FantLab ru

Все отзывы посетителя Dobkachleo

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  5  ]  +

Сергей Недоруб «Лунарушка»

Dobkachleo, 13 января 21:28

«Фортитьюд»

Мини-рецензия на «Лунарушку» Сергея Недоруба

Космос будоражит воображение практически всем людям. Однако со временем одни растворяются в земных делах, другие идут работать в космическую отрасль и становятся, как парадоксально это ни звучит, ещё дальше от грёз о холодных просторах Вселенной, и лишь немногие остаются восхищаться ею и дальше.

Мне хочется верить, что я, формально подпадая как раз под вторую категорию, но занимаясь отнюдь не космическими исследованиями, ещё сохраняю любовь к космосу как горизонту человеческой мысли. Большинство же героев рассказа действительно стали частью космической отрасли настолько, что сам космос становится не так им важен.

Один только Николай Артемьев понимает, что космос — это больше, чем люди, чем вся раздробленная на склочные стайки цивилизация, и порой национальная гордость должна уступать место личному, зачастую мало кому известному подвигу.

Помимо столь глобального буквально слоя рассказ содержит ещё один, который и держит читателя до самого конца. Меня восхитило, как часто автор обращается к такому «сказочному» тропу, как олицетворение, и при этом не переходит ту незримую черту, за которой звери начинают говорить, а роботы — мыслить самостоятельно.

Какие-нибудь зануды смогут отыскать технические огрехи описаний, но на самом деле не так уж и важен их поиск. Впрочем, меня самого немного смутило объяснение, как осуществляется работа с луноходом в условно реальном времени, но ведь именно тут и зарыто главное фантастическое допущение произведения, так что это тоже не повод для беспокойства.

Есть, правда, ещё такое допущение, как время действия, которое я не смог толком определить. Вроде бы Артемьев вспоминает, как «Пирс» меняли на «Науку», а вот миссию США и ЕКА на Титан отложили с 2020 года на неопределённый срок, да и наши успели запустить луноход «Лунарушка», чьё название я то и дело додумывал почему-то в женском роде. Если не считать самоходов и технологии Сергеенко, то будущее кажется сильно похожим на наше время, но это лишь добавляет достоверности прочитанному.

Впечатление от рассказа сложилось весьма приятное. Он трогательный, красочный и преимущественно убедительный. И всё-таки хотелось бы, чтобы космос исполнял мечты не только чьи-то чужие, но и наши собственные.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Сергей Недоруб «Бета-тест»

Dobkachleo, 29 декабря 2021 г. 13:46

«Батискаф»

Рецензия на «Бета-тест» Сергея Недоруба

Несмотря на то, что моя официальная работа связана с проблемами информационных технологий, в читательских предпочтениях я почему-то ненароком постоянно избегаю ИТ-жанров, какими можно назвать малосерьёзное ЛитРПГ и более внушительный киберпанк. Однако это не значит, что я питаю острую нелюбовь к такого рода историям, и прочитанный ныне роман это лишь подтверждает.

Роман «Бета-тест», входящий в цикл «Версиана», разворачивается как раз на стыке киберпанка и ЛитРПГ со здоровой примесью приключенческого боевика, но, думаю, без этого в таких реалиях никуда. Так уж вышло, что сравнивать я мог разве что с фильмами по сходной тематике да немногочисленным книгам того же жанра. Кажется, кинематограф имеет явный перевес: среди книг могу сходу вспомнить только «Хакеров» и «Грешников» из проекта «Этногенез».

Мог бы сравнить с творчеством самого автора, но и тут особо нечем похвастать — дилогия «Метро 2035: Тайна третьей ветки» относится к жанру постапокалиптики и с киберпанком никак не бьётся. Сохраняется разве что обстоятельный стиль Сергея Недоруба, но какие-то характерные черты я пока не готов выделять.

Короче говоря, будем исходить из того, что имеем. А имеем мы достаточно странный вымышленный мир, где умопомрачительные по сложности технологии соседствуют с самым обычным, даже обыденным миром. Разворачивается действие в настоящем или возможном будущем, я сказать затрудняюсь, хотя склоняюсь всё-таки ко второму варианту. Есть там некоторые признаки, которые указывают на то, что даже без сиано-костюмов действие сейчас происходить не могло бы.

Больше всего меня поразило фантастическое допущение, что можно оцифровать всю Москву и некоторые её пригороды, причём со всеми её жителями, независимо от того, где они находятся и во что одеты. Главный герой, Денис под ником Арбестер, пытается узнать, кто и как всё это записал, но внятного ответа не находит. Я бы сказал, что его и быть не может, потому что даже с задействованием всех наружных камер установить внутреннее убранство всех квартир, офисов, магазинов и прочих помещений, попутно вычислить психологию каждого обитателя Москвы и помножить её на игровые характеристики не то что не хватит никаких вычислительных мощностей, которые якобы даже почти не тратятся на перенос реальных событий в виртуальную реальность — банально не хватит входных данных. Да, кое-какие помещения не прорисовываются и недоступны, но похоже, что их маловато будет. Соответственно, при всей нарочитой реалистичности Версианы поверить в возможность её существования я, как читатель, так и не смог.

Оставим антураж в покое. Я даже не буду проходиться по описанным техническим примочкам и логике действий, закрою глаза на поиск багов. Впрочем, на последнее скорее прикрою глаза, потому что фактически именно они становятся во главу угла всей истории. И становятся, пожалуй, её узким местом. В тексте объясняется, почему бета-тест отстоит от официального выпуска игры всего на сутки, только вот это никаким образом не объясняет идиотизм создателей. Бета-тест как раз предназначен для вылавливания и отладки багов, ну, или, по крайней мере, превращения их в фичи, как можно было бы поступить с образом медведя. Никто бы не стал запускать «сырую» игру, как будто спецом изменённую для бета-теста. И я сейчас не про быстрое накопление опыта героями.

Кстати, с накоплением опыта тоже проблемка. Тратить десять дней на то, чтобы достичь первого уровня, независимо от интенсивности игры? Это ещё что такое?! Я не особо играю в игры и по уровню понимания игровых особенностей недалеко ушёл от Дениса, но, насколько я знаю в целом, опыт накапливается экспоненциально или около того, то есть первый уровень мог бы быть набран за сутки, второй — за двое и т.д. Иначе вся мотивация сгорит. И это я ещё молчу про читы, о которых, по сути, молчит и роман.

А ведь там ещё есть ненулевая вероятность смерти игроков, причём, если пресловутый Батискаф на самом деле оставили в релизе, то под конец смерть становится практически неизбежной. И если бета-тестеры не дураки, они после игры должны написать разоблачающие статьи (да, Денис?), выпустить разгромные ролики (да, Мерк?), завалить судебными исками компанию (интересно, пошла бы на такое Шанталь?) и устроить прочую сладкую жизнь разработчикам. Вместо этого, похоже, в продолжении нас ждёт ещё как минимум один заход в Версиану, чтобы разобраться с сюжетными удочками финала первой части.

Теперь главный герой. Денис, игровой журналист. Опять же, я ни в зуб ногой, что там пишут по играм, но, подозреваю, люди его профессии должны иметь хотя бы сносное представление о большинстве популярных направлений игр, в том числе ММОРПГ, коей и притворяется Версиана. Однако Денис всячески показывает, что он максимум просто журналист, да и то весьма пассивный. Как будто из тех, кто профессионально умеет только тырить новости с других, менее известных ресурсов и перекладывать на свой. Хотя мы даже не получаем представления о том, на кого он там работает.

Подобные непонятки и недоговорки характерны и для всех других персонажей. Какой смысл в игре, которую нельзя стримить в эфир, а соответственно, привлекать туда стримеров? Стрим внутри игры звучит как дикость, хоть такая идея уже где-то встречалась. Кто такой Джек и какие цели он на самом деле преследует? Что будет с Лаймом и почему он так тупит, как будто новые игрушки не его фишка? Уж не поверю, что он настолько был выбит из колеи. А Шанталь, которая вроде как название и логотип игры придумала, выступает лицом компании и даже имеет особые полномочия, но при этом тоже как будто ничего не знает о реальных хозяевах компании. Ох, терзают меня смутные сомнения насчёт этой «Версианы»… Мы даже не получаем представления о том, насколько молод Бурелом!

Однако если отключить режим придирок и просто наслаждаться сюжетом, то с этим роман справляется на ура. Бодрое, плотное повествование, не без сюжетных поворотов, с понятной целью до наступления финала, яркие схватки и даже мешок иронии по поводу сленга игроманов уносят читателя в мир Версианы быстрее сиано-костюма. Вопросы и недоумения, как можно понять, появляются только на выходе — прямо как у самого Дениса.

Поэтому за несколько дней увлекательного чтения автора поблагодарить можно, а вот за недостаточную проработку и неубедительность основополагающих элементов — понадеяться, что он добавил ясности в продолжениях.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Юрий Мори «Ментакль»

Dobkachleo, 12 декабря 2021 г. 11:55

«Экстрасенсы»

Рецензия на «Ментакль» Юрия Мори

Писатель Юрий Мори получил определённую известность в литературной сфере в связи с участием в межавторском проекте «Вселенная Метро 2035», где стал первым и, по большому счёту, единственным дебютантом. Из-под его пера вышла трилогия «Эмбрион» о постъядерном Воронеже, а также рассказ «Командирские» для антологии «Они не те, кем кажутся» из классической серии «Вселенная Метро 2033».

Помимо метро-работ, на счету Юрия множество разнокалиберных произведений. Как в прозе, так и в стихах. После завершения работы над воронежской трилогией Юрий не остановился на достигнутом и продолжил сочинять. Однако современные реалии не столь благосклонны к литературному творчеству, и новые романы прочитало не так уж много людей. Тем не менее, автор талантливый, пишет увлекательно, и его тексты достойны, чтобы их читали.

Настоящая рецензия посвящена сравнительно недавно выпущенному роману под названием «Ментакль». Само название вызывает любопытство, желание выяснить, что это за зверь такой. Да и одушевлённое ли вообще существо? Чтобы не разрушить интригу, на этот вопрос я давать ответа не буду, но скажу, что объяснение в романе даётся, причём далеко не сразу, хотя его другое значение приводится довольно скоро. Будучи буквально на виду, до самого раскрытия сути оно ничем не выдаёт связи с заглавием, и это примечательно.

Начинается сюжет задолго до основных событий, аж с развалом Советского Союза. Я тут же подумал, что действие будет происходит аккурат в ту эпоху, и был весьма удивлён, когда глава за главой мы перемещались всё ближе к настоящему, а точнее, к недалёкому будущему. Такая композиция немного сбила с толку, но я ни в коем разе не собираюсь утверждать, что она как-либо испортила впечатление. Наоборот, события конца прошлого века органично легли в основу остального сюжета, и их последствия раскрылись более чем подробно.

Прежде чем я перейду к разбору основных событий, хотелось бы отметить плотность описываемых событий. Юрий Мори остаётся верен себе, и его сюжеты наполнены под завязку всем необходимым для увлекательного чтения. Есть и обрисовка внешности и характеров героев, и не лишённые крови и смерти боестолкновения, и мировоззренческие размышления как основных персонажей, так и автора. И всё это перемешано в такой пропорции, что отвлекаться на другие дела не хочется, и это однозначный плюс романа.

Что же до основного действия, оно неожиданно для меня разворачивается через пару-тройку лет после затянувшейся въяве пандемии, и это меня почему-то изрядно удивило. Нет, понятно, что своего рода всамделишный апокалипсис нет-нет, а влияет на поиски вдохновения творческих людей (сам грешен, каюсь, тоже написал — ещё где-то с год назад — о пандемии XXII века, вдохновлённый нынешней), но, если так разобраться, стараются писать всё же о других каких-то биологических катастрофах, а популярные франшизы так и вовсе игнорируют любые сюжеты с участием вирусов. Хотя вообще-то правильно учесть событие, которое тянется вот уже второй год. Юрий Мори упомянуть его не постеснялся, и это правильно.

Настал черёд поговорить о героях. Сначала мы знакомимся, если так можно выразиться, с «ложным» протагонистом, но он оказывается нужен только для того, чтобы запустить весь сюжет. Дальнейшую его роль я нахожу достаточно непредсказуемой, следить за тем, что происходит с этим персонажем дальше, весьма любопытно.

Впрочем, наш настоящий главный герой — это Кирилл Ракунов. Молодой человек со спонтанными экстрасенсорными способностями и житейской тягой хорошо жить. Его мировоззрение простое, несколько критичное по отношению к окружающей действительности, но он ни на что особо и не претендует. Окружение же его весьма бедно на близких людей. Почему так вышло, нам, конечно, объясняют, и как-то грустно становится, что Кирилл мало с кем может быть по-настоящему самим собой.

Вот эта невозможность вести себя естественно сильно влияет на всю жизнь героя. Хоть «за кадром», хоть в самом сюжете. Персонаж, волей-неволей живущий как с чистого листа, даже когда у него есть работа, постоянная любовница и даже (пусть сумасшедшая, но родная же) мать, перед лицом неожиданных для него событий не столько пасует, сколько примеряет новую маску, но даже в этом новом амплуа он не изменяет главному: своим мыслям. Он искренний, живой, иногда чересчур прямолинейный, иногда проявляет небольшую хитрость, и всё это — в не самых, как мне кажется, свойственных для него обстоятельствах.

Может быть, поэтому мы приходим к пусть и не ужасному, но всё-таки отдающему лёгкой фальшью недостатку. Когда Кирилл встречает симпатичную «блогерку» Нани (эх, почему никто не употребляет сносно звучащее слово «блогесса»?), он сперва помышляет всего лишь о безобидной интрижке с ней, однако затем её роль постепенно увеличивается — как в жизни протагониста, так и в сюжете всего романа. Мотивация, конечно, у девушки прописана, но кажется недостаточной для её столь активных действий. А их взаимодействие с Кириллом как будто лишено нескольких важных ступенек, чтобы стать настолько сердечным, насколько оно показано.

