбе фанатов свою ногу с результатами болезни, современный, находящийся в одной с нами реальности, читающий комиксы, смотрящий шоу «Голос», сериалы с фильмами, которые в поисках оттенков смыслов и вдохновений хотя бы краем глаза созерцаем и мы все; но всё-таки перешедший профессиональный рубикон.

Справедливости ради хочется отметить и тот простой факт, что фактически единственное, чем «Эхопраксия» действительно «покупает» своего читателя – разбросанными хлебными крошками о том, что всё содержание «Ложной Слепоты» ведется от лица не Сири Китона. Последние строки «ЛС» и так меняли всю картину шиворот-навыворот, теперь же всё еще больше запутано – нужные ответы обещаны в финальной части трилогии, «Omniscience» («Всезнание»). Конечно, дождёмся, конечно, подержим ещё внутри себя уровень интриги. Но в данный момент это зазеркалье становится всё страньше и страньше.

Учитывая послесловие «Эхопраксии», также хочется отметить, что, возможно, если бы блоггер внутри Питера Уоттса победил писателя и выковал из себя науч-поп-фигуру уровня Дэвида Дойча или Леонарда Млодинова, помогающую разбираться в омуте достижений современной науки – биологии – нейробиологии etc., — многим бы это пошло только на пользу. И самому писателю, вероятно тоже. Ну или второй вариант – вернуться на путь написания рассказов по методу «лучше меньше, да лучше» Теда Чана – для этого все предпосылки тоже есть.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Сирил Массаротто «Сто чистых страниц»

Jedaevich, 13 ноября 2014 г. 14:01

Купившись на вроде бы вменяемую замануху аннотации, решил разбавить серые осенние будни предположительно солнечным литературным позитивчиком. А книга при всей своей якобы теплоте и доброте оказалась бездарная, глупая и никчёмная.

Вот не так давно в российском прокате был хороший фильм, который в оригинале называется «Время», а в нашей локализации — «Бойфренд из будущего». Это прекрасный пример, как можно крайне душевно, замечательно и нежно связать понятия «семья», «отношения» и «время», отразив всё главное, что между этими понятиями бывает — радости, горести, сомнения, страх взросления и неизбежных потерь, новое начало, круговорот жизни в природе. «Сто чистых страниц» во время чтения аннотации предполагался как бы о том же. На деле же это история абсолютного инфантильного бездаря с непонятным фокусом рассказчика.

Ни в жизнь не верится, что главному герою — 32 года, как это указано. Такое ощущение, что это как бы персонаж из фильма «Большой», где юное дитя, не добравшееся толком до пубертата, внезапно переносится в тело Тома Хэнкса и пытается жить взрослой жизнью. Рассуждая соответственно и мысли излагая соответственно. Но здесь возникает главная глупость сюжета книги. Вот такому существу достаётся блокнот, с помощью которого можно переноситься в прошлое и проживать заново моменты собственной жизни — не меняя их, а просто безмолвно наблюдая и ощущая в формате 5D — где и тактильноэ, и запахи. И вместо того, чтобы беречь блокнот до конца жизни, чтобы потом можно было насладиться и прожить самые яркие моменты заново, что герой делает? Тратит ценные страницы на воспоминания о первых поцелуях, брошенные взгляды понравившихся девочек, валяющихся в клозетах пьяных друзьях и прочую чушь. Да и современная жизнь у парня не шибко содержательней — лучшее событие дня — это полураспахнутый халатик на теле бывшей подружки. Го-спа-дя, Васенька...

Лично мне кажется самым логичным получение в наследство от почившего дедушки такого блокнота в следующем варианте. Ты молодой инфантил, бездарь и прожигаешь свою жизнь. Тебе достаётся волшебный блокнот. И ты понимаешь, что надо изменить свою жизнь, и надо делать больше, делать лучше, чтобы в жизни в итоге произошло огромное количество событий, было море впечатлений, красок, чтобы потом даже выбрать было трудно, такой яркой станет жизнь. Мысль богатая, тут тебе и предпосылки веселой жизни, и контурно намечающиеся драмы, и что угодно ещё — хоть Билла Гейтса или сэра Ричарда Брэнсона лепи из такого персонажа.

Непонятно, что конкретно и кому конкретно хотел сказать Сирил Массаротто. Его герой — реально предпубертатный прынц, который верит, что его будут любить девочки (и это самое главное), а ещё обязательно в нужный момент на голову свалится наследство, и больше ничего не надо будет делать. При этом, непонятно от какой читательской радости вот такую сущность зачем-то запихнули в серию «Интеллектуальный детектив», и судя по отзывам на другие книги, это не у «Ста чистых страниц» проблемы — а у автора.

И да, на всю книгу меня не хватило. Ровно на 50%-тах прочитанного, на фразе «Я сержусь на себя. Ужасно сержусь. Может, потому, что блокнот меня фрустрирует» захотелось электронную книгу стереть по алгоритму Питера Гутмана и забыть об авторе навсегда.

Оценка: 2
–  [  8  ]  +

Дэниел Абрахам, Тай Френк «Война Калибана»

Jedaevich, 30 октября 2014 г. 17:54

«Война Калибана» хронологически продолжает события, произошедшие в Пробуждении Левиафана , поэтому читать вторую книгу без первой можно, но не то, чтобы рекомендуется — много отсылок и маяков будут не распознаны. Не то, чтобы это имело большое значение, но.

Особенность «Войны Калибана» — и не вполне ясно, хорошо это или плохо, — в ней сжимается та пружина, которая начала было растягиваться к концу «Пробуждения Левиафана». Декорационные планы, выросшие с размеров небольшого кораблика до размеров Солнечной системы, здесь обратно возвращаются чуть ли не в исходные антуражи — действие большей части событий происходит именно в таких небольших локациях. Научные лаборатории, каюты космических челноков, переговорные и совещательные комнаты, камбузы, узкие коридоры жизненных пространств планетоидов, вакуумные шлюзы — фокус смещён на человеческие эмоции, испытываемые носителями оных, помещенных волей авторов в события более чем достаточной степени узнаваемости. Окружающий персонажей космос представляется уже вполне обжитым пространством, обнесенным бытом, внутренними правилами и обычаями.

Возникшее привыкание позволяет сконцентрировать внимание на сюжетных линиях. Здесь их две с половиной, и героев — тоже два с половиной. Причём новых, несмотря на присутствие в полном составе всей команды «Росинанта» во главе с праведником Джеймсом «Развяжу галактическую войну!» Холденом. Специалист по биокультурам с юпитерского спутника Ганимеда, разыскивающий предположительно похищенную дочь. Сержант, потерявшая в бойне с неизвестным феноменом не только весь свой отряд, но и саму себя. Серый кардинал, дергающая за нити политической жизни в Галактике. Так или иначе, все судьбы сплетутся, влекомые ветрами внутригалактических перемен, связанных с уже упомянутым длинным словом на букву «П».

По существу книга понравилась меньше первой части. Вместо хорошего и плохого полицейского, пробующих на прочность собственные личности в условиях общецивилизационной угрозы, персонажи «Войны Калибана» гораздо более предсказуемы и очевидны — не то, чтобы шаблонны, но почти. Линия Пракса лишена какого-то научного прагматизма, что ли — в ней больше драматического элемента, чем того требует ситуация. Линия Бобби вполне понятна — космический вояка со всеми сопутствующими; при том, что персонаж достаточно бодрый и явно, с самого начала книги, претендующий на финальную_схватку_с_боссом_уровня, ничего неожиданного или необычного не показывает — видали и покруче. Линия Авасаралы требует самой большой концентрации внимания — так, по крайней мере, кажется на первый взгляд. Потому что все эти политические игры, выраженные противостояния между действующими силами намекают на приобщение читательского интереса к ним. Приобщения не происходит, потому что насколько неплохо выписана Авасарала, настолько же картонными остаются все эти адмиралы, министры и их прислужники — к концу уже второй книги всё так же трудно сказать, чем отличается адмирал Соутер от адмирала Нгайена или от господина Эрринрайта, и какие конкретно у них интересы. Задействованы разные силы — армии АВП, Земли, Марса — но в чём существенная разница по крайней мере между последними двумя, так и остаётся загадкой — не видно ни единого идеологического или иного повода для противоречий на планетарном уровне.

Линия харизматичной Авасаралы, к тому же, подчиняет себе остальные. В итоге, если посчитать навскидку, у неё будет где-то 40% общего времени, у Холдена с командой, включая разговоры и «сериальные» выяснения отношений — тоже процентов 40, а у непосредственного действия и решения той самой П-проблемы останется в итоге процентов 10. Маловато будет, господа. И всё можно выразить двумя словами, сказанными Кхалом Дрого на дотракийском: vilajerosh adori. Не больше и не меньше.

Что до самого издания, есть претензии к коректорско-редакторской работе. Ганимед, становящийся Ганимидом; Авасарала, теряющая букву «а» там, где точно не стоило бы; нелучшее время; сержант, всю книгу бывшая Бобби и становящаяся на один случайный момент Робби; никуда не девшийся роджер — эти и другие мелкие претензии картину не портят, но.

В целом фантастический градус немного снизился и это может быть поводом насторожиться. Наверное, стоит дождаться третьей книги — она покажет, как относиться к миру вселенной «Expanse».

Оценка: 6
–  [  21  ]  +

Дэниел Абрахам, Тай Френк «Врата Абаддона»

Jedaevich, 30 октября 2014 г. 09:44

Третья книга цикла «Пространство». Фактически, всё для своих. Космический челнок «Росинант» на ходу, Джеймс Холден, Наоми, Алекс, Амос — все в строю, экс-детектив Миллер и седой Фред Джонсон — где-то рядом. Для общего понимания читать первую и вторую книгу рекомендуется — хотя бы для того, чтобы было с чем сравнить и понять, куда движется авторская мысль. Ну или не движется.

Итак, у человечества новый вызов. Откладываем актуальную для первых двух книг тему «протомолекула»: возле Урана возникло странное кольцо, куда по собственной воле проваливается космический кораблик с единственным пассажиром на борту. И куда же не по собственной воле, как можно догадаться, направится наша доблестная команда во главе с мистером Я Говорю Правду И Только Правду. Чтобы, правильно, провалиться в эту не то чёрную дыру, не то портал, а скорее что-то среднее между этими понятиями, и сделать нам приключения.

Хочется акцентировать внимание: авторская мысль измельчала. Планетарный, галактический, вселенский масштаб, благодаря которому произведения называются космооперами, в случае с «Вратами Абаддона» похужал-исхудал даже в сравнении с предыдущей книгой, «Войной Калибана». Которая сама-то растеряла весь лоск сочетания фантастики и нуара, почти полностью убрав последний. Так вот третья книга в этом плане будет ещё уровнем ниже. Грандиозных замыслов здесь уже нет вовсе, а весь фокус — на людях, их диалогах и обильнейшем количестве пыщь-пыщь-элементов, свойственным рядовым космобоевикам. Авторы (которых, как известно, два), пытаются вплести в канву истории биологические, антропологические и даже религиозные измышления (второстепенные персонажи — представители религиозных конфессий разного толка), чтобы поговорить о человечестве, и чего оно стоит. Трудно сказать, что именно пошло не так, но делают они это настолько безыскусно, настолько шаблонно, банально и пошло, что от возникающего ощущения вторичности-во-всём даже немного стыдно. И за авторов, и за время, потраченное на чтение книги настолько бесполезной.

Зато хотя бы в названии есть смысл, и можно попытаться понять, чему именно должен был быть посвящён опус. Ведь вынесенный в название Абаддон — это очень многомерное, содержательное понятие, упоминания о котором есть начиная от Библии и санскритских текстов до «Мастера и Маргариты» и японской манги. Это место тления, разложения, уничтожения, демоническая сущность, символизирующая страх, смерть, войну. Если читать книгу и держать в уме такое понимание, то физические врата, через которые действующие лица переносятся в место действия большей части сюжета — более-менее внятная попытка через символизм пояснить, ЧТО там происходит. Но по итогам чтения в любом случае нет ответа на главный вопрос — ЗАЧЕМ это всё. Конфликты изъедены молью, мотивации отдельных персонажей достойны пыльного сундука, а учитывая, что всё это происходит в каком-то там столетии далекого будущего, фокусировать внимание на каких-то грязных пятнах в психологии человека, пинком скидывая его с пирамидки Маслоу — ну, это уже просто мелко. Цитатогвоздиком в гробик: «Наш долг перед ними — искать ответы. На этот раз мы оплошали. Не придумали ничего лучшего, кроме как взяться за оружие, но может, в другой раз, если сейчас обмозгуем, как до такого дошли, найдем лучший выход. На насилие полагаться нельзя». Эва какой глубокий вывод в далеком будущем, где УЖЕ мирно сосуществуют многие расы.

Отдельный привет переводчику и корректорам.

Про «роджер», «лейти» уже всё сказано не раз, а вот и новый хит — «мистер Гутмансдоттир». Розгами по рукам, и быстро читать правила образования исландских фамилий (Ладно бы ещё это было аллюзией на «Коня на скаку останавливал, в горящую избу входил, в общем, вёл себя, как баба» — так нет этого). И ещё разок розгами, за «Десантники были неласковы, но профессиональны».

+ Плюшка авторам за «Всё, что привело их сюда — землян, марсиан, астеров, — казалось невероятно далеким. Беспокоиться о месте АВП о политическом раскладе сейчас было бы всё равно, что вспоминать, расплатился ли ты с парнем, который в школьные годы угостил тебя пивом» (Да, в две тысячи каком-то там космическом веке пивасик в школах по прежнему в чести)

+ «И вот мы добрались сюда, не знаю в какую даль, и со всех сторон у нас миллиарды километров пустоты, а мы всё умудряемся толкаться и потеть от тесноты» (во-первых, от тесноты потеют совсем не обязательно, а во-вторых, фу. С другой стороны, я себе представил разговор воображений обоих авторов, и тогда да, тогда хорошо. Посидели вдвоем, попотели, а читателям теперь нюхай).

Грешновато, уважаемые сэры.

Оценка: 4
–  [  12  ]  +

Ханну Райаниеми «Квантовый вор»

Jedaevich, 10 февраля 2014 г. 16:27

Это цифровой ад, в котором собралась масса интересных созданий. Существование здесь образно, у реальности существуют расширения, и сама она размыта. Личности руководствуются в своей жизни через регулярный доступ к экзопамяти аватара Царства (будущий эволюционный аналог Интернета в помеси с Хрониками Акаши) и неразрывно связаны со своими гевулотами (по сути, цифровыми следами). Большое значение в существовании общественной жизни имеют гоголы (отсылка к гоголевским «Мёртвым душам»). Главной жизненной ценностью является Время человеческого существования (у нищих его нет), которое каждый должен заработать неустанным трудом в состоянии Спокойных (что-то среднее между внутренней мудростью и готовностью следовать общественным порядкам). В обиходе — вещи из интеллектуальной материи. Представители синтетической общественной фауны могут быть медленно- или быстромыслящими. В случае нарушения общественного порядка охранительные структуры внедряются в тебя, и превращают тебя в Тюрьму.

