FantLab ru

Все отзывы посетителя Aryan

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  10  ]  +

Нил Гейман «Скандинавские боги»

Aryan, 3 июня 2018 г. 21:37

Всем знающим английский я категорически рекомендую эту книгу не читать — а слушать. В роскошном и слегка ехидном исполнении самого автора. И тогда чуть насмешливый и забавный сборник наивных на вид сказок-новелл оказывается совершенно чарующей вещью. Гейман не только пишет замечательные истории, он еще и прирожденный рассказчик и, если судить по блестяще начитанным им книгам, мог бы стать превосходным актером. Если добавить к этому исключительно красивый голос — низкий, бархатный, очень гибкий — то впечатление и удовольствие просто сказочное.

Гейман рассказывает про житье-бытье скандинавской божественной тусовки нарочито бытовым, небрежным и мягко-насмешливым тоном (особенно в этом плане достается Тору) и похоже это не на эпические песни скальда, а на рассказ приятеля о том, как они дружной компашкой гульнули на выходных на даче, с забавными отступлениями в стиле «а Сашка -то свалился на любимые тещины пионы, а Нинка опрокинула на себя таз с вареньем и вообще было весело».

И боги, соответственно, предстают почти соседями по даче. Со своими лирическими и бытовыми проблемами (кто-то красотку во сне увидел и чахнет теперь, а кому-то соседская шикарная кастрюля — читай, волшебный котел — спокойно жить не дает).

Я подозреваю, что на бумаге книга будет проигрывать даже в оригинале (про перевод ничего сказать не могу, но боюсь что мягкая добрая ирония могла потеряться по дороге), но голос и манера автора превращают не слишком сложный текст чуть ли не в шедевр. Собственно, отсюда и такая высокая оценка. Тексту я бы поставила 7, но голос автора гипнотизирует, завораживает и рука не повернется меньше 9 поставить ))

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Энди Вейер «Артемида»

Aryan, 29 декабря 2017 г. 18:36

Что интересно, судя по отзывам, не у меня одной осталось впечателение, что заявленный возраст героини (лет 26-27) совершенно не соответствует ее мышлению и поступкам — ее поведение и образ мыслей тянут скорее лет на 17-18. И весь роман больше напоминает игру-квест, где героине-девочке приходится прыгать через очередные препятствия, наскоро решать какие-то не самые сложные задачи и переходить с уровня на уровень.

Криминальная составляющая шита белыми нитками и все соображения Джаз по поводу того, насколько хорошо она замела следы, выеденного яйца на стоят. При желании саботера можно установить за полдня, пользуясь только теми деталями, которые описывает автор.

Из плюсов: неплохо созданная атмосфера закрытого города, продуманные детали быта и устройства общества (Руди исключительно хорош — двухметровое воплощение спокойного прагматизма и реалистичного подхода к жизни. На самом деле, зачем в изолированном городе-острове в две тысячи душ посреди безвоздушного пространства нужна формально организованная полиция или суд? Пустая трата денег и воздуха).

Так же в плюс роману — скорость действия. Почти все действие происходит на бегу, с короткими остановками для быстрого диалога по делу.

Самый большой минус, с моей личной точки зрения — это наскоро сляпанный сахариновый финал, где меркантильность внезапно вежливо уступает дорогу самоотверженному подвигу, и всяческие заявления «передайте папе, что я его люблю» и «я прощаю своего бойфренда и желаю ему счастья» напрочь убивают даже то хиленькое чувство юмора, которое периодически пыталось пробиться в тексте. Нарочитый пафос финала книгу размазывает, как бульдозер — конфету «Ну-ка, отними!».

Нужно отметить, что книга написана не просто с оглядкой, а с пристальным заинтересованным взгядом в сторону экранизации. (Так и представляю себе: звон разбитого окна и огромный красавец-блондин в замедленном прыжке с третьего этажа... быстрее бы добежал, в тамошней-то гравитации, но зрелищность, зрелищность...)

В целом — очень неплохое развлечение на один раз.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Скотт Вестерфельд, Марго Лэнеган, Дебора Бианкотти «Зерои»

Aryan, 6 ноября 2017 г. 02:44

Кошмарное чтиво. Другого слова просто не подберешь.

Сперва мне попался перевод и я под его впечатлением полезла смотреть оригинал — неужели оно на самом деле так плохо написано? Да. Только оригинал намного хуже перевода. Текст корявый, вымученный и полный заунывных повторов. Герои абсолютно схематические, воспроизводящие тысячу раз виденные клише из фильмов и сериалов про «школьные годы чудесные»: вот харизматичный, шумный и не слишком умный Лидер, вот лихая воительница — разрушительница всего на свете, вот девочка-припевочка, заводила и в то же время нежный одуванчик с белокурыми кудряшками. Вот трусоватый, вечно лгущий Хитрюга, которого его собственное вранье постоянно втравляет во все худшие переделки.

Действие — когда оно есть — без конца повторяет себя. Но если в «Расемоне» в свое время взгляд с разных точек зрения был новаторским приемом, то здесь это надоедает на первых ста страницах. Диалогов почти нет, похоже, автор твердо решил написать максимально описательно, многословно, закрученно и получить денежку за количество слов (а не смысла).

Одно из наиболее катастрофичеких отсутствий в этой книге (помимо смысла, стиля, развития характеров и прочих лишних деталек) — это юмор. Все смертоносно серьезно и каждую минуту кто-то трагически пожимает плечами, закатывает глаза или едва сдерживается от рыданий. Я понимаю — подростки, трагизьм... но не до такой же степени.

Единственная интересная идея среди этого многословного барахла — образ Анонимуса, парня, которого никто никогда не помнит. История о том, как ребенок очутился в больнице, где про него немедленно забывали все — от семьи до врачей и медсестер — могла бы превратиться в интересную и пугающую повестушку, возьмись за нее кто-нибудь поталантливее. А так все утонуло в общем море хлама и автор пустился дальше описывать, как девочка-припевочка раскачивает танцующую толпу волнами ментального счастья.

Заунывная, надутая тупость этой книги впечатляет :) За катарсис — 3 балла.

PS Рекомендуется к прочтению, если в туалете закончились любые баллончики с напечатанными на них инструкциями.

Оценка: 3
–  [  13  ]  +

Рэй Брэдбери «451° по Фаренгейту»

Aryan, 13 июня 2017 г. 22:56

«Если что-нибудь случится с Гаррисом, вы будете Экклезиаст»

Рэй Брэдбери

«Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки.

Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит.

Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои.

Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь.»

Экклезиаст

Настало время сказать «спасибо». Давно пора, давно хочется, но руки — как всегда — не доходят и опять откладываешь на потом. Сказать «спасибо» Рэю Брэдбери за Экклезиаста. За одно это можно говорить спасибо без конца, повторяя и повторяя благодарность, пока голос не сядет и горло не пересохнет.

Давным-давно прочитанная антиутопия запомнилась не несущимся по пустым ночным улицам смертоносным хрустальным псом с ядовитым жалом, не теле-стенами прямо из XХI века и даже — как это ни странно — не горящими книгами. Эффектные сцены прочитались быстро и исчезли, не оставив особого следа. А запомнился усталый человек, которого тихо несет река, смывая копоть книг, запахи города, отражая звездное небо и гася угли в душе. «Ликование свободы — это к морю путь души...» Река Брэдбери под колесницами галактик — тягучая, медовая, ночная вариация нескольких строчек Эмили Дикинсон. А где-то дальше на берегу этой ночной реки горит костер и доносится низкий женский голос «Мировое началось во мгле кочевье...». И откликается твердый мужской «...цель моя — Плыть на закат, туда, где тонут звезды В пучине Запада. И мы, быть может, В пучину канем — или доплывем До Островов Блаженных...»

Запомнилось усталое странствие по старой, заросшей травой узкоколейке. Которое всегда неудобно, потому что еще никогда и никому шпалы не приходились точно «по шагу». То слишком широко, то слишком узко. И брел Монтэг неровно, то делая лишний шаг, то, наоборот, чуть ли не прыгая через две шпалы, через кустики куманики и заросли крапивы. И потихоньку вместе со шпалами назад уходили страх и ужас, и легчала душа, и глаза привыкали к темноте — и далекий огонь не пугал, а согревал человека.

То, за что я уже несколько десятилетий мысленно говорю «спасибо» Рэю Брэдбери — это огонь, завершающий книгу. Это костер, возле которого греются оборванные настороженные люди, несущие в себе Экклезиаста и Марка Аврелия, Аристофана и Гаутаму Будду, Томаса Лав Пикока и (я надеюсь) Сэмюэля Пипса с его чудесным « тут я отправился спать», заверщающим каждый его день. И перечисление, где, в каком городке живет первая глава «Уолдена» Торо и где обретается полное собрание сочинений Рассела. Вот это стопроцентно буквальное и абсолютно фантастическое «живет» — по отношению к книгам и авторам — это в свое время потрясло до ликующего озноба. Именно это запомнилось и именно за это я опять скажу «спасибо» Рэю Брэдбери. За Томаса Вулфа, о котором я, скорее всего. даже не узнала бы, не напиши Брэдбери свой гимн «О скитаниях вечных и о Земле», за Экклезиаста, которого не было в университетской программе и может я встретилась бы с ним — а может и нет, за Марка Аврелия и его спокойный, трезвый и необыкновенно разумный голос. За Торо, которого я начала разыскивать именно после книги Брэдбери (как и Экклезиаста). Было мне лет 14 и не слишком много я поняла тогда в том Торо, но ощущение волшебства слова осталось навсегда. Ощущение того, что разум, мысль и книга — неубиваемы и непобедимы.

Книга длиною в жизнь — заслуживает спасибо длиною в жизнь.

Хотя бы за то, что теперь, если что-то случится с Гаррисом, я тоже могу стать Экклезиастом.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Жан-Кристоф Гранже «Империя волков»

Aryan, 5 января 2017 г. 17:07

Практически мы все заслуженно ругаем и осмеиваем навязший в зубах примитивный прием, когда герой вдруг из ниоткуда получает какие-то сверх-способности, в корне меняющие его жизнь. Скучно, заезженно и в самом лучшем случае при неплохом техническом исполнении обычно достойно лишь комментария в стиле «книга читается легко, несмотря на навязший в зубах примитивный прием...» ))

А теперь вывернем приемчик наизнанку. И получим вполне грамотно, шустро и порой даже небезынтересно написанный боевичок, читающийся легко с самого начала, концовка которого оставляет в полном недоумении и вызывает желание зашвырнуть г-на Гранже в список «автор считает всех идиотами».

ОСТОРОЖНО! Дальше колоссальный спойлер — почему не надо тратить время на эту белиберду:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Профессиональная киллерша, с юных лет воспитанная и тренированная, как чуть ли не лучший в мире убийца, способная с оружием или без оружия разобрать человека на запчасти без малейших проблем, пугается до подмоченных штанишек — от одного вида своих бывших коллег, посланных на охоту за нею. Люди они страшные, что есть то есть, но они еще ничего не сделали и даже еще ее не поймали, а у мадемуазель от ужаса бац! -и полная амнезия. Сразу, на месте, не отходя от кассы — от кассы месье Гранже, которому, похоже, страшно нужны были деньги в тот момент. Потому, что иначе такое беспомощное (и наглое в своем отношении к читателю) объяснение всей этой истории стыдно было бы писать даже в сочинении «Зомби-ежик с Птичьего рынка или Почему я начал заикаться» в 6 классе средней школы.

