FantLab ru

Все отзывы посетителя ton-tan

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Уильям Гибсон «Агент влияния»

ton-tan, 26 декабря 2020 г. 15:33

Можно сказать, что это худший роман Гибсона или что это в принципе неплохой роман, суть одна. Гибсоновский стиль никуда не делся — ощущения от большей части текста у меня были точно такие же, как и от прочих его книг (приятные). Вот только это явно Гибсон-лайт — чересчур короткие главки, чересчур прямолинейный сюжет, чересчур благополучно дела идут у всех хороших персонажей, но самое плохое — это текущая политическая повестка.

Нет, дело не во всякой чепухе, типа гендерного равенства, феминизма, прав черных и прочего, что бесит энную часть читателей. Было бы прекрасно, если бы Гибсон решил просто топить за феминизм или права геев. Вместо этого он выдал оду Клинтон. Вот чего я не ожидал, так это того, что один из отцов киберпанка изобразит чуть ли не святую Хиллари, которая и страшное республиканское чудовище заборола, и мир спасла, вот ведь умница, натерпелась-то. Это кажется конретно гнилым, ведь Клинтон мало того что недалеко ушла от клептархов, главных злодеев цикла, так она еще и жива и политическую силу не растеряла. Ода даже не почившему лидеру, а действующему политику, близкому к власти. Сразу вспоминаются старые-добрые времена, когда писатели и поэты выполняли обязательную программу, восхваляя своими трудами покровителей, но те поэты и писатели хотя бы непосредственную материальную выгоду с того имели, вряд ли Клинтон — тайный покровитель Гибсона.

Самое смешное, что в сюжете Клинтон не нужна. К счастью, этой гнили в книге мало, а в остальном роман радует, хоть и меньше, чем прочие книги Гибсона.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Клиффорд Саймак «Город»

ton-tan, 15 ноября 2020 г. 07:57

Впервые этот роман я начал читать лет 10 назад, но бросил, переключившись на что-то другое, да так и забыл о нем на долгое время. Дочитай я его тогда, до сих пор, наверное, считал бы великолепным произведением без изъянов. Я и сейчас думаю, что «Город» — настоящий шедевр, но недостатки его очень уж бросаются в глаза. Вернее, недостаток — роман чертовски стар, и не всегда для научной фантастики такой возраст может пройти бесследно.

У «Города» две стороны. Первая — классическая НФ с роботами, мутантами, экспериментами и космическими полетами. Вторая — притчевая, которая сближает роман Саймака с более поздним творчеством Орсона Скотта Карда — тот тоже полюбил рассказывать притчи, пользуясь НФ-инструментарием.

Научно-фантастическая основа романа сильно пострадала как от притчевости, так и от времени. Саймак населил свой мир не живыми людьми и псами, а скорее символами Людей и Псов. И потому кажется, что разумные создания ведут себя как-то неестественно, чересчур покладисто и мирно. И, конечно, сейчас мне было почти физически больно читать про «мозг, заработавший на 100%» или эволюцию, пропитанную ламаркизмом (хотя минувшие десятилетия не мешают и некоторым современным фантастам гнать ту же ересь). Сильнее всего досталось научной фантастике «Берлоги» — глава-рассказ смотрится нынче, как история про умственно отсталых.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Великий ученый в будущем не знает как справиться с фобией при переезде? А вот любой современный пассажир самолета, боящийся летать, знает — надо закинуться снотворным или накидаться алкоголем.

Дворецкий говорит, что хозяин никуда не полетит — и вся королевская рать, которая готовила полет, пожимает плечами: ну, что ж поделаешь, если сам дворецкий сказал.

Однако все это лишь частности, детали, которые портят момент, но не мешают роману оставаться великолепной и печальной историей про развитие разума. Причем притчевость, символическое изображение персонажей, отсутствие деталей и излишнего для данной книги психологизма отлично работают на классическую НФ-идею — столкновение человеческой цивилизации с цивилизациями Других. Тут Саймак предлагает нам сразу несколько вариантов: псов, муравьев, роботов, мутантов, скакунцов (население Юпитера). Что особенно интересно — столкновение это в основном интеллектуальное. Пожертвовав реализмом, Саймак избежал необходимости устраивать войну всех против всех, поэтому противостояние происходит, скорее, в области идей. Никто никого не убивает — одна из сторон (не обязательно проигравшая) просто исчезает, двигаясь по собственному пути.

В итоге Саймак рисует потрясающую по пронзительности и красоте картину того, как разумные цивилизации, развиваясь, уходят от своего прошлого и превращаются в нечто совершенно новое (даже идиотическая «Берлога» остается красивой историей). Конечно, с точки зрения современного (и нам, и Саймаку, и персонажам его романа) человека наблюдать за этими преобразованиями грустно. (В 40-70-х годах, наверное, было еще грустнее, мы-то сейчас худо-бедно привиты киберпанком и трансгуманизмом.) Однако те, кто читает и любит НФ, понемногу учатся смотреть с точки зрения Другого. Читателю могут быть неприятны мутант Джо или юпитерианский путь развития, но вам никто и не предлагает (к сожалению) делать такой же выбор. А вот мутант Джо и скакунцы, полагаю, вполне себе счастливы.

В конце концов, тот же Уоттс уже продемонстрировал, КАК современные фантасты расправляются с устаревшим человечеством. Все-таки во времена золотого века научной фантастики писатели были добрее.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ким Стэнли Робинсон «Годы риса и соли»

ton-tan, 23 октября 2020 г. 20:26

Образцово-показательное превращение хрошего романа (или сборника повестей) в пропагандистскую жвачку. И проблема вовсе не в том, какие идеи продвигает автор (я левак и с идеями-то согласен), а в том, как он это делает.

Первые четыре книги хороши. «Познавший пустоту» — история евнуха, который мстит Китаю за то, что ему отрезали то, что ему отрезали. «Хадж в сердце» — начало заселения прогрессивными мусульманами опустевшей после чумы Европы. «Океанские континенты» — открытие Китаем Америки (хотя, конечно, она в книге не Америка, потому что в честь кого ее в романе так называть?). «Алхимик» — лучшая, на мой взгляд, часть романа, история исламского Ньютона. Короче, начинается книга бодро — с отличных историй про рабов, ученых, мореплавателей. В основном это именно истории — в них события и диалоги, мысли и действия уравновешены. Исключением, пожалуй, является только вторая половина «Хаджа в сердце», где идеи феминизма продвигаются с помощью монологов султанши. Они, конечно, привязаны к ее вполне толковой истории, но видно, что Робинсон гораздо больше тащится, когда пишет эти монологи; события же, происходящие с героиней, он быстро-быстро проговаривает.

С пятой книги — «Уток и основа» — начинаются проблемы. Робинсон принимается строить свою утопию, настойчиво подталкивая описываемый мир к светлому будущему. Глава посвящена тому, как индейцы и японец придумывают себе политическое устройство для борьбы с захватчиками. Их разговор (почти монолог) приводится, а само устройство и борьба с захватчиками остаются за кадром. Это вообще излюбленный прием Робинсона — описать важнейшие события двумя-тремя словами в рамках изображения скучного, разговорного эпизода.

Шестая Книга — «Вдова Кан», о непростых отношениях мусульман и китайцев в Китае — с новой силой обращается к монологам, в которых персонажи пространно излагают свой взгляд на философию, политику и историю. Феминистские идеи приобретают центральное значение, но здесь они выглядят все еще органично и обоснованно — омерзительная практика бинтования ног дает повод поговорить об угнетении женщин за пределами ислама. Сделано хорошо, гораздо лучше, чем в «Хадже». Но проповеди и философия становятся уже более оторванными от описываемых событий.

Седьмая книга — «Эпоха великого прогресса». Начало конца. Робинсон, уже не стесняясь, строит свою утопию, а для этого вводит справедливое и могущественное государство. Представьте себе, как американский писатель-патриот изобразил бы в книге мессианскую роль США — вот так же Робинсон изображает

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Индию
. Феминизм продвигается уже без конкретной привязки к сюжету. Просто глава о справедливом обществе. Помашите флагом, если у вас есть подходящий. Положение спасает хорошая история про конфликт японцев и китайцев, но революционная ячейка там, конечно — это позорный цирк.

Восьмая книга — «Война асур» — история Единственной (в романе) мировой войны. Антивоенный пафос хорош, картинки-вставки загробного мира (герои попадают туда после каждой книги для перерождения), которые бесили меня во всех предыдущих главах, впервые порадовали. Попробуйте догадаться, вмешательство какой страны позволило победить тем, кому надо победить. Глава позорно короткая. Действительно, зачем описывать мировую войну? Куда там вставишь монолог о феминизме?

Девятая и десятая главы — «Нсара» и «Первые годы». Изобретение ядерного оружия и Великая русская революция... эээ... то есть китайская. Если вы дочитали до этого места хотя бы мой отзыв, а тем более сам роман, то уже можете догадаться — про изобретение ЯО и революцию будет написано мало. Будет много монологов про феминизм и историю. И теперь это уже будут полноценные лекции. Нет, правда, там описывается, как персонаж читает лекцию. Собственно, не описывается даже, а приводится текст лекции. Очень занимательно (нет). В отрыве от событий, которые происходят с персонажами.

Забавный момент: в главе, почти полностью посвященной феминизму, проговаривается (именно проговаривается), что женское обрезание — это плохо. В первой главе Робинсон описал, как мальчика сделали евнухом и рассказал его историю, в шестой — рассказал про искалеченную женщину. Но на историю какой-нибудь жертвы женского обрезания у него места в книге не хватило — как же, ведь надо прочитать лекцию об угнетении женщин. Лекцию читает женщина, которой ноги не бинтовали и ничего не отрезали. Для другой такой же женщины. Могли бы еще про голодающих детей Африки поговорить во время вкусного обеда. Кстати, книжка-то, конечно, инклюзивная по самое не балуйся, но Африки (кроме северной, которая традиционно была частью богатых империй) в ней нет. Проблемы негров профеминиста Робинсона не... это самое.

А уж как он изобразил бунт против военного переворота в послевоенной стране! Мммм... Если вам нужен пропагандистский листок для организации «мирных протестов» — можете копипастить Робинсона. Ну, и куда же в таком деле без помощи доброй демократичной страны. Китайская революция тоже проходит очень красиво и пафосно. Прямо удивляешься, почему это некоторые считают революции делом кровавым и трагичным.

Последний раз такую концентрацию пропаганды я встречал у Сойера в «Квантовой ночи», но тот хоть сюжет не бросал, а Робинсон под конец просто стал гнать простыни философских и политологических лекций. Я, конечно, понимаю, что он играет с идеями и конструирует новую историческую реальность, просто делает это на гуманитарном поле, но это все же художественный текст, куда ты дел сюжет, философ? Представьте, что Иган завершает свой роман не приложением с математическими выкладками, а нехилыми такими по объему главами сплошной математики и физики. А ведь про Игана говорят, что он не очень хорош как писатель с точки зрения художественности. Ха, ну такой ерунды он всяко не творит.

Оценка: 7
–  [  16  ]  +

Сергей Лукьяненко «Спектр»

ton-tan, 12 мая 2020 г. 14:02

Когда я начинал читать “Спектр”, то не думал, что именно в этом романе Лукьяненко опозорится в истории с кащенитами. Нет, саму историю я знал, но не был в курсе, в какой из книг спрятана эта жалкая попытка поквитаться с обидчиками.

Вот есть Уоттс, Киз, Чан. Они иногда пишут про сверхгениев. И поскольку обычный человек мысли сверхгения точно изобразить не может (для этого самому надо быть сверхгением), приходится отделываться общими фразами, по сути — просто констатировать, что герой — сверхгений.

Точно так же Лукьяненко не может описать свой ответ кащенитам. Подчеркиваю, не мысли сверхгения, а ответ в закидывании друг друга вербальными фекалиями. Поэтому он просто констатирует, что герой “ответил так ответил”, всех кащенитов за пояс заткнул. А вот текста ответа нет. Потому что такой ответ для Лукьяненко — это как Уоттсу описать мысли сверхгения.

Считайте это эпиграфом.

Лукьяненко неплохо пишет. Я прочитал у него “Спектр”, “Звезды”, “Лабиринт” и “Черновик”. Все истории начинались интересно. Язык легкий, текст весело залетает в голову и оседает там прохладной ясностью. Однако долго в таком ключе Лукьяненко писать не может. Его распирают, страшно сказать, мысли о великом.

Например, о России, русских и проклятом Западе. Вне всякой связи с сюжетом из героя внезапно прорываются откровения о том, что Запад, конечно, материально богат, но духовно беден. Лукьяненко не объясняет эти тезисы, он их просто вбрасывает между делом.

Вскоре выясняется, что героя бездуховностью огорчает не только Запад, но и Вселенная в целом. Человечество-де должно тянуться к высокому, мечтать, вертикально прогрессировать, а вместо этого погрязло в низменных желаниях. Кто виноват? Конечно, сам человек. Но еще — Будущее, которое, как выясняется, неправильное. И это “еще” звучит у Лукьяненко гораздо громче, чем “сам человек”. Дескать, вину свою осознал, упомянул, теперь с чистым сердцем можно рассуждать, чем Будущее духовно неравнодушным людям так нагадило.

Оказывается, Будущее виновато тем, что попросту не отвечает ценностям русского человека, каким его видит Лукьяненко.

Честно говоря, видит Лукьяненко русского человека не особо интересным. Герои Лукьяненко, даром что шастают по иным мирам, являются типичнейшими обывателями, которые на уровне кухонных посиделок страдают душой за Родину и человечество. Никаких мер, чтобы исправить ситуацию, сами они не принимают. Просто ноют. И поэтому автору приходится находить других персонажей, которые втянут главных героев в приключение. Тут-то они наконец и проявляют себя с лучшей стороны, вступая в неравный бой с Будущим.

Однако есть две проблемы. Во-первых, никаких представлений о том, каким должно быть правильное Будущее, у них нет, только та самая кухонная философия русского человека, которая, согласно Лукьяненко, должна стать мерилом всего. Причем в масштабах Космоса. Ни малейших сомнений в правильности своих слабо оформленных представлений о справедливости у героев нет. Новый опыт для них — это не повод для дискуссии и осмысления, это повод указать другому, в чем тот неправ. Во-вторых, эта убежденность не подкреплена реальной силой, так что навязывать кухонную философию Космосу становится затруднительно. Поэтому Лукьяненко роняет на поле боя Рояль Всемогущества, который, как понимаете, делает героя Всемогущим. Правда, новыми силами герой все равно распоряжается бездарно.

Ключники ему не так благотворительностью занимаются, Геометры не так детей воспитывают, Конклав не видит великого потенциала человечества (читатель его тоже не видит, но Лукьяненко утверждает, что он, потенциал, есть), Глубина вместе со свободой подсунула бордели и стрелялки. И героя не смущает, что ни он сам, ни обороняемое им Человечество не достигли и малой доли высот, на которые забрались эти бездуховные ничтожества. Главное, что у него, Человека, есть эмоция, порыв к высокому. С порывом можно и технологическим днищем побыть.

