FantLab ru

Все отзывы посетителя Че

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Джаспер Ффорде «Ранняя пташка»

Че, 31 октября 2021 г. 13:52

Книги Джаспера Ффорде узнаваемы. Им присуща некая странность, которая стала едва ли не визитной карточкой автора. Уж не знаю, что тому причиной — островное ли сознание, нечто сугубо валлийское или свойственное лично писателю. После знакомства с творчеством фантаста пришло осознание того, что при наличии таланта и некоторой смелости практически любую, даже откровенно нелепую идею можно превратить в роман с оригинальный фабулой. «Ранняя пташка» — не исключение, это произведение вполне в духе Ффорде. Фантастическое допущение в русле альтернативной истории довольно банально — климат Европы настолько изменился, что людям стало гораздо выгоднее в эволюционном плане впадать в спячку, чем переносить невзгоды зимы, бодрствуя. Можно бранить детективный сюжет романа, корить автора за логические просчеты, но не отдать должно созданному миру — в очередной раз — нельзя. Автор — и антрополог, и филолог, и даже эволюционный биолог в одном лице, он превратил скучную фантпредпосылку в настоящий пир фантазии. Какие праздники будет отмечать общество, засыпающее на полгода, какому богу будет молиться, какие шутки-прибаутки, пословицы-поговорки войдут в обиход, наконец, как будет выглядеть Homo sapiens hiems, то есть человек разумный, зимний подвид? (Есть подозрение, что он обрастет шерстью более, чем нам привычно). Что такое зимнее объятие? Какие грехи скрывает еще одна из мегакорпораций (последовательным врагом которых зарекомендовал себя автор)? Находить страница за страницей ответы на эти вопросы довольно увлекательно.

Итог: идея тривиальна, сюжет не без шероховатостей, однако фантазия автора, не боящегося разрушать стереотипы с лихвой искупает эти недостатки.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Дуглас Боттинг «Джеральд Даррелл. Путешествие в Эдвенчер»

Че, 12 июля 2015 г. 09:42

До того, как приступить к книге о Дж. Даррелле, Д. Боттинг успел набить руку в этом жанре: на его счету уже было две биографии натуралистов, в т.ч. Гэвина Максвелла. Исследование выполнено профессионалом, чьи книги имели успех, и без фанатичного отношения и к личности Даррелла, и к его деятельности. Правда, не раз возникало ощущение, что это писание поставлено «на поток», что для автора это всего лишь работа, эмоционально вкладываться в которую особо не стоит. Безусловными достоинствами книги являются систематическое и довольно полное изложение основных вех биографии Д.Д.; опора на такие источники, как дневниковые заметки Д.Д., его письма, дневники и книги родных и близких Д.Д., материалы прессы; предельная аккуратность и тактичность в описании «неудобных» моментов без акцентирования внимания на них. Кроме того, альтернативной биографии на русском языке, насколько мне известно, нет.

Тем не менее, у медали как всегда две стороны. Использование источников абсолютно не критично: автор просто приводит выдержки из разных документов, иллюстрирующие одно и то же событие, не давая собственного комментария и не подводя итог — какого его собственное мнение, кто из цитируемых ближе к истине. Похоже, он этого просто не знает. Очень много цитат из опубликованных книг Д.Д. Конечно, живой слог Д.Д. вносит разнообразие, но порой цитата затягивается на несколько страниц... Собственный текст автора не имеет выраженного своеобразия и безумно тавтологичен (впрочем сужу лишь о переводе). Но смысловые повторы не списать на перевод, жвачка из стандартных фраз об охране и разведении угрожаемых видов в неволе делает чтение чуть менее приятным, наводя на мысль о том, что автор заботился об объеме не меньше, чем о содержании.

Было интересно прочесть о путешествиях Д.Д. по СССР. Но после знакомства с книгой «Durrell in Russia» (на русском не выходила, перевод есть в сети), оказалось, что и это всего лишь выжимка из опубликованного с минимальным подключением дневников и проч.

В целом, ценителям творчества Д.Д. м.б. интересно именно благодаря широкому цитированию неопубликованных материалов, но выводы придется делать самим, т.к. это уже вне компетенции автора. Стоит также иметь в виду, что большая часть книги — старательный синопсис опубликованных книг Д.Д. И если читатель с ними знаком (а уж это по определению!), то 90 % содержания книги ему уже известно. С самим Д.Д. автор не был знаком, лишь однажды видел его на публичном мероприятии в Джерсийском зоопарке, материалы были переданы ему Ли Даррелл, второй супругой Д.Д., уже после его смерти.

Не рекомендую читать тем, кто опасается, что райская идиллия Корфу и дружной семьи Дарреллов может потускнеть.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

фантЛабораторная работа «Шикарный вариант»

Че, 19 февраля 2012 г. 15:42

В целом, вполне симпатично выглядит. Если уж тему можно найти в любом конфликте, вероятно, она и здесь присутствует. Вот только где? Или не друг человечества — его враг?

Обычно к юмористической фантастике претензии по поводу логики не предъявляются. Поэтому особо усердствовать в этот плане не буду. Да и сказано уже. Единственное, что хочется отметить, связано с названием. Почему оба вторженца называют такой способ завоевания мира «шикарным вариантом»? Из контекста можно сделать вывод, что как раз такой путь для них привычен. Ведь заметили же они, что «отторжение резидента произошло слишком быстро». Значит, было, с чем сравнить. Зачем же звучит эта сакраментальная фраза целых три раза? Затем, что она шикарно работает на название. Но не на логику. В скобках: зачем сыну объедаться мороженым, если он тоже чей-то резидент. Так и задание провалить недолго.

В общем, рассказ рассчитан на то, чтобы его читали, смеясь, а не выискивая логические огрехи. Но обстановка семейной ссоры как раз не располагает к смеху. Надеюсь, виной тому только отсутствие чувства юмора у рецензента.

