Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «ismagil» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

"Азбука", "Варшавский договор", "Власть", "Гарри Поттер", "За старшего", "Книгуру", "Убыр", diwana, kindle, АБС, Аткинсон, Бекмамбетов, Бондарчук, Великобритания, Веркин, Гагарин, Джонни То, Дивов, Жарковский, ИДМ, Иванов, КГБ, Калмыков, Кинг, Китай. Джонни То, Китано, Корея, Костин, Крапивин, Лазарчук, Лукьянов, Лях, Марджани, Новый год, Пелевин, Покровский, Россия, Рыбаков, СМИ, СССР, США, Симашко, Стивенсон, Стругацкие, ТВ, Татарстан, Тырин, Успенский, Щепетнев, Ъ, Япония, авторское право, библиотеки, боллитра, буктрейлер, видео, война, вуз, выставка, деньги, детектив, дети, детлит, детская литература, детская литература. "Гарри Поттер", детская литература. "Убыр", детство, дружба народов, журнал, журналы, загадка, зомби, игры, издательский бизнес, издательства, издательства. издательский бизнес, интервью, интернет, интернет-магазин, история, картинка, картинки, кино, книги, книгоиздание, книготорг, книготорговля, конкурс, космос, критика, личное, магазин, магазины, мемуары, мистика, мультипликация, мультфильмы, названия, нон-фикшн, обложка, обложки, отзывы, перевод, пираты, политика, потери, праздник, праздники, премии, разведка, рассказ, рейтинг, рецензии, римейк, рисунки, рок, рунет, сериал, сказки, слова, смолл-пресс, социальные сети, татар, триллер, турбореализм, тюрки, ужасы, фантастика, фантастика. Галина, фантастика. детская литература, фантастики, фольклор, фото, читалки, шпионаж, шпионы, юмор, язык
либо поиск по названию статьи или автору: 


Страницы: [1] 2

Статья написана 22 января 2013 г. 17:21

Алистер Маклин

По жаркой провинциальной Франции ползет собравшийся со всей Европы цыганский караван — вперемешку джипы, кибитки, жилетки, усы, кинжалы и зловещие тайны. А вокруг с крайне независимым видом шныряет пара джентльменов, в которых ничто не выдает агентов английской разведки, кроме острого языка, осанки, пристрастия к боксу и факта вписанности в роман Алистера Маклина.

Я полюбил Маклина в ранней юности, прочитав подряд "Наваронскую десятку", "Крейсер "Улисс"" и "Ключом был страх". Все книжки были страшно захватывающими, и все — довольно разными. Дальше было грустнее: каждый следующий роман любовь не убивал, но чуть подстужал: он заметно походил на предыдущие, что искупалось изобретательностью и здоровым цинизмом автора. И тут пришел караван в Ваккарес, представляющий собой трэш и угар, которому даже содомия не нужна.

Кабы автор был другим, я бы задорно похихикал и похвалил талант пародиста, не упустившего ни одного штампа из маклинова рукава. Но как роман Алистера Маклина книга выглядит абсолютно бессовестной и довольно беспомощной попыткой прокатиться на давно сгнившей банановой шкурке.

Честь и хвала автору, который умудрился кататься на этой шкурке еще полтора десятка лет. Но я лучше сойду.


Статья написана 22 января 2013 г. 15:58

Кейт Аткинсон

Йоркшир, наши дни. Милая сожранная Альцгеймером старушка-актриса каждые пять минут судорожно пытается вспомнить, на каком свете находится — и тут же вляпывается в очередную мелкую неприятность. Суровая толстуха из службы охраны супермаркета судорожно пытается забыть кошмарные события полицейской юности — и неожиданно для себя покупает дочку соседской наркоши. А Джексон Броуди, бывший военный, полицейский, нувориш и муж, а ныне растерянный неудачник и немножко сыщик, вяло, но все равно судорожно пытается разобраться с происхождением австралийской клиентки — и с методами содержания отбитой у незнакомого жлоба собачки.

