FantLab ru

Все отзывы посетителя Dobkachleo

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Павел Майка «Мир миров»

Dobkachleo, 5 декабря 18:03

«Богиня богов»

Рецензия на «Мир миров» Павла Майки

Если бы автор не принял участие в проекте «Вселенная Метро 2033», велика была бы вероятность, что я не только не заинтересовался бы этим романом, но даже мог им не заинтересоваться. Однако звёзды сложились так, что в 2014 году Павел Майка почти одновременно дебютировал с романом «Мир миров» и опубликовался с романом «Район обетованный» во «Вселенной». Ну, а я стал ждать оба романа на русском языке, благо оба обещали перевести, что и произошло в один и тот же год. Пять лет спустя.

Русское название романа меня немного смущает. Кажется, будто речь идёт о самой важной вселенной из великого множества, но нет, всё чуть сложнее: название склеено из романов со схожими в русском языке названий «Война и мир» нашего великого русского писателя Льва Николаевича Толстого и «Война миров» не менее великого английского писателя Герберта Джорджа Уэллса. Думается мне, что переводчицам стоило настоять на более дореволюционной версии написания названия, то бишь «Мир міров», что избавило бы от неверных смыслов.

Сохранение отсылки к обоим названиям существенно, так как роман можно смело считать вольным переосмыслением и продолжением «Войны миров», а на страницах книги можно встретить таких персонажей «Войны и мира», как граф Ростов и князь Кутузов. Иронично, что совсем недавно мне довелось посмотреть британский мини-сериал «Война миров». Он мне не шибко понравился. Пытаясь учесть современную тематическую повестку, его создатели (на секундочку, сценаристом значится автор ужасно спорной серии «Убить Луну» и более бойкой двухсерийки о зайгонах из сериала «Доктор Кто») довольно вольно обошлись с первоисточником. Вроде бы эпоха нужная, методы схожие, но что-то не то вышло в итоге. Осовремененная адаптация с Томом Крузом всё ещё лучше, да.

Так вот, «Мир миров» тоже особо не церемонится с первоисточником. Более того, фактически от романа Уэллса только сама концепция нападения марсиан на Землю и их проигрыш. Но воспользовались они некими мифобомбами, оживили нечистую силу, а проиграли не из-за местных бактерий, а потому что не учли монотеистические религии. Спустя полвека с гаком марсиане живут и здравствуют, став частью нового земного сообщества. Более того, марсиане — весьма условное название, этакий местечковый эвфемизм для слова «инопланетяне». Потому как марсиане в большинстве своём прибыли откуда угодно, кроме Красной планеты.

Поскольку напали «марсиане» на Землю посреди Первой мировой войны (хотя здесь её справедливо называть Великой войной, но об этом чуть дальше скажу), роман заодно замахнулся на такой жанр, как альтернативная история. И есть в этом что-то ото «Льда» Яцека Дукая. Вроде бы авторы даже знакомы и над чем-то вместе работали, так что могу предположить, что сходство не такое уж случайное. Но если Яцек сохранил Российскую империю и часть Польши в её пределах, а потом герои нашли способ «починить» мир, то Павел Майка рисует картину, кажущуюся более похожей на мир прошлого века. Но это лишь на первый взгляд, если совсем не присматриваться.

Второй мировой войны, судя по всему, не было вовсе, поэтому экспорт коммунизма не состоялся. Аналог СССР называется Вечной Революцией и вобрал в себя наихудшие черты красного террора, бурлившего как раз в годы Великой Войны. Беларусь поглощена Вековечной Пущей, Украина превратилась в Дикие Поля, на которых укрылись хорошие русские (если так разобраться, то даже революционно настроенные злодеи — поляки, что даже забавно), а Польша стала, с одной стороны, Речью Посполитой, а с другой, — королевством в составе некой Республики Наций. Есть ещё Великая Тайга, но как она соотносится с Вечной Революцией, я, если честно, не до конца понял. Что там с Африкой, дальней Азией и Америкой, непонятно вовсе.

Из-за возникновения разномастных духов и иже с ними известная часть мира то ли застряла на уровне 1920-х годов, то ли ушла ещё глубже в прошлое. Космос никто не осваивает, для «марсиан» он вообще потерян (видать, толковых инженеров не завезли). А ведь основное действие происходит в 1972 году, то есть спустя 15 лет после начала космической эры, запущенной Советским Союзом в реальном мире. Если не ошибаюсь, продолжение «Мира миров» называется «Войны просторов» и разворачивается через пару веков в космосе, так что за людей можно быть, наверное, спокойным, хотя с прогрессом мифические существа и пришельцы им насолили.

На фоне этого причудливого мира и разворачивается история мстителя Мирослава Кутшебы. У него в союзниках множество необычных созданий, а сам он нанимается на службу к «марсианину» Новаковскому, якобы для поиска каких-то сокровищ. Подан этот союз несколько невнятно, потому что основную часть романа персонажи только и делают, что куда-то тащатся, кого-то ищут и с кем-то сражаются. Флэшбеки построены по той же схеме, с той лишь разницей, что там мотивы Мирека обозначены более явственно.

Сами герои выписаны достойно, они выглядят живыми и разными, а немного пространный, но хорошо переданный переводчицами язык располагает к дальнейшему чтению. Если бы не слабоватый, на мой взгляд, сюжет, который при желании можно было уложить в половину нынешнего объёма и в четверть пройденной территории, я мог бы назвать роман прекрасным образчиком польского, славянского фэнтези. А так, увы, при достоинствах описаний и концепции, «Мир миров» получился всего лишь средним. Но вспомним, что это был дебют автора, вспомним, что позже им написанный «Район обетованный» я считаю лучшей книгой «Вселенной» за этот год, и понадеемся, что дальше автор набрался опыта и набил руку.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Игорь Вардунас «Метро 2033: Слепая тропа»

Dobkachleo, 17 ноября 19:37

«Чужой дом»

Рецензия на «Метро 2033: Слепая тропа» Игоря Вардунаса

Давайте поговорим о магических числах. Одно из самых распространённых — три. Оно кажется устойчивым, к нему часто обращаются в священных текстах, магических ритуалах, суевериях и традициях. Геометрия тоже на стороне тройки: по трём точкам можно однозначно задать плоскость, поэтому стул на трёх ножках окажется устойчивее, чем на четырёх, у которого одна короче остальных.

В литературе три тоже имеет своё отражение — я имею в виду популярность таких циклов, как трилогии. Автор, написавший трёхкнижие, может собой гордиться: он рассказал определённую историю в трёх томах и может штурмовать новые вершины. Вот только не всегда история умещается в три части, герои начинают жить своей жизнью и требовать к себе больше внимания. Да и читатели, если трилогия снискала популярность, желают вновь окунуться в тот же мир, хотя сколь часто оказывается, что продолжение получается хуже оригиналов, а новый финал перечёркивает достижения предыдущего. После четвёртой и последующих частей мир никогда не будет прежним, а самому автору надо раз за разом учитывать всё больше им же введённых реалий и подчёркивать новые и интересные факты, чтобы не потерять интерес своей аудитории.

О «четвёртых частях трилогий» во «Вселенной Метро» говорят не первый год. Я сейчас не беру в расчёт вторые трилогии Сергея Антонова, Анны Калинкиной и Андрея Буторина (у последнего они и вовсе не имеют каких бы то ни было значительных связей), а также второй цикл Дмитрия Манасыпова и соавторские проекты Ольги Швецовой. Речь именно о расширении цикла с «устойчивым» числом и уже ясным финалом. Тут я, впрочем, немного лукавлю. Не всегда авторы «закрывают» третьим романом задуманную историю, оставляют место для новых идей. Кажется, первым заговорил о возможном продолжении Андрей Дьяков, любимец метро-публики и автор трилогии «Тени Пост-Петербурга». К сожалению или счастью, он до сих пор не взялся за написание романа «Домой», и цикл новым романом не дополнил. Дальше был Денис Шабалов, и вот он как раз довёл дело до печатного конца. С одной лишь оговоркой: «Без права на ошибку» он издал сам, без посредничества официальных издательств. Позже Туллио Аволедо заговорил о возможном спин-оффе о Патриархе Марко, но можно ли его будет расценивать именно как четвёртую часть и будет ли она вообще, время покажет.

Наконец мы приходим к предмету обсуждения. Как все уже поняли, Игорь Вардунас всё-таки решился на полновесное продолжение о своих героях в рамках классической «Вселенной Метро 2033». Мы узнаём, как обосновывается на новом месте, на чужой земле, между прочим, русская община, как относятся к этому знакомые и незнакомые местные жители и какие опасности подстерегают людей на архипелаге. Возникает закономерный вопрос: нужно ли было нам всё это узнавать? Что ж, с одной стороны, да, мы избавились от приторно-сказочной неопределённости в конце экс-трилогии, с другой же стороны, мы могли ограничиться тем оптимистичным финалом и надеяться, что больше никто этих многострадальных путешественников не потревожит.

Часто авторы отказываются плодить сиквелы, а читатели, в противном случае, отказываются читать написанные продолжения, утверждая, мол, дальше надо додумывать самим читающим, что там с героями будет. Однако, если закрыть глаза на пару персонажей, чья история подошла в «Слепой тропе» к концу, фантазировать о судьбе героев можно и дальше, просто теперь не на весь 2034 год, а на его половину и далее, далее, далее.

Вместе с тем роман всё равно стоит особняком от остальной трилогии. Да, между выходом первой и второй частей прошло около пяти лет, а между третьей и четвёртой — порядка трёх, стиль написания и характер изложения изменились кардинально. Во многом иные характеристики обязаны самому месту действия: раньше мы вместе с героями рассекали океаны и моря, теперь же медленно продвигаемся с острова на другой остров. И, хотя времени между событиями прошло всего ничего, все герои как будто подросли. Лера теперь законная жена Мигеля, Батон пытается вернуться к охоте на монстров, Паштет и Треска поражаются окружающему, а жители Пионерска и Фарер присматриваются друг к другу. Я бы даже сказал — учитывают друг друга, потому что многие действия теперь оцениваются чуждыми людьми, и важно избежать ссор и более серьёзных конфликтов.

Местами события напоминают «Край земли» Сурена Цормудяна (любопытно, что к предшествующим его книгам для «Вселенной Метро 2033» наведены отсылки), только событий, пожалуй, всё же поменьше. Мы узнаём героев с новых сторон, да и знакомые черты смотрятся как-то иначе. Особенно это касается Птаха, который из эпизодического юродивого превратился чуть ли не в одного из важнейших персонажей романа. И да, как иначе узнать героев, кроме как не бросив их в гущу событий, к которым они были не то что не готовы, но не ждали, что они стрясутся. Жаль только, что второстепенных персонажей Игорь раскрывает совсем немного. То ли старался не сделать их чересчур гротескными (ведь большинство добавившихся лиц — иностранцы), то ли… хочется сказать, что готовил на убой, но тут меня автор одурачил.

Почему-то послевкусие от романа меня не захватило так, как от третьей и особенно первой части. Наверное, я больше люблю простор. А может, я не поспел за изменившимся стилем автора. Так или иначе, «Слепая тропа» имеет ряд своих преимуществ, есть и определённые недостатки, но всё это дело вкуса. Главное, что Чучундра — хвостатый талисман цикла — всё также радует!

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Юрий Мори «Метро 2035: Эмбрион. Поединок»

Dobkachleo, 3 ноября 14:38

«Криобанк. Поиск»

Рецензия на «Метро 2035: Эмбрион. Поединок» Юрия Мори

Совсем недавно во «Вселенной Метро 2035» загорелась новая звезда — Юрий Мори дебютировал в крупной литературной форме с романом «Эмбрион. Начало». Теперь же выходит его продолжение, над которым автор начал работать ещё до выхода первой части. За такой срок стиль написания и взгляды писателя не могли кардинально измениться, и тем удивительнее перемены, которые претерпел цикл ко второй книге.

Самая заметная и простая перемена — это место действия. Если почти всё «Начало» было сосредоточено на столице Черноземья, то «Поединок» уводит и нас, и героев почти на сотню километров прочь от административного центра. Разумеется, не обходится без флэшбеков, и вот там вновь появляется Воронеж во всей своей постъядерной красе.

Следующая перемена коснулась, как это всегда бывает, персонажей. Не могу сказать, что разительная, но отношения между знакомыми персонажами становятся несколько иными, хотя роль главного героя остаётся за Катом. Более того, весьма любопытно, как автор легко и элегантно оставляет именно его в центре внимания, в то время как второстепенным достаётся лишь довольствоваться краткими, но приятными появлениями.

Третья перемена опять же совершенно банальна, но в совокупности с двумя другими накладывает свои особенности на повествование. Дело в том, что мы делаем мгновенный скачок из тёплого июня в морозный ноябрь. До сих пор недоумеваю, как я не догадался, узнав одно из рабочих названий. Если у обоих предыдущих авторов «Вселенной Метро 2035», также успевших выпустить сиквелы, время года если и меняется, то погода — не особо, то отличить начало лета от снежного конца осени легче лёгкого. Героям приходится кутаться в тёплое, форсировать сугробы, сетовать на недружелюбную погоду и так далее.

Казалось бы, перемены совершенно просты и ожидаемы, а как они вместе меняют тон повествования! Дополним ещё одним нововведением. В первой части некоторые эпизоды были написаны от лица диверсанта-маньяка, личность которого я хоть и предполагал, но до последнего (то есть до получения явных доказательств) имел сомнения. Здесь же каждая четвёртая глава (кроме последней кратной, по объективным причинам) написана от лица новой злодейки, о которой мы узнаём буквально всё: и прозвище, и фамилия-имя, и то, как она спаслась от бомбардировок, и где, и что было дальше, как она дошла до жизни такой… Весьма неприятный, не вызывающий жалости, но при этом более-менее убедительный персонаж. Есть гады, вызывающие иррациональную симпатию (типа Алексея Колмогорова из пока-трилогии Ольги Швецовой), а есть гады, убить которых хочется и самому, невзирая на все тяготы его (или её) бытия.

Любопытно, что от хода с тайными личностями Юрий отказываться не стал, и на сей раз он вводит персонажа, которого никто не видел, от лица которого не написано ни строчки, а всего одна вовремя ввёрнутая фраза дала мне возможность раскрыть всю интригу с этим героем. Но, как и в случае с маньяком из «Начала», убедиться, что верно сопоставил два и два, было приятно, ведь окончательно всё раскрывается только в самом конце.

Все новые герои так или иначе несут в себе какой-то отпечаток тайны, ни о ком не рассказывается всё, кроме, конечно, Охотницы, от которой всё же написана немалая часть произведения, да и мотивы её для остальных всё-таки туманны. Такой подход позволил подойти к владетелям воронежских областных группировок примерно так же, как Дмитрий Глуховский поступил с руководителями московских фракций. Только… Юрий идёт ещё дальше, и показная игрушечность их государств усугубляется жестоким решением о судьбе их глав.

А есть ещё загадочные порчи, с которыми связана одна из загадок первой части, плюс демонический торговец радиацией, у которого своя борьба. Они вносят в пусть игрушечные, но вполне реалистичные декорации элемент потусторонней загадочности, делающей весь роман более хитроумным, нежели квест из точки А в точку Б через ещё несколько точек, где удаётся установить координаты пресловутой Б. Поиски Чистого Града, по наследству доставшиеся Кату от его хорошего друга, приводят к неожиданным результатам, которые, смею верить, обязательно выстрелят в третьей, заключительной части трилогии.

Подводя итог прочитанному, хочу подчеркнуть, что, несмотря на все различия между «Началом» и «Поединком», сиквел не потерял в качестве и закрученности текста. Читать так же интересно, как первый роман, а упомянутые различия делают сюжет продолжения вполне новым, усиливая увлекательность чтения. Короче говоря, с нетерпением ждём окончания истории о сталкере, с которым вечно что-то случается!

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Сергей Валентинович Антонов «Метро 2033: Харам Бурум»

Dobkachleo, 15 октября 22:09

«Голову снесло»

Рецензия на «Метро 2033: Харам Бурум» Сергея Антонова

Сергей Антонов когда-то стал одним из первых авторов «Вселенной Метро 2033». Его «Тёмные туннели» вышли вторым по счёту романом зарождавшейся почти десять лет назад «Вселенной Метро 2033» и завоевали бешеную популярность. Роман перевели на несколько языков, он получил ряд сиквелов, в том числе в составе уже второй трилогии автора, но к ним интерес был, насколько я понимаю, ниже. История движется по спирали, и спустя столько лет мы вместе с создателем Анатолия Томского и Николая Носова возвращаемся к тому, с чего начались их приключения.

Первым делом хотел бы обратить внимание на то, что «Харам Бурум» не просто приквел «Московских туннелей», а фактически сольник Вездехода. А ещё на него оказали сильное влияние и последующие книги самого Сергея Антонова, включая даже рассказ «Tabula Rasa», и «Метро 2035». Меж тем, хотя роман предваряет популярную историю, будучи написанным самим её автором, он не первый приквел «Тёмных туннелей».

2015 год открыл роман «Код зверя» Киры Иларионовой. Казалось бы, обычный роман-путешествие об отряде северян, но будущая обладательница бронзы ЛКВ ввела в повествование персонажей Буторина, Дьякова и Антонова. Разумеется, в контексте данной рецензии особенно интересно последнее камео. Там появляется собственной персоной профессор Корбут! Надеюсь, не будет для кого-то спойлером, но выясняется, что он получает данные о проекте по созданию суперсолдат под названием «Целестис» и присоединяет к собственному проекту «ГМЧ».

Здесь мы и сталкиваемся с небольшой, если смотреть на роман не просто в целом, а в рамках всей вселенной, но всё-таки проблемой. Насколько я знаю, Сергей Антонов мало внимания уделяет романам своих коллег о городе, про который тоже пишет. Из-за этого связи, наведённые к его же произведениям, и реалии, установленные другими, трещат по швам, и можно только радоваться, что почему-то ничего не рвётся. В общем, мы узнаём, что Михаил Андреевич зашёл в тупик со своим экспериментом, и ему нужны новые подопытные, когда он получает какие-то полезные препараты. К счастью, ближе к концу романа акцент с его линии переходит на линию его сына, так что вполне можно допустить, что успеха он добился не в последнюю очередь благодаря данным «Целестиса».

Другой приквел, тоже частичный, — это «Пифия-2» Сергея Москвина. Тёзка автора «Харам Бурума» тоже всех книг о Москве не читал, но со временем подготовился лучше, много консультировался с Анной Калинкиной, Ольгой Швецовой… В общем, если первый роман немного оторван от остальных и тяготеет к «Метро 2035», как и обсуждаемая новинка серии, то в сиквеле однофамилец генсека Красной Линии помещает сатанистов во главе с… Хароном в древние подземелья Китай-города (не путать с одноимённым комплексом станций!). Аккурат в апреле дьяволопоклонникам приходится перебраться на новое место, коим оказывается богатая на дизтопливо Тимирязевская, а Харона смещает амбициозный Коготь. Честно говоря, я так и не разобрался, учтён ли такой поворот в романе Сергея Антонова, но какие-то намёки на это есть, и это радует.

Как ни странно, «Пифия» тоже имеет своеобразную связь с «Харам Бурумом». Как выясняется из нового романа, Вездеход родом с овеянной тайнами Полежаевской, и пионера серии, как и автора первого романа о Сибири, заинтересовали эти тайны. Первую половину мы как раз узнаём в «Пифии». Люди, кто остался на станции, благополучно убились от инфразвука, вызванного Червем (он, кстати, мельком появляется и здесь, но в иной форме), но оставался вопрос, куда же делись тела?! Приквел «Московских туннелей» даёт на это ответ, и я бы хотел надеяться, что два змееподобных вида, обладающих способностью вызывать инфразвуковые волны, связаны между собой.

От «Метро 2035» остался в наследство и жилой (и развратный!) Цветной бульвар. Как бордель станция упоминается и у Сергея Москвина, а ведь «Пифия» с «Пифией-2» разворачиваются в первой половине весны, в то время как «Харам Бурум» — ну, где-то в её же середине. Между тем в «Царстве крыс» Анны Калинкиной мы видим гнездо разврата опустевшим и давненько мёртвым. Вряд ли Сергей учитывал сиквел «Станции-призрака», но — вот же повезло! — Вездеход устраивает так, что чисто теоретически судьба станции может оказаться предрешена.

Довольно много я сказал о различных связях «Харам Бурума» и трилогии «Московские туннели» с другими романами, а ведь о самом романе толком и не сообщил ничего по сути. Что ж, пора переходить к нему самому.

Мы следим за развитием двух линий: Вездехода и Корбута (то старшего, то младшего, тут не принципиально). Узнаём больше о трудностях профессора, прошлом карлика, проблемах коменданта. Стиль автора мы уже впитали в себя благодаря двум предыдущим трилогиям, и себе Сергей не изменяет. Разве что вышеупомянутое «Метро 2035» оказывает больше влияния, чем раньше, но только на некоторые реалии сеттинга. Красная Линия по-прежнему показывается в отрицательном свете, другие тоже в критическом, зато во всём этом любопытна роль Макса Добровольского, которая действительно удивляет, когда мы узнаём о нём немного больше.

Возвращаясь к Красной Линии, хотел бы обратить внимание на семью Субботиных-Блюмкиных. В конце прошлого года автор консультировался со мной по поводу настоящего имени товарища Москвина, в результате вместо него, чую, большую роль сыграл Субботин-старший. И вот почему-то, несмотря на некоторые действия его младших родственников, мне становится его жалко. Есть в его истории что-то такое, что вызывает сочувствие, на которое, мне кажется, автор и не рассчитывал, вводя этих трёх персонажей. Ну, тем сильнее нелюбовь к нашим привычным злодеям Корбутам.

Прежде чем приступать к чтению этого романа, я на всякий случай проверил, где, когда и кто появляется в книгах «Московских туннелей» и вспомнил, что Вездеход вовсе не появлялся в «Тёмных туннелях», но, начиная с «В интересах революции», играет важную роль вплоть до «Рублёвки-3», где, впрочем, роль не столько важная, сколько нужная. Однако о нём мы правда толком ничего не знали, и «Харам Бурум», будучи, как я говорил в начале, ещё и его сольником, заполняет необходимые пробелы. Герой раскрывается лучше, становится живее и ближе. Хороший, выверенный текст, полный ярких сцен, не дающих заскучать, способствует тому как нельзя лучше!

Действие романа заканчивается там, где начинаются «Тёмные туннели», и предполагать какие-то продолжения глупо, хотя бы потому, что они, так сказать, писались ещё с 2009 года, охватывая длинный хронологический промежуток с мая 2033 по март 2034 года. И всё же терять пионера серии не хотелось бы. Может быть, теперь, когда самые главные белые пятна его главной метроистории заполнены, он вправе поведать историю совсем другого места — например, его родного Быхова? Это было бы здорово, я уверен.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Анна Калинкина «Метро 2033: Сетунь»

Dobkachleo, 22 сентября 12:38

«Стан»

Рецензия на «Метро 2033: Сетунь» Анны Калинкиной

Существует по крайней мере два типа авторов: реалисты и мистики. Реалисты даже в фантастике следуют условиям нашего мира и подчиняют им все фантастические допущения. Мистики же видят описываемые события в необычном свете, подвергают окружающие явления сомнению и подчас наделяют их сверхъестественными свойствами.