Оценка: 5
–  [  0  ]  +

фантЛабораторная работа «Незнакомец в кремовом костюме»

Че, 3 февраля 2012 г. 17:49

Рассказ в один ход. СПИД, муки совести, поиск препарата, сделка с врагом человечества, достоевско-булгаковские аллюзии. И читался рассказ на одном дыхании, и все было хорошо, пока не дочитался до развязки. 1. Была полная уверенность, что доктор должен пустить пулю в лоб себе. Но, как я поняла, этого не произошло. Развязка вообще показалась странной, нелогичной и портящей, в целом, неплохое впечатление от рассказа. 2. Допускаю, что доктор все же застрелился. В этом случае дьявол — галлюцинация, а единственный спаситель человечества — доктор.

В отношении языка можно сказать: толково, по делу, без излишних красот, минимализм.

Тема в наличии.

Но концовка... или она так и задумывалась, амбивалентно...

Вернулась к своему отзыву, чтобы про детей дописать (нелогично все-таки), смотрю, а меня уже опередили.

Оценка: 5
–  [  0  ]  +

фантЛабораторная работа «Ленское Дерево»

Че, 3 февраля 2012 г. 11:37

Интересно, случайно ли перекликается имя ГГ с названием рассказа? И, вообще, по прочтении остается много вопросов к автору. Ведь в рассказе сплошные намеки и вопросы без ответа. Хотя, возможно, просто моего IQ не хватило, чтобы разобраться... Видимо, идея у автора есть, но уж слишком обиняками он пытается довести ее до читателя. Темы не удалось обнаружить. Как и стройного сюжета. Что-то более конкретное писать затрудняюсь, ибо неясно. Похоже на отрывок из более крупного произведения.

Поначалу казалось, что написано женщиной, пока не начались трупы и кровушка.

И вычитать бы текст еще разок...

Оценка: 4
–  [  0  ]  +

фантЛабораторная работа «Царствие небесное для триединого Горана»

Че, 2 февраля 2012 г. 15:08

Темы, честно говоря, не обнаружила. Лыцарь, порешивший Горыныча, — это враг врага? Чем он не друг? Да и сам ГГ оказался же «душевным мужиком». Ну, не суть важно это.

Язык повествования довольно гладок, при чтении глаз не цепляется за корявые обороты. Правда, есть шероховатости в пунктуации (в диалоге).

Возможно, это мое заблуждение, но при таких высоких технологиях, которые демонстрирует одноногий «триглавец», должно быть, быстрее найти нужный элемент самостоятельно, особенно, если изымание его из оборота требует столько времени. Тем более, что аборигены, которые всего лишь гужевой транспорт освоили, это смогли сделать, а полномочий на установление контакта ему не дано. Но поскольку ближе к концу опус оказался юмореской, все возражения снимаются. Хоть и предсказуемо, читала, в общем-то, с интересом, не глядя на бегунок.

Оценка: 5
–  [  0  ]  +

фантЛабораторная работа «Сказка о волшебном горшочке»

Че, 2 февраля 2012 г. 13:33

Все, как полагается в фэнтэзийном мире — гномы, эльфы, полурослики, оборотни, колдуны. Но название обманчиво — эксплуатируется символ из кельтской мифологии — котел. Оттуда же и имя Дагда. Фэнтэзи с болтами, застрявшими в груди, проломленными головами и гаснущим в глазах врага светом.

Автор, к сожалению, поддался искушению четко обозначить, что есть главный враг человечества. Оказалось, свобода.

Для рассказа слишком много персонажей. Тяжело разобраться в хитросплетениях сюжета.

О стиле: «...если бы не одно но. «Но» одиноко сидело за большим столом...» Не хватает запятых. Есть стилистические погрешности. Невычитка.

Странным показалось следующее допущение: «...а до тех пор я твой господин. Так, что называй цену.» Господин обычно сам определяет условия.

«Проклятая отдышка!» — подумал Трор. Всё тело гнома болело, дыхание давно сбилось, но он не давал себе и минутной передышки, продолжая упорно двигаться вперёд. «Проклятый эльф, наверно уже давно меня обогнал, и теперь все ждут меня в этой проклятой дыре! Проклятье!» — продолжил невеселые размышления сын подгорного народа. А проклятая гора всё также возвышалась над ним и не желала приближаться.» Полагаю все эти проклятья рядом собраны намеренно.

Впечатления сумбурны, как и повествование. Как-то это все вторично и плохо продумано.

Оценка: нет
–  [  0  ]  +

Борис Богданов «Верность и честь»

Че, 2 февраля 2012 г. 12:16

Образчик очень социальной НФ. Сквозь декорации рассказа просвечивают совсем иные события, прикрытые римско-имперской номенклатурой. Против идеи ничего не имею, но в результате появляются странные сочетания типа «легионеры-срочники».

Порадовало, что вопрос о враге не столь очевиден с первых страниц, но тема, пожалуй, раскрыта. Не бойтесь врагов, нападающих на вас, бойтесь друзей, льстящих вам. Гимн воинской чести, которая выше личных симпатий и антипатий.

Неопрятный мир, где пахнет ржавчиной и мочой. Что ж, как говорится, хозяин — барин.

Кое-где построение фразы кажется рискованным: «Скорбная физиономия главы конвента по — удивительное сочетание слов — правам плебса...»

Рассказ кажется волне целостным, правда, не захватывающим. Слишком многое принесено в жертву главной идее.

Оценка: 5
–  [  0  ]  +

фантЛабораторная работа «Третье приложение»

Че, 2 февраля 2012 г. 11:24

Тема присутсвует. Заговор могущественной корпорации против человечества. Мечта о сверхчеловеке и Ницше. Хотя почему ГГ не друг человечества?

Язык вполне гладкий, читается легко. Хотя есть следы недовычитки: запятые и т.д.