Ещё здесь есть магазинчики, которые можно найти только однажды, в них торгуют старыми жестяными роботами с древней Земли и мертвыми камнями, падающими с неба. И двери, которые обнаруживаются только в том случае, если вы скажете нужное слово, или съели нужную пищу накануне, или влюблены. Улицы меняют свое направление и местоположение, окружающая действительность подёрнута пеленой безупречного уединения, и каждый следует своей дорогой.

Посреди этого сверкающего цифрового мира великий вор пытается выполнить странную миссию, ради которой его выдернули из бессрочной тюрьмы, и наполнить дворцы своего разума (Шерлок Холмс образца 2014 года оценил бы) воспоминаниями о собственном великом прошлом.

Для углубленного понимания всех аллюзий и внутренних отсылок обязательно придётся копнуть. Что не мешает насладиться книгой и неподготовленному читателю — пусть и не в той же степени. Сюжет, несмотря на суровую научную оболочку, хорош — забористое сочетание криптокиберпанка, пост-викторианской эстетики, японских коанов и стеганографии мозга. В ходе чтения сознание начинает выискивать какие-то параллели с современной жизнью — и находит их. Это приятно.

И ещё приятней — «Квантовый вор» — только первая часть трилогии, что намекает на выстрелы развешанных ружей. Продолжение уже переводится.

Общую оценку я бы сформировал так: 7/10, где минус два балла от совершенства (причём минусы мне, а не книге) — за то, что не понял отдельные умозрительные цепочки, и ещё минус один — за некоторую сухость этого цифрового будущего, которая не позволяет героями проникнуться.

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Чайна Мьевиль «Посольский город»

Jedaevich, 3 декабря 2013 г. 10:27

«Признаю своё поражение. Я пыталась придать этим событиям некую структуру. Я просто не знаю, как это произошло. Может, причина в том, что я была недостаточно внимательна, или в том, что это случилось на самом деле, но почему-то мой рассказ не хочет становиться таким, каким я хочу его написать». (стр.174)

Хорошая мьевильская самоцитата: её можно применить и к самому себе постфактум чтения, и к созданному автором миру. К себе — потому что, вынужден признать, за долгое время это первая книга, с которой не удалось справиться. Категорически не хотела идти. Первая треть раскачивала лодку очередного мьевильского мира, и если ко второй трети книги лодка вроде бы раскачалась, и даже пошли кое-какие волны, то чуть позже стали очевидны отсутствие движения и тот факт, что водоём, в котором находится лодка — не река, а озеро: плыть толком некуда.

Вдвойне это печально потому, что «Посольский город» подана как лингвистическая/филологическая фантастика (большая редкость) с достаточно, в общем-то, любопытной идеей: люди, становящиеся в другой культуре аспектом чужого языка. Человек-прилагательное, человек-сравнение, человек-предлог. Если отбросить аллюзии и образность, Послоград мне представляется своего рода мировой Культурой, ужатой до одного города, в котором те или иные писатели могли бы являться выражателями взглядов целых пластов населения, те или иные люди — обозначателями качеств, векторов и смыслов, кто-то помельче — одни, но веским словом. «Послы», состоящие из близнецовых разумов, которые в разговоре с Хозяевами одним словом обязательно должны передавать одновременно и суть события, и его эмоциональный окрас — чем не фигура «писателя» или представителя своего языка, если говорить о некотором профессиональном долженствовании?

В конце книги есть некоторые выводы, достаточно напичканные аллюзиями, «городов теперь два — один для зависимых, другой для всех остальных, — и они вежливо взаимодействуют. У абсурдов куда больше общего с новослышащими, чем с оратеями. Слух тут ни при чём — абсурды и новые одинаково мыслят». «Людям — переносчикам инфекции — вход в их город будет закрыт навсегда: город, в котором теперь говорят иначе, тоже будет табу. В будущем послами между городом и их поселениями станут не люди, а новые ариекаи». Здесь можно найти достаточно поводов для дискуссий, если проецировать на нашу реальность. Абсурды. Новослышащие с тачпадами, спокойно переводящими смыслы с одного языка на другой. Оратеи, отстаивающие чистоту старого языка. Новые ариекаи — сложносоставные формы эмпатически-смысловых существ, с других точек зрения трактующие аспекты окружающей культуры.

Мысль затейливая, мысль интересная, творческий вызов — достойный. Только вот то ли у Мьевиля действительно не получилось задумку обыграть, то ли это просто мозг рядового читателя не смог уловить структуру построения текста; результат уже известен. Поговорить после чтения, в общем-то, есть о чём — но это старые песни да на новый лад, всё то, о чём филологи и вообще люди, видящие изменяющийся мир в фокусе «что же останется после нас» и так говорят, в заслугу книге это никак приписать не получится; сюжетное, композиционное, драматическое в книге выглядят бледновато. Хотя как знать — возможно, многие новые ариекае руссияе и найдут в «Посольском городе» что-то своё, и вообще найдут. Достаточно своеобразная фантастика всё-таки получилась.

Оценка: 5
–  [  45  ]  +

Сергей Лукьяненко «Застава»

Jedaevich, 8 ноября 2013 г. 14:46

Пока многонациональный читательский мир пытается хвалить и ругать одну из главных больших книг 2013 года, «Инферно» Дэна Брауна, у русскоязычного читателя появилась отличная возможность сделать то же самое с произведением русскоязычного же автора, новая книга которого выходит бодрым 100.000-ным тиражом. Судя по всему, «Застава» — первая долетевшая птица отряда «погранцовых», и то ли ещё будет/может быть.

Много говорить об этой книге не хочется — она того не заслуживает. «Застава» банальна, вторична и абсолютно лишена ощущения прекрасного. Авторская чуйка подвела Сергея Лукьяненко: вместо флагмана новой серии имеет место быть произведение, как будто лежавшее в столе лет эдак 20 и выпущенное только потому, что в эпоху крайней народной популярности низкопробного чтива форм-фактора «Попаданец в ...» автору отчаянно захотелось увеличения количества дензнаков на собственных счетах. Если начать разбираться, дело может быть в чём угодно, но кого интересуют причины, если осечка — это осечка?

История персонажей «Заставы» — это самый избитый сюжет русской фантастики образца нулевых-десятых: многострадальные «попаданцы». Есть наш мир, есть мир где-то по соседству. Миры отчасти соприкасаются, из одного можно частично влиять на условия жизни в другом. Основная парадигма, отличающая Центрум от других миров — в нём не может существовать пластик. Именно поэтому мир застыл где-то в аналоге порубежья «земных» XVIII-XIX вв. Но дальше этого общего описания автор не идёт — никаких экскурсов, никаких сравнительных характеристик и духа чего-либо особенного, магического, невидимого задверья. Есть пара клиффхангеров, но по прочтению книги можно сделать вывод, что раскрывать их предполагается силами других авторов в последующих книгах серии.

О ты, хотевший получить стимпанк — огорчись. Его здесь, как выясняется, не подразумевалось — при том, что издатели интригующе подмигивали. При имеющихся исходниках вполне возможно было предположить, что автор двинется в этом направлении. Ничего подобного. Но это не настолько важно, а вот что важно, так это факт: мир не раскрыт абсолютно никак. Цитируя одного из ключевых персонажей, у Лукьяненко получилась «бьютофория». Несколько проскоков по вершкам = итоговое абсолютное непонимание, зачем защищать, скажем, Центрум от Земли, или Землю от Центрума, и нужно ли вообще что-либо защищать. Отдельной белой нитью проходит очень, очень, ОЧЕНЬ большое количество ненужного бытописательства «для объёма», абсолютно мыльного и ничего особенно не добавляющего ни смыслу, ни героям, ни описательным характеристикам истории.

Персонажи здесь блёклые, наполовину деревянные и одинаковые — отличить одного от другого получается с трудом: разговаривают одинаково, мыслят одинаково, мораль одинаковая, несмотря на возрастной разброс от 15 до 75. Так не бывает. Имена стираются в памяти достаточно быстро, характеры не развёрнуты. Среднестатистический лукьяненковский главный герой здесь растянут на пяток персонажей, и сделано это ровно с той степенью распылённости, чтобы хорошо не получился ни один.

Если говорить о структурном наполнении, история скачет. С совковых посиделок, пропитанных духом щщей, тополей на плющихах, лэнгвичем бывшего коммуниста и авторским продактъюзментом — к не вполне понятной в силу своей затянутости роад-стори -> к бытовому триллеру -> к стандартному попаданческому боевичку. Финал вызывает только один вопрос: зачем вообще было читать эту книгу. Во первых, никого ни жалко, никого, а во-вторых, никакой морали, никакой. Что же касается общего вектора мысли Лукьяненко, всё, что можно по этому поводу было сказать, сделал уже лет 15 назад старомудрый Джордж Карлин. (https://www.youtube.com/watch?v=MXTBotdauPo) И Лукьяненко ни нового ничего не выдал, ни на что-либо умнее не сподобился.

Итог: пустая, ординардная и, кажется, худшая книга господина Лукьяненко на настоящий момент. Отчасти потому, что это действительно слабый текст, отчасти — ввиду серийного характера истории. Жаль, что таланта вполне самобытного в своё время автора стало хватать только на то, чтобы «работу работать» и писать макулатуру для нулевого читателя.

Оценка: 2
–  [  18  ]  +

Гай Гэвриел Кей «Поднебесная»

Jedaevich, 12 июля 2013 г. 12:58

В некоторых характеристиках книгу ошибочно отсылают именно к фэнтези, по той простой причине, что автор — признанный специалист жанра. Между тем, «Поднебесная» — в классическом понимании прекрасный, настоящий образец жанра «исторический роман», со всеми сопутствующими плюсами, без единого недостатка.

Можно с уверенностью сказать следующее — книга — отличный вариант для любого человека из Западного мира, желающего начать знакомство с внутренним устройством подлунной империи. Потому что всё то, чем славится Китай — его история, его воины и неземной красоты женщины; боевые искусства; культура, мистика и мифология; каллиграфия, поэзия и музыка; философия и мудрость — всё вплетено в ткань рассказываемой истории, обогащает, украшает, умножает её. Талант одновременно историка и рассказчика создаёт красочный витраж — понятный в своей простоте и глубокий по своей сути.

За историей главного героя, Шань Тая, стоит история его семьи, а за семьей — история государства в эпоху важных перемен. Волей провидения судьба всего одного человека, всего лишь сына своего отца, начинает значительно влиять на окружающий мир, представляющий собой настоящий котёл из тонкостей человеческих отношений, ожиданий, событий, закулисных хитросплетений. Наблюдающий за происходящим в котле читатель в полной мере получает всё, что хотел или мог бы; ирония: в самом прямом смысле смешаются люди и кони.

Надо сказать, что чтение очень хорошо визуализируется. С одной стороны, это заслуга автора — описаний здесь множество, и они абсолютно не «бытописательски» — выполняют свою роль именно для того, чтобы почувствовать окружающие ароматы — запахи духов наложниц, дуновение шевелящего траву ветра, запах ночной степи, тишину городских переулков, эмоциональное напряжение сторон в конфликте. С другой стороны, любой, кто смотрел китайские фильмы, на страницах книги тоже находит знакомые интонации — и это снова возвращает к умению автора передавать атмосферу. Также присутствуют внутренняя мудрость, за которую мы любим китайские истории и легенды, и обязательно — морально-этическая сторона.

Хочется выразить согласие с вот этим мнением Наталии Осояну:

«Финал романа в той части, которая касается событий, охватывающих весь Китай, не станет сюрпризом для того, кто знаком с историей эпохи Тан и с судьбой прототипов Вэнь Цзянь и её кузена. Однако, даже зная заранее, что ждёт некоторых персонажей, всё равно читаешь с замиранием сердца, потому что текст просто не отпускает, не позволяет отвлечься. Ближе к финалу, когда явственно зазвучал голос своеобразного нового персонажа — назовём его Историком, — я вдруг подумала о том, что «Поднебесная», фактически, представляет собой повествование о людях, которые в исторических хрониках сохранились лишь в виде мимолётных упоминаний — если можно так сказать, в виде сносок. Эти люди — не герои, и далеко не всегда победители, но без них история развивалась бы иначе».

Последняя, 4 часть книги проникновенна, душевна и человечна, временами вызывает щемящее чувство в груди.

В итоге: лучшая художественная книга, прочитанная в 2013г. на настоящий момент. + очередной значительный элемент в паззле серии «Сны Разума».

P.S. Певучий ручей повествования в некоторые моменты разбивается о пороги очепяток и корректорских недоглядок — коих достаточно много, чтобы это показалось простой невнимательностью. На впечатление от книги это не влияет — но и не заметить тоже совесть не позволяет. Пришлось отослать в АСТ. Может быть, для переиздания поправят.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Чери Прист «Костотряс»

Jedaevich, 16 октября 2012 г. 12:32

В 2010 году «Костотряс» привлек к себе достаточное количество внимания, что вылилось в номинации на «Хьюго» + «Небьюлу» и полученный Locus.

***

Всё-таки думалось, что книга будет рангом повыше. В ней есть стимпанк, в ней есть «трухляки» — те же зомби, только в анфас, есть в ней конфликт «отцов и детей», есть некоторое количество приключений. Есть стена, отделяющая разрушенный мир прошлого от скудного мира настоящего. Всё это — в антураже начала века, когда не существовало патентных войн и будущее было столь многозначительным. Из этих исходников можно было выжать куда как более сильное наполнение, чем удалось Чери Прист.

В то же время книга напоминает сценарий компьютерной игры. Как-то уж всё упрощено. До прочтения думалось, что это взрослый креативный стимпанк (раз уж на такого уровня премии номинируют) — ан нет, на деле «Костотряс» — вполне себе подростковая литература с особенностями подростковой литературы.

Читается, между тем, книга с интересом — сейчас странными штуками этот интерес измеряют, например, я проехал мимо своей станции пару лишних длинных перегонов метро во время одной из ключевых сцен. Увлекло. И в 12-16 лет точно было бы интересно. Но тогда уже книге не хватает иллюстраций. Плоды стимпанка всегда хочется щупать как минимум глазами.

В целом, если напроситься на аналогию, то приходит на ум сериал «Терра Нова», в котором можно было бы интересно раскрыть окружающий мир необычной цивилизации, а вместо этого добродушевная рука Стивена Спилберга описывала жизнь отдельно взятой семьи в нестандартных условиях. Проблема одинаковая: и в сериале, и в «Костотрясе» никакого интересного конфликта как раз в семейной линии нет, при том что окружающий мир одинаково задвинут на второй или даже третий план. Сериал за это поплатился и был закрыт, у «Костотряса» вряд ли будет другая судьба. Да и экранизировать, если заводить речь на популярную ныне тему, здесь попросту нечего. Абордаж дирижаблей лучше в кино с другой начинкой смотреть.