Анна Калинкина, подобно Дмитрию Глуховскому, в моём понимании как раз мистик. Постъядерный мир в её работах полон тайн, загадок, недомолвок, всегда содержит в себе элемент неуверенности в надёжности людей и объектов. Байки, которые рассказывают герои, обрастают жуткими подробностями, и отличить правду от вымысла становится трудно.

На сей раз Первая леди «Вселенной» привнесла новый источник сомнений. То есть не то что бы новаторский для серии, но почему-то раньше я не обращал внимания, что такое тоже возможно, а благодаря Анне, можно сказать, прозрел. Речь идёт о ментальном влиянии. Обладающих телепатическими или хотя бы эмпатическими способностями созданий в мире «Метро» полным-полно, начиная с чёрных в «Метро 2033» Дмитрия Глуховского и заканчивая тройняшками в параллельно вышедшем романе Владислава Выставного «Крыша мира. Карфаген».

Ментал в «Сетуни» особенный тем, что его нам толком и не показывают, зато намёков предостаточно. Необходимо задать вопрос: насколько велика его сила и есть ли она вообще? Когда не знаешь, чьи мысли думаешь: свои или чужие, наведённые, — теряешь частичку себя, дезориентируешься. Именно в таком положении оказываются жители укреплённого подвала в овраге близ реки Сетунь. Мы следим за тем, как зародилась, как устраивала быт и как дожила до 2033 года их маленькая община, через Михаила и Светлану узнаём их мысли и чаяния, но даже по прочтении уверенности, кто стоит за всеми злоключениями, нет. Проще всего свалить все беды на какого-то неведомого монстра и так трудно признать, что порой за всем стоит человеческий фактор.

Анна Калинкина легко и ненавязчиво выделяет многочисленные разнообразные пороки человека, от безобидной лени, переходящей в апатию, до всеуничтожающей ксенофобии, завязанной на предрассудках и стереотипах. При этом не чувствуется какой-то намеренный посыл, всё констатируется так обыденно, что веришь каждой черте каждого действующего лица. Нет ощущения, что люди строят козни потому, что так надо по сюжету, все конфликты выглядят более чем естественными, как если бы авторесса лично наблюдала за судьбой Михаила и его близких и рассказала нам правду о них.

Поднимается и довольно щекотливый вопрос любви между теми, кто рос вместе с детства. И речь идёт не об одноклассниках или соседях, а о юноше и девушке, ставших братом и сестрой, потому что их родители-одиночки однажды образовали новую семью. Я, правда, не уверен, что такие дети называются сводными, как-то всегда считал, что у сводных обязательно один из родителей общий. Хотя есть примеры и такого двусмысленного употребления, из-за чего бедная пара столкнулась с народным гневом, пусть и не успевшим вылиться в нечто более грозное.

Женщины Михаила имеют между собой кое-что общее: и Лана, и ни разу не любимая, но претендовавшая на него Тина показаны круглыми бездельницами. Да, они то и дело помогают хозяйственной Гуле по хозяйству, Лана даже детей во всём бункере воспитывает, но в основном их деятельность описывается как «лежит и часто болеет» или «лежит и читает книгу». Тем не менее, каких-то универсальных выводов Анна из этого не делает, оставляя читателям самим решить, как относиться к этим и другим персонажам.

Лучше всего характеры проявляются, когда людей бросают с головой в неприятности. Запертые в довольно скромном по размерам помещении, выжившие предаются страху и сами культивируют ужас в своих душах. Масла в огонь подливают языческие истории Ланы и существующие поблизости безумные поджигатели, поклоняющиеся Мёртвой Матери, а также случайные раненые путники и, конечно же, исковерканные радиацией существа. Мир получается действительно опасный, а туманом неизвестности он пугает ещё больше, хоть нам и кажется, что уж в Москве-то мы всё мысленно исходили. А непростая история двух ненастоящих брата и сестры становится отдушиной, проводником в этот чуждый нам мир и делает повествование ближе к сердцу.

У Анны Калинкиной получилось совместить в одном романе безнадёгу постъядера, тяготы первых дней (хоть они и не шокировали меня так, как в своё время описание первых дней на Смоленской у Сергея Тармашева в «Каждому своё», надо делать поправку на то, что война в мире «Метро» была чуть менее жестокой, и многое уцелело и на поверхности, и под землёй), убедительные отношения между людьми и даже антиутопический максимализм родом из «Метро 2035» (интересно, теперь ганзейцы тоже отнекивались бы от существования Рублёвки?). Уж не знаю, будет ли продолжение, но я считаю, что истории не обо всех задействованных персонажах рассказаны до конца и когда-нибудь мы сможем узнать их судьбы более точно.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Владислав Выставной «Метро 2035: Крыша мира. Карфаген»

Dobkachleo, 8 сентября 15:38

«Видящий»

Рецензия на «Метро 2035: Крыша мира. Карфаген» Владислава Выставного

Всего чуть больше полугода прошло с выхода «Крыши мира», а мы уже имеем возможность прочитать её продолжение. Ничего предосудительного в такой скорости нет. Первая часть была написана ещё в прошлом году и ждала какое-то время в очереди на выпуск. Зато читатель быстрее узнает, как восприняли жители Карфагена вылазку Змея на вершину Эльбруса.

Само название в каком-то смысле спойлер к происходящему. Если «Крыша мира» намекала, что на эту самую Крышу Мира отправятся герои, то на сей раз логично было предположить, что героям предстоит разбираться с трудностями внутри родного рудника. А их там хоть отбавляй. Проблемы, обозначенные в предыдущем томе, очертились ещё явственнее, а к ним добавились новые. Тут же попутно отмечу, что по тексту разбросаны в понятном для не читавших или резко подзабывших «Крышу мира» виде подсказки, так что, хотя романы крепко связаны, катастрофы, пожалуй, не случится, если кто-то начнёт с «Карфагена».

Так вот, Карфаген. По прочтении первой части может показаться, будто мы узнали о нём всё, несмотря на всю запутанность мироустройства этого подземного мегаполиса. Ха-ха, как бы не так! К уже знакомым секторам и областям добавляются новые локации, в том числе настоящие пещеры. Наблюдаемый контраст между уже привычным поселением и неизведанными каменоломнями настолько бросается в глаза, нося при этом отпечаток общей тревоги о грядущем бедствии, что картинка в голове выстраивается чёткая и увлекательная. Этот же контраст отлично работает на атмосферу.

Финал «Крыши мира» намекал на то, что люди наконец-то могут выбираться на поверхность, обустраивать там быт и тому подобное. Но проходит месяц, как Змей вернулся, а воз и ныне там. Никто не хочет не то что лезть на высокогорный холод, даже верить в синее небо над головой отказывается! Все эти проблемы напоминают «Метро 2035», но есть одно существенное отличие: у Змея отлично подвешен язык. В «Карфагене» он редко показывает навыки посредника, но, во-первых, ситуация не располагает, а во-вторых, тем ярче редкие случаи, когда он ими пользуется. Там есть, кстати говоря, одна сцена, связанная как раз с этим умением, которая, как мне кажется, на экране смотрелась бы лучше, чем вышла в тексте, однако сама идея того, что там произошло, делает эпизод весьма пронизывающим.

Артём из трилогии Дмитрия Глуховского оратором не был, собственное достижение обнулил идеей-фикс о других выживших, и мало кому он стал интересен. Змей из дилогии Владислава Выставного страдает от противоположной проблемы: свою идею-фикс он, так скажем, не выбирал, а карфагеняне разделились во мнениях о его роли в обществе. Артём, о котором знали многие, вряд ли был чересчур узнаваем. Змея же знает каждая собака, и он сталкивается с довольно далёкой многим загвоздкой: бременем известности. Надо отдать ему должное, при всём своём норове, посредник ухитряется до поры до времени не привлекать к себе внимание. Другое дело, что эти периоды коротки, зато показывают нашего оратора с другой стороны, ещё больше раскрывая персонажа.

Однозначным достоинством я вновь назову финал. Камерные романы становятся заложниками самих себя, заставляя героев либо топтаться на маленьком пятачке земли (в данном случае подземелий), либо копаться в собственном сознании. При таком раскладе трудно вырваться из замкнутого круга и поставить яркую точку. У Владислава получилось, благодаря финалу все элементы встали на свои места, и можно довольно заявить, что роман удался!

Конец романа получился в меру слегка пафосным, весьма трогательным и достаточно жизнеутверждающим. Если Карфаген в «Крыше мира» напомнил грубую версию Эмбера, то роман «Карфаген» финалом похож на концовку первого романа о городе Эмбер. Отсюда следует закономерная мысль: приключения Змея не кончились, теперь уже точно пора обустраиваться наверху. Напоследок хочется обратиться к Змею: «Дружище, ты уделал Артёма, грозу чёрных из Москвы! Ты сделал то, что ему толком не удалось!». Остаётся надеяться, что триквел, если он состоится, не обесценит усилия протагониста.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Константин Бенев, Ирина Баранова «Метро 2035: Город семи ветров»

Dobkachleo, 9 августа 09:46

«Столица семи народов»

Рецензия на «Метро 2035: Город семи ветров» Ирины Барановой и Константина Бенева

Семь лет назад творческий тандем Ирины Барановой и Константина Бенева дебютировал в крупной форме с романом «Метро 2033: Свидетель». Аннотация началась неожиданным сравнением Северной Конфедерации с Багдадом, где всё спокойно. Теперь это сравнение в равной мере применимо к другому азиатскому городу — Баку-2035.

Практически сразу после завершения работы над «Царицей ночи» дуэт приступил к написанию нового романа о родном городе Константина Бенева. И довольно скоро довёл его до победного конца. Разумеется, полгода с небольшим — это не слишком маленький срок, но на фоне легендарного долгостроя, предшествовавшего ему, новую историю мы получили чуть ли не мгновенно.

Для творческих личностей важен кураж, и не важно, речь идёт об артисте или об авторе художественного произведения. Кураж несёт с собой вдохновение и самую искреннюю вовлечённость в процесс. Напротив, когда дело идёт со скрипом, с большими перерывами, результат может получиться хорошим, но как фальшивая ёлочная игрушка: выглядит здорово, а не радует. «Город семи ветров», как когда-то давно «Свидетель», написан на кураже, и большую роль в этом сыграл генератор идей и весьма позитивный человек — Константин Бенев, вложивший со своей стороны в новый роман не только душу, но и приятные воспоминания о детстве. Ирина Баранова, более прагматичная, серьёзная и обстоятельная, свела весь текст, добавила, как мне кажется, чуть больше обычных человеческих историй, делающих сказку — а «Город семи ветров» напоминает именно сказку, не всегда добрую, но потрясающе восточную — более убедительной, близкой к сердцу. Особенно любопытно, как на линию Али Бабаева и его семьи накладываются одно за другим другие события, от лица иных персонажей, но не размывают её, а замечательно дополняют недостающими звеньями.

Итак, из далёкого и, в общем-то, знакомого Санкт-Петербурга 2033 года авторы нас переносят на сотни километров к югу и на два года вперёд — в столицу Азербайджана 2035 года. Если в Питере я однажды был, то Баку посещать не доводилось. Для меня этот город незнаком. Уверен, я не один такой, и перед авторами, как, впрочем, и всегда, стояла непростая задача показать город как место и как людей, его населяющих. Нам рассказывают о различных национальных и районных общинах, затрагивают историю страны и города, объясняют психологию бакинских двориков. Со страниц романа будто летят ароматные запахи вкусных блюд, доносятся крики счастливой детворы, стучат игральными костями беззаботные старики, слышится гомон живого города. Да, Баку пострадал от Катастрофы, но его шарм, по крайней мере, как его воспринимают авторы, оказался спасён, он перенёсся под землю и там укоренился по-новому.

Долгое время «Город семи ветров» выглядит как гостеприимный путеводитель по жилому метрополитену, как добрая сказка о ничем поначалу непримечательном держателе кафе Али Бабаеве, которому жутко везёт даже в логове бандитов. Если ваше внимание усыпили, значит, жди двигающих сюжет бед и невзгод. И они не опаздывают. Добрая сказка оборачивается… совсем недоброй, если воздержаться от подробностей. Местами авторы решаются на жестокость, достойную «Игры престолов» (хотел было оговориться, что не в политическом смысле, но и такой там мелькает). Однако ни на минуту 2Б не забывают о той уютной атмосфере, которую сами же и создали. Разбойники не кажутся карикатурами, но и абсолютным злом не выставляются. Простые люди способны действовать героически, и главный герой и к нему приравненные — из таких. Лидеры общин не оторваны от реальности и стараются поступать по уму и по совести, хоть это и не всегда простые решения. Всё как в жизни, только краски ярче.

Не обошлось и без сюжетных поворотов. Особенно удивляет происходящее под конец. Правда, лично меня некоторые события оставили в некотором скепсисе, но в рамках всего сюжета они работают и делают его более цельным. Как итог, мы получили чётко выстроенную историю, полную как важных дополнений, так и приятных деталей, оживляющих мир постъядерного Баку. Здесь живые, чувствующие герои, здесь город со своей историей до и после Катастрофы, здесь неоднозначно чёрное, но всё-таки понятное зло, и здесь не всегда честное, но всегда искреннее добро. Авторы подарили нам сказку, восточную сказку для взрослых, которая затрагивает столько струн в душе, что не оставляет равнодушным. А ещё дарует надежду на возвращение в этот гостеприимный город, дышащий жизнью даже после гибели всего мира.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Сергей Алексеев «Метро 2033: Кочевник»

Dobkachleo, 7 августа 23:09

«Чужестранка»

Рецензия на «Метро 2033: Кочевник» Сергея Алексеева

Прошло два года с выхода «Степного дракона», открывшего дорогу произведениям о постъядерном Казахстане. Да, формально страна оказалась на пути следования героев «За горизонт», но именно роман Шамиля Алтамирова можно назвать определяющим. Вслед за ним мы узнали местоположение зловредного Берегового Братства из трилогии «Конституция апокалипсиса», которое Денис Шабалов поместил в Атырау. Примерно через полгода вышел сборник рассказов «О чём молчат выжившие» с рассказом Ирины Бакулиной «Красное на чёрном» на борту, посвящённым Алматы.

Зимой 2019 года геймеры всего мира получили возможность сыграть в новую часть под названием «Метро: Исход», треть сюжета которой разворачивается в богатом на разнообразие природы Казахстане. Спустя ещё полгода в книжной серии выходит новая история об этой немаленькой и уважаемой стране. Казалось бы, трудно в условиях тумана войны наладить связи между разрозненными произведениями практически всех видов (разве что фильмов не хватает), но у Сергея Алексеева получилось.

Шамиль Алтамиров и Сергей Алексеев дружат между собой, сюжеты их книг происходят в одной стране, и тем приятнее найти отсылку к «Степному дракону». И не просто отсылку, а довольно-таки сюжетно оправданную. И даже не одну, а целых две. Упоминается и Береговое Братство, правда, на уровне далёких слухов, а бывшая столица республики и вовсе появляется в качестве одной из локаций, и её судьба хоть и выглядит значительно мрачнее представленной в рассказе, учитывает его реалии. А дух «Безумного Макса», который я ощутить не могу, ибо не смотрел фильмы, но который могу предположить по схожей стилистике обложки «Кочевника» и постера одного из фильмов франшизы и названию «Дорога ярости» одной из глав, ранее использовался в «Степном драконе», в игре «Метро: Исход» и… в романах Дмитрия Манасыпова, хоть он пишет о родной России.

Здесь же отмечу схожесть стилей Сергея Алексеева, Дмитрия Манасыпова и Шамиля Алтамирова. Есть у них общая обстоятельность и кровожадность. Их романы в равной мере исповедуют реализм и не отрицают мистические или просто сверхъестественные явления. Первое привносит убедительности в повествование, укрепляет выстроенные сообщества и картину разрушений здравым смыслом и логикой, а также вдыхает жизнь в персонажей. Есть нечто общее между Морхольдом, Азаматом, Хаундом (персонажами Дмитрия Манасыпова), Басмачом (главным героем Шамиля Алтамирова) и Шалом (протагонистом «Кочевника»). Все они нюхнули жизнь, способны на убийство, следуют негласному кодексу чести, ищут справедливости и желают простого человеческого счастья (обычно, увы, недостижимого). Каждому достаётся не особо опытный подопечный (чаще девушка), которого жизнь тоже успела помучить, и между ними налаживается крепкая духовная связь, вида хоть в огонь, хоть в воду. Не любовная, поколения разные, ближе к отношениям родителя с ребёнком. В случае Шала это молодая китаянка Фань Вэйци — пожалуй, лучший персонаж в романе и одна из самых ярких героинь во «Вселенной». С ней связано много забавных сцен, с ней же — и несколько берущих за душу. И, казалось бы, куда уж контрастнее, к ним с Шалом в придачу добавляется дознаватель из Шымкентского Каганата Александр Лемке. Как к нему относиться, я так до конца и не разобрался, больно персонаж неоднозначный, однако тем и лучше — он не одномерный, хотя порой кажется, что именно таким он себя и подаёт.

Не обошлось и без главного злодея. Или, точнее, братьев-злодеев. От их лица ведётся часть повествования, и всё выглядит довольно правдоподобно, без высмеивания и без излишних гипербол. Любопытно, что параллельно с казахстанским «Кочевником» вышел азербайджанский «Город семи ветров», и подача злодеев в обоих случаях не только не умалила качества «тёмной стороны», но и не сделала её чересчур привлекательной. В целом, есть между ними и кое-что ещё общее, хотя стилистически это совершенно разные истории. В обоих делаются отсылки к советскому фильму «Белое солнце пустыни», в обоих хорошо проработаны злодеи, в обоих показывается налаженное постъядерное мироустройство (причём ведущие силы Баку и юго-восточного Казахстана примерно одинаково зависят от нефти).

И в обоих есть место чудесам. Да-да, вторая черта «Кочевника», наряду с реализмом, — задействование сверхъестественного. Ничего из ряда вон не подразумевается. Всего лишь один мальчик-мутант, ладящий с животными. Подобно Даше Дармовой из трилогии «Дорога стали», юный Мейрам вдруг понадобился сразу нескольким силам. Отдуваться приходится немолодому наёмнику. Только если Морхольд быстро нашёл девицу в беде, на долю Шала выпадает много больше неприятностей, не позволяющих сразу выполнить взваленное на него задание. Затем уже появляется Фань, и сюжет идёт совсем по другой, не менее полной боли, невзгод и схваток колее. И основные цели у охотника за головами более прозаичны и ясны: старая добрая месть банде, уничтожившей его поселение, его друзей и соседей.

Сюжетные линии накладываются друг на друга, переплетаются порой неожиданным образом, образуя удивительный восточный букет, которым желаешь любоваться как можно дольше, но, как и всегда, книга не бесконечна, и всему приходит конец. Финал «Кочевника» разворачивается в Алматы, где преподносит читателю, внимательно следившему за судьбами героев, неожиданное событие, после чего фраза «Душа развернулась, а затем свернулась» становится не просто похвалой, а буквально характеристикой этого замечательного и каждой строчкой убедительного романа.

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Сергей Чехин «Метро 2033: Свора»

Dobkachleo, 22 июля 20:05

«Вожак»

Рецензия на «Метро 2033: Свора» Сергея Чехина

Сергей Чехин присоединился год назад к «Вселенной Метро 2033», создав новый мини-цикл, состоящий из рассказа «Не сегодня» и романа «Спящий Страж». Оба произведения описывали знакомую по «Безымянке» постъядерную Самару, которую автор воспринимает как аналог своего родного города, если бы в нём было метро.

Роман «Свора», как и ранее вышедший рассказ «Гордей», переносится на сотни километров к западу и представляет во «Вселенной» Белгород — тот самый родной город Сергея Чехина. Легко проглядываются параллели между двумя мини-дилогиями в плане их выстраивания. Сначала выходит рассказ, затем его продолжает роман. Однако на сей раз главный герой другой, а вклад рассказа в основном географический.

Что ж, несмотря на присутствие намёков и отсылок на предыдущие работы Сергея, «Свору» правильнее всего рассматривать как отдельное произведение, где автор имеет полный карт-бланш и, как следствие, спокойно управляется с персонажами и локациями, зная, что не нарушит установленных ранее канонов и не перечеркнёт кому-то ещё его задумку.

По большому счёту, в «Своре» можно выделить две сюжетные линии: малолетнего отморозка Германа, не лишённого чести, и принципиального доктора Марка Фельде. Мысли последнего автор успешно скрывает, маскируя за текущими действиями. На самом деле та роль, которая ему отведена, мне кажется несколько спорной, если не вдаваться в подробности, но зато позволяет удивиться, что можно отнести к достоинствам сюжета.

Сам автор предусмотрительно обращает внимание читателей на то, что идея частично заимствована из цикла «Ведьмак» Анджея Сапковского. Сходства действительно видны невооружённым глазом, однако хватает и различий. Отличается выбор «ведьмака», мотивы, трансформация человека, а все монстры сводятся к адским псам и, куда ж без этого, людям.

Тон романа разительно отличается от подачи предыдущего. Если «Спящий Страж» с непосредственностью рассказывал любопытную историю, связанную с белым куполом за павшим Рубежом, и там действовали ранее установленные правила, а сам город некоторым читателям показался недостаточно хорошо представленным, то здесь и темп, и восприятие немного иные.

Мелькают и шуточки с подколами, и лёгкие забавные моменты, но их окружает совсем не такой легкомысленный контекст. Есть серьёзная угроза, дан способ её решения, и он, как это всегда бывает со способами, не лишён недостатков (не путать с недостатками сюжета!), что требуют обязательного устранения. Заключаются они в поведении и состоянии главного исполнителя, потенциального спасителя города от Своры. От него требуется перерасти из огрызающегося волчонка в матёрого волчару за предельно короткий срок, чтобы не стало слишком поздно, не погибнув при этом.

Отдельного внимания заслуживает сам город. С одной стороны, его не так уж много: есть несколько опорных локаций, одна из которых — просто Лес. (Или всё же не просто?) С другой стороны, уделяется внимание и городским легендам, и воспоминаниям прошлого, и собственно описаниям самого города. Для слежения за сюжетом без потери в «пространстве» данных описаний, на мой домоседский взгляд, хватает. Получилась интересная, хоть и не особо гостеприимная локация в рамках «Вселенной Метро 2033», а её главная аномалия с застывшими навеки, словно в воске, телами людей, животных и даже растений — это чудесная находка ещё со времён рассказа.

«Свора» открывает на карте мира «Метро» Белгород, населяет его непростыми, но живыми персонажами и порой удивляет не слишком ожидаемыми поворотами (впрочем, по-настоящему неожиданным я бы назвал только финальный, хоть частично и знал, что там будет). Как мне кажется, Сергей справился с новым для себя вызовом и успешно ввёл в серию свой родной город. Автор раскрыл себя с новой стороны, не закостенел сразу в одном амплуа, а значит, идёт верной дорогой.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Дмитрий Манасыпов «Метро 2035: Преданный пёс»

Dobkachleo, 14 июля 17:30

«Недобрый Кот»

Рецензия на «Метро 2035: Преданный Пёс» Дмитрия Манасыпова

Свершилось! «Вселенная Метро 2035» до недавнего времени состояла из «взрослых» продолжений книг классической серии и совершенно новых романов. Теперь же в ней зародился первый цикл. Сейчас это дилогия «Пёс против зверья». О его второй части мы и поговорим.