Лукьяненко пугают технологии, но не вышедшие из-под контроля вирусы, не физическое истощение при бегстве в вирт, не социальное неравенство и превращение олигархов в полубогов, нет. Он боится технологий, как старенькая вахтерша, которая всю жизнь делала записи в журнале, боится компьютера. Из этого могла бы получиться красивая, трагическая история. Только не у Лукьяненко. Он наделит вахтершу всемогуществом, и она переломает все компьютеры. Технология, по Лукьяненко, должна обязательно на шару не просто создать бездефицитное общество, она еще и духовно облагородить должна. И не дай бог ей оказаться недружелюбной к неоформленным романтическим мечтам людей, которые для строительства Будущего ни черта не сделали.

А знаете почему? Потому что ни вирусы, ни настоящий вирт Лукьяненко представить не может, а вот кащениты по нему знатно оттоптались.

Разницу между научной фантастикой и творчеством Лукьяненко отлично демонстрирует сам Лукьяненко, когда заявляет, что в “Спектре” употребил ту же концепцию, что и Уоттс в “Ложной слепоте”. Так вот, Уоттс пишет о разнице между разумом и сознанием. А Лукьяненко хоть и использует слова “разум” и “рассудок”, пишет все про то же противопоставление материального и духовного, бездумного быдлосчастья и терзаний высокоинтеллектуальной интеллигенции, мещанской жизни и покорения Космоса. Где там Уоттс? Лукьяненко, как это частенько с ним бывает, переписывает Стругацких. Только “Хищные вещи века” лучше “Спектра”, как и “Гадкие лебеди” лучше “Холодных игрушек”.

ЗЫ. Да, я знаю, что в 2020 глупо так гореть от косяков Лукьяненко, которые давным-давно обмусолили по всем интернетам. Но чтение его книг в рамках фантастического самообразования потребовало последующего терапевтического отзыва, чтобы отпустить.

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Адриан Чайковски «Дети времени»

ton-tan, 14 апреля 2020 г. 10:46

Довольно олдскульный роман, хоть и написанный в 2015 году. Читать его ИМХО лучше после «Возвышения» Брина, но перед «Зонами мысли» Винджа и «Ложной слепотой» Уоттса. Вы, конечно, потеряете возможность ткнуть пальцем в текст Чайковски и сказать, что «Виндж об этом уже писал, причем писал лучше», но зато заложенные в книгах общие идеи будут развиваться более гармонично.

Да, Виндж и Уоттс пишут глубже, Брин — душевнее, зато Чайковски масштабен, но прост. Меняются поколения, человечество на наших глазах успевает почти исчезнуть, а паучество — эволюционировать от поведения «жрать-спариваться-жрать» до полетов в космос.

Как и следовало ожидать, ради такой масштабности приходится жертвовать психологизмом не только при изображении людей, но и при изображении пауков. Книга писалась не ради душевных переживаний колонистов и членистоногих аборигенов, а ради демонстрации социальных и биологических сдвигов, герои же — просто ПОВы, глазами которых можно увидеть очередной срез развития общества.

Развитие и человечества, и паучества у Чайковски получилось вполне себе занимательным. Конечно, паучий сюжет интереснее, потому что про эволюцию пауков романов написано меньше, чем про звездные ковчеги, но и человечья линия не вызывает ни скуки, ни желания пролистать страницы до паучьей главы (разве что в самом начале).

(Вы вообще осознаете, насколько потрясающей является НФ как жанр, если мы можем сказать: «У нас пока мало книг про то, как пауки эволюционировали и обрели разум»? Мол, наверстаем еще.)

Если линия звездного ковчега достаточно банальна, то в истории пауков Чайковски в какой-то момент неожиданно преподносит нам киберпанковский сеттинг. Вернее, биопанковский. Нет, поймите правильно, духа киберпанка здесь нет — повествование сухое, хроникальное, лишенное стиля что Гибсона, что Стерлинга, никакого нуара. Однако сам мир, который нам так сухо описывается — классический «хай теч — лоу лайф»: жестокое городское дно, биотех, муравьиный суперкомпьютер, жуки-хакеры и даже

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
пауки-космодесантники, хотя это не особо и киберпанково

Если вы активно читаете НФ, то новых идей в «Детях времени» не найдете, зато можете порадовать себя повторением старых на новый лад. Если же до Винджа и Уоттса вы пока не добрались, то история муравьев и пауков у Чайковски, к примеру, послужит неплохим заделом перед знакомством с инопланетянами из «Ложной слепоты».

Книга стоит того, чтобы ее прочесть, да и читается она легко.

Остается только сожалеть, что мастерства автора не хватило, чтобы превратить людей в книге в полноценную силу, которой хочется сочувствовать. Слишком они блеклые и скучные, поэтому в их конфликте с пауками я болел за пауков.

А ведь все необходимое для превращения обитателей ковчега в полубогов у Чайковски было.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Холстен. Самый старый человек во Вселенной. Единственный, кто знает язык Старой Империи и может говорить с последним гражданином Старой Империи. Участник первого восстания на ковчеге. Один из первых людей, посетивших Мир Керн и сразившихся с его обитателями. Пленник и участник убийства безумного Бога-капитана. Возлюбленный Лейн, которая подняла второе восстание и убила Бога-капитана, а после превратила одичавших культистов в образованных техников, сделав выживание человечества возможным.

Карст — начальник охраны, которому полагалось просто обеспечивать порядок на судне. А в итоге он подавил бунт, высадился на планету пауков для спасательной операции, вступил в бой, пережил Бога-капитана, сохранил свою власть после его свержения, сам стал капитаном, а под конец встретился в битве с разумными пауками.

Да это же биографии для мифических существ, легендарных героев,. Но в книге на мифы и легенды есть только пара невнятных намеков. А Холстен и Карст — просто мямля-переводчик и бестолковый служака

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Таде Томпсон «Роузуотер»

ton-tan, 6 апреля 2020 г. 10:45

Томпсон — не совсем минималист, но во всем, чем набит роман, автор соблюдает меру. У него была масса возможностей испортить книгу, но он их благополучно избежал. Здесь нет: навязчивой порнухи, такой же навязчивой экзотики, навязчивых трипов с путешествиями в виртуальные миры и попыток выжать из читателя сострадание к голодным африканским детям.

Да, герой занимается сексом с инопланетной формой жизни, но Томпсон скорее информирует об этом, чем смакует. Да, дело происходит в Африке, но даже Макдональд в свои «индийские» и прочие «этнические» произведения вбивает больше примет неевропейской культуры. Да, герой может выходить в ментальное пространство, но автор не устраивает ему там квест на треть романа. И да, в Африке жить тяжко, но это не обличение колониализма и не покаяние британского писателя перед благородными африканцами.

Не-Африки в романе вообще очень мало. Африканцам для полноценного сюжета достаточно африканцев. Нигерия — страна продвинутая и самодостаточная, у них самих найдутся подлецы, герои и прочие необходимые для хорошего романа типажи в нужных количествах.

Более того, если бы мне прямо не сказали, что это Нигерия, я бы мог принять ее за какую-нибудь выдуманную страну. Тоже, кстати, плюс. Не вижу причин каждый НФ-роман, действие которого происходит не в Европе или США, превращать в этнографический. У Томпсона экзотики ровно столько, чтобы обозначить неевропейское пространство, но сохранить единственный центр повествования — фантдопущение. Роман не про Африку, а про инопланетян и про то, что они с людьми делают.

Еще один удачный момент — главный герой. Это не нынешний любимец даркфентези — лишенный обаяния нехороший человек, которому желаешь смерти с первой страницы, надеясь, что его замена окажется поинтереснее. Однако и традиционным для персонажей НФ энтузиазмом он не заражен, так что в герои/спасители/первооткрыватели не рвется. А еще он не предается регулярным сеансам страдания по поводу чего-нибудь. В итоге у Томпсона получился очень достоверный персонаж — вор, который перестал воровать и стал работать на правительство, но не раскаялся и не обрел веру в Добро. Он очень настоящий, нет впечатления, что кусок его биографии появился для драматического эффекта и романтических образов.

Кааро — человек, который не особо склонен к рефлексии; человек действия, но не глобальных свершений, а мелких, необходимых с его точки зрения дел. Их поток, подстегиваемый правительством, а также четкие, не перегруженные лишними оборотами предложения создают очень плотный текст, который приятно и интересно читать.

И фантастику Томпсон разворачивает постепенно, шаг за шагом, исключительно через Кааро, не поддаваясь соблазну ввести на пару глав дополнительного персонажа ради простоты раскрытия темы. Терпеть не могу, когда автор жертвует единством повествования ради «раскрытия мира». Не можешь раскрыть мир, не испортив текст — не раскрывай.

«Роузуотер» — роман о контакте. Вор и правительственный агент пытается разобраться в своей способности читать мысли людей (от которой может и умереть). Это естественное желание приводит его к осознанию целей инопланетян. Фантастика развивается (от простого к сложному, от меньшего к большему) активнее, чем герой, как и должно быть в НФ-романе. Вполне себе оригинальная концепция захвата планеты отсылает ко вполне классической идее НФ и футурологии, озвученной Моравеком, Лемом, Иганом и прочими умными людьми:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
насколько (в смысле — какую часть, в процентах) нужно изменить человека, чтобы он перестал быть самим собой и стал чем-то иным

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Роберт Джексон Беннетт «Город лестниц»

ton-tan, 3 декабря 2019 г. 02:03

Главный минус романа напомнил мне «Архив Буресвета» Сандерсона — вот вроде бы читаешь хорошую книгу, а потом начинается какой-то киношный сюжет голливудского боевика. Хуже всего в «Городе» ванильный финал — он будто целиком вырезан из дорого фантастического боевика. Страшная трагедия, лишенная трагичности. Ритуальная слезодавильная жертва при выживании всех остальных персонажей

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Воханнес Вотров

Даже масштабная битва с превосходящим врагом сделана по канонам — без бойни, резни и прочего массового кровопролития. Жертв, конечно, много, но нам их старательно не показывают. Ну, вы в курсе: в каком-нибудь фильме зрителю демонстрируют разрушаемый пришельцами небоскреб и взорванные машины, но трупов на экране нет. Даже враги умирают красочно и красиво.

Однако до финальной битвы и после нее книга хороша. Герои, конечно, могли бы быть и поинтереснее, но зато они не вызывают раздражения и не портят впечатление, создаваемого двумя главными достоинствами романа — собственно Мирградом и историей. Город изображен интересно. Он стал бы лучше, добавь автор в него чуть-чуть сюра и гримдарка, но и так вышло толково.

А вот с историей мира все просто замечательно. До Эриксона и Макдевита Беннетт не дотягивает, но из воспоминаний, легенд, документов и своевременных откровений создает красивую, живую и важную картину исторических событий. Что особенно приятно, он не пихает в текст куски флэшбека о легендарных временах, никаких галлюцинирующих персонажей, которые переносятся в прошлое и своими призрачными глазами наблюдают богов и героев.

Еще у текста какой-то странный перевод. Мне лень выяснять, правда ли у автора герои постоянно «бурно» блюют и как в оригинале звучало регулярное «ох, батюшки», но впечатление это портило.

Если бы Беннетт не следовал нормам киношных блокбастеров, то получился бы потрясающий роман (история каджа наглядно показывает, какой крутой могла быть вся книга). Но он написал просто хорошую фэнтези, что тоже немало.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Брюс Стерлинг «Распад»

ton-tan, 3 сентября 2019 г. 19:59

Странные у меня отношения с Гибсоном и Стерлингом. Каждый раз очень долго не могу начать читать их романы, бросаю по несколько раз, но в итоге все же цепляюсь за текст и после этого уже пребываю в продолжительном восторге.

«Распад» очень крут. Страшно сказать, он понравился мне даже больше «Схизматрицы». Этот Стерлинг — Стерлинг насыщенного, немного мультяшного (в духе «Призрака в доспехах» мультяшного, яркого и кричащего в своей фантастичности), слегка кислотного киберпанка, эмоционального и уличного — мне ближе, чем мир шейперов и механистов, хотя тот тоже хорош.

По-моему, комментаторы совершенно зря уперлись в футурологию и постап. «Распад» — произведение того же порядка, что и «Акселерандо» Стросса. Это не предсказание, это научно-фантастическая и киберпанковская фантазия, красивая зарисовка, которая из не слишком (но достаточно) безумных по отдельности элементов собирается в сумасшедшее целое.

Конечно, у Стросса картина побезумнее, но и писал он уже после «Распада».

Как вообще можно всерьез относиться к истории про

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
хитрый план почти утонувшей Голландии завербовать президента США, чтобы тот ее захватил, позволив самой Голландии тем самым захватить США. А на этом фоне техноцыгане воюют друг с другом. И мутант-губернатор превращает гаитян в сверхчеловечество. И забастовка-«утопия» в заповеднике ученых!

Это же потрясающая история в духе киберниндзя и разумных омаров. Да тут и до Дика недалеко.

Нереалистичная картина, за каждым сумасшедшим элементом которой при этом стоит серьезная философская, научная или политическая проблема. Киберпанк во всей красе.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Алексей Пехов, Елена Бычкова «Ветер и искры»

ton-tan, 29 августа 2019 г. 08:29

Все больше отрекаюсь от снобизма по отношению к отечественному фэнтези. Покудова читал Кука, Мартина и прочих Толкиенов, снобизм этот был довольно понятен, но вот Куки и Мартины закончились, а новые имена не вызывают у меня столь бурного восторга. Большая их часть — от Сандерсона (самого!) до, скажем, Эда Макдональда кажется мне в лучшем случае веселыми и интересными, но лишенными того, что за неимением нормального слова я пафосно обзову «глубиной».

И вот на этом приключенческом поле русскоязычная фэнтезятина ИМХО показывает себя очень неплохо. Перечитанная Фессиада убедила меня в том, что это не я вырос, а кэп исписался, Голотвина порадовала романтизмом приключений, а Сыромятникова — обаятельнейшим темным. Суржиков опять же.

Пехов вернул меня в те светлые времена, когда я только-только прочитал «Странствия...» и «Одиночество мага». (Уточнил, по времени там как раз закончился нормальный Перумов (дописал «Войны мага»), и ему на смену подогнали цикл Пехова.)

«Ветер» всем хорош — протагонистами, антагонистами, миром, боевкой (только магические поединки порой кажутся малость простоватыми), конфликтами. Переживать хотелось сразу за всех, чтобы все победили и убили врагов, то есть друг друга, то есть всех, но чтобы все выжили.

И пока эта борьба продолжалась, романы держали планку. А уж как неожиданно провернули первый финт с Лаской — красота.

Однако когда пришло время разрубать все узлы, «Ветер» просел. Да, Проклятые успешно враждовали друг с другом посреди войны против Башни, но чтобы получить нужный финал авторы втащили на небо огромный такой рояль и уронили его на головы тех, кому требовалось срочно умереть. История Ласки тоже оказалась подпорчена (хотя этого, конечно же, стоило ожидать). Соотношение выживших важных персонажей дико дисбалансное в пользу победителей.