Настораживают некоторые логические нестыковки. Лучший агент интерпола в стане врага пьет бренди «на голодный желудок». Убийство происходит в том самом месте, о котором еще 5 минут назад один из героев говорит: «Мы не одни». Был же там «силуэт вооруженного охранника». Но в нужную минуту он отошел и даже звон бокала никто не услышал. Следы успешно заметаются и охрана, как будто, не в курсе произошедшего. В пентхаус из соображений безопасности ведет только один лифт, нет даже лестницы. Лифт и вообще все электричество вырубается, стоит перерезать один единственный кабель.

Нет, я не спорю, как кусок сценария для голливудского боевика это вполне сошло бы, но для ФЛР-4 мелковато.

Оценка: 5
–  [  13  ]  +

Нил Гейман «Задверье»

Че, 15 июля 2011 г. 15:58

О чудесах и чудовищах Нила Геймана

У многих не грешащих оригинальностью авторов есть своя Главная тема, идея идей, к которой их тянет вернуться чуть ли не в каждом новом творении. Есть такая тема и у Нила Геймана. Сюжеты его книг нередко строятся на сосуществовании двух вселенных, двух параллельных миров, которые иногда все-таки пересекаются. Два уровня бытия в том или ином виде присутствуют и в «Звездной пыли», и в «Истории с кладбищем», и в «Коралине». Вот, и в «Задверье» эти две реальности — Над-Лондон и Под-Лондон — всем знакомый мир повседневности и знакомый лишь избранным (или изгнанным) мир необычного. Что и говорить, идея не нова, наверное, со времен Платона, и до Геймана она активно эксплуатировалась. Положа руку на сердце, признаем: мэтр повторяется. Но так ли страшно это повторение? Ведь всякий раз Гейман как подлинный демиург создает новый мир и населяет его новыми созданиями, которые живут своей жизнью, иногда человеческой, иногда не очень. В конце концов, любая сказка — спасибо Проппу! — состоит из набора архетипов.

К слову сказать, «Задверье» — одно из первых воплощений идеи двух миров у Геймана. Все отмеченные выше произведения были написаны позднее. Так что, сюжетная основа «Задверья» еще относительно свежа, если говорить о творчестве Геймана.

Приключения, выпавшие на долю обычного лондонского клерка Ричарда Мэйхью, легче всего описать словами его собственного воображаемого дневника: «В пятницу у меня были работа, невеста, дом и жизнь, которая имела какой-то смысл... Теперь у меня нет невесты, нет дома, нет работы, и я иду в нескольких сотнях футов под улицами Лондона с такими же шансами на долгую жизнь, как у суицидной дрозофилы». Чтобы лишиться всего этого в одночасье, ему и нужно-то было всего лишь спасти грязную бродяжку, истекающую кровью на лондонской мостовой. Стоит ли говорить, что бродяжка несмотря на чумазое лицо оказалась настоящей леди — леди д'Верью, обладающей уникальным семейным даром открывать любые двери, и чуть ли не единственной оставшейся в живых представительницей этого весьма уважаемого семейства. Растерянного и недоумевающего Ричарда Мэйхью захватывает водоворот событий в Под-Лондоне, который лишь отдаленно напоминает знакомый ему город. Главная цель д'Вери — отыскать убийцу своей семьи. Ричард, постепенно оправляясь от удивления, вынужден стать ее спутником в надежде когда-нибудь вернуться в свой мир. Такова незамысловатая завязка этой истории.

Но сказать о «Задверье» только это, — значит, не сказать ничего. Несмотря на все сюжетные штампы и предсказуемый конец, повествование не теряет увлекательности. Более того, создается полное впечатление того, что автор намеренно использует не самые оригинальные сюжетные повороты, смеясь над потугами будущего критика. Что ж, независимые умы никогда не боялись банальности! Эдакое отрицание отрицания.

Обращает внимание одна особенность построения сюжета в духе автора: Гейман часто идет на сделку с... логикой. Примеров этому легион. Я бы даже сказала, пренебрежение логикой — такая же характерная особенность авторского стиля, как упомянутое выше пренебрежение сюжетной оригинальностью. Интересно, что автор порой и сам отчетливо видит тот или иной казус, но, в лучшем случае, отделывается его констатацией в диалоге своих героев. Так, на вопрос рационального гостя из Над-Лондона о том, кто решает когда и где быть следующей ярмарке и как распространяется весть о ней, д'Верь просто отвечает: «Никогда не задумывалась». И все. А вы говорите логика! Все противоречия сняты росчерком пера! Не выдерживают критики и попытки объяснить, почему далеко не все обитатели Над-Лондона могут лицезреть выходцев из Под-Лондона. Я не хочу сказать, что Гейман совсем не дружит с рациональностью. В большинстве случаев сюжетная линия выстроена вполне непротиворечиво, но... Как иногда легкий шрам совсем не портит симпатичное лицо, а, напротив, придает ему особое очарование несовершенства, так тот или иной не вполне логичный пассаж придает книгам Геймана флер сказочности, а сказке логика не нужна в принципе.

Книга написана человеком, отпустившим свою фантазию на волю, не боящимся быть чуточку нелогичным, чуточку неоригинальным. И это высший пилотаж!