Год назад Дмитрий Манасыпов представил в рамках мира «Метро» нового героя — Хаунда, с чьей точки зрения и ведётся большая часть повествования. Разумеется, имеется уже ставшая традиционной серия интерлюдий, на сей раз от лица уже знакомого нам Зуба. И если линия главного героя, хоть и полна разнообразных событий, читается по-своему спокойно, почти размеренно, то «Дорога ярости» Зуба составляет процентов на девяносто сплошной экшен, и по окончании каждой вставки нам приходится переживать за героя. Я не смотрел фильмы о Безумном Максе и не могу судить, насколько крепкая отсылка заложена в заглавии этой сюжетной линии, но, думаю, поклонникам той франшизы и, само собой, творчества Дмитрия Манасыпова такое соотнесение придётся по душе.

Что же касается основной сюжетной линии, то здесь нас кидают в гущу событий, но совсем не так, как с Зубом. Я всегда поражался умению авторов мучить и даже калечить своих персонажей, а Хаунд как раз испытывает на себе всю любовь своего создателя. То, что случилось с лицом героя на обложке, — ещё цветочки. Следить за развитием событий увлекательно, батальные сцены хорошо перемежаются условно мирными (но в основном не особо добрыми) разговорами.

Порадовало появление Ерша. Он совсем мельком упоминался ещё в прошлой части, а в недавнем рассказе «Вайнах» играет не последнюю роль. Оглядываясь на прочитанное, мне хочется, чтобы историю лодочника-мутанта продолжили. Наблюдать за ним, если так можно выразиться, забавно, он играет на контрасте с грубым Хаундом, оттеняет его нрав и привносит что-то новое.

Отдельно хочется поговорить о том, что вообще составляет текст «Преданного Пса». Я сейчас имею в виду отнюдь не сюжетные линии, не героев и даже не так интересующие меня локации, хотя об этом тоже замолвлю слово. Описания! За всеми схватками, перепалками и размышлениями можно не заметить, как Дмитрий Манасыпов, причём это в равной мере относится и к его предыдущим работам, красиво умеет обрисовать окружающий мир. Словно художник, он наносит на белый холст выверенными мазками небо, землю, птиц, погоду, добавляет общую атмосферу медленно сдающей позиции Беды и помещает, наконец, туда старых-добрых колоритных персонажей.

Ввиду того, что главный герой — мутант, взявший много от хищных зверей, чьим достоянием можно выделить обоняние, картину углубляет описание запахов. Причём не раз и не два Хаунд, разбирая их, становится похожим на доморощенного Шерлока Холмса. (А когда ему кто-то делает зло, на уже опытную Арью Старк.) Разборы запахов прекрасно не только сообщает о творящемся кругом, в том числе с окружающими Пса людьми, но и подкрепляет образ героя-мутанта.

Если «Злого Пса» я постфактум сравнил с брутальной версией «Безымянки» Сергея Палия и надеялся на полномасштабную войну метро с фейсами, то «Преданный Пёс», во-первых, удивил неожиданным развитием событий и больше напомнил «Дорогу стали и надежды» или, скорее, «За ледяными облаками», только будто вывернутыми наизнанку. В первом метро-цикле Манасыпова локации только-только раскрывались, а о большинстве герои и вовсе знали давно. Хаунд же, хоть и знает кое-что о мире за пределами родной Самары, там, похоже, не был, и, следуя за ним, мы как бы заново открываем и переоткрываем знакомые места, иначе глядим на них и больше узнаём. Нашлось здесь место и отсылкам на Морхольда (включая его дневник), и знакомству с Чёртовым эскадроном, введённым как раз в «ЗЛО». Даже Орден Возрождения — и тот упоминается!

«Преданный Пёс» не только развивает историю Хаунда (и Зуба, и даже Ерша), но и позволяет мысленно вернуться в те края, что встречались нам в предыдущих романах Дмитрия, что отчасти меняет наши представления о них, или, вернее, о живущих там людях. Мы в очередной раз убеждаемся, что идея, заложенная тёзкой автора и создателем проекта, — увидеть возрождение уничтоженного мира, дала отменные всходы.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Дмитрий Глуховский «Пост»

Dobkachleo, 28 июня 10:16

«Путь»

Рецензия на «Пост» Дмитрия Глуховского

Дмитрий Глуховский прославился трилогией «Метро», отдельными романами «Будущее» и «Текст», а также сборником «Рассказы о Родине». Некоторые его также знают как сценариста игр серии «Метро» и переводчика мультфильма «Девять». Особняком стоят американские и прочие англоязычные читатели, удостоившиеся в 2016 году эксклюзивного для США графического романа «Пост». Мы все думали, что он рано или поздно выйдет и у нас… раз уж с телесериалом о развалившейся России не вышло. Однако Дмитрий снова пошёл на эксперимент и обратил внимание на новую площадку для вещания творчества. Подкасты. Аудиоформат.

Считаю нужным признаться, что я не аудиал. Звуковую информацию воспринимаю с трудом, хотя на слух не жалуюсь. Я благодарен автору за возможность оценить «Пост» в более привычном для меня виде. Разумеется, при чтении акценты расставляются иначе, не так, как задумал автор или поняли режиссёр и актёры озвучки. Но в голове разворачивается такая картина, какой и поделиться не с кем. Оказываешься с ней наедине и сбежать от неё не можешь, потому что Дмитрий умеет не просто захватить внимание, а завлечь в самый мир описываемый.

Написав об ином восприятии аудиосериала в текстовом формате, я внезапно понял одну жутковатую вещь: жуть воображённая, конечно, пронизывает, но тот сюжетный поворот, что припрятал в рукаве автор, должен разорвать воображение слушателя, напугать его ещё больше, чем это могут прочитанные молча строки. Тем не менее, и так последние несколько эпизодов перевернули моё восприятие «Поста» с ног на голову и не по одному разу. Я действительно не сразу пришёл в себя после прочтения, настолько мощный отклик нашло произведение в моей душе. Оно жёсткое, даже кровавое, с характерными для Дмитрия Глуховского элементами и оглушающе сильное.

Постапокалиптика Дмитрия Глуховского строится на двух-трёх основополагающих факторах: главное поселение сюжета граничит с неизвестностью, откуда лезут какие-то упыри, а большая цивилизация сидит под боком, чванливая, высокомерная, заносчивая. «Метро 2033» такое: ВДНХ — последний форпост человечества на севере оранжевой ветки, что защищает всё метро от нашествия зловещих «чёрных», а Ганза и остальные не шибко рвутся помогать. «Метро 2034» такое: Севастопольская — последний форпост человечества на юге серой ветки (на самом деле нет, но им так кажется), что защищает, возможно, всё метро от нашествия зловещих упырей, а заодно обороняется от трупоедов с другой стороны линии; Ганза опять больше сосредоточилась на своих проблемах, нежели на отрезанной от неё станции-крепости. «Метро 2035» слегка меняет интонацию: здесь уже выжившие думают, что они последние свободные люди в разбомблённой России и должны защищаться от злобных натовцев-оккупантов и их шпионов, чтобы спасти метро, да только всё это — масштабный спектакль упивающихся властью Невидимых наблюдателей.

«Пост» не относится к миру «Метро» никак. Затрудняюсь вычислить дату войны и количество минувших с неё лет, и даже до конца не уверен, была ли война ядерная или хотя бы какая-нибудь Третья мировая, или всё ограничилось восстанием регионов, которое вылилось в что-то совсем иное. Полагаю, конец света наступил где-то в 2020-х годах (почему-то грешу на 2024 год), с тех пор минуло лет десять-пятнадцать. Определённо использовалось два вида оружия: химическое и ещё какое-то, определить которое я до конца не смог. Волга (наверное, и другие реки) отравлена, и Ярославский Пост — граница Московской империи (Московии) между пустоватым оплотом цивилизации, где что-то забыли китайцы, и полнейшей неизвестностью. Впоследствии выясняется, что Посту найдётся занятие на уровне ВДНХ и Севастопольской в мире «Метро», но сейчас я хочу сосредоточиться… на Москве.

Москвы в романе нет. Со времени «Будущего» Дмитрий не покидал в литературе родной город. Ну, то есть, недавно вышла игра «Метро: Исход», однако Москва там тоже есть, так что не считается. И всё же Москва описывается. С ней говорит Пирогов, о ней рассказывают местные жители… Складывается ощущение, что автор почему-то перешёл на антимосковскую риторику. Уже не власти (вымышленные — император явно не тот, на кого можно сперва подумать), а сами москвичи обвиняются в наглости, высокомерном пренебрежении соотечественниками, жестокости и себялюбии. Понятное дело, всё это подаётся от лица не живущих в столице, но сколько в них от Дмитрия — не берусь судить. Для меня важно не это. Так уж сложилось, что я могу различать метафоры, а вот воспринимать желаю нечасто. В общем, у меня сложилось впечатление, что то, что герои рассказывают о Москве, то, что слепо наблюдает по проводному телефону Полкан, — ничто иное как… ложь! Что не всё так чудесно и радостно в Москве, что творится там какая-то муть, которую ещё предстоит раскрыть Дмитрию. Недаром же он называет написанное первым сезоном. Грядут новые. Может, в них мы узнаем, что на самом деле творится на просторах Московии и в самом её сердце.

Есть ещё одна тема, о которой я ещё не сказал, но которая впервые вышла на первый план в реалистическом романе «Текст». Айфоны. Смартфоны. На мёртвых средствах связи с кучей дополнительных примочек выстроена одна из сюжетных линий (с натяжкой даже полторы). Соответствующие сцены с Егором напомнили пару похожих сцен в «Тексте», но поданные уже в другом антураже. Тут же не замедлила появиться мысль, что название аудиосериала (экс-комикса, экс-телесериала) может быть своеобразной отсылкой к нему. Ведь «пост», по одному из значений, — «публикация», запись в социальной сети или ещё где-то. Обычно текстовая. Но, думаю, это уже излишний смысл.

И всё-таки «пост» содержит больше смыслов, чем просто Ярославский Пост. Есть здесь и кусок названия жанра — «постапокалиптика», на что намекает и лаконичный слоган «После вас», и религиозный (фактически вынужденный) пост, и даже должность, крест, ноша. Открывая одно значение за другим, я поражался, насколько они отражают суть происходящего. И таких смысловых матрёшек Дмитрий оставил много. Если я все попытаюсь раскрыть, получится или чересчур сумбурно, или чересчур спойлерно, или и то, и другое. Сведу это к короткому тезису: «Пост» многогранен, он затрагивает множество тем, и получающаяся смесь вышла более чем взрывоопасной. Начинаясь как обычный камерный сказ, «Пост» сперва подробно останавливается на взаимодействии основных и второстепенных персонажей (благо три линии от лица совершенно разных героев тому способствуют), выписывая обстановку, переживания и отношения людей так убедительно, что невольно пронеслась мысль, что Дмитрий Глуховский в будущем может стать потрясающим бытовым писателем (в наилучшем смысле этой характеристики).

Несколько ярких событий, одно другого оглушительнее, врываются в сюжет, подстёгивают его, и третье из насчитанных пускает события на такую скорость, что пилотам «Формулы-1» впору увольняться. Финал потрясает во всех смыслах, и звуковое воспроизведение сделает его ещё более пробирающим до костей. Но потом всё кончается, и остаётся острое желание узнать, что будет дальше. А ещё — полная ошарашенность произошедшим. Равнодушным «Пост» точно никого не оставит!

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Юрий Мори «Метро 2035: Эмбрион. Начало»

Dobkachleo, 16 июня 23:30

«Криобанк. Катализатор»

Рецензия на «Метро 2035: Эмбрион. Начало» Юрия Мори

Премиум-серия «Вселенная Метро 2035» изначально задумывалась как клуб для избранных: лучших авторов фантастики в общем и «Вселенной Метро 2033» в частности. Истории предполагались с взрослым рейтингом 18+, что подразумевал мат, моря крови, постельные сцены и прочие прелести «не для детей». Нашлось место и поднятию весьма взрослых и серьёзных тем, таких как политика и экономика.

Поначалу всё так и было. Во всяком случае, более или менее. Гостями новорождённой «Вселенной Метро 2035» стали Сергей Недоруб и Владислав Выставной, оба ветераны литературного фронта. Третьим новичком, спустившимся в мир «Метро» под эгидой премиум-серии, стал Юрий Мори. В отличие от первых двух, он не просто гость, а дебютант в крупной форме. На его счету под сотню рассказов и даже стихов, но, насколько я понял, все они «жили» всё это время в Сети.

Как же разговоры о «клубе избранных», работах известных читателям авторов, пусть и необязательно ранее писавших во «Вселенную Метро»?! Самым чётким образом на этот вопрос ответил главный редактор обеих метро-серий Вадим Чекунов. Он видел рассказы Юрия, и стиль, язык тогда ещё незнакомого ему автора восхитил его. Первый роман тоже оказался выше всяких похвал — будущий дебютант выдал мощный, крутой текст, достойный не просто издания, а издания в премиум-серии «Вселенная Метро 2035»!

Как ни крути, все эти громкие слова — удел рекламных слоганов. Мы же собрались здесь, чтобы обсудить отнюдь не автора и его творческий путь, а конкретно его роман «Эмбрион. Начало». Ведь лучше всего о романе расскажет его собственный текст. Что ж, спойлер: реклама не врёт, роман получился ярким, качественным и достойным вхождения во «Вселенную Метро 2035».

Начнём с текста, который так поразил главного редактора. Читается легко, увлекательно, временами искренне сопереживаешь главному герою, временами яро возмущаешься поступкам отдельно взятых персонажей. Несколько раз ловил себя на мысли, что стиль Юрия Мори чем-то смахивает на стиль Владислава Выставного, который в начале года отметился выпуском «Крыши мира» в рамках этой же линейки книг. Ещё находил сходства с относительно кроваво-жестокими описаниями в духе Дмитрия Манасыпова и стремительными приключениями наподобие трилогии «Крым. Последняя надежда» Никиты Аверина (а База мне и вовсе немного напомнила Бункеры Возрождения, с той лишь разницей, что здесь не семена хранятся, а эмбрионы).

Однако не одной жестокостью и редко, но встречающимися матерными словечками текст достоин пребывания в рядах премиум-серии. Отнюдь нет! Для начала хочу отметить глобальный пласт: Дмитрий Глуховский в объяснительной записке к самой первой книге «Вселенной Метро 2035» обозначает идею новой линейки. Мир безусловно ширится, исследуется всё новыми писателями, но также и развивается. Безысходность идёт рука об руку с надеждой, и настала пора выжившим возвращать Землю. Об этом говорится и в «Эмбрионе. Начало».

Вторым пластом отмечу собственно литературный, или культурный, пласт. Я уже выше пару раз подчеркнул, что текст получился качественным, увлекательным, добавлю ещё — бойким. Главный герой, Кат, хоть и родился после Чёрного Дня (так как острое увлечение постъядером у меня давно прошло, с одноимённым циклом Алексея Доронина я так и не познакомился, гадаю — отсылка или совпадение?), любит петь старые песни, иногда ссылается на факты, кажущиеся даже мне, жителю неразрушенного мира, специфическими, а в «Повести никаких лет» Книжника углядываю явный кивок в сторону древнерусской летописи «Повесть временных лет». Такие мелочи оживляют, наполняют описываемый мир необходимыми мелкими деталями.

Наконец третьим пластом обозначу персонажей. Здесь не то что бы слишком много колоритных персонажей, но Кат — определённо один из таких. Острое чувство справедливости у него соседствует с непосредственной наглостью, что вместе порождает гремучую смесь, отчего у него постоянно возникают проблемы. Этакий положительный задира, вроде и подготовленный, а всё равно влипающий в неприятности. Единственная претензия: часто казалось, что парень старше своих лет, но списываю на воспитание, которое тот смог получить в различных убежищах. Остальные персонажи если и не такие яркие, зато прекрасно вызывают соответствующие эмоции. Гады — отрицательные, «добряки» — положительные, а неплохие люди с холодным отношением к возмутителю их спокойствия (то есть к Кату) — что-то среднее между недоумением и негодованием.

«Эмбрион. Начало» заявлен как, ну, собственно начало нового цикла. У меня есть предположения, как история может развиться, и отличный текст первой части сделал своё дело: прочитать сиквел («Эмбрион. Тёмный рыцарь», хе-хе) хочется уже сейчас.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Павел Майка «Метро 2033: Район обетованный»

Dobkachleo, 12 июня 17:59

«Король монстров»

Рецензия на «Метро 2033: Район обетованный» Павла Майки

Могу без преувеличения сказать, что я, и не я один, ждал выхода русского издания «Района обетованного» долгие годы. На языке оригинала он вышел ещё в августе 2014 года, а у нас его всё не было и не было. Выпуск перевода превратился едва ли не в шутку, в несбыточную мечту на фоне ежегодных предсказаний о закрытии серии в ближайший год. Однако «Вселенная» живёт и здравствует, и мы всё-таки дождались выхода истинно первого романа о Польше-2033 на русском языке!

Предыдущим романом, переведённым с польского, оказалась «Бездна» Роберта Шмидта. Её перевёл Сергей Легеза, не раз признававшийся, что он большой поклонник творчества Павла Майки. Судьба распорядилась иначе, и переводить первый метро-роман (а на самом деле оба) его любимого автора поручили другому переводчику, точнее, переводчице — Марине Тогобецкой. Мне сразу бросилась в глаза разница в подходе к переводу. Так как до этого я читал переведённые Сергеем романы «Бездна» Шмидта и «Сезон гроз» Сапковского, а также рассказ «Горный» самого Майки, я могу судить с некой долей уверенности об этой разнице. И при всём уважении к таланту Легезы, так вышло, что переводческий стиль Тогобецкой мне пришёлся по душе больше. Известно, что она достаточно быстро и качественно переводит, и на неё «повесили» всех ещё не охваченных русскими изданиями поляков «Метро». По прочтении «Района…» убедился, что она своё дело знает, и если бы не то и дело встречающиеся опечатки, этот перевод можно было назвать буквально идеальным.

Свой вклад внёс и оригинальный текст. Безусловно, бывают случаи, когда перевод оказывается лучше оригинала; хорошо, если на одном уровне; нередко получается, что локализованная версия проигрывает изначальной. Тем не менее, всех роднит зависимость от текста-первоисточника. Если он объективно плох, сделать из него конфетку не удастся при всём желании, как мне кажется, какими бы «кружевами» не украсил бы переводчик свою версию. «Район обетованный», на мой взгляд, получился замечательным с самого начала. Знакомые поляки рассказывали, что им в большинстве своём понравилась больше «Бездна», что и определило в конечном итоге её более ранний выход. Однако каждый читатель, вне зависимости от страны происхождения, имеют свою систему ценностей и вкусов, с которой он соотносит всё вокруг. Поэтому если кому-то роман Роберта зашёл (или зайдёт) лучше, чем Павла, это нормально. Мне же, как все уже поняли, по душе больше пришёлся всё-таки «Район…». Почему же?

Фантастика — жанр, недалеко ушедший от сказки, отчего многие, даже те, кто ей зачитывается, считают её развлекательным чтивом, забывая старую русскую пословицу: «Сказка — ложь, да в ней намёк: добрым мо́лодцам урок!». Авторы обычно это понимают и стараются вложить в свои произведения какую-то важную мысль, а то и протащить целую философскую концепцию (как, например, поступил Айзек Азимов). Павел Майка много раз заостряет внимание на культурной, социальной, исторической ценности искусства, а также — совершенно с другого бока — обличает человеческую жадность, подлость, враждебность по отношению к ближним своим. Его герои сетуют на ошибки, допущенные человечеством, которые никуда с ядерной войной не делись, откуда делают вывод, что наша цивилизация обречена, если не пойдёт навстречу изменениям. Другое дело, что надо понять: насколько значительны будут изменения, сохранится ли род людской в лице своих преемников? Однозначного ответа не ждите, лучше подумайте головой на плечах.

Отдельной похвалы заслуживает отношение автора к России, высказанное в романе. Самый первый роман «Вселенной Метро 2033» на польском языке отдаёт дань уважения родине проекта, как в историческом, так и в чисто человеческом плане. Один из ключевых героев — сталкер-одиночка, коих зовут духами, Весельчак, он же Русский. Коммунистка Нинель, при всей забавности как своей, так и хиппи-версии идеологии, долгие десятки лет проповедавшейся на территории России, тогда СССР, — один из самых колоритных персонажей романа. В Музее три из четырёх представленных в книге летательных аппаратов оказываются русскими (разве что не понял, почему их страной производства указывалась именно Россия, а не Советский Союз, но, может, там пишут современное государство). Есть одна небольшая фактологическая ошибочка, высказанная тем самым Русским: он говорит, что Ми-4А летали даже накануне ядерной войны, читай в 2013 году, хотя они устарели ещё в семидесятых, уступив Ми-8. Хотя, может, дух не особо разбирался в вертолётах… Можно при желании узреть какие-то параллели между часто называемой на Западе агрессивной Российской Федерацией и агрессивной Федерацией УСНХ, но она устроена поляками в Польше, использует местную символику и основывается на местных законах и традициях, так что, полагаю, на слове «Федерация» сходства обрываются.

Подводя итог, назову «Район обетованный» достойным представителем польской фантастической литературы вообще и «Вселенной Метро 2033» в частности. Отдельная похвала и переводчице, донёсшей мысли автора до русскоязычных читателей. Теперь будем с нетерпением ждать выхода «Человека обетованного» на русском!

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Захар Петров «Метро 2035: Муос. Падение»

Dobkachleo, 26 мая 12:20

«Крах»

Рецензия на «Муос. Падение» Захара Петрова

(дополнение к рецензии «Безысходность» на «Муос. Чистилище»)

…Угадайте, что ближе к финалу происходит? Во-во. Крах. Он самый! Типичное и даже ожидаемое для антиутопий «хуже ещё будет, будет!» наступает в сложный период жизни Веры. И без того часто хотелось влезть в этот мрачный мир и накричать на всех: «Опомнитесь, люди, вы что, идиоты, так поступать?!» Правда, меня б скорее грохнули из арбалета (ввиду полнейшего отсутствия огнестрельного оружия, даже упоминаний в тексте). Ну, или мечом зарубили бы.

После Краха, казалось бы, какой смысл продолжать историю следователей? Но нет, они по-прежнему вершат правосудие «именем Республики!» и убивают главных врагов несуществующего более государства. Вера же тем временем оставляет свою вообще-то пожизненную работу и просто помогает любимому с трудом его жизни — книгой-самоучителем «Начала», способной сделать из дикаря Человека. Делает она это в Резервации, где обитают мавры — мулаты из Америки. С отношением к ним непонятно: Захар пишет о расизме в Муосе, причём и белом, и чёрном, но сострадает в равной степени обеим расам (хотя в книге можно выделить по меньшей мере ещё одну…). Что не мешает ему показывать всю гадость человеческой души вне зависимости от цвета кожи.