Итог: ожидалось большое и интересное, получилось короткое и простенькое. Впечатлению даже остановиться не на чем.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Морис Ж. Дантек «Призрак джазмена на падающей станции «Мир»

Jedaevich, 16 октября 2012 г. 12:30

Удивительное дело — орбитальная станция «Мир» была затоплена в 2001 году. А помнится, как будто это совсем недавно было, несколько лет назад. И еще помнится, что были такие романтические разговоры во время этого события, о космосе, разрушении надежд, наверное, ещё советских, о преодолении космического континуума, о том, обрушится ли «Мир» (игра слов), в том числе нам на головы, и вообще куда упадёт, собъёт ли по пути пару спутников, желательно американских, и т.п.

Станция, отработавшая свой ресурс, между тем ПРОСТО упала в океан, сгорела звездой в атмосфере и осталась разве что памятью в учебниках истории для большинства людей. Много думать о себе заставлять не пришлось — через несколько месяцев после того события случилось 9/11, падали уже другие объекты, и мир после этого всего существенно поменялся, перейдя от романтического ожидания нового тысячелетия к притянутому за уши реализму XXI века.

Морис Дантек вполне видится ребёнком этого переходного времени. Мысли его, проникнутые идеями Ницше, занимает возможное, раскрашенное сложными цветами будущее, в которое постепенно и неизбежно превращается наше настоящее. Самым известным из произведений Дантека сейчас является «Дети Вавилона», по которому снят вполне неплохой фантастический фильм «Вавилон нашей эры».

«Призрак джазмена на падающей станции «Мир» заявлена как сочетание киберпанка, техноэкшена и фантастического боевика. Учитывая, что автор — француз, рядовому российскому читателю может показаться интересным ответ на вопрос «а что, французы тоже пишут киберпанк?». Надо думать, именно на это надеялись издатели, выпуская книгу с названием, мимо которого абсолютно сложно пройти, чтобы не взять в руки и не пошуршать.

Итоги этого шуршания таковы. К сожалению, название — это самое оригинальное, что удалось автору. Книга состоит из четырех частей, три из которых наполнены одной и той же атмосферой, а последняя разительно от них отличается. Основная история посвящена парочке молодых людей, сбежавших из некоторого подобия резервации. В которую их поместили из-за вируса, поражающего мозг, вследствие чего мозг начинает бурно развиваться, используя доселе скрытые резервы. Беглецы одержимы идеей обмануть систему, дёрнуть денег и скрыться в тихом уютном местечке, чтобы жить-поживать да добро раздавать. Для этой цели они грабят почтовые отделения, и пользуясь новообретенными возможностями что твой Эдди Спинола в «Области Тьмы» , просчитывают все возможные варианты развития ситуации, чтобы не попасться.

Всё это время фоном развиваются события на космической станции «Мир». Произошла какая-то накладка, и станция начинает падать на Землю, что грозит смертью космонавтам, находящимся на её борту. Жители планеты следят по телевизору за развитием событий.

Земные беглецы с переменным успехом осуществляют свои планы, когда ВНЕЗАПНО оказывается, что они благодаря своим нейровирусным мозгам связаны с неким Альбертом Эйлером, гениальным джазменом начала XX века, чей неупокоенный дух находится на той самой станции и является той самой причиной возникновения неполадок.

И вот что нужно в такой ситуации стоит сделать автору? Насытить драматизмом. Разъяснить. Объяснить мотивацию. Прописать характеры. Обрисовать глубину конфликта, наверное. Что придаст истории объём и в прямом смысле, и в переносном. Вместо этого неспешное повествование, продолжавшееся 220 бумажных страниц, вдруг за 40 оставшихся страниц пытается решить и текущие, и сумбурно возникающие вопросы. Ощущение, будто идёшь по киношному ангару, и внезапно со сьёмок не то «Бонни и Клайд», не то «Диких сердцем» внезапно попадаешь в павильон «Джонни Мнемоника», а потом в какой-нибудь «Тринадцатый этаж». Странно. При этом не отрезвляет, а только создает неудобство.

Позиция автора представляется румяным задорным юношей, попавшим в гипермаркет литературных идей и не знающим, за что конкретно ухватиться, чтобы стало хорошо. Потому хватающим всё подряд. От намечающейся криминальной драмы перейти к параллельным реальностям, пространственно-временному стазису, «афро-американской связи между всеми звёздами галактики» (о_О wtf?), путешествиям в бесконечностях и рестротраснпозонам...надо либо умело, либо не надо. Но автор это простое правило игнорирует, крутит папиросу из наспех собранных грибов, протягивает тебе, прыгает в персональный поезд-беглец и уезжает в туман многозначительности. И ещё в саксофон дудит.

Всё это действо отмечено ещё и печатью премии «Абзац» за худший перевод 2011г. Честно говоря, то ли автор, то ли переводчик в процессе творчества запаслись перловкой и активно её рассыпают. Местами оказывается слишком густо для одной страницы. Плюс нелогичные выводы. Плюс странные действия персонажей. Плюс ощущение авторского «я придумал, а вы разбирайтесь».

Так не пойдёт, парень. Как хорошо заметил в своём отзыве Kons, разбег на рубль, удар на копейку.

P.S. Единственное, что возникло от книги — это аллюзия на современную отечественную космическую отрасль. Если станция «Мир» падает от призрака саксофониста, то от чего падают (точнее — не взлетают) российские спутники? В одном наверняка призрак лакировщика глобусов, во втором — переименовывателя улиц, а в третьем — призрак какого-нибудь создателя разговаривающей капусты. Не иначе. Вообще, такого парня как Дантек да в наше правительство. Хоть веселее будет слушать сказки о провалах на государственном уровне.

И да, на обложке книги указано — «от Мориса Ж. Дантека», которого называют «человеком № 1 в научной фантастике XXI века». Ну уж кто-кто, а мы-то с вами понимаем, что человек номер один — это Питер Уоттс, а если кто-то другой, так его пока не перевели :)

Оценка: 3
–  [  14  ]  +

Паоло Бачигалупи «Заводная»

Jedaevich, 16 октября 2012 г. 12:25

Одно из главных событий переводной фантастики 2012 года наконец-то состоялось — в серии «Сны Разума» выпущена «Заводная» Паоло Бачигалупи, книга, собравшая в 2010г. весь букет фантастического Олимпа — «Хьюго», «Небьюлу», «Локус» и премию Джона Кэмпбелла. Что вы говорите? Всё правильно, это дебютный роман автора.

Жанрово «Заводная» — сочетание антиутопии, киберпанка, социальной фантастики, богатое на описательную часть, нюансы окружающего мира и выписанные характеры.

Это будущее, в котором произошли катаклизмы. Эпоха Экспансии закончилась. Мы в сердце королевства Таиланд, в отличие от павших Америки и Европы выжившего и путём строгих императивов пытающегося существовать в Эпоху Свёртывания. Здесь сосуществуют выжившие представители самых разных слоёв населения и народов. Реальность почти не мыслима без продуктов технологического развития — рядом с обычными людьми находятся разработки генной инженерии. Например, Новые люди, лишенные человеческих недостатков. Например, чеширы (дань уважения Льюису Кэрроллу) — то появляющиеся, то исчезающие животные-хамелеоны, истребившие других представителей семейства кошачьих и заполонившие окружающий мир. Души слишком рано или случайно умерших не отправляются здесь в иной мир, а постоянно являются близким. Люди питаются генномодифицированными продуктами; главная ценность, охраняемая государством — банк семян; а самая влиятельная структура, которой подчиняются все вокруг — Министерство природы. Само же государство пытается не зависеть от осколков прежнего мира и хочет рано или поздно создать новую Аютию (государство, столица которого в XVIII веке была крупнейшим городом на Земле).

В книге несколько главных героев, и все они хорошо раскрыты. Эмико, та самая «the windup girl», девушка с кожей нежной как манго, изысканный продукт продвинутой японской инженерии — Новый человек, пытающаяся осознать собственную сущность внутри грубого людского мира. Андерсон Лэйк, ищущий источник появления вроде бы истреблённых фруктов и генных хакеров, стоящих за этим. Тань Хок Сен, управляющий завода «Спринглайф», вся жизнь которого — испытание на прочность. Джайди Роджанасукчаи и его правая рука Канья — бесстрашные «белые кители» из Министерства природы, каждый день спасающие жизнь Крунг Тхеп и государства от эпидемий цибискоза, фагана, пузырчатой ржи. Жизни персонажей пересекаются, приближаются и отталкиваются, переплетаются на фоне событий, происходящих в государстве — возможности новых биологических угроз, военных переворотов, дворцовых интриг и социальных междоусобиц. Этот вавилон жесток, нетолерантен, сильно напоминающий наш, только лишенный иллюзий, искусственно созданных человеком.

История выглядит удивительно правдоподобной, очень хорошо погружает в себя, и выныривать из неё не хочется. Зарубежные критики нашли у «Заводной» много общего в создании мира с «Нейромантом» Уильяма Гибсона — это дополнительный стимул для чтения. Ещё хочется отметить ощущение, возникающее от творчества Паоло Бачигалупи. Вот бывает какая-то горечь, когда читаешь фантастические произведения, или опасение о допустимости описываемого, страх или смех от вскрываемой авторской мыслью проблемы. От Бачигалупи не так. Появляется чувство, что да, вот так всё и будет, описываемая картина не просто возможна, не фантастична в своём допущении — объективно реальна. Тем самым можно легко согласиться с журналом SFRevu и его характеристикой «знаковый роман для нынешнего периода развития НФ». Во время, когда фантастика пытается, в общем-то, уйти от реализма обыденности, создать какие-то незабываемые миры, расчерченные визуальностями всех цветов и категорий, приятно, что в жанре есть люди, которые помнят: фантастика — вуаль, скрывающая ответы на запросы общества, выдающая эти самые ответы деликатно и вовремя. Бачигалупи — именно такой случай.

Поэтому ответ на вопрос, можно ли рекомендовать эту книгу другу, звучит так: «Безусловно». Заводная — одинаково и читательская победа, и плюс в копилку казалось бы подугасшим «Снам Разума».

Важный P.S. Расширяют вселенную «Заводной» ранее переведенные и опубликованные в антологиях рассказы «The Calorie Man» (Специалист по калориям) и «The Yellow Card Man» (Человек с желтой карточкой) — правда, уже сейчас рассказы следовало бы немного причесать и привести в соответствие «The Windup Girl», превратив персонажей соответственно в «калорийщиков», «желтобилетников», а «белых рубашек» — в грозных и невозмутимых «белых кителей». Ну и в любом случае обязателен к прочтению самостоятельный рассказ «Народ песка и шлаков», способный вогнать в слёзы практически любого читателя и дающий хорошее представление о векторе творчества Паоло Бачигалупи.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ив Греве «Мето. Книга вторая - Остров»

Jedaevich, 16 октября 2012 г. 12:22

«Остров», вторая книга антиутопической трилогии про мальчика Мето была выпущена аккурат к Московской Международной Книжной Выставке-Ярмарке 2012. Особенно приятным моментом к её выходу стал тот, что первая книга трилогии, «Дом» , на днях получила Книжную премию Рунета в категории детской литературы и на ММКВЯ фигурировала уже в качестве победителя.

Если смотреть по отзывам лит.критиков и некоторых писателей, «Дом» получил, как сейчас модно говорить, «пристойную прессу». На избитом поле был сделан неплохой задел для развития как истории, так и главного героя, благие ожидания detected.

О второй книге более чем подробно рассказано в аннотации. Но не всё то золото, что блестит. Как сказал бы Магистр Йода, пяди семи во лбу быть нужно не, представить чтобы Мето Дома сбежит из. И вот какая штука. Сбежать-то сбежал. Только куда? Оказалось (это не спойлер, ничего страшного), что Дом — как та иголка, что в яйце, а яйцо в зайце, а заяц в бочке, а бочке на складе, а склад в Пуэрто-Рико, и охраняет его Кощей Маклауд в пионерском картузе. Другими словами, Дом — на Острове (рассказ о котором и предлагается), а Остров в Море, а Море непонятно где, и за ним есть Непонятно Что (хотя более менее соображулистый ум, прочитавший название третьей книги, понимает, что там М и р). Так вот. Вместо того, чтобы плавно перевести акцент с Дома (наполненного тайнами и странностями) на Остров, автор как-то странно поступает с читателем. Нам предлагается резко забыть о Доме. Главного героя бросают в новые обстоятельства. Новые условия, новые касты, новые соображения. При этом никак не возвращая к прежней жизни, не мотивируя ранее совершенных поступков, и совсем не раскрывая тайны, о которых упоминают шарлатаны-аннотаторы. Парень по-прежнему хочет раскрыть тайну своего происхождения, узнать, как его зовут. Отчасти ему это удаётся, но кроме этого, в книге попросту нет ничего.

То есть под «ничего» понимается «совсем ничего». Нет искрящих самосознанием размышлений подростка, которые были в первой части, нет фокуса на взрослении и закалении характера. Зато есть ляпсусы, которые вызывают просто недоумение. То мифического Шамана, оказавшегося женщиной, сразу именуют Шаманкой (как это возможно, если женщины в принципе отсутствуют в мире Мето). То не зная, как подсказать решение главного сюжетного вопроса, автор просто «приходит» это решение в голову главному герою. То окружающих персонажей обезличивают — если ты из клана Гадюка, тебя будут звать или Акадюг, или Дюкааг, или Каюгад. Запоминать, кто есть кто, и почему так, не хочется. То «Дом», жители которого живут на дотации, и с которым было связано столько «наболевшего», забывается и отходит на третий план. То мифические солдаты, которые охраняют остров, почему-то отстреливают ребятню, выполняющую общественно полезные работы. Какая-то сплошная нелепица общей конструкции, на которую не получается закрыть глаза.

Отсюда закономерный вопрос. Каков шанс, что при полностью висящей второй части, которую вообще можно выбросить за борт, в итоге история блеснёт не новизной, так хоть чем-то индивидуальным? Те ожидания, которые заложила первая часть, раскромсались вдрабадан. Оставив ощущение, что лучшее, что есть в книге — это обложка, за которую точно не надо платить 230 или сколько нынче просят рублей.

Поэтому рекомендуется сразу забыть про Замятина, Орруэлла и кто там еще упоминался в рецензии на первую часть. Никаких сравнений. Блекло, слабо, ни о чём. Проблема исчезающих для каких-нибудь целей детей поднимается в последнее время за разом раз, далеко ходить не надо — «Агония» Эммы Клейтон, но в нашем случае есть подозрение, что итог окажется хуже, чем думалось в начале пути.

Разочарован.