Оценка: 4
–  [  17  ]  +

Михаил Балбачан «Шахта»

Aryan, 28 июня 2016 г. 13:58

Неожиданно — потому, что, если бы кто-то сказал мне, что я с наслаждением и в состоянии потрясения буду читать так называемый «производственный роман», я бы только посмеялась. Однако книгу на форуме упомянул baroni, один из тех людей, отзывам которых я полностью доверяю, я рискнула — и получила в руки просто превосходный роман. И разумеется, это оказался вовсе не производственный роман — а философский, лиричный, иносказательный... уводящий в глубину и раскрывающий все новые пласты реальности.

Очень хорошо по многим причинам. Одна из важнейших — завораживающий классически-прекрасный русский язык. Отвыкли мы уже несколько от ясного, четкого, меткого языка, о народе — без сентиментальной псевдо-народности, с присказками и пассажами, достойными Бажова или Лескова — но без слащавых «народных говорков» и тому подобного. Суховато, ясно, сжимая смысл до состояния тугой пружины, автор убирает все лишнее, и тем ценнее то, что остается — каждое слово работает на смысл и на эмоциональный обвал, обрушивающийся на читателя.

Отдельные новеллы, составляющие роман, отделены только временем — по смыслу и эмоционально роман очень цельный. И очень гармоничный, потому что ни одна тема не перебивает другую, сатира, трагедия, фарс и спокойная мягкая лирика существуют рядом, наслаиваясь, проникая и дополняя друг друга.

Некоторые из них просто великолепны — «одиссея» нагого главного героя (штаны и вообще весь скарб украли на речке) через кладбище, танцплощадку и весь поселок к дому. Или душераздирающая история Мухи Цокотухи — тихая спокойная история гибели маленького человека, тем более страшная, что ведь «никто не умер», да и вообща мало, что произошло: просто жизнь придавила еще одну «муху».

Шахта, как машина времени, перемещает своих героев из года в год, из повседневного сплава экзальтации и жути 30х годов, через войну и во времена, уже приближенные к нашим. И показывает, как мало меняется человек, даже когда время вокруг меняется быстро.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Дэвид Вебер «A Beautiful Friendship»

Aryan, 11 марта 2016 г. 19:18

Откровенно говоря, я ожидала большего. Но винить можно только себя: по какой-то причине мне казалось, что это несколько более взрослая книга. На деле — очень подростковый роман, причем для подростков лет 10-13, не старше. В основном, конечно, для девочек, уж слишком «девчачьи» там многие поступки и реакции героини.

Интересные идеи и моменты, типа способа и вообще возможности общения чисто телепатической расы с не-телепатами, тонут в многостраничным диалогах и описаниях леса, охраны природы, отношения к разумным расам и прочих ВАЖНЫХ тем )) Поэтому получается немного занудная и слегка кособокая конструкция из моралите для детишек, приключенческого романа о деятельной и умненькой девчонке и потенциальной завязки для потенциально неплохого цикла. Но у того же Хайнлайна романы для подростков и сами подростки получались не в пример живее.

Взрослым я бы рекомендовала эту книгу только в том случае, если совсем нечего читать :))

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Глен Кук «Жалкие свинцовые божки»

Aryan, 10 февраля 2016 г. 18:18

Чем дальше в лес, тем шустрее идиоты.

Пока это последняя книга из цикла о Гаррете, которую я прочла, и боюсь, последней она и останется. Ощущение нарастающей суетливой глупости, бессмысленной беготни туда-сюда, постоянно усиливавшееся после 3 книги. в этой достигло апогея. Никакой четкой сюжетной идеи нет — мы, Гаррет Сообразительный и Чертовски Привлекательный, бегаем от одной группы богов, потом от другой, зачем бегаем, если «от Нога убежать невозможно» — совершенно непонятно (почему «убежать невозможно» тоже непонятно, поскольку убегаем регулярно и без особых усилий). Я давно заметила, как бесит этот принцип чей-то непобедимости в плохо написанных книгах, когда кто-то весь такой непобедимый — а его вдруг взяли и победили метелочкой от пыли, при этом не сильно ее помяв.

Финал притянутый за все уши и все щупальца. Разрешить невнятный конфликт богов пришлось так же невнятно (а что было делать? Куда деваться бедному автору, который сам себя завел в такие дебри, что никакие крылатые кони не вынесут).

(голосом Табаки) Бедный Гаррет! Дальнейшая пустая беготня, навязший в зубах попугай (тут кот улыбнулся и сплюнул перышко) и гирлянда из рыжух на шее у главного героя — без меня, пожалуй.

Оценка: 6
–  [  16  ]  +

Теофиль Готье «Капитан Фракасс»

Aryan, 9 сентября 2015 г. 02:47

«Шпаги звон, как звон бокала...»

До убогого издания 1982 года (с кошмарной картинкой на обложке) было другое — книга была издана то ли в 50х, то ли в 60х годах, простой темный переплет со слегка стилизованной надписью и с виньеткой на титульном листе подходил книге, как скромные ножны подходили старинной боевой шпаге главного героя. Скромная обложка скрывала сверкающую благородством, сталью и страстью историю, превосходно смешавшую авантюрный и театрализованный (во всех смыслах) романтизм с изящным, незлобивым ехидством и неприкрытым восхищением своими дерзкими, блестящими героями.

Книга была найдена в материнской библиотеке за много лет до мушкетеров и всяческих де бражелонов и для меня именно этот роман навсегда остался олицетворением и бриллиантом приключенческо-романтического стиля.

Все герои этого замечательной истории знакомы давно: нищий, но благородный и верный гасконский дворянин (со скрытыми сверх-способностями, как сказали бы в наше время), любящая и стойкая в своем чувстве героиня, ослепительно прекрасный и коварный соперник — герцог. А вокруг этих троих, готовых умереть и убить за свою любовь, пляшут персонажи передвижного театра-балагана, жеманничает примадонна в расчете пленить какого-нибудь провинциального богатея, завивает кудри герой-любовник. бросая убийственные взгляды на потенциальную покровительницу из числа дам побогаче и постарее. Главу труппы волнуют только звонкие монеты, будет ли у труппы что поесть на следующий день (возможно, останется один хвостик от колбасы на всех) и кем заменить одного из актеров, ненароком окочурившегося в дороге от голода и холода.

Переодевания, похищения, жертвы во имя любви, трагедия и комедия — все есть в этом романе.

Скрипят колеса, по дорогам французской провинции тащится передвижной театр, кипят страсти — на подмостках и за кулисами, в придорожных харчевнях и в роскоши замков любят, ненавидят, строят козни, шутят, помогают друзьям жить и умереть, и бьются с соперником за любовь прелестной дамы. Любовь и смерть соседствуют в каждом кадре и «amour» всегда подразумевает «tojours»...

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Теодор Старджон «Assault and Little Sister»

Aryan, 2 октября 2014 г. 20:22

Я пытаюсь написать отзыв на этот рассказ уже второй год. Он не отпускает и ощущение от него — как заноза. которая застряла так глубоко, что не достать. И беспокоит, и потихоньку зарастает, и понятно, что нужно вытащить и записать мысли по поводу просто для того, чтобы избавиться от этого заусенца в памяти.

Эмоции, психика, все, что связано с любовью и сексом в жизни человека — все эти темы Старджон постоянно «брал с полки» и вертел, рассматривая их с самых разных углов и при разном освещении. Самопожертвование — и бездумный эгоизм рептилии, всегда готовая рассмеяться щедрость души — и холодная неземная логика психопата. Надо отдать автору должное — мало кто мог писать о любви и готовности любить с такой бережной нежностью, но мало кто мог настолько клинически рассматривать любые болезненные искажения, на которые так гораздо человеческое сознательное-бессознательное.

А в данном случае — больная до ужаса, до омерзения, смешанного с гадливой жалостью, психика старой девы. Зашкаливающая, трясущаяся паранойя существа, не знавшего ни жизни, ни любви, ни ласкового прикосновения любимого человека. Видение мира, искаженное настолько, что хочется физически стереть его с лица земли, как стирает мокрая тряпка какую-нибудь особо гнусную картинку.

Ну, подумаешь, паранойя и паранойя. Ничего особенного. Вроде бы все элементарно просто. Подглядывая и-за занавески за загорающим на соседней крыше обнаженным молодым человеком, немолодая уже женщина внезапно понимает, что ее заметили. Потом он стучится в дверь и она в полной истерике от испуга вопит, вызывает полицию и несмотря на мягкие уговоры трезвомыслящего детектива не делать этого, отправляет мужчину в тюрьму.

Сюжета здесь — примерно на страницу. А все остальное — это и есть гениальный рассказ. Прямо-таки кожей ощущающаяся кислая, едкая, душная до клаустрофобии атмосфера полутемной комнаты, в которой живет это существо (назвать ее женщиной язык не поворачивается) — и такая же полутемная комната-камера, в которой живет ее сознание. Тикающий ужас замкнутого, узкого, как пенал, пространства, в котором дрожит и вибрирует страх. Окно — словно кривое зеркало, сквозь которое незнакомый мужчина видится только как омерзительный и страшный монстр, готовый наброситься на нее. Именно на нее.

Когда на самом деле монстр — внутри комнаты. Истеричное, трясущееся, ополоумевшее от своих страхов и болезненного наслаждения ими существо. «Женщина», для которой определением ее женской сути становится абсолютно выдуманная попытка насилия, которая ощущает ее, как знак признания ее женственности, как парадоксальный знак почета и внимания. Для которой искренним наслаждением становится, что весь город вдруг начинает сочувствовать ей, замечать ее, называть ее Сестричкой... И если ее первоначальная ложь. отправившая незнакомого ей человека в тюрьму, была отвратительна, но искренна — то удовольствие, которое доставляет ей известность, ее желание всячески — даже ложью — продлить это состояние — это уже такая клиника, что любые эпитеты оказываются недостаточными. Потому, что разум отказывается понимать, насколько ничтожным должно быть все существование и свое внутреннее «я», чтобы подобная ситуация воспринималась, как момент экстаза, как некий безумный аналог любви и признания.

Я обожаю парадоксальные, часто ехидные, порой злые, нередко жестокие финалы Старджона. Но в данному случае мастер превзошел себя. Вышедший из тюрьмы юноша бросает обвинившей его старухе (хотя старуха ли она? вовсе нет, но как назвать это существо? Старая дева — это из лексикона викторианских романов, это накрахмаленный лен и кружева, чопорные манеры, толстая довольная кошка на коврике у камина и обожаемый попугай в клетке — а здесь скорее одна из наиболее мрачных областей исследований сексопатологов) одну-единственную фразу. И одной этой фразой буквально уничтожает ее. Стирает ее с лица земли — и как женщину, и как человека. От спокойной непосредственности и скальпельной жестокости — заслуженной жестокости — этой фразы по спине пробегает холодок. Как часто бывает у Старджона, финальное возмездие в своей простоте и элегантности становится изощреннее и эффективнее любой пытки и любого убийства.