Мимоходом я упомянул другие расы, немного разовью тему. Речь идёт о лесниках — тех самых, которые первыми и встретились (если правильно помню) уновцам в «Муосе». По сути, это дикари-мутанты, но небольшое усилие, и они могут поумнеть. Но веду я сейчас речь не о расовых предпочтениях автора, и не о возможности развить мозг дикаря до цивилизованного состояния. Меня интересуют сами мутанты. В «Чистилище» их совсем немного. По крайней мере, оно подаётся именно как книга о людях, а не об отстреливании порождений ядерной войны. Хотя не без того…

Мало в романе места отведено и национальному языку. Его у нас представляют, в первую очередь, только Саха и Паха. Остальные же герои разговаривают только на русском, а белорусский язык многих персонажей почему-то удивляет. Уж не знаю, с чем это связано — с тем, что русский язык вполне официальный в Беларуси или с тем, чтобы читателю проще было воспринимать текст… Но одно дело, когда герои говорят на русском по прихоти переводчика, а другое — когда иностранцы (относительно страны, где происходит действие) начинают говорить на своём языке, и их не понимают. В «Чистилище» иностранцами с натяжкой можно назвать только мавров, но и те мешают английский язык с русским! Хотелось бы узнать у Захара, почему он уменьшил носителей основного языка Беларуси до минимума…

(завершение см. в рецензии «Безысходность» на «Муос. Чистилище»)

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Мария Стрелова «Метро 2033: Призраки прошлого»

Dobkachleo, 5 мая 16:29

«Прошлое в прошлом»

Рецензия на «Метро 2033: Призраки прошлого» Марии Стреловой

Третью часть трилогии «Берилловый город» заявили сразу после возникновения более-менее подробной информации о «Нас больше нет». Между «Изоляцией» и сиквелом прошло не только два года, но и достаточно беспокойный период заморозки. 2018 год стал для «Вселенной» самым урожайным за всё время, благодаря запуску «Вселенной Метро 2035». Никаких сомнений в том, что обе линейки продолжат выходить без проволочек в дальнейшем, пока нет. И завершение цикла Марии Стреловой мы смогли получить на год быстрее.

«Нас больше нет» взорвало читательскую аудиторию немыслимой жестокостью, что, казалось бы, уползла в более взрослую премиум-серию. Я видел много восторженных отзывов по этому поводу, откуда следовало, что авторесса избрала наиболее правильный подход, который нравится не только ей, но и большому числу поклонников серии. Так уж вышло, что к жестокости в искусстве я весьма холоден, но даже меня потрясло то, насколько складно и проработанно Мария описала пытки и страдания персонажей.

Можно подумать, что здесь последует какое-то «но», вот только никаких подводных камней я не подбрасываю. Наоборот, хочу отметить, что всем, кому зашёл сиквел, триквел понравится точно так же! Он предельно близок по тональности, и главные герои всё так же страдают и мучаются, борясь с ужасами нового мира, где понятия добра и зла по умолчанию размыты, если не испарились в огне ядерных взрывов.

Первое, что бросается в глаза, — это, конечно, сам протагонист. Вернее, его судьба. В отличие от доброго и почти наивного Жени Дмитрий Холодов успел побывать по обе стороны баррикад, он занимался ужасными делами и поплатился и за них, и за отказ от их дальнейшего осуществления. Этот герой — раскаивающийся палач, желающий получить второй шанс, стать лучшим человеком, чем всю его предыдущую жизнь.

Метаморфоза разительна и, если занудствовать, кажется не особо возможной (у юноши просто не было надлежащего шаблона для подражания, кроме правильных слов — зёрен сомнения). Но я занудствовать не буду, ведь Мария, набившая руку на флэшбеках, не отказывает себе в удовольствии вновь обратиться к воспоминаниям. Со времени «Изоляции» — этакой, гм, хронологической матрёшки — авторесса повысила умение составлять композицию книги, так что все флэшбеки последовательные и уместные, из них мы узнаём всё необходимое, чтобы понимать стремления и взгляды героев. Однако это не значит, что сюрпризов не будет! Ещё как будут, хоть к ним и располагают явные предпосылки.

Помимо флэшбеков, на развитие образа Дмитрия Холодова благотворно влияют «прорывы» прошлого этого противоречивого героя. Иногда он начинает кипятиться, ему нелегко сидеть на том же уровне, что и окружающие, и знаниями и делом он всячески добивается авторитета и какого-никакого, а уважения к своей личности. По крайней мере, в Нагорном прокатило.

Как я уже сказал выше, «Призраки прошлого» близки по тональности к «Нас больше нет», и ничего удивительного, что происходят оба романа почти в одном и том же месте. Да, в заключительной части трилогии география немного шире, но в целом такая же камерная и крутится вокруг Мытищ, где Мария оторвалась по полной в прошлой части. Нашлось место и возвращению в Раменки, с помощью Метро-2. Я знаю, что в начале работы над романом авторесса ломала голову над тем, как связать две удалённые друг от друга точки географически и сюжетно, и то, во что вылились усиленные размышления, достойно искренней похвалы! Она связала всё элегантно и складно, отчасти закольцевав историю и завершив её на счастливо-печальной ноте.

На этом подошёл к концу очередной цикл в рамках «Вселенной». Мария Стрелова справилась с поставленной задачей блестяще, и даже если больше не вернётся в тёмные туннели, надеюсь, её творческий путь на достигнутом не остановится!

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Андрей Лисьев «Метро 2033: Зима милосердия»

Dobkachleo, 14 апреля 22:13

«Весна равновесия»

Рецензия на «Метро 2033: Зима милосердия» Андрея Лисьева

Мог бы я помыслить лет пять назад, что «Вселенная Метро 2033» разрастётся до ста книг? Каждый год кто-нибудь обязательно предсказывал смерть серии в течение года. И каждый раз прогноз сдвигался всё дальше в будущее. Помню, автор пятидесятой книги не был уверен, что напишет трилогию. Что ж, в классическую линейку его третий роман не попал, вошёл во «Вселенную Метро 2035», однако же проект благополучно существует и по сей день, даря новые и новые истории.

Так уж получилось, что все знаменательные вехи — 25, 50, 75 и, наконец, 100 книг — пришлись на романы о Москве. Ну ладно, 75-я, «Демон-хранитель» Ольги Швецовой, почти до самого конца происходит близ столицы, в Жуковском, но совсем без Первопрестольной не обходится. «Зима милосердия» — типичный роман о Москве. Главный герой не совсем обычен, у него случается несколько событий, что заставляют покинуть родной дом и привычную среду, и он всеми силами старается всё вернуть на круги своя. Или почти всё.

Москва исхожена вдоль и поперёк. Это уже 54-я книга проекта, с учётом «Ящика Пандоры» и «Бега по краю», а также всех-всех сборников рассказов, включая три польских. Без учёта оригинальной трилогии Дмитрия Глуховского, правда. Внести что-то новенькое, оригинальное, неожиданное сложно просто потому, что ранее выпущены десятки малых и крупных произведений о первом городе «Вселенной». Андрей Лисьев не описывает чего-то из ряда вон выходящего, но, как мы покажем далее, используя знакомые ингредиенты, он создал нечто отличное от всего прежнего.

Главный герой, как уже заметил выше, имеет кое-какие сверхспособности. Таких ребят в серии навалом, начиная от ставшего гэмэчелом Анатолия Томского и заканчивая целой общиной на Студенческой в Новосибирске. Как человек, в своё время сильно увлекавшийся суперспособностями, я всегда восхищался фантазией авторов, сколько всяких-разных даров они ухитряются придумать, сколько любопытных комбинаций и версий схожих умений. Отдельным пунктиком у меня всегда проходило именование таких даров в одно слово, и вытащенное из мешанины терминов понятие «мизерикордия» по-настоящему порадовало. Причём у Жени Серова, о котором, собственно, идёт речь, она проявляется ещё и в защите от мутантов, видению аур (правда, я не до конца понял, видит ли он ауры только мутантов, или людей тоже). И всё это ещё сопровождается побочными эффектами в виде ахроматопсии (привет польскому роману о Варшаве!) и клаустрофобии. Сочетание неимоверно занимательное, и автор раскручивает его на всю катушку!

Другая находка автора — грибы или растения, что оплетают рукотворный объект и защищают живущих внутри оного от радиации, мутантов, аномалий… Опять-таки, что-то подобное в серии встречалось, хотя и гораздо реже тех же одарённых персонажей. Тем не менее, обыгрывается по-своему. Может быть, я что-то упускаю из виду, но раньше этакие наросты подавались со знаком «минус». Здесь же это полезное и мирное приобретение постъядерного мира.

Неразрывно с указанной выше находкой связана община солянщиков. Но речь пойдёт не о данном объяснении, откуда в метро соль, а об их воздухоплавательном средстве. Знаете, где ещё подобное детище инженерной мысли использовалось? Только в пятидесятой книге и её продолжении! Понятное дело, совпадение ненамеренное, автор не мог знать, что его книга станет знаково-юбилейной, как «Рождённые ползать» когда-то. Но получилось символично.

Вернёмся к героям. Ясное дело, мы наблюдаем сюжет с точки зрения Жени. И ясное дело, один он не всегда остаётся. Второстепенные персонажи, коих, на самом деле, полно, меняются как перчатки, то и дело возвращаясь, зато среди них имеются яркие образы. Взять ту же Машу Мотылёк. Как и Женя, она необычная, только способность вообще другая. Чем-то привлёк моё внимание следователь Валерий Лагутин, хотя в сюжете он играет пусть и важную, но всё-таки эпизодическую роль. А доктор Арсений, кто проводит с Серовым чуть ли не больше всех времени, показан настоящим напарником, спутником.

Перечислять задействованных персонажей — неблагодарное дело, скажу лишь, что все они разные. Да, кое-кто мог бы быть прописан чуточку глубже, впрочем, и нынешний результат даёт хорошее представление о большинстве из них. Разнообразие типажей проявляется во взглядах и поведении героев, и Андрей Лисьев редко прибегает к лёгкому противопоставлению, хотя сравнения то и дело вворачивает (Женя и Лагутин, Маша и Алёна, Эрика и вообще все жители Метро), что увязывает всё воедино, делает повествование более цельным и убедительным. Уделяет автор внимание и композиции, вовремя разряжая вывешенные на видных и не очень местах ружья.

Скорее всего, «Зиму милосердия» не сочтут прорывом или переворотом в серии, но её самобытность, выстроенная на вроде бы знакомых элементах, выставляет роман в выгодном свете. Парочка смелых решений заставит читателя не просто удивиться, а сесть ошарашенно, ведь события этого романа могут аукнуться в мире «Метро» в будущем. Юбилей всё-таки состоялся, и можно с интересом смотреть в будущее, ожидая новых достижений от любимой вселенной.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Туллио Аволедо «Метро 2035: Конклав тьмы»

Dobkachleo, 7 апреля 14:01

«Конец зла»

Рецензия на «Метро 2035: Конклав тьмы» Туллио Аволедо

Иностранные авторы «Вселенной Метро» всегда привлекали меня больше, чем наши — всего лишь потому, что я знаю: они пишут иначе. Разные менталитеты, разные школы жизни, разные взгляды на привычные вещи и, как следствие, совсем другая подача материала. Для нас это чистой воды экзотика.

Туллио Аволедо присоединился к «Вселенной Метро» на втором году её славного шествия по Земле. «Корни небес» вышли в самом начале десятилетия — в ноябре 2011 года на языке оригинала, а в феврале 2012-ого — на русском. Позже они удостоились ещё трёх переводов, а в 2014 году — почти в середине текущего десятилетия — мы дождались сиквела под названием «Крестовый поход детей». После его прочтения потянулись долгие годы ожидания заключительной части трилогии, которая увидела в России свет раньше, чем в родной Италии, и это событие пришлось на конец десятилетия.

История, растянувшаяся в реальном мире на добрый десяток лет, в рамках самой себя длилась меньше года. Росли читатели, заставшие премьеру первого тома, рос автор, менялся мир, а бедный Джон Дэниелс всё тащил на себе треклятую ядерную бомбу, время от времени восхищаясь Созданиями Ночи и борясь со Злом в лице монстров гораздо больших, ибо их не признать снаружи — людьми.

Любая трилогия хороша тогда, когда в третьей части она возвращается к истокам. На страницах «Конклава тьмы» мы не только возвращаемся в разрушенный Рим, но также вновь встречаемся с Максимом Юровским (правда, я не помню, упоминалась ли его фамилия в «Корнях небес»), и кардиналом Альбани, и даже Патриархом Венеции. С прошлой части, конечно, остались и Вагант с Даниэлой, ставшие верными спутниками американского священника. Добавились и новые персонажи. Марко, Гинфорт, Джорджо Де Марки, Первый Гражданин, Король Рима…

Так уж получилось, что, хотя автор уделяет много внимания противопоставлению людей, скрывающими за фальшивыми стремлениями обыкновенный каннибализм, обнажая пороки прошлого гораздо явственнее, чем это делали в порицаемом ими прежнем мире, созданиям, способным на истинную добродетель, несмотря на внешность и поведение, два (я не беру в расчёт Патриарха) ключевых Создания Ночи почти не раскрываются и почти не действуют в сюжете. Особенно не хватило Монаха, который разве что упоминался по тексту. Хотя понятно: монстры не главные герои трилогии в целом, а, скорее, лакмусовые бумажки деградировавшего общества. Причём чуждые, загадочные, одновременно мощные и хрупкие.

Сами герои, как всегда, получились на высоте. Юные герои, не видевшие другого мира, не понимают его реликтов, а потому либо восхищаются им, либо ненавидят его. Их максимализм доведён почти до абсурда и тем и хорош, что его легко обламывают более опытные выжившие. Те же, в свою очередь, возводят в абсолют другое убеждение: что их мир окончательно и бесповоротно мёртв. Они верят, что вся Земля изнывает от вечной зимы, они считают, что все их родные, близкие и соотечественники мертвы, что пшеница и кони вымерли. Эти убеждения также способны привести «стариков» по обе стороны баррикад. И когда персонажи расставлены, словно шахматы на игральной доске, в игру вступает природа. Её правила видоизменились, но она точно знает, что если в шахматы играть картами, важна станет не победа, а осознание фигурами своего места в настоящем мире, а не той условности, что они себе выдумали.

Туллио Аволедо успел отметиться на своей родине участием в политических делах. Он не скрывает своего отношения к политикам, но готов личным примером показать, что нужно предпринять ради всеобщего благополучия. Или хотя бы благополучия отдельно взятого региона. Первый Гражданин, списанный с реального политического деятеля, испытал на себе всю «любовь» автора, что даже какое-то время вызывает жалость. Регис Делинье, напротив, хотя не имеет прототипа (по крайней мере, известного мне), лишь напоминая происхождением и одной-единственной фразой Людовика XIV, за недолгое «экранное время» получился довольно противоречивым и любопытным персонажем.

Джон Дэниелс, на чью долю выпало испытаний больше, чем на любого другого героя трилогии, в моих глазах имеет только один недостаток: я не чувствую его американцем. Максим Юровский — отдельная песня. С одной стороны, он ближе к злодеям и предателям, а с другой стороны, как-никак, друг главного героя и вообще наш соотечественник. Трудно себя одёрнуть, напомнить, что все люди разные, независимо от национальности, что кого-то лепят обстоятельства, а кого-то — мировоззрение, а конкретно русский учёный — образ более сложный, чем просто «плохой русский парень». Он и не похож на него, а всё равно вызывает смешанные чувства.

Вагант и Даниэла не нуждаются в подробных комментариях, их образы — самые чёткие и ясные. А вот фриулец Марко, Патриарх Аквилейской Церкви, земляк самого автора, вызывает столько вопросов, что если Туллио решится на спин-офф о нём, было бы здорово узнать больше о его биографии, как он научился погружаться в инкунабулы, что ещё умеет, а также что представляет собой сообщество в Карнийских Альпах и будет ли, наконец, представлена Швейцария, которая, судя по трилогии Туллио Аволедо, тоже выжила. Ну а пока трёхтомный цикл завершён на впечатляющей ноте, надолго оставшись в сердце.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Валерий Желнов «Метро 2033: Реактор»

Dobkachleo, 24 марта 14:28

«Реакция»

Рецензия на «Метро 2033: Реактор» Валерия Желнова

Мечта картографа сбывается! Годами я желал, чтобы авторы писали о Сибири, а не об осточертевшей до ужаса Москве. Ну, или хотя бы в принципе не о знакомых локациях. И вот, в декабре вышла антология «Холодное пламя жизни» с рассказом о Прокопьевске и его окрестностях. В январе вышел роман «Парад-алле» Олега Грача о Новосибирске — впрочем, столица Сибири во «Вселенной» однажды засветилась, но давно, а до конца метро так и не описали. Теперь же мы переносимся на пару сотен километров к северо-востоку, в совершенно новый для серии город Томск.

Сложившаяся в Томске ситуация напомнила рассказ «Лютый, Ястреб и Покойник» Бориса Харькина из антологии «О чём молчат выжившие». Омск тоже никто не бомбил, правда, в отличие от Томска, ему досталась чересчур благоприятная роза ветров, и наверху радиации нет. Да и периодические просьбы одних героев романа Желнова к другим держать язык за зубами, нагнетающая правильную атмосферу интрига с реактором и сопутствующие ей тайны невольно наталкивают на мысль, будто автор участвовал в том же конкурсе рассказов «О чём молчат сталкеры?», но то ли не уложился в рамки, то ли по формату не подошёл… Так или иначе, мы получили полновесный роман с небольшой интригой, которая, несмотря на кажущуюся открытость сюжета, цепкой хваткой удерживает настрой загадочности.

Не подвергшийся никаким ударам Томск быстро скатывается в пучину безнадёги и вседозволенности. Затем приходят радиация, заводятся мутанты, и локация перестаёт выбиваться из общей картины разрухи и разрозненности. Ход с превалированием закрытого города над областным центром отлично вписался в эту самую картину. Есть в этом своего рода ирония. Учитывая взаимосвязанность различных городов и стран в настоящем мире, считаю такое решение весьма логичным.

Раз уж я упомянул иронию, остановлюсь на этом аспекте. Читатели все разные. Кому-то подавай непрекращающиеся перестрелки и схватки, кому-то — любовную линию, кому-то приятнее легко провести время с весёлой книжкой, а кому-то, наоборот, интересно поломать над происходящим голову. В первую очередь «Реактор» можно назвать боевиком. Но не из тех, где протагонист — безбашенный рэмбо, и стволы безостановочно крошат в капусту монстров и врагов из рода человеческого, а бодрый текст, где находится время и чисто бытовым сценам, что вызывают добродушную улыбку; и присущим военным и к ним приравненным действиям, ведь главные герои из штаба органов охраны правопорядка — полиции, то бишь; и коварству противников, и верности друзьям и любимым. И, конечно же, шуткам. Их тут немного, на самом-то деле, зато они прибавляют объёма всему повествованию, делая его живым и близким.

Не раз и не два персонажи ведут себя как герои плохих и (или) заштампованных боевиков, над чем смеётся сам главный герой, Дима Зорин. Таким образом автор залихватски отплясывает на избитых приёмах, хоть и добавляя их в текст. По-моему, сейчас такой подход зовётся постиронией, высмеивающей используемые тут же старые находки. Это делает роман не только отлично вписавшимся в долгоиграющую серию, но и достаточно современным с точки зрения нынешнего искусства.

Увлекательный сюжет, живые честные главные герои и выражающие свою правду антагонисты вместе с возносимыми мной ироническими приёмами и, конечно, следованием основным правилам вселенной делают «Реактор» замечательным произведением. Вдвойне замечательным потому, что для Валерия Желнова он стал дебютным. Автор великолепно справился с поставленной перед собой задачей и представил достойную работу, которая наверняка понравится многим читателям. Пока ещё рано судить о том, каков будет уровень качества запланированных на 2019 год романов, но «Реактор» точно забил себе место в верхней половине ещё только начинающего формироваться ТОПа за текущий год.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Виктор Лебедев «Метро 2035: Черноморье»

Dobkachleo, 19 марта 10:19

«Дитя тумана»

Рецензия на «Метро 2035: Черноморье» Виктора Лебедева

Казалось бы, ещё недавно читательская аудитория «Вселенной Метро 2033» негодовала по поводу неожиданного распределения мест на официальном голосовании ЛКВ-2015. Тем не менее, поклонники Виктора Лебедева остались верны ему и стали терпеливо ждать третий роман.

Шли годы. Давно стало понятно, что «Черноморье» не выйдет столь скоро после «Летящего вдаль», как это было с ним самим — всего чуть больше, чем через год после «Рождённых ползать». И вот, под конец 2018 года стало известно: роман не только скоро доберётся до читателей, но и присоединится к «Вселенной Метро 2035»!

Удивительное дело: «Черноморье» не первый роман-продолжение, переброшенное из классической серии в премиум. Однако первое, что происходит в 2035 году! История с самого начала выглядит самостоятельной. Новый главный герой, новые локации, новые времена. Признаться честно, пока Ган не стал ловить флэшбеки, мне казалось, что перед нами вновь предстал Ямаха. Впрочем, бойкий байкер ещё покажет себя ненадолго, однако произойдёт это далеко не сразу.

Виктора Лебедева я чаще ругаю, чем хвалю. Стать его верным поклонником я так до конца и не сумел. И всё же он умеет здорово писать. Не все эпизоды получаются на уровне, но исключительно с моей точки зрения. Вот и начало «Черноморья» меня не особо впечатлило. Затем пошла череда событий, напоминавших мне те или иные книги проекта. Где-то получилось совпадение, где-то автор вполне мог сделать отсылку, как в случае с КДСМ Дмитрия Манасыпова… да и вообще, я не считаю вторичность чем-то предосудительным. Каждый автор волен взять какой-то элемент и обыграть его, но по-своему. А если он до этого элемента додумался сам, то повторение совсем маловероятно.

Собственно, веду я к тому, что главный герой, аки Давид из «Красного вариант» Сергея Недоруба, который Виктор не читал как минимум при работе над собственным текстом, появляется как бы из ниоткуда с отшибленной памятью. Правда, таких же странностей, как с Давидом, автор не роняет на голову своего протагониста, и вскоре мы постепенно начинаем узнавать всё больше о Гане, пока не узнаём его целиком. И он себя — тоже.

Почему-то меня не обрадовало так сильно, как я сперва ожидал от самого себя, что герой возвращает себе память. Вроде, всё без сучка без задоринки, а не хватило той сюжетообразующей роли, какую обычно уделяют амнезии другие авторы. Это не хорошо и не плохо, просто не легло на мои представления. Кому-то ещё может показаться иначе.

Повествование ведётся от третьего лица, за исключением флэшбеков. Как только оно удаляется от Черноморья, оно, с моей точки зрения, начинает набирать обороты, приобретать сок и, наконец, смягчает даже мой сложившийся скептичным настрой. Правда, так получается, что единственный персонаж, кого мы толком узнаём, — это сам Ган. Я всё ожидал, когда автор возьмётся раскрывать образ Нади, спутницы протагониста. Финал дал объяснение принятому решению и весьма удивил, я предполагал отчасти противоположный исход… Однако другие персонажи, что встречаются по ходу дела, остаются столь же чисто функциональными, как и Надя. Их раскрытие минимально, несмотря на безграничные возможности повествования от третьего лица. То есть они, конечно, живые, но какие-то замкнутые все. Неудивительно, что Ган бо́льшую часть времени разочарован в людях!