Но хуже всего получились последние страницы, дополненные трипами Нэсса по ходу предыдущего повествования. Лишний раз убеждаюсь, что попытка напрямую ввести высшие силы в книжку — самый верный способ ее испортить. В «Ветре» это получилось не просто отвратительно, еще и пафосно, морализаторски и вообще фу.

В остальном же — три хороших романа и еще один на 2/3 хороший.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Ребекка Куанг «Опиумная война»

ton-tan, 18 августа 2019 г. 10:55

Зря книжку клеймят янг адалтом. Это же женское военное фентези!

Начинается все неплохо, пусть со штампов, но приятных и правильных. Злая, целеустремленная, готовая на все Рин — шик. Движется персонаж в правильном направлении, пока не сталкивается с первым по-настоящему тяжелым испытанием.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
выгнали с уроков по боевым искусствам для младшего полководческого возраста

И тут выясняется, что засевшая в кустах Куанг охотно готова выпихнуть из этих кустов для своей девочки рояль. Даже два. Во-первых, учителя на замену (не самому же ребенку постигать азы боевых искусств), причем учителя придурковатого, но жутко могущественного. Это и до Ротфусса-то был не самый свежий ход, а уж после «Имени ветра» и Элодина такого персонажа вообще вводить должно быть стыдно. Но! Куанг не достаточно с помощью дисбалансного Учителя сделать изгнанную с уроков Рин самой-самой в боях, героиня еще должна быть и Избранной Богами.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Позднее выясняется, что Рин также является последней выжившей женщиной из народа великих воинов-шаманов. Не много ли на одну сироту?

Однако в книге все еще остается главная положительная черта — отчаянная героиня, безжалостная к себе и окружающим. Конечно же, Куанг не могла позволить ей резвиться в свое удовольствие. Поэтому Рин быстренько превращается в сомневающееся, бесполезное, дерганное ничтожество, задающееся вопросами в духе «тварь ли я дрожащая или...?». И почти до конца книги ответ вполне очевиден — тварь. Дрожащая.

Самое смешное, что ни великое воинское искусство, ни душевные терзания не оказывают глубокого влияния на сюжет. Будь Рин просто шаманкой, отбрось она сомнения — все равно бы прошла примерно тот же путь, принимая те же решения, чтобы в конце... тут барабанная дробь... опять стать безжалостной и неукротимой, устраивая настоящий геноцид. Но! (Куанг знает толк в извращениях) После рецидива неукротимости Рин опять возвращается в состояние «а правильно ли я поступаю, какое же я чудовище, хнык-хнык».

И тут мне открылась истина: я читаю книгу о любимце женщин и подростков-ниферов — страдающем антигерое. Выйди книга определенное число годков тому назад, Рин была бы вампиршей.

Что же касается «исторического» фона, то и тут Куанг идет самым легким путем — берет готовый материал и выдает его за фэнтези. Удобно — и самой ничего придумывать не надо (а ничего особенного она так и не придумала), и перед историками никакой ответственности.

Зато читается легко.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Стивен Эриксон «Bauchelain and Korbal Broach: Three Short Novels of the Malazan Empire»

ton-tan, 10 июля 2019 г. 21:53

К своему собственному удивлению должен сказать, что повести о некромантах оказались вполне ровней «Малазану». Конечно, это совсем другой жанр, но в его рамках повести великолепны.

Они открывают нам иной Малазан (Ву? как, блин, назвать эриксоновский мир?) — мир царьков-самодуров, мелких культов, городов-государств и всеобщего хаоса. Тот мир, из которого люди бегут в малазанскую армию. Все второстепенные персонажи, которые встречаются мастеру Ризу и его хозяевам, отлично вписались бы в компанию Бутыла, Мертвяка, Горлореза и прочих Смертоносов и Навроде. Да и самих Мостожогов можно легко представить флэшбеками в таких декорациях.

Повести лишены эпического размаха 10-книжия, но зато в них расцвел своеобразный эриксоновский юмор, который оказался дополнен еще и классическим черным юмором с кровавым месивом. Здесь нет настоящих битв, зато есть драки и беспорядки, по-хорошему нелепые, но смачные.

Однако даже в рамках небольших повестей Эриксон остается верен себе — пишет не столько о конкретных персонажах, сколько о мире. Бочелен, Броч, Риз не слишком лезут на первый план читательского внимания, всегда делят текст с другими персонажами. Главными героями некромантов и Риза можно назвать лишь потому, что они единственные переходят из повести в повесть.

«Три повести о Бочелене и Корбале Броче» неожиданно напомнили мне «Зотик», «Умирающую землю» и рассказы Вагнера. Атмосфера полумифических темных и страшных мест и времен, но только с ядреной примесью черного юмора и какого-то бытового восприятия. Как будто подвыпивший маг-наемник рассказывает, что записанные в книгах легенды — ложь, а на самом деле все было вот так.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Роберт Сойер «Квантовая ночь»

ton-tan, 11 июня 2019 г. 22:34

Книга начинается неплохо. По заявленной проблеме — эдакая попсовая версия «Ложной слепоты». Схемка попроще, разгадка полегче, нет атмосферы забойного хоррора, а фоновые фантастика и научпоп не настолько яркие, чтобы затмить центральную тему (помнится, при первом прочтении Уоттса Сири и Сарасти успешно перетянули одеяло на себя).

Однако постепенно от интересных научных открытий и художественно оформленного научпопа автор переходит к *sarcasm mode on* трагической, глубоко нравственной и попросту не способной устареть *sarcasm mode off* проблеме разделения человечества на интеллектуальную элиту (добрую и разумную) и психопатов с зомбаками (злых и бестолковых).

Помните, к чему привел у Уоттса отказ от собственного «я»? К эволюционному преимуществу. К чему приводит у Сойера? Конечно, к необходимости пожалеть, спасти и обогреть!

И для этого у него есть абсолютно правильный герой. Абсолютно. Правильный. Герой. Во всех случаях, когда этот герой имеет шанс утратить ангельский нимб, автор не особо ловко подкидывает ему спасательный круг с подсветкой. Выглядит убого, но главное, чтоб светился и над головой висел, да?

В финале, разумеется, подготовлена масштабная операция по спасению всего человечества. Чтобы вы понимали, там даже Третья мировая война вписана в сюжет.

Происходит этот балаган на фоне штампов неолиберального гуманизма, который в книге преподносится как утилитаризм. Нет, я не против, я за все хорошее, но неужели обязательно было разворачивать предвыборную пропаганду вместо художественного произведения?

К финалу даже от попсовой версии «Ложной слепоты» не остается ничего. Получаем смачный такой сценарий для Голливуда. Эх, туда бы еще пару перестрелок...

P.S. То, что Тед Косматка сделал со своим рассказом «Предсказывая свет», превратив его в роман «Мерцающие», Сойер успешно провернул в рамках одного произведения. Только хуже.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Саймон Браун «Ключи власти»

ton-tan, 14 ноября 2018 г. 07:03

Несколько лет назад я уже начинал читать первый роман цикла — «Наследство» — но быстро бросил, переключившись на что-то другое. С тех пор время от времени вспоминал об этом романе, но взялся за цикл только сейчас. И должен вам сказать, что последний раз похожие ощущения у меня были после прочтения «Королевских Клинков» Дэйва Дункана: вроде как прямо вот тут, за углом, лежит сокровище, но я как-то все время проходил мимо, никто о нем при мне особо не говорил, а наткнулся я на него совершенно случайно. «Ключи власти» вызвали у меня точно такой же восторг. Разница лишь в том, что «Клинки» оказались потрясающими сразу, а «Ключи» — со второго из трех романов.

«Наследство» — хорошая книга, но очень обычная героика. Квест на четыре персоны: принц, два воина и маг. Книга может нравиться или не нравиться в зависимости от отношения читателя к типичным сюжетным ходам, которые есть в романе. Зато вторая и третья книги цикла («Огонь и меч», «Государь») — эпик — оказались великолепны.

«Огонь и меч». Примерно так должна была выглядеть «Королева войны» Креса. По крайней мере, я надеюсь, что он хотел написать нечто подобное, ибо если Крес действительно хотел написать то, что написал (т.е. роман «Королева войны»), чувак просто не в себе. «Огонь и меч» состоит из двух частей — обширной подготовки к боевым действиям и ряда переходящих друг в друга сражений. В «Государе» война набирает обороты, охватывает огромную территорию и приходит к закономерному финалу.

Все основные герои — положительные. Мартин приучил нас к тому, что даже Серсея может вызывать сочувствие, даркфэнтези — к противостоянию двух зол, Браун пишет про противостояние двух (вернее, даже трех-четырех)... эмм... добр. С кровищей, взаимной ненавистью, вспоротыми брюхами, отрубленными головами, руками или хотя бы пальцами.

Логика сюжета. Тут не воля великих движет историей, а хитромудрые интриги, устроенные во благо нации, приводят к такому тотальному аду, которого никто не ожидал. И бьет сильнее всего по интриганам.

При разнообразии военных действий (осады, сражения «в чистом поле», партизанщина) автор почти не прибегает к «гениальным» тактическим приемам, оставаясь в рамках маневров, кавалерийских наскоков и неожиданных направлений движения войск. Ну, знаете все эти уловки: завести врага в незаметное жерло вулкана, закопаться на три метра в землю и колоть оттудова длинными копьями, выгнать из леса матерными частушками на ряды врага стадо слонов. У Брауна отчасти сомнительный прием юзается лишь раз

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
ГГ стравливает армии двух своих врагов, которые и так были рады вцепиться друг другу в глотки,

и нельзя сказать, что сюжетно данный ход не был подготовлен.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Энтони Райан «Владыка башни»

ton-tan, 10 ноября 2018 г. 18:42

А вот мне «Владыка башни» кажется более удачным романом, чем «Песнь крови». В первой своей книге Райан слишком сильно подыгрывал Аль-Сорне. Он раз за разом ставил героя перед трудным нравственным выбором и при этом позволял Ваэлину не только оставаться с незапятнанной героической душой, но и сохранять в целости шкуру и репутацию. Хоть бы выпороли прилюдно (привет, Ротфусс). Френтиса и Лирну автор любит, видимо, меньше, чем Ваэлина, так что им досталось знатно. Хотя и во второй книге Райан чересчур уж добр к основным положительным персонажам,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
позволяя умирать только массовке и отработанному в прошлом романе материалу.

Окончательную трансформацию Ваэлина в благородного паладина я не одобряю, но в таком ключе новые ПОВы, конечно, пошли на пользу книге, потому что без озлобленных ПОВов героика была бы уж чересчур ванильной, даже учитывая попытки Райана приправить повествование трупным натурализмом.

Что мне сильно не понравилось, так это окончательный упадок Веры. Вера была самой удачной идейной находкой автора, теперь же ей на смену пришла сплошная терпимость, хотя еще в первой книге было видно, куда клонит Райан.

Битвы описаны не особо реалистично, но живенько, особенно когда дело касается великой воительницы Ривы. Сразу вспомнилось детство — Перумов, «Хранитель мечей» и «Дочь некроманта», Тави, Ниакрис, Рысь, вот это вот все.

Однако «Песнь крови» и «Владыка башни» при всех своих недостатках читаются хорошо, с удовольствием, и в отличие от большинства выходящих новинок (и «новинок») не кажутся перехваленными ради продаж. Я был среди тех, кто с нетерпением ждал перевода «Башни», и второй книгой Райан меня не разочаровал (хотя и нельзя сказать, что смог чем-то приятно удивить). В моем личном топе он вместе с Сандерсоном и Ротфуссом (хоть и отставая от них) прочно обосновался между титанами фэнтези (Кук, Эриксон, Мартин) и стоящими внимания середнячками (Макклеллан, Хьюлик и примкнувшие к ним Стейвли да Эд Макдональд).

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Мэтт Рафф «Злые обезьяны»

ton-tan, 19 августа 2018 г. 11:15

«Злые обезьяны» оказались потрясающей книгой. Конечно, не из-за психологической игры сторон или сюжетных твистов. И то и другое было приятной мелочью, но, разумеется, не так важно, кто на чьей стороне в итоге оказался. Спор о реальности описываемых событий тоже не имеет смысла — если не верить в реальность происходящего, то, получается, читаешь сотни страниц отборной лжи или наркоманского бреда. Для книжек про наркоманский бред есть АСТ-«Альтернатива».

«Злые обезьяны» хороши своим безумным миром: меняющие законы физики супернаркотики, киллеры с «игрушечными» пистолетами, тотальная взаимная слежка, послания в кроссвордах и череда невозможных совпадений.

Больше всего книга Раффа напомнила мне «В финале Джон умрет» Вонга (хотя Вонг, конечно, лучше). Когда я прочитал пролог «Джона» (про мертвеца и слизня), сразу проникся веселым безумием книги Вонга. С «Обезьянами» было так же, стоило только дойти до спрятанного в кроссворде послания.

P.S. Я в последнее время что-то часто вижу излишнюю кинематографичность у многих писателей-фантастов, но вот у Раффа она прямо выпирает из каждой сюжетной сцены. Однако его книгу это не портит.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ричард Морган «Сломанные ангелы»

ton-tan, 7 августа 2018 г. 11:24

«Сломленные ангелы» оказались хуже «Видоизмененного углерода», но первая книга цикла была не настолько хороша, а вторая — не настолько плоха, чтобы считать эти различия принципиальными. В моем личном рейтинге Морган вряд ли войдет в число жителей НФ-небосклона (по крайней мере, предпосылок к этому я не вижу), где обосновались Уоттс, Иган, Макдональд, Бэнкс и прочие авторы, книги которых, может, и не каждому понравятся, но в оригинальности, индивидуальности им не откажешь.

А вот «Такеси Ковач» очень демократичен и даже кинематографичен. Последнее, кстати, кажется мне наиболее существенным минусом «Сломленных ангелов». Сексуальные сцены, трип подыхающего от радиации Ковача, последняя чрезвычайно затянутая битва на марсианском корабле — все это хорошо смотрится на экранах, но в НФ-романе выглядит, как попытка за счет шаблонов понравиться читателю.

В остальном роман очень даже хорош. Герои вызывают симпатию (или антипатию, но умеренную и по делу), большинство боев проходит динамично и смачно, загадка и разгадка марсиан красива и печальна, людские интриги запутаны и лишены бестолкового морализаторства. Сюжет увлекает, не создается впечатления, что просто убиваешь время.

Цинизм и безжалостность персонажей прекрасны.

Если бы Морган смог превратить обрывочные упоминания о прошлых битвах в своеобразную мифологию своего мира, а самого Ковача — из выдающегося убийцы в легендарного персонажа, живую часть этой мифологии, то цикл, наверное, стал бы шедевром. Но и при том, что есть, «Сломленные ангелы» (и «Видоизмененный углерод» некоторое время назад) порадовали меня так, как мало радовали последние прочитанные романы.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Брайан Стейвли «Клинки императора»

ton-tan, 1 июля 2018 г. 14:58

Хороший роман, который слишко долго следует всем традициям сюжета и изображения персонажей. Герои получились живые, приключения получились интересными, особенности мира не выглядят лишними. Даже Адаре, которая не очень понравилась, отведено совсем мало страниц.