Оценка: 10
–  [  42  ]  +

Александр Пушкин «Евгений Онегин»

Aryan, 30 июня 2014 г. 15:30

Из воспоминаний моей матери: самый конец 50х, Баку, компания подружек бежит в кино на фильм-оперу «Евгений Онегин». По пути они встречают еще одну подружку и уговаривают ее пойти в кино с ними. Она соглашается, но просит не рассказывать ей, чем все закончилось, чтобы не испортить впечатление от фильма... (Тут мать делала выразительную паузу, а иногда еще и закатывала глаза :).

Из моих воспоминаний: 90е годы, в Петергофе (или в Царском Селе, уже не помню) Михаил Ульянов садится на садовую скамейку, чуть поворачивается к камере и спокойно, даже обыденно, тем голосом, которым вы скажете «Молоко закончилось, схожу, пожалуй, куплю», произносит «Мой дядя самых честных правил...». И дальше почти час он волшебно читает первую главу «Евгения Онегина». Без «выражения», без малейшей театральности, без малейшей фальши — именно так, как и воспринимается этот чудесный текст в зрелые годы.

Может быть, и нужно столкнуться с великой вещью в детстве, в школе, уже понимая, что это очень хорошо, но еще совсем не понимая — насколько это гениально. Mорщить нос из-за «учить монолог Татьяны наизусть» и пролистывать пейзажные зарисовки, чтобы скорее закончить книгу. Чтобы понять, что ты читаешь — 30 лет спустя. Чтобы вдруг понять, насколько это просто написано, насколько полно достоинства — и героев, и автора. И как это великое достоинство без малейшей тени фальши и морализаторства, полное юмора и доброжелательности, принимает тебя в свой круг, когда ты уже взрослый. И насколько польщенным, смущенным и совершенно по-детски восхищенным этим подаренным тебе «равенством» ты себя чувствуешь в этот миг — когда Пушкин садится напротив тебя, берет чашечку кофе и начинает свой спокойный, насмешливый рассказ.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Теодор Старджон «A Crime for Llewellyn»

Aryan, 31 марта 2014 г. 01:37

Вот что это такое? Притча? Черный юмор? Некая «Шинель» наоборот — в понимании и едком преломлении Старджона? Герой и его история настолько неоднозначны и в то же время до веселого ужаса предсказуемы, что читая, постоянно мечешься между желанием прихлопнуть это жалкое существо, как занудную муху — оцепенеть от жути, примерив на себя ад подобного существования — вытереть глаза, мокрые от жалости к несчастному человечишке. Мокрые, впрочем, и от жестокого хохота тоже.

Маленький, серенький и неприметный Луэллин ведет расписанное по дням однообразное существование. Для коллег и окружающих он по большей части просто невидим. Он из тех, кого вы не сможете вспомнить даже под страхом смертной казни. У него нет друзей, нет врагов, нет перспектив — но все это ему и не нужно. Его жизнь закольцована и предсказуема, как циферблат часов, но его это вполне устраивает. В глубине души Луэллин поглядывает на окружающих со скрытым высокомерием — у него есть ТАЙНА. Грязная греховная тайна, заставляющая его победоносно улыбаться про себя и свысока посматривать на коллег, считающих его пустым местом.... Эта тайна освещает всю его жизнь: «о, если бы они только знали....».

А что, если тайну убрать? Не раскрыть, не выдать — просто убрать из уравнения этот икс? Что станет тогда с жизнью, если она вся построена вокруг этой опоры? Что станет с маленькой пустой и легкой, как целлулоидный шарик, личностью, если снять ее с этого якоря?

В финале едкий сарказм Старджона взмывает к небесам прямо-таки фонтаном, но рассказ куда глубже и хитрее, чем череда издевательских каверз, которые судьба подстраивает Луэллину. Кто виноват в том, что ничтожество — ничтожно? Сама личность или обстоятельства? Что нужно ничтожеству, чтобы не быть ничтожеством? И возможно ли это в принципе? И какая огромная греховная «тайна» хранится в душе следующего маленького серенького человечка, которого вы едва заметите и никогда не вспомните?

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Теодор Старджон «Granny Won't Knit»

Aryan, 27 февраля 2014 г. 01:33

Повесть продолжает одну из постоянных тем Старджона — антиутопию совершенства и бесконечную скуку общества, решившего, что оно достигло вершины развития и пожелавшего навеки остановить это мгновение. Уродливое будущее, в котором любая индивидуальность подавляется, все — от правил поведения до нелепой максимально скрывающей формы одежды — направлено на унификацию людей, не случайно получивших «гордое» прозвище «рядовые». Что интересно, в оригинале использовано английское «Private» — и автор обыгрывает намеренно неверное истолкование этого термина «частный, личный». Но русский термин оказывается еще ближе к истинному смыслу созданного Старджоном жутковатого мира — в котором все рядовые, все одинаковы, и кубические костюмы только подчеркивают зрительный эффект пешек, двигающихся по навсегда установленным правилам.

Если в раннем рассказе «Покер» инопланетяне сбегали из подобного стерильного «рая» на шумную, грязную, несправедливую, хаотичную и прекрасную в своем несовершенстве Землю, то здесь уже сами земляне стройными рядами загнали себя в расчерченное сотами улейное будущее. Где каждый сидит в своей ячейке и количество контактов с окружающим миров сведено до минимума.

Интересно, что идея передатчиков материи (нуль-транспортировки), на которой основна повесть, была подкинута Старджону Альфредом Бестером с формулировкой «есть тут одна лишняя идейка, я вряд ли ею воспользуюсь» — правда, потом Бестер передумал и написал сногсшибательный роман «Тигр!Тигр!». Занятно, что и Старджон и Бестер пришли к одинаковому выводу, что средство транспортировки, по идее дающее безграничную свободу человечеству, может оказаться также одним из эффективнейших средств ограничения свободы каждого человека — достаточно снабдить гражданина строго лимитированным набором кодов доступа, и человек уже никогда не сможет оказаться где-то, где ему не положено быть.

Подозреваю, что натурист Старджон был знаком с идеями Адольфа Коха, но даже если нет, повесть полностью укладывается в концепцию противостояния естествености «обнаженного человека» социальной дрессировке людей правилами и ограничениями. Недаром проблемы, вопросы — и первые шаги к свободе — главного героя начинаются именно с мимолетного видения полуобнаженной женщины, в дом которой он попадает из-за «сбоя» масс-транспортера. И так же традиционно для автора «агентами перемен», носителями оздоравливающего хаоса и зародыша изменений, здесь выступают именно женщины.

Бабушка у Старджона не вяжет — она (и такие, как она) всего-навсего изнутри разрушают хитиновое совершенство безличной окуклившейся цивилизации и показывают человечеству временно позабытую дорогу к звездам — которая прекрасным парадоксом неминуемо приводит человека к обретению своей индивидуальности,.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Теодор Старджон «Won't You Walk…»

Aryan, 25 февраля 2014 г. 19:16

Интересная психологическая зарисовка, вначале притворяющаяся ужастиком (кто и зачем усыпил Джо и что с ним случится?), потом научной фантастикой (любовно выписанная лаборатория, гаджеты и потрясающий прибор, способный создать уверенность в себе там, где ее нет, и заставить всех прислушиваться к мнению человека, который сам себя и то убедить нормально не способен).

А потом следует традиционный для фокусника Старджона элегантный взмах руки — и все выворачивается наизнанку и объясняется блестящим психологическим трюком, без малейшей фантастики.

С середины финал рассказа (для читавших Старджона) уже абсолютно предсказуем. Но главное, как всегда, не интрига, а превосходное исследование характера и создающих его обстоятельств — и замечательные психологические зарисовки практически всех действующих лиц.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Теодор Старджон «Талант»

Aryan, 22 января 2014 г. 17:02

Один из самых развеселых образчиков хоррора, с которым мне приходилось сталкиваться. Это надо было бы назвать «Детство Черного Властелина, оборвавшееся рано, но заслуженно».

На самом деле это забавнейшее переложение старой знаменитой сказки, как перехитрить могущественного злого волшебника: а ты можешь обратиться абсолютно в любое существо? А в слона можешь? А в медведя? Спорим, в мышь не сможешь? :)))

Только здесь мерзопакостный и до чертиков могущественный будущий явно очень темный и на редкость гнусный Властелин совершенно замечательно перехитрил сам себя. А вот не надо маленьких девочек пугать. Они боятся-боятся, а потом ка-а-ак перестанут бояться...

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Теодор Старджон «The Dark Room»

Aryan, 12 января 2014 г. 15:22

Отличный и очень беспокоящий рассказ, цепляющий за какое-то уязвимое место в душе маленьким ядовитым шипом.

Почему на прославленных вечеринках Бека люди то и дело совершают какие-то странные, унизительные, жестокие, а то и просто безумные поступки? Собственно, вечеринки Бека этим и славятся — то милейшая элегантная пожилая дама громко расскажет невероятно грязный анекдот, то циничный и жестокий преступник через весь зал пойдет к агенту полиции, чтобы в пьяных слезах исповедоваться в содеянном, то порядочная женщина — верная жена и любящая сестра — вдруг в темном углу там же на вечеринке ни с того, ни с сего изменит мужу с абсолютно незнакомым ей человеком. То пожилой пропойца без признаком музыкального слуха напишет прекрасную музыку.

Объединяет их всех только одно — то, как мучаются они потом: от стыда, от публичного унижения, от невозможности понять, что заставило их так поступить. От смертельной тоскливой уверенности, что случившееся никогда не повторится — как тихо спивающийся Вилли Симз, написавший прекрасную Песню для Клары и мучительно пытающийся понять, как он, человек без малейшего музыкального таланта и вообще без музыкального слуха, никогда в жизни не написавший ни одной нотной строчки, мог создать такое. И осталось ли где-то на донышке его души еще хоть несколько нот подобного совершенства...

Кто — или что — толкает этих людей на ужасные, непривычные, невозможные для них поступки и зачем? И с каким знанием о себе лучше остаться после выигранной схватки: что ты можешь совершить что-то постыдное и мучиться потом совестью до конца жизни, или что совести с ее вампирскими клыками ты не по зубам, ибо нет такой вещи на свете, которую ты бы не сделал в случае необходимости, не задумываясь и без сожаления? Потому, что у тебя имммунитет.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Рэй Брэдбери, Генри Гассе «Маятник»

Aryan, 25 декабря 2013 г. 17:09

Интересная вещь. Особенно потому, что для Брэдбери это довольно редкое явление — визуально красивая пустышка с завитушками. Рассказ слегка напомнил некоторые ранние, еще очевидно ученические вещи Старджона — преувеличенным драматизмом, чрезмерной барочностью антуража. Странный коктейль из идей, которые перебивают друг друга и спорят за центральное место — тоже достаточно явное свидетельство раннего опыта.

Тут вам и машина времени, и общество будущего с его роботами, и уничтожение человечества прищельцами, и исследование Земли другими пришельцами. И прямо-таки анимешный гигантский хрустальный маятник с маленькой человеческой фигуркой, заточенной внутри и вынужденной до конца жизни смотреть на мир сквозь холодную стекляную стену.