Подводя итог прочитанному циклу, должен отметить, что Виктор может писать хорошо, залихватски, закрученно, увлекательно, и всё-таки меня его тексты до конца захватить не смогли. Скорее всего, в этом плане я составляю исключение, ведь романы Лебедева берут тем, что они дышат простором, а некоторые сцены достойны воплощения если не на больших или малых экранах, так хотя бы в компьютерной игре. А ещё «Черноморьем» Виктор вернул в виде камео персонажа, которого я и не чаял увидел, и это меня обрадовало! Уверен, автор продолжит совершенствоваться и впредь.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Олег Грач «Метро 2033: Парад-алле»

Dobkachleo, 12 марта 20:29

«Алле-оп»

Рецензия на «Метро 2033: Парад-алле» Олега Грача

2019 год открывает роман о давно описанном городе Новосибирске. Действительно давно — предыдущий роман, «Увидеть солнце» Сергея Москвина, вышел в марте 2011 года, и с тех пор столица Сибири мелькала только в рассказе того же автора и в конце того же года, а также во флэшбеках романа Шамиля Алтамирова «Степной дракон» (2017). Меж тем метрополитен полностью так никто и не описал, а значит, город по-прежнему хранит свои секреты.

Для Олега Грача, насколько мне известно, «Парад-алле» стал дебютным романом. И посвятил его автор родному городу. Кто, как не уроженец конкретного населённого пункта, напишет о нём убедительнее? В конце концов, после выхода «Увидеть солнце» некоторые дотошные читатели, преимущественно собственно из Новосибирска, возмущались, что Площадь Гарина-Михайловского метрожители окрестили Гари, а не бытующим в народе названием Вокзальная.

Что ж, как-то сильно перекраивать устоявшийся канон Олег не стал. Гари тут даже не упоминается, а наибольшие нововведения в знакомых местах касаются мутантов да крайне удивительной мигающей аномалии Фонарь. Лично я, как картограф, возлагал надежду на «Парад-алле», что хоть здесь довольно скромный по размеру метрополитен наконец-то опишут целиком. Увы, даже Заельцовская и Гагаринская, утянутые из другого мира, здесь практически не задействованы, а из совсем неисследованных определённую роль сыграла только Студенческая.

Между тем Олег Грач делает свою историю не изолированной в знакомых декорациях, а частью большого мира. Действие «Парад-алле» происходит за месяц до «Увидеть солнце» (то есть Чёрный Дракон ещё не вырвался на свободу), и некоторые второстепенные персонажи мелькают и здесь. Мы узнаём кое-что новое о начальнике Проспекта, например.

Впрочем, в первую очередь «Парад-алле» о Циркаче и Короле Червей. Даже просто — о Циркаче. В прошлом всамделишный цирковой артист, приехавший с труппой на гастроли, теперь он сталкер, наставник недалёких желторотиков, за которыми глаз да глаз нужен. Он на хорошем счету у начальства, и его посылают кое-что выяснить. Пока герой исследовал заново (действительно заново!) тоннели Новосибирского метро, пока они с Королём Червей не дошли до метромоста, красующегося на обложке, у меня складывалось ощущение, что «Увидеть солнце» автор читал или давно, или, кроме Николая Степановича и условно незыблемых группировок, намеренно не хотел ничего оттуда брать. Но потом начали встречаться другие знакомые по первому роману о Новосибирске элементы, и ощущение развеялось.

Поскольку аннотация к книге раскрывает одно из финальных событий, к которому у меня имелись вопросы, причём именно аннотация проливает на них свет (или, по крайней мере, предлагает свою версию происходящего), могу так или иначе с чистой совестью заявить, что такого от самостоятельного приквела «Увидеть солнце» я не ожидал! И от попутных событий… Хотя их я не ожидал вообще никак. Веду я к тому, что роман, что кажется на первый взгляд простым и ясным, на деле же полон неожиданных поворотов, находок, присутствует тот самый элемент непредсказуемости, который делает роман из просто хорошего текста достойным произведением.

Быть может, малый объём оставляет больше вопросов, чем мог бы закрыть более длинный текст, зато позволяет автору честно сосредоточиться на сюжете, не уходя чересчур в какие-то левые дебри, планомерно раскрывая принципы, взгляды и прошлое главного героя и его окружения. Следить за приключениями Циркача занимательно, не хочется ни на что отвлекаться. И это здорово! При всех сюжетных недомолвках «Парад-алле» западает в душу, встраивая новую историю в будто бы знакомый мир.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Владислав Выставной «Метро 2035: Крыша мира»

Dobkachleo, 3 февраля 15:12

«Крышка мирку»

Рецензия на «Метро 2035: Крыша мира» Владислава Выставного

Иногда складывается ощущение, будто «Вселенная Метро», которой пошёл аж десятый год, затронула весь мир. Реют наши красно-бурые флаги над Шпицбергеном и Антарктидой, Лондоном и Москвой, Гаваной и затопленным Токио. Однако стоит приглядеться, понимаешь ошибочность такого впечатления. Огромные области Земли остаются неисследованными, и даже не все метрополитены, откуда происходит наша литературная вселенная, целиком и досконально описаны.

В поисках интересной, свежей и близкой сердцу локации Владислав Выставной — именитый гость нашего проекта — остановился, наконец, на южной оконечности России, на горном краю в Кабардино-Балкарии, в центре — отнюдь необязательно географическом — коего возвышается до самого неба красавец Эльбрус. Красочное, безумно красивое место — я никогда там не был, но именно так я воспринял район Приэльбрусья, прочитав «Крышу мира». Люди, как всегда, вносят в пасторальные пейзажи хаос и мрак.

Главное поселение романа (всегда есть такое, будь то родная станция метро, родной город или родной рудник главного героя) раскрывается во всей красе. Хотя, буду честен, немного запутался в хитросплетениях его мироустройства. Сразу же первое, что бросается в глаза, атмосфера места. Авторы стараются передать атмосферу раздираемого на части метро, дичающей сети убежищ или, если говорить в общем, постепенно умирающего мира. Кому-то удаётся лучше, кому-то — меньше, за что особенно строгие читатели их склоняют на все лады. Есть даже премия «Лучшее описание мира-2033», выдаваемая бывшим главным редактором, а ныне хранителем серии Вячеславом Бакулиным, за наиболее яркую передачу атмосферы мира «Вселенной». Так вот, Владислав передал атмосферу по-новому и крайне замечательно. Она в корне отличается от безысходности Московского метро, просторов морских (да и сухопутных тоже) путешествий, даже пещер. К последним дух «Крыши мира» ещё как-то тяготеет, но всё же ощущается совсем по-другому.

Начнём с того, что Карфаген — подземный город в толще Кавказа, там, где раньше находился молибдено-вольфрамовый рудник, Тынгаузское месторождение. Не могу знать, был ли автор в описываемых штольнях, но это и не главное. Важно то, как именно он описал их. Возникает убедительное чувство реальности этого вымышленного города в сети горных шахт. Навевает воспоминания города Эмбера из трилогии Джин Дюпро и почему-то Кетополиса из романа Грэя Ф. Грина «Кетополис: Киты и броненосцы». Последний же не то что бы под землёй находился, зато не менее выдуманный. Владислав подробно расписывает быт, царящий в жилых секторах. Да уж, местечко то ещё, не хотел бы я там оказаться (по крайней мере, без респиратора и хотя бы увесистого ножа). Элитные уровни и жилище Шайтана особенно выделяются технологическими отличиями, что добавляет ещё больше самобытности аккуратно выводимой атмосферы. Что-то такое, в принципе, встречалось в серии, но как-то неловко, будто авторы боялись оставить привычные нам устройства в мире, где правят оружие и мутанты.

Не меньше поражают воображение и Хрустальный город, и, конечно, Обитель. Заодно позабавило наблюдение, что авторы, пишущие в рамках «Вселенной Метро» о поверхности, стараются как бы угодить второй части названия, найти что-нибудь, что связывало бы роман с Метро не только единым миром. У Андрея Буторина была ассоциативная «белая ветка», у Игоря Вардунаса — антарктические станции, а у Владислава Выставного — Баксанская нейтринная обсерватория, в действительности проложенная рабочими Метростроя. Приятная отсылка, а я их люблю. Жаль только, из-за удалённости Эльбруса от ранее описанных Краснодара, Сочи, Каспийска и Нового Афона (а также ледяной кромки, под которой бредут герои) мы, что логично и было ожидаемо, не имеем отсылок к другим книгам серии.

Мы уже разобрались, что атмосфера — одно из бесспорных достоинств «Крыши мира». Есть и второе: герои. По большому счёту, он здесь всего один — Змей. Сначала представлен неприкасаемым (мимолётно придерусь: судя по статусу, скорее, неприкосновенным) авторитетным посредником в тёрках между бандитами, затем с ним случается… сюжет. Так что Змей в первой главе и Змей в последней — ну, не то что бы разные люди, но характер персонажа здорово меняется. Герой живой, он действует так, как считает нужным, порой будто взбрыкивая против намеченной линии повествования. Следить за ним довольно занимательно, и, несмотря на то, что лично мне такой типаж не близок (я ж белый и пушистый и живу в верхнем мире!), поступки его выглядят закономерными и убедительными. Если честно, немного напомнил Адвоката из «Ящика Пандоры», что вышел за полгода до «Крыши мира». Живёт с бандитами, решает дела, умеет уболтать не слишком добрых «партнёров», есть младшая сестра, за которую всем шею выгрызет. Правда, сходства обрываются на входных данных. Всё, что происходит с Адвокатом и его довольно шебутной Симкой, кардинально отличается от того, что свалилось на голову Змею, почти всё время разлучённому с единственной оставшейся родственницей.

Персонажи второго плана также заслуживают внимания. Они тоже так или иначе меняются. Можно заметить, как у каждого по ходу сюжета встаёт на пути выбор, который не всегда удаётся сделать им самим. Но именно после избранного решения характер персонажа начинает меняться. Причём видно, что человек тот же, однако его картина мира претерпела необязательно значительные, однако всё же заметные изменения. Герои живут, реагируют на события, действуют определённым образом и приходят к конкретному финалу.

Довольно трудно избежать спойлеров, и какие-то я оставил по тексту, но то, что я скажу дальше, кто-то может воспринять особенно болезненно, если боится раскрыть для себя что-то. Всё равно буду осторожен. А всё это я к тому, что третьим достоинством я считаю финал произведения. Слегка возвышенный, аки заветный Эльбрус, яркий, красивый и круто увязывающий весь роман с установленным Дмитрием Глуховским принципом «Вселенной Метро 2035»: люди вышли на поверхность и увидели, что она преображается в лучшую сторону. Возвращение наверх полно сложностей, но первый, самый трудный шаг сделан. Вот такие концовки мне нравятся: они дают надежду сродни глотку чистого воздуха и заставляют поверить, что для того, чтобы достичь высот (уже не в буквальном смысле), надо для начала устремиться на их покорение! Владислав Выставной отменно показал, что это возможно, стоит лишь захотеть и не отступить, и я уверенно заявляю, что «Крыша мира» — отличный роман, который открывает 2019 год сразу на высокой планке.

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Захар Петров «Метро 2035: Муос. Чистилище»

Dobkachleo, 31 декабря 2018 г. 14:06

«Безысходность»

Рецензия на «Муос. Чистилище» Захара Петрова

На первые главы этого романа я набрёл очень давно, ещё когда в серии, если не ошибаюсь, и десяти книг не было. Конечно, первую часть, сам «МУОС», я прочитал тоже одной из первых. Очень хотелось узнать, что произошло в Беларуси, на моей исторической родине. И вот, спустя кучу лет, Захар дописал и выложил продолжение полностью.

Учитывая, что от «Чистилища» я давным-давно прочитал разве что одну или две главы, представлять мне было нечего. И потому наивно лелеял надежду, что роман, вслед за дебютным, увидит свет. Но дочитав до последней страницы, понял, что надеждам моим сбыться не удастся. Как минимум, «Чистилищу» в рамках «Вселенной Метро 2033» путь был заказан. Действие начинается примерно в 2048 году и растягивается в основной его части лет на двадцать пять. А эпилог, или «вместоэпиложье», уходит ещё дальше. К счастью, в этом году издательство «АСТ» запустило новую серию «Вселенная Метро 2035», куда, в качестве исключения по хронологии, удалось предложить этот чудесный роман.

В результате получилась полновесная постъядерная антиутопия, и гораздо мрачнее романа «1984» Джорджа Оруэлла и фильма «Эквилибриум», действие которых также разворачивается после ядерной войны. Мы вновь оказались в тяжёлом мире Муоса, но теперь это не разделённый на несколько вполне конкретных обществ подземный город, а почти единое государство с сухим названием Республика, плюс есть где-то независимые поселения, есть диггеры и лесники, ленточники-недобитки… Республика являет собой модель национал-социалистического тоталитарного государства, с экспансистской жёсткой политикой. Я в ней увидел одновременно саму Беларусь, а также Третий Рейх и Советский Союз в связке со странами ОВД. До поры до времени эта основная сила в Муосе кажется вполне хорошим и милым образованием, с верой, культурой, обычаями, медициной и прочими необходимыми атрибутами. И вот, в ещё благополучные времена, через пятнадцать лет после Великого (Последнего) Боя, начинается история становления личности Веры Пруднич.

Насколько известно об авторе «Чистилища», сам он работал в прошлом следователем. Да и сейчас пребывает в смежной области, вроде как. Отношение к своим бывшим коллегам из будущего абсолютно понятное: это не обычные люди, а чуть ли не супермены, лишённые имён, подобно Захару Петрову, имя которого тоже хранится в строжайшей тайне. И это самые справедливые и честные служители Закона, которые когда-либо могли существовать. Первый раз с муосовскими следователями мы встречаемся в первой главе, и знакомимся с тем, кто позже нам будет известен под кодовым наименованием Второй следователь, а позже и Начсот. Личность его так и осталась нераскрытой. Мне даже кажется, что Второго следователя Захар писал с самого себя.

Другое дело Вера Пруднич. Её история нам подаётся открыто и полноценно. Нам показывают знакомство её родителей, участии одного из них — ясное дело, отца — в Последнем Бою, о рождении старшего брата, о самой Вере и немного — о её младшей сестре. Рассказывают о поселении Мегабанк, откуда родом наша главная героиня. И о том, что случилось с ним. Вера остаётся совершенно одна, главные впечатления у которой — перешедшая в стан врага тётя Нина и самосуд следователя и убров над группой чистильщиков. Неудивительно, что ей самой захотелось стать служительницей Закона.

Дальше начинается путь её восхождения до заветной цели. Для этого ей приходится стать диггером, войти в Ударный Батальон Республики, поступить в Университет на офицера, а потом попасть в келью, где готовят следователей. Но и на этом её приключения не кончаются! В амплуа и убра, и следователя девушка сталкивается с новыми ужасами Муоса и несправедливостью, поддерживаемой Республикой, разочаровывается во власти, находит любовь — учёного, верящего в собственную теорию Краха.

* * *

Мало в романе места отведено и национальному языку. Его представляют, в первую очередь, только Саха и Паха. Остальные же герои разговаривают только на русском, а белорусский язык многих персонажей почему-то удивляет. Когда читал текст в первый раз, я никак не мог этого понять, но, побывав в 2017 году в Беларуси, понял, что на русском языке разговаривает подавляющее большинство жителей, в том числе в самом Минске. Но в Муосе основной официальный язык как будто почти предан забвению, и говорящих на нём понимают редко. Есть в «Чистилище» ещё мавры, и те тоже мешают английский язык с русским.

Несмотря на обилие смертей, крови, жестокости и атмосферы настоящей безысходности, «Чистилище» оставило весьма хорошее впечатление. Ещё в 2013 году, когда я первоначально писал эту рецензию, я сказал, что «Муос. Чистилище» обязан выйти на бумаге. И это свершилось!

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Андрей Буторин «Червоточина»

Dobkachleo, 29 декабря 2018 г. 15:09

«Сфера»

Рецензия на «Червоточину» Андрея Буторина

Андрей Буторин — давно состоявшийся талантливый писатель, с чьим творчеством до сих пор я был знаком по шести его романам для «Вселенной Метро 2033» (плюс по небольшому вкладу в «Перекрёстки судьбы» и по рассказу «Огонёк» из того же проекта) и одному рассказу для серии юмористических антологий «S.W.A.L.K.E.R.». Пришло время выйти за пределы известного мира и окунуться с головой в другие направления литературного полёта фантазии этого замечательного писателя.

Первым романом, не относящимся никак ко «Вселенной Метро 2033», стал роман «Червоточина». Он был издан аккурат после выхода всех трёх частей его первой метро-трилогии «Полуостров надежды» и оказался десятым крупноформатом в творчестве Андрея. За неполные десять лет автор завоевал немалую популярность, чему во многом поспособствовало аккуратная проработка сюжета и персонажей, что влюбляют в себя с первых страниц.

Вполне справедливым будет отметить, что действующие лица «Червоточины» чем-то напомнили типажи из «Полуострова надежды» и более поздней трилогии «Вотчина сказок». Точнее, не просто «чем-то», а чертами характера, поведения. Герои Буторина не просто реагируют на странности и обыденности, а проявляют убедительно яркие эмоции. Если пропал сын, переживают, не находят себе места, ищут способы выяснить больше и, по возможности, его вернуть. Если вокруг пустой мир, выглядящий как компьютерный полуфабрикат, надо разобраться, а заодно познакомиться ближе со случайными товарищами по несчастью. Простые, казалось бы, действия ставятся во главу угла и наполняют сюжет уютом и убедительностью.

Профессиональные писатели гораздо лучше талантливых, но любителей умеют давать индивидуальные черты своим персонажам. Нича, его отец, Соня и другие то и дело произносят свои любимые выражения, демонстрируя каждый раз ёмкое отражение своих взглядов и вкусов. В финале на это особенно обращается внимание, показывая, что герой изменился в душе.

Не обошёл вниманием Андрей и любимую «пасхалку» русскоязычных писателей. Волк Юрс назван в честь многажды раз убиенного и воскрешённого Юрия Семецкого. Забавная внутренняя шутка, хотя, если подумать, при всей своей приятности она немного выбивается из общей сюжетной колеи. Но на то отсылки и существуют, чтобы легохонько встряхивать мерное повествование такими вот чёртиками из табакерки.

Впрочем, сказав, что повествование мерное, то бишь размеренное, я несколько покривил душой. Главы я проглатывал одну за другой, потому что сюжет постоянно удивляет, подсовывает всё новые неожиданные события, развязку которых ищешь через главу. Линий в романе две, если не привязываться к персонажам, с чьей точки зрения они ведутся от главы к главе. Одна линия происходит в скопированной Сфере, другая же — в мире обычном. Иногда, увы, настрой сбивался, особенно на особо острых клиффхангерах, но вскоре вновь набирал обороты, приводя к очередным неожиданностям.

Вообще, концепция, описанная Андреем в «Червоточине», довольно любопытная. Есть в ней что-то от «Матрицы», а больше — от «Тринадцатого этажа» (фильма, что вышел примерно в то же время, но почти не замеченного на фоне кинотрилогии братьев Вачовски) и некоторых произведений Евгения Константинова, где также задействовались спецслужбы и параллельные миры, яркие образы и чистая любовь. Впрочем, персонажи Буторина мне нравятся больше, чем у Константинова, так как они лишены в большинстве своём вредных недостатков, их увлечения либо не указываются, либо ближе мне, чем активный отдых на природе, возносимый Евгением, зато показывают более высокие моральные качества, отчего выглядят чище, привлекательнее.

Начав читать «Червоточину», наткнулся на статью в журнале «Популярная механика», посвящённую квантовой механике. Авторы приведённого материала привели теорию, согласно которой квантовой механики на самом деле не существует, а все её эффекты можно объяснить взаимодействием, проникновением друг в друга параллельных миров. И вот, прямо в романе, я встречаю что-то подобное. И это притом, что он написан года за четыре до этой научной статьи!

Напоследок хочу обратить внимание на финал. Творчество Андрея Буторина мне давно понравилось за то, что я всегда ищу в художественных произведениях: доброту и надежду. «Червоточина» ими наполнена, однако, как уже не бывало в ряде других произведениях автора, концовка всё-таки не абсолютно светлая, есть небольшая, чуток грустная кислинка, что ещё больше подчёркивает торжество светлых сил. Так или иначе, послевкусие осталось приятное, и этот роман буду ещё долго вспоминать с восхищением.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Сергей Валентинович Антонов «К вопросу профпригодности»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 20:04

«Крестовые проводы»

Мини-рецензия на «К вопросу профпригодности» Сергея Антонова

Завершает «Холодное пламя жизни» рассказ ещё одного пионера серии, с которого, можно сказать, и началась серия. В том смысле, что Владимир Березин, конечно, был первым, но только вторая книга делает серию серией, а не просто книжкой с уникальной обложкой. Есть что-то гармоничное в том, что Шимун Врочек, параллельно с предыдущей антологией выпустивший долгожданный «Питер-2», открыл этот сборник своим рассказом, а Сергей Антонов, в прошлом году как раз закончивший вторую трилогию, его закончил.

Подумать только, я читал этот рассказ ещё на конкурсе «Свет или тьма в конце туннеля?»! Это было шесть лет назад. За эти годы я закончил лицей, добрался до последнего курса университета, а проект расширился до сотни с хвостиком книг аж в двух линейках, не считая польского филиала. Такой приятный привет из прошлого, удивительно филигранно размещённый рядом с рассказом Станислава Богомолова «Безбожники» о приключениях христиан.

Как мне кажется, тема веры, поднятая в этом рассказе, обыграна значительно грамотнее и убедительнее, чем в «Безбожниках». Здесь есть место небольшому противостоянию истово верующего отца Даниила и проводника-агностика Григория с этаким ницшеанским мировоззрением («если Бог и был, он умер»). Обстоятельства, своевременно подброшенные автором, показывают, кто на самом деле верит, а кто эту веру подкрепляет делом. Рассказ в равной мере тяготеет и к свету, и ко тьме, но главное — он позволяет читателю увидеть, чего стоит поговорка «На Бога надейся, а сам не плошай».

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Станислав Богомолов «Безбожники»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 20:04

«Святоши»

Мини-рецензия на «Безбожников» Станислава Богомолова

Конкурс «О чём молчат сталкеры?» длился около трёх лет. За этот срок набралось более сотни работ, а в печатный сборник попало всего двадцать два. Логично предположить, что все остальные — мусор или неформат, поэтому и не удостоились места в антологии. Однако не раз и редактор, и авторы признавали, что некоторые рассказы не вошли в состав сборника по соображениям объёма и сочетания друг с другом. Многие достойные работы остались за кадром и тихо ждали своего шанса. Ряд из них его дождался.

«Безбожники» Богомолова — один из рассказов, написанных для четвёртого конкурса. Станислав тогда вообще много чего понаписал, однако в итоге дебютировал с одним-единственным «Оборотнем», напрямую связанным с давно ожидавшимся романом «Гордиев узел», первая половина которого благополучно вышла за два месяца до новой антологии. В отличие от уже опубликованных произведений, нынешнее повествует не о родной для автора Москве, а о далёком Курске, где Станислав, в силу большой любви к путешествиям и внимании к истории посещаемых мест, бывал и собрал достаточно впечатлений и материалов, которые вылились в полноценный рассказ.