А теперь о «чудовищах». Читая «Звездную пыль», я познакомилась с «добрым сказочником» Гейманом. Однако дочитав до отрезанной головы единорога в луже крови, поняла, что это далеко не единственная ипостась автора. В «Задверье» в полный рост встает ее противоположность, так сказать, темная сторона гения, — «мастер черной готики» Гейман. Конечно, оба определения — не более, чем штампы из аннотаций и рецензий на его книги. Однако нужно признать, что предельную концентрацию садизма и жестокости на страницах его книг нельзя списать только на законы жанра. Это такая же фирменная особенность его творений как многократно отмеченный легкий и непринужденный стиль, как способность создавать яркие зрительные образы с помощью слова. Справедливости ради стоит отметить, что садистские подробности сдобрены изрядной долей черного юмора. Да и оба гротескных образа убийц-садистов — разговорчивого коллекционера-вандала мистера Крупа и вечно голодного, питающегося дохлыми щенками, крысами и мышами мистера Вандермара — по праву можно считать одной из удач книги. Они беспощадны, они смакуют чужое страдание как изысканный деликатес, они лучшие киллеры в подмирье. «Пожалуй, их можно назвать людьми». По крайней мере, явные черты сходства с людьми — две руки и две ноги — у них имеются. «Черную игрушку ты сделал, мэтр Гейман!» — хочется крикнуть читателю, проглатывающему скупые деловитые детали сцены распятия маркиза де Карабаса, — «Не верю!» Ведь все так хорошо начиналось. И, правда, — мертвые воскресают, герой делает тот выбор, который должен сделать, все закончивается также, как и начиналось, — хорошо. Словом, «он пугает, а мне не страшно», — как сказал Толстой о Леониде Андрееве. Вот и мне тоже — не страшно.

Нельзя не упомянуть еще об одной особенности авторского стиля: Гейман никогда не дает полной всесторонней картины своего вымышленного мира. Он великодушно предоставляет читателю возможность дофантазировать детали, лишь несколькими штрихами очерчивая силуэт героя или суть события. Дай бог Гейману читателя с воображением! Здесь есть над чем поработать!

Например, кто такая Серпентина? О ней мы и знаем только, что она одна из семи сестер, которыми пугают детей в подмирье. Ее змеиное имя тоже дает мало: это всего лишь один из лондонских топонимов, подобно именам большинства персонажей романа. Но, как говорится, умному достаточно. Автор сознательно играет с читателем. Он бросает ему только намек, он говорит ему: «Вспомни все, что читал о змеях (крысах, ярмарках, канализации, садистах,..) Подумай, отгадай, раскрась (своей богатой фантазией скупой эскиз моего полотна)». И вот мы уже думаем, отгадываем, раскрашиваем и в нашем сознании вслед за именем Серпентины встают у кого змей-искуситель, у кого Уроборос, прикусивший собственный хвост, у кого критская богиня со змеями, а у кого и знак доллара, тоже ведь змеиный в своей графической основе. Книги Геймана настойчиво требуют активного соавторства читателя.

Но иногда имя обманывает нас и герой на поверку оказывается вовсе не связанным с ассоциативным рядом, вызванным его именем. Таков маркиз де Карабас, не имеющий ничего общего с литературным прототипом. На мой субъективный взгляд, в нем гораздо больше от Кота в сапогах, чем от его хозяина. Гуляет он сам по себе и, конечно, как у любой кошки у него больше одной жизни!

Что сказать о главном антагонисте, ангеле Ислингтоне?! Это слабый раствор Люцифера, данный в уже знакомой нам скупой авторской манере. Еще один лондонский район, еще одна станция метро, еще один персонаж. На сей раз отрицательный, плохо различающий добро и зло, заточенный за былые грехи и стремящийся на волю во что бы то ни стало. Что нужно узнику, томящемуся в темнице (хоть и светлой, просторной и вполне эстетично выглядящей)? Конечно, ключ. И человек, который может им воспользоваться. Здесь, безусловно, у критически настроенного читателя может возникнуть вопрос к мэтру: зачем ему ключ, когда в его руках девушка, и без того открывающая любые двери? Но поскольку я таким Зоилом не являюсь, у меня сей вопрос и не возник!

Пожалуй, главный герой на фоне самобытных образов обитателей подмирья выглядит несколько невзрачно. Но таким он и был задуман. Посредственность, обретающая веру в себя и совершающая Поступок. Человек, нашедший себя в этом (или в том) мире. Негероический герой. И здесь никакой интриги: Ричард Мэйхью был просто обречен успешно пройти испытание в подмирье уже потому, что у него хватило духу совершить другой важный шаг — не пройти мимо человека, который остро нуждался в его помощи. И это замечательный портрет нравственного человека! Неуклюжего, часто бывающего обузой для своих спутников, порой недалекого, но в нужный момент спасающего ситуацию. Но разве повернется язык обвинить Геймана в морализаторстве? Положительный герой скучен как никогда, зато какой парад планет из образов убийц, предателей и просто злодеев.

Не рискую даже перечислить всех героев подмирья. А ведь в них самый смак геймановской фантазии! Даже имея весьма туманное представление о топографии Лондона, можно наслаждаться замысловатым переплетением реальности и вымысла. Порой кажется, что некоторые места в Под-Лондоне живее многих персонажей. Мост, через который в полном соответствии с древней традицией о всех и всяческих мостах дано перейти не каждому. Ярмарка, по прихоти загадочной администрации перемещающаяся из фешенебельного «Харродс» на эсминец «Белфаст», — самое чудесное место в этом чудесном мире, крайне удобное для развития сюжета в нужном направлении. Как тут не вспомнить о ярмарке близ Застенья из «Звездной пыли», где также можно купить и продать все — от кошачьего дыхания до воспоминаний до трехлетнего возраста. Похоже, Гейман испытывает к этому образу сильнейшее тяготение.

И еще: что-то неладно в подмирье с пространственно-временным континуумом — то на реке Килберн с античных времен стоят римские легионеры, то в вагоне лондонской подземки обнаруживаются реликты раннефеодальной монархии во главе с Эрлом. Двери открываются по желанию в ту точку пространства, которая в данный момент кажется уместной главной героине. В общем, геймановский Пегас, как обычно, закусил удила. И слава богу!