А на деле... То, что все мы — Узники времени — давно известно. Совсем не новая и не оригинальная идея. И каждый из нас качается в своем хрустальном колоколе. Время никого не отпускает из своей тюрьмы. Жизнь и есть машина времени и еще никто не ушел живым из кабины этого устройства.

Так что — да, красивая и многозначительная, но пустышка. Ранний опыт. У позднего Брэдбери есть десятки, если не сотни рассказов, где простота и порой даже внешняя невзрачность повествования скрывают сложнейшее и совершенное переплетение идей и эмоций. А тут можно просто полюбоваться блеском солнца в гранях хрустального маятника.

Оценка: 6
–  [  46  ]  +

Роджер Желязны «Ночь в одиноком октябре»

Aryan, 30 октября 2013 г. 01:51

«Все смешалось в общем танце,

И летят во сне концы

Гамадрилы и британцы,

Ведьмы, блохи, мертвецы...

Меркнут знаки Зодиака

Над постройками села,

Спит животное Собака,

Дремлет рыба Камбала..»

Н. Заболоцкий «Знаки Зодиака»

Каким чудесным, уютным, симпатичным, словно бы лично для меня написанным и перевязанным ленточкой, подарком был этот роман после крайне утомившего «Джека-из-тени» :) И наконец-то я смогла с чувством и блаженно-дурацкой улыбкой на лице сказать ту фразу, которую так хотелось произнести: «Вот отличная вещь!».

Снафф, глазами которого мы смотрим на весь этот октябрьский мир интриг и суетливых приготовлений — существо поразительное.Так и видишь большого, чуть нескладного пса с умным оценивающим взглядом и всегда готовым иронически приподняться ухом. Одним выразительным движением брови он усмиряет потусторонних тварей в зеркалах и утихомиривает нечисть в шкафу. Он умен и философичен. Он ироничен и дипломатичен. Он устанавливает контакты, разведывает информацию, следит за порядком в доме своего загадочного опасного хозяина. Он классически образован и с одинаковой элегантностью цитирует Вергилия и Эдну Сент-Винсент Миллей. Он математик, астролог и астроном и именно он делает все расчеты к приближающемуся Противостоянию, попутно иронически-вежливо отвергая непрекращающиеся попытки Твари в Круге соблазнить его аристократической статью афганской борзой или изысканностью крохотной азиатской красотки-Пекинеса :)

Читаешь, как два трезвых и прагматичных пса наблюдают за гомерически смешной сценой на кладбище («Глаза нужны кому-нибудь? — Да, мне, пожалуйста, один. — Ловите! — А есть у кого лишний позвонок повешенного? — Вот тут у меня какие-то раздробленные лежат, может, сгодятся?») и улыбка поневоле расплывается до ушей («Ну, вот видите, и этот за собой могилку не зарыл...» — сокрушается кладбищенский сторож, которому опять влетит за беспорядок на вверенном ему участке). Восхищаешься верностью друзьям. готовностью прийти на помощь — а потом вдруг понимаешь, что мастерство автора таково, что ты уже обожаешь этого умного, доброжелательного и циничного хвостатого резонера — и далеко не сразу начинаешь замечать, как часто Желязны «тихо, вполголоса» напоминает, что этот обаятельный пес — спутник ... убийцы? При необходимости также способный и напасть — и убить (недаром один из его собеседников небрежно, как само собой разумеещееся, спрашивает :«Это твой хозяин его убил? Или ты?» — без всякого удивления или осуждения, но только с живым интересом). И что вообще-то, одно из значений имени этого достославного хвостатого джентльмена — «Убийство».

И хотя и экзотичный опасный Джек с его молнией вспыхивающим ножом, и забавная Джилл, и Великий Сыщик, и серая, как помело своей хозяйки, кошка Грималкин — превосходно созданные типажи, заставить себя видеть и слышать кого-то, кроме Снаффа — очень трудно. Я читала и улыбалась и пыталась понять, откуда у меня такое сильное чувство дежа вю, откуда я знаю Снаффа — а я точно знаю и уже сталкивалась и с этим сухим юмором, и с воспитаннейшим культурным тоном, и с забавными маньеризмами.

А потом до меня дошло — Дживз! :))) Совершенный, безупречный и бесподобный английский дворецкий. Умный, умеющий с достоинством отступить в тень, но хорошо знающий себе цену, обворожительный, преданный и находчивый. И пока Джек, как Берти Вустер на рояле, виртуозно играет ножом — на пороге появляется Снафф, обводит все внимательно-снисходительным взглядом и все-все-все — от ктулху-подобных обитателей зеркал и до вампиров с оборотнями — моментально принимает надлежащий вид и обретает свое место. Как и положено хозяйству у превосходного дворецкого.

В конце хочется только счастливо ухмыльнуться и сказать: «Это замечательная книга. Просто замечательная».

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Лори Кинг «The Game»

Aryan, 16 октября 2013 г. 03:32

Как много все же потеряла литература с появлением в ежедневном обиходе скоростных автомобилей, самолетов и прочих облегчающих — и отчаянно ускоряющих — путешествие вещей. Вот случись сейчас необходимость съездить с заданием (неважно, каким — хоть от редакции газеты, хоть от ЦРУ) в Индию, и что будет? Звонок, заказ билетов, час-полтора в аэропорт на такси или подземке, потом несколько часов полета (если рейсом Люфтганзы — так еще и с бонусной панорамой Гималаев почти под брюхом самолета) — и мы на месте. Как раз достаточно времени, чтобы вздремнуть, почитать, тяпнуть бокал-другой паршивенького самолетного вина, перекусить (никогда не берите рыбу в самолете, только курицу :)) — и все, вот впереди паспортный контроль и через полчаса индийская улица уже лупцует нас по морде мокрой жарой, как пропаренным полотенцем.

Но в 1924 году, когда Холмс и Мэри по просьбе Майкрофта отправляются в Индию на поиски загадочно исчезнувшего Кимбалла О'Хара — одного из легендарных агентов британской разведки, участника знаменитой Игры и, по совместительству, того самого мальчика Кима, героя романа Редьярда Киплинга — все было совершенно по-другому.

Сперва — пароход, долгое плавание на этом небольшом «городе», где от ежедневной скуки ограниченного в пространстве существования люди спасаются самыми разными способами. Тут же неофициально выбирается «Мисс корабля», за которой официально принято ухаживать. Осуществляется социальный отбор путем рассадки за завтраком и обедом — особо важные персоны приглашаются за стол капитана, прочим же остается только завистливо поглядывать на надменных счастливчиков.

Организуются балы, шарады, конкурсы и прочие марлезонские балеты — лишь бы хоть чем-то развеять эту скуку бесконечного плавания. И даже маскарады — где Шерлок Холмс вполне имеет шанс столкнуться с самим собой (настоящий, разумеется, только один из них).

По пути корабль делает остановки в «сказочных гаванях сказочных морей» и можно осмотреть порт, полазить по магазинчикам, едва спастись от упавшего (сброшенного?) на вас резного балкона и гадать, были ли это происки вражеских агентов — или просто традиционно наплевательское отношение к технике строительства и безопасности на Ближнем Востоке.

А потом с героями приключается уже сама Индия — жаркая, живущая в совершенно ином ритме и как будто в другом измерении, способная довести белого человека не просто до белого каления, а до слепящего бешенства (пассаж про почищенные индийским «умельцем» туфли, которые приобрели вид «переболевшей проказой коровы» и про реакцию Мэри — это чудесно :)

И попадается (очень настойчиво попадается) на их пути туповатый на вид, но исключительно предприимчивый и сообразительный мальчик Биндра — как будто второе издание того самого Кима: неунывающий, всегда готовый к приключениям, находчивый любитель поторговаться и везде найти выгоду. И начинается неспешное странствие Мэри, Шерлока и их маленького спутника по Индии — все выше и выше к Гималаям, к Симле, летней резиденции англичан и к месту, от которого рукой подать до загадочного горного княжества Ханпур, где правит молодой европеизированный махараджа Джумалпандра («Джимми» для друзей). И где оборвался след Кима.

На мой взгляд, это одна из лучших — если не лучшая — книга цикла о Мэри Рассел. Здесь есть все: превосходно закрученный сюжет, с ювелирной точностью балансирующий на грани комической оперы, но никогда ее не переходящий (позднее Кинг не просто пересечет эту грань, а пройдется прямо по ней жизнерадостным краковяком в «Пиратском короле»), отличные персонажи (даже второстепенные и третьестепенные действующие лица прописаны с такой зоркостью и метким прищуром, что любой психолог просто задушевно вздохнул бы от такого анализа), загадочный и зловещий Темный Властелин — молодой плейбой и махараджа Джимми с каждой страницей вызывает все большую дрожь и совершенно реальный страх (одна сцена в комнате, обитой тигровыми шкурами, где Мэри сталкивается с бесчисленными зловещими марионетками и с их хозяином, чего стоит). Здесь есть бесконечные так любимые Лори Кинг переодевания с откровенными-ехидными отсылками к Шекспиру (а так же издевательский кивок в сторону «Виктора,Виктории»), есть фокусник, исчезновения, тайные ходы, неожиданные друзья, пленения. побеги и вообще весь антураж классики «индианы и бондианы».

Но самое главное и, наверное, самое интересное — это сама Индия. Герои идут пешком (разумеется, переодетые в местных жителей), следом катится сверкающая отражениями бесчисленных зеркалец их повозка, запряженная осликом, и деловито наматывает петли Биндра в своем постоянном поиске чего-нибудь нужного или просто интересных новостей — а вокруг течет шумная, многолюдная река индийской дороги. Пейзажи, рассветы, люди, маленькие сценки из жизни таких же путешественников и местных деревень — когда Мэри и Шерлок, наконец, добираются до Симлы и Ханпура и начинаются приключения и опасности как таковые — вдруг ловишь себя на мысли, что перечитать хочется именно те страницы, где герои просто плыли по течению этой великой древней, как мир, индийской дороги к Гималаям.

Герои найдут Кимбалла О'Хару (и неожиданное приложение к нему), узнают тайну ханпурского махараджи, пару раз вытащат друг друга из смертельной опасности, мимоходом помянут прошлый заезд Шерлока Холмса в Индию — и весь этот блестящий, как зеркальца на солнце, клубок приключений, открытий и авантюризма будет удивительным образом смягчен и облагорожен отсветом желтых лессовых равнин предгорий и голубых снегов Симлы. И постоянно напоминающим о себе — самым величественным задником для пьесы — надо всем будут стоять Гималаи. Перефразируя Манна, даже самые хитроумные и великие Игры людей кажутся совсем ничтожными перед лицом великих гор.

Оценка: 9
–  [  40  ]  +

Роджер Желязны «Джек-из-Тени»

Aryan, 13 сентября 2013 г. 23:51

Увы. Уже не в первый раз читаю вещь, которая многим нравится, причем по довольно разным причинам, и отчаянно пытаюсь понять, как люди увидели здесь «изящество, бесподобный стиль, литературные изыски, проработанный мир» и как бы мне тоже все это увидеть. Потому, что хочется — автор известный, герой нестандартный и даже интересный, так хочется, шорт побери!, сказать «Вот отличная вещь!» А на выходе вместо потрясения или хотя бы тихого удовольствия остается сильно растянутый во времени и пространстве пшик.