К четвертой книге Аткинсон то ли притомилась, то ли решила не париться с формальными поводами. Цикл http://zurkeshe.livejournal.com/287865.html">"Джексон Броуди" считается детективным, однако широкая международная общественность ценит его не за несомненную розыскную интригу, а за изящный стиль, едкий слог и изощренное бытописательство, по которому школяры лет через сорок будут изучать жизнь Объединенного Королевства. Ну и пущай этого будет побольше, а всяких ОРМ поменьше, решила, видимо, автор. И была пожалуй что права. Броуди вроде бы занят кучей дел: ведет текущее расследование, тоскует по дочке, копает в сторону сынишки, ищет мошенницу-жену, упихивает в рюкзачок собачку, которая покорно упихивается, а сама, как сказал бы БГ, глядит на него глазами, дерется и трудно копошится в мусорном баке, — но на самом деле катается, как бильярдный шар, от стенки к стенке, и никто его, бедного, не приголубит и не зашлет от борта в лузу.

Анастасия Грызунова предлагала назвать свой перевод (близкий к гениальному, между прочим) "С утра пораньше, пес со мной" – и это было бы не только остроумно, но и очень точно. И честно к тому же. Подкачанный, решительный и брутальный Броуди не может совершить ничего путного – разве что дюлей такому же подкачанному накинуть. Самая испуганная тетка разведет решительного-брутального как ребенка, а самая безмозглая старушка одним неловким движением рассечет узел, который должны был прихватить и удушить половину очень симпатичных героев.

Аткинсон чем дальше, тем меньше скрывает, что смотрит на нечесаную мужскую часть мира со снисходительным женским превосходством — не в смысле феминизма и прочего аболиционизма, а в смысле "а жена шея" — хотя по этой шее и прилетает постоянно.

Ей — можно.


Статья написана 18 апреля 2012 г. 18:21

Алан Брэдли

Английская глубинка, 1950 год. Дочь сурового филателиста, одиннадцатилетняя оторва с повадками юной леди, деятельно носится по подвалам и чердакам ветхого поместья, сотрясает окрестности пыхтеньем и скрипом раздолбанного велосипеда, варит чудовищные яды в лаборатории и строит козни ехидным старшим сестрам — в общем, живет счастливой насыщенной жизнью, которая вдруг утыкается в чарующую беду. На веранде обнаружен мертвый бекас с наколотой на клюв почтовой маркой, следующий мертвец возникает на грядке с огурцами, и это уже человек, незнакомый и рыжий. А подозреваемый — отец. Улики против него, полиции все ясно, да и сам отец, в общем-то, не против ареста. Сестры рыдают, прислуга в шоке, и только одиннадцатилетняя Флавия может увязать все нити, уходящие в далекое прошлое, восстановить картину преступления, причем не одного, вычислить истинного убийцу и спасти отца — а заодно и себя саму.

"Сладость на корочке пирога" — лауреат британской детективной премии, откровенно поздний остросюжетный дебют 70-летнего канадского литератора и первая часть очень обаятельной серии про сыщицу Флавию. Об авторе мало что известно, но его личность (даже если согласиться с тем, что она выдумана) все объясняет насчет обаяния. Трепетная любовь к английской глубинке, британскому характеру и старым-добрым-временам в лесистых холмах выдает уроженца королевской колонии, который об этих холмах мог только мечтать — всю жизнь (что не отменяет ехидства слов "факиры в Индии, бывало, пялились прямо на солнце, пока мы их не цивилизовали").

Ну и возраст решает, конечно: в цикле про Флавию де Люс классический детектив 20-х откровенно встречается с детской серией "Альфред Хичкок представляет: приключения юных сыщиков". При этом очевидно, что аттракцион затеян именно что для взрослых, не забывших те сногсшибательные приключения, способных простить тот факт, что убийца более-менее очевиден уже в середине романа, а также оценить ироничную стилистику, в которой выдержан роман. Типа:

"Фели испытывает особенное отвращение к рвоте на своих туфлях, полезная особенность, которой я время от времени пользуюсь."

