Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Sprinsky» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Грабиньський, Кларк Эштон Смит, Коммунизм, Олесь Бердник, мифопорно, переводы, поэзия, поэмы, статьи, стихи, стихи в прозе, юмор
либо поиск по названию статьи или автору: 


Статья написана 20 апреля 07:47

*

CZAS I KLEPSYDRA

Время и клепсидра

Не удивителен ли образ сего измерителя времени? Символический образ; будущее, просачивающееся сквозь плотное течение настоящего в залежи прошлого.

Мгновения бесконечно умирают в угоду жадному прошлому; они впитываются в бездонную пропасть, чтобы превратиться там в еще один слой бессмертного древа жизни.

Всякая новая истина полна претензий; она хотела бы впитать в себя и захватить другие; пока время — Великий Корректор — не определит ей правильное место в ряду истин вчерашних.

*

ETYKA LINII

Этика линии

Вероятно, наиболее этичная линия — это прямая, потому что она продолжается бесконечно. Наименее нравственна круговая, потому что она постоянно возвращается к себе. Эллиптическое движение небесных тел на самом деле неэтично, являя собой вечное кружение с а т е л л и т о в, если только кто-нибудь из них не вырвется из рабской орбиты и смело помчит по касательной в загробный мир. Слава великим одиноким безумцам!

*

WĘZŁY CZASU

Узлы времени

Настоящее — присутствие — текущий момент — словно узлы на вечно переливающейся волне времени, сгустившиеся в сознании человека с того берега.

Прошлое и будущее — пучок лучей, разливающихся во все стороны бытия; настоящее — точка их пересечения


Файлы: kara-delik-gif.gif (2839 Кб) часы.jpg (45 Кб)
Статья написана 20 марта 2016 г. 13:25

Проф. др. Роману Поллакову посвящаю 1

*


Познакомились в поезде. Забжеский возвращался тогда с похорон скоропостижно скончавшейся невесты, окутанный свежим крепом грусти, еще пропитанный атмосферой дома скорби.

Зацепила его первой — по какому-то несущественному поводу. Отвечал поначалу неохотно, почти невежливо, в мыслях находясь где-то далеко отсюда. Однако медленно победила воспоминания о покойной, и господин Казимеж начал обращать на нее внимание.

Может, инстинктом женщины почувствовала ангела смерти рядом с ним? Подобно розам любви, что охотно приживаются на могилах...

Когда выходила из вагона, выразил сожаление по поводу скорого расставания. Тогда назначила ему первое свидание в... поезде.

- Через три дня, — говорила, очаровательно улыбаясь, — возвращаюсь этим же поездом в Черск. Прошу быть у окна поезда в Рудаве, где буду садиться. Только не надо на этой станции со мной здороваться. Понимаете? Как будто мы совсем не знакомы. Прошу также быть готовым к тому, что мне придется возвращаться в компании; тогда сяду в другое купе.

- Но в таком случае возникает вероятность больше никогда не встретиться, — заметил Забжеский, которого начинала интересовать эта женщина, — если вы всю дорогу будете в компании…

На лице госпожи Лунинской отразилось удовольствие.




Статья написана 20 марта 2016 г. 13:20

Впервые опубликовано в еженедельнике «Tygodnik Ilustrowany», № 28-30, 1921.

Каролу Иржиковскому посвящается

Началось это еще тогда — четыре года назад, в тот странный, ужасающе странный полдень августовского дня, когда Ядвига в последний раз вышла из его дома ...

Была тогда какой-то не такой, как обычно, какой-то более нервной, и словно в ожидании чего-то. И прижималась к нему так страстно, как никогда раньше ...

Потом вдруг быстро оделась, закинула на голову свою несравненную венецианскую шаль и, горячо поцеловав его в губы, ушла. Ещё раз мелькнул там, у выхода, край ее платья и тонкий контур туфельки, и всё закончилось навсегда...

Через час после этого погибла под колесами поезда. Одонич так и не узнал, была ли эта смерть результатом несчастного случая, или Ядвига сама бросилась под разъяренную от скорости машину. Ведь она была существом непредсказуемым, эта смуглая, темноглазая женщина...

Но не в том суть, не в том. Та боль, то отчаяние, то неутолимое сожаление — всё это было в том случае таким естественным, таким обычным. Но не в том суть.

………………………………………………




Статья написана 20 марта 2016 г. 13:16

Рассказ был написан в 1913 году.

Опубликован в «Pro arte», 1919, ч. 2, стр. 11-16.

*************************************************

C оврагов полетели новые табуны ветровых посвистов и, пролетев над заснеженными полями, ударили челом в белые сугробы. Согнанный с мягкой постели снег сворачивался в причудливые сплетения, бездонные воронки, хлещущие плети и в каком-то безумном вихре рассыпался белой сыпучей пылью.

Наступал ранний зимний вечер.

Ослепительная белизна метели наливалась синеватым цветом, перламутровый блеск на горизонте переходил в хмурый сумрак. Снег сыпал без остановки. Большие лохматые космы появлялись откуда-то сверху совсем бесшумно и стелились пластами по земле. Подрастали на глазах стога сена, натягивая на себя огромные широкополые снежные шапки, и куда не кинешь взгляд, торчали похожие на скалы снежные заносы

Постепенно ветер успокоился и, сложив свои усталые крылья, подался завывать куда-то в чащу. Пейзаж медленно обретал более чёткие очертания, проявляясь на вечернем морозе.

Ожарский упорно брёл по большаку. Одетый в тяжёлый кожух, в грубых сапогах до колен, увешанный измерительными приборами, молодой инженер одолевал снежные завалы, преграждавшие ему путь. Два часа назад, отбившись от группы товарищей, ослеплённый метелью, он заблудился в поле и после бесполезных блужданий окольными путями в конце концов пошёл наугад, пока не выбрался на какую-то дорогу. Теперь, увидев, с какой скоростью падают сумерки, он напряг все свои силы, чтобы добраться до человеческого жилья, пока не наступила сплошная тьма.







  Подписка

Количество подписчиков: 45

⇑ Наверх