Возможно — это будет редкое, но встречающееся в природе явление — перевод лучше оригинала? Потому, что я давненько не читала настолько тягомотной, нудной, вымученной писанины, морализаторской и скучной. Бесконечные диалоги, где очередные непобедимые властелины долго и со вкусом рассказывают, как они разделаются с героем. Потом очень предсказуемо герой разделывается с ними — причем как правило, без особых хлопот, что сразу вызывает острое раздражение: и к чему было столько разглагольствовать на тему «евоной непобедимости», если потом — одним махом побивахом и даже не вспотел? Я вот сейчас ловлю себя на желании писать об этой книге преувеличенно-ернически, настолько она утомила этой своей парадоксальностью: феноменальным тягучим многословием при относительно небольших размерах. Такое не часто встретишь. :)

Про язык и стиль — чем меньше, тем лучше. Пафосно, высокопарно, тяжеловесно и описательно. Бревнами катящиеся каденции типа «прежде, чем он полностью разделся, ему уже принесли новый меч.... прежде, чем он опустился в ванну, чистые одежды были разложены перед ним на скамье... прежде, чем он закончил омовение, рядом накрыли стол с яствами... прежде чем...» Прежде, чем я сойду с ума от подобной стилистики, кто-нибудь — пристрелите меня каким-нибудь рассказом о роботах Азимова, пожалуйста LOL

Эмоции тоже хорошо описываются : «Желваки напряглись в углах челюстей Джека» — это Джек в ярости, ежели читатель еще не понял по ситуации. (Я очень надеюсь, что переводчик это передал как-то более симпатично — но в оригинале именно так.) Богато, ничего не скажешь.

В финале душа Джека воссоединилась с ним, а душа читателя «рыдая, побрела по болотам» )) (В моем конкретном случае, читательница судорожно потянулась за дозой Хайнлайна).

Все это, безусловно, чистейшее неразбавленное имхо, но... скажем так, любителям Хайнлайна, Азимова и прочих не склонных к мистике и языковому мудехару логиков я бы, наверное, посоветовала воздержаться.

Оценка: 6
–  [  24  ]  +

Ольга Ларионова «Лунный нетопырь»

Aryan, 5 сентября 2013 г. 18:02

Я даже не помню, когда мне в последний раз было настолько неудобно за автора и за себя. За автора, потому, что Ольга Ларионова, которую я читаю и люблю еще с 70х годов, это не та Ольга Ларионова, которая написала ЭТО. За себя, потому, что всегда неприятно и больно сталкиваться у любимого автора с откровенно слабой... нет, даже не слабой, просто беспомощной вещью. Как будто случайно подсмотрел что-то неприличное и чувствуешь острое нежелание быть этому свидетелем. Признавать эту беспомощность не хочется, но приходится, и это вызывает странное чувство стыда — ну, как, как можно было накропать подобный текст?

Чакру Кентавра я читала давно, особого восторга книга не вызвала, но читалась легко, вполне сносно и, хотя романтическое приподнятое многословие там уже раздражало, но нельзя даже сравнить то мирное ощущение «что-то уж очень цветисто закручено» с ощущениями от Лунного нетопыря. Логика характеров, логика событий, языка, да вообще любая логика — все логики мира дружно полетели в мусорную корзинку.

Сюжета, как такового, нет — есть цепочки не связанных между собой событий. Так же, как и события, действия героев тоже не следуют никакой логике. Раздражают бесконечные многостраничные описания всего на свете. «Словечка в простоте не скажет..» — это про стиль поздней Ларионовой (а ведь был же когда-то великолепный лаконичный «Леопард с вершины Килиманджаро»....). А жители дальних планет, болтающие на языке русской кухонной прислуги 19 века — все эти «князюшки, сивиллушки» и прочая словесная нечисть — это вообще за гранью добра и зла.

Даже самые примитивные и стоеросовые боевики и триллеры не вызывают такого чувства отторжения — там все понятно: тупо коммерческий текст, сляпанный исключительно ради наживы, без малейших претензий и притворства. Но последние вещи Ларионовой (потому, что Евангелие от крэга, прямо скажем, ненамного лучше) — читать это просто неловко. По-человечески очень неловко за сочетание имени замечательного (видимо, в прошлом) автора и подобной беспомощной чуши.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Эстер Фриснер «The Wedding of Wylda Serene»

Aryan, 26 августа 2013 г. 01:18

По идее, в классификацию этого рассказа стоило бы включить «стихийные бедствия и природные катаклизмы», потому, что трудно иначе охарактеризовать семейный скандалешник, устроенный греческими богами на великосветском венчании в престижном гольф-клубе. Сознавая, что объективно рассказ приятный, но особо не выдающийся, сознательно завышаю оценку из-за забавных и ядовитых высказываний автора о человеческой природе, браке и многочисленных проблемах (а то и войнах), начавшихся именно на свадьбе (кентавры и лапифы, например — «но это были еще цветочки», и дальше все тоже пошло в точности по песне Высоцкого :)

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Лесли Эсдейл Бэнкс «Spellbound»

Aryan, 26 августа 2013 г. 00:13

Юмористическая зарисовка на тему Ромео и Джульетты: только вот ребятишки принадлежат к враждующим семьям на американском Юге, где «монтекки» и «капулетти» — колдуны и знахари, способные и порчу навести, и дерево на кого-нибудь свалить, а также наложить на молодежь чары «чистоты и непорочности», дабы не шалили до законного венчания. Чары эти молодежи, которая любит друг друга и уже совсем дошла до ручки из-за запретов, сильно мешают жить. Но бабушки и тетушки с обеих сторон уже спешат на помощь..

Большая часть юмора, увы, проистекает не из описываемых событий, которые предсказуемы и не слишком интересны, а из общего тона — рассказ написан в стиле сочной трескотни всех темнокожих языкатых служанок и тетушек в мировой культуре: от Мэмми до Бьюлы :) Но если особенности произношения и маньеризмы темнокожих обитателей американской глубинки вам не интересны, то больше тут читать нечего.

Оценка: 5
–  [  16  ]  +

Роберт И. Говард «Красные гвозди»

Aryan, 9 июля 2013 г. 22:02

Постарела я, видимо :) Не удивляют, не пугают и не интригуют больше полубезумные туземцы, их могучие, не слишком умные и дальновидные царьки, а также загадочные и коварные жрицы-ведьмы.

Город-дворец очень хорош: все эти залы, запертые двери, призрачное зеленое освещение — читаешь и словно смотришь классический приключенческий фильм (а уж как это все можно было бы обыграть при современных компьютерных эффектах... пальчики оближешь: вот в темный бесконечный зал с мерцающими под потолком странными зелеными светильниками вступают две маленькие фигурки мужчины и женщины с обнаженными мечами... быстрый наезд камеры, и видно, что оба — героических пропорций, их мышцы напряжены, лица спокойно-настороженны и только мрачное величие зала заставляет их казаться крохотными и незначительными...). Ах, эти штампы Голливуда, куда ж без них.

Трезвость и спокойный прагматизм Конана — одна из самых приятных черт повествования и очень положительно контрастирует с макабрической иррациональностью всего происходящего (от невесть откуда взявшегося «дракона» до чрезвычайно нелепой веками тянущейся кровавой свары между двумя племенами, которые похожи друг на друга, как те самые гвозди.)

Валерия несколько разочаровала — сразу видно, настоящей королевой ей не бывать, при ее нежелании думать и постоянных попытках ткнуть мужчину мечом просто за предложение помощи :) И опять же, философское спокойствие Конана в ответ на ее истерики в стиле «все меня хотят» очень освежает LOL.

Подозреваю, прочитай я это еще лет 20 назад, оценка была бы более высокой. Увы, возраст заставляет все больше ценить в Конане не его впечатляющую мускулатуру и знаменитые приключения, а скорее впечатляющую для дикаря готовность к рациональному мышлению :)

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Антология «Low Port»

Aryan, 10 июня 2013 г. 18:56

Совершенно не интересный сборник, который был куплен с большими ожиданиями. Ожидания основывались на тех коротких сценках из жизни Нижнего Порта, которые соблазнительно мелькают там и сям в романах Лиадийского цикла. Увы, ожидания были обмануты. Сборник представляет из себя коллекцию рассказов различных неизвестных и малоизвестных авторов и ощущение от него остается — сборная солянка, причем «второй свежести»: сюжеты чрезмерно запутанные, слог частенько преувеличенно мелодраматический, половина произведений содержит в себе высокопарное «послание читателю» и чаще всего автор еще и проговаривает это послание, что называется, вслух и с выражением — на тот случай, если недотепа читатель не допер своим умом :)))

В памяти не задержался ни один рассказ и ни один из новых авторов. А жаль — мог бы состояться энергичный и интересный сборник: если бы все авторы побольше доверяли своим читателям :)

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Таня Хафф «A Woman's Work...»

Aryan, 24 мая 2013 г. 18:45

Замечательно смешной рассказ. Развернутый, детальный и обстоятельный ответ на вопрос: что случилось бы, если бы книжные (и не только) злодеи, оставаясь злодеями, перестали бы картинно рисоваться, произносить длинные патетические «грозявки», и вообще вооружились бы логикой, прагматизмом и недурным чувством юмора (о цвете чувства не поспоришь — черный всегда был любимым оттеночком всех Темных Властелинов). Картина рисуется кошмарная! :)

Темную Королеву в исполнении Хафф даже в подлости не обвинишь — она вполне открыто и спокойно объясняет все свои мотивы и методы. «Ужасть» в том, что ее методы оказываются куда эффективнее и — самое смешное — в конечном итоге куда лучше для благосостояния страны и подданых, чем возвышенные, но крайне непрактичные речи благородных рыцарей и трагических королей.

Читаешь это безобразие и, о ужас, начинаешь подумывать, что при (обязательном) наличии комбинации из мозгов, здравого смысла и чувства юмора, подобная Темная Королева — далеко не худшее, что может выпасть на долю страны. :)))

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Теодор Старджон «Инкубы из параллели Х»

Aryan, 17 января 2013 г. 02:18

Несмотря на обилие математических терминов и выкладок (понять которые я , к сожалению, просто не могу), эта повесть оставляет впечатление одной из самых поверхностных и наскоро слепленных во всем творчестве Старджона. Захватчики из другого измерения, уничтожение или химическая «кастрация» женского населения всей Земли, бегство уцелевших еще в одно измерение, некоторые внешние атрибуты повествования, достойные, скорее, Бэрроуза или Лавкрафта (гигантессы или полудикарь в бронзе)... Сборная солянка — остается четкое послевкусие неумело смешанного винегрета, где автор попытался скрестить «джонкартеровщину» с высшей математикой и серьезной физикой. С печальным результатом для всех ингредиентов.

Идея сама по себе неплоха и повествование не лишено юмора, но приходится признать, что это одна из редких слабых вещей у Мастера.

Оценка: 6
–  [  24  ]  +

Клиффорд Саймак «Прелесть»

Aryan, 1 января 2013 г. 23:48

Я не знаю, почему переводчик не сохранил оригинальное название рассказа «Лулу», в конце концов, своим игривым легкомыслием оно сразу намекает на завуалированную шутку. Которую, как я давно подозреваю, Клиффорд Саймак сыграл со своими читателями.