Во многом «Безбожники» сродни рассказу Рафала Гурняка «Я не верю в Бога» — самому первому произведению о Польше из мира «Метро». Только если там главные герои происходили из общины Рационалистов (сиречь тех же безбожников), а Паписты (христиане католической ветви) откололись от них, после чего значительно усилились, и начались боестолкновения, приведшие в результате к главному бою для обеих группировок, то здесь всё ровно до наоборот и с поправкой на российские реалии. И ещё финалы совершенно разные. Масштаб у Станислава поменьше будет, зато позволяет раскрыть неоднозначность христианской (да и атеистической, наверное) верхушки.

Что не понравилось, так это карикатурность атеистов. У Станислава они показаны с не слишком притязательной стороны, как будто все нормальные неверующие вымерли. Хотя реплики бородача-безбожника немного противоречат действиям их организации. Да, чуток свысока, однако вполне осмысленно и честно. В отличие от солгавшего им и солгавшего отцу Андрию главного героя.

Впрочем, оторвёмся от показанных взаимоотношений — вон, в Калуге две общины убивают друг друга, играя год за годом в захват «флага», — и выделим посыл всего рассказа. Как ни странно, он полностью перекликается с тем, что ищу я в книгах «Вселенной». Надежда. Важное чувство — везде и всегда. И Станислав умело показал, что оно порой важнее всего на свете.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Ольга Швецова «Рождение героя»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 20:04

«Москва помнит»

Мини-рецензия на «Рождение героя» Ольги Швецовой

Этот рассказ участвовал, как и несколько других из этой антологии, в конкурсе «О чём молчат сталкеры?». Поскольку конкурс был анонимный, читатели, буде у них такое желание, угадывали авторство текстов. Иногда успешно, особенно в случае с «Шейменом», когда все, только начав читать, в единодушном порыве признали в нём руку мастера, то бишь Андрея Гребенщикова. А вот Ольгу, по её же словам, так никто и не узнал.

Действительно, довольно трудно узнать в истории Юрки Зверева, а уж тем более Андрея Градова, почерк Ольги. Если бы имя не было указано на обложке, я бы предположил, что это Виктор Лебедев с тверским аналогом Андрея Гребенщикова постарались, столь отличается «Рождение героя» от предыдущих работ Ольги. Тем не менее, когда карты на руках краплёные, начинаешь подмечать мелкие детали. Есть за Ольгой такой, как мне кажется, грешок, от которого рекомендуют избавляться, как излишнее использование многоточия. Неуверенность и загадочность нужны довольно дозированно. Ольга временами не контролирует этот свой маркер, но в рассказе многоточий мало, правда, они-то как раз там необязательны. Читая с нужной интонацией, именно на таких фразах я и узнавал авторессу в таком необычном для неё, как ни крути, тексте.

Вообще, рассказ получился немного недосказанным и, хотя я правильно распознал главного героя курсивных флэшбеков, тексту не хватает точности. Этим грешат многие авторы, когда из крупной формы впихиваются в малую. Но Ольга-то начинала с рассказов! Это и печалит. Притом, что сам рассказ неплох, он отнюдь не невнятен. Мы ясно видим две истории — о столкновении с ящерицами-синяками и об исходе из-под Твери.

Кстати, можно считать, что этот рассказ — первый в библиографии Ольги, написанный сольно не о Москве или Подмосковье. Точнее, не только о Москве и области. До этого она написала в соавторстве с Андреем Гребенщиковым «Спаси и сохрани» о Екатеринбурге, а сейчас редактирует роман «Аркаим» Дмитрия Блинова о Челябинске и области. Это хорошая тенденция. Замечательно, когда авторы не стоят на месте, в смысле начинают писать о разных локациях. Даёт больший простор для фантазии, новые горизонты для творчества. Надеюсь, Ольга ещё представит иные работы, происходящие за пределами Центрального региона.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Алексей Доронин «Старая шахта»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 20:03

«Принимайте уголёк»

Мини-рецензия на «Старую шахту» Алексея Доронина

Неофициальный конкурс рассказов «Время сильных», проведённый активом группы авторов «О чём рассказывают сталкеры», прошёл мимо меня, однако по-настоящему заинтересовал одного из авторов проекта, незадолго до того как раз выпустившего в рамках серии роман «Логово». Так появился рассказ «Старая шахта».

Первое, что, конечно же, бросается в глаза, — место действия. Если «Логово» Алексей поместил в антураж хоженого-перехоженного региона, хотя и в доселе неисследованный район, то «Старой шахте» он отдал в распоряжение собственный край. Кемеровскую область, Прокопьевск. Это, на секундочку, далеко в Сибири! А мечта моя, как картографа, как раз в том, чтобы авторы описывали этот огромный участок Земли, ну, и про другие «белые пятна» не забывая.

Что касается героев, здесь безусловно главную скрипку играет Михалыч, или Сиделец. Мужчина, повидавший жизнь не только со стороны «витрины», но и нюхнувший её на Зоне. Человек, однако, неплохой, а весьма рассудительный и храбрый. Отличный образ, в равной мере прекрасно вписавшийся что в рамки народного конкурса, что в рамки всей «Вселенной». Обычно таких любят ставить на руководство в постъядерной общине или хотя бы отрядом сталкеров, солдат или каким-то ещё боевым соединением, а ещё называть просто «Дедом». Сиделец к власти не рвётся, молодых наставляет, правда его жизни проста и понятна. Такому человеку всё нипочём — хоть гражданские авторитеты, хоть мутанты.

Животный мир Прокопьевска и окрестностей описан не то что бы богатым, но даже при таком малом объёме автор ухитряется дать обоснование, откуда и как могли произойти эти создания. Такие детали делают описываемый мир более реальным и убедительным, так же, как хорошо прописанные характеры вдыхают жизнь в сюжет. Алексей преуспел на обоих направлениях, представив крепкую работу. И, как я понял, именно его «цыпы» и «коробка» администрации Карачумышской шахты легли в основу обложки всего сборника.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Сергей Семёнов «Палач»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 20:03

«Пациент»

Мини-рецензия на «Палача» Сергея Семёнова

Мне весьма нравится стиль, который использует Сергей Семёнов. Такое мерное, чуток простоватое (я не сказал простое!) повествование, от строгих в своей абстрактной точности описаний природы незаметно перетекающее в довольно активную фазу. Если прошлые работы выходили достаточно светлыми, то на сей раз Сергей пробует мрак на прочность.

Действующие лица — сплошь военнослужащие. Конечно, возникают вопросы, как они двадцать лет выживали, когда из всех женщин, если верить сказанному, была только жена командира, которая ни с кем больше не сходилась (по крайней мере, намёков на её нечестность автор не оставляет). Если же отбросить низменные, приземлённые вопросы и сосредоточиться на предлагаемом сюжете, мы увидим, в первую очередь, историю мужества, страха смерти (или, напротив, бесстрашия перед ликом её), а также вариацию на тему «дилеммы вагонетки». Или что-то родственное.

Возникают, конечно, вопросы, почему единственным лекарством от «светофоров» военные избрали пулю, не пытаясь найти, пока не поздно, нелетальное решение. Врач там всё-таки был, но быстро кончился. Что ж, они могли быть стеснены в средствах исследования. Вспоминается «Эдем в аду» Анеты Паздан, где целая станция подверглась неизлечимой эпидемии, но здесь, по-моему, всё ещё мрачнее, как в концовке фильма «Живое».

Хороший язык, приковывающий к себе внимание сюжет и мрачная тональность — всё это позволяет назвать рассказ замечательным, хотя мрачные истории я, увы, недолюбливаю. И в очередной раз скажу, что по-прежнему жду «Цену свободы», где Сергей наверняка разгуляется на полную!

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Павел Старовойтов «Сказка о славном и могучем сталкере Андрее, о помощнике его Жоре и о событиях на станции "Боровицкая"»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 20:02

«Пьеса о неизведанном шурфе»

Мини-рецензия на «Сказку о славном и могучем сталкере Андрее, о помощнике его Жоре и о событиях на станции Боровицкая» Павла Старовойтова

Да уж, если и были раньше в серии длинные названия, то все они смиренно склоняются перед величием заголовка первой пьесы, официально изданной по «Вселенной Метро 2033». Вообще, ещё давно лично Дмитрий Глуховский написал пьесы «Infinita Tristessa», но до книг она так и не добралась.

Пьеса Павла Старовойтова вдохновлена — не знаю, в какой степени, рассказом «Дело сталкера» Андрея Дьякова. Если мне память со склерозом не изменяет, именно «Дело…» легло в основу нашумевшего романа «К свету». И вот теперь — ещё и в необычный формат самой что ни на есть пьесы. Со сценами, действующими лицами и авторскими ремарками.

Довольно сложно оценить материал, который вдохновлён одним произведением и предназначен для воспроизведения в отличном от чтения формате. Если абстрагироваться от подачи, увидим сюжет. Вполне простенький, но неплохой. Разумеется, формат пьесы уменьшает душевные терзания и всё, что остаётся читателю — потенциальному зрителю, — это пропускать через себя эмоционально окрашенные реплики героев. Конфликт выписан достойно, Камышев крепко взбесил, а Жора и Андрей, напротив, вызвали уважение. Павел пошёл на эксперимент и не прогадал. Не могу предсказать, может ли эта пьеса когда-нибудь быть поставлена, но, по крайней мере, такой формат в серии ещё точно не встречался!

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Ирина Баранова «Охота»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:54

«Засада»

Мини-рецензия на «Охоту» Ирины Барановой

Когда читатель, да и вообще какой-либо среднестатистический обыватель, слышит слово «монастырь», он почти наверняка представляет себе истинно верующих людей, строго соблюдающих правила. По большому счёту, описанная в рассказе община православная, тем не менее, обязательного следования веры ни от кого не требуют, тут есть место и агностикам, и даже нехорошим людям.

Главный герой вызывает симпатию, а под конец — сочувствие. Его история печальна и подаётся так пронзительно, что вызывает негодование поведение его жены. В то же время мы получаем очередное и даже не так что бы новое объяснение вампиризма. Правда, в самом рассказе об этом явлении говорится не совсем прямо, тут орудует Зверь, и единственный найденный труп, если я правильно воспринял описание, не обескровлен (за вычетом крови из оторванной головы).

Ирина любит писать не только и не столько жестокие вещи, сколько выписывать взаимоотношения в семье, между мужем и женой. Если проследить только по её рассказам, поскольку они сольные, что упрощает задачу, мы увидим, что во всех трёх произведениях во главу угла ставятся именно такие отношения (хотя в «Милом друге» не совсем муж и жена, а что-то около). Безусловно есть элемент мелодрамы, но здесь он работает так, как надо. Здесь он уместен и позволяет раскрыть персонажей — порой несколькими точно отобранными словами — максимально убедительно. И это чудесно.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Шамиль Алтамиров «Наёмники»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:53

«Заказчики»

Мини-рецензия на «Наёмников» Шамиля Алтамирова

Когда я прочитал рассказ «Вайнах» Дмитрия Манасыпова, я решил, что «Наёмники» продолжат его историю, раскроют, как же зародилась многолетняя дружба Морхольда и Басмача на руинах Димитровграда. Однако эта часть кроссовера оказалась всего лишь рассказом-параллаксом к «Вайнаху», подобно «Тени Эндера» относительно «Игры Эндера».

Всё начинается, что заглавный персонаж рассказа Дмитрия прибывает в Красную Глинку, где ему назначена встреча с заказчиком. Далее следует общая сцена, переданная столь правильно, что я восхитился. Понятно, что Дмитрий с Шамилем — друзья и наверняка выверили всю фактологию с пылу с жару, но чтобы настолько точно передать обстановку с точки зрения другого персонажа — тут нужно быть крайне внимательным.

От моего взора не укрылось, что сперва Басмач воспринимает Морхольда относительно враждебно, однако стоит им перекинуться парой слов, как брутальный чечен понимает, что испытывает приязнь к «коллеге». Довольно быстро, мне показалось, хотя, впрочем, он же его всё равно раньше не знал, так что удивительного, что человек сформировал мнение, не опираясь на первое впечатление?

Хоть я и похвалил Дмитрия и Шамиля за внимание к деталям, меня немного смутило, что Морхольд с Ершом отплыли раньше Басмача и Стерха, а прибыл вайнах раньше и успел покрошить в капусту не одного сектанта. Ну, может, в хорошей компании герои Манасыпова разленились, вот и замешкались. Да и подробности про секту Неспящего слегка запутали: раз уж они рыбе поклоняются, то почему она и четырёхпалого Люцифера заодно олицетворяет?

Так или иначе, как и в случае с «Вайнахом», мы внимательно и с интересом следим, как проникает и делает своё грязное дело товарищ Басмач, а потом появляется Сохатый. Да уж, заказчики вообще не заморачивались с прозвищами! И, раз уж «Наёмники» оказались только лишь параллаксом, я ещё больше хочу роман про становление дружбы Морхольда и Басмача!

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Виктор Лебедев «Сезон дождей»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:53

«Приближающийся шторм»

Мини-рецензия на «Сезон дождей» Виктора Лебедева

Малый объём — ловушка для тех, кто владеет словом и в чьих головах бурлят задумки на целые романы. Чем объём меньше, тем строже должно быть выверено каждое слово, тем больше нужно сказать одной короткой фразой. Пронзительные, как стрела, тексты бьют в самое сердце, в то время как обычные зарисовки оставляют в лучшем случае маленькие укусы.

Второй подряд рассказ довольно скромного объёма и третий, где сюжет крутится вокруг одиночки. На этот раз у него даже имени нет. Только спасителем его зовут — и вот здесь начинаются проблемы. Жители деревеньки верят, что однажды придёт некто, кто их спасёт. Ну, допустим, поверим. Хотя это странно. Обычное жилое поселение, не чета Десяти Деревням из рассказа «Явление святого Эрнесто» Евгения Шкиля, где целой организации понадобился святой революционер.

Вполне допускаю, что изначально рассказ был больше, только при редактировании Виктор повыкидывал все необходимые пояснения, оставив только остов сюжета. Без него, конечно, никуда, но сюжет не существует в вакууме. Если восстанавливать по крупицам информацию, получим, что давным-давно мародёры проредили деревню, выкинули оттуда протагониста и стали жить-поживать сами. Часть прежних жителей выжила, поэтому им и нужен спаситель. Вот только это не сходится с тем, что они спокойно открывают ворота, будучи под неуказанной пятой бандитов. Другая гипотеза: бандиты были или временными, или же остепенились после захвата. А ждут спасителя… потому что хотят жить на всём готовеньком, по старой криминальной традиции. Что-то неубедительно опять.

Короче говоря, при всём умении владеть словом Виктор забыл, как мне кажется, внести необходимые изменения (или зачем-то их выкинул), из-за чего весь сюжет рассыпается, как карточный домик… Гм, есть ещё версия: просто «спасителя» Учитель воспитал маньяком, а бандитов могло и вовсе не быть. Опять коряво. Он же сопротивлялся изначально. Слишком много вопросов, слишком мало ответов.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Игорь Осипов «Слепой»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:53

«Сорвиголова»

Мини-рецензия на «Слепого» Игоря Осипова

Уже второй рассказ в сборнике, где в основном действует один-единственный герой. В «По ту сторону янтаря» Андрей Гребенщиков сделал ставку на эмоциональные терзания, а в «Слепом» Игорь Осипов дополняет чувства людьми и животными на фоне. В общем-то, есть общее звено между этими работами, однако сколь они похожи, столь и различны.

Мы часто используем в качестве синонима «эмоций» слово «чувства». Здесь же чувства используются ещё и в другом распространённом значении — «мировосприятие». Главный герой, Савелий, страдает от куриной слепоты. К счастью, не знаю, насколько это страшно, но меня бы наличие такой болезни испугало. Савка же ничего, живёт как-то, даже в коммерцию ударился. Тут я не совсем уверен, ту ли дорожку он избрал, в таких делах, по идее, глаз да глаз нужен, но да каждый вертится как может.

Как и во многих произведениях, сюжет резко подхватывает Встреча. Игорь сводит караван со Слепым на борту и то, что навсегда изменит его жизнь. Получилось трогательно, если так можно выразиться. Вся история занимает какие-то считанные страницы и, хотя она не предполагает обязательного расширения, почему-то по завершении захотелось узнать больше. Как воспримут обновлённого парня? Вернётся ли в тот тоннель (вернее, состоится ли новая Встреча)? Хороший рассказ, определённо, что требует продолжения банкета.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Анна Калинкина «Планетарий»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:52

«Зоопарк»

Мини-рецензия на «Планетарий» Анны Калинкиной

Вот я и добрался до главного рассказа всей антологии «Холодное пламя жизни»! Если обычно рассказы составителя помещали в конец сборников, за исключением прошлого, когда бонуса и вовсе не было, то здесь «Планетарий» Анны Калинкиной затесался аккурат в середине книги. А значит, помимо впечатлений от рассказа, подведу итоги — но лишь промежуточные.

Начнём с предмета отзыва, то есть с самого рассказа. Написан он был для официального конкурса «О чём молчат сталкеры?», но уступил в честной борьбе другому рассказу Анны, «Не ушедшие в Москву». Если тот рассказывал о жителях Орехова-Зуево, то «Планетарий» повествует о старой недоброй Москве. Место авторесса выбрала характерное. Баррикадная пользуется мрачной славой станции, что находится около Московского зоопарка — ныне жутко опасного места. Однако на сей раз, хотя Зоопарк упоминается не единожды, и мы даже лицезрим одного из его обитателей, некого крысоволка, в центре повествования оказывается достопримечательность неподалёку — Планетарий.

Всё повествование меня жутко мучил вопрос: почему Данька продолжал хотеть стать стажёром под началом Хвата, удачливого как Датчанина из «Спастись от себя». Вроде же внимательно слушал Петровича, а всё равно попёрся с ним. Осталось неясным и связь Хвата с «хозяйкой», а «хозяйки» — с его женой, но да мистические мотивы в порядке вещей как в серии вообще, так и у Анны в частности. Финал рассказа, за страницу до того напомнивший «Бесов» Игоря Вардунаса, оказался неожиданным, но почему-то я вздохнул с облегчением, что Анна выбрала именно эту развязку. Оглядываясь на прошлый конкурс, считаю нужным добавить, что тема раскрыта вдвойне. Здесь тайны хранят и сталкер, и начальник охраны. Хорошо, что этот рассказ, пусть и не сразу, но добрался до читателя на бумаге.

Теперь промежуточные итоги. Одиннадцать рассказов прочитано. Десять ждут своего часа. Разумеется, общей темой здесь нет, хотя общие элементы то и дело встречаются. Многим «Холодное пламя жизни» напоминает историей создания «Последнее убежище». Тот сборник, может быть, не считается лучшим, но его успех открыл дорогу как новым антологиям, так и многим новым авторам. Нынешний же сборник, скорее, позволяет судить читателю, каких успехов достигли авторы, вместив интересные находки в малый формат. И плохих работ здесь не найти — редакция и сама Анна в качестве составителя провели кропотливую работу по сбору знамён для формирования новой антологии.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Сергей Чехин «Гордей»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:50

«Яков»

Мини-рецензия на «Гордея» Сергея Чехина

Почему Сергей Чехин, уроженец Белгорода, сразу не написал о родном городе, было известно давно, из интервью с ним. Он успел представить в феврале этого года дебютный рассказ «Не сегодня» о Самаре, спустя считанные три месяца сформировал мини-цикл из «Не сегодня» и романа «Спящий страж». И вот теперь на дворе стоит декабрь, а Сергей вновь вернулся с очередным произведением. На этот раз — о том самом Белгороде.

Шесть лет назад на полки книжных поступила книга «Слепящая пустота» Андрея Чернецова и Валентина Леженды. Несмотря на то, что он целиком и полностью посвящена Харькову, из неё мы узнаём, кому, вернее, чему этот город обязан жизнью. Белгородский ракетный щит спас украинский город, и вопросом времени стало выяснение судьбы самого Белгорода. Что ж, немало воды утекло.

Довольно любопытно, что Сергей не читал почти книг «Вселенной», но при этом имеет грамотное представление о некоторых из них. В этом ему помогает Метропедия — энциклопедия по нашей любимой вселенной. Правда, не могу сказать, заметил ли он тот любопытный факт про ракетный щит, но так совпало, что он защитил не только чужой город, но и тот, в честь которого был назван. Белгород уцелел. Правда, описания указывают на то, что уцелел он необычно — он превратился в музей восковых фигур. И выжившие — словно посетители в этом гигантском музее под открытым небом.

Главный герой проходит обучение в бывшем Технологическом университете, ныне общине шуховцев, по-прежнему возглавляемой ректором (и, бьюсь об заклад, Сергей не преминул добавить собственное камео на эту должность!). Правда, теперь здесь учатся не студенты, а бойцы. Замечание, что здесь собрались те, кто может отличить спусковую скобу от спускового крючка, порадовало внутренней шуткой над собственным ляпом. Однако в целом «Гордей» значительно серьёзнее и печальнее цикла «Спящий страж».

Мозаичная структура не самое удачное композиционное решение, но Сергей постарался использовать его с максимальной пользой, вворачивая флэшбеки туда, где напрашиваются объяснения и пояснения. В результате мы получаем этакий срез знаний не только о главном герое и его месте в постъядерном Белгороде, но также о самом городе. И почти везде важную роль в жизни юноши играет Яков, наставник. Автору удалось передать их связь «учитель — ученик», сделав последние страницы достаточно трогательными. Вышло весьма неплохо, и самое время задуматься о полноформатном романе!

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Дмитрий Манасыпов «Вайнах»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:50

«Лодочник»

Мини-рецензия на «Вайнаха» Дмитрия Манасыпова

Об этом кроссовере говорили давно и с надеждой. Когда впервые выяснилось, что Дмитрий Манасыпов напишет с Шамилем Алтамировым вместе роман, я, как и многие другие (по-моему, даже сами авторы в том числе), был уверен, что повествовать он будет о приключениях Морхольда и Басмача до событий «Дороги стали и надежды» и «Степного дракона». Однако в издательстве настояли на «Стальном острове», мы получили новых интересных героев и, что мне чуточку более важно, как картографу, новые локации.

Тем не менее, тандем не забросил идею в долгий ящик, и вот мы можем наблюдать целых два рассказа — сольных, надо отметить, — о двух брутальных обаятельных типах. Тут я сделаю небольшое отступление и отмечу, что «Холодное пламя жизни» вобрало почти все существовавшие в серии авторские союзы, при этом каждый рассказ — самостоятельная работа отдельно взятого автора. Анна Калинкина, Анастасия Калябина, Вадим Чекунов и все приглашённые (и успевшие написать свои произведения) авторы — большие молодцы!

Честно говоря, я пребывал в уверенности, что роль Басмача в «Вайнахе» (учитывая, что вайнах подразумевает чеченца, и чеченца здесь определённого) будет значительнее, однако рассказ в основном сосредоточен на Морхольде. Ещё здесь есть Ёрш, который мельком упоминался в «Злом Псе» и который может вполне стать главным героем одного из грядущих романов Дмитрия. Такое решение я оценил по достоинству. Всё-таки Басмач — персонаж и в каком-то смысле альтер-эго Шамиля Алтамирова, чей рассказ поставлен дальше по сборнику, поэтому я пока не знаю, что приготовил он. Зато и Морхольд, и Ёрш — достояние Дмитрия, и кто, как не создатель этих персонажей, лучше всего расскажет в своём фирменном стиле о приключениях бравого наёмника на просторах Самарской области!