Проблема только в том, что на протяжении почти всего романа персонажи действуют так, как действовали бы в большинстве других книг. Все подозрения, предательства, все реакции героев на испытания оказываются очень банальными. Поведение персонажей не вызывает вопросов. Кажется, что так и должен вести себя на их месте нормальный человек. Вот только я бы предпочел видеть на их месте не «нормальных» людей, а особенных. Тех, которые действуют, думают, реагируют не так, как все остальные.

Молодого воина удалось спровоцировать. Молодой монах оказался недостаточно одухотворен. Молодая принцесса поддалась гневу. Потом молодой воин с честью выдержал испытание, молодой монах проявил одухотворенность, и даже принцесса сделала все как надо. Нам показали обычных героев, потом дали понять, что они талантливые. И где это мы такое видели? Ой, постойте. Везде.

И вдруг финал перевернул эту унылую картину. Герои действительно стали необычными. Пусть автор отвел на их преображение всего несколько страниц, получилось прекрасно. Вот только книга уже закончилась. Если бы преображение произошло хотя бы в середине романа...

«Клинки императора» — это такое огромное вступление. К счастью, имеется довольно увлекательный сюжет и, пусть приевшиеся, но хорошо рассказанные истории становления.

Удивительная получилась ситуация — первый роман восторга не вызвал, уж больно он обычный, но второго жду с нетерпением, потому что в нем должны действовать уже обновленные герои.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Феликс Крес «Королева войны»

ton-tan, 21 июня 2018 г. 07:38

Крес начал за здравие, а кончил за упокой. Первая половина романа оставила приятное впечатление, хотя никто из героев, включая Эзену, не показался достаточно интересным, чтобы я всерьез переживал за чью-то судьбу. В «Громбелардской легенде» персонажи были колоритнее и харизматичнее. Плюс женоненавистничество Креса, которое в «Легенде» я почему-то просто не заметил, здесь резало глаз. Ставить женщин в центр повествования, чтобы бросать в их сторону презрительные замечания — это какой-то довольно странный подход к делу. Но в целом первая половина романа оказалась интересной.

А потом началась война. В ее описании Крес ужасен. Так уж получилось, что попутно с «Королевой» я читал «Эволюцию военного искусства» Свечина. Мало того, что тематика перекрывалась, так еще и стиль повествования оказался довольно близок. Вот только у Свечина — учебная литература с кратким разбором битв и картами, а у Креса — унылое в своей дотошности художественное описание, напрочь лишенное художественности. Его описания битв уместно смотрелись бы в полухудожественных вставках в учебниках истории для 5-го класса.

Видимо, автор сознательно решил поиграть в «объективность», поэтому вместо изображения внутреннего мира персонажей, внутренних монологов и повествования с точки зрения того или иного героя Крес регулярно переходит к авторскому пересказу мыслей и намерений сторон. «Тереза думала то-то, а Эневен — то-то, поэтому она повела войска направо, а он — налево». Учитывая, что персонажи изначально были не особо подробно и ярко выписаны, весь оставшийся интерес к ним Крес напрочь убивает какой-то прям-таки боязнью отказаться от своего авторского всевединия и хоть на краткий миг примерить на себя шкуру своего персонажа. Конечно, это тебе не групповушку в лесу с Анессой описывать.

Возможно, если бы я не читал Свечина и исторические романы, не слушал аудиолекции по средневековой истории, то подробнейший «объективный» разбор битв меня бы и впечатлил. Но для меня очевидно, что Крес, пытаясь влезть в пространство между учебником и художественной литературой, написал книгу, которая хромает на обе ноги. Книга получилась не «серьезной», а попросту скучной.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Стивен Эриксон «Kharkanas Trilogy»

ton-tan, 15 апреля 2018 г. 08:33

Поскольку третий роман будет черт его знает когда, ограничусь промежуточным выводом.

«Трилогия» (ха-ха, из двух книг) мне не понравилась.

Первое, что вызвало негодование — разрушение куска мифологии. В 10-книжии история Тьмы и Света была важной составляющей мифа о сотворении мира. В «Трилогии» миф развенчан. Оказалось, что перед нами всего лишь мифологизированная гражданская война между тисте. Мать Тьма и Отец Свет — это не Тьма и Свет, не первоначала, это растерявшаяся херка и бестолковый форулканофил, которым дали громкие титулы. Ход смелый, он мог бы стать удачным, но не стал. В чем ценность такого уничтожения мифа? В шоке. В том моменте, когда читатель осознает, что «нэ так всо это было, савсэм нэ так». Этот шок наступает на первых страницах «Трилогии». А что потом? Там еще километры текста. И они оказываются хуже, чем вариант мифа из «Книги Павших». Настоящая история тисте из «Трилогии» просто не может тягаться с тем мифом, который был создан в 10-книжии. Эриксону не нужно было писать романы об истории тисте. Ему нужно было позволить кому-то из персонажей цикла коротко пересказать ее, чтобы у читателя остались сомнения в достоверности трактовки.

С азатенаями Эриксон сотворил то же, что и с историей Тьмы. С тем же плачевным результатом.

Вторая проблема «Трилогии» — обилие воды. Эриксон и в 10-книжии многословен, но там его пространные рассуждения были разбавлены сражениями, твистами и кусочками мифологии, которую приходилось трепетно собирать, как мозаику. В «Трилогии» читатель просто тонет во внутреннем мире персонажей и их высокомудрых разглагольствованиях. Кто-то жаловался, что в «Книге Павших» мало психологизма? Нате, жрите. Только к концу второй книги «Трилогия» перестает быть парадом закомлексованных декадентов, садистов, насильников и незатыкающихся философов.

Не будь «Трилогия» частью «Малазана», я бы дропнул ее на первой трети «Кузницы» (да я, собственно, так и сделал — «Карканас» я осилил со второго раза на волне восторга от «Печали Танцора»). Но это «Малазан». За счет 10-книжия «Трилогия» выезжает. Если любишь мир Эриксона так, как люблю я, то не можешь просто проигнорировать историю тисте.

Кроме того, их падение Эриксону удалось показать отлично. Декадентство, жестокость, отсутствие целей — развал общества во всей красе (хотя лаконичность пошла бы романам на пользу).

Разрушив часть мифологии, Эриксон все же дает нам на замену кусочки мозаики: жертвоприношение К'рула, появление драконов из Старвальд Демелайна, происхождение Куральд Эмурлана. Тут поклонник «Малазана» не может не радоваться.

Временами проскакивает и привычный юмор Эриксона, который я крайне ценю.

Подводя итог, «Трилогия», на мой взгляд — неудачный опыт. Я рад, что вместо третьей книги нас ждет новый цикл про Карсу. Но «Малазан» в целом настолько великолепен, что даже неудачный опыт выглядит жемчужиной среди фэнтези.

P. S. Киницику — слава и трижды хвала!

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Роберт М. Вегнер «Сказания Меекханского пограничья»

ton-tan, 3 марта 2018 г. 17:59

Вегнер — один из тех хороших фэнтези-авторов, которым мало быть просто хорошими фэнтези-авторами, поэтому они тянутся еще повыше, но в итоге слегка портят отличный цикл. Самым ярким примером таких писателей является Аберкромби, романы которого стали в разы лучше, когда он повымел из них волшебническое закулисье и сосредоточился на простых воинах, убийцах и отравителях. Таким авторам отлично удается идти тропой ПЛиО, создавая захватывающие псевдоисторические романы с небольшой примесью магии, но как только они пытаются впихнуть кусок магии побольше, то повествование сразу проседает.

Это не значит, что в «Меекхане» не нужны боги, великие силы и прочая мифология. Просто все это следовало оставить в качестве легенд, свидетельств очевидцев, слухов, подозрений, сосредоточившись на вещах более приземленных. Будни Горной стражи и вольного чаардана — вот что удается писать Вегнеру. Чуть хуже у него получаются истории отдельных людей (Ятеха и Альтсина). А уж когда этих отдельных людей привязывают к каким-нибудь высшим силам, то Вегнер становится не то чтобы плох, но мало чем выделяется на фоне остальной массы фэнтези.

«Север», на мой взгляд, стал самой сильной частью цикла (из переведенного на русский), сравниться с ним пока может только «Небо цвета стали». Слегка проседает из-за шаблонного финала первый рассказ, но в целом получился отличный сборник. Он не может в одиночку стать шедевром — для этого нужно еще несколько таких же сборников, чтоб сложилась цельная картина мира — но оставляет далеко позади изрядную долю представителей жанра. Суровые истории, ясное повествование, интересные персонажи, хороший сюжет как в отдельных рассказах, так и во всем подцикле.

На фоне «Севера» совершенно провальным оказывается «Юг». Из четырех историй самостоятельную ценность представляет только «Будь у меня брат». Этот рассказ у Вегнера тоже получился, будь все такими — «Юг» мог бы составить достойное дополнение «Северу». Однако первый рассказ «Юга» еще более шаблонен и предсказуем, чем «Север». «Чести горца» просто не хватает оригинальности в развязке, «Ибо люблю тебя больше жизни» откровенно плох. А два последних рассказа «Юга» — это не самостоятельные произведения, это неудачная попытка перебросить мостик к глобальным событиям авторской вселенной. Вот только перебрасывать такие мостики следует в рамках более-менее самостоятельных рассказов. А если ты уж взялся писать рассказы-прологи, то идти они должны отдельным сборником, а не болтаться в «Юге», как противники Эндера — в невесомости.

«Восток» хорош почти так же, как «Север». Оценки я ему ниже поставил, пожалуй, чисто из-за вкусовщины. Северяне мне как-то симпатичнее восточного табора.

Зато «Запад» оказался лучше «Юга» (так себе достижение). Но в «Западе» Вегнер опять лепит свою мифологию прямым текстом, огромные абзацы отводя делам давно минувших дней. Может, кому-то это и нравится, но меня такое топорное впихивание в сюжет дополнительной информации раздражает. Можно в масштабах романа перебивать одну сюжетную линию другой, вносить дополнительную информацию, но это же рассказ! Он должен быть однороден. Или, если уж необходимо, посвяти его целиком божественному прошлому.

К счастью, «Небо цвета стали» собрало в себе все лучшее, что было в цикле. То есть «Север» и «Восток». Слегка подпортили впечатление кинутые ближе к финалу главки полубреда-полувидений Кей'лы — Вегнеру опять захотелось быть не просто фэнтези-автором, а доказать, что он умеет в стиль, но лучше бы он этого не делал. К счастью, таких кусков в романе мало, а остальной текст хорош. Опять же — часть про военную кампанию интересней приключений в замке. Вегнеру стоило бы смириться с тем, что лучше всего он пишет про коллективы, а не про отдельных персонажей.

Пугает меня только то, что следующий роман будет продолжать линии «Юга» и «Запада».

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Роман Суржиков «Стрела, монета, искра»

ton-tan, 15 октября 2017 г. 03:38

Начиналось все с желания прочитать хоть что-то. Период такой — топовые или любимые авторы не заходят под настроение, остальные просто недостаточно хорошо пишут. Перебивался рассказами, но душа просила масштаба. И взялся-таки за Суржикова. Сперва решил, что попался толковый роман, простенький, но зато с приятными героями. Так уж получилось, что никто из трех ПОВов меня не бесил, более того, все они были мне симпатичны от начала романа и до самого конца.

Где-то на середине книги я с удивлением осознал второй приятный факт — ни одна из сюжетных линий не казалась провальной. Это редкость, обычно при таком ветвлении кусок книги хочется просто вырвать и выбросить. У Суржикова же все три линии очень ровные, но очень разные и, по сути, представляют собой три самостоятельных повести, связанных второстепенными персонажами.

На середине романа я понял, что читаю очень хорошо написанную сказку для взрослых. Это довольно светлое (по нынешним меркам) фэнтези, с приключениями, становлением героев, хитростями и намеками на любовь.

Так, радуясь хорошей книжке, я добил где-то 8/10 текста. И вот тогда-то оказалось, что я капитально ошибся. Никакая это не сказка. Это лютый мрачняк, который долго держит читателя в заблуждении только потому, что не злоупотребляет натурализмом и сохраняет интригу до последнего.

Из минусов могу отметить разве что

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
чудесное спасение Миры в финале

и открытый финал. Я понимаю, что есть продолжение, но предпочитаю, чтобы входящие в цикл романы были более завершенными.

А еще это пока просто история о приключениях трех героев. Здесь нет никакой занятной идеи, нет персонажей, которые могли бы стать культовыми, роман совершенно не нуждается в иллюстрациях, потому что иллюстрировать особо нечего. Хороший роман, но очень обычный. Впрочем, на фоне совершенно провальных модных западных авторов (типа Линча, Хейса или Хьюлика) Суржиков смотрится отлично.

P.S. Не могу не процитировать: «Надвратная башня срублена из бревен – добротная, широкая, приземистая, похожа на хряка, сидящего на заднице».

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Джеймс Камбиас «Тёмное море»

ton-tan, 12 апреля 2017 г. 13:02

Когда роман был анонсирован, я, прочитав аннотацию, подумал, что нас ждет очень олдскульная фантастика об инопланетянах — и не ошибся. Учитывая маринистику, думаю, проще всего сравнить с «Возвышением» Дэвида Брина («дельфиний» второй том — 1983 год, если что). Камбиас создает аж две инопланетные цивилизации, но внятно описывает только одну — ильматариан.

Шолены нужны разве что в качестве врага — не карикатурно-злого, а такого, у которого вроде бы есть «своя правда». Но «правда» эта придумана как-то для галочки, ни на секунду не возникает даже мысли о том, что шолены могут быть правы, а земляне — ошибаться. В основном это происходит оттого, что шолены выглядят либо неадекватными и туповатыми, либо жестокими и фанатичными. Земляне же в худшем случае недипломатичны или несдержанны. Для кого, спрашивается, трудилась Ле Гуин, если в 2014 году Камбиас не может оправдать действия шоленов хотя бы косяками землян, раз уж не сподобился сочинить этим гигантским выдрам убедительную идеологию.

Не вызывает понимания или сочувствия и тяжкая история выдр. Цивилизация, которая страдает от собственной воинственности — этим нас не удивишь. «Мошка в зенице Господней» приучила нас к хорошему.

Ильматариане, конечно, получились лучше шоленов, хотя бы потому что автор описывает их подробнее. Но вся их оригинальность — чисто внешняя. Камбиас придумал общество подводных жителей, а потом радостно допридумал для них маленький уютный мирок. Кстати, если ты землянин, если у тебя есть воздух, хавка и костюм для подводного плавания, то жить в этом ильматарианском мирке ты можешь вполне сносно. И будут к тебе в гости заходить важные ильматариане-землевладельцы и любознательные ильматариане-ученые. Или ученые ильматариане-землевладельцы.