Почему я называю этот недостаток всего лишь лёгкой фальшью? Если внимательно следить за сюжетом, данные придирки можно объяснить экстремальностью событий, в которые попадают персонажи. А поскольку плотность событий, как я уже заметил выше, достаточно высокая, то и медлить героям нельзя, потому что иначе всё бы пошло совсем по другому сценарию.

Где-то здесь я должен отметить, что, помимо центрального сюжета с Кириллом и Нани, есть ещё глобальный сюжет, связанный со спецслужбами. То есть перед нами не просто городское или героическое, если угодно, фэнтези, а более сложный набор жанров, приближённых к реальности: он включает и шпионаж, и элементы детектива, и кое-что от боевика. Скучать уж точно не приходится, потому что эта смесь взрывоопасна — в хорошем смысле. Некоторые детали меня оставили в мимолётном недоумении, но всё же это видение автора и, как ни крути, вымышленный мир, где произойти может всё, что угодно, а потому детали эти имеют право на существование.

Получился более чем бодрый, увлекательный роман с живыми, искренними героями, не хватающими звёзд с неба, но в необычных условиях готовыми проявить храбрость и стойкость. «Ментакль» определённо заслуживает внимания — и похвалы!

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Дмитрий Глуховский «Пост. Спастись и сохранить»

Dobkachleo, 26 сентября 2021 г. 10:11

«Пусть»

Рецензия на «Пост. Спастись и сохранить» Дмитрия Глуховского

Спустя два года после выхода «Поста» в аудиоформате сначала вышла вторая часть от той же студии Storytel, а ещё через неполные полгода — в бумажном виде. Будучи по-прежнему скорее визуалом, нежели аудиалом, я пропустил авторскую начитку и решил дождаться окончательной редактуры. Ожидание того стоило.

«Пост. Спастись и сохранить», он же — «Пост. Часть II», — начинается в Москве и сразу же задаёт совсем иной, по сравнению с первой частью, тон. В рецензии на первый сезон я подозревал, что с Москвой не всё так гладко, как малюет Сашка Кригов, и сперва мне показалось, что моё предположение оказалось ошибочным. Однако, зная взгляды автора, поверить в то, что сытая Москва, вернувшаяся к имперскому строю, будет верхом благополучия, мог только совсем наивный человек.

Поначалу всё кажется действительно мирным, исторически красивым, добродушным таким. Московской империей проникаешься, прикидываешь, как было бы любопытно пожить в такой версии родного города… пока Дмитрий не начинает то тут, то там вплетать фразочки, намекающие, что не всё так уж спокойно в Московии.

Дело даже не в том, что первый «Пост», в общем-то, разворачивался тоже в пределах новоявленной империи. Не в том, что постапокалиптический жанр оставляет тяжёлый отпечаток на вырисовываемом мире. Раз за разом автор показывает, сколько разных благ современной цивилизации потеряли люди. Этот мир под налётом золота и бархата скрывает мрак неравенства, невежества и неверия. Не первый случай в постапе, когда одни поселения живут в типичных условиях выживания, а другие жируют, но тут данный ход применён, чтобы показать глобальную идею отрицания истины, что приводит ко всем вытекающим.

Отрицание истины и раньше Дмитрий ставил во главу угла. Вспомнить хотя бы «Метро 2035», чей слоган «Хочешь правду?» как нельзя лучше показывает творящиеся в романе события. «Пост-2» не предлагает правду, он буквально кричит — безмолвно — о ней, но встаёт совсем другая дилемма: слушать эту правду или нет?

Страшная правда, которая существует в мире «Поста», идёт рука об руку с глухотой. Только в одном случае эта глухота физическая, а в другом — духовная. Не хочешь слушать — «тёмная тема» накроет тебя, хочешь — попрощайся со слухом. Ох, тут такой простор для размышлений! И с этой задачей роман справляется превосходно. Заложенный смысл раскрыт полно, насколько возможно, и донесён одним из наиболее убедительных приёмов — последовательным нагнетанием жути.

Проводником правды в «Посте. Спастись и сохранить» становится Мишель. Я надеялся на Егора, но Дмитрий, видимо, решил, что двойник Артёма необязательно должен быть того же пола, и проблемы мессии взваливает на хрупкие девичьи плечи. Кто-то в более ранних отзывах писал, мол, характеры персонажей изменились слишком резко. Мне же так не показалось. Да, изменились, но путь каждого персонажа показан вполне чётко, можно проследить, как пофигистка превращается в спасительницу, а романтик — в насильника. Меньше всех меняются, пожалуй, только новые персонажи: Юрка Лисицын и его Катя. Но и они под весом обстоятельств начинают вести себя иначе, в них пробуждаются сомнения.

Вернусь к Мишель. Она здесь играет роль Артёма из «Метро 2035», то есть пытается достучаться до людей, а её вроде как не слушают. Но, в отличие от героя подземки, ей всё же везёт больше. Да, она тоже не становится гениальным оратором, глаголом способным зажечь сердца людей, но и её куцых способностей как будто хватает. По крайней мере, в этом нас пытается убедить Дмитрий, дополняя основной текст эпилогом, который, в противоположность большинству его других произведений, кажется горько-светлым.

Интересно и то, как именно обходится автор с персонажами. Каждому ключевому персонажу он даёт какое-нибудь испытание морального плана. Герои действуют сообразно своим характерам, и каждого это приводит к их собственным последствиям. Здесь недостаточно тянуться к свету или же планомерно спускаться во тьму, нужно ещё быть честным с самим собой, верить самому себе, проявляя лучшие качества по отношению к другим. Сомнение, ошибка или стойкое отрицание ведут в никуда. Быть может, именно такой моральный урок и преподаёт нам Дмитрий Глуховский на примере действующих лиц «Поста».

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Йосс «Tuerca de rosca izquierda»

Dobkachleo, 16 сентября 2021 г. 21:16

«Болт с потайной головкой»

Рецензия на «Метро 2033: Гайка с левой резьбой» Хосе Мигеля

Сказать, что я ждал эту книгу, — значит ничего сказать. Впервые о работе над романом о Кубе объявил Дмитрий Глуховский ровно 10 лет назад. Году в 2012-м прошёл слух, что роман дописан и что он огромен. В то время в Испании попытались запустить испанский филиал серии, в которой и предполагалось издать «Гавану» — так поначалу роман значился во всех анонсах. Однако то ли испанской публике не зашли «К свету» и «Питер», то ли всё дело в убеждениях цензуры, но больше на испанском ничего, кроме «Метро 2035» самого автора-основателя, не вышло.

Много лет спустя, в 2019 году, не без моего участия, удалось свести на одной встрече Дмитрия Глуховского и Хосе Мигеля, были достигнуты новые договорённости, в том числе касающиеся цензуирования одного из самых спорных решений в сюжете. И ещё между этими двумя вехами, но ближе всё же к 2012 году, нежели к 2019-му, Хосе Мигель имел плотную беседу с нашим автором Игорем Вардунасом, тогда бывшим автором лишь романа «Ледяной плен», а ныне — целой тетралогии на его основе, а также соавторского романа «Клетка» и ещё пары рассказов (и всё это не считая его внесерийных проектов!). Благодаря их сотрудничеству, роман не был оторванным от остальной расширенной вселенной и получил мощную сюжетную связку.

Увы, несмотря на все затраченные усилия, перевода мы так и не дождались. Всё в том же 2019 году вышел переведённый с польского языка прекрасный роман «Район обетованный», который… провалился. Серия и без того уже близилась к закату, так ещё и вот такая неудача поставила крест на новых переводах, хотя они уже были или начаты, или намечены. Впоследствии роман всё же распродался, но было уже поздно — серию сам Дмитрий решил заморозить. Надолго или навсегда — покажет, как ни очевидно, время.

Тем не менее я продолжаю читать написанные романы, и если летом я навёрстывал непереведённое, но вышедшее в Польше и во Франции, то теперь настало время гораздо более желанного романа — «Гайки с левой резьбы»! Полное её название — «Гайка с левой резьбой. Гавана без Метро 2033», и теперь я знаю, что скрывается под этим многослойным названием.

Прежде всего, я хотел бы поблагодарить Веронику Проскурнину и Дарью Синицыну за возможность ознакомиться с текстом «Гайки…»! Читал я, правда, не в их переводе, его, как я уже сказал, нет, а в слегка вручную обработанном машинном. Хотя косяки Google наделал, понять сюжет они не помешали. Хотя, конечно, выйди книга в нормальном переводе, было бы во стократ лучше. Но любопытство всё-таки пересилило.

Начнём же издалека. В черновой версии сюжета главной героине, лесбиянке-альбиноске Тарпии Баку, было всего 14 лет. Это казалось ужасным, кощунственным не только для нашей консервативной аудитории, но, как выяснилось, и для испанской. Тогда вроде как редактор просил увеличить возраст героини, и автор в итоге согласился. Мне казалось, ей стало 16 лет, но по ходу чтения выясняется, что даже больше — 17, а с учётом продолжительного времени действия — порядка пяти месяцев — вообще ближе к 18, к классическому совершеннолетию.

Впрочем, увеличение возраста несильно смягчило накал страстей. Есть в книге две постельные сцены, от которых волосы могут встать дыбом. Или не волосы, гм. Причём сразу замечу, что в первой сцене участвует возлюбленная Тарпии, а не она сама. И вообще формально «за кадром». Но приличнее не становится. Тем не менее, вот таких вот взрослых сцен в романе мало, и если сравнивать с ранее прочитанными романами о постъядерном Париже, то Пьер Бордаж бросился во все тяжкие на страницах своей большой истории, а вот Хосе Мигель всё же знает меру.

Где царит любовь, особенно плотская, жди кровавые битвы. Их в тексте изобилие. Любители боёвки, истории и даже ТТХ разнообразного оружия, включая русское, будут довольны как слоны. (Если когда-нибудь до них доберётся роман в книжном воплощении.) Одна из самых мощных сцен, после которых все остальные кажутся более строгими и предсказуемыми, происходит в паленке Кобы, могучего вождя Беглецов, племени чернокожих расистов. Я не припоминаю сходу ничего подобного ни в одной из полтораста ранее прочитанных книг! По-настоящему пронизывает до глубины души.

Вслед за вышеупомянутой сценой в текст просачивается всё больше исторических и, на порядок реже, тактико-технических справок. В частности изумило сравнение действий Куба-Кукс-Клана, племени белокожих расистов, с действиями вроде как родственных им идеологически нацистов. Изумило не потому, что расисты чем-то сильно отличаются от нацистов, а тем, что в этой части истории главную героиню и её возлюбленную Яремис вынуждают присоединиться к их племени, чтобы обучить боевым приёмам и напасть на уже потрёпанных Беглецов из другого паленке.

Чем дальше мы уходим от первых трёх или четырёх глав, которые происходили буквально в одном месте — тоннелях 10 Октября под контролем племени Гаек, тем сильнее заметно, как и без того критично настроенная Тарпия всё лучше понимает и познаёт мир. А через её видение лучше раскрываются отдельные племена, а по сути — сообщества. Вот тут руки чешутся поразмышлять о том, почему они такие? Насколько они оправданы реальной демографической картиной в Гаване или же они обязаны своим существованием исключительно общим канонам постъядерных молодёжных вселенных? Будь роман написан американцем из США, я бы как-то более уверенно предположил, что племена отражают различные группы, ущемляемые или, наоборот, ущемляющие других. Тут есть и амазонки-лесбиянки, и чернокожие, и белые расисты, и коренное население, и геи (хотя, вроде бы, не составляющие основу соответствующего племени), и плюс ещё представители бывшего правительства. Причём каждый раз выясняется, что сообщества не те, какими ожидаются. Гайки зачем-то запрещают девушкам любить только одну партнёршу, Беглецы — расисты не меньше Куба-Кукс-Клана, а сам ККК готов сотрудничать с кем угодно любого цвета кожи, возникни в том необходимость. Карибы — дикари из-за псевдонаркотика, Кайфующие — ну, они серьёзной силы не представляют. Коробейники вроде бы занимаются продажей, но основной их представитель в романе слишком много делает без явной выгоды для себя. Вампиры не пьют кровь, Пауки — вообще-то не отложилось в памяти, чтобы их подробно раскрывали, но это всё-таки люди, Рыбаки вообще как-то за скобками остаются. И даже Два Брата из Центрального Комитета оказываются не совсем теми, кто имеется в виду.

С последними связана одно из очередных преобразований романа. Повторюсь: изначально он кажется ужасно подробным камерным романом от лица главной героини. Дальше фокус на Тарпии никуда не меняется, но меняется обстановка, а с ней происходит и переоценка ценностей. Через несколько боестолкновений мы уже думаем, что перед нами не предназначенный для детей боевик, как вдруг «Гайка с левой резьбой» делает очередной кульбит и превращается в своего рода шпионский детектив, что оказывается совершенно неожиданно, однако удивительно органично. Дальше идёт обратное преобразование и заявка на кроссовер с той самой тетралогией Игоря Вардунаса, и всё это вместе показывает работу автора над романом сразу на трёх уровнях: уровне персонажей (героиня развивается, окружение тоже меняет взгляды, снимает маски, воюет и живёт), уровне сеттинга (необычные решения для каждого из племён) и уровне сюжета (никогда не знаешь, какой сюрприз припас автор дальше). Раскрытие какого-либо элемента на любом из уровней даёт толчок к развитию остальных двух. Колоссальный объём текста позволяет автору в полной мере раскрыть все задействованные перипетии сюжета, хотя, если так разобраться, немного его ужать не помешало бы.

Одной из особенностей романа стали отсылки к «Метро 2033» Дмитрия Глуховского и «Последнему походу» Игоря Вардунаса (сиквелу «Ледяного плена», где, собственно, Тарпия появилась для русскоязычных читателей впервые). Как оказалось, авторы не до конца раскрыли друг перед другом карты, и Хосе Мигель прописал, что подводная лодка «Иван Грозный» приплыла из Мурманска, по пути подобрав выживших из Англии и Ирландии. Меж тем на самом деле подлодка начала свой путь из Пионерска (так выжившие упростили название Пионерского на севере Калининградской области), прошла через Ла-Манш и добралась до Антарктиды. А вот на обратном пути ей команда корейского танкера «Чёрный Дракон» пожаловала часть своих людей, чтобы доукомплектовать экипаж, поредевший в финальном сражении «Ледяного плена». Быть может, в том числе англичан с ирландцами, тут, что называется, и со мной, и с персонажами могли сыграть злую шутку трудности перевода. Более того, Тарпия мечтает отправиться в Россию, о которой Хосе с удивительной любовью пишет не меньше, чем о родной Кубе, однако в «Последнем походе», насколько я помню, девушку и её друзей высаживают ближе к Майами. Ну, быть может, не сошлись характерами.