Мы узнаём новую главу из жизни главного героя половины трилогии «Дорога стали». Чем-то она отдалённо напоминает линию всё с тем же Морхольдом и Дашей Дармовой (у нынешней девицы в беде даже уменьшительно-ласкательная форма имени похожа — Маша), однако написана немного в ином духе. Здесь нет телепатов и безжалостных валькирий из влиятельных орденов, зато есть интересы «летунов» с Курумоча и оголтелые сектанты Богатыря. И вот я думаю, поклонение рыбе — отсылка к грядущей игре «Метро: Исход», или мне кажется? Вот одна богатая на определённые части тела особа — явно отсылка к фильму «Вспомнить всё», которую Дмитрий обыграл, как мне кажется, даже более аутентично, чем в оригинале. По крайней мере, отсылка вписалась органично.

Вообще, всё повествование весьма органичное и закономерное. За поступками Морхольда наблюдать интересно, а его начинающееся взаимодействие с Басмачом безмерно порадовало. Дмитрий вновь с триумфом дал понять, что в малой форме он столь же хорош, как и в крупной!

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Андрей Буторин «Огонёк»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:50

«Гуляш»

Мини-рецензия на «Огонька» Андрея Буторина

Андрей Буторин по праву может считаться одним из стахановцев и пионеров проекта. «Север» вышел ещё в первой десятке книг, а всего в рамках «Вселенной Метро 2033» на счету автора две трилогии и участие в романе-буриме «Перекрёстки судьбы» (ну, и теперь ещё рассказ «Огонёк»)! Мне всегда нравились его добрые, в нужных местах забавные романы о приключениях хороших и немного наивных героев в антураже злого мира. Андрей не изменяет традициям, и его первый рассказ для «Вселенной» написан в той же манере.

Огонёк — это не маленький костерок, как можно сперва подумать, а прозвище главного героя. Разумеется, рыжего. На самом деле его зовут Александр, но чаще его зовут именно Огоньком. Есть и другое прозвище, обидное. Как только сюжет раскрывает подробности о личности Огонька, его становится искренне жаль. Тем не менее, интересно наблюдать, как автор передаёт его мысли — мысли пятилетнего ребёнка, заключённого в четвертьвековом теле. Для авторов это всегда маленькое испытание — выписать повествование через призму юного и не знающего досконально окружающий мир человечка так, чтобы текст остался качественно богатым, захватывающим, а мысли героя не скатывались в карикатуру и бред. Андрей Буторин успешно справился с поставленной задачей. Рассуждения Александра отдают наивом, уместным для такого персонажа, и в то же время наполнены забавными и любопытными наблюдениями.

Весь сюжет строится вокруг лёгкого чувства вины или чего-то в этом роде — тут некая смесь вины, обязательности, ответственности и желания быть полезным, по-моему. Огонёк решает добыть керосин для своего подвала. Делает он это под покровом ночи. Где-то здесь мне показалось, что сюжет повторит «Свою душу — потёмки» Юрия Харитонова и «По ту сторону янтаря» Андрея Гребенщикова, и я думаю, такой ход мне бы зашёл больше. Однако всё хорошее подходит к концу, и, хотя почти до самого финала «Огонёк» мне нравился, финал я принять не смог. И всё же в общем и целом Андрей отлично показал себя в малой форме «Вселенной», и его рассказ столь же прекрасен, как и его полновесные произведения.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Игорь Илюшин «Плакальщик»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:44

«Чернорог»

Мини-рецензия на «Плакальщика» Игоря Илюшина

Вот я и добрался до рассказа единственного дебютанта «Холодного пламени жизни». На самом деле мне довелось читать это произведение ещё с год назад, но за это время, как это часто бывает, когда много читаешь и много занимаешься различными важными делами, сюжет напрочь выветрился из головы, за исключением введённого автором жестокого сообщества.

Орден Чёрных Рогов — влиятельная и жестокая организация, управляемая, если верно понял, пятёркой Воителей. Чем-то напоминает секту, а чем-то — приют забытых душ из одноимённого романа Юрия Харитонова. Такое ощущение, что автор задумал больше, чем на один рассказ, но, по крайней мере, в ближайшее время он реализует другую свою идею, хотя узнать больше об Ордене весьма хотелось бы. Отдельно хочу восхититься словом «чернорог» — логичное наименование приспешников Ордена, просто мне нравится, как оно звучит и смотрится.

Автор нас всячески убеждает в том, что Орден — прибежище редкостных мерзавцев. Вот вам гибель лучшего друга главного героя. Вот вам пытки и расстрелы. А вот вам главный в этой части расширяющихся владений чернорогов. И вот здесь что-то пошло не так. То есть всё так, эта линия мне понравилась даже больше той, что предлагает Игорь в качестве основной, тем не менее, поведение Аристарха не похоже на замашки редкостного гада с чёрным сердцем. Напротив, это живой человек, да, жестокий, но не лишённый сострадания и даже, если так можно сказать, своеобразного участия. Этакий Танос от мира «Метро». Или Волан-де-Морт, внезапно проявляющий себя джентльменом.

В общем, так получилось, что главный злодей оказался для меня главным достоинством всего рассказа. Плакальщику я сопереживал, но как-то дежурно. Автор указал, что Алексей страдает и будет мстить, значит, сопереживаем и ждём расправы над подонком. Тут можно подумать, что Игорю не удалось выписать душевные порывы протагониста, но это вовсе не так! Автор последователен и убедителен, просто он оказался настолько убедителен, что моральный компас в какой-то момент внезапно сбился. Поскольку моя точка зрения — всего лишь одна из многих возможных, вполне допускаю, что другие воспримут «Плакальщика» более однозначно. Однако позвольте: если и герой, и злодей неоднозначны, разве это плохо? Особенно сейчас, когда «серых» антигероев и антагонистов с непростой судьбой пруд пруди. По моему мнению, Игорь Илюшин представил необычный (ведь он ещё чем-то напоминает фэнтези, хотя магией здесь и не пахнет) мирок — часть одной большой вселенной, который достоин дальнейшего раскрытия.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Андрей Гребенщиков «По ту сторону янтаря»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:43

«Человек я или муха замершая»

Мини-рецензия на «По ту сторону янтаря» Андрея Гребенщикова

Много лет прошло с тех пор, как вышел крайний сольный роман Андрея Гребенщикова. С тех пор он публиковался разве что с несколькими рассказами да кратко поучаствовал в романе-буриме «Перекрёстки судьбы». Тем приятнее видеть его имя в сборнике, пусть «По ту сторону янтаря» и написан на самом деле давным-давно.

Рассказ написан от первого и единственного лица. Когда герой один, и больше нет никого в целом свете, по-настоящему трудно, как мне кажется, выписать полноценную сюжетную линию. Как ни крути, человек — существо социальное, хоть порой и готовое покрошить себе подобных в бульон. И если герой ни с кем не сталкивается, он остаётся наедине с самой ужасной тварью — собственным сознанием.

Авторы любят оставлять в своих произведениях символы. Обыденные вещи, несущие двойной смысл. Разумеется, я сейчас не про «синие занавески», а про самые что ни на есть вещи-символы, которыми автор действительно что-то хочет сказать. У таких предметов иное описание, на них сосредотачивается внимание большее, чем на других. Допустим, писатель описывает стул. Он может просто сказать, что, мол, вот стул, и на этом остановится. А может подробно описать, начиная с цвета и размера и заканчивая каким-нибудь порезом, оставленным персонажем в детстве. При этом соседний стул будет обойдён вниманием. Тем не менее, это описание ещё не будет символом. Символом вещь станет, когда ей дадут предназначение. Дверь, на которой Андрей немало времени сосредотачивает внимание как героя, так и читателя, — такой вот символ. Граница между Настоящим, Прошлым и Будущим — такова роль двери в умирающем бункере. И однажды герою суждено её переступить. Или умереть от удушья, голода и бессилия возле неё.

«По ту сторону янтаря» не лишено своего шарма. Герой, чьё имя мы так и не узнаём, а лично я стал величать его просто Слепым, постепенно раскрывается перед нами, и мир через призму его восприятия оказывается больше, чем трупом города, завёрнутого в чёрный саван. Работа со словом всегда была и остаётся коньком Андрея Гребенщикова, и нынешняя работа, голос из прошлого, тому отменное подтверждение.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Татьяна Живова «Киндер, кюхе, кирхе...»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:43

«Юмор, экшен, хоррор»

Мини-рецензия на «Киндер, кюхе, кирхе» Татьяны Живовой

Любая история начинается с идеи. Реализация может задушить идею, а может вывести её на новый уровень, «заразить» ей многих и многих читателей. «Метро 2033» когда-то подарило такую идею миру, и с тех давних пор она уверенным шагом завоёвывает всё новые и новые умы и сердца людей по всему миру. Почти десять лет назад критическая масса идей, рождённых в ответ на ту, первую, привела к созданию «Вселенной Метро 2033». Однако все люди разные. Талант определяется стилем, и каждый творческий человек самостоятельно прокладывает свой путь к сердцу и разуму своего читателя. Татьяна Живова предлагает свой рецепт, с помощью которого у неё получаются запоминающиеся истории.

Юмор. Достаточно весомый ингредиент или, иначе, признак произведений Татьяны. Со времён «Джульетты без имени» она удивляет смелыми находками, необычными образами и любопытным взаимодействием персонажей. «С тех пор, как случился Рагнарёк», пожалуй, более серьёзен, а вот вышедшие следом «Пасынки Третьего Рима» вновь написаны в более-менее забавной манере, будучи не лишены и таких серьёзных тем, как взаимоотношения родителей, ксенофобия, рабство… Нынешний рассказ тоже вызывает улыбку, и, должен отметить, юмор здесь отнюдь не наивен. Можно сказать, это ширма, за которой скрывается истинная задумка.

Экшен. Если опять проводить параллели, то на сей раз Татьяна планомерно поднимает градус происходящих событий. Да, она не стремится писать боевую фантастику, но если мы проведём параллели, заметим, что в фильмах уже не первый год на первый план выходят не беготня и взрывы, а нагнетание атмосферы и конфликт персонажей (которые, рано или поздно, приводят хоть к погоням, хоть к перестрелкам). Примерно такой экшен предлагает авторесса, и мне он нравится значительно больше скучных драк и неразумной траты боеприпасов.

Хоррор. Вот здесь Татьяна неожиданно отрывается по полной программе. И, что самое любопытное, в прошлый раз она нагнала жути именно в рассказе, а не в романе. Сцена, где Амалия находит себя в яме с кучей мёртвых тел таких же, как она, жертв великанов, и всё это дополняется кровью и запахом смерти, действительно пробрала до мурашек. Дальнейшие события сдобрены отличным сочетанием лёгкого экшена и напряжённого хоррора, что делает повествование не только и не столько весёлым, сколько захватывающим всё внимание.

Если так разобраться, «Киндер, кюхе, кюрхе» отчасти сродни рассказам «Упырь» Анны Калинкиной и «Быть человеком» Александры Тверских, а стиль и подача, присущие именно Татьяне Живовой, выделяют её произведение на фоне не только похожих по задумке, но и всего состава антологии, в которую оно входит.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Константин Бенев «Эпилог»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:43

«Постскриптум»

Мини-рецензия на «Эпилог» Константина Бенева

Книга только началась, а уже эпилог? Такое возможно только в «Холодном пламени жизни», где «Эпилог» — новый и, быть может, последний рассказ Константина Бенева во «Вселенной Метро 2033». Учитывая, что во «Вселенной Метро 2035», на которую нацелился тандем 2Б, планируется собственная антология, думаю, что короткие истории Константина мы ещё увидим!

Но вернёмся к «Эпилогу». Довольно небольшой рассказ, написанный изначально, вроде бы, для официального конкурса «О чём молчат сталкеры?». В четвёртый сборник он, увы, не вошёл, зато удостоился публикации в следующем. Перед нами ностальгическая история бравого Беркута, волею судьбы (и неудачного взрыва) оказавшегося запертым под завалом в компании с Мишкой Горшневым, одним из подчинённых. Константин, как и всегда, играет на струнах человеческих чувств, и если обычно он предпочитает навевать радость, словно во время праздника, а порой умело делится горем вымышленных и настоящих героев, то здесь упор больше на второе. И не до конца понятно, успели вовремя спасатели или нет.

На самом деле моё внимание больше привлекли персонажи второго плана: Баженов и Мишка Горшнев. Первый, насколько я понимаю, тот самый начальник Балтийской, или Балтийского вокзала, что организовал празднование Нового года в «Новогодней истории» — дебютном рассказе Константина, вышедшем семь лет назад в «Последнем убежище»! Что до Горшнева, ох, что-то мне подсказывает, это тот самый Мишка Горшков из «Царицы ночи». Взял ли он себе псевдоним или редакторы не стали завуалировать на сей раз фамилию — я не знаю, но мысленно счёл, что Мишка выжил и попал на Петроградскую. А значит, мог выжить и командир Ангелов. Надежда — то, что я ищу в постъядерной вселенной, и что оставил, по счастью, автор.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Юрий Харитонов «Своя душа - потёмки»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:43

«Враг внутри»

Мини-рецензия на «Свою душу — потёмки» Юрия Харитонова

Юрий Харитонов завоевал свою долю популярности среди авторов «Вселенной», выпустив сперва мрачный роман «На краю пропасти», а затем и его условное продолжение, «Приют забытых душ», где мрак вышел на новый уровень. Однако во мраке явственнее проступают излюбленные темы автора. Ему, кажется, проще и легче писать о нелёгкой судьбе детей в постъядерном мире, чем мучить повидавших немало взрослых. Впрочем, к этому я ещё вернусь. Свою же мысль я веду к тому, что рядовые читатели могли подзабыть, что начинал-то Юрий не с романа, а с пронзительного рассказа «Родственные души» о далёком от его установившихся писательских угодий Петербурге. Новый рассказ чем-то напоминает дебютный.

Я уже заметил, что Юрий чаще обращается к теме детей, чем взрослых. Взрослые же, особенно гады, вроде Черномора, передаются через призму… нет, не столько детей, сколько их собственного детства. Ведь человек действительно не рождается сразу сволочью с десятками лет за плечами. Как и не рождается ангелом во плоти. Личность делают окружающие. Сейчас, когда я пишу эти строки, мне пришла в голову ассоциация, что истории маленького Яроса и молодого Черноморова схожи травлей мелкими пакостниками. Но если Яр вырастает в хорошего человека, то бывший учитель становится маньяком. Что ж, у первого хотя бы имелась отдушина в виде отца да ещё нескольких добрых людей, что позволило взрастить в нём зерно добродетели и не ступить на кривую дорожку.

Забавно: именно побег можно считать вступлением на кривую дорожку. Ярославу надоедают обидные выходки Митяя и его кодлы, однажды уже вылившиеся в горькую смерть доброй девочки, за что наверняка подонкам не влетело или же досталось и вовсе самому рогатому пареньку. В общем, Яр решает убежать. И делает это под покровом ночи. Дальше мы видим, как мальчик сталкивается с главным врагом своей жизни и понимает, что частица его отравляет его собственную душу. Финал рассказа как раз напоминает «Родственные души», но всё же оканчивается на более доброй ноте. «Своя душа — потёмки» вызывает яркие эмоции, от наслаждения чтением до негодования по отношению к жестоким людям.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Игорь Вардунас «Бесы»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:42

«Икона»

Мини-рецензия на «Бесов» Игоря Вардунаса

Много лет я слегка недоумевал, как так вышло, что Игорь Вардунас ни разу не писал в серии о своём родном Санкт-Петербурге. Я знал о планах нескольких авторов, в том числе Игоря, объединиться для написания общего романа о Северной столице, но, похоже, этот проект так и останется всего лишь красивой задумкой. Зато в феврале этого года сверкнул первый лучик, что Игорь всё-таки не оставит без внимания любимый город.

«Тютерс», написанный Игорем Вардунасом в соавторстве с Ириной Бакулиной, чем-то напоминил «Выборг», повествуя о группе петербуржцев, плывущих прочь из города. Всё это сопровождалось рядом приятных отсылок, и вот теперь полноценный рассказ Игоря о северо-западе Питера вошёл в звёздный сборник.

«Бесы» больше напоминают зарисовку сценария, начало чего-то большего, будто мы смотрим в замочную скважину. Хочется больше узнать о Королёвском аэродроме, о жизни Ксюши, о банде Ферзя, почему-то не занявшей опустевшую в 2033 году Старую Деревню. Однако мы располагаем только тем, что имеем.

Бесспорное достоинство рассказа — красивый образный язык. Игорь осваивает смелые сравнения в духе Дмитрия Глуховского, и получается эстетически приятно. Портят немного впечатление короткие абзацы — черта, больше присущая сценариям или стихам. Оттого выразительные фразы, готовые в следующем предложении пойти на новый литературный виток, замирают, остаются на взлёте.

Конфликт двух действующих лиц передан хорошо. Как говорится в отношении фильмов и сериалов, «химия» между персонажами чудесна. Из-за короткого объёма остаётся только гадать, нарочно ли Ферзь послал Ксюшу в заброшенную церковь на кладбище или просто так совпало? Если задуматься, оба варианта возможны, но если в первом случае бесами логично считать бандитов, то в альтернативном — тех, кого встретила девушка потом. Так или иначе, автор напомнил, что мир «Метро» — жестокое место, перемалывающая всех, и единственная задача выживших — продолжать цепляться за жизнь, раздувать её тлеющее пламя.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Шимун Врочек «Байки Убера»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:42

«Питер. Истории»

Мини-рецензия на «Байки Убера» Шимуна Врочека

Ровно семь лет назад вышел самый первый сборник рассказов — «Последнее убежище» от Дмитрия Глуховского в качестве редактора-составителя. Антология была собрана двумя способами: большинство рассказов отобрали в горниле первого официального конкурса, а ещё шесть написали авторы довольно молодой тогда «Вселенной Метро 2033». И открывал тот сборник Шимун Врочек.

Прошло семь лет. «Вселенная» разрослась до двух линеек, не считая польских книг, что ещё не все переведены. Вышло целых пять сборников, опять-таки не считая аж четырёх от польских авторов. И новый, пятый, собран из рассказов исключительно авторов романов. Даже Игорь Илюшин — дебютант в серии — и тот несколько месяцев как заявлен автором идеи совместного с Татьяной Живовой крупноформата.

Открывает «Холодное пламя жизни» один из пионеров проекта, заодно ставший первооткрывателем «Вселенной Метро 2035». В прошлый раз Шимун Врочек представил повесть «Убер и революция», и я думал, что «Байки Убера» могут оказаться соразмерными ей. Однако это действительно рассказ, составленный из нескольких небольших баек, которые рассказывает главный герой «Питера. Война».

Немного необычно читать текст произведения, зная, что оно предваряет описанные ранее события. Убер ещё ничегошеньки не знает про Ивана Меркулова, не ходил с ним к ЛАЭС и не намучился на поверхности. И даже веганцы упоминаются всего лишь для сравнения, а не как угроза № 1 всему живому в Петербургском метро. Тем не менее, герой узнаваем и прекрасен в своём болтливом позитиве. Неудивительно, что Наташка и остальные караванщики заслушиваются его байками, несмотря на хмурые комментарии отдельных лиц.

Отдельного внимания заслуживает сохранение мифологии Петербургского метро постъядерного образца. Бывает так, что авторы, подобно читателям, забывают какие-то мелкие детали и сосредотачиваются или на отдельных ярких находках, или копают новую нишу, стараясь не разрушить старые условности. Шимун напоминает, что здесь на поверхность ходят диггеры, лишь на юге называемые сталкерами, что когда-то всем метро правил Саддам Кровавый, а компанию Уберу составляет Седой из первого «Питера». Все эти мелкие детали, смешиваясь с новыми историями, образуют отличный рассказ, действительно достойный открывать новейшее созвездие «Вселенной».

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Антология «Метро 2033: Холодное пламя жизни»

Dobkachleo, 22 декабря 2018 г. 19:42

«Эхо умирающего мира»

Рецензия на сборник рассказов «Метро 2033: Холодное пламя жизни»

(остальные мини-рецензии см. на страницах рассказов)

От картографа

Вот я и дочитал «Холодное пламя жизни» — пятый русскоязычный сборник рассказов и девятый в общем зачёте «Вселенной Метро 2033». В отличие от всех предыдущих, он собран не на конкурсной основе, хотя Анне Калинкиной — редактору-составителю, для которой этот опыт (по крайней мере, в рамках метро-сборников) тоже в новинку — пришлось перебрать вместе с коллегами-редакторами не один десяток работ, что написали авторы за девять лет существования «Вселенной».

Проблема «Холодного пламени жизни» в том, что здесь нет общей темы, как в последних трёх сборниках. То есть ближайший аналог — «Последнее убежище», собранное просто из лучших среди отобранных работ. Когда-то давно я писал на ту антологию, что, несмотря на разношёрстность, сборник получился живым, а рассказы — аккуратно расставленными так, чтобы сделать переход от одного к другому наиболее плавным.

Здесь тоже вернее всего назвать сборник живым. Тут немало рассказов, написанных для предыдущих, необязательно официальных или даже устроенных фандомом, конкурсов. Есть и рассказы специально для этой антологии. Что же объединяет их? Справедливо ли название, данное пятому сборнику рассказов? Как я заметил, многие, если не все, рассказы, так или иначе основаны на путешествиях. Кто-то куда-то идёт или стремится пойти. А мой дедушка любит повторять: «Движение — это жизнь». Пока есть люди, которым есть зачем куда-то идти, жизнь не угаснет. Людей в постъядерном мире осталось мало, и каждый огонёк жизни на счету. И, быть может, рано или поздно они вновь осветят планету.

Может быть, «Холодное пламя жизни» отчасти и уступает тому же «О чём молчат выжившие», который сильно ждали и в выход которого какое-то время даже не верили, но бесспорно наполнено хорошими работами, что могли ждать своего часа довольно долго, и, наконец, дождались. Вместе же они, закономерно, порождают не менее хороший сборник, что достоин места в коллекции каждого ценителя «Вселенной». Анна справилась с поставленной задачей на ура, и теперь, с оглядкой на анонсы, самое время ждать дальше — новых крутых антологий!

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ирина Баранова, Константин Бенев «Метро 2035: Царица ночи»

Dobkachleo, 8 декабря 2018 г. 00:00

«Мёртвый табор»

Рецензия на «Метро 2035: Царица ночи» Ирины Барановой и Константина Бенева

Как и многие другие, я ждал, когда же, наконец, тандем 2Б (так среди давних поклонников прозвали кратко Баранову / Бенева) допишет многострадальную «Царицу ночи». Хотя за прошедшие годы уже и подзабыл, как можно продолжить «Свидетеля», имевшего, как мне казалось, единственный задел на будущее лишь в виде отправившегося дальше Векса.