Оценка: 3
–  [  13  ]  +

Питер Уоттс «Морские звёзды»

Jedaevich, 14 сентября 2012 г. 12:27

> [Возьмите дюжину детей. Любых детей. Хорошенько взбейте и смешайте, пока не останется только несколько комков. Двадцать или тридцать лет подержите на небольшом огне; доведите до медленного кипения. Снимите буйных психопатов, шизоаффективных, людей с синдромом расщепления личности и слейте их.

Дайте остыть. Подавать с дофаминовым гарниром.

Что вы получите? Нечто погнутое, но не сломанное. Нечто, подходящее для трещин, слишком извилистых для всех нас.]

Хорошо, что Питера Уоттса нам перевели ещё, а то мы уже успели соскучиться. Cпустя пару лет после выхода «Ложной Слепоты» изголодавшийся по плотной и забористой фантастике человек wants some more. Поэтому вышедшие на русском языке «Морские звёзды» своевременны и очень уместны. Не только для того, чтобы получше познакомиться с творческим миром Уоттса, но и просто чтобы не закиснуть — сильные жанровые вещи медленно выходят на наш книжный рынок.

Так вот, «Морские звезды». Это дебютный роман писателя. Однозначно, таким дебютом может гордиться любой литератор. Будучи гидробиологом и специалистом по морским млекопитающим, Уоттс составляет свой литературный коктейль, во вкусе которого угадываются как минимум: «Бездна» Джеймса Кэмерона, «Гибель Дракона» Сакё Комацу, «Ружья, микробы и сталь» Джареда Даймонда, внутренняя атмосфера размазывающей тишины одновременно и внутри «Дискавери» в «Космической Одиссее 2001 года», и «Луны» Данкана Джонса. Всё это вместе, приправленное настоящим психологическим сумраком, в который то ли ты вглядываешься, то ли он в тебя.

В этом сумраке существуют рифтеры. Их внешний мир — подводная тьма под толщей нескольких километров воды, а внутренний — прокачанное наномодуляторами тело. В котором от тела мало что осталось, но сознание не перестаёт задавать себе неудобные вопросы. И вот в этой глубине, абстрагировавшись от окружающего мира настоящего [будущего?], поместив всех персонажей вместе с читателем и самим собой в замкнутое пространство, Уоттс дергает за нити. Спрашивает. Слушает.

> [«Для его подозрений существует одно слово. Оно описывает человеческий опыт в камере сенсорной депривации, или в виртуальной реальности с изолированным входом данных, или — в самых экстремальных случаях — когда кто-то перерезает сенсорные кабели центральной нервной системы. Оно очерчивает состояние лишения чувств, когда целые отделы мозга отключаются из-за нехватки внешних данных. И слово это «Ганцфельд».]

Только в «Морских звездах» ганцфельд-эксперимент распространяется не на конкретного человека или группу людей, — идёт глубже — на понятия человека, человечности и сознания. Что заставляет тебя оставаться человеком, когда разрушены все основополагающие элементы, что заставляет тебя жить? Что составляет твое понимание жизни? Почему?

Ощущение присутствия внутри книги отдает гнетущим, пробирающим эхом. Текст, несмотря на большое желание, проглотить не получится. Умные, едкие мысли учёного и человека. Хочется ли продолжения? Однозначно.

«Ложную Слепоту» в контексте не упомянуть по-прежнему нельзя, она всё-таки маяк, на который поклонники будут ориентироваться ещё долгое время. Соглашаясь со словами Валерия Маслова aka Goshak, «Трилогия о рифтерах — это тот текст, который Уоттс подставлял под ножку письменного стола, когда писал «Слепоту». Потому что все составляющие на месте. Социопатическое отношение к обществу. Излом души через призму человеческого несовершенства. И, наверное, чуть больше, чем в поздних произведениях, вот эта мораль, что человечеству просто повезло оказаться в определенное время в определенном месте. И поэтому всё так, а не иначе.

В любом случае, позиция фантаста, который способен не просто посредством литературы локализовать *проблему* и обозначить пути выхода из неё, а ещё и лягнуть для придания вектора, наверное, оптимальна. Не мы такие, время такое и способы воздействия такие. Хорошо, когда выплавить из своих творений нечто одновременно умное, жёсткое, хлёсткое, оригинальное, завораживающее и что называется, «с яйцами», удаётся.

Нетрудно догадаться, что Уоттсу удалось. Thank you.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Питер Уоттс «Ничтожества»

Jedaevich, 4 июля 2012 г. 12:48

Хочется только одно слово сказать: «Отлично!». Питер Уоттс взял да препарировал историю карпентеровского «Нечто», повернув её с точностью до наоборот, и за достаточно небольшой объем рассказа насытил драматизмом чуть ли не более, чем его есть в оригинальном творении.

Локации те же, история та же, только подана она от имени того самого создания, с которым боролись норвежские полярники. Трактовка неожиданная, и лютобешенопрекрасная.

Честно говоря, есть ощущение, что никто лучше Уоттса такое сделать и не смог бы. Опять имеет место его любимая проблематика контакта с иным разумом, опять имеет место глубокий психологизм, и опять имеет место быть ощущение, что как же всё это круто и аффтаржги.

Наверное, глупо прозвучит, но текст начал читать только потому что «это же новый переведенный текст Питера Уоттса», и только через несколько абзацев понял, о чём, собственно, идёт речь. Втянулся, и порадовался всем новых краскам, заигравшим на старом аккордеоне.

Впереди по курсу чтения «Crysis. Легион», и даже как-то символично, что слово «легион» именно в этом его понимании, встречается и в «НЕЧТОжествах». Повторяюсь, вышло отлично.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ив Греве «Мето. Книга первая - Дом»

Jedaevich, 19 июня 2012 г. 15:02

Издательство Clever, выпускающее книги для детей, сделало большую ставку на эту книгу. Провело приличную пиар-компанию: под антиутопическую трилогию для подростков были задействованы самые популярные ресурсы — ЖЖ, FB, ВК, даже буктрейлером поделилось.

Есть ДОМ. Не имеющий никакого отношения к Мариам Петросян, но очень на него похожий. Находящийся на острове и защищаемый неизвестными солдатами. Живут в нём только мальчики. В одной большой комнате. Их 64. Ровно. Во время приема пищи один раз в 42 секунды они подносят ложку ко рту, к концу обеда съедая ровно 72 ложки. За любое нарушение правил — наказание — сутки в холодильнике при нулевой температуре. Чем больше нарушений — тем больше суток. Им не разрешается проявлять воображение, задаваться мыслью о своем происхожении, отсутствии женщин, предназначении. Поэтому вопросов никто не задает. Можно выполнять только то, что разрешают Цезари. Есть, пить, играть в игры, рисовать, спать. Иногда ночью скрипит чья-то кровать — это означает, что утром на одного из 64 станет меньше. Только для того, чтобы скоро появился новичок. И еще в доме есть много комнат, запертых, соединенных тайными ходами, которыми перемещаются Цезари. Иногда в сознании ребят всплывают какие-то обрывки как будто из другой жизни, непонятные слова «семья», «мама»... Но Дом хранит эти тайны и живет своей жизнью.

Конечно же, рано или поздно должны появится сомнения в правильности окружающей реальности, так и происходит с главным героем — Мето. Он начинает задавать вопросы и искать ответы, позволяя шестеренкам истории завертеться.

Говоря о книге, надо иметь ввиду главное — целевая её аудитория — дети лет 12-15. Но и внимание взрослого вполне способна удержать. Первый том содержит 10 глав. В которых раскрывается внутренне взросление мальчика. Поэтому здесь внимание будет сосредоточено на дружбе, доверии, тайнах, скрытых способностях, некотором закалении характера.

Тематически совершенно справедливо надо отметить, что книга основной идеей не блещет. Она заявлена как антиутопия, но в этом, первом томе, дается только намёк, который может быть развит как угодно. Да и куда там сравнениям с Оруэллом и Замятиным, вынесенным в аннотацию. Скорее это адаптированное для детей сочетание уже упомянутого «Дома, в котором» Мариам Петросян, майклбэевского «Острова», исигуровского «Не отпускай меня», и может быть, отчасти даже джеймскэмероновского проекта «Тёмный ангел».

Хорошо сделано оформление глав книги — начиная с первой, рисуется схема-образ главного героя — так, как это делают художники, от крестовины к окружностям. В таком же смысле очерчиваются контуры и самой истории — первый том утвердительно отвечает только на вопрос «а был ли мальчик?», всё основное будет в следующих томах.

Зачин — чересчур простой, но увлекательный. Единственное, что не понравилось, это всё-таки соотношение с законами нашего времени. Джедаевич вроде не старый перец, но в его детстве читались книги вроде «20 тысяч лье под водой», «Кортик», «Республика ШКИД», «Два капитана», где новые истины для детей приоткрывались с добром, что ли, участием. А Мето приходится в свои такие же годы вращаться вокруг понятий «солдаты», «сражаться», «убийство», и т.п. Есть ощущение, что детей лучше другому учить. Не приветствует Джедаев Орден деятельность эту.

И да, приятно, что наши обложки соответствуют французскому изданию трилогии.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Евгения Мелемина «Осколки под стеклом»

Jedaevich, 19 июня 2012 г. 15:00

Хорошее, атмосферное, самобытное произведение. Если говорить о терминологии — больше социальная фантастика: акцент книга делает на общем состоянии нашего общества, перспективах его морально-нравственного развития и тех осколках, которые режут (по крайней мере — должны резать) нас всех, живых и чувствующих.

Сюжет лично мне представляется таким...геймановским — поклонникам «Песочного человека» и «Коралины в Стране Кошмаров» должно понравиться. С оговоркой — здесь меньше сказочного и больше горького, отсылающего к реальному обыденному миру.

В мире мёртвых живет один из наших главных героев — Криспер Хайне. Он бессмертен, и единственная его функция — отвечать на звонки телефона доверия. Звонят ему мёртвые. Люди разного возраста — от детей до стариков, которые умерли случайно, неожиданно, не успевшие что-либо сделать в нашем мире, кому-то сказать последние слова, осуществить. Криспер Хайне внимательно выслушивает просьбы, возвращается в мир живых, и выполняет такие поручения. Иногда сложные, иногда противоречивые. Но это последние просьбы. Мёртвые имеют право.

В мире живых же всё плохо. Эвтаназия стала повседневным явлением с целью оздоровить, очистить общество — места в нём больным, инвалидам, генетически неполноценным людям фактически нет. Мир в состоянии подозрительно прищуренного карантина — где каждый помимо прочего следит за тем, полноценен ли сосед. Но в целом общество впало в серую апатию — цитата хорошо это выражает.

Однажды Криспер сталкивается с необычным явлением и спасает странного молодого человека. Оказывается, того «почти убили» в реальной жизни, он фактически находится на грани существования. После возвращения же в реальность наш второй главный герой получает способность — исцелять любые болезни, даже возвращать умерших к жизни. И вот дальнейшее развитие событий зависит ровно от того, как парень намерен этот дар использовать...

Помимо уже упомянутого геймановского стиля в создании мира, надо отметить и другой факт — Евгения Мелемина — профессиональный переводчик с японского. В книге этот необычный привкус ощущается. Вот как когда смотришь анимэ — прочувствовать происходящее на интуитивном уровне выходит, но отдельные вещи поняты быть не могут — или с трудом. Эта образность в сочетании с ипользуемым в книге миром карт Таро породили у меня некоторые вопросы — заходил в ЖЖ Евгении, искал ответы, даже хотелось поинтересоваться в частном порядке в переписке. В итоге воздержался — всё-таки общая картина устоялась. При том, что некоторый культурый код в книге имеет место быть, и аллюзии непросты.

В целом, конечно же, понравилось, ввиду своей необычности. Сходу засел за «Солнце в рюкзаке» — I need more. И вообще настрой на творчество Евгении положительный — хочется пожелать ей большого литературного будущего, чтобы через какое-то время можно было искать отсылки в ранних произведениях вроде «Осколков под стеклом».

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Евгения Мелемина «Солнце в рюкзаке»

Jedaevich, 19 июня 2012 г. 14:57

Хорошо, что у Евгении Мелеминой есть ЖЖ — удалось после прочтения поблагодарить за обе книги. Сейчас же появился повод еще и поздравить — «Солнце в рюкзаке» заняла 1-е место на премии «Рукопись года 2012».

Отношение к книге при всём этом получилось ровное — не зацепило, и потому в голове на долгое время не задержится. Евгения правильно заметила в своём интервью: почва, на которую она ступила, а именно сочетание киберпанка и биопанка — очень зыбкая, делать по этой территории шаги — дело интересное с точки зрения автора, но паскудное с точки зрения восприятия читателем и еще более — с позиции издательской. Тем лучше, что карты выпали нужные, и книга всё-таки состоялась.

Если отбросить сюжетную часть, получится история о внутреннем мире, переживаниях и самоидентификации выращенного в пробирке существа, которому нужно участвовать в событиях, четко прописанных определенным регламентом. Есть главное событие — Матч, в котором обязательно нужно победить, цель главного героя — вложить свою лепту в эту победу. Или поражение. Роли заданы, вектор определен, назад пути нет. В этих условиях сознание, казалось бы, запрограммированного существа начинает сбоить, появляются мысли, желания, и самое страшное — эмоции. Там, где нужна только сухость, четкость и тактическое мышление, появляются воображение, зачатки чувств. Всё это влияет на складывающуюся картину описываемого мира.

Скажу честно — в книге чувствуется глубина, и хорошая читательская чуйка найдет себе полезные аллюзии, но, говоря языком Жабы из «Буратино», книгу я скорее не понял, чем. Окончательный вывод истории является проще, нежели предполагалось, вопросы после себя оставляет. Характеры всё же суховаты. И атмосфера в целом напоминает первые два тома путешествия Роланда к Тёмной Башне и одновременно немного Fallout — оба явления лично мне не близки.

Общее мнение такое: написано здорово, хороший язык, видимо, это во многом и явилось причиной оценки «Рукописью года». Но задача всё-таки сложная — киберпанк выразить словами куда сложнее, чем визуализировать картинку; справиться с такой задачей можно путём большого опыта в написании книг этой тематики. Учитывая, что у Евгении Мелеминой это попытка пера в новом жанре номер раз, похвала достается автору, но не книге — всё запутанней, чем хотелось бы.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Татьяна Королёва «Тимур и его команда и вампиры»

Jedaevich, 1 июня 2012 г. 12:09

Тимур в России — больше чем Тимур. Еще больше он в частном порядке для меня — Джедаевич вырос/родом из украинского города Канева, в котором захоронен Аркадий Гайдар. И в любом случае целые поколения людей воспитывались в том числе и на приключениях Тимура и его команды, противостоянии хороших и моральноустойчивых пионеров дворовой шпане — советские истины, закладываемые книгой, работали в советское время и во многом даже сейчас работают.

«Тимур и его команда и вампиры» — это первый российский опыт целенаправленного создания книги формата «quirk books». Опыт вполне удачный.