Таким образом, перед нами любопытный роман. В том виде, в каком он есть сейчас, он бы у нас действительно не вышел. Скорее всего, его разбили бы на две части и выпустили бы во взрослой линейке книг «Вселенная Метро 2035», в которой действие может происходить хоть в 2033, хоть в 2035, зато меньше подверглись бы цензуре. Так и представляю: том первый под названием «Гавана. Гайка с левой резьбой» и том второй под названием «Гавана. Безумие и свобода» (в честь третьей части, которая начинается где-то в середине текста и тянется почти до самого конца). Ах, мечты, мечты.

Что ж, мечта когда-нибудь прочитать роман «Вселенной Метро 2033» о Кубе осуществилась. Получилось весьма неплохо; отдельные сцены заслуживают особенного восхищения, а работа с персонажами, сеттингом и сюжетом в одной связке говорит о глубокой проработке и высоком, бесспорно, профессионализме Хосе Мигеля Санчеса Гомеса, также известного как Йосс. Осталось осуществиться только второй половине мечты — чтобы книга увидела, наконец, свет!

Моя оценка: 7/10

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Пьер Бордаж «Rive Droite»

Dobkachleo, 7 июля 2021 г. 17:24

«Восточная переправа»

Рецензия на «Метро 2033: Правый берег» Пьера Бордажа

Прежде чем мы начнём, предупреждаю сразу: превращать в тайну хронологические рамки и вопрос заселённости правобережной части Парижского метро я не буду. Всё это я считаю частью сеттинга, который скрывать смысла не вижу, но если кто-то сочтёт подобное раскрытие неприемлемым, пусть остановится на данном абзаце. Вкратце сразу скажу, что впечатления от «Правого берега» практически равноценны впечатлениям от «Левого берега».

Теперь, когда остались только самые любопытные, начнём разбираться, что же собой представляет второй роман парижской трилогии. Начнём мы с канона. В рецензии к предыдущей части я пообещал затронуть его в этом отзыве.

Пьер Бордаж неплохо уловил атмосферу «Метро 2033», его подземка таит в себе море опасностей, и пусть немалая их доля связана с тёмными сторонами человеческого общества, сложившаяся ситуация более или менее кажется уместной в рамках привычного мира «Метро». Однако ещё с вступления «Левого берега» нас преследует подозрение, что автор слишком уж вольно обошёлся с временными рамками.

Согласно каноничным представлениям, которые чтут и книги, и игры, Третья мировая война случилась 6 июля 2013 года. Сейчас, в 2021 году, эта дата вызывает нервную улыбку. С одной стороны, какое-то подобие апокалипсиса мы наблюдаем с прошлого года, с другой стороны, политические потрясения у нас тянутся с 2014 года, с третьей же стороны, мир по-прежнему не рухнул в пучину анархии и хаоса, и это вселяет оптимизм. В то же время перед Пьером Бордажем, которого почти десять лет уговаривали написать во «Вселенную Метро», могла встать дилемма: присоединиться к проекту, воспринимая его как альтернативную историю с заходом в будущее, либо же поменять дату ядерной войны.

Я говорю «могла встать дилемма», потому что сомневаюсь и, увы, не располагаю подтверждением от самого автора, что ему действительно пришлось изменить дату войны из-за того, что с неё прошло уже шесть-семь лет (беря за точку отчёта начало работы над первым романом цикла). Больше похоже на то, что, как и многие даже наши читатели, он почему-то счёл, что Катастрофа случилась в 2033 году, и в «Правом береге» он развивает это заблуждение, навешивая забавные дату и время войны. Впрочем, справедливости ради, подаются они в интерлюдиях от лица откровенно левых персонажей. Возможно, предполагалось, что это видения, посещавшие двиннку Исайю, но ни одного явного перехода автор не делает, поэтому можно полагать, что это всего лишь чьи-то байки или домыслы. Даже в интерлюдии от лица ребёнка современника Катастрофы закладывается сомнение во времени падения ракет на город.

Если бы Катастрофа случилась в 2033 году по Бордажу, логично было бы наблюдать хотя бы какие-то технологии настоящего и будущего. Вместо этого мы постоянно видим, как герои через 600-700 лет (со слов опять же Исайи) после ядерной войны находят в руинах преимущественно работающее оружие (винтовки, пистолеты, гранаты), горючее и почти целые книги и журналы. Единственными «артефактами» будущего можно считать книгу у Роя, изданную якобы в 2026 году, и целую подземную площадь на Правом берегу, которой в реальном мире действительно нет, а вот в книге годом открытия указан… 2032 год. Мол, первая площадь, построенная для защиты города от глобального потепления.

Насколько я знаю, проблема глобального потепления на Западе обсуждается гораздо активнее, чем в России, поэтому неудивительно, что в романе о радиоактивном мире будущего автор коснулся уже существующих экологических проблем. Однако от меня ускользает, каким образом подземная площадь может помочь от глобального потепления. Под землёй прохладнее или что? Если проблема в повышении уровня Мирового океана, то Парижу, кажется, беспокоиться особо не о чем, а подземелья затопит быстрее. Тут впору вспомнить, что в «Британии» Гранта МакМастера и трилогии «Бессолнечная Италия» Туллио Аволедо Западная Европа погружена в вечную зиму, но на юге Британии и в районе Венеции уже теплеет. Париж не так уж далёк от Южной Англии, так что, возможно, правобережные выжившие в 2030-х годах заметили потепление и вырыли пресловутую площадь. Впрочем, всё это домыслы, призванные подружить задумку Пьера Бордажа с существующим каноном. Так или иначе, в «настоящем времени» его романов смена времён года восстановлена в полной мере.

До сих пор самыми «поздними» романами вселенной считались тома «Муос. Чистилище» и «Муос. Падение» Захара Петрова. Парижская трилогия уводит действие ещё дальше в будущее, и если бы не обилие технических неточностей, на которых я оттоптался ещё в прошлый раз, всё воспринималось бы спокойно, даже с интересом.

Интерес, конечно, всё равно есть, ведь не так уж много иностранных авторов, тем более маститых, писало во «Вселенную Метро». Однако более к вопросу канона возвращаться не будем, и так ему чрезмерно много внимания уделили.

Должен подчеркнуть, что, несмотря на то, что между заявленными датами выхода первой и второй части трилогии прошёл год, и Пьер писал сиквел не сразу после завершения «Левого берега», а чуть погодя, дав несколько интервью, в эпоху пандемии, которая сама по себе тянет на апокалипсис в реальном времени, каких-то крупных отличий в стиле изложения, подаче сюжетных линий и поведении героев я не заметил. «Правый берег» настолько продолжает «Левый берег», будто автор писал их не отвлекаясь ни на что, а издательство самолично разбило текст на два тома. Такая крепкая целостность повествования делает честь писателю. Недаром всё-таки он признанный мастер пера.

Сюжет же, как и в «Левом береге», развивается неспешно. Герои попадают в те или иные неприятности, из которых через боль, унижения и (или) тяжкие думы и тщательную подготовку выбираются. Политический пласт общего сюжета углубляется. Как я и думал, нам чуть подробнее показали Малый Китай, Восхождение так и вовсе во всех красках предстаёт, а до кучи нам показывают Истинных Людей на Правом берегу и обозначают некоторые другие местные общины. Разве что Одеон в этой политической картине мира остаётся безликим придатком Восхождения, хотя по обрывочным описаниям в первой части он должен был предстать как мирный кладезь цивилизации.

Впрочем, тут мы уже затрагиваем пласт исследовательский, и в нём, несмотря на расширение карты метро, получилось всё достаточно скромно. Бордаж остаётся скуп на подробности быта и уклада общин и станций, зато всячески подстёгивает героев к действиям, по-прежнему обильно сдабривая события взрослыми делами, о которых я опять же говорил в рецензии к первой части трилогии.

Гностический же пласт практически целиком растворяется в исследовательском, хотя пару интересных ремарок автор посредством героев оставляет, да и чьи-то воспоминания о первых днях представляют особое внимание. Второй из флэшбеков даже весьма хорошо работает на апокалиптическую атмосферу первых дней после падения цивилизации. (Первый — несколько хуже.) Своими метро-романами Пьер зарекомендовал себя как увлечённого гуманитария, и требовать от него познавательной реалистичности в каждой затронутой сфере бессмысленно.

Уж не знаю, что заготовил Пьер для завершения трилогии, но надеюсь, что там действия пойдут быстрее, сюжетные арки пастора Парна, секретаря Авгира, советницы Отре, президента Мадонны и, конечно, четвёрки исследователей Правобережья переплетутся в потрясающий узел и разрешатся незабываемым образом. Пока же, при всех несуразностях и перекосах что первого, что второго тома история вырисовывается достаточно нестандартная, яркая, явно профессионально написанная, и вопросы по-прежнему роятся в голове, что заставляет ждать «Остров Сите» не меньше официальных переводов выпущенных иностранных романов.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Пьер Бордаж «Rive Gauche»

Dobkachleo, 30 июня 2021 г. 15:58

«Река любви»

Рецензия на «Метро 2033: Левый берег» Пьера Бордажа

Переговоры с Пьером Бордажем об участии во «Вселенной Метро» велись с 2011 года. В этом помогал французский переводчик книг Дмитрия Глуховского, Дени Савин, который и сам хотел написать в проект, да не простой роман, а графический. Однако его занятость, а также другие затруднения всё откладывали и откладывали его задумку в долгий ящик. И вот, неожиданно, в конце 2019 года стало-таки известно, что Пьер Бордаж согласился написать роман, который станет началом целой трилогии о Париже!

«Левый берег» должен был увидеть свет в марте 2020 года, но из-за пандемии выход сдвинулся на два месяца, на май. Ещё через несколько месяцев вышел его первый перевод, вот только не на русский язык, как можно было бы ожидать от вселенной, зародившейся в России, а на венгерский, где серия была заморожена на несколько лет, и вдруг её вернули из небытия.

Русского перевода мы не дождались до сих пор, и что-то мне подсказывает, что официально мы его так и не увидим. Поэтому пришлось довольствоваться только слегка обработанной версией (надо признать, неплохого) машинного перевода, ибо французского я, увы, не разумею, а любопытство жгло ещё как! И раз уж русскоязычная серия ушла во вторую заморозку, то я обратил внимание на все непереведённые романы в той же вселенной.

Первое, что бросается в глаза, — это вольность изложения, которой лишены авторы классической «Вселенной Метро 2033» и которую позволяли себе в некоторой мере авторы «Вселенной Метро 2035», имевшей взрослый рейтинг. Если бы Пьера перевели на русский и если бы серии можно было легко открывать или размораживать, то «Левый берег» в максимальном приближении к оригиналу мог бы выйти только в премиум-серии. Уж больно много там постельных сцен и чуть меньше — кровавых, причём Эрос преобладает над Танатосом. (Неудивительно, что среди выживших перенаселение, при том, что часть станций утеряна и жизненное пространство ограничено.) Если во Франции такое соотношение сюжетных приёмов может быть допустимо, то в России кажется чересчур… гротескным, на мой взгляд.

Однако гипотетическое включение «Левого берега» во «Вселенную Метро 2035» убило бы постмодернистское решение, внедрённое Пьером в основы сеттинга постъядерного Парижа. Его подземка именуется то Левым берегом (Левобережьем), но и Метро 2033. Жители именуются метролитами, но в остальном метро всегда сопровождает указание года. Однако — вот загвоздка! — цифры людям ничего не говорят. Дело не в повальной безграмотности метролитов, хотя и она есть, а во всеобъемлющем безвременье, наступившем после Катастрофы.

Жители Левого берега убеждены, что нет другого места для жизни, кроме Метро 2033. Поверхность опасна, осуждённые на так называемое восхождение возвращаются в специальных кабинах обугленными трупами. Служители культа Восхождения кормятся мечтами о возвращении на поверхность, но, как выясняется позже (что вполне ожидаемо), верхушка секты уничтожает любые воспоминания о мире До, будь то книги, фотографии или иные свидетельства, чтобы держать метролитов под землёй, иначе они станут неуправляемыми.

Мой друг, с которым мы обсуждали некоторые детали сюжета, считает, что это или аллюзия на «Метро 2035», или как минимум случайное с ним совпадение (если Бордаж не прочитал заключительную часть оригинальной трилогии перед работой над собственным романом). Хотя я уже прочитал роман, впереди ещё две части трилогии, и делать поспешные выводы не буду. Пока Восхождение больше похоже на помесь Четвёртого Рейха и культа Великого Червя, чем на Невидимых Наблюдателей, однако и я не могу не заметить некоторые противоречия касаемо состояния поверхности.

Устроенное метролитам забвение приводит к тому, что выжившие помнят лишь два или три предыдущих поколения, а фамилий у них и вовсе больше нет, ибо ни к чему. Тут мы и приходим к новому откровению: с самого вступления нам сообщают, что в Метро 2033 живут не двадцать лет, а минимум двадцать поколений (как выяснится из второй части, которую я пока лишь полистал, прошло около 700 лет!). Разумеется, уже второе поколение подземных жителей будет сомневаться в рассказах о поверхности, третье может и не застать современников прежнего мира и для них и потомков россказни об утраченном будут лишь дурацкими байками. В этом «Левый берег» чуть ли не точь-в-точь повторяет «Пасынков Вселенной» Роберта Хайнлайна. Там, к слову, тоже что-то порядка 600 лет проходит.