Описывает нам Камбиас не столкновение космических цивилизаций, а столкновение людских культур, только некоторые люди у него почему-то нарядились выдрами и омарами. И для олдскульной фантастики это нормально. Поскольку именно на олдскул я и рассчитывал, то и удовольствие от книги получил. Если Камбиас хотел написать стилизацию под старую НФ — умница, хорошо получилось. Но ведь я и старую НФ прочитать мог бы. Все-таки от «твердой» фантастики 2014 года ждешь чего-то большего, чем описание общества разумных омаров или выдр, которые во всем, кроме внешнего вида, напоминают людей. И простых маркеров, типа повышенной шоленской сексуальности или «воспоминаний» в речи ильматариан, недостаточно, чтобы они перестали быть людьми.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Брайан Макклеллан «Пороховой маг»

ton-tan, 19 марта 2017 г. 08:09

Если мне кто-то скажет, что фентези делятся на «глубокие» и «поверхностные» или на те, в которых есть «атмосфера», и те, в которых «атмосферы» нет, я рассмеюсь этому человеку в лицо, а после малодушно отведу глаза. Потому что к стыду своему именно так я и делю фентези.

Жанр для меня распадается на две неравноценные части: есть произведения «глубокие» и «атмосферные», а есть... ну, все остальные. К первым относятся «Черный отряд» и «Империя Ужаса», ПЛиО, «Красная страна» и «Герои», «Хроника Убийцы Короля», «Малазанская Книга Павших», «Шрам». Во вторую группу попадает большинство новых прославившихся авторов: Люк Скалл («Грозный отряд»), Роберт Хейс («Ересь внутри»), Скотт Линч («Хитрости Локка Ламоры»), Дуглас Хьюлик («Свой среди воров»). Возглавляет этот список новых и «неглубоких», по моему мнению, Брайан Макклеллан с его «Пороховым магом».

Большинство из таких вот второразрядных книг я читаю со смешанным чувством легкого интереса и нелепой необходимости. Мол, надо же быть в курсе, что из себя представляет современное фентези. Ну, и заодно узнаю, чем дело закончилось. В таких книжках есть только история на уровне «кто кого и за что убил», а также достаточно внятный герой, чтобы книгу не хотелось закрыть.

Но способен ли кто-нибудь из этих героев сравниться с Вартлоккуром или Взятыми? Смерть любого брата «Черного отряда» заставляла меня печалиться, а когда я читаю книги Линча или Хьюлика, то надеюсь, что кого-нибудь из «хороших парней» прикончат, чтобы добавить истории хоть капельку весомости. Ни Старков, ни Ланнистеров, даже вонючего Теона Грейджоя не найти. Нет в этих историях ни глухого отчаяния Аберкромби, ни эпичности Эриксона, ни поэтичности Ротфусса.

Написаны-то книги Хейса или Хьюлика неплохо, но когда переворачиваешь последнюю страницу, не жалеешь, что книга закончилась.

«Пороховой маг» — лучший в этом второразрядном списке. Потому что здесь есть эти самые пороховые маги. Солдаты-наркоманы, которые палят из пистолетов, свергают королей, бьются с богами, закидываются порохом или с удовольствием втягивают ружейный дым. Грохот выстрелов и взрывов, пороховой транс... Когда Тамас бросает в рот щепотку пороха или даже целый патрон — это стильно.

Проблема в том, что стильной задумки и худо-бедно интересного сюжета недостаточно, если персонажи неспособны поддержать ни первое, ни второе. Воплощающий все лучшее, что есть в книге, Тамас (ах да, еще есть прекрасный Андрийя) — идеал порохового мага — тонет в толпе неполноценных богов, неспособных проявить себя, и блеклых ПОВов с совершенно шаблонными историями. Вишенкой на торте — сладкая парочка Мэри и Марти Сью (КаПоэль и Таниэль).

Причем с каждым томом оригинальность и стильность «Порохового мага» уменьшаются, а дозы шаблонности и ванильности увеличиваются. Пропадают «Брадобреи с Черной улицы», зато у ряда героев внезапно проявляются невероятная колдунская мощь и удручающее желание не марать руки в крови. Вишенкой на торте — несколько чудесных «воскрешений». Макклеллан, конечно, совершил ритуальные жертвоприношения, но они настолько ожидаемы, что лучше бы уж не делал.

Вот ей-богу, хочется вырвать пороховых магов из нежных девичьих рук Макклеллана и отдать их в суровые, но умелые руки кого-нибудь, кто умеет изображать войну трагично и эпично, не превращая книжку в «блокбастер». Вообще «голливудщина» — это общая беда второразрядного фентези. Хьюлик, Хейс и примкнувший к ним Макклеллан будто не книги пишут, а делают заготовки для экранизации.

Оценка: 7
–  [  18  ]  +

Стивен Эриксон «Малазанская «Книга Павших»

ton-tan, 16 октября 2016 г. 18:57

С момента прочтения «Садов» и до «Кузницы» малазанский цикл превратился для меня из пары интересных книжек в эталон фэнтези — черного, белого, сиреневого или любого другого. На сегодняшний день Эриксон является одним из немногих авторов, которым удалось на полную раскрутить жанр в современном его состоянии (Толкина любим и чтим).

В своей «Фантастике и футурологии» Лем, помнится, плевался в сторону романчиков, которые, обращаясь к НФ, делают это исключительно ради антуража. Пан Станислав с нескрываемым презрением указывал, что множеству НФ-историй собственно научная фантастика и не нужна, их можно было бы рассказать и без фантдопущений.

Это еще более верно для фэнтези. Какие-нибудь «Пепел и сталь» и «Пороховой маг» пытаются увлечь читателя интересным способом убийств, ПЛиО и Сарантий – фантастическими историческими реалиями (как будто мало просто исторических романов), а еще можно придумать страшного-престрашного врага. Лучшие – разумеется, на мой взгляд – представители жанра покажут через магию абсолют власти («Черный отряд» с «Империей Ужаса» или «Земной круг»), расскажут красивую сказку («Ночь в одиноком октябре», «Хроника Убийцы Короля» или «Океан в конце дороги»), порадуют очаровательными Взятыми или Смертью со стражей (Стражей! Стражей!).

Но даже Кук, Аберкромби или Пратчетт всего лишь раскачивают темы, которые не раз уже поднимались в нефантастической литературе. У вас же есть магия, авторы! Вы можете творить такое, что сай-фай писатели удавятся от зависти. Есть же hard science fiction, хочу hard fantasy.

Именно поэтому Эриксон – вместе с Мьевилем – для меня остаются эталоном жанра. Создаваемые ими идеи отчаянно требуют наполнить миры магией. Будь то ягуты, имассы (или потрясающие люди-москиты) – фантастика становится чем-то большим, чем способом оторвать башку или воспеть вечные ценности «большой литературы». Она, подобно НФ, начинает порождать идеи, ради которых стоит читать книгу.

Что же касается собственно творчества Эриксона, то тут, конечно, включаются старые добрые правила про цветные и вкусные фломастеры. Мне Эриксон как писатель подошел полностью, но я бы даже про Толстого и Салтыкова-Щедрина не стал говорить, что они должны понравиться всем и каждому.

Эпичность «Малазана» поражает – но некоторых она еще и подавляет. Главными героями у Эриксона являются отряды и народы, но не отдельные личности – и кому-то не хватает психологизма. Его персонажи склонны к слегка бредовому юмору, доходящему до абсурда, накручивающему взаимное непонимание – и некоторым читателям такой юмор не заходит.

А еще герои Эриксона одновременно простые и великие. Боги – столетние, тысячелетние, …-летние – отказываются все время оставаться умудренными и томно-загадочными, а любой раздолбай-солдат может стать богом. В итоге томно-загадочными остаются только те персонажи, которые служат мишенями для абсурдного эриксоновского юмора.

Ах да, еще у Эриксона действительно существует посмертие. Не какой-то аморфный Тот Свет. У всех есть души – и эти души продолжают «жить». Фактически персонажи бессмертны — тоже не каждый читатель обрадуется.

И магия. Здесь она именно такая, какой я хочу видеть магию в фэнтези. Непостижимая, часто неподконтрольная, разнообразная и не умещающаяся ни в какие схемы (привет, Сандерсон, Роулинг и иже с ними). Это магия Взятых, магия Красных Шляп, дикая магия из «Имени ветра», которую Ротфусс противопоставил Университету. Старое доброе волшебство, позволяющее автору реализовать любую идею. Именно для этого и существует фэнтези.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Дэн Абнетт «Не ведая страха»

ton-tan, 1 июля 2016 г. 13:22

«Не ведая страха» стал самым разочаровывающим романом из прочитанных в «Ереси». По части литературного мастерства Абнетта я считаю, пожалуй, лучшим автором BL. И поначалу роман соответствовал ожиданиям — наконец-то ваха-писатель решил поэкспериментировать со стилем, причем удачно. Плюс Абнетт перестал играть в «маленьких людей» — хотя это и позволяет ему чуть ли не единственному из борзописцев BL демонстрировать огромную пропасть между Астартес и людьми, иногда сосредоточенность на простых смертных выходит Дэну боком. В Wh30/40К не стоит искать логику, тактику или слишком глубокий психологизм — все это заменяется пафосом и эпичностью. Без пафоса и эпичности дыры в мотивации героев и сюжете становятся слишком очевидными. Абнетту эпичности порой не хватает (потому что в мире «маленьких людей» ее концентрация ниже, чем в мире мариносов).

Но «Не ведая страха» просто ломится от эпика и пафоса. Первая атака Несущих Слово прекрасна, особенно после ряда бытовых зарисовок. Я даже на секунду поверил, что ваха-книжке не придется делать скидку из разряда «ну это же по игре написано, не надо придираться». Как оказалось, поторопился. Прошло совсем немного времени, первый налом хаоситов завершился — и началось превозмогание от Ультрадесанта.

Нет, я все понимаю: превозмогание — это такая же неотъемлемая часть вселенной, как пафос. Но неужели обязательно было превращать битву за Калт в избиение ХСМов малочисленной ультрой? Как в худших боевиках 90-х — враг свиреп и силен, но при этом его разделывают, будто девочек в розовых платьях. Да, в розовых, Слаанеш не при чем. Именно такой должна быть форма несунов в «Не ведая страха». С бантиками и плюшевыми мишками. Потому что так выхватывать могут только маленькие девочки. Терминаторы? Демоны? Сандалики застегни, демон, оступишься еще, ушибешься.

Поражение Несущих Слово — ядреная смесь из роялей в кустах, смурфячьих марти сью и голливудщины в худшем смысле слова. Я бы дропнул книжку, но очень уж хотелось прочитать, как кое-кто по имени Роберт споткнется о дряхлого старикашку Кор Фаэрона.

И это после «Первого еретика» и «Аврелиана«! Ну, Дэн, вы же с АДБ друзья, как так можно обращаться с его несунами? Было бы замечательно, по-моему, если бы отдельно печатался рассказ, включающий только события «Не ведая страха» до уличных боев. Рассказ про предательство Несущих Слово, растерянность ультры и то космическое месиво, с которого началось уничтожение Калта. Вот просто взять кусок романа, вырезать и подавать отдельно. Цены бы не было такому рассказу.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Грэм Макнилл «Фулгрим»

ton-tan, 21 июня 2016 г. 13:40

В «Фулгриме» есть две части, на которых автор мог себя проявить — падение Легиона и Истваан V (еще есть Истваан III, но его уже вполне сносно оприходовал Бен Каунтер). А поскольку у нас тут Макнилл, то и затащил он только глобальный махач. По какой-то странной прихоти Black Library, падение примархов доверили именно Макниллу — сперва он, прямо скажем, не особо раскрыл падение Хоруса, теперь вот от него потерпели Дети Императора. Макнилл совершенно не умеет писать критические для становления персонажей моменты. В итоге совращение Хаосом напоминает худшую опереточную фэнтезятину с волшебными клинками. Сводись к этому вся история, выдвигать претензии автору было бы глупо — бэк есть бэк. Но Макнилл пытается изобразить именно что падение примархов, их соблазнение Хаосом, а не просто поражающую мозг варп-инфекцию, которая превращает Хоруса и Фулгрима в зомбаков.

И если Хоруса еще как-то подготовили к перерождению через ненависть к бюрократам и летописцам, путающимся под ногами, то Фулгрим просто схватился не за ту железку не в том храме. Справедливости ради стоит отметить, что падение самого Легиона оказалось выписано гораздо лучше — через сочетание непотребных книжек и модификаций организма Фабием Байлом. А вот с чего вдруг Фулгрим превратился в доверчивого дебила, который не может отличить внутренний голос от внешних манипуляций, не понятно. Было бы лучше, если бы его и правда сделали зомбаком. Схватился за меч — сразу и необратимо пал в Хаос. А так проблески сознания выставляют его совсем уж тупым нарциссом.

Если у большинства авторов не получается изобразить Астартес сверхлюдьми, то у Макнилла не получается изобразить сверхчеловеком уже примарха. Даже какая-то художница скорраптилась не так беспонтово, как сын Императора.

Зато глобальный коррапт на «Маравилье» удался Макниллу лучше, чем оба Истваана вместе взятые. Шикарнейшая сцена. Из удачных моментов стоит отметить еще собственно аппу Байла, который троллит Эйдолона, обаятельнейшего Люция и свихнувшегося Юлия Кэсорона с обгоревшей рожей. Ну и сама Ваха, конечно, располагает к удовольствию от чтения, если ты ради вселенной книжку и взял.

Нойзмаринь@души аватара

ЗЫ. Годное падение Легиона — в «Первом еретике». Никаких сопливых Астартес, ноющих о предательстве примарха, и никаких волшебных мечей.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Питер Уоттс «Эхопраксия»

ton-tan, 5 января 2016 г. 08:54

Уоттс стал для меня одним из тех авторов, которые конкурируют исключительно сами с собой, а «Эхопраксия» вызвала примерно такие же ощущения, как «Падение Гипериона». Я бы и не подумал, что книгу можно малость поругать, если бы не читал первую часть. Но первую часть я читал, а потому восторг оказался несколько смазанным, зато я окончательно сформировал свое мнение об Уоттсе.

Уоттс — певец замкнутых пространств, населенных сверхкалеками. Так было в «Морских звездах» и, конечно же, в «Ложной слепоте». Изолированный мирок, в котором небольшая группа неполноценных личностей со сверхспособностями (по нашим меркам) решает какую-то сложную задачу. Изоляция обязательна. Остальной мир должен быть где-то далеко, отделенный водой, космосом или временем, он может просунуть в мирок героев пару щупалец, но не больше. Сложная задача ставит героев в кризисную ситуацию, в которой их инвалидность и сверхчеловечность раскручиваются на полную катушку. Каждый калека оказывается в фокусе, их отношения оказываются в фокусе, даже непонятное Нечто, с которым они сталкиваются, оказывается там же.

Но как только Уоттс выводит своих героев в мир все это растворяется до просто хорошей НФ. Масштабный социальный движ Уоттс пишет примерно на том же уровне, на котором Лав в своей «Вере» пытается играть на поле Уоттса. Пропадает атмосфера «Ложной слепоты», неожиданно напомнившая о «Мальпертюи». Конечно, в «Вере» это критично, а в «Эхопраксии» нет, но...