О плюсах:

- Да, это простой детектив для людей 35-40 лет, которые хорошо помнят, кто такой Тимур, но еще не закоснели в своих представлениях об окружающем мире и не начали ворчать о том, что времена и что нравы,

- в отличие от заружебных аналогов вроде «Гордость и предубеждение и зомби», где «классического» текста — 90%, а придуманного — 10%, в нашем случае всё наоборот — авторского текста процентов 95, а заимствования из Гайдара выделены курсивом — с указанием конкретного издания, откуда были взяты цитаты. Ощущение уважения автором автора,

- книга написана хорошим языком, с элементами стилизации под советскую разговорную речь — наверное, поэтому и включена в список шорт-лист премии «Рукопись года»,

- нет никаких кишок, мяса и трэша. Есть вампир, всего один, причём француз, а вместо борьбы пионеров с шайкой Квакина обыграно противостояние молодой советской поросли нечисти, которая происходит в их посёлке. Причем с добротой и улыбкой по практически ушедшему прошлому,

- забавная трансмутация понятий «красная звезда» и «пентакль»,

- хронология основных событий и объем книг практически совпадают,

- крутая обложка.

Минус же, наверное, единственный — отсутствие «второго дна», позволяющего применять заложенные идеи, как это было в книге Гайдара. Морализаторская часть, другими словами.

В целом, развлекло. Но, наверное, именно потому, что в моем детстве «тимуровства» было достаточно, и мне приятно это вспомнить. За такую вот ностальгию ставлю 6/10.

Оценка: 6
–  [  20  ]  +

Стивен Холл «Дневники голодной акулы»

Jedaevich, 20 июня 2011 г. 17:12

«Как-то раз один покупатель пришел с визитом в мастерскую Матисса. Он долго смотрел на одну из последних работ художника, а затем неожиданно заявил: «У этой женщины рука слишком длинная». Знаешь, что ему ответил Матисс?

— Он сказал: «Это не женщина. Это живопись».

Дневники Голодной Акулы претендуют, да нет, что там, выигрывают с отрывом в номинации «Это было очень, очень, очень круто, правда я почти ничего не понял — 2011». Это именно та живопись от литературы в сочетании несочетамого, которая тянет свои руки в области совершенно не смежные и не пограничные ни в каком понимании.

Учитывая, что книга — дебют, нужно, конечно, автора поздравить — водоворот идей, если воспринимать его как маяк хоть чего-то похожего, закручен не хуже уровня ноланского «Inception» со всеми его подпространствами. Дебют громкий, и, надо полагать, заслуженно громкий, но книга все равно получилась сильно странной, никакие кроличьи норы даже рядом не стояли. Или не бурились, это как угодно.

Сюжет, как всегда, с аннотацией имеет сходство едва ли чуть-чутьное. Настоящие события, и никакого спойлера в этом нет, такие: главный герой, в состоянии полной амнезии, находит свое тело с проблесками сознания, внутри вполне реальной квартиры. Встретится с врачом, который его уже лечил и узнает, что это уже 11 рецидив его болезни. Через какое-то время в квартиру, где живет главный герой, начнут приходить письма. От самого себя. Не только письма, но и маленькие бандероли. И открытки. А потом и большие бандероли. И видеокассеты. Чтобы помочь воссоздать свою реальность и понять, что же случилось в прошлом.

Но это только общая завязка. Активно события начнут развиваться, когда ГГ узнает, что за ним охотится акула. Акула, которая живет у него...в голове и питается его воспоминаниями, желаниями, ощущениями, памятью. Чтобы эту акулу побороть, главному герою придется скрыться от внешнего мира и узнать способы противостояния, которые не вписываются в законы, скажем так, обычной человеческой жизни. И вот именно это и отличает книгу от может быть, схожих по литературным контурам произведений.

Ну представим себе. Взять, и в одном произведении завязать в тугой узел общей конструкции «Челюсти» Стивена Спилберга, «Старик и Море» Хэмингуэя, нолановское «Начало», киберпанковского Джонни-Мнемоника, обгашенного персонажа Джонни Деппа в гиллиамовском «Страхе и ненависти в Лас-Вегасе», и «Время сновидений», понятие из мифологии австралийских аборигенов, время, когда в твоей жизни вместо тебя действуют предки, являющиеся частью твоего подсознания.

Густо, очень густо. Только вот это всего лишь начало. В приложениях и по тексту совместно фигурируют, и трудно сказать, то ли в качестве намеков, то ли в качестве отсылок и аллюзий:

- «Сказки тысячи и одной ночи»

- мелвилловский «Белый Кит»

- «Бойцовский клуб»

- Базз Лайтер из мира «Истории Игрушек»

- фраза «Маленьких шаг для одного человека, большой шаг для всего человечества» Нила Армстронга

- луддистские наклонности

- роман «Сёгун» и пара интересных самурайских историй

- «Шлем ужаса» Виктора Пелевина (да-да, именно его!)

- «Уловка 22»

- «Краткая история времени» Стивена Хокинга.

Смотришь вот на все это, и искренне очень хочется верить, что автор продвинут и оконцептуален по самые. Правда.

Точно стоит читать эту книгу, если благодарный читатель сумеет (наверное, это все-таки спойлер, но во благо), сделать мощную бездивергентную концептуальную петлю для ловли мозговых концептуальных акул при помощи холодильника, заполненного поваренными книгами, старой деревянной стремянки, руля от фольксвагена, картонного настила, потрепанного офисного кресла, десятка металлических вешалок и пары-тройки бочек, наполненных телефонными справочниками и старыми модемами. Я за таких даже буду рад. Но обязательно обойду стороной при встрече, ага.

ОФОРМЛЕНИЕ. Стоит уделить особое внимание, потому что в плане деталей и отражения какого-то внутреннего мира можно поставить рядом, например, «Жутко громко и запредельно близко» Санфрана Фоэра — что-то личное, и в то же время должное быть понятым, но все же не переживаемое — ибо никому такого не пожелаешь. Но не теряющее от этого факта своей глубокой проникновенности. Очень хорошее оформление, дорогая редакция старалась, как могла. Чувствуется. А страницы № 364-415, где появляется Акула — это если смотреть страницы книги при вечернем освещении — действительно нечто пугающее. Уже на хорошем подсознательном уровне.

Может быть, в итоге эта рецензия получается странной, но в любом случае это зеркало самой книги. Странной, наполненной целыми горстями странных образов и странных же мозговых орехов, которые еще повезет, если удастся раскусить. У меня вот получилось сомнительно, но я рад буду попробовать еще через какое-то время. Книжные брюсвиллисы тоже не вечны, факт.

Ах да, постскриптум — если «АСТ» в «Снах Разума» смогло похвастаться «Ложной Слепотой» Питера Уоттса, то «Эксмо» ответило, надо полагать, именно этой книгой. Да сломаются наши мозги, о всемогущие книжные адепты, и да пребудет с нами Сила.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Антология «Прими красную таблетку: Наука, философия и религия в «Матрице»

Jedaevich, 1 июня 2011 г. 14:38

Удивительно, что такие книги до сих пор можно обнаружить на полках магазинов. Благодарить нужно небольшие магазинчики, в которые можно откопать приятности и сокровища, недоступные даже во всемогущих интернетах. Учитывая, чему именно посвящено сие издание и его тираж, за эту книгу должны драться, прыгать и тянуться за, как в slow motion кадре, больно бить за право обладания, вот тебе седина в бороду, вот тебе бес в ребро.

14 статей-эссе известных деятелей технического, литературно-фантастического направлений, специалистов по космологии, генной инженерии, информационным и нанотехнологиям, изобретателей и профессоров философии открывают двери в «Матрицу» насколько можно шире, давая понять, что кроличья нора все-таки гораздо глубже, чем казалось во время неоднократных просмотров и даже глубже, чем могло показаться во время попыток самостоятельно проанализировать не только культовый фильм, но и Явление в целом.

Все эти почтенные господа, которые знакомы не только с трудами и подходами друг друга, но иногда и лично, общими усилиями разобрали «Матрицу» по кирпичикам – и это касается всего. Визуальные сцены с элементами и сопоставлениями, о которых даже бы не подумал. Отсылки ко всевозможным источникам общественной мысли – библейские и буддийские аллегории, отношение Морфеуса к древнегреческим поэтам, воплощение идей фантастических произведений от Говарда Лавкрафта, Джека Лондона и Герберта Уэллса до Даниэля Галуи, Уильяма Гибсона, Курта Воннегута, Филипа Дика, Урсулы Ле Гуин, и даже Симпсонов. Раскрывается значение цифр в фильме – что означают номера мотелей, денежные суммы и как они закольцовываются. Даже невинные, казалось бы фразы, препарируются и начинаются многообразными аллюзиями. Много технических деталей о том, как работают нейроны мозга и от чего именно зависят погружения и существование внутри Матрицы – и как это возможно технически – модули, порты, системные коды и т.п.

Очень большое внимание уделено развитию технологий и Искусственных Интеллектов вплоть до возможности появления в них сознания. Мысли, чем людям это грозит. Разговоры о возможном будущем, в котором само существование людей под вопросом. Запомнилась весьма оригинальная трактовка «Космической Одиссеи 2001» Артура Кларка.

Отдельным пунктом идет книга Жана Бодрийяра «Симулякры и симуляция», которая стала основным двигателем всей «Матрицы», и теория о пустынях реальности – сразу несколько авторов пристрастно ее анализируют, познакомиться становится и полезно, и горьковато, понимая, что Бодрийяр был прав — уверенная потеря людьми реальности с подменой ее дешевым полуфабрикатам полностью соответствует истине.

ЦИТАТА: «Целевая аудитория, посещающие кинотеатры представители среднего класса в возрасте от 18 до 35 лет, принадлежит к «изгнанному поколению» (Generation Exile). Мысль о том, что все может быть иначе, находит отклик в наших душах. Каждый бессодержательный час эфира на MTV. Каждый пустословный модный журнал, каждый мелкий коммерческий сайт, призывающий нас «кликни сюда», все больше уводят нас от любого намека на некую идею, которая могла бы придать уникальное трансцедентное значение отведенным нам восьмидесяти годам жизни. Мы пытались красить в сумасшедшие цвета наши волосы, прокалывать тело во всевозможных местах и переехать в Калифорнию, но похоже, ничто не вечно под Луною. Мы жаждем чего-нибудь значимого, цельного и нового»./ЦИТАТА

Хочется упомянуть и значение анализа «Матрицы» для кинематографа – смотря, насколько серьезно можно подойти к вопросу, становится очевидно: многие явления просто обязаны братьям Вачовски формой подачи информации – все эти наши LOST и Fringe использовали те же приемы и смогли стать массово популярными.

ИТОГ: на 310 страницах текста уместилось огромное количество полезной информации – и в контексте фильма с его внутренним миром, и в отражении философских мыслей об окружающей нас действительности. Книга 2003 года, посему приятно, что подавляющее количество идей авторов эссе не только не устарели, но стали даже более актуальными. Голова начинает работать, работать, работать. Находить и читать такие вещи нужно в обязательном порядке — в конце концов, в XXI уже не надо отпираться и тешить себя иллюзиями — большинство из нас каждый день выбирают свою личную красную пилюлю, и все мы прочно увязли в Матрице.

Тук-тук, Нео.

Оценка: 10
–  [  23  ]  +

Майкл Суэнвик «Драконы Вавилона»

Jedaevich, 26 мая 2011 г. 12:08

Майкл Суэнвик обласкан и критикой, учитывая стоящие на полочке Небьюлы, Локус, Хьюго, Азимовс и Всемирную Премию Фэнтези, и читателями, которые прямо таки хвалебно относятся к «Дочери железного дракона», сильному, самобытному произведению о внутреннем взрослении внутри весьма самобытных антуражей трудного, малопостижимого мира. «Драконов Вавилона», открывающих новые двери в ранее обозначенный мир, ждали – и дождались. Хочется похвалить отечественных маркетологов – «Драконы Вавилона» хочется приобрести – удачные рецензии уважаемых Вернора Винджа, Майкла Муркока со словами «является одной из тех редчайших книг фантастического жанра, которые я могу рекомендовать без малейших оговорок» настраивают на нужный лад.

Жанр определен как плутовской роман, этим сказано уже достаточно, чтобы понять приблизительную внутреннюю начинку произведения. Что же касается сюжетной части, здесь все неоднозначно. Первая половина развивается достаточно медленно и интересно – падение одушевленного механического дракона в селении главного героя с таинственным прошлым (который является феем – фея, только мужского рода), жизнь ГГ внутри этого создания, взаимопроникновение внутренних миров, рождающее нравственную проблематику и даже личную драму героя. После того, как фей будет вынужден покинуть свою деревню, повествование начинает набирать темп и уже через небольшое время начинает скакать, что твоя кентавриха, племенная кобыла смерти. События сменяют друг друга, не успевая дать читателю насладиться окружающей атмосферой – из селений нас бросают в подземелья, из подземелий в поезда, из поездов во дворцы, из дворцов в свободные странствия. Везде своя атмосфера, свои особенности. Одним словом, если интересно, как это – историю формата Гарри Поттера из семи томов забросить в один – читаем.

Вся эта сюжетная качка-скачка выводит за рамки литературную часть и действительно напоминает Вавилон – но не тот, который рисует воображение, не мегаломанский библейский Вавилон, не дестини-Вавилон Теда Чана, и даже не Вавилон из Принца Персии, на вершине которого может произойти развязка всей твоей жизни. Не значительный, страшный Вавилон, наполненный страхами, мифами, прошлым и будущим. Суэнвик взял и поигрался с образом вечного человеческого архетипа, очень важного, к тому же, и ощущение от этого неприятное – как будто чувак в модной бандане танцует брейкданс в музее археологии.

К еще одному сожалению, цель, к которой сводит все события книги Суэнвик в итоге, смехотворна и банальна. Игрища со стимпанком и магией, выкидывание фэнтезийных коленец, рассыпание кучи аллюзий «каждому-своё», вытаскивание бедного крольчаги из цилиндра литературного фокусника сводится по большому счету…к банальному вопросу обладания властью и дополнительными вопросами, которые это обладание властью ставит.

Сравнил с не менее знаменитым ныне «Именем Ветра» Патрика Ротфусса – вот там мир, вот там персонажи вот там атмосфера, вот то – книга. А «Драконы Вавилона» — просто один из макси-черновиков Суэнвика, в котором много чего содержится, но ничего законченного не может быть по определению. Неудивительно – Суэнвик отлично себя чувствует в малой форме (и премии получал за нее же) – наверное, лучше бы ему было продолжить в том же духе и разбить все происходящее на отдельные истории с РАЗНЫМИ персонажами, в этом интересном мире «Дочери Железного дракона». Потому что в итоге из мысленного конструктора автора вместе эти истории-стычки…просто не сложились в целостную картину для читателя.