Собственно, хронологические проблемы дают о себе знать всё громче и громче. Да, нам закидывают удочку на загадку вокруг какого-то Мэтра Времени, но кто это или что это и как с ним быть, мы, вероятно, до триквела не узнаем. Хотя до острова Сите, где он должен находиться, рукой подать, даже если Сена немного разлилась, а половину Парижа затопило. Хотелось бы верить, что это всё происки огромной темпоральной аномалии и сбившихся биологических часов нескольких поколений метролитов, но, чую, нас ждёт лишь один сплошной ляп. И по отношению к канону, и по отношению к естественным процессам.

На соотношении с каноном я постараюсь заострить внимание по прочтении «Правого берега», потому что пока атмосфера «Метро», причём иностранная, в духе Гранта МакМастера и особенно Туллио Аволедо, чувствуется вполне замечательно. А вот наличие большого количества довоенного огнестрельного оружия и припасов к ним, которые, судя по всему, никто не производит; пригодного горючего в зажигалках и автомобилях и не рассыпающихся от неосторожного прикосновения страниц книг и газет озадачивает и раздражает ужасно. Никогда не считал себя заклёпочником и достаточно спокойно относился к различной степени бредовым вольностям с матчастью, но когда я знаю, что в Беларуси, Польше и даже некоторых регионах России и Великобритании давно перешли на луки и арбалеты, так как огнестрел почти израсходован; где бензин или силятся восстановить, или специально производят из недавно же добытой нефти, я не могу ни за что поверить, что через столетия во Франции будут продолжать находить на подземных складах и стоянках всё это добро, стрелять и пользоваться горелками! Причём занимаются этим в основном оружейники — своего рода подземные мародёры, которые заменяют сталкеров в нормальных метро-городах. И вместо того, чтобы благодарить их за добываемые (пусть и невозможные через сотни лет) дары, на них объявляют охоту самые сильные станциопии Левобережья.

Отвлечёмся ненадолго от моих возмущений. Считаю нужным отметить, что если закрыть глаза на вышеприведённые несуразности, перед нами разворачиваются четыре интересные сюжетные линии, написанные достаточно увлекательно и обстоятельно, чтобы «увидеть» каждого из основных действующих лиц.

Исследовательский пласт не слишком развит, но, имея дело с лишёнными глобального прошлого героями, мы можем лишь вместе с ними блуждать в потёмках и удивляться неожиданным открытиям. Ищейка Жюсс и его подопечная никта Плезанс входят в группировку тех самых оружейников, которые, помимо разных полезных артефактов прошлого, ищут ещё и новые ходы в Метро 2033, а также дальше — на Правый берег, о котором метролиты ничего не знают, но который заочно ненавидят и презирают, да так, что ругаются, его поминая! Эта тема, «неизвестности за стеной» (в данном случае — за рекой), уже встречалась во вселенной, например, в уже упомянутом «Метро 2035» и в более камерной дилогии «Тайна третьей ветки» Сергея Недоруба. А то, как герои ходят по безымянным галереям (видимо, так в Париже называют перегоны) и залезают в любые подземные сооружения, мне напоминало «Муос» Захара Петрова. Что забавно, его двухтомное продолжение тоже уводит читателя далеко от 2033 года, особенно в эпилоге «Муоса. Падение». Но там, как я уже заметил, нет той ерунды с предметами, которые давно должны были прийти в полную негодность.

Политический пласт раскрыт максимально развёрнуто. Проект Федерации — здравая задумка на смену установившейся модели разрозненных станций и станциопий, хотя у меня сложилось впечатление, что большинство из них насчитывает всего те же два-три поколения, что и память героев. Однако автор проекта Федерации, прекрасная Мадонна де Бак, величаемая французскими рецензентами постъядерной Жанной Д’Арк, далеко не ангел во плоти, и нам это аккуратно показывают (причём даже обилие постельных сцен с ней не портит, а подчёркивает её образ). Так же Бордаж раскрывает и пастора Парна, и секретаря Авгира, и советницу Отре, которые все между собой на ножах, даром что представляют один и тот же культ Восхождения. Малый Китай появляется ненадолго, в «Правом береге», вероятно, он будет раскрыт подробнее, но уже сейчас можно судить о местных порядках.

Гностический пласт составляют хранитель книг Рой и готовая принимать знания красавица Заря. Их история закономерно переплетается с приключениями Жюсса и Плезанс. Благодаря им, читатель способен хоть как-то сравнить привычную для себя картину мира с той проекцией, что выпала на долю метролитам.

Каждый из этих пластов даёт хорошее представление о жизни на Левом берегу Парижа, и сюжет успешно доносит верные посылы, что особенно ценно, и можно даже забыть о чуши с оружием, горючим и бумагой, но у меня это не получилось. Там, где история должна работать максимально правдоподобно, а я почти уверен, что автор ставил на реалистичность, вплетая эротические сцены, расчленёнку и всю политическую линию в основу сюжета, убедительность изображаемого мира развеивается. Я не питаю иллюзий, что в следующей части и тем более в заключительной, ещё не дописанной, эти проблемы исчезнут, но мне бы хотелось увидеть им объяснения. Тем не менее, махнув рукой на них и закрыв глаза на передоз Эроса, могу назвать роман достаточно сильным в плане сюжета, описания героев и, конечно, интриги с Мэтром Времени.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Артур Хмелевский «Achromatopsja»

Dobkachleo, 22 июня 2021 г. 21:15

«Депривация»

Рецензия на «Метро 2033: Ахроматопсия» Артура Хмелевского

Есть мрачная ирония в том, как я шёл к этому роману. Вышел он во время ещё первой заморозки «Вселенной Метро 2033» в России, ожидали его выход на русском ещё в 2019 году, однако из-за неудачи с «Районом обетованным» все переводы отложили в долгий ящик, и добрался я до него сам только сейчас, во время второй и, возможно, более безнадёжной заморозки, которая может закончиться отнюдь не продолжением банкета, а окончательным закрытием проекта.

Роман о единственном национальном метрополитене страны наверняка привлёк внимание поляков поначалу, однако я не слышал, чтобы её считали лучшей из лучших книг у себя на Родине. Да и нежелание издательства заказать у автора продолжение также красноречиво говорило о том, что с текстом что-то не так.

Что ж, начну с конца, а именно с необходимости сиквела. Я знаю, Артур Хмелевский искренне желал написать ещё одну историю о Варшаве, но каждый раз издатель охлаждал его пыл. Там могла подробнее раскрыться вторая, недостроенная в мире «Метро» линия, но в итоге планам этим не удалось сбыться. И на самом деле… не страшно. Загвоздка не в качестве текста, а в строении сюжета. Бывают такие истории, которые настолько самодостаточны, что развитие оных не столько не нужно, сколько уже помещено в оригинал. Из недавних примеров можно взять, скажем, фильм Кристофера Нолана «Довод». Там тоже, несмотря на ворох оставшихся у многих вопросов, продолжение скрывается внутри самой картины. Так и здесь. «Ахроматопсия» заглядывает за рамки разрешённого временного отрезка, и любая новая история будет иметь предрешённый конец.

Взята же за основу история объединённой экспедиции Варшавского метрополитена к юго-востоку от столицы, где якобы ловят чей-то сигнал. А раз есть сигнал, есть и техника. Если есть техника, значит, есть какая-никакая цивилизация. Цивилизация добрая, она поможет прозябающим в метро жителям. Вроде бы логика какая-то прослеживается, и этого хватает, чтобы снарядить полтора десятка человек в неизвестные дали (и это я молчу про второй поход). Далее своего рода спойлер:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
вся рассказанная история — интерпретация событий, по крупицам собранная почти через сорок лет в будущем относительно 2033 года вьетнамскими историками. Именно флэшфорварды убивают на корню целесообразность какого-либо продолжения.
А сторонние истории и в рассказах представлены, хоть автором в расчёт и не взяты.

События передаются в основном от лица главного героя. Как это соотносится с интерлюдиями ближе к концу романа, вопрос открытый, но явственно прослеживается эффект немого Артёма из игр серии Metro. Если с Артёмом говорят, а он не отвечает, даже когда ответ напрашивается, это немного странно. Главный герой, впрочем, говорящий, зато он постоянно избегает представляться по имени. Впрочем, тут опять вылезает сравнение с «Доводом», где происходит точно та же самая ерунда с Протагонистом, который даже на прямой вопрос «Как тебя зовут?» уходит от ответа. Но поскольку фильм вышел только в прошлом году, а роман — на три года раньше, то совпадение, конечно, случайное. Однако бесит точно так же. Для удобства буду называть его Казимиром (что значит «разрушающий мир» и согласуется с тем, что автор, как он мне поведал, именовал героя просто К., отсылая к работам Франца Кафки).

Впрочем, отсутствие имени — полбеды. Хуже другое. Нам практически ничего не говорят о роде деятельности героя. Роман по структуре во многом схож с «Питером» Шимуна Врочека, который в Польше доступен, и «Чужими глазами» Сергея Семёнова, который, увы, на польский не переводили, однако оба героя оттуда сразу же помещаются в понятные системы координат, чего не скажешь о Казимире. Кроме того, что он со станции учёных Политехника, мы не знаем о нём ни-че-го. На учёного он не тянет, наукой не занимается, а либо наводит шороху, либо тупит. И вот за таким расплывчатым пятном мы вынуждены наблюдать почти всё повествование.

Если так разобраться, то мало что мы знаем практически о любом герое «Ахроматопсии». В рамках общей структуры романа это не кажется удивительным, но с текстом играет злую шутку. При этом, как ни иронично, достаточное представление о ряде персонажей, включая Казимира, автор нам даёт, то есть выписать характер для него не проблема, а вот наделить фоном у него не получается. Вокруг персонажей собирается вакуум.

Хотя с другим фоном у Артура всё в порядке. Насколько я помню, по основной профессии он фотограф, а не писатель, и что касается прописывания мира в целом, а также отдельных сцен — тут всё выходит у него подробно, складно, ярко и сочно. Пусть мир и представлен преимущественно в серых тонах. Город он свой знает и, скорее всего, любит, потому что, с одной стороны, он почти не разрушает его, а с другой, способен поведать об особенностях местного населения. Вот многие ли знали, что в Варшаве есть сильная вьетнамская община? А вот, видимо, есть. Забавно, что в ранее мной прочитанном «Человеке обетованном» (если не путаю) вьетнамцы тоже упоминаются. Да и в соседней с Польшей Чехии я встречал вьетнамские прилавки, а это было аж десять лет назад. Видать, нравится им дух Центральной Восточной Европы.

Кстати, о серых тонах. Роман называется «Ахроматопсия», и сведущие в недугах люди наверняка подумали, что герой или вообще все выжившие потеряли способность различать цвета. Не угадали бы! Ахроматопсия ни у кого не замечена, по тексту ни разу не упоминается. Это лишь очередная ремарка касаемо описанного мира. Обесцветился он, и не более. Стоит ли говорить, что на сюжет такое заглавие свет не проливает ни капли? Хотя, может, оно и к лучшему. Неподготовленный читатель будет ошарашен много раз на протяжении всего текста, и вот это как раз замечательно.

Однако выявленных достоинств и спорных нюансов недостаточно, чтобы я мог от всего сердца назвать «Ахроматопсию» отличным романом. Он неплох, интересные идеи в духе Ницше и даже повороты имеет, но на фоне тех ассоциаций, которые я в настоящей рецензии упомянул, история о Варшаве-2033 кажется блёклой. У неё был огромный потенциал, я бы даже сказал, он в ней и остался заложен, но вот не выстрелило, чего-то не хватило для того, чтобы получилась конфетка. Я ни в коем случае не хочу сказать, что «Ахроматопсия» — слабый роман, в части сюжета он даже обходит ранее прочитанного «Великана» Роберта Шмидта, но находится примерно на его уровне в общем зачёте. Возможно, официальный перевод привнёс (бы) в него нужную изюминку, но узнать, сравнить удастся в лучшем случае нескоро.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Роберт Е. Шмидт «Riese»

Dobkachleo, 15 июня 2021 г. 21:35

«Рейн»

Рецензия на «Метро 2035: Великан» Роберта Шмидта

Небольшое отступление: заключительный роман трилогии «Новая Польша» Роберта Шмидта в оригинале имеет название не на польском, а на немецком, означающее «Великан». Если быть совсем точным, комплекс «Великан» в Валбжихском повяте, недалеко от польско-чешской границы. В немецком это слово имеет смысл, насколько оно освоено польским, сказать затрудняюсь, но вряд ли сильно, поэтому в тех случаях, когда истинный смысл Riese обыгрывается, прямой перевод лучше транслита.

Надо отметить, комплекс «Великан» появлялся в серии и раньше, а именно в рассказе «В шкуре человека» Илоны Подгайны из антологии «Эхо умершего мира», произведения для которого отбирал коллега Роберта, Павел Майка. И тут нас ждёт первый сюрприз: подземный город, о котором идёт речь в романе, не тот же самый, что в рассказе. Если не ошибаюсь, каноничность польских рассказов до сих пор, по большому счёту, под вопросом, и хотя Шмидт вроде бы ознакомился с работой Илоны, учитывать он её не собирался. Тем не менее, на мой взгляд, «Великан» не исключает сосуществования общин из «В шкуре человека».

Основная сила всего романа — Чистые. Они же главные злодеи, массовка и, так сказать, расходный материал. Мой польский друг, одним из первых прочитавший заключительный том трилогии «Новая Польша», был даже убеждён, что засилье Чистых ставит крест на существовании слабых общин у них под боком, учитывая, что они творили во Вроцлаве. Я же и в 2019 году, когда друг поведал мне нюансы сеттинга, и сейчас не нашёл каких-либо препятствий для их сосуществования. Более того, между событиями двух произведений минуло порядка двух лет!

Наконец мы подходим к первой, хотя и не последней настоящей проблеме романа Шмидта. Сразу оговорюсь: эта информация подаётся в последней главе и выглядит настолько притянутой за уши («Великан» был издан в премиум-серии «Вселенная Метро 2035»), что вызывает скрежет песка на зубах. Однако спойлером я её не признаю, т.к. в Метропедии хронологические рамки никогда не скрывались, а на сюжет, как можно понять из предыдущего высказывания, они вообще не влияют. Хотя, справедливости ради, к этому сюжетному повороту автор готовил ещё в самом начале. Что-то мне подсказывает, что эти заигрывания со временем возникли только после решения издать «Великана» именно в рамках «Вселенной Метро 2035».