Справедливости ради, стоит отметить, что «Эхопраксия» не теряет, а набирает обороты по ходу развития сюжета. Постепенно, когда автор изолирует героев от мира, вырезая излишки персонажной массы, атмосфера «Ложной слепоты» возвращается (как «Морские звезды» вернулись в первых главах «Бетагемота», то есть не полностью, но достаточно, чтобы я перестал ныть).

«Эхопраксия» больше всего мне понравилась, когда рассказывала про экипаж корабля в три-четыре человека.

Другое дело, что можно было бы вообще ограничиться только описанием «Тернового венца», а все приключения до него загнать во флэшбэки. Да, получился бы двойник «Ложной слепоты». Так ведь в этом-то и весь смысл.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Межавторский цикл «Warhammer 40,000»

ton-tan, 23 декабря 2015 г. 02:28

После «Хельсрича» я таки понял, кому лучше всего читать эти книги. Первое обязательное требование к читателю — знать, как выглядит вселенная. Не краткое содержание, не имена примархов или куски кодексов, а именно внешний вид как можно большего числа наполняющих мир вахи объектов. Погуглить арт (благо по Warhammer'у арта в Сети полно), почитать комиксы, посмотреть игровые трейлеры и реплеи самих игр (по-поему, лучший вариант — довика), погамать.

Потому что читать книжки по вахе как книжки — занятие странное, малопродуктивное, а местами отдающее литературным мазохизмом. Нет, они не днище, есть вполне себе крепкие космические боевики, но божетымой, мальчик, возьми Корнуэлла или Кука с Мартином. Там и логики больше, а в случае с Корнуэллом исторические знания какие-никакие в комплекте идут. Кровь-кишки и отрубленные конечности в наличии.

Ради чего читать ваху, а не «Черный отряд»? Нет, не ради космоса и бластеров. Разумеется, ради здоровенных Астартес и пиломечей. И нужно представлять себе космодесантника, распиливающего другого космодесантника, во всех кровавых деталях.

Новеллизация игровой литературы — это вообще что-то среднее между собственно книгами и комиксами, вроде ранобэ, только не ранобэ, конечно, хотя отдельных ваховских писателей и обвиняют в анимешности, но мы пальцем в Дембски-Боудена тыкать не будем. Читать ее, имея слабое представление о зримом воплощении — это как заменить картинки в комиксе схематичными каракулями. Есть комиксы, где это прокатит — вот и читайте свою большую литературу. А в вахе нужно, чтобы было красиво. И тогда от чтения вы получите огромное удовольствие — почти как при просмотре фильма, только на сей раз Абнетт не накосячил с сюжетом, да.

Из своего опыта скажу: с нуля у меня пошел только Каин, а вот Эйзенхорна и «Ересь Хоруса» я читать не мог, пока не проникся всей красотой непрекращающихся убийств DoW2:R. Зато потом, мммм.

Теперь о грустном. Второе условие — это не перегибать палку с задротством. Пробитые настольщики, знающие кодекс бэкофилы и прочие достойные представители wh-комьюнити постоянно будут натыкаться на всякие несуразности, которые портят впечатление от книги. Ну, как людям, закончившим истфак, тяжело читать некоторые исторические романы, а физикам и биологам — некоторую НФ.

Так что если вы знаете как выглядит воткнутый в культиста пиломеч, но имя Гримальд вам ни о чем не говорит — беритесь за книги Warhammer. Это следующая ступень знакомства с миром. Потом можно и кодексы будет почитать, если уж совсем неймется, но вы посмотрите, сколько эти ваха-авторы понаписали худла, какие кодексы.

ЗЫ. Коротко. Ваха — это эпос. Есть свои, чужие, война, минимум драматургии и логики при максимуме драматизма и героизма.

ЗЫ еще раз. Орков мало. Очень. Даже на Армагеддоне. Все орки — в фанфиках.

Оценка: нет
–  [  10  ]  +

Джо Аберкромби «Море Осколков»

ton-tan, 21 октября 2015 г. 21:01

Начать пожалуй стоит с того, что никакая это не подростковая литература (если только вы не считаете, что фэнтези в принципе пишется для подростков). Собственно, классификатор все верно объясняет: возраст читателя — «любой», книжка про «становление/взросление героя». Проще говоря, перед нами три романа взросления/(прости гос-ди)воспитания, причем достаточно разные, поскольку взрослеют-воспитываются там разные герои. Повзрослеть-воспитаться каждый из них успевает за одну книгу и, видимо, поэтому перестает быть автору интересным, уходя из ПОВов.

«Полмира» и «Полвойны» получают за счет этого жирный плюс, поскольку второстепенные персонажи, каким становится, например, Ярви, идут сразу с нехилым багажом. Пусть Ярви больше не главный герой — мы все равно знаем его хорошо. И Колючку в «Полвойны», хотя у нее там всего несколько сцен и раскрыться без «Полмира» не было бы никакой возможности.

Но вот на последней книге трилогии система дает сбой. После «Полкороля» хотелось читать про Ярви, но Бату оказалась отличной героиней и быстренько перетянула одеяло на себя. После «Полмира» хотелось читать про Ярви и Бату... да, хотелось читать про Ярви и Бату. Никого, кто смог бы их заменить, среди ПОВов «Полвойны» нету. Фактически мы получаем рассказ про Ярви от посторонних лиц. Вот только у нас уже есть книга про Ярви от самого Ярви. И книга почти-про-Ярви от Бату (да-да, и Бранда, я помню).

В «Полвойны» Аберкромби не только не нашел подходящей замены, он еще и Колла немножко притопил. Потому что Колл в «Полмира» как третьестепенный персонаж в разы интереснее Колла-ПОВа из «Полвойны». Колл, а с ним и Рэйт — шаблонные герои, ни один из которых не дотягивает со своими страстишками до Ярви или Бату. Колл нужен, чтобы вставлять ироничные замечания. У Рэйта тоже одна функция — бить-крушить-ломать. Третьестепенные персонажи, которых зачем-то вытащили на первый план.

Скаре же (к которой Рэйт, по идее, идет прицепом) повести за собой историю не дает сам образ. Скара жутко бесит. Нет, бесящие персонажи — это нормально, если они есть в жизни, то и в книгах быть должны. Вот только ее никто не уравновешивает (Рэйт не тянет на противовес, Колл даже не пытается).

В итоге читаешь книгу про Ярви и Бату (ну и кучку местных царьков, тоже хорошо получились). В книгу про Ярви и Бату налили пару ведер рэйто-колловской воды и бросили барахтаться Скару. Не будь «Полкороля» и «Полмира» — «Полвойны» я бы дропнул.

Но Ярви и Бату тащат. Ярви — превращением из жалкого калеки в хитроумного (а к концу истории — жестокого и беспринципного) ублюдка, готового на все ради исполнения клятвы. Бату — очаровательной, прекрасной ненавистью к окружающим, неостанавливающимся насилием. Ярви и Бату оказались чудесным дуэтом. Благодаря им первые две книги цикла становятся единым текстом, а если будет продолжение, мы еще увидим, как Колючка выпотрошит однорукого. Третья книга — это просто краткий эпилог, чтобы читатель знал, чем война закончилась. Колл — недоЯрви, Рэйт — недоБату. Скара не нужна.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Джек Макдевит «Полярис»

ton-tan, 24 сентября 2015 г. 06:41

Если “Военный талант” стал для меня настоящим открытием, то “Полярис” вызывает очень смутные ощущения, хотя сам по себе мир, созданный Макдевитом, прекрасен с художественной точки зрения. Эдакая обывательская НФ.

Для нас Бенедикт и Колпат — это, конечно, ого-го, но по меркам жанра они действительно обыватели — торговец антиквариатом и его водительница-помощник. Вот те, чью жизнь они исследуют — настоящие герои НФ, военные и ученые. Однако мир военных и ученых не заслоняет от читателя мир обывателя, как это обычно происходит в других книгах. Взгляд Бенедикта и Колпат на события доминирует и, что гораздо важнее, не заражается восприятием Сима или Даннингера, которые всегда остаются только объектами исследования.

Цикл о Бенедикте от большей части НФ отличается тем же, чем старые детективы о старушках, расследующих преступления, отличаются от полицейской драмы или нуара. Спокойной, тихой атмосферой уютного мира среднего класса. Даже если Бенедикт оказывается втянут в дела Героев, он не собирается с упоением или же из чувства долга бросать все ради новых впечатлений. Его интерес носит гораздо более академический характер.

Нарушеним такой атмосферы “Полярис” и заслужил 7 баллов вместо 10 “Военного таланта”. Нет, в “Таланте” тоже есть и попытки убийства, и даже какое-никакое космическое сражение. Но, читая первую книгу цикла, ты видишь торговца, который попадает в непривычную историю и — что не может не радовать — остается самим собой. Великое Приключение обывателя Бенедикта.

Но вдруг — “Полярис”, еще одно Великое Приключение. Простите, как еще одно? А не слишком ли это… наигранно? Тайн в мире может быть хоть отбавляй, и пусть Бенедикт их щелкает как орешки, но — Приключение?

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Еще одна кража? Попытка убийства? Космическое сражение?

Опять!?

И еще один минус — я понимаю, что автор вернул героев чрез 15 лет, но для них самих-то времени прошло поменьше. Почему же Бенедикт ведет себя так, будто “забыл”, что его вот только в прошлой книге

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
обокрали один в один как в “Полярисе”?

И Колпат разве уже забыла предыдущий случай, когда

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
ее самолетик пытались скинуть в море?

Эти сюжетные повторы портят книгу сами по себе, но они еще и жизнь Бенедикта превращают в историю известного археолога, похожего на пилота «Тысячелетнего сокола». Я побаиваюсь читать “Искателя”.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Опять их ограбят? Опять машинку Колпат испортят?

К счастью, в промежутках между совершенно неуместными экшенами Макдевит остается Макдевитом и успешно воссоздает атмосферу раскрытия старых-добрых тайн, когда все главные действующие лица либо мертвы, либо состарились (по крайней мере, должны были бы, если бы не...), а о самом интересном мы узнаем из вторых-третьих ртов. И Бенедикт с Колпат не спасают мир, не объявляют моральный крестовый поход… Порядочные, уважающие себя торговцы такими вещами не занимаются! Они находят вещи и информацию, а после — продают их.

Тем не менее жизнь героев разворачивается на фоне действительно научно-фантастического мира. Вот только ИскИны и космические перелеты Бенедиктом (а с ним и всем миром) воспринимаются реалистично — так же, как нами воспринимается исчезновение стационарных телефонов и компьютерных дискет (да чего уж там, флэшки уже не в ходу).

В целом роман хорош (хоть и заметно хуже прекрасного “Военного таланта”). Автор выдерживает правильное соотношение между жизнью Бенедикта и очередной тайной. В какую бы важную историю Алекс не впутался — это не его жизнь. Симов и Даннингеров в НФ полно, как и обывателей, которые не могут удержаться от попыток стать Героями или хотя бы оруженосцами Героев. Не надо превращать Бенедикта в Индиану Джонса.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Питер Гамильтон «Звезда Пандоры»

ton-tan, 13 сентября 2015 г. 04:06

Прочитал книгу с удовольствием, вот только опять у меня возникло неприятное ощущение, что я лучше автора знаю, как следовало написать роман. Вернее, романы, потому что из «Звезды...» легко состряпать несколько, плюс пару рассказов (4-ю главу можно смело публиковать отдельно). Я бы, честно говоря, предпочел увидеть что-то типа «Малазанской книги» или, прости Толкиен, «Миров Упорядоченного» (одна фэтезятина в голову лезет) — когда романы цикла сюжетно (по времени и ПОВам) перекрывают друг друга, а не следуют друг за другом по очереди. Тогда и описания всего на свете (от пейзажей до создания плота) не хотелось бы просто пролистать, и рассказ о заселении той или иной планеты не казался бы набившим оскомину однотипным вступлением.

Ну хоть на части-то можно было книгу разбить, а не только на главы? Ведь совершенно теряются кульминационные моменты, вроде изучения Пары Дайсона или объяснения ее тайн. Вот идет рассказ об очередном столкновении детектива и революционеров, вот очередной этап политической возни и вдруг — бац — раскрывается одна из главных загадок всего предыдущего повествования... и сюжет двигается дальше, даже не почесавшись (да, приличные сюжеты чешутся в таких ситуациях). Ну напиши ты, Гамильтон, «Часть 2», подзаголовок, эпиграф какой-нибудь, что угодно.

Странное соотношение общей замедленности сюжета (из-за перегрузки деталями) и отсутствия больших композиционных «пауз» — пожалуй, единственное, из-за чего снизил оценку.

Возможно, читателям не стоит повторять мой опыт и залпом глотать книгу за пару заходов. Разбить ее на недельку относительно неторопливого чтения — может быть, тогда гамильтоновские словоохотливость и желание разложить по полочкам каждую мелочь не будут подбешивать.

Жду перевода «Иуды».

ЗЫ. Так и не определился, считать убойно прямолинейную мотивацию обитателей Пары Дайсона плюсом или минусом. Никак не мог отделаться от сравнения с гораздо более интересными (и менее убедительными — ?) мошкитами.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Брент Уикс «Путь тени»

ton-tan, 1 июля 2015 г. 01:53

Эту книжку читать — как на санках кататься. Сперва йииихууу — а потом тащишься обратно в гору, будь она неладна. И так несколько раз. Начало — очень многообещающее, прямо дарк с приключениями. Тьма, отчаяние, жестокость, которые превращают уличного забитого оборванца в опасного убийцу. Ну, почти. Еще чуть-чуть — и получилось бы. Однако как только завязка, толкающая героя на путь убийцы — в смысле, мокрушника (убийцы-волшебника) — заканчивается, книга резко делает финт ушами (или чего там у книг вместо ушей).

Дарк превращается даже не в реалистическое месилово вроде «Героев» или ПЛиО, а в эдакий рассказ о благородных разбойниках. Это опять Локки Ламора, «Похищение мечей», «Свой среди воров». Вот только Линч, Салливан и Хьюлик пишут о преступниках, которые воруют, торгуют вещами и информацией. Их герои — веселые подлецы, симпатичные обманщики. А Уикс таких изобразить не может. Тут у нас мокрушники. И получаются они томно-романтическими — потому что забавными их сделать нельзя, а суровыми автор их делать не хочет.

Сколько настоящих заказных убийств, совершенных Блинтом и Кайларом, нам показывают? Да хотя бы и не заказных, а просто убийств, но так, чтобы по-настоящему? Не проходной эпизод боевика, где герой между делом убивает кого-нибудь, потому что надо же показать экшн? Да черт с ним, пусть будет хотя бы экшн, но с трупами! Это же книжка про убийц! Для людей, которые постоянно подчеркивают мрачность жизни мокрушника, Блинт и Кайлар чего-то не особо утопают в крови. Нездешний одним убийством войну развязал, Фесс (вот уж не думал, что помяну его добрым словом) в «Алмазном мече» вообще маньяком выглядит на фоне этой парочки. Даже Арья и та, по сравнению с ними — жестокая и кровожадная.