Безусловно, отдельные авторские находки забавны, некоторые даже приятно смешат – благо, обилие второстепенных персонажей здесь действительно имеет место быть. Да и сочетания мантикор и мотоциклов, эльфов и пачек «Мальборо», транзисторных приемников и говорящих лисиц, кентавров и постеров Мохаммеда Али, паровых драконов, влетающих в башни, нестареющей девочки с полной амнезией и Дженни Танцышманцы – это круто, тут без вопросов. Но все же…все же… книга в итоге не сыграла. В первую очередь как Книга, которую можно ждать и на которую делаются большие ставки. Очень большое количество действительно занятных идей сменяют друг друга как стимпанковский паровоз, пролетающий на большой скорости окрестные места.

Ощущения, что Тебя обманули, нет — просто получаешь совсем не то, что хотел и что в принципе мог бы. Да, книга напичкана идеями…ну и что? Самому все додумывать? Спасибо большое, но хотелось бы увидеть больше участия автора в этом процессе. Книг-то вокруг тьма-непрочитмущая.

В результате больше желания знакомиться с русифицированными произведениями Суэнвика пока не возникает, увы. Авторов сейчас, благо, много, никто не пострадает от.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Джон Фаулз «Мантисса»

Jedaevich, 12 апреля 2011 г. 10:02

« — Вот если бы мы могли отыскать совершенно невозможный..

— Не поддающийся написанию…

— Не поддающийся окончанию…

— Не поддающийся воображению…

— Но поддающийся бесконечным исправлениям…

— Текст без слов…

— Тогда наконец-то мы оба могли бы стать самими собой! «

Что было бы, если персонажи могли разговаривать со своими авторами? Поблагодарили бы за четко выписанные характеры, улыбнулись за виды окружающих пейзажей и колоритных спутников в своих странствиях, или же плюнули в лицо за надуманные проблемы и бесконечно надоедливые рассусоливания, фальшивые переживания, переливания из пустого в порожнее и плохой авторский язык? Если посадить в одну комнату персонажа и автора – чем это могло бы закончиться?

«Мантисса» — отчасти ответ на этот вопрос, и ответ многозначительный. Тон книге с самого её начала задает упоминание о палате, где находится Автор – палате, в которой до этого лежал некий ирландец – в котором легко угадываются черты Джеймса Джойса. Но только там, где у обычного автора началось бы подражание, имитация или пародия, у Фаулза начинаются как будто ненаписанные или потерянные страницы рукописи «Улисса». Сама же палата, которая на наших глазах становится миром внутри головы писателя – отчасти весь наш мир, где могут появляться и исчезать вещи, смыслы, воспоминания и ощущения.

Если «Мантиссе» и можно дать какую-то характеристику, это будет фраза «Много Хорошо». Потому что хорошо, когда у подкованного во всех культурных смыслах интеллектуала от литературы, владеющего силой Слова, есть настоящее чувство юмора. К тому же английского, что немаловажно, юмора – и не с шутками о погоде и самих британцах, о нет. Во время чтения «Мантиссы» легко себе представляется профессор от литературы, сидящий в огромной библиотеке, который берет свои любимые книги, начинает в них шебуршаться, а потом аккуратно вынимает нужные слова и начинает жонглировать ими, каждый раз добавляя, добавляя и добавляя новые элементы к этой словесной эквилибристике. Там, где обычный человек увидит просто занятный текст, отсылку к произведению или зачатки сюжета для истории, профессор извлечет повод для шутки, иронии с аллюзией, сарказма с букетом ассоциаций.

Хорошо, когда читателя в некотором смысле не щадят. К тексту «Мантиссы» нужно быть готовым. То, что обычно подразумевают под «читателем Эко», уверенно применяется и к «читателю Фаулза». Потому что здесь герои греческих мифов запросто могут сравниваться с музами синематографа, эротические фантазии детства становиться реальностью, а сама реальность превращаться в иллюзию. Ниже дна с удивительной простотой обнаруживается и двойное, и тройное дно. Очень понравилась фраза, она прекрасно отражает то, что Автор делает — «ущипнуть архетипы за щиколотку».

Хорошо, когда переводчик проделывает колоссальную работу, а именно так Ирина Бессмертная и поступила – в результате текст почти поется, диалоги практически мурчатся и завораживают одновременно и своей легкостью, и своей многозначительностью — как будто кэрроловскую Алису превратили в зерна и рассыпали посреди текста. Половину абзацев смело можно рассматривать как отдельные истории – которые можно брать за костяк и уже нанизывать на них знания психологии, мировой культуры и даже собственного опыта. Перемешивая размышления о литературе, значении творчества в жизни, угасающей роли Знания, собственном мире автора и самовыражении, Фаулз не теряет основную мысль, на которую смотрит сразу со всех возможных углов.

Если предварительно обобщить – книга ОБЯЗАТЕЛЬНА для человека, который хочет быть Автором – «Мантисса» дает огромное количество размышлений о самой сути творческого процесса – какими видеть своих Героев, о чем от их имени говорить Читателю, как использовать творческую энергию и как обращаться с Музой, чтобы она позволяла не только на себя смотреть, но иногда и дотрагиваться.

У меня это первое знакомство с Фаулзом, и знакомство сразу великолепное. Буду и дальше изучать этого удивительного англичанина. Честно говоря, к «Мантиссе» придется возвращаться еще не раз — в рамках флэшмоба, на лету, удовольствие не было получено в том объеме, в котором можно – фундамент книги стоит на множестве слоев культурной почвы, в котором можно найти все или почти все. От таких книг хочется размышлять, хочется читать и главное – хочется творить.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Абрахам Меррит «Лунная заводь»

Jedaevich, 11 апреля 2011 г. 15:02

Прежде всего нужно иметь ввиду год выхода произведения — а именно 1918. Интернеты подсказывают, что в свое время повесть пользовалась очень большим успехом, причина тому — сочетание приключенческого и мистического.

Честно говоря, по прочтении мнение сложилось неоднозначное. Прочти я такое лет в 10, когда мое до-джедайское детское существо боялось Красной Руки, Черной Простыни и Зеленых Пальцев, впечатление однозначно имело бы место. Таинственный остров, исчезнувшая экспедиция, нашедшийся организатор этой экспедиции, в полубезумном состоянии, помеченный каким-то таинственным знаком и бегущий от какой-то Неведомой Е.Х., появляющейся в ясную погоду на лунной дорожке. Страаашно, ага.

Но подкованный килограммами фантастики самого разного уровня, от почти смешнючей уже классической до мозголомной «Ложной Слепоты» Уоттса, мозг просто отказывается воспринимать истории уровня «Лунного бассейна» как что-то цельное и своеобразное, архетипичное. Наоборот — учитывая 1918 год написания, забавно даже не будучи литератором, смотреть на все эти литературные огрехи, прямолинейное развитие сюжета, плохенький переводик, неинтересн[еньк]ое монологичное повествование, полное нераскрытие образов главных героев. Вот удивительно — взять, например, Диккенса с его «Тайной Эдвина Друда» или даже Эдгара По с его «Таинственной историей Артура Гордона Пима» — время написания в принципе схожее, антураж сравнимый, особенно у По, но насколько же большее глубокая и детальная прорисовка всего внутреннего мира.

В общем, сие есть артефакт времени, когда воображение было скудным, а графоманство уже родилось. Никаких скидок на возраст произведения. Просто что-то, похожее на фантастику и сильно, сильно, сильно поросшее мхом.

Села Маша на пенек, съела пирожок, потопталась по этому мху ногами, — скользко — и пошла себе дальше.

Оценка: 3
–  [  19  ]  +

Дэрил Грегори «Пандемоний»

Jedaevich, 30 марта 2011 г. 11:10

Начинаю ругаться. Честно говоря, вообще уже нужно вводить какую-то условную-уголовную или административную ответственность за введение читателя в заблуждение посредством написания ложных аннотаций.

Аннотация, конечно, отличная: «Америку охватила пандемия. В тысячи и тысячи взрослых и детей все-лились демоны, принимающие известные каждому американцу с детства образы персонажей из фильмов, книг и комиксов. В душе у кого-то поселился Индиана Джонс, а у кого-то — Росомаха... Кто-то стал Люком Скайуокером, а кто-то — Суперменом... И нет такого экзорциста, который помог бы жертвам этого тотального умопомешательства. Впрочем... а так ли это плохо? Ведь самые прославленные и обаятельные герои амери-канской попкультуры всегда были «хорошими парнями». По крайней мере... почти все они. Вот с этим «почти» и начинаются проблемы. Потому что есть ведь и «плохие парни»...»

Так вот — никого из упомянутых в тексте аннотации персонажей нет и быть не может, более того — сама книга совершенно не о том, что написано.

Суть же такова. Живет себе в альтернативной вселенной молодой парень. Безумие окружающего его мира часто прорывается в реальность — совершенно ВНЕЗАПНО людьми овладевают демоны, причем в любых возможных местах и обстоятельствах. Имена этих демонов все знают, и рассуждают о них — все их деяния задокументированы и классифицированы. Капитан [Америка], Художник, Дудочник, Джонни Дымовая Труба, Ангелочек, Камикадзе, Хеллиос, Марвел Бой. Внедряются в тела людей и на какое-то время живут своей жизнью, делают, что хотят, развлекаются, используя тело как сосуд, а потом уходят. Оставляя после себя то разрушения, то непонятные картины в общественных местах, то изнасилованных женщин, каждый — свои следы.

Главный герой в детстве тоже был одержим, но ему удалось подавить демона в себе. Сейчас же, спустя годы, случайно попав в автомобильную аварию, он вновь начинает чувствовать демона внутри себя. Ложась спать, приковывает себя цепями к кровати, видит кошмары, кричит по ночам. От этих ощущений, конечно, хочется избавиться, поэтому, узнав о докторе, который вроде бы способен избавить от демонического присутствия, герой пускается в путь.

Завязка, конечно, не того масштаба, что в аннотации, но вполне себе ничего. Только вот дальше начинается лес и партизаны подозрительно толстеют на глазах. Видно, что у автора есть фантазия, воображение, занятные идеи и главное — желание донести все это до читателя. Только вот очевидно, рецепт хорошего фантастического произведения толком не изучен — конечно, скажет почти любой человек, это же дебют, делайте скидку! Допустим, сделаем. Автору. Дебютант, хорошо.

Но история от этого все равно не выигрывает. Ибо трясущейся от предвкушений авторской рукой идеи начинают смешиваться и взбалтываться. Тут тебе и экзорцизм, и рассуждения об ангелах и демонах внутри людей, и нехорошие дети с бурной фантазией, и [ВНЕЗАПНО] секретные службы, и нарочито стивенкинговское повествование, и много-много всяких рассуждений о роли комиксов в жизни (читай — американца), и даже демон, вселившийся в Филипа Дика, благодаря которому тот живет, и живет, и живет, регулярно выступая на всяких мероприятиях. Ну и даже лысая монашка Шован О'Коннел с чертями в собственном омуте — прямо тебе прототип Шинед О'Коннор.

Такое ощущение, что фантазия у автора в процессе написания действительно бурлила, и он решил в свою дебют включить ровно все, что в голове сидело и активно из нее просилось. Однако же... для умной научной фантастики слишком мелкий уровень погружения, для развлекательной — слишком сухой стиль, для самобытной — множество использованных шаблонов, для юмористической — все теряется в совершенно необоснованном вещизме и попытках обратить на это внимание читателя, для атмосферной — слишком простоватый язык.

Отдельное слово можно сказать и про обложку — в ней сплелись пейзаж, кажется, из Mass Effect и две других картинки. Как будто очередное подчеркивание атмосферы, царящей в мире Пандемониума.

Ну и еще одно — за название «Rolling Stowns» внутренний демон [Декстера] Кита Ричардса посадил бы то ли автора, то ли переводчика матросом на Черную Жемчужину к капитану Барбоссе, заслуженно драить палубу.

Общий итог таков: как для дебюта очередного американского автора — потянет, но как для обладателя каких-то там премий и общего уровня книг серии «Сны Разума» очень мелко и банально, честно говоря.

Оценка: 4
–  [  10  ]  +

Кевин Уилсон «Туннель к центру Земли»

Jedaevich, 22 марта 2011 г. 09:55

Серия «Сны Разума» уже было зарекомендовала себя настолько, что можно было смело покупать книги, открывать и читать, потому что под обложкой — стоящая научная фантастика, обладатели Хьюго, Небьюлы, Локуса и т.п. Но вот с этой книгой случилась осечка, причем осечка более чем полная.

В аннотации к книге написано, что автор — «южный Рэй Брэдбери эпохи Стивена Кинга». Так вот — это полная хрень, которая совершенно не соответствует действительности — ни по части Брэдбери, ни по стилистике Кинга. Как выясняется уже после прочтения, не нужно обращать внимания и на красной строкой на обложке выведенную награду автору от Американской ассоциации библиотекарей.

«Туннель к центру Земли» — сборник рассказов. Не знаю, что там имели авторы аннотаций, имевших ввиду «фантастическую литературную традицию Глубокого Юга США», «южный талант» и т.п. — рассказы не принадлежат к настоящей фантастике никаким боком. Это простые, рассказанные простецким же языком рассказы из окружающего нас мира иногда странных по своей природе людей.

Из 11 рассказов запомнились только два. «Бабушка напрокат» — история про бабушку, работающую бабушкой напрокат сразу для многих семей, которая однажды сталкивается с совершенно необычной ситуацией. И «Туннель к центру Земли» — такая изящная, теплая аллегория на запутавшуюся в собственной жизни современную молодежь. Но не более того.

ИТОГ: ощущения в целом ровные, но вынужден констатировать, что разочарован, не обнаружив в книге из фантастической серии собственно фантастики. Хочется верить, что дальше подобных провалов не будет.

P.S. Обложка ни с одним рассказов сборника не имеет ничего общего. Вообще непонятно, откуда она была выдрана маркетологами.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Бен Элтон «До последнего звонка»

Jedaevich, 21 марта 2011 г. 10:54

Без единой претензии на увековечивание, симпатявый отдыхабельный детектив. Честно говоря, после великолепной «Все возможно, детка» (у которой, кстати, есть экранизация с Доктором Хаусом Хью Лори) ждал чего-то совершенно оригинального и смешного. Получилось же простенько и по-британски )

Понравилось два момента. Собственно, главная обыгранная тема — ведь все сидят в социальных сетях, Одноклассниках и им подобных. И вот один неизвестный нехороший дядя заходит на один из таких сайтов, где можно писать отзывы о своих одноклассниках, читает их, и если обнаруживается, что кто-то в школе был сущим тираном, портил жизнь и здоровье своих одноклассников, то это самый кто-то, уже порядком выросший, умирает такой же смертью, как участь, с которой он обходился в детстве с объектами своих издевательств.

Черт, сколько сразу в голове вылезло воспоминаний о том, что и как именно я хотел сделать со своими «врагами» детства, которых или боялся или которые просто тиранили своими действиями ) В каких страшных муках они бы корчились, ага :) Ну а кто об этом не думал ) В общем, автор задел популярную струну, но при этом ее звучание не испортил.