Был и другой момент, который на сюжет влияет несколько больше, но вызывает точно такие же чувства глубокого разочарования и частично обесценивает мотивацию главного героя. В целом же сюжет, имея хоть и банальную, но годную завязку, представляет собой либо слабо наполненное событиями повествование (особенно в начале), либо настолько стандартный экшен, что даже по цитатам можно понять, какими голливудскими (а возможно, и местными) боевиками вдохновлялся автор.

Впрочем, когда действие уходило от Учителя с Искрой, действие становилось чуть занимательнее. Особенно любопытно вышла линия с Фрейей. Поначалу, когда основной дуэт только обустраивался в «Великане», её редкие главы выглядели не пришей кобыле хвост, но ближе к середине Шмидт вдруг забывает про линию Ремера и сосредотачивается на хитром-коварном плане оставленной за лидера канальных женщины. Эти несколько глав резко отличаются по тону, качеству и событийности в лучшую сторону на фоне тех кровавых посиделок, которые устраивают Павел с Аней.

К большому сожалению, Искра так и остаётся персонажем второго плана. Впрочем, на этот раз на обложке красуется вовсе не она, так что претензий быть не должно, и всё же её Роберт практически больше не раскрывает. Тем обиднее, учитывая, что автор то ли нарочно, то ли ненамеренно уделяет важные роли женским персонажам. Их тут, несмотря на лидерство Полковника, вылазку Лукаша Домбровского, бенефис Адама «Безумца» Сумасброда и вендетту Учителя, достаточно много. Фрейя, Тамара, Анна (не Аня-Искра, другая, из Чистых), Карбаля… И все они не только выстреливают в нужный момент, но и составляют приличную активную часть Выживших. О чём, кажется, никто толком не вспоминал со времён… Анны Калинкиной, Первой леди «Вселенной»!

Что хорошо в наших славянских произведениях, популярная нынче на Западе (откуда в контексте настоящей рецензии исключим Польшу, благо они сами себя в подобном контексте выводят за рамки) социальная повестка или отсутствует как таковая, или подаётся убедительно ненавязчиво, или же превращается в откровенный стёб. Юмор в «Великане» изредка мелькает, но точно не в отношении такого сложного вопроса. Здесь именно ненавязчивый вариант, который осознаётся по ходу дела, что лично мне пришлось по душе.

Подходя к концу, вернёмся к тому, с чего начали. К сеттингу. Помимо тонкой работы с одними персонажами, автоматическим ведением других и топорным выведением сюжета, автор берёт на себя смелость заглянуть чуть дальше за горизонт, чем предполагает региональная история мести. И я даже не говорю о первом появлении Чехии на страницах официального романа вселенной! Особенно примечательны откровения касаемо некой бескрайней стены вдоль Рейна. Кто её построил, как? Получается, что это были или французы, или немцы. Жаль, что мы едва ли когда-нибудь узнаем правду. Да и правду ли нам сообщили? Полковнику Анджею я б не доверял.

Другое же расширение сеттинга связано с более проверяемым состоянием. Шмидт прямо указывает, что американцы, а возможно, и другие западноевропейские союзники решили отутюжить всю землю от Балтийского до Адриатического моря нейтронным оружием, руководствуясь тактикой выжженной земли. Забавно, что это вовсе не нововведение Шмидта. Я точно не знаю, прочитал ли он, в конце концов, «Корни небес» Туллио Аволедо, которые вышли в Польше задолго до «Бездны», но именно там впервые мы узнаём о бомбёжках Штатами по союзникам. А сам термин мне подсказал британский писатель серии Грант МакМастер. До кучи ситуация в Беларуси описывается в «Муосе» Захара Петрова как достаточно тяжёлая из-за радиации, высвободившейся из падавших боеголовок и противоракет с обеих сторон. Комплексу «Великан» жутко повезло таиться в горах, куда тяжёлые радионуклиды особо не проникли.

Вот эти заделы под глобальный, намеченный широкими мазками сеттинг отлично развивают давно полюбившийся вымышленный мир, а также оставляют потенциальную лазейку для продолжения цикла. Но книжная серия уходит на заморозку, интерес падает не только в России, да и Роберт Шмидт не стоит на месте в творческом плане. (Мне даже показалось внезапно по ходу прочтения, что намедни вышедший у него новый роман «Окончательное решение» как-то связан с одним пассажем из «Великана».) Так что вряд ли стоит ждать продолжения, а «Новая Польша» закончилась на более-менее логичной ноте, хоть «Великан», на мой вкус, и не смог переплюнуть «Башню».

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Роберт Е. Шмидт «Wieża»

Dobkachleo, 6 июня 2021 г. 09:43

«Гидра»

Рецензия на «Метро 2033: Башня» Роберта Шмидта

Пять лет назад до русскоязычных читателей «Вселенной Метро 2033» добрался роман «Бездна», первым открывший для нас постъядерную Польшу. То есть, конечно, я лично к этому времени успел сделать любительский перевод первых двух антологий, которые распространялись в Польше бесплатно, в качестве дополнений к их переводным романам нашей серии; тем не менее, «Бездна» стала первым официальным переводом, который выполнил Сергей Легеза.

Прямо скажем, «Бездну» большинство читателей встретило прохладно. Нет, она неплохо разошлась, сейчас её вообще трудновато достать, однако любимым романом ей не удалось стать. Тогда, в 2016 году, книга Роберта Шмидта произвела на меня двойственное впечатление: с одной стороны, необычное видение привычного мира, с другой же, весьма стандартный сюжет, который вытягивали собственно особенные декорации и любопытные герои. Теперь же, на фоне «Района обетованного» и его сиквела, «Бездна» нравится меньше, и когда я решил попробовать прочитать не переведённые на русский романы вселенной, предпочтение отдал именно «Человеку обетованному», а «Башню» прочитал следом.

Хотя я только что признался в высокой оценке дилогии «О Единомыслящих» Павла Майки, должен признать, что «Башня» имеет несколько преимуществ, которых не хватило «…обетованным». Главное из них — прописанность действующих лиц. Конечно, чем дальше, тем их становилось больше, и не то что прочувствовать, удержать в голове черты каждого становилось всё труднее. Однако это моя проблема, а не автора и его творения. Персонажи в большинстве своём прописаны в достаточной мере, чтобы поверить в их существование, увидеть их «живыми». И они не меняют сюжетные роли по ходу дела, как в «Человеке обетованном».

Учитель остаётся главным героем, хоть на обложку и вынесена его соратница Искра. В рецензии на «Бездну» я высказал предположение, что Роберт даст взглянуть на мир глазами именно этой юркой девицы, но тут я отчасти ошибся. Взглянуть он нам не дал, а вот предысторию и мотивы раскрыл гораздо лучше. Аня-Искра осталась второстепенным, но ключевым персонажем истории, и теперь мы знаем её заметно более.

Не забывает автор и о рассуждениях на тему человечества, общества и конфликтов. Мне почему-то особенно запала вполне логичная, но как-то ранее не особо заметная мысль, что ядерная война, вопреки знаменитой фразе из игр Fallout, меняет саму суть военных действий. Тут не воюют армии как таковые, всё решает оружие массового поражения, а это значит, если кто-то выживает, повезти может кому угодно, и скорее всего на передний план выйдут далеко не лучшие представители людского рода. Что наносит отпечаток на самые жестокие сцены в романе.

«Башня» во многом похожа на «Бездну» наполненностью событий, хотя сюжеты их, ясное дело, значительно различаются. Я даже углядываю небольшую параллель между этими двумя книгами и «К свету» с «Во мрак» Андрея Дьякова. Впрочем, хоть они выпущены в Польше, кажется, Роберт до поры до времени ничего из серии не читал, чтобы не заимствовать ненароком что-то чужое. Поэтому все совпадения, вероятно, случайны, и, тем не менее, к «Башне» во многом стоит относиться примерно так же, как к «Во мрак». Это средняя часть трилогии, подготовка к чему-то большему, но при этом в тех же местах, тех же декорациях, что и первый том.

Ещё одна ассоциация, которая пришла мне на ум, — это устройство Вроцлава в сравнении… с Московским метро. Ведь что такое, по сути, Място? Это своего рода Полис. Оба слова даже переводятся одинаково на русский — «город». Чистые из Бездны — нечто вроде Невидимых наблюдателей, а Купеческая республика… нет, не Ганза. Изумрудный город. Только вместо стоящей на неустойчивых грунтах высотки МГУ у них там небоскрёб с горящим на его вершине огнём. И если на вопрос, кто продолжает морозить грунты, чтобы здание университета не развалилось, отвечать запрещено, то Шмидту никто раскрывать интригу с пламенем запретить не мог. И роман, названный в честь Sky Tower, даёт ответ на загадку первой части.

Упомянутая интрига, а также Бездна, Чистые, Новая Польша — звенья той же цепи, что и жуткий клиффхангер в предыдущем романе. Долгое время я гадал, когда он, наконец, «выстрелит», ведь обычно такие оборванные финалы авторы сливают чуть ли не в самом начале. Роберт же, хоть и упоминает разок это неприглядное предприятие в середине повествования, придерживает коней до концовки романа, где горизонт событий резко раздаётся вширь, заставляя ждать третью часть похлеще этой. А поскольку в Польше она вышла ещё два года назад, лично я приступаю к ней немедля.

Что же касается «Башни», это достойное продолжение «Бездны», с качественно прописанными персонажами, множеством ярких, порой жестоких, даже бескомпромиссных событий, вобравшее всё лучшее от первой части и привнёсшее ещё больше интересного в мир постъядерной Польши. Опытные читатели «Вселенной Метро» найдут что-то знакомое в данном романе, но его нельзя назвать таким уж стандартным, как первый том, поэтому он определённо заслуживает внимания.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Павел Майка «Człowiek obiecany»

Dobkachleo, 30 мая 2021 г. 15:09

«Сила любви»

Рецензия на «Метро 2033: Человек обетованный» Павла Майки

Дилогию «О Единомыслящих» по праву можно назвать самым многострадальным циклом «Вселенной Метро 2033». Даже выходящей прямо сейчас парижской трилогии, с её явными расхождениями с привычным каноном, которую мы едва ли увидим на русском языке, повезло больше.

Судите сами: «Район обетованный» был первым романом о Польше 2033 года, а на русский раньше перевели «Бездну». Да и ждать пришлось выход романа Павла Майки в России целых пять лет. «Человек обетованный» и вовсе отказались выпускать из-за скромных поначалу продаж первой части, а сейчас, когда я пишу эту рецензию, а на дворе заканчивается весна 2021 года, надежда на выпуск перевода едва теплится, ведь серию заморозили. Возможно, потом закроют окончательно.

Что ж, не будем о грустном. Я был бы не собой, если бы не нашёл способ раздобыть и прочитать книги серии, так и не выпущенные на русском языке. Если исключить из рассмотрения польские антологии, ибо их любительски переводил я сам, остаётся — на сегодняшний день — шесть изданных романов и один неизданный. Поскольку «Район…» я читал всего два года назад и он понравился мне больше «Бездны», да и сиквел у него всего один, то начал я именно с «Человека обетованного». И, пожалуй, не прогадал!

С поправкой на моё восприятие оригинального текста могу заявить, что слог у автора действительно приятен, читать было увлекательно, а сюжет не раз смог удивить. Ещё по первой части я понял, что Павел Майка не будет щадить ни героев, ни сообщества. Орда Короля прошлась по Новой Хуте, оставив после себя горы разрушений и трупов. Поэтому я приготовил себя к тому, что умирать персонажи будут и дальше, ведь проблема с единомыслящими ещё не разрешилась.

Особенно меня удивил выбор главных героев истории. Марчин, в принципе, никуда не делся, однако сюжет про него вспоминает только ближе к концу первой части. До этого на первом плане красуются Чокнутый Стах и дух Горный, заполучивший собственный мини-сольник в рамках антологии «Эхо умершего мира». Немалую роль играет и капитан Питаля, верный боец на службе Комбината.

Смирившись с неожиданной сменой главного героя, я с удивлением следил за тем, как раскрывается каждый из получивших своё «экранное время» героев. Стах получился особенно качественно, следить за ним было любопытно, хоть зачастую он и творил лютую дичь. Горный же, напротив, особенно ничем не выделился, хоть его образ сам по себе выписан колоритным. На его фоне даже Питаля раскрылся намного лучше, так что сойдёмся на том, что Горный всё лишь лицо, с чьей точки зрения ведутся некоторые события, но сам по себе на главного героя он не тянет, в отличие от Чокнутого.

Пока длится первая часть, закономерно задаёшься вопросом: что же случилось с Марчином?! Да, минуло несколько месяцев, но ведь я точно знал, что он выжил, так где же он? Наверное, если бы я читал «Человека…» вскоре после «Района…», я бы недоумевал ещё больше, но градус ожиданий, то ли к счастью, то ли к сожалению, снизился, поэтому более спокойно наблюдал за надеждами Стаха отыскать Нинель, стремлениями Питали и сожалениями Горного. В случае Нинель я действительно на какое-то время поверил (!), что то, что вычитал в первой части, неверно понял (или получил неверное представление от переводчицы), но всё же плохого сюжетного поворота не случилось, и я отдаю автору должное за то, как ему удалось слегка обмануть читателя, но не его ожидания. Примечательна и путеводная нить Стаха, его кредо, что любовь — это самое важное на свете. Постоянно кажется, что относиться к этому утверждению следует с иронией, тем более исходит оно от персонажа Чокнутого, а всё же оно не менее ценно, чем другие соображения. Недаром говорят, что сумасшедшие всего лишь видят мир в ином свете, но это не значит, что обязательно в неверном.