"Без мертвеца грядка с огурцами выглядела странно неинтересной."

"Одним из главных удобств жизни рядом с деревней является то, что в случае необходимости туда можно быстро добраться" (шедевр, сопоставимый с максимой героя раннего Шварценеггера "Знаешь, за что я особенно люблю спальни? За то, что в них всегда есть кровать").

"Отцы с выводком дочерей перебирают их имена в порядке рождения, когда хотят позвать младшую, и я давно привыкла, когда ко мне обращаются «Офелия Дафна Флавия, черт побери»."

Перевод, кстати, хорош, о традиционную для последних лет местоименную запутку ("Мой долг — помочь отцу, и он пал на мои плечи, особенно потому, что он теперь сам не может помочь себе") можно споткнуться лишь пару раз.

В общем, любителям старого-доброго очень рекомендую.


Статья написана 26 марта 2012 г. 02:07
Себастьен Жапризо

В январе 1917 года конвойная команда водит по французским окопам пятерку приговоренных к смерти самострелов. Казнь все не случается, и вдруг принимает чудовищное воплощение: преступников выталкивают на поле перед окопами. А утром начинается наступление. Два года спустя невеста самого безобидного из сгинувших солдатиков, несовершеннолетняя красотка с парализованными ногами, узнает обстоятельства гибели любимого и зарывается в эту историю сначала для того, чтобы узнать подробности, потом — чтобы выяснить, не ее ли суженый был одним из тех, кто вроде бы спасся из бушавенской мясорубки.


Жапризо останется в веках автором двух гениальных психопатологических детективов про выживающих женщин. Все, что он делал до и после "Дамы в очках..." и "Ловушки...", почти несущественно (хотя "Убийственное лето" задирает градус экзистенциального всесожжения до невыносимого уровня, а "Купе смертников" и киноповести лихи и виртуозны). "Помолвка", последний роман Жапризо, именно что несущественна. Хорошо придуманная и обстоятельно рассказанная история, ушлый автор которой подогнал к фабуле кучу дополнительных смыслов — в основном гуманистического свойства, — но не слишком озаботился их вплетением в сюжет. Текст, выгонявшийся, такое ощущение, на голой технике, представляет собой привычную автору и милую ухогорлоносу его постоянной протагонистки кружевную скороговорку про синие жакеты с выточками, сердитых тетушек, мускулистых молодцев на мотоциклах и, естественно, прикосновения, которые не забываются. К тому же на старости Жапризо впал в низовую классическую традицию, насытив текст деталями и фигурами вроде преступных капитанов и мстительниц с кинжалом, свойственными, скорее, книгам про Рокамболя и прочие парижские тайны.
В общем, для любого другого автора это было бы вполне удачное и мастеровитое изделие, заслуженно претендующее на успешную экранизацию (привет Одри Тоту). У любого другого автора я бы такое сроду читать не стал (пока, Одри Тоту). А на имя Жапризо повелся.
Победил он меня напоследок.


Статья написана 21 марта 2012 г. 15:46

Вчера на радостях заскочил в новый квази-"Макет" у Курского вокзала (истово рекомендую) и, помимо очередных лошадиных энциклопедий (для дочери) купил (для себя) книгу "Только не дворецкий".

Я не очень люблю дохэмметовские — ну и вообще классические — детективы. Но тут сперва на цену повелся (200 рублей), потом полистал и расперся совсем. О-очень классно сделан том: толстенный, с картинками, могучими комментариями, гениально художественно глоссарием, великолепным макетом и изобретательным вывертом в большинстве пунктов проекта. Маешь вещь, все дела. Надо теперь первую томину поискать, "Не только Холмс".

Вот только такие релизы и могут спасти недетскую бумажную книгу, чес-гря.


Страницы: [1] 2




  Подписка

Количество подписчиков: 71

⇑ Наверх