Разберешь вот так, разложишь все по полочкам и неминуемо задашься вопросом: как, почему, на какой основе против всех законов физики, литературы или чего-то еще, из сочетания всех этих авторских особенностей, которые по отдельности можно счесть, скорее, недостатками, родилось цельное и вполне жизнеспособное творение? «Когда б вы знали, из какого сора...» Видимо, это тот случай, когда целое больше суммы частей. Где же та неуловимая алхимия, превратившая недостатки в достоинства? Дай ответ. Не дает ответа.

Вот такая история, написанная не благодаря оригинальному сюжету, а несмотря на сюжет банальный, ставшая вопреки всем умозаключениям одной из лучших книг Нила Геймана. Вот такие чудеса!

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ясутака Цуцуи «Почасовая армия»

Че, 20 мая 2011 г. 19:44

Бездна иронии, бездна сатиры, как всегда у Цуцуи! И совсем немного социальной, слишком социальной фантастики.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»

Че, 15 января 2011 г. 19:20

Недавно зашел разговор о ценностной ориентации современной молодежи. И представителями этой самой молодежи было высказано такое суждение: работать, в принципе, можно, только исходя из желания заработать деньги, или из-под палки государства. Как тут было не сослаться на классиков! Ведь, Стругацкие в «Понедельнике» рисуют третий, пусть чуточку утопический вариант — работа как средство самовыражения, работа не ради результата, а ради самого процесса. Есть, конечно, и в этот коллективе индивиды с заросшими шерстью ушами, погрязшие в корысти. Но в НИИЧАВО это, скорее, исключение из правила. Боюсь, что современном обществе пропорция будет обратной. Какое это счастье — работать с удовольствием, как это делают герои «Понедельника«!

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Шарль Де Костер «Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке, их приключениях отважных, забавных и достославных во Фландрии и иных странах»

Че, 3 января 2011 г. 19:09

Тиль Уленшпигель — это легенда. Достаточно сказать «Фауст», «Сирано», «Мюнхгаузен» или «Ходжа Насреддин», чтобы сейчас же перед мысленным взором возник сам герой. Тиль — фигура того же ряда. Архетипическая. Вечный образ. И, как любой архетип, вызывающая к жизни бесчисленное множество литературных продолжений и подражаний. Де Костер для своего времени тоже был таким немножко эпигоном. На мой взгляд, лучшее отечественное «подражание» — «Тиль» Г.Горина.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ольга Ларионова «Лабиринт для троглодитов»

Че, 1 января 2011 г. 21:08

Я довольно рано прочла книгу. Помню, дочитываю я последние страницы и у меня закрадывается подозрение, что что-то недопоняла в сюжете, в концовке. Что вы хотите от читателя одиннадцати лет от роду! Тогда я все свалила на собственное неразумие. Но с тех прошло уже довольно много времени, а развязка по-прежнему вызывает некоторое недоумение. Уважаю и люблю автора! И как читатель покорна ее воле. Но нельзя же так! Складывается впечатление, что героиня во что бы то ни стало обязана развиться в полноценную личность, отбросить детские симпатии, стать Человеком с большой буквы, для которого самое главное в жизни — понимание и восприятие ее другими людьми именно как самоценной личности. Как-то это искусственно. Только поэтому — восьмерка.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ольга Ларионова «Клетчатый тапир»

Че, 1 января 2011 г. 20:44

В разное время в этой книге меня притягивали различные ее стороны — любовная интрига, собственно фантастика, авторский стиль. Сейчас меня больше всего привлекает — как ни занудно это звучит! — тема отношений личности и коллектива. Нужно быть необыкновенно сильным человеком, чтобы суметь настоять на своей точке зрения, не отречься от нее, даже если на стороне твоих оппонентов буквально все. При этом, настаивать не потому, что данная точка зрения — твоя, а потому, что, не умея рационально объяснить это, чувствуешь свою правоту. В этом сила образа Варвары, которая всегда поступала именно так, в этом его необыкновенная привлекательность.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ольга Ларионова «Соната моря»

Че, 1 января 2011 г. 20:31

Не сразу эта часть цикла стала любимой повестью из трех. Принимаю как неизбежность оба продолжения. Но «Соната» обладает очарованием особого рода. Это очарование начала сюжета, начала событий, когда еще ничего не произошло, но все может случиться, когда образы персонажей только обретают четкость. Уже на этом этапе знакомства с циклом образ Варвары Нореги внушает такую сильную симпатию, что поневоле прощаешь и воспринимаешь как закономерность его дальнейшую эволюцию.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ольга Ларионова «Лабиринт для троглодитов»

Че, 1 января 2011 г. 20:13

«Лабиринт», действительно, из тех редких книг, которые написаны женщиной и о женщине, где иррациональное женское начало вообще очень сильно, но это нисколько не раздражает. И что еще выгодно отличает этот цикл, да и все творчество Ольги Ларионовой, от женской фантастики, в целом, и от творений эмансипированных американок, в частности, несмотря на то, что автор описывает глубоко личные мысли и поступки героини, она делает это с участливостью и тактом друга. И Ле Гуин, и Маккефри, конечно, тоже выписывали образы своих героинь с любовью... Но с тактом ли?

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Александр Чаянов «Венедиктов, или Достопамятные события жизни моей»

Че, 30 декабря 2010 г. 16:19

Чаянова часто называют предшественником Булгакова, иногда — Акунина, имея в виду стилизацию под прозу XIX века. Действительно, когда читаешь повесть, создается полное впечатление, что ее автор — современник Пушкина, Марлинского и Одоевского. Удивительно другое: как такой образчик готической прозы мог быть создан в начале 20-х гг XX в. Время располагало к совсем другим жанрам. Но, с другой стороны, кто мог ожидать появления «Мастера и Маргариты»? Словом, сюжет, в основе которого лежит игра с Князем мира сего на человеческие души, не может не вызвать горячую симпатию любого любителя готики.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Леонид Филатов «Про Федота-стрельца, удалого молодца»

Че, 27 декабря 2010 г. 21:40

Интересно, оценит ли кто-нибудь «Федота» ниже десятки? «Мы не жалуем Федота, а народ наоборот«!