Умолчим на время о Марчине, как и его сводной сестре, и вместе с сюжетом второй части перенесёмся к западу от Кракова. Перед нами ранее незнакомая община Крепость, контролируемая военными, которых в 2013 году приютили монахи. Последние прямо или косвенно влияют на подрастающее поколение солдат, что привело к возникновению некой полусекты Мёртвых под началом поручика Камили Чапник. Именно в этой части собраны все основные примечательные воззрения то ли самого автора, то ли только его героев (поскольку все персонажи — всегда частички души своих создателей, отделить одно от другого не всегда просто). Павел Майка сталкивает две непримиримые философские концепции, что выливается в настоящий бунт. Кстати, непосредственно сцена с ним мне что-то напомнила. То ли мне кто-то из знакомых ранее скидывал этот отрывок, то ли сам на него натыкался, а может, действительно видел нечто подобное у кого-то другого, но нисколько не умаляю его яркость и значимость и для героев, и для сюжета.

Вторая часть, несмотря на множество интересных наблюдений о мире и отношении к нему, даже более динамична, чем первая. А какие тут флэшбеки! Первые часы и дни войны не так уж часто встречаются на страницах книг серии, и каждый раз они поражают даже больше, чем самые кровавые столкновения в 2033 году. Вот и «Человек…» не стал исключением. Ощущение рушащегося мира, хаос, паника и вынужденный героизм переданы на ура. При этом автор не распыляется на расписывание трагедии всемирного масштаба, а сосредотачивается на конкретных людях и бедах в отдельно взятом городе, и тем выигрывает.

Впрочем, о внешнем мире автор не так уж забывает. Что касается современности, он, во-первых, упоминает колонну американцев, сваливавших из Литвы, и это удивительным образом перекликается с ранее описанной колонной их соотечественников (едва ли это одни и те же люди: даже если бы Павел знал подробности сюжета «Муоса» Захара Петрова, Минск совсем в другой стороне от Кракова). Во-вторых, автор вкладывает в уста героев, в общем-то, знакомые читателям «Метро» мысли об остальном мире. То ли кто-то выжил и точно также борется за выживание, то ли не выжил больше никто, и так, по крайней мере на Комбинате, думать легче. А вот мысль, что ядерная война привела к прекращению новых больших войн, как-то особо не затрагивалась ранее. Да, люди во «Вселенной Метро» продолжают убивать друг друга, в том числе на страницах «Человека обетованного», но всё это совсем локальные конфликты, вызванные как раз тем, что не все противоборствующие стороны оказались отрезаны друг от друга непроходимыми радиоактивными пустынями.

Есть и «в-третьих». Однако это касается не вымышленного будущего, которое можно называть спокойно альтернативным, ибо вместо Пожара 2013 года мы получили совсем другую планетарную катастрофу — и то всего год назад. Это касается прошлого. Истории. Никогда себя не считал знатоком истории, да и считаю её значимость чересчур переоценённой, но не могу не отдать должное тому, что в романе о Кракове краковский писатель не забывает об историческом пласте описываемого родного города. Так, я не знал о существовании Барской конфедерации, которая была создана в противовес давлению Российской империи, а также о том, что Краков древнее Москвы минимум на полтора столетия! Ну ладно, подробности я узнал не из самого романа, но автор вдохновил меня на то, чтобы заинтересоваться некоторыми деталями истории места, о котором читаю. Любопытно, что древность Кракова и отсутствие в нём метро отчасти подтолкнули Павла ввести в повествование новые укрытия, а именно подвалы под погребами погребов. Да уж, катакомбы такого уровня в тех же московских романах почти не вспоминались, хотя тоже существуют и мелькали в паре-тройке романов.

Вернёмся же к сюжету, а именно к третьей части. Несмотря на моё восхищение романом в целом и не считая мою озадаченность сменой главного героя и обилие смертей, что я обычно не приветствую, меня, увы, разочаровало соединение отдельных сюжетных линий. Не ужасно, конечно, и всё же ощутимо. Настолько ощутимо, что это отражается в структуре настоящей рецензии. Нарушенный порядок событий отнюдь не сыграл на руку повествованию, сбил темп, да и баланс внимания пропал. Зато вновь стал отбирать себе внимание главный герой «Района обетованного». Наконец-то, спустя две, а то и две с половиной части, Марчин вновь становится полноценным героем, с понятной мотивацией, завязанной на спасении его сестры Эвы, а не какой-то «приглашённой звездой».

Вообще, есть некоторый перекос между тем, как раскрываются те или иные действующие лица. Понятно, что, помимо главного героя или героев, всегда есть второстепенные персонажи, которые тоже могут завоевать любовь читателей (порой необъяснимо откуда взявшуюся), а есть персонажи-функции, единственный смысл введения которых в сюжет — подтолкнуть его немного и забыться. В «Человеке обетованном» одни и те же персонажи могут примерять на себя все три роли, и это на самом деле не здорово.

Например, в общем-то полезный серый Пятница не раскрыт совершенно, а ведь намёк на него давался ещё в финале «Района…»! А Николай из обычного сумасшедшего, кстати, непосредственно перекочевавшего из предыдущей части, восстанавливается более или менее и играет свою роль. Меж тем Горный так и не выдюжил стремление автора сделать его ключевым персонажем и так и остался колоритной, но всё же второй скрипкой. Молчу уж про введённых только в этом романе подчинённых Камили, которые не оставили заметного следа в моей душе. (Разве что позабавило камео-упоминание главного героя «Мира миров», который здесь приводится как капрал Мирек Кутшеба.) И всё же на фоне слабо раскрытых персонажей лучше смотрятся те, чьи арки Павел Майка как следует выписал от и до.

Роман завершается не менее кардинальным образом, чем предшествующий том. Тут ставится пылающая точка. На все вопросы даются ответы, более или менее явные. Триквел вроде бы не планировался, и, мне кажется, он был бы лишним. Дилогия «О Единомыслящих» вышла логично завершённой, впечатления от неё остались светлые. Павел Майка постарался на славу, и его второй роман для «Вселенной Метро 2033» достоин внимания не меньше, чем первый.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Анна Ветлугина, Дмитрий Максименко «Метро 2033: Свидетели Чистилища»

Dobkachleo, 30 мая 2021 г. 14:59

«Волчий лес»

Рецензия на «Метро 2033: Свидетели Чистилища» Анны Ветлугиной и Дмитрия Максименко

Однажды, одиннадцать лет назад, когда я ещё учился в лицее, друг поведал о книгах, которые оформлены в виде «Метро 2033». К тому времени я уже прочитал «Метро 2034», что подарил мне этот же друг, и «Метро 2033», что раздобыл я сам. Поискал в Интернете информацию о чём-то таком же метрошном и наткнулся на портал Metro2033.Ru. К лету я уже прочитал все выпущенные тогда книги и на ММКВЯ получил автографы Сергея Кузнецова и Дмитрия Глуховского на совсем свежем ещё «Мраморном рае». Кто знал, что спустя десять с гаком лет я буду рецензировать, возможно, последнюю книгу «Вселенной Метро 2033», будучи картографом и верным поклонником серии.

Первым делом отмечу: хоть книга и стала последней перед заморозкой, как и в случае с «Клеткой» Ирины Бакулиной и Игоря Вардунаса, завершившей «Вселенную Метро 2035», ощущения последнего сюжета, допустимого в описанном мире, нет! Ничего удивительного в этом тоже — нет. Роман много раз менял дату выхода и просто случайно оказался тем, на котором всё и прервётся. До лучших времён, хочется верить.

Мы, давние читатели «Вселенной Метро», прошли долгий путь от смелых, но всё же кажущихся по нынешним временам камерными «Путевых знаков», где впервые появились Санкт-Петербург и области меж ним и Москвой, до сотен городов и селений по всему земному шару. От Шпицбергена до Антарктиды. От Дигнидада до Петропавловска-Камчатского. И даже «Свидетели Чистилища», рассказывающие вроде бы о знакомом регионе, напоследок приоткрывают перед читателем новый город. Куровское.

На самом деле история города в мире «Метро» не ограничивается «Свидетелями Чистилища», но только тандему Ветлугиной — Максименко удалось вдохнуть в него жизнь. Впервые Куровское мельком упоминается в неканоничном, но жутко популярном фанфике «Предыстория Метро 2033». Подробностей о его судьбе оттуда не узнать. Разве что герои единожды совершают вылазку в дальнее Подмосковье, но, увидев горящие шатурские торфяники и не встретив других выживших, возвращаются в Москву. Другое же появление города ожидалось в «Марионетках войны» Игоря Илюшина и Татьяны Живовой. Роман так и остался замороженным долгостроем, и выйдет ли он в каком-либо виде после разморозки, если таковая состоится, — большой вопрос. Там предполагались некие мутанты-каннибалы, но, кажется, авторы решили их «перевезти» в другое место.

Теперь же мы знаем подлинную и подробную историю выживания на территории Куровского. Чудесным я нахожу и то, что город взялись описывать люди, не понаслышке знающие этот район. Несмотря на то, что я, подобно героям «Предыстории», ездил каждое лето в детстве мимо Куровского в Шатурский район, на дачу, о необычном религиозном составе здешних окрестностей доселе не слышал. И тут сразу же одно из достоинств романа: в ненавязчивой манере нам сообщают интересные исторические сведения, что имеют отголоски до сей поры.

Тема старообрядцев в мире «Метро» на моей памяти не поднималась ни разу. Были различные христианские и псевдохристианские секты и общины, затрагивались темы ислама, буддизма, язычества многих народов, но почему-то староверов будто обходили стороной. Опираясь на сложившееся распределение верований в районе Куровского, авторы привносят нечто действительно новое и тематически, и стилистически. При всём обилии религиозной тематики «Свидетели Чистилища» совершенно не ощущаются религиозным романом. Основные герои сталкиваются с проявлениями веры ежедневно и в то же время достаточно далеки от неё, чтобы рассудительно оценивать её последователей.

Главный герой — Кир Белецкий, молодой человек, желавший стать дизайнером, но его чаяния разбились о суровые реалии Катастрофы. Ему повезло быть крепышом и задирой, но не повезло иногда выпадать из реальности, что роднит его с некоторыми другими персонажами — вроде такого классического для серии образа, как Анатолий Томский. Ещё один примечательный факт: они с братом-биологом родом из Барнаула, который много раз упоминается, но, естественно, о его судьбе Белецкие ничего не знают. Да и, как ни странно, даже не задумываются о нём ни разу за весь роман (так-то они могли сколько угодно о родине думать за кадром, конечно).

Манера речи Кира — приятная фишка романа. От лица юноши написано порядка двух третей, если не больше, всего текста. (Остальное, кстати, от третьего лица.) Начинаешь читать — и вот уже кажется, будто стоишь рядом с протагонистом и переживаешь приключения бок о бок с ним. На фоне его линии другие сцены, правда, выглядят более отстранёнными, что иногда сбивает темп, хотя чаще авторам удаётся сплести всё в единое полотно. Особенно хорошо получилась финальная битва. Достаточно живо, без прикрас, но и без излишней грязи, как, например, в дилогии Рината Таштабанова, которая по ходу сюжета то и дело вспоминалась, хотя «Свидетели…» — гораздо мягче и спокойнее.

Отдельного внимания заслуживает Оскар, которого, как признаётся в послесловии Дмитрий Максименко, целиком выписывал он. Во-первых, он не показался мне отрицательным персонажем, как оценивает его автор (хотя, наверное, он и другого, гораздо более вредного персонажа выписывал), скорее, хитроумным тактиком, умеющим добиваться от людей именно того, что ему надо. Во-вторых, герой выгодно отличается от Кира, оттеняет его и обладает закономерной самостоятельностью. Особенно хороши его первые властные и колкие фразочки в начале, когда они с Киром ещё плохо друг друга знают. В-третьих, Босс получился героем достаточно сложным. Хоть я его и не воспринял как отрицательного, я рад, что он не повелитель всего города, пускай власть его проникает буквально в каждое сопредельное поселение.

Есть, правда, Гуслицкий монастырь. Аномально чистая территория, чью загадку нам подбрасывают с самого начала. Населяют его язычники, приручившие волков. На деле же их история удивляет, вызывает сопереживание и приковывает внимание при каждом появлении связанных с монастырём персонажей. Забавно, что в реальном мире староверы (а если так разобраться, и все христиане в большей или меньшей степени) переняли кое-какие обряды у местных политеистов, а в рамках «Свидетелей Чистилища» два исконных направления вновь разбежались.

Особняком стоит Мара, красующаяся даже на обложке. Почти при каждом её появлении мы узнаём что-то новенькое о её персонаже, о мире вокруг неё — в 2033 году и в прошлом, благодаря её взаимосвязям с каждой из общин. Хотя кое-что я бы, может, и не хотел узнать… Зато именно она привносит дополнительную музыкальную атмосферу, без которой было бы неполным удовольствием читать роман писателей-музыкантов.

«Свидетели Чистилища» — особенный роман, и не правы те, кто убеждён, что серия себя изжила, при этом последний раз читав её годы назад, если вообще углубляясь во вселенную дальше основной трилогии, а может, и одних только игр. Анна Ветлугина и Дмитрий Максименко, авторы-новички в серии, присоединившиеся к ней, увы, на закате проекта, действительно привнесли кое-что новое во «Вселенную», и их книга будет одинаково интересна и любителям постапа, и даже неискушённым краеведам. Отличную работу проделали и редакторы, Алекс де Клемешье и Юстина Южная, на протяжении многих месяцев шлифовавшие и доводившие до блеска рукопись.

Я, как читатель, по достоинству оценил получившийся результат. И я благодарен каждому из авторов, редакторов и всем вовлечённым в проект людям не только за этот отдельно взятый хороший роман, но и за все минувшие годы, наполненные яркими впечатлениями от совместного исследования «Вселенной Метро». Эпоха географических открытий не угасла — она замерла в ожидании новых горизонтов!

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Алексей Головенков «Метро 2033: Крысиный король»

Dobkachleo, 4 мая 2021 г. 21:57

«Время диггеров»

Рецензия на «Метро 2033: Крысиный король» Алексея Головенкова

Петербургская сверхсюжетная линия — лучшее, что случалось во «Вселенной Метро». Безусловная заслуга в этом, конечно, принадлежит Шимуну Врочеку, автору самого успешного долгоиграющего цикла серии «Питер. Подземный блюз». Ещё до выхода «Питера. Война» авторы много лет подготавливали почву к Веганской войне — кровавому столкновению Империи Веган и Приморского Альянса. Спустя четыре года эта тема всё также не отпускает творческие души поклонников, и «Крысиный король» — ещё один кирпичик в питерскую арку.