Почему команда разбитных космических ковбоев не назвала свой корабль Симона, Мэгги или Пэтси? Почему Лулу? Слэнговый вариант вполне отвечает на этот вопрос: «соблазнительница, красотка», но самый забавная версия, которая просто напрашивается — разудалая и до крайности неприличная песенка про лихую шлюшку Лулу «Bang away, my Lulu, bang away good and strong», которая облетела всю Америку в начале 30х годов (Хайнлайн напрямую цитирует ее в «Плыть за закат»), как раз тогда, когда автор рассказа был молод и, как любой американец мужского пола, скорее всего слышал эту подпольную полупорнографическую мелодийку в одном из многочисленных вариантов (абсолютно все из них из серии «детям до 18 уши заткнуть»), ходивших по стране.

Не слишком глубоко запрятанную шутку забавно обыграли в радиопостановке по рассказу, которую в 1957 году транслировали в «Xminus1», радиошоу по наиболее известным фантастическим рассказам американских авторов — подобрав превосходный голос для Лулу: мурлыкающие интонации провинциальной соблазнительницы сразу весело напоминают о добропорядочной скучающей американской домохозяйке, которая внезапно распахивает халатик перед обалдевшим (во повезло!) сантехником и оказывается в одних сетчатых чулках и капельке Шанели №5 :)))

Саймак замечательно обыграл все стереотипы 40-50х годов о том, чего хочет женщина, посмеявшись над наивным романтизмом и сентиментальностью, над мужской уверенностью, что уж они-то всегда знают, чего женщины хотят — а до кучи и над читателями. Подозреваю, что автор лукаво усмехался все время, пока писал эту Прелесть :)

Оценка: 9
–  [  56  ]  +

Клиффорд Саймак «Заповедник гоблинов»

Aryan, 25 декабря 2012 г. 22:31

Это не отзыв. И не рецензия. И не критический (упаси боже!) разбор литературного произведения — жуть, как серьезно звучит. Это сумбурное и скомканное признание в любви. Роману, который прочитался в пару глотков, как горячий чай с медом и ромом в холодный вечер. Лет, наверное, тридцать тому назад. И который с тех пор служит домом, прибежищем и добрым другом в минуту, когда ничего и никого читать не хочется. Когда от модной или очень умной книги просто захочется повеситься — идешь и берешь с полки Заповедник. С его пунцовой бархатной осенью в университетском городке, банками прозрачного неандертальского самогона под рукой, забывчивым Призраком, дружелюбным саблезубым тигренком (с очень шершавым языком), Шекспиром , которому не помешал бы хороший дантист, био-элем, приготовленным по новейшим природным технологиям (включая жучков и паучков), древними драконами, баньши и нуль-транспортировкой. Только Саймак мог смешать все это «в одном флаконе», добавить туда немного детектива, миллионолетнюю классовую ненависть — и получить на выходе одну из самых добрых, умных и уютных книг ХХ века.

Через пару миллиардов лет, когда некто предприимчивый будет продавать библиотеку знаний и сокровищ нашей вселенной, где-то там на одной из «полок» будет стоять тоненькая книжка под названием «Заповедник гоблинов» :)

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Теодор Старджон «Тень, тень на стене»

Aryan, 10 декабря 2012 г. 18:21

Замечательная хоррор-история: страшненькая и добродушная, лукавая и жестокая, при этом морально назидательная — вот только все эти понятия зеркально перевернуты и ощущения вызывают совершенно нестандартные (для хоррора). Есть тут жуткий монстр, вызывающий яростное отвращение и мгновенное желание придушить эту тварь, но только этот монстр живет не в тенях за дверью и не во тьме под кроватью. И тени, и тьма удивительно добры и нежны к маленькому мальчику, оставленному наедине с его страхами и воображаемыми чудищами. Да и чудища ли они? Когда тебе одиноко и ты изо всех сил ищешь друзей, придуманное тобою чудовище может оказаться совсем не таким страшным, и уж куда симпатичнее, чем состоящая из острых углов и ледяной жестокости мачеха.

Мачеху, при всей ее отвратительности, под конец становится даже несколько жаль — столько свирепой продуманной злости, такие холодно-расчетливые наказания, маниакальная борьба с малейшей радостью и счастьем ребенка — и все это раз за разом разбивается о неугасимое дружелюбие, терпение и выводящую из себя жизнерадостность малыша :))) Ну, а потом появляется Оно с щупальцами :)))

Мораль — трижды подумайте, стоит ли портить отношения с добродушным мелким, он ведь может оказаться на короткой ноге с чудовищами :)

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Теодор Старджон «Умри, маэстро!»

Aryan, 30 октября 2012 г. 16:52

Рассказ насмешливый и жутковатый одновременно. О любви и ненависти, и о человеческой одержимости и тем, и другим — одна из центральных тем во всем творчестве Старджона. Флюк — не музыкант. Он чувствует музыку, он слышит музыку, он понимает музыку и он отличный диджей, но творить музыку он способен не больше, чем способен очаровать понравившуюся девушку. Флюк — уродец и одержимый, раз за разом пытающийся убить Клатча. Клатч хорош собой, весел, музыкант от бога и все дается ему легко и без всяких усилий с его стороны, что музыка, что любовь прелестной девушки. По крайней мере, именно так думает Флюк. Холодная убежденность Флюка, что со смертью Клатча все его проблемы исчезнут, перерастающая в настоящую манию, в результате сыграет с ним злую черную шутку. Погибший Клатч звучит в глиссандо гитары, его пальцы пробегают по клавишам рояля и отстукивают его фирменный ритм, его «Дабу-дабей» на барабанах. И сходящий с ума Флюк продолжает «убивать» Клатча снова и снова.

А тот по-прежнему звучит в каждой мелодии, сыгранной его группой. И умирать не собирается. Потому, что убить человека — проще простого, а вот убить созданную им музыку — задача невыполнимая.

Финальная месть музыкантов Флюку проста и холодно-жестока в своем милосердии. Финал классический, как часто у Старджона — выворачивающий наизнанку и обнажающий все чувства, изящный и устрашающий совершенством возмездия.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Теодор Старджон «The Martian and the Moron»

Aryan, 27 октября 2012 г. 19:25

«Радио Га-га...»

Замечательная издевательская история на темы первой любви, женского ума (или отсутствия такового), контакта с марсианами — и все это произрастает из фанатизма радиолюбителя. Того самого фанатизма, который заставлял людей на заре эпохи радио создавать самые невероятные устройства у себя в подвале, в сарае или на чердаке. Что, если можно построить радио для связи с Марсом? И прибор даже заработает и запишет какие-то странные значки? А что, если марсиане могут разговаривать с нами, используя человеческий мозг? И что, если этот мозг принадлежит очаровательной, как цветок, и такой же безмозглой девушке, в которую влюблен главный герой?

Традиционный Старджон — лукавый, лиричный, нежный к своим героям и ехидный даже в лирике.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Глен Кук «Зловещие латунные тени»

Aryan, 25 октября 2012 г. 01:05

It's raining broads, Allelujah!

O'кей, я официально недовольна :) После отличных трех книг что мы тут имеем? Много шума из ничего. Ну, или почти из ничего. Рыжеволосых красоток, выпадающих из всех щелей. Ужасную-преужасную книгу, несущую ужасную-преужасную опасность для всего мира, которая, тем не менее, ухитрилась просуществовать сколько-то веков, ничем особо не повредив ни миру, ни даже одному городу. И кабы Тинни не пострадала от руки не слишком умного наемника, так бы никто про этот ужас и не слышал. Гаррет, которому никак не дают выспаться — то очередной рыженький разворот Плейбоя на голову свалится, то гномы с арбалетами, то еще какая нечисть — всю дорогу демонстрирует редкую тупость и нежелание остановиться и подумать хотя бы 5 минут. Плюс каждый сверчок, прослышавший про книгу, будь то наемный костолом или гордый предводитель гномьего племени, внезапно проникается сознанием того, что есть на свете литература, стоящая прочтения. Даже если для этого придется для начала научиться читать.

Нашего милейшего Арчи Спейда всю книгу носит и мотает, как Терек пустую сигаретную пачку, и контроля над ситуацией у него не намного больше :). Впрочем, особого желания взять дело в свои руки тоже не наблюдается, и Гаррет просто продолжает несколько замедленно реагировать на возникающие раздражители, вяло пытаясь уберечь отлитую в бронзе «классику» от завидущих рук и глаз.

Тем не менее, читается все равно легко и приятно, и хочется верить, что в следующих романах Гаррет все же будет иногда и местами думать, а не только бегать трусцой вокруг дома и от всяческих редисок. Так что я с надеждой поглаживаю обложку с многообещающими словами «Ночи кровавого железа» :)

Оценка: 7
–  [  24  ]  +

Эмиль Золя «Дамское счастье»

Aryan, 9 октября 2012 г. 16:23

Несмотря на общее равнодушие к Золя, всегда любила этот роман. Не за социальную критику и картину медленной смерти старого мира и блестящего рождения торговли новой эпохи с ее гигантоманией, стремлением ошеломить покупателя, заставить его потерять рассудок в погоне за модой и престижем. Не за героев, которые милы, но всего лишь бледные (в буквальном смысле слова) тени и марионетки, скользящие по залитой ярким светом сцене громадного магазина. И даже не за по-прежнему актуальные детальные описания методов и трюков дельцов от мира моды, многие из которых совершенно не устарели и по сей день.

Но за раблезиански щедрое и красочное описание самого гигантского магазина дамских товаров, который одновременно и мир, и сцена, храм женщины и ее клетка, где изысканные предметы, ткани, ковры и кружева держат женщину в плену и заменяют ей всю остальную жизнь. Зачем ехать в далекую Аравию, если здесь роскошные ковры из Марракеша , бронзовые курильницы и кожаные подушки, словно только что украденные из палатки бедуинского шейха, создают непревзойденный артистический мир «воображаемой Мавритании». А мерцающие дальше шелка и кружева вполне способны заменить экскурсию по музею и наслаждение от натюрмортов старых голландцев. И как напоминают о Хальсе, Ван Дейке и Рембрандте упругие складки бархата и парчи, струящиеся по сверкающему от ослепительного света магазину.

Написанный, как социальная сатира, как насмешка над слабостью женщины и ее нежеланием противостоять искушению, роман превратился в оглушающую триумфальную мелодию чувственности мира, его красоты и роскоши человеческих ощущений. Золото лепнины, сияющий свет, переливающиеся оттенки драгоценных тканей — роман становится подобием совершенного импрессионистического полотна, созданного ослепительными мазками красок.

Как гласит испанская поговорка «спасибо за намерение» — но браво автору за блистательный чувственный результат.

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Патрик Ротфусс «Имя ветра»

Aryan, 5 октября 2012 г. 22:42

Как иногда бывает, отзыв вырастает из попытки логично разобраться в собственных непростых ощущениях. Почему не хочется ставить высокую оценку книге, от которой трудно было оторваться? Которая заняла два вечера, которых потом не жалко? Если сидишь, с головой уйдя в мир автора, то откуда возникает в конце это странное разочарование? И ощущение, что тебя очень красиво развели, а ты и рад? :)

Достоинств у Имени ветра довольно много. Начнем с самого очевидного — с языка. Гладко, красиво, но без нарочитости. Достаточно просто, чтобы страницы пролетали мимо, и достаточно сложно, чтобы не хотелось пролетать мимо страниц. И даже некоторая затянутость и морализаторские вставки (типа истории бога и демона) впечатление сильно не портят.