Хочется подчеркнуть одну особенность этой вещи. Она всегда существовала в неразрывной связи с автором. Произвела бы она такой фурор, если бы он сам блестяще не прочел ее со сцены? Цитировали бы ее так, если бы она осталась просто еще одной публикацией в журнале «Юность»? Ведь, пытаются и фильмы, и м/ф по ней снимать, а ничего не выходит. Заколдованная сказка. Автор ушел и секрет с собой унес.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Леонид Филатов «Золушка до и после (Жестокая сказка в двух частях по мотивам Шарля Перро)»

Че, 27 декабря 2010 г. 21:30

Подзаголовок очень точно отражает суть этой стихотворной пьесы. Насколько восхищает филатовский юмор и литературный вкус в «Федоте-стрельце», настолько удивляет их деградация в «Золушке». Набрасываешься на пьесы Филатова после «Федота», ожидая наткнуться на очередной шедевр, а встречаешь только пошловатые шутки и двусмысленности. И, тем не менее, восьмерка — полностью изменить себе автор не смог.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Урсула К. Ле Гуин «Волшебник Земноморья»

Че, 26 декабря 2010 г. 23:33

Когда я узнала, что Урсула Ле Гуин — филолог по образованию, я не удивилась. Гуманитарий гуманитария всегда поймет. Более того, Ле Гуин — гуманитарий наследственный. Ее отец был этнологом. И это тоже заметно. В ее романах — и в «Волшебнике» тоже — много идей, очевидных для человека гуманитарного склада. Мне особенно импонирует идея истинного имени, которое можно доверить только близкому человеку. Любому традиционному обществу эта идея знакома, но как умело и со вкусом она поставлена в центр повествования у Ле Гуин!

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Энн Маккефри «Пернский цикл»

Че, 26 декабря 2010 г. 23:07

Прочитав первые три романа цикла, я громко возмущалась — где логика у автора. Помнится, я даже не поленилась в письменном виде изложить все претензии такого рода, на мой взгляд, камня на камне не оставившие от романов, основанных на женской логике в худшем смысле слова. Но прошло какое-то время и меня потянуло прочесть следующий роман. А потом еще один, и еще... Так их и набралась уже полная дюжина. Причем, в более поздних романах снимаются многие противоречия из первых. Видимо, нашлись добрые люди, намекнули автору. Словом, затянул меня этот мир! Как я ни сопротивлялась, не удалось устоять.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Михаил Успенский «Там, где нас нет»

Че, 26 декабря 2010 г. 22:51

Я бы так определила читательскую аудиторию Успенского: гуманитарии с большой буквы (и это не каламбур!) и просто люди с широким кругозором. Быть филологом вовсе не обязательно, чтобы любить Успенского. А со сносками весь смеховой заряд куда-то испаряется. Ведь, как учил многострадальный Пропп, смеховая стихия покоится на неожиданности.

Но, вот, чего никогда не прощу себе, так это того, что я поняла, кто такой Яр Тур уже ближе ко второй половине романа. Какой удар от живого классика!

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Умберто Эко «Имя розы»

Че, 26 декабря 2010 г. 22:39

Вот, что бывает, когда за дело берется профессионал! Да, это вам не медиевист марксистского толка, который только и знает об исследуемой эпохе, что борьбу классов. А если он еще при этом и не графоман! Побоюсь разбрасываться такими словами как «шедевр», но качественная и умная книга, безусловно, получилась. Не могу согласится с тем, что она восхищает лишь филологов. Историки тоже в восторге! По крайней мере, один из них!

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Джаспер Ффорде «Беги, Четверг, беги, или Жёсткий переплёт»

Че, 26 декабря 2010 г. 22:27

Если вы не мечтали оказаться в библиотеке, где есть ВСЕ книги на всех языках, значит, вы не библиоман. Если при виде бесконечных стеллажей с книгами у вас не начинают дрожать руки от жадности (интеллектуальной, конечно!), значит, Ффорде не станет вашим любимым автором. Образ гигантской библиотеки — самая большая удача этого тома. И библиотекарь тоже симпатичный. Таких книжных фондов в литературе немного — у Борхеса «Вавилонская библиотека», у Стругацких библиотека НИИЧАВО, у Мьевиля в «Нон Лон Доне». Ну, еще 2-3, может быть. Возможно, вторая книга цикла не такая целостная и законченная, как первая, но есть и в ней находки, есть и в ней тайна.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Джаспер Ффорде «Четверг Нонетот»

Че, 26 декабря 2010 г. 22:10

А Вас сравнивали когда-нибудь с Четверг Нонетот? Спешу похвалится — меня недавно сравнили. Попали пальцем в небо, конечно. Но это к слову. Как-то меня попросили назвать три любимых литературных образа. Я назвала и все они оказались мужскими. — Как, — удивился собеседник, — ни Наташи Ростовой, ни Татьяны Лариной? А, ведь, и, правда, мало в мировой литературе женских образов столь привлекательных и цельных как Четверг.

Как учил Жванецкий: из всех женщин выбери веселую, из веселых — красивую, из красивых — умную, из умных — верную. От себя добавлю: это и есть Четверг Нонетот.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Роджер Желязны «Князь Света»

Че, 26 декабря 2010 г. 21:50

Роман многоликий и многоплановый. Но, по сути, у Роджера Желязны красной нитью через многие его произведения проходит ОДНА идея: среди людей живут некие сверхсущества, обладающие способностями, которые и не снились обычному человеку. Вариантов много: незримые глазу простого обывателя боги индуистского пантеона из «Князя света», принцы Амбера, путешествующие из мира в мир, потомки Атлантов. Видимо, эта та идея идей Желязны, которых и открывается за всю жизнь человеческую — одна, две.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Александр Куприн «Штабс-капитан Рыбников»

Че, 25 декабря 2010 г. 20:48

а кроме того, что герой хоть и оказался «засланным казачком», но по неизвестным причинам весьма симпатичным персонажем, живейший интерес к рассказу вызывает то обстоятельство, что это начало нового жанра в отечественной литературе. Трудно им, первопроходцам!