Ну и Главный Герой, рыжий коротышка констебль, тоже вызывает симпатию, и тем, что спустя годы достиг, как оказалось, гораздо большего, чем все его одноклассники, и тем, что боится признаться в любви своей напарнице, и тем, что комплексует, и тем что способен на большее, что и показывает читателю. Простецкий живой парень со своими особенностями, деталями и тараканами — и здесь Элтон в очередной раз молодец — персонажи ему именно такими обычно и удаются. Может, здесь они получились совсем упрощенными и не раскрытыми как могли бы — но и не думаю, что у автора была цель достижения эффекта глубокого психологизма. Не для этой атмосферы.

Ну а то, что говорят, убийцу можно предугадать еще с половины книги — например, мне это не удалось. Видимо, каждому свое.

Что в итоге? В итоге имеем такое симпатичное одновечернее чтение в кресле с бокалом чего-то горячего в руке.

Оценка: нет
–  [  10  ]  +

Патрик Ротфусс «Имя ветра»

Jedaevich, 21 марта 2011 г. 10:52

«Слова — бледные тени забытых имен. Поскольку имена обладают властью, то и слова обладают властью. Слова могут зажечь огонь в людских умах, слова могут выбить слезы из самых суровых сердец. Есть семь слов, которые могут заставить кого угодно полюбить тебя. Есть десять слов, которая сломают волю самого сильного человека. Но слово — только отражение огня, картинка. Имя — сам огонь».

Итак, что мы имеем в исходниках? Школа волшебников, герой теряет своих близких в детстве, активно взрослеет, делает неожиданные успехи, некоторые загадочные силы, которым необходимо противостоять, магия, волшебство. Совершенно, казалось бы, ничего оригинального, и где-то это мы уже видели. НО! Но уже начав читать, через какое-то время улавливаешь первую истину, в которой я соглашусь с одним из читателей: «Патрик Ротфусс, я уверен, как и мы все, любит читать хорошие книги. Писатели, которым удается писать хорошие книги, очень любят Патрика Ротфусса. Теперь я, простой читатель, люблю Патрика Ротфусса точно так же, как и мои любимые писатели».

Совершенно очевидно, что у автора отличный литературный вкус. Руководствуясь им, он делает некоторые реверансы предыдущим поколениям мастеров вроде Толкиена, Джорджа Мартина, Урсулы Ле Гуин, при этом, улыбаясь во все лицо, начинает аккуратно выписывать свой собственный мир и....у него это хорошо получается.

История в книге будет развиваться медленно, неспешно. Мастерство художественного языка чувствуется, язык повествования поэтичен и вдохновлен. Медленно, аккуратно выписываются характеры главных героев. Превращая в результате всех персонажей, ВСЕХ! — даже второстепенных, в полноценных обитателей внутренней художественной вселенной — будь то магистры Университета с их консервативностью, свинопасы с их деревенским сленгом, бродячие артисты эдема руэ с их песнями и спектаклями, сумасшедшие с их легендами, сельские местные жители с их косыми от прибытия незнакомцев взглядами. Все пропущено через себя, все прочувствовано. Так и видишь картину — автор, сидящий за столом и погрузившийся в собственную историю, с максимальным удовольствием и для самого себя, и для читателя.

Также в историю постепенно вплетается детально описанная система научной магии, в существование которой действительно(!) можно поверить; мир становится постепенно новой удивительной вселенной, насквозь пропитанной преданиями, легендами, музыкой. А самое же главное — герой развивается на наших глазах. За то время, которое трактирщик Коут будет рассказывать свою историю Хронисту, мы увидим историю мальчика, становящегося мужчиной в жестком мире. Своего рода литературный Fable, только без штампов. Здесь не будет черных властелинов, пытающихся завоевать мир. Не будет врага, который не дает главному герою жить. У него не будет любовной истории со всеми присущими шаблонами. Главный герой не будет неуязвим. Мир не будет подчиняться желаниям — наоборот, все будет настолько сложно, насколько это вообще может быть. Здесь все будет получаться не так, как в книгах, а так, как бывает в жизни. Иногда горько, иногда с улыбкой, но обязательно — с участием читателя в описываемых событиях. В результате добрые 700 страниц пролетают чуть ли не в одно мгновение. Удивительное дело. И что еще приятней — количество недосказанности, тайн, секретов описываемого мира, которые в дальнейшем можно будет раскрыть каким угодно образом. Завораживает.

Отдельное спасибо переводчикам, которые (могут же, когда захотят) передали в отечественном варианте книги даже обычно не поддающуюся игру английских слов, поэтому временами она просто не могла не вызывать улыбку. Отличный перевод.

Рецензию хочется закончить цитатой главного героя, которая так много говорит и о нем, и об «Имени Ветра»:

«Как юн я был. Как глуп. Как мудр».

ИТОГ: Прекрасная книга с действительно самобытным внутренним миром, очень сильной художественной составляющей, отлично изданная к тому же. Если учесть, что это еще и дебют, внутренний уровень восторга начинает шкалить. «Имя Ветра» может понравиться одинаково поклонникам классического фэнтези в стиле Мартина и Толкиена, пилигримам «Черной Фэнтези», любителям выразительной классической литературы, фанатам анимэ и уж конечно адептам поттеромании. Другими словами, почти всем. А если еще учитывать, что это ТОЛЬКО НАЧАЛО истории...! Смело рекомендую.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Джонатан Летем «Люди и комиксы»

Jedaevich, 21 марта 2011 г. 10:01

«Нет, это не Рио де Жанейро. Это гораздо хуже». © Остап Бендер.

«Сборник, которые критики единогласно признали шедевром автора» ставит после прочтения несколько вопросов.

1. То ли критики такие несущественные и недалекие, 2. то ли остальные творения Летема жалкие и убогие, 3. то ли американцы действительно «тууууууууупые ©».

«Среди фантастов Летем выделяет прежде всего Филипа Дика и Джеймса Балларда. Хотя он гордо замечает, что впоследствии разочаровался в учителях, решив найти собственный путь». Чтобы разочаровываться в такого уровня писателях, нужно как минимум: талант, хорошее воображение, хороший язык.

Так вот, нельзя, конечно, обобщать, но если уровень сборника сравним с остальным творчеством, то ничего из этого у Летема из описанных характеристик, в наличие not detected. Почти все рассказы — стеб над жанровыми рамками. Но стеб некачественный. Странное ощущение — будто читаешь книгу какого-то одесского петросяна, но с одним отличием — не смешно. Совсем причем. История может начаться и не закончиться. Сюжетная линия оборваться на полуслове. Возникшая идея не развиться. Главные герои что-то делают, зачем-то живут, а что и зачем — один большой вопрос. Нравственных проблем нет, морали историй нет.

В пику ли переводчику это записывать, который начиная с того, что издательство «MARVEL» переводит как писателя Марвела, то ли в пику самому автору — разбираться уже не хочется. Идейная составляющая рассказов присутствует, но общее впечатление — как будто это бисайды, черновики, наброски романов, которые пока не воплощены в жизнь.

«Стыдно было за себя, за отца и за Сверхкозла».

Присутствуют: Сверхкозел, волшебный аэрозоль, говорящая овца.

Отсутствуют: качественный юмор, знание мира комиксов, хороший язык, интересные персонажи.

Перевод: буэ.

РЕЗЮМЕ: «КАПУСТА НЕ ПРИЗВАНА СПАСАТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО».

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Пол Мелкоу «Десять сигм»

Jedaevich, 7 февраля 2011 г. 16:25

Честно говоря, уже после прочтения «Десяти Сигм», знакомясь с послесловием автора, понимаешь, что он стал симпатичен и сам, как человек, и с другими его творениями хочется познакомиться в будущем.

Очевидный плюс книги — то, что вышла в уже ставшей любимой серии «Сны Разума», продолжающей приятно удивлять ценителей бодрой, сильной, креативной, мощной научной фантастики.

Я так понимаю, что те, кто читает ежегодники Гарнера Дозуа «Year's Best Science Fiction», ужже смогли наверняка оценить несколько вещей Пола Мелкоу. Тем лучше, что я не читал — произведения стали для меня приятным времяпрепровождением.

«Десять сигм» – сборник рассказов. Условно его можно поделить на три части. По тематической составляющей.

Первая часть посвящена вопросам параллельных миров. «Десять Сигм», открывающий сборник, проводит параллель с недавним фильмом «Господин Никто», рассказывая историю о человеке, одновременно живущем во многих мирах и осознающем всех их единомоментно. Второй рассказ, «Стены вселенной» обращается к проблеме взаимоотношения двойников из параллельных миров — своего рода «Принц и Нищий», только с совершенно интригующим окончанием. То, что «Стены вселенной» вошел в шорт-лист премий «Nebula», «Sturgeon», «Hugo» и получил читательский приз Азимова за лучший рассказ, говорит в его пользу. Мне тоже очень понравилось, и категорически захотелось продолжения, продолжения, продолжения :)

Вторая условная часть сборника («Лето с семеркой», «Влюбленные одиночки», «Сильное звено») обращена к проблеме кластеров — искусственно созданных групп людей, в которых 4 и больше людей являются фактически одним существом с одним общим разумом, обмениваются мыслями и чувствами последством телепатии и гормонов, выделяемых человеческими телами. Идея не нова, но испытания и нравственные проблемы, которые испытывают главные герои, делают их такими близкими и человечными.

Ну и третья условная часть — это просто отдельные рассказы. Каждый самобытен и забавно обыгран.

«Доктор Силач и скука» – взгляд на супергероев и суперзлодеев, – которые ошиблись в выборе профессии. Очень шуточное произведение, которые весьма удачно сочетается с мультфильмом «Мегамозг» )

«Инопланетянин моей мечты» посвящен желанию женщины быть похищенной пришельцами )

«Кот для дисфункциональной семьи» — многие считают кошек священными животными, а здесь обыграна мысль сделать кота невольным источником зла, причем сделать весьма оригинальным способом ) Лично мне было смешно.

«Смерть яичного короля», «Улиточные камни», «Целина» — тоже все симпатичны.

Обобщая, надо отметить, что написаны все рассказы простым, хорошим языком. Как говорит сам Пол Мелкоу в послесловии, «Главные герои у меня – дети, которые обнаружили несправедливость и пытаются исправить ее. Это мои любимые герои и моя любимая коллизия.»

Поскольку все мы — большие и маленькие дети, удовольствие от чтения книги получено будет обязательно.

Рекомендую.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Юхан Теорин «Ночной шторм»

Jedaevich, 7 февраля 2011 г. 16:23

«Ночной шторм» на Московской Международной книжной ярмарке-выставке 2010 позиционировалась как одно из главных событий мероприятия. Тогда очень хотелось достать в книжном варианте, но, как это часто бывает, продажи книги после презентации начались ой как не сразу. Но...все же начались.

В итоге пришлось прочесть книгу в электронном формате — заявленная магазинами цена показалась завышенной. В итоге интуиция не подвела. Так и есть.

Ситуация со скандинавской литературой сейчас вообще очень интересная. Усилиями Стига Ларрсона интерес у публики проснулся большой и его нужно подогревать. Не так давно с успехом была встречена отличная «Впусти меня» Йона Айвиде Линдквиста, а чуть позже разочаровала заурядная «Тайна «Libri di Luca» Миккеля Биркегора. Да и новые сочинения Питера Хёга после «Смиллы» с ее чувством снега встречаются публикой как-то прохладно. Поэтому блеск глаз в предвкушении «Ночного шторма» был и даже есть.

Ощущение от книги вот такое — как будто сидишь в сугробе и читаешь снег. Вы пробовали читать снег? Не пробовали. Имеете шанс ) Атмосфера севера, наверное, главное достоинство «Ночного шторма». Одинокий остров, маяки, работающие и неработающие по собственной прихоти, свет которых пробивается через снежную тьму, мистическая история из прошлого, окутывающая особняк главных героев... Это все очень хорошо. Остальное хуже. Скажу честно — персонажи показались мне заурядными, ни одна из их историй не зацепила, мистическая линия, на которую так уповали читатели, показалась не раскрытой в том объеме, в котором хотелось, ну а детективная линия вообще очень слабая, почти никакая, на мой взгляд, несмотря на то, что книга даже премию «International Crime Dagger 2010» получила.

Но все же за «северность» книги, которая схватывает не хуже жестких романов Джека Лондона, можно автору сказать благодарность. Но только за это — особых симпатий к «Ночному шторму» проявлять не стоит. Что будет с Юханом Теорином дальше, покажет время.

Оценка: 5
–  [  13  ]  +

Дэн Симмонс «Друд, или Человек в чёрном»

Jedaevich, 7 февраля 2011 г. 16:22

«ДРУД», это более чем 800-страничное литературное полотно, не позволяет говорить о нем в двух словах, ибо заслуживает очень пристального к себе внимания. Конечно, в особенности своей связью с самым знаменитым незавершенным романом в истории литературы — «Тайной Эдвина Друда» Диккенса.

Истина первая. Эта книга будет читаться долго, при этом скорее всего — без проглатывания страниц, а медленно и вдумчиво. Симмонс не позволяет разогнаться, большое ему за это спасибо. Истина вторая — читать «Тайну Эдвина Друда» Диккенса и хотя бы парочку мелкоформатных произведений Уилки Коллинза перед прочтением «ДРУДа» Симмонса нужно обязательно. Также придется иногда обращаться к гуглам, чтобы уточнить/сопоставить некоторые исторические факты. Но истина третья — вся эта подготовительная работа более чем окупается результатом от прочтения самой книги, полученным удовольствием от всех изящных ответов (равно как и уклонения от ответов) на те вопросы, которые уже более ста лет занимают умы просвещенного человечества.

«Сам закат — серый, мутный, водянистый постскриптум минувшего дня — не имел ничего общего с восхитительной картиной, рисовавшейся в моем воображении»

Для решения загадки Эдвина Друда главным действующим лицом романа выбран Уилки Коллинз — друг, соавтор и соратник Диккенса. Действие развивается медленно. Симмонс страницу за страницей сначала погружает Тебя в мир викторианской Англии. Мир, где во всем цвете живет диккенсовский «Вавилон» — «гноеродный ад нищеты и отчаяния», трущобы, дети-сироты, китайцы и ласкары, лондонские изгои, пьяные мамаши с грязными детьми, матросы-убийцы, в воздухе витает безумие, а Темза уничтожает весь город запахом нечистот, которые сливаются в реку, землей, переполненной покойниками. Всему этому противопоставляется культурная жизнь в частных домах известных писателей и деятелей культуры, их писательские дела и литературные подвиги, восторги публики и творческие устремления.