Алексей Головенков дебютировал в серии с рассказом про Москву, а вот роман посвятил своему родному городу. Санкт-Петербург не так сильно исхожен авторами, как Москва, но даже при имеющихся произведениях о Северной столице новенькому трудно вписать свою историю так, чтобы не перечеркнуть все другие события. Поэтому действие «Крысиного короля» разворачивается в апреле 2033 года: спустя несколько месяцев после отъезда персонажей «Путевых знаков» из города, параллельно роману-путешествию «Код зверя» и за месяц до «Питера», где всё и завертелось, а также «Третьей силы».

Несмотря на отсутствие явных отсылок к вышеупомянутому «Коду зверя», его с «Крысиным королём» роднит ощущение надвигающейся войны. И если в романе Киры Иларионовой раскрывать эту тему было некогда и висел вопрос, с чего встреченный северянами петербуржец вообще убеждён в грядущем кровопролитии, то «Крысиный король» неожиданно для себя отвечает на этот вопрос.

Подготовке к Веганской войне, по большому счёту, и посвящён роман. Мы узнаём о ещё одном союзе Империи Веган, об их очередных коварных планах на Большое метро и том, как на это реагируют простые люди. В центре сюжета оказываются самые обычные дозорные станции Выборгская Леонид по прозвищу Чита и Николай «Штык» Штыков. Ну хорошо, немного лукавлю, есть ещё аж целая дочь коменданта всё той же Выборгской, Кристина, но будем честны: как персонаж, она всего лишь на вторых ролях.

Персонажей, носящих то же имя, что и я, так уж сложилось, я заранее ненавижу, кем бы они ни были. Однако попробую быть объективным и сосредоточусь на чертах Читы без оглядки на его настоящее имя. Должен признать, главный герой из него получился довольно любопытный. С одной стороны, перед нами книжный ребёнок, а заодно и дитя подземелья, не особо смыслящее в жизни До. С другой же стороны, невинность и наивность, которые обычно присущи «книжным детям», не про Читу. Когда надо, он способен принимать жёсткие решения и действовать сообразно им. Правда, когда нет причин, чтобы переключатель в его голове щёлкал, герой ведёт себя весьма тихо. Но этот контраст автору удалось передать так аккуратно, что не создаётся ощущения, будто перед нами два разных персонажа. Подобного уровня целостность образа не каждому даётся.

Друг Читы, Штык, гораздо более стандартный персонаж, главное для которого — ярость в хорошем смысле, что толкает его вперёд. Он не хватает звёзд с неба и не претендует на лавры всеобщего спасителя метро, хотя некоторое время пытается стать полезным для подземки, чьё общество катится в пучину войны.

Оба героя покидают насиженные места, гонимые оттуда врагом в лице офицера Империи Веган, и вынуждены стать диггерами. Тут-то мы и сталкиваемся с одной из центральных тем романа. Алексей настолько ревностно пишет об особенностях работы диггером, что в голове сами собой вспыхивают две мало связанные между собой мысли: 1) автор подошёл к этой теме даже серьёзнее, чем включивший этот термин в канон Шимун Врочек; 2) сложилось впечатление, что Головенков и сам промышлял когда-то диггерством (настоящим, с исследованием подземелий, а не отравленной радиацией поверхности), столь живо он об этом пишет.

Другая тема вынесена в заглавие и отражает взгляд автора и его героев на устройство подземного общества. При этом Крысиный король как социальное явление играет роль движущей сюжет силы, о нём вспоминают в самых важных по композиции эпизодах. Весьма интересный взгляд, да ещё и подано с двойным, если не тройным, дном, а не в лоб. И думается мне, что приведённое в романе сравнение применимо не только к постъядерному Санкт-Петербургу, но и к реальному миру.

Что же мы имеем в итоге? Весьма неплохо написанный текст, цельных персонажей, убедительную предысторию Веганской войны, качественный (на мой неискушённый вкус) экшен и аккуратное, последовательное раскрытие поднятых в романе тем. «Крысиный король» по праву занимает своё место во «Вселенной Метро 2033» вообще и в питерской арке в частности.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Валерий Желнов «Метро 2033: Реактор-2. В круге втором»

Dobkachleo, 15 марта 2021 г. 20:43

«Лакомый кусочек»

Рецензия на «Метро 2033: Реактор-2. В круге втором» Валерия Желнова

Два года назад роман «Реактор» оказался отличной находкой и заслуженно завоевал бронзу юбилейной ЛКВ-2019. Интерес подстегнуло и место действия: незадолго до книги вышедшая игра «Метро: Исход» приковала внимание широкой публики к Новосибирску и окрестным областям. Более того, герои дебютного романа Валерия Желнова бегут как раз в сибирскую столицу, и с неё начинается действие сиквела.

Перед Валерием Желновым встала неожиданная и сложная задача увязать единые лишь на словах книжный и игровой каноны «Вселенной Метро». Как правильно подать события, чтобы остались довольны и верные читатели, и любопытные игроки? «Реактор-2» занимает осторожную позицию. Он начинается незадолго до начала трагических событий «Увидеть солнце» и некоторое время ведёт себя как камерное произведение, ограничиваясь станцией Маршальская и сопредельными перегонами. Затем повествование уносит нас прочь от метро, от города, и вот мы уже в знакомых по первой части цикла краях.

Любители игр могут слегка озадачиться: не упоминается ни ОСКОМ, ни «зелёнка», да и радиация вроде бы лишь чуть выше нормы. Однако внимательный читатель найдёт отсылки к будущим ужасам, а заодно обнаружит, что не упоминается не только ОСКОМ, но даже его предшественник, Сибирский союз, даром что все его станции так или иначе фигурируют в тексте. Да и боец по прозвищу Князь может вызвать ложные, но закономерные ассоциации с персонажем «Исхода». Забавно и то, что поначалу жители метро ведут себя почти так, как будто это Новосибирск в искусственной изоляции, а не Москва, но недоразумение герои быстро улаживают, хоть и не без осадка.

Ещё в «Реакторе» автор заложил бомбу отложенного действия — дышащий на ладан ядерный реактор в городе Северск. Прознав про то, что он ещё работает, некоторые группы новосибирцев заинтересовываются им, а следовательно, и главным героем, который вынужден стать проводником в родной город. Валерий Желнов идёт по своим собственным стопам и снова мотивирует протагониста похищением его беременной жены. Что ж, по крайней мере, развязка этого хода более неожиданная, чем у Эдгара Берроуза, который как минимум в своём барсумском цикле постоянно к нему прибегал.

Долгое время меня не оставляло ощущение, что во всей предпринятой экспедиции в закрытый город что-то не так. Дима Зорин казался совершенно бесполезным проводником — какая бы у него ни была мотивация, любая другая команда давно бы его бросила разбираться с похитителями в одиночку. Грешил уж на то, что автор не продумал данную сюжетную линию, однако ближе к финалу я оказался приятно удивлён. Все странности были объяснены более чем доступно и прозрачно.

Само же путешествие оказалось не слишком богато на события, но те, что встретили герои на своём пути, получились крупными, занимательными и местами даже зрелищными. Хотя больше меня поразили воспоминания Оксаны и дневник безымянного полицейского. Порой мы забываем, что «Вселенная Метро 2033» — более-менее устоявшийся мир после ядерной войны, и все ужасы, что принесли бомбардировки, ушли в прошлое. Однако чрезмерная брутальность героев у одних авторов и общая тягость бытия не идут ни в какое сравнение с тем, что должны были пережить люди в самом начале Апокалипсиса. Валерию удалось выписать сцены первых дней с убедительной достоверностью и яркостью.

Предыдущую часть я, помнится, хвалил за редкий, но живой юмор. Здесь, как понятно из предыдущего абзаца, автор действует более серьёзно, однако пару-тройку раз даёт возможность улыбнуться. Один из самых забавных эпизодов столь же хорош, сколь и внезапен и даже не лишён некоторой моральной составляющей.

После прочтения тут же захотелось продолжения истории, но увидим ли мы его — большой вопрос. Зато впечатления остались только светлые. Валерий Желнов снова написал отменный роман!

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Дмитрий Казаков «Человек языкатый»

Dobkachleo, 2 марта 2021 г. 19:31

«Портной мыслей»

Рецензия на «Человека языкатого» Дмитрия Казакова

Научно-популярные книги хороши тем, что написаны они для широкого круга читателей, и каждый, ежели интересуется темой, найдёт в таких произведениях что-нибудь своё. Как же пришёл к этой книге я? Помимо того, что я немного знаком с художественным творчеством автора, несколько лет подряд в мои интересы тихонько просачивается увлечение лингвистикой.

Всё началось с курса дискретной математики, кажется, курсе на третьем. Там был раздел, посвящённый конечным автоматам, порождающим грамматики формальных языков, и там же приводилась градация, насколько помню, от регулярных выражений до естественных языков. Меня восхитила математическая концепция построения языка; впрочем, на ней я надолго не остановился, но кирпичик был заложен.

Позже последовала череда переводов — и просто по заданию в университете, и для одного сообщества поклонников фантастической вселенной. Естественно, я не мог не замечать определённых закономерностей, сходств между иногда родственными, иногда не слишком близкими языками. Где-то тогда я и наткнулся на понятие праиндоевропейского языка, на языковые реконструкции и всё такое.

Параллельно у меня в голове сидела идея романа-космооперы, которую хотелось написать (спойлер: роман так и не написал, но рассказы в той же вселенной пишу до сих пор) с посильным соблюдением законов физики и… лингвистики. Обычно нам почти не объясняют, как вообще инопланетные расы, жившие долгие годы в изоляции друг от друга только на своей планете, начинают общаться и сосуществовать бок о бок. Я выбрал более-менее подходящую теорию происхождения языков, после чего пошёл искать космический аналог праиндоевропейского. Нашёл его в логическом языке долгоживущей расы, которую справедливо, причём без всяких религиозных смыслов, величают богами. Этот рацартланг всё ещё находится в зачаточном состоянии, и «Человек языкатый» добавил пищи для размышлений.

* * *

После такого донельзя пространного вступления перейду, наконец, к впечатлениям от книги. Интерес мой теперь очерчен, и вполне закономерно следует вопрос: удовлетворил ли меня текст? Ответ: однозначно да!

Книга разбита на семь глав, каждая посвящена некоторой группе конструируемых языков, конлангов. Основные понятия вводятся во вступительных разделах, после чего приводятся развёрнутые примеры использования изобретаемых языков, а также история создания и создателей оных. Кое о каких конлангах я, конечно, слышал, исторический фон знал много хуже, и тут книга работает выше всяких похвал! В приятной манере автор вводит нас в курс дела, ведёт нас по дороге лингвоконструирования, освещая важные страницы его истории увлекательно и достаточно подробно.

Единственное, чего не хватило в «Человеке языкатом», но что ему совершенно не требовалось благодаря структуре, — рассказ про изобретение языков программирования. Несколько раз они мимоходом упоминались, но даже как тщедушные конланги не выдавались. А жаль. Безусловно, на них толком нельзя говорить, многое мы произносим на наших естественных языках, вставляя ключевые слова языка программирования (как правило, по происхождению английские, даже такие конструкты, как ifdef и var) в речь, постепенно структурируя мысль так, чтобы нас правильно понял компилятор. Насколько возможно. До первого бага. Тем не менее, они тоже пример языкотворчества, просто в другой части спектра, о котором я упоминал во вступлении.

Многообразие видов конлангов поражает. Даже зная о некотором их числе хотя бы понаслышке, я никогда не воспринимал их так чётко и закономерно, как это показал Дмитрий Казаков. И даже упомянутые выше языки программирования я могу отнести сейчас, скорее всего, к науклангам. Любопытно, как разные языкотворцы прибегали к естественным языкам, чтобы низвергнуть их, смешать и наделить некой новой грамматикой, далеко не всегда простой и понятной.

«Человек языкатый» показывает, как одни люди создают языки, другие их используют, видоизменяют, оживляют. Самая главная, как мне кажется, особенность этих плановых языков — скорость изменения их фонетических и грамматических правил. То, что у обычного языка, скованного литературными нормами, традициями и скептично настроенными поколениями носителей, занимает сотни лет, у какого-нибудь эсперанто потребует считанные десятилетия. Во всём остальном, по крайней мере, ауксланги и им подобные, имеющие вдоволь лексического материала и ясные правила, не отличаются так уж от естественных языков. Они имеют носителей, языковедов, СМИ и даже организации. Некоторые естественные такими достоинствами похвастать не могут.

Языки создаются всегда, и даже наш родной язык нами самими незаметно меняется, и что будет через сто-двести-пятьсот лет с ним, даже предугадать нельзя. Попутно люди создают, желая выразить мысли иначе, может быть, стройнее, ярче, точнее, свои языки, и некоторые начинают жить дальше, приобретая носителей в разных концах земного шара. И может статься, что через те же сто-двести-пятьсот лет люди не будут считать конланги чем-то искусственным, чужеродным, а будут спокойно на них говорить повсеместно. Ведь всё-таки праиндоевропейский и другие возможные наречия седой древности кто-то придумал, но за давностью лет то языкотворчество настолько вплелось в наше сознание, что мы оказываемся извечными соавторами родных и знакомых языков.

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Сергей Семёнов «Метро 2033: Цена свободы»

Dobkachleo, 13 февраля 2021 г. 23:28

«Цена жизни»

Рецензия на «Метро 2033: Цена свободы» Сергея Семёнова

Этот роман я ждал без малого четыре года. Так уж совпало, что много лет кряду я призывал авторов писать о Сибири, а не о набившей оскомину Москве. Хотя как раз Сергей Семёнов первый роман посвятил почти родному Нижнему Новгороду и его окрестностям, а Москву тоже слегка затронул в «Перекрёстках судьбы», именно он лучше всех «внял» моему призыву. Сначала рассказ о Якутии, теперь полновесный роман о Сибири и Дальнем Востоке.