Главный герой достаточно убедителен. Не скажешь, что сильно симпатичен, но проработка характера вопросов не вызывает. Также, как и определенная логика действий.

Парочка очень занятных персонажей на вторых — третьих ролях. Интереснее всего оказались Баст — недосказанностью, размытостью границ и внешности. И, как ни странно, юная ростовщица, которая трогательно напомнила одновременно андерсеновскую Маленькую разбойницу (та тоже торговаться умела) и лихую девицу из Убийц на замену. Умная, острая на язык, способная за себя постоять, и неожиданно человечная — яркий и забавный персонаж.

Понравилась первая часть — жизнь и рост героя в бродячей театральной труппе. Первый наставник, первое осознание свой обособленности и необычности.

И, в общем-то, всего этого оказалось вполне достаточно, чтобы с удовольствием провести с книгой пару вечеров.

Но недостатков также много и они так же очевидны, как и достоинства. Многословие, затянутость второй и особенно третьей части, предсказуемость многих сюжетных ходов — только у героя что-то начинает налаживаться, как точно жди очередного подвоха от фортуны. «Неожиданные» беды, с регулярностью электрички сваливающиеся на героя, уже давно поросший мхом штамп и приедаются быстро.

Подруга главного героя — вырезанный из картона и раскрашенный в стиле модного журнала силуэт. Удобно появляется, когда нужна, так же удобно исчезает в неизвестном направлении, как только в ней пропадает надобность. Давно не встречала настолько плохо прописанный женский персонаж — особенно если учесть. что она — объект не очень понятного (но очень подросткового) патетического воздыхания героя (поскольку страстью эту вялотекущую историю назвать очень трудно). Общее впечатление — несколько взбалмошная, непостоянная, хорошенькая старшеклассница, такой недоступный идеал для нердов из фильмов о проблемах взросления в школе :)

Да и сам Квот в более зрелом возрасте начинает слегка раздражать. БОльше всего он напомнил мне о цирке — именно с таким ощущением наблюдаешь за выступлением виртуоза-гимнаста или жонглера. Все выглядит крайне легко и блестяще, при этом понимаешь, что нормальному человеку такое ни в жизнь не повторить — и это ограничивает степень соучастия и сочувствия и превращает номер в красивый, но все же просто аттракцион.

Но, надо признать, что целое получилось лучше, чем сумма его частей, и, хотя я вряд ли в ближайшем будущем вернусь в мир Квота, нельзя не отдать должное таланту автора.

Оценка: 7
–  [  23  ]  +

Томас Майн Рид «В дебрях Борнео»

Aryan, 24 сентября 2012 г. 17:34

Ах, как это читалось в детстве... даже сейчас, когда вспоминаешь, охватывает ощущение чистого неразбавленного восторга и счастья. Зимний московский вечер, чашка чая с вареньем — а ты далеко-далеко, в джунглях странного экзотического острова. С боязливым интересом смотришь на гигантскую тридакну, которая может сцапать незадачливого ныряльщика за ногу, замираешь от ужаса, когда отважный слуга бросается наперерез гавиалу, вооруженный только палкой. Читаешь с любопытством об опасном шипастом дуриане (который кажется таким же нереальным и легендарным, как анчар :)

Наверное, перечитывать и не надо. Сейчас мы уже знаем, что гигантские тридакны людей за пятки не хватают. Гавиалы питаются рыбой. Орангутаны — умные, очаровательные и редкие существа, а не хищные страшилища. И дурианы мы ели и остались от них в восторге (или плевались, но это уже не вина Майн Рида :).

Да, многие сведения, которые казались научными и истинными во времена капитана Рида, сейчас кажутся полнейшей нелепостью. Да какая разница! Все равно в памяти навсегда осталось — детство, зимний вечер, чай с вареньем, далекий жаркий остров и ты смотришь сквозь прозрачную воду на ужасную, опасную гигантскую тридакну...

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Джон Ринго «Ghost»

Aryan, 21 сентября 2012 г. 16:28

«Диалог с полуотъехавшим мозгом»

Я — нет, на это точно надо написать отзыв.

ПОМ — И что ты тут напишешь? Не ходите, дети, в Сирию гулять?

Я — не, ну прааавда, такой бред нечасто попадается. Надо же поклонников угарного трэша предупредить о малоизвестном шедевре.

ПОМ — Ну-ну. Желаю успеха. И как это классифицировать будешь? С первой частью более-менее понятно: боевичок категории «Си минус» , содержит нецензурщину, неполиткорректщину, тема сисек раскрыта детально (нет, руками они там тоже периодически что-то делают...).

Я — Назвать эту книгу неполиткорректной, означает сделать ей большой изысканный комплимент. Хотя ведь даже мысли какие-то здравые вдруг попадаются.

ПОМ (гнусно хихикая) — Ага, ты еще про мысли во второй части вспомни. «Пособие для чайников по БДСМ, написанное достославным автором Джоном Ринго специально для крошек, которые еще не знают, что такое хорошо, а что такое плохо». Я, собственно, и в путь-то начал собираться, когда крошки звонили мамам, чтобы объяснить, что встретили замечательного мужика, который их грамотно всему научит — а тут , как оказалось, мамы в теме и еще и советы практические дают, какого калибра хлыст когда использовать...

Я (смущенно) — не, ты не прав, там действительно смешно. Хотя я так и не поняла, как вторая часть относится к первой: герой тот же самый, но уж больно боевичок категории С- не коррелирует с порно-трэшем прямиком из 70х... может, это автор так сложный внутренний мир героя раскрывает?

ПОМ — Угу. Сложный и внутренний. В общем, если после того, как в Сибири, в баре герою мимоходом предложили купить из-под прилавка ядерную боеголовку, ты и дальше читать будешь... то это, короче, я поехал... Счастливо оставаться!

Я — погоди ты, оценку-то какую поставить? Замучилась уже.

ПОМ (ворчливо) — За качество больше 3 не поставишь. Но за сеанс крышеснесения — я бы и 10 дал. Сложи и подели пополам, чего долго думать-то. Береги себя, может, еще увидимся.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Лори Кинг «Ученица Холмса»

Aryan, 19 сентября 2012 г. 17:46

Замечательное начало превосходного цикла, который будет долгие годы радовать тех читателей, для которых Холмс еще не превратился в священную окаменелость, и приводить в праведное негодование пуристов :)

Собственно говоря, весь цикл не о Холмсе и это автор подчеркивает с самого начала. Это история Мэри Рассел, сироты, потерявшей в автокатастрофе всю семью, и переданной под опеку скверной, жадной и злобной тетки.

А в самом начале, бродя с книгой по прибрежным скалам, Мэри встречает долговязого, худого и уже немолодого человека, метящего краской пчел для нового улья. И так начинается простая и в то же время запутанная история о встрече и дружбе неподобающе умной и независимой (для ее пола, класса и времени) молодой женщины и великого сыщика, удалившегося на покой среди ульев.

Через неожиданную встречу с интеллектом, равным его собственному и еще более неожиданно принадлежащим юной независимой девице, через дружбу и позднее, любовь, Лори Кинг создает совершенно неканонический образ Холмса, который, тем не менее, полностью основан на многих чертах классического героя Конан-Дойла. Она замечательно подчеркивает его способность глубоко чувствовать — при стальной сдержанности и ироничном нежелании демонстрировать свои эмоции, артистизм и способность к перевоплощению, умение читать людей, как книгу — хотя в данном случае юное дарование, доставшееся ему волей случая в ученицы, порой заставляет его, фигурально выражаясь, озадаченно почесать в затылке :) Именно способность Мэри удивлять его вначале заставляет Холмса заинтересоваться девушкой, но постепенно удивление и несколько насмешливое отношение «надо же, оно еще и разговаривает» перерастает в искреннюю дружбу и удовольствие от процесса «выращивания данной редкой разновидности» молодых особ :)

И если в самом начале Мэри для Холмса — проект и развлечение в скуке провинциальной жизни, то к концу первой книги и в последующих, они уже полноправные партнеры, друзья и любящие друг друга люди.

Кинг очень радует, как автор. Уже в первой книге превосходная интригующая завязка со старым сундуком, полным пожелтевших рукописей, драгоценностей и странных сувениров из сказочных городов сказочных стран, служит, как старинная карта с крестиком и надписью «сокровища здесь» — читая последующие книги, вспоминаешь этот сундук и мысленно делаешь пометки, откуда попала в эту причудливую коллекцию кашемировая шаль, откуда — выточенная из толстого стекла линза, и кто небрежно уронил в глубины сундука драгоценное индийское ожерелье....

Язык просто превосходный, с массой исторических и культурологических аллюзий, полный тонкого юмора и очень точных психологических акцентов. Хотя формально действие развивается в нашем мире, это не альтернативная история и не литературная вселенная холмсианы, но Кинг в последующих книгах будет совершенно виртуозно вплетать в текст и действие как реальных исторических персонажей, так и вымышленных (но от этого не менее реальных или популярных) героев. Вообще энциклопедическая широта познаний автора и ее умение деликатно и с юмором встроить в текст самые разнообразные сведения из человеческой истории и культуры — это одна из очень привлекательных сторон цикла о Мэри Рассел. В этом смысле Лори Кинг, как и Дороти Сэйерз, которая никогда не переводила французские или латинские вставки в своих текстах, свойственно восхитительное литературное высокомерие — хотите гулять по моему миру, извольте соответствовать :)

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Теодор Старджон «Киллдозер»

Aryan, 12 сентября 2012 г. 17:42

Пособие по выживанию на тему «как прикончить бульдозер»

В детстве я боялась снегоуборочноых машин — ну, знаете, такие страшные зверюги с конвейером и загребущими, как у Молоха, клешнями-лопастями. Даже когда монстр спокойно стоял на приколе, все равно казалось, что как только ты подойдешь чуть ближе, чем надо, эта злобная на вид махина оживет, заурчит и двинется в твоем направлении. Большая техника вызывает не только осторожное почтение, но и слегка опасливые мысли о динозаврах, драконах и других огромных, коварных и агрессивных существах. Есть в ней что-то такое.

Эту особенность массивных строительных механизмов — казаться одушевленными, недобрыми и как будто поджидающими неосторожного человека — Старджон превосходно обыграл в Киллдозере и еще в нескольких рассказах, навеянных тем периодом, когда ему пришлось заведовать парком тяжелой строительной техники. Отсюда и перегруженность текста огромным количество профессиональных деталей и технических описаний.