Главный же конфликт начинается именно от столкновения культур. Следуя за Диккенсом и Коллинзом, которым так или иначе интересна жизнь самых низших слоев населения, мы попадем и в лондонский Город-под-городом, и в таинственный Город-над-городом, и увидим постепенное превращение нашего главного героя. Причем даже не в прототипа человека, которым мог быть и стать Джон Джаспер, а в явление даже намного, намного худшего порядка.

«Но самую наглую ложь позволил себе жених, обозначивший род своих занятий словом «джентльмен»

На наших глазах Уилки Коллинз, чья известность благодаря «Лунному камню» и «Женщине в белом», дошла даже до наших времен, будет превращаться в существо настолько ужасное, что даже удивительно осознавать, что Ты до сих пор сидишь и слушаешь историю, рассказываемую от его имени. Он отвратительно отзывается о слугах, спортсменах, коллегах, издателях, женщинах, особенно беременных своими собственными детьми, и ведет себя как настоящий подонок. И главным будет то, что этот господин Подонок яростно завидует Диккенсу и желает ему безвестной смерти. При этом активно налегая на опиум, и поглощая лекарства в количествах, которые превышают все разумные пределы. Вынося в душе коварный, страшный замысел.

И конечно, все начинает меняться после появления Друда, мистического создания, человека-призрака, который связан с египетской мифологией и таинственным образом с Диккенсом, и с Уилки, и со всей жизнью Лондона.

Симмонс использует технику «unreliable narrator», постепенно сгущая краски вокруг главных персонажей. Мы к ним привыкаем. Мы ими проникаемся. Мы о них думаем. А уже после этого сюжет начинает делать пируэты ровно в тон сидящему на наркотиках Уилки, который уже толком не может отделить реальность от собственных галлюцинаций, ставя перед нами вопросы, что же на самом деле происходит.

«Ну ладно...читатель. Я знаю, вам нет никакого дела до моей жизни, до моих телесных страданий и даже до того, что я умираю сейчас, когда с трудом пишу эти строки для вас. Вас, интересуют только Диккенс и Друд, Друд и Диккенс. Я с самого начала не заблуждался на ваш счет, читатель. Только Диккенс и Друд, Друд и Диккенс удерживали ваше внимание».

Да, да, да, Уилки. Да. Читателю на самом деле плевать на Тебя. Естественно, каждый хочет узнать, что случилось с бедным, бедным Эдвином Друдом. Жив он или убит? Симмонс отбрасывает тени, рассказывая свою историю. Делает изящные намеки. Прячет рояли в кустах, вроде отсылки к собственному же прекрасному «Террору». Рассыпает подсказки — все персонажи «Тайны Эдвина Друда» в «ДРУДе» есть, указаны или прямо, либо нужно только присмотреться. От такой игры с читателем получаешь все больше и больше удовольствие.

В плане же раскрытия главной загадки Симмонс посупает максимально корректно, изящно и красиво. И да, это нужно обязательно, обязательно читать.

Резюмирую. Ай да Симмонс. Ай да Симмонс. Невообразимо.

ИТОГ — Большая книга, которую долго ждали, и таки дождались. Книга, о которой хочется говорить, книга, которую хочется обсуждать. Отличный перевод на русский язык, прекрасная атмосфера и качественно исполненная литературная игра для подготовленного читателя. Именно то, что мы обычно хотим от книг такого уровня и авторов такого уровня. Очередное Спасибо, Дэн Симмонс.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Гильермо дель Торо, Чак Хоган «Штамм. Начало»

Jedaevich, 7 февраля 2011 г. 16:19

ЦИТАТА: «Эф в молчании свернул с автострады. Эта история с вампирами была для него все равно что несъедобная еда: разум отказывался ее принимать. Он жевал и жевал, но никак не мог проглотить.»

Постфактум прочтения этой книги, которая подавалась как чуть ли не новое слово в жанре от признанного маэстро кинематографа, можно сказать только одно: книга абсолютно вторична и применительно к общему массиву литературы про вампиров, и применительно к творчеству самого Гильермо дель Торо в частности.

Безусловно интригующее начало – первые страниц 50 книг откровенно завораживают атмосферой нагнетания мистического ужаса – сменяется каким-то банальным повествованием о борьбе пары людей с неизвестной хренью, имя которой в этот раз – вампиры. И тут, уж не знаю, кто именно написал большую часть книги, авторы берут и используют ровно все штампы, касающиеся вампиров. В обязательном порядке detected: гроб с землей, серебряные стрелы и другие аксессуары из серебра, солнечный свет, неправильные отражения в зеркалах, чеснок, быстрая скорость вампиров, жажда крови и хрентебепобедимый главный злодей. Еще обязательно будут охотники на вампиров. А один из главных героев (и это ничего, что ему в молодости раздробили кисти рук) будет махать серебряным мечом что твой Дункан Маклауд. Да и просто лишних что персонажей, что одинаковых сцен формата «тут откуда ни возьмись появился вдруг вампир» — пол книги. Приходилось активно пролистывать в поисках основной сюжетной линии.

Учитывая, что Гильермо дель Торо снял «Блейд-2», откровенно говоря, весьма удачную экранизацию и комикса в частности, да и просто хороший фильм про вампиров, очень уныло видеть сие произведение под его авторством. Единственное, что сразу бросается в глаза – когда читаешь книгу, такое ощущение, как будто фильм смотришь. Видимо, кинематографическое прошлое, настоящее и будущее режиссера продиктовали форму. Только вот кроме этой формы ничего в произведении больше нет. Более того – картинка от чтения, создаваемая в голове, напоминает своим «качеством» фильмы канала ТВ3, и не более того, а это уже заведомо минус.

К слову, поклонники режиссера, на которых и рассчитано произведение, будут, наверное, оскорблены в лучших чувствах. Суть такова – большинство приемов и деталей, использованных в книге, уже были задействованы по полной программе в кинотворчестве дель Торо. Например, суперсекретное оружие, которое главные герои используют в логове вампиров, полностью дублирует сцену в финале «Блейда-2». Отсылки к прошлому одного из героев времен Второй мировой войны — намеки к первой сцене первого «Хеллбоя». Атмосфера половины хоррор-моментов вчистую содрана с прекрасного «Хребта дьявола».

Ну и вот такого плана фразочки «Последние несколько лет Криспин был обузой для матери и доставлял Гусу немало хлопот. Теперь вот стал вампиром, и Гус более не видел в нем брата, только говнюка», не оставляют серии никакого шанса на успех.

РЕЗЮМЕ: Дешевое вторичное бульварное чтиво с полным отсутствием художественной части.

Оценка: 3
–  [  21  ]  +

Марина и Сергей Дяченко «Мигрант, или Brevi finietur»

Jedaevich, 7 февраля 2011 г. 16:16

Оговорка: до этого у Дяченко я читал только один небольшой рассказ, поэтому с их творчеством и писательским инструментарием не знаком. Прочитать решился потому, что в самом известном фантастическом издании «Мир Фантастики» «Мигрант» была признана лучшей книгой 2010 года. Такие лавры, насколько я понимаю, просто так не дают, поэтому категорически захотелось ознакомиться. Что имеем в результате? Несколько часов очень сильно убитого времени, которого теперь очень жалко. Как и денег, потраченных на книгу в бумажном варианте. И очередное разочарование в понятии «отечественная фантастика».

По порядку и по полочкам:

«Мигрант» входит в цикл «Метаморфозы». В цикле это уже третья книга, первые две — обласканная отечественными же премиями «Vita Nostra» и просто такой себе «Цифровой». Насколько можно судить из названия цикла, суть происходящих с главным героем перемен должна быть отражена так: обычная, заурядная жизнь простого человека — столкновение с непознанным — преображение внутреннего мира главного героя, изменение его мировоззрения.

»- Э-э-э, — сказал Крокодил.»

Так вот в этой книге ничего подобного не происходит. Абсолютно. В «Мигранте» авторы задают сразу несколько мыслительных векторов — и ни по одному из них так и не проследуют. Мысли о самом явлении «миграции», в чем бы она не проявлялась. О демократическом обществе. О целях человека в жизни. О семье. Об идее, которая влияет на материю и формирует ее. О преодолении самого себя.

Ни одно из этих понятий не раскрыто. Рваными кусками те или иные идеи вкрапляются в общий ход истории, но перескоки с одного на другое такие резкие, что никак не удается понять, что же авторы выделяют главным, собственно. Еще хуже, что все происходящее никак не отражается на главном герое — в конце окажется, что никаких метаморфоз с ним не происходит. И еще плохо то, что совершенно не прописан мир, в который ГГ попадает. Никакой тебе сути существования мира, законов и особенностей — так, пару деталей, которые в принципе неинтересны. Например, «Проба», на которой завязана большая часть книги — испытание, которое проходят, чтобы из мигранта стать гражданином — но став гражданином, никакого смысла самой «Пробы» не обнаруживается. По крайней мере, для главного героя.

Усугубляет картину то, что в книге, такое ощущение, одни диалоги. Когда на 300-й странице книги (а это уже процентов 60) понимаешь, что произошло пока что всего 2 события, которые, в общем-то, вообще непонятно для чего произошли и ничего не выражают, становится грустно. Но все же ждешь какой-то ошеломительной развязки....и ее в итоге не происходит. Наоборот, к концу авторы начинают вообще путаться — если до этого был простецкий язык для «нулевого читателя» с «Андрюшками», «Светками», «папашками», то под конец начинают встречаться уже режущие глаз фразы а-ля «Встречные тонули в застарелом цинизме, их жизненные ценности топорщились заскорузлыми пулеметными лентами».

В итоге же лучшим отражением главного героя являются его же собственные слова, сказанные в середине книги:

«Знаешь, Айра, если бы во Вселенной объявили конкурс на самое бессмысленное существование — я имел бы шанс на победу. Любой гриб в лесу существует стократ осмысленнее. Любая мошка-однодневка по сравнению со мной — фундамент мира».

И это печально. Потому что это правда. Но стоит ли эта правда времени, потраченного на чтение книги?

Последние 50 страниц дочитывал с пребольшим трудом — было совершенно неинтересно, чем вся эта бодяга закончится.

Присутствуют: русский язык для «нулевого читателя», рваный темп повествования, сюжетные перескоки, непонятные мигранты.

Отсутствуют: метаморфозы.

Текст: 80 % диалогов и 20% каких-то философских кваканий.

РЕЗЮМЕ: неубедительно, скучно, вяло, не вызывающий ни одной симпатии главный герой, отсутствие метаморфоз и плохо прописанный мир. Или другими словами, процитировав книгу: «мотор бешено работает, но колеса вертятся в пустоте и крылья машут в безвоздушном пространстве». Fail вам, «Мир Фантастики», никакая это не книга года.

А лично для меня «Мигрант» — еще одна ложка дегтя в бочку мазута, именуемую «отечественная фантастика». Зря окунулся в. Лучше продолжать читать победителей Небьюлы, Локуса, Хьюго и разные антологии. Вот там идеи, вот там миры, вот там хорошо. Непатриотично, зато правда.

КНИЖНАЯ ПОЛКА: разве что бесплатно скачать.

Оценка: 3
–  [  6  ]  +

Дин Кунц «Фантомы»

Jedaevich, 13 ноября 2010 г. 12:24

Начало книги завораживает. Главные герои прибывают в город, и выясняется, что все люди в нем умерли, причем умерли совсем недавно. И причина смерти категорически неясна. А когда город окутывает тьма, наступает что-то совсем мистическое и страшное. Дальнейшие события только добавляют драматических нот и расширяют внутренний мир истории.

Уже где-то после 3/5 книги становится очевидно, что история в итоге окажется проще и неинтересней, чем кажется, и дальнейшие события только укрепляют эту точку зрения. Персонажи постепенно становятся картонными — заменив одного на другого, интонация, с которой произносятся диалоги, не поменяется. Временных третьесортных персонажей, не играющих для повествования никакой роли — пруд пруди. Имена же всех вместе взятых уже после прочтения вспоминаются с очень большим трудом.

В конце, не хочется спойлерить, но все сливается в дешевый формат одного отечественного «мистического» телеканала , и не более того. Весь мифический подтекст и исторический ракурс, который так таинственно заинтриговал в начале книги, можно смело выбрасывать на помойку. Тема обыграна, с учетом финала, просто отвратительно.

Присутствуют:

- приятная холодящая атмосфера

- обзор мистических событий в истории человечества, связанных с массовым исчезновением людей

- страшные непонятные твари

- что_то_в_темноте

- настоящие американцы/верующие католики

Отсутствуют:

- разнообразие характеров,

- глубокий психологизм,

- живая реакция героев на ужасные события,

- лорд Воландеморт, Дракула, Зелибоба

- девочки с черными волосами

Оценка 5 из 10 — за первую половину книги — мастерскую атмосферу непонятного человеческому мозгу, подсознательного страха.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Пол Мелкоу «Десять сигм»

Jedaevich, 13 ноября 2010 г. 12:19

Очевидный плюс книги — вышла в уже ставшей любимой «Сны Разума».

«Десять Сигм», открывающий сборник, проводит параллель с недавним фильмом «Господин Никто», рассказывая историю о человеке, одновременно живущем во многих мирах и осознающем всех их единомоментно. Второй рассказ, «Стены вселенной» обращается к проблеме взаимоотношения двойников из параллельных миров — своего рода «Принц и Нищий», только с совершенно интригующим окончанием. То, что «Стены вселенной» вошел в шорт-лист премий «Nebula», «Sturgeon», «Hugo» и получил читательский приз Азимова за лучший рассказ, говорит в его пользу. Мне тоже очень понравилось, и категорически захотелось продолжения, продолжения, продолжения :)

Вторая условная часть сборника («Лето с семеркой», «Влюбленные одиночки», «Сильное звено») обращена к проблеме кластеров. Идея не нова, но испытания и нравственные проблемы, которые испытывают главные герои, делают их такими близкими и человечными.

Ну и третья условная часть — это просто отдельные рассказы. Каждый самобытен и забавно обыгран.

- «Доктор Силач и скука» – взгляд на супергероев и суперзлодеев, – которые ошиблись в выборе профессии. Очень шуточное произведение, которые весьма удачно сочетается с мультфильмом «Мегамозг» )

- «Инопланетянин моей мечты» посвящен желанию женщины быть похищенной пришельцами )

- «Кот для дисфункциональной семьи» — многие считают кошек священными животными, а здесь обыграна мысль сделать кота невольным источником зла, причем сделать весьма оригинальным способом ) Лично мне было смешно.

- «Смерть яичного короля», «Улиточные камни», «Целина» — тоже все симпатичны.

Как говорит сам Пол Мелкоу в послесловии, «Главные герои у меня – дети, которые обнаружили несправедливость и пытаются исправить ее. Это мои любимые герои и моя любимая коллизия.»

Поскольку все мы — большие и маленькие дети, удовольствие от чтения книги получено будет обязательно. Вполне можно рекомендовать, как там писали в СССР — старшему школьному возрасту.

Оценка: 8
⇑ Наверх