Константин Бенев намекал, что «Запасной путь» — его сольный рассказ из антологии «Сумрак в конце туннеля» — относится к создаваемому им с Ириной циклу. А название недвусмысленно отсылало к кактусу-мутанту из самой первой книги «Вселенной», а заодно и к жителям Петроградской, ему поклоняющимся. И вот как это всё должны были авторы увязать с первым и, в принципе, до сих пор единственным детективом «Вселенной Метро 2033» (элементы расследования в «Красном варианте» и «Уроборосе» всё же несколько отличаются по жанру и по сути), я не представлял. Теперь я понимаю.

Структурно «Царица ночи» разбита на две принципиально отличающиеся части. В первой мы знакомимся с Виктором Лазаревым, Хранителем, и рядом петроградцев. Как вообще выстраивается сообщество дендрофилов, как от неверия, что Ботаничка не только выжила, но и процветает, дошло до всепетроградского поклонения Царице ночи. Во второй же части появляются, наконец, ключевые герои «Свидетеля», и когда это происходит, я про себя мысленно возликовал. Логическая спайка налажена! Собственно, примерно там же вставлен рассказ «Запасной путь», но тогда я ещё не понимал, какую роль эта история сыграет в сюжете.

Неожиданно для сюжета, но не для читателей, внимательно следивших за созданием (заключительной, активной фазой) романа, внимание к себе привлёк один из персонажей второго плана, а именно Мишка Горшков. Любопытно задуманный герой, живой, приятно выписанный, иначе взаимодействующий с другими персонажами, чем все остальные. Следить за его приключениями оказалось увлекательно, и, быть может, благодаря ему изначальное впечатление от романа изменилось.

Роман мне нравился с самого начала и, в целом, до самого конца держал в хорошем настрое. Однако я видел, как меняются акценты с одних персонажей на других, как скоро они начинают восприниматься иначе. Предположу, что дело в том, что роман писался долго, не за раз, и разные идеи приходили в головы соавторов в разные времена. Поначалу мне импонировал образ Витьки Лазарева — бывшего студента-биолога, которого, можно сказать, ни во что не ставят, если не сказать прямо — насмехаются за его причуды. И как он потом доказывает свою правоту, важность и ценность для станции.

Но потом что-то ломается, и вот уже на первый план среди любимчиков осторожно выходит Горшок. Векс и Алекс болтаются где-то позади, уступая даже поварихе Раисе Аркадьевной и бывшей любовнице Хранителя Люсинде (её привычка называть себя в третьем лице сходна с Мишкиной манерой выражаться, а от «мон ами» в адрес Лазарева чуть ли сам не таял). Встретить старых персонажей безусловно оказалось радостно, ведь со времени прочтения «Свидетеля» много воды утекло, и события его подзабылись.

Печалило разве что то, что многие герои и даже отдельные эпизоды (это я про тот самый «мёртвый табор», вынесенный в заглавие настоящей рецензии) отсылают к почившим, увы, реальным людям. С одной стороны, это говорит о том, как долго всё-таки мы ждали «Царицу ночи», с другой же, именно она позволила им прожить дольше на своих страницах, дала им новую, необычную жизнь. Есть в этом своевольная ирония, если принять во внимание поведение самого растения в тексте.

Как ни посмотри, такая дань уважения ценна и трогательна, 2Б провели большую работу, и плодом их совместного творчества стал чудесный роман, этакая страшная сказка для взрослых. Тандем с триумфом вернулся во «Вселенную», и пусть продолжения не планируется, хочется верить, что на запасном пути всё сложится хорошо.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Светлана Кузнецова «Метро 2033: Уроборос»

Dobkachleo, 25 ноября 2018 г. 12:27

«Ёрмунганд»

Рецензия на «Метро 2033: Уроборос» Светланы Кузнецовой

Моё знакомство с миром «Метро» началось, как ни странно, с «Метро 2034» Дмитрия Глуховского. И этот роман до сих пор остаётся наиболее любимым в его трилогии. Именно «Метро 2034» установило для меня определённые рамки восприятия этой вселенной, и я всегда удивлялся, насколько редко авторы вспоминают о нём в своих произведениях. Так-то описываемый там участок метрополитена не слишком обширен и не слишком зовёт к себе, и всё же хотелось всегда вновь окунуться в ту необычно жуткую атмосферу станций, окутанных мистическим туманом и контролируемых не менее загадочными созданиями.

Место действия «Уробороса» во многом пересекается с описываемыми станциями из «Метро 2034». И ключевой становится, совершенно неожиданно, жилая (!) Нагатинская. Мы привыкли считать, что эта станция или заброшена и опасна, или то и дело наполняется подозрительным сбродом. Но чтобы её вовсю колонизировала Ганза — это определённо что-то новенькое!

«Вселенная Метро» — долгоиграющий проект, и живёт он, конечно, благодаря притоку «свежей крови». Как правило, за счёт авторов, когда-то влюбившихся в этот мир. Увы, со временем они остывают к нему, разочаровываются или просто не могут себе позволить следить за ним постоянно, однако хотя бы один роман от каждого автора, не говоря уж о рассказах, выдаёт всё-таки человек, влюбившийся в мир завлекательных подземелий и жуткой поверхности. И я верю, что Светлана Кузнецова — новый для серии автор — тоже когда-то прониклась этим миром, потому что текст читается достаточно легко и увлекательно, поднимает важные жизненные темы и даже рассуждает о вещах несколько отвлечённых так, что это не вызывает раздражения, настолько удачно поданы эти мысли композиционно.

Однако сейчас, спустя почти девять лет после запуска проекта, когда практически каждая вторая книга так или иначе затрагивает Москву, любому автору, который тоже решит рассказать что-нибудь о разрушенной столице, придётся трудно. Перед Светланой Кузнецовой стояла задача аккуратно вплести в этот тесный подмир оригинальную историю. Решился бы автор-старожил, пишущий о Москве, на столь смелое решение, как население условно заброшенной станции? Мне кажется, нет. А Светлана не только на это решилась, но и довела всю эту «Южную кампанию» до закономерного конца, к чему привыкли по более ранним и редким работам об этих краях.

Разумеется, одним следованием канону (побуду немного занудой и отмечу, что мне не хватило встреч с персонажами других книг, например, с кем-нибудь из тульских героев «Странника», а нейтралитет сталкеров кажется гипертрофированным, учитывая наличие тех же идейных «красных» сталкеров и шталкеров Четвёртого Рейха) с одним смелым решением оригинальную историю не получишь. Погоду в доме делают персонажи, люди. И вот здесь начинается самое интересное.

В центре повествования — молодой юноша Владлен Симонов, родом с Красной Линии (если, конечно, считать, что в 2015 году дело Революции успело разнестись от Преображенской площади до Фрунзенской), волею судьбы угодивший на пресловутую Нагатинскую. Автор не раскрывает всего прошлого героя, ибо тот и сам его знает «лет с пяти», зато в остальном он прописан более чем подробно. Мы понимаем, как он чувствовал себя на родной Фрунзенской, как его воспитывали, кто его авторитеты, каковы его взгляды. Мы следуем за ним и отчётливо видим, как постепенно он раскрывается перед нами, взрослеет, принимает решения. А главное — как Влад взаимодействует с другими людьми. Всё это так живо описывается, что действительно порой возникает ощущение незримого присутствия у них под носом. Маленькие житейские сценки и рассуждения об укладе жизни (отступление про вороватое семейство неожиданно запало в душу яркостью справедливого возмущения) дополняют, оживляют картину, вдыхают в ровные строчки текста жизнь.

За плечами Влада стоят два сталкера, две противоположности. Морализатор Винт, никогда не упускающий выгоды для себя (причём, опять-таки, моральной, а отнюдь не материальной), и сдержанный Кай. И первый терпеть не может второго, и тот платит почти той же монетой. Разумеется, всё о них читатель тоже не узнает, но выписаны они более чем ярко. Достаточно хорошо выписан казначейский сынок и один из друзей Влада, Глеб. Второй, Миха, почему-то сильно уступает ему в описании. Тут мы и приходим к тому, что, хотя персонажи вполне себе живые, им есть за что сопереживать или есть за что их ненавидеть, но ощущается эфемерный разрыв между ключевыми и второстепенными действующими лицами. Это не плохо — второстепенные не должны чересчур перетягивать на себя одеяло, наоборот, это только подчёркивает линию Влада и Кая (Винт всё-таки тоже уходит на задний план).

Впервые за долгое время в сюжете использованы элементы детективного жанра. Монстр, вокруг которого завязывается сюжет, получился любопытным, хотя и не слишком необычным. А заглавный уроборос фигурирует в тексте исключительно иносказательно. И в нём кроется главная мысль романа. Я думал, речь пойдёт действительно о цикличности времени, связи жизни и смерти, и это всё есть! Однако в то же время мне показалось, что его следует воспринимать ещё шире. Не просто символ единения жизни и смерти, а связи начала и конца. Где кончается одна история, начинается другая. Где завершается один эпизод жизни, оттуда же исходит следующий этап. И в то же время принятое однажды решение не только открывает новую череду поступков, но и предопределяет её конец. Необязательно заканчивающийся смертью, но неизбежный и гарантированный. Но до него — ещё целая петля Мирового змея, которая начинается с первого шага и первого дня. Кай, а за ним и Влад, собственной историей доказали это наблюдение, и, мне кажется, с этими героями мы ещё встретимся. Светлана выписала их так, что ими нельзя не проникнуться, а её роман занял достойное место в рамках «Вселенной Метро 2033».

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Шамиль Алтамиров, Дмитрий Манасыпов «Метро 2035: Стальной остров»

Dobkachleo, 11 ноября 2018 г. 22:54

«Земля Санникова»

Рецензия на «Метро 2035: Стальной остров» Дмитрия Манасыпова и Шамиля Алтамирова

Есть во «Вселенной Метро 2033» два романа: «Голод» Сергея Москвина и «Последний поход» Игоря Вардунаса. Оба романа описывают далёкие северные архипелаги, и каждый по-своему. Спустя три года мы возвращаемся в мир полярной ночи, благодаря «Стальному острову» Дмитрия Манасыпова и Шамиля Алтамирова в рамках «Вселенной Метро 2035».

Нам обещали Новую Землю и Землю Франца-Иосифа. Действительность получилась немного иной — в хорошем смысле, ибо локаций оказалось чуть больше. Раскрою пока лишь то, что пересечений с «Голодом» не будет. Не будет раскрыта загадочная Крепость в Белушьей Губе, а вот сама Белушья Губа в романе есть. И противоречий в этом нет. Вот такой парадокс, коим, смею надеяться, подстегну любопытство будущих читателей романа.

Основное место действия — Земля Франца-Иосифа, научно-военный комплекс Треугольник, если я правильно понял. Описания окрестностей, в том числе животного мира и бедной флоры, описания группки людей, населяющих комплекс, их взаимодействие, «химия» — всё получилось более чем достойно и в целом убедительно. Читателю даётся возможность узнать быт и его становление, а также его установившееся за двадцать два года состояние. Собственно, буду честен, эта часть произвела на меня приятное впечатление, убедила в происходящем и… совершенно не подготовила ко всему, что произошло дальше.

Дмитрий Манасыпов и Шамиль Алтамиров — авторы, чьи произведения полны не только жестоких и жутких событий и моря колоритных персонажей (хотя у Шамиля их всё же пока поменьше, мне кажется), что они любят и умеют выписывать, но ещё и элемент ностальгии. В «Стальном острове» он заметно меньше, чем в «Злом Псе» или «Степном драконе», но всё же он есть, и эти эпизоды выглядят довольно трепетными сердцу, и жаль, что их не так много, как хотелось бы. Умеет данный тандем вспоминать былое так, что хочется одним глазком, но подглядеть туда, вдохнуть аромат ушедшей эпохи и вынырнуть обратно в мир обычный.

Что касается главного героя, здесь получилась интересная ситуация. Сперва мы видим довольно грубого, получившего от жизни не одну оплеуху мальчишку. Авторы проводят его через горнило ядерной войны, штормящее море и ненавистную северную землю. Разумеется, «Вселенная Метро 2035» неспроста именно так называется, поэтому, раскрыв протагониста, авторы переходят к его взрослой ипостаси. Переход они делают не сразу, а сперва сосредотачивают внимание читателя на вынужденно резком взрослении пацана после разразившейся Беды. Обычно авторы «Метро» предпочитают в прологе, для затравки, сделать слепок юного, молодого или вообще новорожденного героя, а потом «взрослеть» его разве что во флэшбеках. Манасыпов с Алтамировым избрали более целостный, а потому более увлекательный вариант. Ну, в том, что мне первая часть сильно понравилась, я уже признался, так что это лишний плюс в копилку всего романа.

Так вот, затем Макар Северов — так зовут главного героя — представлен уже взрослым мужчиной. Он заматерел, привык к особенностям выживания в тундре, притёрся с изначальными обитателями Треугольника. В принципе, это всё тот же мальчишка, но в то же время вполне себе взрослый мужчина в расцвете сил. Пардон, всё-таки мальчик… Если в первой части жёстких сцен было всего несколько, и несколько раз я сильно боялся за жизнь героев, то когда начинается череда новых потрясений, мой эмоциональный настрой авторы разорвали на мелкие кусочки. Я не сторонник подобных ужасов, но то, как они описаны, то, как поданы, — это просто отменно! И наверняка понравится более кровожадным читателям. Меня пробрало уж точно.

В «Стальном острове» множество, на самом деле, событий и сцен, о которых можно сказать, но, чтобы не скатываться в спойлеры, вынужден ограничиться тем, что скажу: там много сюрпризов авторы подготовили, читатель не заскучает безусловно. И потом ещё долго ему будут являться во снах особенно яркие сцены! Новый соавторский тандем показал себя отличным образом, в чём я нисколечко не сомневался с самого начала.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Станислав Богомолов «Метро 2033: Нити Ариадны»

Dobkachleo, 2 ноября 2018 г. 23:12

«Золотое руно»

Рецензия на «Метро 2033: Нити Ариадны» Станислава Богомолова

Сказать, что я ждал этот роман, — значит ничего не сказать. Как-никак последнее «белое пятно» закрыл. Ещё в 2015 году их оставалось три, но вот вышла «Джульетта без имени» Татьяны Живовой, Алексея Матвеичева и Павла Гаврилова о северном участке серой ветки; затем появилось «Обмануть судьбу» Анны Калинкиной про Таганский радиус — мои родные места, между прочим! Где-то в то время я высказал надежду, что скоро дождёмся «Гордиев узел» Станислава Богомолова, где откроется, наконец, Митинское Содружество. Что ж, с одной стороны, надежда так и остаётся надеждой, но с другой, мы получили первый том этого романа и таки закрыли пресловутую терру инкогнита.

В послесловии автор пишет, что долго ждал книгу о своих родных краях, пока не плюнул и не решил сам написать про них. Станислав, мне была знакома твоя боль, когда ждёшь, ждёшь, а выходит всё не про то да не про то! Но если мне повезло дождаться романа в конце концов от авторессы, дебютным романом когда-то открывшей противоположный конец моей же ветки, то Богомолов продолжал тщательно выстраивать сюжет сольного дебюта.

Итак, «Нити Ариадны». Вышли! Теперь, когда текст прочитан, половина задумки известна, можно поговорить о романе. На первый взгляд, это стандартный роман о Метро, Московском метро, то бишь. Но времени утекло столько, что само понятие «стандартный роман о метро» перестало быть актуальным. Хоть я и поддерживаю слоган «Вселенной» и Викимапии: «Опишем весь мир!», без романов непосредственно о подземке суть проекта несколько размывается… Роман Станислава поставлен после романа о Петербургском метро «Площадь Мужества» Дмитрия и Наталии Ермаковых, и, конечно, атмосфера двух разных городов благотворным образом сказывается на восприятии обоих произведений. В случае «Нитей…», как мне кажется, бережно передана та самая атмосфера постъядерной столичной подземки.

Когда появилась аннотация к «Нитям Ариадны», читатели углядели сходства с «Тёмными туннелями» Сергея Антонова и «Выходом силой» Андрея Ерпылёва. Можно сказать, текст отчасти подтверждает наблюдения, особенно в случае «Тёмных туннелей», ведь автор возвращает читателя к знакомым по той книге местам, вызывая тем самым приятную ностальгию и давая по-новому взглянуть на подзабытые локации. Митинское Содружество же, хоть и находится, как и Первомайская республика, на конце синей ветки, о Большом метро немножко знает, только попасть не может, так что в этом плане два сообщества с разных концов одной линии как бы противопоставляются друг другу.

Повествование ведётся, за исключением пролога и эпилога, от первого лица, с точки зрения Якова Круглова, опытного добытчика Содружества. Обычно авторы, «залезая» в шкуру главного героя, отдают ему слишком много себя. Станислава я, вроде, и знаю давно, но не смог бы поставить знак равенства между ним и Яковом. Персонаж получился любопытный, рассудительный, но когда надо — готовый дать отпор врагу, изредка позволяющий себе шутить и часто прибегающий к интуиции. О нём мы и узнаём больше всего. В меньшей степени раскрываются его спутники, из которых особенно хочу заметить Баха. Довольно агрессивный парень, который не лезет за словом в карман, хотя чаще прибегает к силе, а не к языку, поначалу он не нравится герою, и читатель волей-неволей напрягается от его поступков и высказываний. Однако потом он, несильно меняясь, не проявляя каких-то особых признаков человечности, как это любят делать некоторые авторы, пытаясь уровнять брутального персонажа со среднестатистическим обывателем, начинает вдруг казаться лучше! Да, в этом безусловно сыграло роль опять-таки восприятие Якова, но в то же время читатель видит его, как правило, разумные действия и начинает проявлять уважение. В общем, он мой любимый персонаж из «Нитей…». У других может сложиться иное впечатление, и это нормально. Там есть за кем наблюдать, пусть и через призму Круглова.

Новые организации, новые мутанты и угрозы, возвращение к знакомым станциям и туннелям удаются автору прекрасно. Разве что не раз и не два ловил себя на мысли, что роман сильно смахивает на литературное прохождение какой-то компьютерной игры. Ну, учитывая, что немалую популярность вселенной принесли именно они, это даже в плюс. «Нити Ариадны» могут быть достаточно легко адаптированы под сюжетную «стрелялку» — главное не потерять второе дно.

Сравнительно недавно, в феврале этого же года, Станислав Богомолов дебютировал в малой форме в антологии «О чём молчат выжившие». В сборник вошёл его рассказ «Оборотень», происходящий чуть более чем за полгода до событий романа. (Что забавно, примерно столько же прошло и между выходом книг!) Парочка его персонажей перебирается в текст «Нитей Ариадны», отчего сюжет, выстроенный на спасении общины от лучевой болезни добытчиков, втягивает тёмные краски и намекает, что второй том выйдет более мрачным и жестоким. Первый я нашёл приятным, достойным произведением и теперь буду с нетерпением ждать развязки этой большой истории.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Юрий Харитонов «Метро 2035: Приют забытых душ»

Dobkachleo, 2 ноября 2018 г. 23:12

«Отец полка»

Рецензия на «Метро 2035: Приют забытых душ» Юрия Харитонова

Так уж сложилось, что вслед за «Площадью Мужества» Дмитрия и Наталии Ермаковых, условным продолжением «Третьей силы», я перешёл к «Приюту забытых душ» Юрия Харитонова. Условному продолжению «На краю пропасти», да.

По прочтению, если так можно выразиться, первой части я был совершенно уверен, что Юрий не сможет её продолжить, потому что все герои… завершили свою историю. То есть вообще все! И вот на тебе — сиквел. Пусть и условный. Герои «На краю пропасти» многажды упоминаются, но, естественно, не встречаются. Вернее, есть Варя Выдренкова, которая меня бесила своим поведением на протяжении всего романа. В прошлой части автор её почти не раскрыл, насколько я помню, а тут дал взглянуть на неё в полный рост.

В общем и целом, это история с новыми героями. Связей с первым томом достаточно, и читать одну книгу желательно после другой, но почти наверняка возникнет вопрос: а что, если бы прочитал в неправильном порядке? Изменилось бы что-нибудь? Как ни крути, «Вселенная» тем и хороша, и в то же время сложна, что романы так или иначе взаимосвязаны, при этом авторы не зацикливаются на одном и том же герое, а идут дальше, продолжают изучать любимый нами мир и рассказывают о судьбе других выживших.

Так мы переходим даже не к герою, а к злодею. До того, как взяться за чтение, мне представлялось, что роман будет похож на ужастик «Оно» Стивена Кинга. Однако книгу я не читал, фильм не смотрел (будем честны: и вряд ли буду), так что с вероятностью в девяносто процентов я ошибся, и все параллели обрываются на красном шарике, который на самом деле воздушный змей. Тем не менее, жуткого клоуна из «Приюта забытых душ» вы испугаетесь. Ужаснётесь им, потому что таких… таких… таких гадов ещё поискать надо. На его счастье, он выдуманный. Автор не забывает привести его судьбу, познакомить поближе, заставить понять мотивы, и знаете что? Вот недавно я наткнулся на любопытное изречение: «Злодеи — это герои, чьи истории не рассказаны». Историю клоуна Черноморова Юрий рассказал, и после неё взгляд на него переменился… никак. Настолько чёрная душа у этого персонажа, что читаешь и отвращаешься происходящим. При этом сам текст, напротив, читается легко, ровно и увлекательно. У меня такое бывало всего несколько раз, и самый яркий пример — «1984» Джорджа Оруэлла. Вроде, отличное повествование, но в декорациях настолько неприятного мира, что даже им восхищаешься. Вот и выстраиваемая Харитоновым картина тоже поражает воображение, затягивает и не отпускает до последней страницы.

Может сложиться впечатление, что сюжет посвящён именно злобному клоуну. Но на самом деле всё как раз наоборот. Там есть пара глав с его точки зрения, но в основном там идут три сюжетные линии, и все они так или иначе посвящены детям нового мира. Есть история Михаила Прохорова, который отправляется вместе с дочерью спасать остальных детей. Есть пара странных детей, выживших и оставленных в Юрьеве-Польском, которые надеются вызволить земляков-ровесников. И есть боевая Сова, желающая отомстить Ордену нефтяников и вышедшая против Приюта забытых душ, его союзника. Все эти линии постепенно смешиваются, сливаются воедино, и наблюдать за тем, как взаимодействуют персонажи, действительно занимательно.

Если «На краю пропасти» шло довольно линейно и даже почти камерно, а общины показывались на грани смерти, то «Приют забытых душ» ощущается заметно обширнее. Это позволило Юрию навести сюжетные мосты к другим книгам серии, самая яркая — к «За горизонт» Андрея Дьякова. Также автор вновь увязывает происходящее с «Метро 2035» Дмитрия Глуховского, и это, наверное, пока что самая необычная отсылка, которую можно сделать к этому роману. Есть ещё ну очень неявная географическая отсылка к «Чёрной метке», но это уж совсем мелочь.

В итоге имеем ярких запоминающихся персонажей (в основном, правда, из числа взрослых, хотя много внимания уделяется детям), новые города и возвращение к старым (Ярославль, Юрьев-Польский), а также, разумеется, замечательный текст, берущий за душу. По тональности мне условное продолжение понравилось больше, чем «На краю пропасти». Надеюсь, те, кто прочтёт «Приют забытых душ» после меня, согласятся с моей точкой зрения.

Оценка: 9
⇑ Наверх