Однако главное — ужас ситуации людей, запертых на крошечном островке вместе с неведомо как ожившим чудовищем, автор передал блестяще. Строительная команда, заброшенная на тропический остров для постройки посадочной полосы, не сразу понимает, что происходит вокруг них. Нарастающее безумие охватывает людей постепенно и неумолимо, и так же неумолимо приближается из джунглей рокот гусениц и лязг стали. Финал рассказа — блестящий поединок человеческого ума, воли и желания выжить с чужим разумом, вселившимся в гигантского стального монстра.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Глен Кук «Золотые сердца с червоточинкой»

Aryan, 7 сентября 2012 г. 00:24

Вот взялась за цикл о Гаррете. Наконец-то. Испытываю большое и 100% ностальгическое удовольствие от частного детектива в тренче (даже когда на нем нет классической федоры, ведет он себя все равно, как классика жанра) в одной тарелке с троллями, вампирами, магами и прочими закононепослушными гражданами. Красотки сыплются на бедолагу, как в эротическом Тетрисе, мертвому умнику в соседней комнате не хватает только орхидей — конфетка, в общем. Замечательно приятное чтение.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Рэй Брэдбери «Далеко за полночь»

Aryan, 3 сентября 2012 г. 13:54

Это не рассказ, это скорее, вопрос. Ловушка. Тест и загадка автора, заданная читателю. Горечь гибели человека, молодой девушки, ужасные, преувеличенно мелодраматические обстоятельства самоубийства, трагическая ночь. Скорбные лица и скорбные слова всех, кто столпился вокруг. Ты словно бы стоишь в этой толпе и вместе с самим автором наблюдаешь за трагическими событиями. И вдруг — Брэдбери оборачивается через плечо, в глаза тебе упирается внимательный, скорее даже взыскательный взгляд — и звучит вопрос «А если вот так?». И дальше ты остаешься один на один со своим ответом.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Рэй Брэдбери «Мне грустно, когда идёт дождь (Воспоминание)»

Aryan, 28 августа 2012 г. 19:12

«For Auld Lang Syne — с тобой мы выпьем, старина, за счастье прежних дней...»

Несколько страниц чистого волшебства, от которого слезы наворачиваются и перед глазами плывут кадры из старых фильмов и незабываемые лица. Пританцовывающий дождливый блюз, Бинг Кросби, идущий с песней по улице.... Хриплый голос и смех Луи Армстронга под подпрыгивающий ритм Чайнатауна. Или чуть холодноватый Синатра, поющий о девушке с алыми, как вино, губами, что разбила его сердце в Монтеррее. Фред Астер и смущенная Одри Хэпберн в «Смешной мордашке», снова феноменальный Астер и ураганный стук его каблуков и трости в песенке про Риц...

И снова Одри Хепберн, лодка, неловко заводящий старую пластинку Богарт и разухабистая мелодия «Да, у нас бананов нет!» — чудесная старая «Сабрина».

Сладкие и томные мелодии джаза 30 годов, вальсы маленьких испанских городков, сестры Эндрюс и их насмешливый «мальчик из мясной лавки» :)

Старые песни, старые фильмы, восхитительные лица прошлых лет. Пустое кафе, дымок сигареты седого тапера и стареющая, но по-прежнему великая Марлен Дитрих под черной вуалью, тихо хрипло поющая про жиголо. «Придет день, пройдет молодость...».

- Сыграй, Сэм... сыграй нашу песню...

Бар в Касабланке и блестящие от слез глаза Ингрид Бергман.

И весь этот переливающийся мир ушедших людей, отзвучавших мелодий — за строчками короткого рассказа про старых друзей, которые однажды попали в волшебную ночь музыки, вина, радости и памяти, ночь, которая уже никогда не повторится.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Теодор Старджон «Бог микрокосмоса»

Aryan, 12 августа 2012 г. 21:19

Очень интересный рассказ, обманчивый, как и почти все у Старджона. Внешнее противостояние рассеянного и наивного ученого и жадного беспринципного банкира на деле оказывается противостоянием двух до крайности похожих людей. Оба жестоки: один — сознательно, другой — бездумно, обоих интересуют исключительно их собственные планы, обоим глубоко наплевать на интересы тех, кто должен служить их целям. Просто так уж сложилось, что банкиру безразличны люди, а ученому — созданная им раса разумных существ, жизнь которых зависит исключительно от его желаний и планов. Из этих двоих ученый кажется, пожалуй, еще более бесчеловечным, ибо ему не свойственна человечность даже в искривленной форме: его не интересуют ни власть, ни деньги, ни свое эго.

Позиция самого автора по вопросу вполне ясно просматривается из самого тона рассказа. Когда читаешь, как сухо-иронично Старджон перечисляет все эксперименты, которые Киддер проводит над своими Неотериками, становится очень понятной финальная мрачноватая фраза «когда я думаю об этом, меня охватывает испуг». Потому, что, скорее всего, конец света для человечества начнется с начала эры Бога Киддера и его Творения.

Оценка: 9
–  [  22  ]  +

Рэй Брэдбери «Из праха восставшие. Семейные воспоминания»

Aryan, 2 августа 2012 г. 17:00

Это шуршащая, звенящая, шепчущая, стучащая мышиными коготками и ежовыми лапками книга. Книга о Доме, в котором живут призраки, маги, дети, древние фараоновы кошки и мудрые паучихи. О Доме, в каждом камине и в каждой трубе которого поселился ветер, негромко рокочущий сказки своих странствий для тех, кто всегда рад прислушаться к ним. О доме, по которому ребенок готов ходить бесконечно, заглядывая на огромный запыленный, засыпанный песками вечности чердак, где наверняка дремлет спящая красавица, читающая мысли. И тихим, как падение песчинок в часах, шепотом рассказывает свои истории мумия древней принцессы. А можно спуститься в погреб — и там. конечно, в самом темном углу, где-нибудь за замшелыми, окутанными паутиной бутылками, дремлет бледный вампир.

Книга о Семье. Не о нечисти, не о нежити — а о волшебном темном зеркале, в котором видит свою семью и взрослых маленький ребенок с живым воображением. Маги, крылатые волшебники, порой монстры, но чаще — любящие и могущественные бессмертные, с которыми не страшен этот большой и незнакомый мир дневного света и людей, не способных летать. Непоседы, привидения и древние мудрецы, собирающиеся в залитом медным светом свечей доме раз в год, чтобы внести в жизнь малыша изумление, смятение, страх и бесконечный восторг.

Недаром Брэдбери с такой любовью вспоминал свою молоденькую тетушку Неву, которая на Хэллоуин устраивала для него и другой малышни в семье волшебство и сказку: дом оказывался закутан в бархат и сказочные ткани, под лестницами обнаруживались волшебные подарки, а свечи превращали комнаты в мерцающие пещеры джиннов.... И наверняка всей ребятне казалось, что их юная тетя — волшебница и умеет читать мысли :) И вот, спустя очень много лет, Брэдбери снова пустился в странствие по залам и коридорам волшебного, живого, полного чудес и добрых чудовищ Дома.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Теодор Старджон «Extraordinary Seaman»

Aryan, 27 июля 2012 г. 16:49

Я давно и нежно люблю этот рассказ. Не за какие-то необыкновенные литературные достоинства, которых, в общем-то, нет. И не за полет мысли фантаста — рассказ из ранних, когда автор еще плавал на торговых судах и писал 5-долларовые скетчи для газетной колонки.

Люблю за виртуозное умение Старджона сконцентрировать полноценную повесть или даже небольшой роман в 5-6 страниц. Сохранив при этом всю эмоциональную сложность, мелкие оттенки чувств, показав одним смешным жестом целую гамму переживаний.

Богатая и своевольная девушка «с золотым сердцем», которая волей родственников вынуждена отправиться в необычное морское путешествие — но не на фамильной яхте, а на обычном рабочем сухогрузе. Странный матрос с выводящей из себя привычкой обескураживать ее по любому поводу. Конфликт, ссора, задетое самолюбие, бессонные ночи — и желание во что бы то ни стало доказать «этому наглецу».... Хеппи-энд с (предсказуемо) неожиданным финалом.

Приходилось видеть 200-страничные любовные романы, в которых, по-сравнению с этой маленькой вещицей, было на 190 страниц больше — и куда меньше лирики, смысла и доброго ехидства.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Теодор Старджон «The Long Arm»

Aryan, 25 июля 2012 г. 00:25

Две с половиной страницы чистого смешного и точного психологизма. Остается только признать, что, видимо, для начинающих писателей полезно безостановочно писать короткие рассказы-фельетоны для ежедневной газетной колонки. Ибо оттачивает умение отсекать лишнее и позволяет в 2-3 страницы уложить вот такой крохотный шедевр.

Преступник и преследующий его детектив... темная аллея, ужас и сожаление в душе преследуемого, упорство и тяжелая воля его преследователя. Схватка, короткое бегство и позорное пленение.

И финальный разговор по душам, от которого читатель фыркает, давится чаем и сползает со стула от смеха :)

Это уже классический Старджон — точность языка, глубина характеров, доброта и лукавая улыбка, смешанные в одном стакане. Пить с соломинкой :)

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Теодор Старджон «Ex-Bachelor Extract»

Aryan, 23 июля 2012 г. 18:59

Сентиментальная безделушка, забавная тем, что и сейчас, больше, чем полвека спустя, запах, упомянутый в рассказе, по-прежнему не утратил своей волшебной силы. И периодически в разделах «советы женщинам» можно увидеть «если вы хотите, чтобы мужчина при виде вас вспоминал все самое приятное в жизни — дом, маму, чудесные пироги и плюшки, уют и ласку...», не забывайте об этом запахе.

А ларчик (флакон с духами) просто открывался! :)

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Теодор Старджон «East Is East»

Aryan, 21 июля 2012 г. 20:49

Один из ранних рассказов Старджона, под которым наверняка мог бы не без удовольствия подписаться сам О.Генри. Оба писателя владели фантастическим умением, как джина в бутылку, упаковать целую повесть, жизнь и историю любви в 3-4 страницы, не пожертвовав ни смыслом, ни эмоциями , ни юмором.

Крошечный эпизод из «ревущих 20-х», эпохи джаза и джайва, и девушек в коротких шелковых платьях, отплясывающих чарльстон в подозрительных тавернах с лощеными набриолиненными юношами. Эта история вполне могла бы быть коротким черно-белым фильмом эпохи немого кино — c Луизой Брукс или Кларой Боу в главной роли. Комедия положений, обманка, шутка — и ироническая точка в конце, на которые Старджон был такой мастер :)

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Теодор Старджон «Сокамерник»

Aryan, 18 июля 2012 г. 15:12

Один из ранних рассказов Старджона — стиль еще не вполне оформился, но странное ощущение жутковатого давящего бессилия, которое владеет человеком, который выполняет определенные действия и никак не может понять, почему он их выполняет — передано блестяще.

Ну, и как-то сразу в памяти всплывает Куато из Вспомнить все — уж очень похожие и пугающие образы получились, несмотря на то, что Куато действовал в интересах человечества.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Теодор Старджон «Golden Day»

Aryan, 18 июля 2012 г. 14:49

Поставила 6 баллов только потому, что, на мой вкус, сентиментальность несколько зашкаливает. Но это очень милый. добрый и ласковый рассказ — о двух любящих друг друга людях, идущих к своему дому через цветущие луга. Как в большинстве ранних рассказов Старджона, фантастики здесь нет и в помине. Это лиричная и очень нежная зарисовка, как маленький идиллический акварельный этюд, где золотой день, домик под плетистыми розами, изгороди, луга и две маленькие радостные фигурки мужчины и женщины. И, как всегда у Старджона, совершенно неожиданный финал :)

Оценка: 6
⇑ Наверх