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Александр Куприн «Юнкера»

Че, 25 декабря 2010 г. 20:39

Мир закрытого учебного заведения, военного училища, чье название символически совпадает с фамилией главного героя. Все горести и радости — как будто репетиция будущей взрослой жизни, как будто не совсем всерьез. Как тут обойтись без первой любви! Да, «Юнкера» и «Поединок» — это две большие разницы. Приходит на память попытка экранизации этих произведений Куприна, соединяющая сюжет совершенно разных по духу книг. Куприн, верно, в гробу перевернулся.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Уилки Коллинз «Лунный камень»

Че, 25 декабря 2010 г. 20:25

Мне показался интересным авторский прием рассказа о событиях от лица разных персонажей. Он с разным успехом использовался в литературе, но у Коллинза это получилось особенно удачно. Симпатично в «Лунном камне» и ощущение Империи, громадной мировой Британской империи, «где никода не заходит солнце». Впрочем, это не только Коллинз, это любая английская книга, в которой затрагивается колониальная тематика.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Еремей Парнов, Михаил Емцев «Бунт тридцати триллионов»

Че, 25 декабря 2010 г. 13:54

В память о юношеском — восьмерку! В память о себе, несбывшемся палеонтологе! Для своего времени книга была, безусловно, значимой. Да, и среди других книг автора она, как Эверест среди холмов. Нет, скелеты ящеров в музее — это одно, а хоть одним глазком — или двумя, как герой книги, — на них посмотреть — это СОВСЕМ другое! Но, надо сказать, ящеры в этой книге — не главное. Просто самое интересное. А судьба отца героя — из-за чего все и затевалось — волнует как-то меньше.

Оценка: 8
–  [  17  ]  +

Владимир Короткевич «Дикая охота короля Стаха»

Че, 25 декабря 2010 г. 13:36

Как я любила первую часть этой книги! Как до дыр перечитывала старый журнал «Неман», в котором когда-то был опубликован роман! «И горели глаза и коней, и людей, и гепардов». «Туманный и огромный король Стах». И по сей день целые фразы и отдельные обрывки всплывают в памяти. Но какой вымученно-реалистический финал! Вот уж, поистине, Короткевич начал за здравие, а кончил за упокой (хотя сюжетно как раз наоборот — конец хороший). Книга начинается и развивается как качественный готический роман, но заканчивается как социальная драма. Вся мистика, все таинственное и странное объяснено в традициях эпохи рационализма. Какое разочарование!

Некогда в архитектуре начала XX века существовал т.н. «псевдорусский» стиль, где многие элементы заимствованы были из древнерусской архитектуры, но при общей утрате культурного контекста. Роман Короткевича порождает именно такие ассоциации и определения — советская псевдоготика.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Александр Беляев «Человек-амфибия»

Че, 24 декабря 2010 г. 23:16

Прочла несколько отзывов... Кто пишет, что это первая прочтенная книга Беляева, кто — что первая фантастическая книга. А я напишу, что это первая фантастическая книга и первая книга Беляева, ПРОЧТЕННАЯ мне! Я еще не умела читать, но после того, как мне для затравки прочли описание сада Сальватора, я уже не давала прохода «чтецам». Помню, как, чуть повзрослев, я ВПЕРВЫЕ В ЖИЗНИ осилила один абзац из ЭТОЙ книги. Целый абзац! Вот, так, с младых ногтей детей приучать к Беляеву нужно!

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Кир Булычев «Посёлок»

Че, 24 декабря 2010 г. 22:46

Да, что там, 10! 100 не жаль поставить, оценивая эту книгу! Определяя возраст читателя, я пришла к такой формуле: «Книга для тех, кто уже умеет и еще может читать». Я прочла «Поселок» во втором классе. Потом перечла лет эдак через 15-17 и не разочаровалась, как это обычно бывает с книгами, прочитанными в детстве. Эх, да что греха таить, с тех пор перечитывала еще несколько раз. Жаль, что А.Германа прельстил роман «Трудно быть богом». По первой части романа снят стильный, но странный м/ф, переделавший сюжет, обеднивший его. Словом, книга ждет своего сценариста-режиссера!

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Михаил Булгаков «Белая гвардия»

Че, 24 декабря 2010 г. 22:29

Не хочется повторяться. После всего, что уже написано... Люблю я этот роман. Это роман-исповедь. Здесь все честно. Представьте, какую смелость надо было иметь, чтобы открытым текстом высказывать монархические убеждения! А еще говорят: «Батум», «Батум«! Сапоги снятся!» Любимая фраза:

Лариосик-Мышлаевскому: Как это вы ловко рюмочки опрокидываете!

Мышлаевский: Достигается упражнением!

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Джеймс Барри «Питер Пэн в Кенсингтонском Саду»

Че, 24 декабря 2010 г. 22:08

Я не знаю, кто Читатель этой книги. Может быть, взрослый, затосковавший по детству. Одно знаю точно: эта «детская» книжка — не для детей. Она весела и печальна одновременно. Разве ребенок может почувствовать ностальгию по детству, которой пропитана книга? Как Питер Пен скучал по маме, как он ненадолго возвращался домой взглянуть на мамину комнату... Нет, ребенок этого не поймет. Но вы, взрослые, не расставшиеся с детством, вы, те, которые когда-то тоже сбежали от взрослой жизни, вы ее поймете и полюбите!