Хуже того, другие герои тоже внезапно лишаются всякой трагичности. Эпизод с Куклой, после которого Азот решается-таки стать убийцей — один из самых сильных в книге (да что там, все самые сильные эпизоды связаны с Куклой). Однако в итоге мы получаем ванильную историю девочки, нашедшей свою любовь.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Девочку почти убивают. Почти. Ладно, пусть ее спасли. Теперь она до конца жизни окажется изуродованной, никто ее не полюбит, будет она одинокой, пока Азот с ней вновь не встретится? В какой-то момент мне даже показалось, что Блинт обманул Азота и теперь водит его за нос, а Кукла давно мертва (хотя вмешательство мага-лекаря из другой сюжетной ветки намекает, что это не так, но мало ли). Куда там. Она даже не особо и пострадала в итоге. Работа, подруги, предложения руки и сердца. Трагический персонаж, ага. Хорошо хоть Азот приложил ее по-настоящему... чтобы никто не подумал, будто она ему помогает. Тьфу.

Джарл? Еще один персонаж, который вроде бы должен продемонстрировать нам жестокость этого мира. От всей джарловской драмы остаются одни лишь сожаления на словах. Азот и Блинт ноют о том, как тяжко быть убийцами, а Джарл — о том, как тяжко быть

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
геем-проституткой

И мы получаем стандартное фэнтези об избранном мальчике (о да, это не просто уличный оборванец, он Особенный), благородных преступниках и хэппи-эндах.

Положение спасает финал. Не самый-самый финал — последние страницы ужасно приторные — а развязка конфликта. Уикс вспоминает, что в книге должно быть много трупов и дает нам много трупов. Вырезает всю массовку и второстепенных персонажей. Вот только никакой настоящей трагедии нет. Единственная смерть одного из основных действующих лиц обставлена настолько героически, что хоть в рамку вставляй. Эталонное самопожертвование.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Кайлар и Блинт сходятся в схватке, но ни тот, ни другой драться не хотят. Блинт вообще стреляет игрушечными дротиками. А еще Блинт признается, что это он изуродовал Куклу. Ура, вот она драма. Опять мимо — Блинт соврал. Кстати, Блинт и Кайлар обещают отомстить Мамочке К. Да, не мстят, вы правильно догадались

Однако рубилово все равно оказалось лихое (хотя имбовый маг немного портит картину, а заодно исполняет роль бога-из-машины для Кайлара... и сами мокрушники тоже стали совсем уж имбой), маньяк-Рот получил от автора отличную тайну, ребеночек в конце няшный, Логан обзаводится многообещающим «продолжение следует».

Итог: Хорошая история о благородных (даже больше, чем у Хобб) убийцах, с четким делением на хороших и плохих (сколько бы автор не пытался в диалогах убедить нас в обратном), кучей хэппи-эндов, заслоняющих собой несчастливый финал Логана и романа в целом. «Путь тени» стал бы отличной книгой, если бы автор был посмелее с характерами и судьбами персонажей.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Кен Маклеод «Ночные проповеди»

ton-tan, 1 марта 2015 г. 12:25

Стыдно, повелся на обложку и аннотацию. Надо было хоть немного почитать текст перед покупкой. Вот уже несколько раз брался за роман, но очень тяжело заставить себя прочитать больше десятка страниц за один заход. События совершенно унылые, вялотекущие, даже если автор пытается ввести какой-то поворот сюжета, хочется просто пожать плечами и закрыть книгу. Герои настолько невыразительны, что я в какой-то момент умудрился перепутать сюжетные линии. Четверть книги позади — а меня не задели ни атеистический гнев, ни религиозное мученичество, ни фанатизм какой-нибудь, даже критика соци — потому что их нет, так обронил что-то автор, а поднять не удосужился. Может, он решил отложить все эти вкусности на потом (ага, вместе с красочным описанием мира) — но как-то перестарался. Бросил бы хоть кусок для затравки.

Очень напоминает по ощущениям второй-третий сезон проходного процедурала. Годится только в качестве фонового сопровождения. Возможно, если бы была аудиокнига, я бы ее и прослушал, занимаясь чем-нибудь более важным или интересным. Осилил же я таким макаром «Московский клуб» Панова, чай и с этой бы справился.

Поскольку не дочитал, оценку ставить не буду, но вообще это ниже 5.

Оценка: нет
–  [  4  ]  +

Скотт Линч «The Effigy Engine: A Tale of the Red Hats»

ton-tan, 1 марта 2015 г. 11:55

Рассказ радует своей зрелищностью. Очень бы хотелось увидеть это на экране или хотя бы в комиксе. Никакой продуманной магической системы — кому она нужна, когда есть фантазия и куча забавных заклинаний?

Сам сюжет, столкновение с вражеской машиной, хитрый план и так далее мне даже не особо были нужны. Я бы с радостью почитал еще страниц 100 описания мелких стычек — только бы побольше волшебства. Я уже и забыл, что фэнтези можно любить за чудеса, которые в ней описываются, без всяких там идей, интриг или душевных надрывов. Просто есть классный маг и он делает классную магию. Чем больше магов — тем больше магии. Чем больше магии — тем лучше.

Основной конфликт, конечно, слабенький, интеллектуальное противостояние не ахти какое интеллектуальное, но скупо поданная мысль о теряющих свое значение колдунах удивительно удачно вписывается в общую красочную картину чародейства. Приятный бонус в финале, когда ты уже успел полюбить рассказ и при этом не ждешь от него никакой весомой идеи.

«Красных шляп» следует читать, чтобы сперва насладиться дивным миром волшебства, а потом погрустить, опасаясь за его судьбу.

P.S. «Черный отряд»? Ну, не знаю... может быть, если бы он целиком состоял из Одноглазых и Гоблинов...

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Майкл Салливан «Заговор против короны»

ton-tan, 3 февраля 2015 г. 20:15

[хочу уточнить: все написанное относится к имеющемуся в Сети переводу «Заговора...», мало ли, вдруг в нем чего порастеряли]

Прочитав аннотацию, гораздо важнее понимать, что это не только «классическое фэнтези» (с _кажущимся_ дефицитом нелюди, ага, just as planned, в открытую их там всего пара штук), но и довольно-таки типичный приключенческий роман не самого высокого образца. Вместо какого-то лихо скрученного сюжета здесь просто куча внезапностей.

Герои едва-едва попадают в одну передрягу, как их уже вытаскивают оттуда (сами они далеко не всегда успевают проявить свои таланты) и швыряют в новую. Если бы персонажам дали раскрыться, а заодно позволили хоть чуть-чуть подольше потрудиться над каждой проблемой, то сюжета хватило бы как минимум на две книги. Ну а так моб из четырех человек больше напоминает набор для новеллизации компьютерной игры, причем один из отряда – непись (думаю, в процессе чтения сразу станет понятно, о ком речь). Герои воспринимают все происходящее как должное, будто знают, что они в книжке, и в курсе, куда повернет сюжет, поэтому рыпаться и закатывать сцены нет никакого смысла. Мол, эпизод закончился, да? Ок, погнали дальше, не будем вспоминать о старом.

Диалоги и юмор выдержаны в том же духе – они есть, шутки вызывают улыбку. Каждую реплику Салливан вставляет именно туда, где вы ее и ожидаете. На месте автора вы бы тоже заставили героев сказать что-то похожее.

Из приключенческо-шутошной болтанки приятно выпадают монах Майрон и маг Эзраходин – им все же дали драму (Ройсу и Алрику, видимо, тоже, да еще и, кажись, одинаковую, но в первой книге Салливан решил ограничиться намеками, ну и молодец, и без того книга перегружена). Сцена с несостоявшимся рукопожатием вообще прекрасна, как и отношение Майрона к монастырю.

Вот за них ставлю 7. И за то, что старая добрая схема «завали читателя событиями — пусть его затянет» действительно работает. А еще за то, что написано вообще-то неплохо, легкое чтиво. И за рассуждения Эзраходина о языке, точно, вот за них еще ставлю 7, заслужили, 6 — это уже придираться. Ну в самом деле, вы же не ожидали, что тут будет испанская инквизиция. Хорошая книжка. В конце концов, это же не дарк, это классическое фэнтези.

После того, как первый раз прервал чтение, долго думал, стоит ли продолжать. Дочитал только потому, что оставалось совсем чуть-чуть. Если бы перерыв пришелся на середину книги – дропнул бы.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Джо Аберкромби «Полкороля»

ton-tan, 26 сентября 2014 г. 04:20

Современное понимание подросткового чтива, к счастью, предполагает вполне себе роман для взрослых. Хороший роман, хоть и короткий. Это, конечно, не «Герои» или «Красная страна», но вот три первозаконных книжки я бы взамен «Полукороля» отдал со всеми калеками-инквизиторами и путешествиями за тридевять земель. Как по мне, так это книга уровнем чуть ниже «Лучше подавать холодным». Без мата, герои попроще, а сюжет такой же шаблонный — хочется назвать его «классическим фэнтезийным». Магии, кстати, нету. И любовных соплей. В подростковом-то чтиве. Хотя бы за это автору можно сказать спасибо. Зато есть мальчик с полурукой и девочка с дыркой в щеке, немного черного юмора, хорошо построенный, хоть и стандартный сюжет. И трупы, да, куда без них. Чего вам еще нужно от фэнтези?

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Джек Вэнс «Языки Пао»

ton-tan, 4 июля 2014 г. 02:48

По-моему, Вэнс неудачно выбрал объем книги. Такое ощущение, что он взял идею, прописал ее четкой, последовательной сюжетной схемой, а потом набросал на этот сюжет необходимый минимум описания. Мол, вот вам художественная обертка, чтоб проще было усвоить.

Герои настолько функциональны и лишены личности, что даже когда вскрываются их Хитрые Планы ты только киваешь головой: «Ага, ясно теперь».

С одной стороны, если бы Вэнс прописал подробнее некоторые сцены, добавил персонажам даже самого топорного психологизма, короче, хоть как-то разбавил повествование, получился бы внятный роман. А так — иллюстрация к теории. Вот в условном учебнике есть параграф о роли языка в формировании мышления, а вот в методических материалах есть к нему Приложение 1.1. — Статистика; Приложение 1.2. — Результаты экспериментов; Приложение 1.3. — «Языки Пао» (попытка моделирования, использовать для работы с учащимися непрофильных специальностей).

С другой стороны, Вэнс мог бы подсократить свое произведение. Дать серию коротких зарисовок с лакунами в сюжете, которые читателю предстояло бы заполнить самостоятельно. В итоге мы бы получили рассказ-эпик, что-то вроде предтечи Макдональда с его «Гурски» и «Верданди». Конечно, все равно получилось бы суховато, но в глаза бы не бросалось.

А так, + за лингвофантастику в 1958.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Вернор Виндж «Дети неба»

ton-tan, 10 февраля 2014 г. 01:56

Виндж последовательно жертвует масштабностью, уж не знаю почему. То ли готовит эпичное, то ли просто не хочет пока это эпичное писать. Размах «Пламени» радовал, «Глубина» радовала уже не размахом, а очень занимательной историей первого контакта и культурой Других. Теперь отпал уже и контакт (потому что состоялся еще в первой книге), а в центре романа — столкновение культур. Причем не столько человеческих, сколько собачьих (в результате «Дети» гораздо ближе к «Глубине», чем к «Пламени»).

Если бы меня спросили, о чем эта книга... сделаем вид, что спросили... так вот, эта книга — о Других. «Посольский город», «Птица малая», «Мошка в зенице Господней» — из этой серии. Из той НФ, в которой автор пытается создать иную, отличную от человеческой, цивилизацию. Цивилизацию расщепленной личности. Допустим, привычное нам сознание можно разделить на несколько кусков и заиметь возможность ими играться — что получится? Чем станет один такой кусок-фрагмент? Два? Пять? Десять (лучше сказать восемь или двенадцать, если вы понимаете, о чем я)? Или... еще больше?

Виндж продолжает начатое в «Пламени» моделирование цивилизации, которую могут породить такие вот расщепленные сознания. Но теперь он гораздо подробнее расписывает то, как существует отдельная расщепленная личность и какие у нее есть варианты развития. А рядом, для сравнения — люди со своими проблемами и технологиями, чтобы, значит, все эти собачьи выверты ускорить.

Пока читал, не мог отделаться от мыслей об Игане, особенно о «Карантине», были там диалоги на тему «насколько нужно изменить твое сознание, чтобы можно было считать тебя другим человеком». Резчица, Свежеватель, Радист, Магнат и прочая гуманоид... киноидная... эм... свора. Вполне обошлись без космических опер и Зон. Хорошая НФ, пересмотр привычных понятий типа «смерти» или «индивидуальности» — в наличии.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Грег Иган «Карантин»

ton-tan, 3 декабря 2013 г. 02:57

Опять я смотрю на себя в зеркало и задаюсь вопросом: почему я сам до этого не додумался? Нет, серьезно. У меня зеркало на двери шкафа и привычка ходить по комнате. Прохожу — смотрю — задаюсь вопросом. И ведь не совсем дурак, и необходимый минимум инфы из научпопа был, и — стыдно сказать — временами балую свой отравленный филологическим образованием разум лайт-мыслями о физике и Вселенной. Но не приходило мне в голову, что математика не просто какая-то там чистая истина, а что она «подтверждает саму себя» («Ореол») и становится от этого гораздо реальнее, чем «реальность» пропаганды и PR-технологий; что в случае существования параллельных миров каждую мою удачу приходится оплачивать неудачей меня-в-другом-мире и я становлюсь едва ли не паразитом («Синглетон»); теперь вот космический геноцид «Карантина». Я же знал про этого проклятого (во всех смыслах слова) кошака Шредингера. Знал про роль наблюдателя. Про «схлопывание». Почему я не додумался до космического геноцида? Почему, завтракая, я не давился со словами «космический геноцид»? Почему, стоя в трамвае, не привлекал к себе настороженные взгляды внезапным бормотанием «космический геноцид»? Это же так просто и так красиво. Космический геноцид.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Джо Аберкромби «Земной Круг»

ton-tan, 19 августа 2013 г. 15:59

Книги Аберкромби мне не особо приглянулись поначалу. «Первый закон» показался достаточно рядовой вещью, я даже начал задаваться всякими странными вопросами. Почему небо голубое? Откуда ноги растут? Чего это все вдруг стали носиться с автором, будто он второй Мартин?

Может, виной тому прилизанный перевод (наверняка), самостоятельность сюжетных линий (хоть они и сходятся в итоге) или же первые книжки были просто стремными — не знаю. Короче, «Best Served Cold» в любительском переводе я начал читать от скуки, готовясь дропнуть роман после первой главы. И вдруг герои заговорили новым языком. Грязным и сочным. Линии повествования дробились, но все они шли рядом, плотно, составляя единое целое. И не было тут великих баязовых дел, вернее, были они на заднем плане, а в центре — простая до шаблонности история мести (чего стоит один только сбор отряда). Это уже стоило почитать.