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Джек Лондон «До Адама»

Че, 24 декабря 2010 г. 19:28

«До Адама» — очень органичное описание человеческого то ли еще стада, то ли уже общества. Очень трудно описывать как сознание просыпается в ребенке. См. «Котик Летаев» А.Белого. Еще труднее найти правильную интонацию в описании того же события, но в глобальных масштабах филогенеза. Лондону это удалось. Историчность здесь ни при чем. Не страшно, что историк забракует. Зато психолог одобрит.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Роберт Льюис Стивенсон «Сатанинская бутылка»

Че, 24 декабря 2010 г. 19:16

Для меня критерием удачности является способность написанного накрепко оседать в памяти. «Сатанинская бутылка» запросто выдерживает это испытание. Прочтя ее в глубоком детстве, помню до сих пор. Причем, не только общую сюжетную канву, но мелкие детали. А это о чем-то да говорит.

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Орест Сомов «Алкид в колыбели»

Че, 24 декабря 2010 г. 19:03

Нет пророка в своем отечестве! Уж скоро два века минет с тех пор, как написаны эти строки, а наш Алкид все в колыбели. Это уже не Геракл, а Илья Муромец какой-то. Кстати, кого можно поставить на место «завистливой Юноны», не говоря уже о гидре, льве, Цербере и разбойнике Каке?

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Орест Сомов «Кикимора»

Че, 24 декабря 2010 г. 18:36

Рассказ заставляет вспомнить лучшие образцы «украинской» гоголевской прозы. До сих пор нейдет из памяти эта сомовская кикимора — большая полосатая кошка ростом со свинью да еще с железными когтями. Мне всегда было обидно, читая Гоголя да и Сомова тоже, что между строк, повествующих о якобы ужасных событиях, порой просвечивает добрая улыбка автора, который уж точно знает природу каждого «чуда«! В «Кикиморе» этого почти нет. Рассказ, написанный почти всерьез...

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Александр Беляев «Человек, нашедший своё лицо»

Че, 24 декабря 2010 г. 18:05

Беляеву составляют серьезную конкуренцию «Чужое лицо» Кобо Абэ и, на мой взгляд, «Сирано де Бержерак» Эдмона Ростана. По сути, тема одна — как связан внешний облик человека и его внутренний мир. И если выбирать среди этих трех решений, то мой выбор не в пользу любимого, но благодаря другим произведениям, Александра Романовича. Прочесть нужно, но только для общего развития, для более объективного представления об авторе.

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Леонид Андреев «Иуда Искариот»

Че, 24 декабря 2010 г. 17:48

По моему глубокому убеждению, это самая сильная вещь Андреева. Да, конечно, и «Красный смех», и «Василий Фивейский» хороши. Но «Иуда» — это работа высшей пробы. Возможно, знакомство с Андреевым не стоит начинать с нее. К ней нужно придти. До нее нужно дорасти. Хотя читается, действительно, легко, любой школьник осилит.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Айзек Азимов «Взрывающиеся солнца. Тайны сверхновых»

Че, 24 декабря 2010 г. 17:35

Таким и должно быть хорошее научно-популярное издание. Ведь задача популяризатора не в том, чтобы решить научную проблему, а том, чтобы привить интерес к непростой тематике. Пусть книга неортодоксально освещает некоторые вопросы. Ее заслуга не в этом. Мне она помогла в свое время полюбить астрономию, что при общем неприятии физики было непросто.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Кобо Абэ «Солдат из сна»

Че, 24 декабря 2010 г. 00:06

Если остальные произведения Абэ оставляют впечатление чего-то иррационального, кафкианского (да не заскрипит зубами читатель, не любящий Кафку!), то этот небольшой рассказ, напротив, вполне реалистичен и понятен. И еще он очень японский! Духом самураев, которые, не моргнув глазом, вспарывают себе живот, веет на его страницах. Человек, пославший на смерть своего сына, предпочтя увидеть его лучше мертвым, чем опозоренным, поистине достойный потомок буси!

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Кобо Абэ «Чужое лицо»

Че, 23 декабря 2010 г. 23:53

Как только Кобо Абэ удалось сделать из весьма тривиального сюжета совершенно новую историю! Как ему это всегда удавалось! Ведь сюжетная линия о потерянном собственном лице и вновь обретенном искусственном далеко не нова. Значит, дело не в сюжете. Дело в его искусстве создать на весьма шатком сюжетном основании карточный домик с полной иллюзией того, что он сделан из самого прочного материала.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Леонид Андреев «Красный смех»

Че, 23 декабря 2010 г. 23:43

Присоединяясь к уже сказанному об ужасах I империалистической, хочется отметить, что «Красный смех» вызывает ассоциации с некоторыми не менее кровавыми и не менее антивоенными рассказами Амброза Бирса об ужасах гражданской войны. Но сила воздействия андреевского слога неизмеримо больше.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Кобо Абэ «Четвёртый ледниковый период»

Че, 23 декабря 2010 г. 23:30

Основное впечатление от книги — она написана очень неглупым человеком. Логиком. Интеллектуалом. Человеком, который может держать в уме одновременно несколько уровней повествования, приоткрывая их один за другим. Я не знаю, играл ли Кобо Абэ в шахматы, но по общему впечатлению от романа это ему подошло бы. Сквозь действительно тяжеловатый стиль автора просвечивают то SF, то детектив, то психологическая драма. Книга не из тех, что перечитывают по многу раз. В ней жива атмосфера 50-60-х годов. Отдаленно напомнила ранних Стругацких, но с более гнетущей средой.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Сергей Абрамов «Выше Радуги»

Че, 23 декабря 2010 г. 23:19

Книга уже тем хороша, что по прошествии 15 лет после прочтения сюжет, основные образы, атмосфера не стерлись из памяти. И не только благодаря фильму. Остался привкус морализаторства, причем фантастические элементы используются, скорее, как средство, а не как цель. Но, может быть, так и надо ее писать, литературу для юношества, — поучая?

Оценка: 7
⇑ Наверх