«The Heroes» и «Red Country» (хотя читал я их в обратной последовательности) совершенно неожиданно превратили меня в поклонника Аберкромби. После всех этих первозаконных вывертов с поеданием человеченки, глоктовщины, квестами в древние земли (достаточно пародийными, в сущности) вынырнула авторская философия, точно соответствующая языку и сюжетам, с помощью которых она излагается. Человек не меняется. Он был, есть и будет все тем же, пока его не прикончат. Что бы ни лежало в основе его приключений, он останется самим собой. У Аберкромби это обычно означает, что человек не может стать лучше; главное — не стать хуже. Когда заканчивается одна война — начинается другая, когда уходит один правитель или герой — быстро появляется замена. Мир бесконечной войны двух древних великих сил. С уходом же великих сил на второй план оказывается, что для всех остальных — будь то правители, герои или же гонимые ими на убой армии — война не имеет особого смысла. Просто инерция приказов, привычки и кровной мести (наследие предыдущей бессмысленной войны). И преодолеть эту инерцию невозможно.

Ну, потому что люди не меняются.

Возможна пара благородных порывов против течения — и снова по накатанной.

Разумеется, Аберкромби я полюбил не за эту философию. Трансгуманизм и футурологическая сингулярность — наше все. Но Аберкромби, начиная с «Best Served Cold», сумел добиться очень точного соответствия формы и содержания. Его сюжеты, персонажи и язык складываются в единое целое. Здесь нет мифологической масштабности «Черного отряда» или «Малазана» (в «Первом законе» была претензия на, но это не пошло на пользу делу), поэтому Кука и Эрриксона я все-таки люблю сильнее. А вот Мартина в моем личном рейтинге Аберкромби уверенно потеснил, потому что каждая из трех последних историй Аберкромби, будучи частью единого цикла, уже завершена, самодостаточна и не нуждается в резких финтах разными частями тела. Вообще романы Аберкромби очень похожи на его персонажей — такие же целостные. Даже оживают персонажи вполне естественно, без всяких музыкальных инструментов, пытающихся прикинуться частью пейзажа.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Дональд Кингсбери «Психоисторический кризис»

ton-tan, 13 августа 2013 г. 03:48

Сейчас параллельно читаю книжку про Римана от Дербишира. Забавные ассоциации возникают.

Ранняя работа, позволившая получить выгодное место.

«Свой доклад Эрон заканчивал в крошечном офисе под энерготроном, который он превратил в свой кабинет. Его двадцатилетняя подруга, также работавшая на энерготроне, помогала редактировать рукопись в перерывах между поцелуями. Именно благодаря этому блестящему докладу Братство психоисториков в конечном счете обратило внимание на Эрона Оузу».

«Основанием для принятия его в ряды академии послужили те две единственные работы Римана, которые пользовались известностью, — диссертация 1851 года и работа 1857 года по абелевым функциям».

И поздняя, революционная:

«В своем длинном и скучном заключении Эрон замаскировал леденящий душу анализ монополии Братства на психоисторические методы. Он нарочно отказался от своего обычного ясного стиля и спрятал то, что хотел сказать, в груде неуклюжих головоломок, возможно, надеясь, что только те, кто сможет понять его далеко идущие выводы, будут способны разобраться и в уравнениях».

«Великая лекция Римана была в действительности документом философским в той же мере, что и математическим. В этом смысле много раз отмечавшаяся туманность многих ее мест могла быть сознательным выбором Римана <...> То, о чем он говорил, касалось природы пространства на самом фундаментальном уровне. А для среднего, довольного собой стареющего профессора того времени — вроде тех людей, что заседали в числе геттингенских слушателей лекции Римана в тот июньский день, — природа пространства была делом решенным <...> Неэвклидова геометрия, описанная Лобачевским в 1830-х годах, с этой точки зрения воспринималась как философская ересь. Работа Римана была куда большей ересью; в этом могла состоять причина, по которой он представил свои мысли на уровне столь большой общности, что их связь с неэвклидовой геометрией должна была ускользнуть от всех, кроме наиболее математически подкованных людей в сидевшей перед ним аудитории».

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Виктор Пелевин «Empire V»

ton-tan, 6 апреля 2013 г. 22:41

Все это, конечно, очень блаародно, но как там насчет сюжета. Ведь его практически нет. Пелевин отлично разъяснил за гламур и дискурс, и про ***расов тоже, что есть то есть, разбирается он в вопросе, но неплохо было бы под все это дело историю подвести. Худлит обязывает, так сказать. Ведь прославленному Пратчеттом ежу понятно, что писалась книга не ради вампирских любовей, а только диалогов для. Читаю вот сейчас СНАФФ... С.Н.А.Ф.Ф... — есть сюжет. Да простят меня фанаты пелевинской самобытности, почти цивильный киберпанк. А вот в «Ампире» сюжета практически нет, вернее, наберется его на куцый рассказик, размытый многословными лекциями в роман. Нет, вы не подумайте чего плохого, я совсем не против этих лекций. Я, собственно, только ради них и читал. Просто если автору недосуг было заморачиваться сюжетом, то и писал бы, как пишут в таких случаях самобытные классики, Кампанелла, там, или Платон. Есть проверенный временем жанр диалогов и в рамки оного жанра «Ампир» вписался бы прекрасно. Потому что в нынешнем своем виде сюжет выглядит просто уступкой необходимости: Пелевин хочет просвещать народ на тему дискурсА и гламурА, а тут нате вам — еще и историю какую-то придумывать.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Марк Лоуренс «Принц Терний»

ton-tan, 20 февраля 2013 г. 13:46

Понравился мне роман, причем понравился он мне именно своей простотой. Герой ходит-бродит туда-сюда, убивает, убивает, убивает. Концентрированная подлость, слегка оправдываемая благородной целью отомстить. Никакой особо излишней чернухи я в книжке не нашел, все по делу, если конечно учитывать, что в центре повествования у нас — банда отморозков, возглавляемая ребенком. Кстати, о детках... После ПЛиО, Эндера и «Методов рационального мышления» как-то даже неловко лезть с очередной претензией из разряда «а почему у вас дети такие умные». Время такое, такие вот дети, отстаньте от автора. Но самое главное — это сныканные в кустах рояли. Как ни странно, они ничуть не испортили впечатления от книги. Поначалу, правда, сидишь и думаешь о том, какого черта Лоуренс не придумал ничего более вменяемого, чем пинок лошади или недоИскИн, озабоченный экзистенциальными проблемами. А потом просто вспоминаешь, что такие вот совпадения — основа приключенческих романов и со смехом переворачиваешь страницу. Хотя недоИскИн мне все равно не понравился. Из-за него вот только 7 поставлю, а не 8.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Майкл Суэнвик «Дочь железного дракона»

ton-tan, 15 января 2013 г. 19:34

Насколько мне понравилось начало романа, настолько не понравился конец. Слава автору, он вывел эльфов и гномов из дебрей средневековья. Разум этих существ наконец-то дал им стальные руки-крылья и более цивильную систему управления, пусть даже и с типичным для фэнтези расистским (хотя правильнее обозвать его видистским) уклоном. Конечно, все это выглядит слегка грубоватой склейкой (презерватив+заклинание=технофэнтези), но тут же у нас соприкосновение миров.

К сожалению, чем больше эти миры соприкасаются, тем хуже становится роман. Считайте меня безнадежным романтиком — или хотя бы лишенным вкуса мьевиллепоклонником — но я даю еще одну руку Люка Скайвокера на отсечение, что для написания (пост)индустриального фэнтези вполне можно обойтись одним миром. А уж если за любовь писать – и подавно.

По крайней мере, у автора не было бы возможности так жутко слить финал. При всех изворотах Суэнвика, с тем же успехом он мог задаться вопросами, любит ли героиня Якина и взаправду ли обокрали Шпака.

Что еще хуже, Суэнвик под конец романа внезапно разродился совершенно нелепым морализаторством. Любовь-де в героине не взросла (а потом — взросла, ага). Вдруг оказалось, что выстроенная автором темнофэнтезийная вселенная служит совершенно иным целям, чем можно было бы ожидать от уважающей себя темнофэнтезийной вселенной. Вот только это ни разу не откровение в духе «ай да красавчик, как повернул! молодца!». Это обыкновенное «и с фига ли вдруг так?». Авторы (пост)киберпанка прекрасно понимают, каким должен быть герой, выросший в подобном мире. Понимают это и авторы темного фэнтези. Наверняка это понимает и Суэнвик, тем более, что киберпанк ему ой как не чужд. Вот и притащил Богиню ex machina. Маленьким девочкам из Спиральных дворцов простительно.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Альфред Бестер «Упрямец»

ton-tan, 12 января 2013 г. 21:28

Не понимаю я людей, критикующих описанный автором мир (конечно, я предполагаю, что нет среди них технофобов). Впрочем, возможно, это все талант Бестера, передающего эмоции старика так ясно, что они становятся эмоциями читателя. А ведь старик-то — глубоко несчастный человек, фактически больной, искалеченный предыдущей эпохой. Человек, который не способен отличить Тома от Тома (вот вы видите сусли... простите, разницу? а она есть) и потому считающий их всех одинаковыми. А ведь они разные, только огонь на соседние планеты не несут, вот ведь. И мир интересный. Много чего в нем, мире, есть, кроме, разве что, блестящих касок. Очень хорошо, что старик способен только палкой махать, потому как тварь он для окружающих опасная. Видать, мало было рядом Томов, когда он рос.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Грег Иган «Синглетон»

ton-tan, 15 декабря 2012 г. 12:43

Прочитав приведенную выше аннотацию, я и не думал, насколько серьезным и оригинальным с точки зрения моральной проблематики окажется повесть. Как и многие другие поклонники фантастики, я, конечно, знал, что есть многомировая интерпретация. Но та ответственность, которая возникает с принятием такой гипотезы, стала для меня открытием. Игана часто упрекают в некоторой «сухости». Ну, могу сказать, что редкое описание психологических переживаний (сколько угодно красочное или точное) может меня тронуть так же сильно, как тронула новизна озвученной героем проблемы. Как-то раньше обходила она меня стороной, оставаясь на уровне «знаешь, Пэни, я хоть и сторонник теории параллельных миров, согласно которой существует бесконечное множество Шелдонов в бесконечном множестве вселенных, уверяю тебя, ни в одной из них я НЕ танцую». А тут вдруг... Одни проблемы от этой квантовой механики.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Иэн Бэнкс «Материя»

ton-tan, 13 декабря 2012 г. 13:20

Пока читал, поймал себя на мысли... даже на двух (редкое дело, многовато, как по мне). Во-первых, периодически я пытался соотнести повествование с информацией, уже известной из других книг цикла. С Медленной Зоной, Силами и т.п. К счастью, наваждение длилось недолго и я вспоминал-таки правильную фамилию автора. Во-вторых, я убедился, что одним из самых важных элементов в романах про Культуру для меня являются имена Кораблей. Началось все в «Выборе оружия» с имени «Что Такое Гражданские Права», и вот теперь, читая каждую новую книгу, я жду новых имен («Убери все перед уходом», какая прелесть, божетымой).

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Грег Иган «Ореол»

ton-tan, 25 сентября 2012 г. 01:41

В глаза, конечно, бросается идея цивилизаций. Развитые пришельцы и отстающие аборигены. Ищущие и Распространители. А заодно — опасность для Ищущих, выраженная в сакраментальном «во многом знании многие печали» (как вы, наверное, знаете, эту истину ушлые евреи тоже сперли у одного инопланетянина, хоть и зайца).

Но за этим всем есть еще одна потрясающая по своей глубине зарисовка. Пришелец отправился в новый мир изучать местную математику. И там, среди примитивных жителей, ведущих свои глупые войны, математика приобретает дополнительное значение. Война делает реальность абсурдной, нагнетая атмосферу «сомнений и паранойи» (эту антимилитаристскую мысль продвигали многие НФ-писатели). И в мире, где из-за бессмысленного противостояния двух почти не отличающихся друг от друга народов никакое действие окружающих нельзя принимать на веру, где любой может оказаться вражеским шпионом или же прикинуться таковым — в таком мире только математика оказывается по-настоящему реальной.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вероятность этого вызывала у нее ощущение, будто она живет в сфабрикованном мире, где ничто не реально и никому нельзя верить. Единственное, в чем она могла быть уверена, — гахарцы не подделали артефакты ниа. Математика подтверждала сама себя, а все остальное было объектом для сомнений и паранойи.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Грег Иган «Моральный вирусолог»

ton-tan, 22 сентября 2012 г. 17:44

Бейте меня, пинайте меня, но рассказ Игана напомнил мне палп-прозу Хоума. Ага, того самого. Некая нарочитая «сухость» повествования, маргинальная сексуальность, декларативность вместо въедливого психологизма, некое овеществление моральных концепций и злобный юмор на тему. Только если Хоум возводит свои конструкции на основе социально-политических рассуждений и классовом толковании искусства, Иган юзает науку. Ааа, да к черту, согласен: притянуто за уши.

Искать все эти надуманные пересечения меня сподвигло исключительно изображение Иганом проститутки. Я немедленно вспомнил жриц любви из «Красного Лондона» и «За бортом жизни», погруженных в теорию классовых противоречий, искусство и исторические изыскания на тему Джека-Потрошителя. Ну и ладно...

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Орсон Скотт Кард «Смертные Боги»

ton-tan, 21 сентября 2012 г. 17:09

Вчера в дороге прослушал рассказ в МДС, вечером начал читать Эндера (роман). Сегодня закончил (простите, случайно скаламбурил). Поначалу рассказ не понравился своей нелепостью. Инопланетяне успешно освоили человеческий язык, разобрались в человеческой культуре — и продолжают утверждать, что сами на такое неспособны. Эволюция, дескать, их в другую сторону увела. Ах, мы не можем позволить себе умереть, потому что... Но хотим, да-да, не сомневайтесь, просто если мы умрем, то... Вот же у вас, понаехавших-поналетевших, под носом способ решения проблемы лежит, вы этот способ в своих храминах на стенах поразвесили. Короче, не понравился мне рассказ и чуть было я не совершил огромную ошибку, когда собрался переключить трек, приняв долгую паузу Коппа за окончание книги. И тут — на тебе, старик, финал, все красиво. Ради финала стоило писать рассказ.

Но, прочитав Эндера, понял я еще, что автор в рассказе очень оптимистичен. Народ без письменности, народ без независимо существующей информационной культуры (не совсем, конечно, здания-то строили и жуки, и водоросли) в рассказе свободно общается с землянами. А в «Игре» все это приводит к ксеноциду. Конечно, причины отсутствия письменной культуры у жуков и у водорослей разные, в этом-то и суть, да. Но все-таки рассказ чрезвычайно упростил проблему контакта.

Это не традиционный НФ-рассказ. Это еще одна притча (хоть и в НФ-антураже). И думается мне, что надо было делать рассказ больше похожим на притчу. В духе «Сонаты без сопровождения», к примеру.

Оценка: 7
⇑ Наверх