Ещё больше лет назад Андрей Дьяков написал «За горизонт», который, как многие думали, опишет путешествие через Сибирь — наиболее логичный маршрут из Северной столицы во Владивосток. Однако сюжетный и географический поворот на долгие годы лишил нас подробностей о бескрайних неизведанных в мире «Метро» землях. Отдельные авторы уменьшали «белые пятна», но сведения о России за Уралом оставались отрывочны. «Цена свободы», в общем-то, затрагивает лишь небольшую полоску, зато мы получили такие крупные города, как Чита и Улан-Удэ.

Особого внимания заслуживают Хабаровск и Биробиджан, описанные мельком в рассказе «Конец Дороги» Дмитрия Глуховского. Как и «За горизонт», роман Сергея Семёнова отсылает к этому произведению создателя «Вселенной Метро», упоминается даже Серафим Антонович, и даже возникает ощущение, что «Цена свободы» — это «Конец Дороги» на максималках. (С другой стороны, это «Хоббит, или Туда и обратно» на минималках.) Столько всего мы узнаём о ранее неисследованных областях, которые чудесно вписаны в кажущийся совсем простым сюжет.

Собственно, завязка сюжета действительно незамысловата: главного героя и его земляков забирают в лагерь, фактически в рабство, но не куда-нибудь, а в далёкий от их родной деревни Комсомольск-на-Амуре. Начало романа притворяется галопом по Сибирям, но не думайте, что показанное из окна в поезде будет повторено в остальном тексте. Кое-какие переклички безусловно будут, но автор умело расцвечивает палитру локаций самыми разными приключениями.

Стремление героя вернуться в родную деревню (это не спойлер, первым рабочим названием романа был «Путь домой») превращает весь дальнейший сюжет в строго линейный квест, и, как в играх, имеются побочные задания. Что сделал бы предсказуемый или не слишком искушённый автор? Отправил бы героя с ними разбираться. Что делает Сергей Семёнов, до начала творческой деятельности как следует изучивший немало трудов по литературоведению? Не превращает обычного паренька из деревни в местечкового супермена, а разумно использует его возможности.

Михей, тот самый главный герой, — достаточно молодой человек, лет двадцати, может, чуть больше, за словом в карман не лезущий, живший в райском уголке, где все свои и хорошие люди. Он правильно воспитан, остро чувствует несправедливость, и от этого в незнакомом для него мире поначалу огребает, а потом притирается, начинает разбираться в происходящем вокруг и, что гораздо важнее, в самом себе.

Михей предстаёт перед нами как моральный компас в сломанном мире, кем-то сродни Макару Северову из «Стального острова» Дмитрия Манасыпова и Шамиля Алтамирова. Такой типаж поведением схож с моральным уродом, потому что ершистость приводит подобных героев к печальным результатам. Наблюдая за Мишкой, мы видим его терзания, прочувствуем расплату за его далеко не всегда обдуманные поступки, и каждое его действие — копеечка в общую сумму, которую он должен за свободу и жизнь.

Права на свободу и жизнь — одни из самых важных в нашей жизни, и «Цена свободы» во многом именно о них. Как мимолётны эти состояния и как тяжело их сохранить и удержать. Но раз мир сломан, раз он настолько жесток, у выживших вообще и героя в частности нет иного выбора, кроме как бороться за эти ценности, не забывая ни на миг, как легко их можно лишиться.

Заложенные в сюжет идеи отлично переданы автором, а разнообразные события, из которых и состоит роман, вместе с изумительными описаниями, которые явственно передают восхищение автором дальневосточной природой (возможно, его чувство даже более яркое, чем у автора «Аркаима», писавшего о красотах родного края), работают на убедительность и занимательность всего произведения. И те, кто дочитает до конца, останется под большим впечатлением. Я в этом уверен.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Дмитрий Ермаков «Метро 2033: Ладога»

Dobkachleo, 29 декабря 2020 г. 17:07

«Дикари»

Рецензия на «Метро 2033: Ладога» Дмитрия Ермакова

Дмитрий Ермаков никогда не горел желанием писать сиквелы, и так было до 2018 года, когда он вдруг выпустил в соавторстве с матерью «Площадь Мужества» — почти прямое продолжение «Третьей силы». Да, с другим главным героем, но продолжение! Спустя ещё два года свет видит прямое продолжение как раз «Площади Мужества» — у руля вновь Игнат Псарёв, но на этот раз всё иначе.

Санкт-Петербург, несмотря на то, что стал второй ключевой локацией во «Вселенной Метро», до сих пор не может похвастать уймой написанных романов, как Москва, поэтому здесь получилась чёткая сверхсюжетная линия, уже много лет вертящаяся вокруг одного из самых крупных событий в нашем межавторском проекте — Веганской войны. Тем не менее, «Ладога» стала третьим романом, основное действие которого вынесено за рамки Северной столицы. И если в «Выборге» действующими лицами были петербуржцы, а сам город остался разве что во флэшбеках, а в «Защите Ковача» Петербург и вовсе не вспоминается, то в «Ладоге» он всё же ненадолго появляется. Метро нам его не показывают, но кое-что новое и о городских поселениях, и о Веганской войне мы узнаём.

Гораздо интереснее другое. Ключевые герои. Главным остаётся, как я уже сказал, Игнат Псарёв. На вторых ролях — его жена Алиса Чайка, а также лучница Диана Невская, полковник Дмитрий Бодров. Находится место и другим персонажам предыдущих частей, и в какой-то момент я вдруг осознал — перед нами действительно третья часть трилогии. Конец. Всё, что придумал автор более пяти лет назад, движется, нет, мчится к финальной точке.

Может быть, дело в прошедших годах, а может, ещё в чём, но видно, что из достаточно доброго и прилежного автора Дмитрий Ермаков превратился в зрелого и серьёзного мастера пера. В то время как описания окружающих мест и людей не слишком пространны, объяснения мотиваций и сама сюжетная линия просматриваются крайне ясно. При этом о предсказуемости речи не идёт. Автор припас несколько сюжетных поворотов, каждый из которых по-своему удивляет. С финальным я даже не до конца согласен, хотя и здесь дано предостаточно разъяснений для сомневающихся, но всё равно рассказанная история вышла яркой.

Когда дело доходит до Ладожского озера, автор напоминает, что он всё-таки ещё и учитель истории, и в мягкой форме нам показывает кусочек из Великой Отечественной войны — Дорогу жизни, ставшую в постъядерном мире то ли темпоральной, то ли, если смотреть по тексту, ментальной аномалией.

Ещё одна аномалия происходит из рассказа «Работа над ошибками» Киры Иларионовой. Купол, который рос ещё в октябре 2033 года, в январе 2034-ого достиг Свирской губы, что, с одной стороны, приводит к любопытным последствиям, а с другой, неожиданно заставляет задуматься. Купол в Карелии, купол в Самарской области. Непонятная аномалия в Челябинской области, опять же. Если бы сверхсюжет работал по-настоящему, можно было бы углядеть в этом какую-то глобальную идею, по факту же пока больше вопросов, чем ответов.

Вернёмся к Всеволожску и его сообществу. Всё выжившее население живёт в одном и, видимо, не таком уж и маленьком бункере. Они по доброте душевной принимают оккеров и Диану Невскую, на чём история «Площади Мужества» и заканчивается. Казалось бы, счастливый конец, можно радоваться за них, но… Жизнь так не работает. В жизни полно сложностей, каждое действие, каким бы благим оно ни казалось, несёт последствия, и далеко не всегда приятные.

«Ладога» — роман о последствиях благих действий, и если вы настроились на успешное совместное строительство общины, то глубоко заблуждаетесь. Просто не будет. Автор обнажает даже не столько подлую, сколько нетерпеливую сторону человеческой сущности и выстраивает яркий конфликт. Уж не знаю, будет ли ещё Дима писать в серию, но «Ладога» получилась отличным завершением трилогии «Оккервиль».

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Игорь Вардунас «Здесь был Митч»

Dobkachleo, 17 декабря 2020 г. 16:31

«Ты не Мак»

Мини-рецензия на «Здесь был Митч» Игоря Вардунаса

«Последний поход» вышел в 2016 году. Четыре года назад. С тех пор автор написал и выпустил аж два его продолжения, что довольно забавно, учитывая, что тот роман он писал… примерно те же четыре года (если со всеми простоями). Игорь получил в своё время эксклюзивное право описывать зарубежье, но не слишком топтать иностранную землю. А ведь именно его роман первым затронул американский континент, куда ступили три героя его цикла.

Говоря начистоту, признаюсь, что троица американцев не в числе моих любимчиков, будучи далеко на втором плане. А тут один из них оказался в центре внимания. Мичиган раскрывается в основном через внутренние переживания, а ничто не подстёгивает так хорошо, как старая добрая мистика, готовая проглотить человека и не поморщиться.

Ну хорошо, опять слукавил. Все галлюцинации объясняются весьма убедительным образом, но пока автор не привёл объяснение, я всё гадал, верить происходящему или нет. И хотя я надеялся, что всё это жуткий сон Зэфа, развязка меня удовлетворила.

И вот книга «Клетка» прочитана до конца, и хотя я уже сказал, что «Вселенная Метро 2035» не может быть закончена на логичной ноте, истинно последнее произведение премиум-серии тянет по крайней мере на географически закономерную концовку. Мы попали в США, другое полушарие, терру инкогнита выжженного мира. На край света, в конце концов! Впереди — бескрайний простор, который может описать ещё куча историй, а может облететь одна яркая мысль — воображение верного читателя.

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Ирина Бакулина, Игорь Вардунас «Метро 2035: Клетка»

Dobkachleo, 17 декабря 2020 г. 16:30

«Хмарь»

Рецензия на «Метро 2035: Клетка» Ирины Бакулиной и Игоря Вардунаса

Впервые тандем 2И (Ирина, Игорь) отметился рассказом «Тютерс» в далёком нынче 2018 году. Это был небольшой жутковатый рассказ, коварная мини-версия «Выборга» с отменной для малой формы проработкой основных персонажей. Примерно в тот же год авторы занялись написанием романа «Клетка», и уже тогда он стал большой загадкой.

Как отмечает Игорь Вардунас, с «Клеткой» всё было с самого начала непросто. Он и задумал её ещё до «Ледяного плена», но отказался в пользу грандиозного путешествия в Антарктиду, и писали они с Ириной (которая на время отходила от дел, но смогла вернуться и завершить начатое вместе с соавтором) сравнительно долго, был у них ещё один соавтор (который вскоре отказался от глубокого участия в проекте, впрочем, остался «крёстным отцом» романа), да и с выпуском получились волнения.

Дождались мы книгу, когда премиум-серию решили закрыть. И закрыть именно на «Клетке». Формально остаётся приоткрытой дверь для продолжений «Питера» Шимуна Врочека, да и польский «Великан» отбрасывает печальную тень, но увидим ли мы их когда-нибудь в российских книжных — тот ещё вопрос. «Клетка» хотя бы дождалась своего часа. Авторы под конец работы над текстом знали, что пишут «лебединую песню» премиума, и возникает вопрос, лишь косвенно связанный с сюжетом: как заканчивается метро-серия?

На первый взгляд, вопрос дурацкий. Старожилы проекта помнят, как закрывались одна за другой серии на иностранных языках, как ссохлись серии в твёрдом переплёте и карманном формате, и даже классическую «Вселенную Метро 2033» однажды остановили на полгода. Увы, стоит признать: вселенная — и речь не только о «Вселенной Метро», возьмите любую похоже распределённую франшизу — не способна закончиться, у неё не может быть конца, только смерть. Напрашивается параллель с настоящей Вселенной, но хорошего в этом немного. «Вселенная Метро» — мир уровня не «Звёздных войн», а киновселенной Марвел. Причём со статусом сериалов КВМ не от основной студии, то есть даже знают про неё далеко не все.

Однако повторюсь: главное здесь то, что логического конца «Вселенной Метро 2035» не случилось. Его и не могло быть (разве что считать таковым «Муос. Падение», дальше всех забравшийся в будущее, но он вышел далеко не последним). Следовательно, правильнее всего рассматривать «Клетку» не как прощание с премиумом, а как ещё одну историю из знакомого и любимого мира.

Итак, «Клетка». Роман о Соликамске, городке в Пермском крае, который, прямо скажем, не ожидаешь увидеть в серии. А ведь действительно интересно, как бы поступили с заключёнными после ядерной войны. Не то что бы про это ни слова раньше не было. Андрей Буторин, Юрий Уленгов, Павел Майка и даже многоликий Павел Макаров (по крайней мере, они вспоминаются первыми) описывали или затрагивали жизнь арестантов. Однако, надо признать, ещё ни разу фокус сюжета не ставился именно на вынужденной изоляции зэков в тюрьме, куда их засадили ещё до того, как всё полетело в тартары.

Сюжет не сложился бы, если б вокруг зловещего «Белого лебедя» не сгустилась Хмарь — непроходимая мгла, на фоне которой Туман из «Обители снов» нервно клубится в сторонке. Сидельцам и охранникам пришлось сберечь подобие тюремных порядков. Да, слегка ослабили вожжи, да, почти братаются, но читаешь и понимаешь — сложились две отдельные касты. Господами вольных, правда, не назовёшь, да и рабами узники хоть себя и называют иногда, по сути имеют достаточно свободы. Но куда денешься, если вокруг убийственная Хмарь, а ещё дальше неизвестный мир, искупавшийся в радиации?

Гораздо важнее подобравшийся контингент. Так получилось, что в сюжете остались только настоящие преступники. Даже главный герой — и тот ведь жестокий убийца, хоть и ведёт себя не хуже других. Что же касается бывших охранителей, между ними и зэками авторы проводят не слишком жёсткое, но всё-таки равенство. Есть во всей криминальной атмосфере романа место и лучику невинности — юной Асе Калининой, ребёнку тюрьмы гораздо более страшной, чем «Белый лебедь», что стал ей просто домом. Местные дети сравниваются с падшими ангелами, и выбора у них нет. Они лишены полной картины мира, но стараются жить и вести себя по совести, а это немаловажно.

Арестантам, в большинстве своём, совесть чужда. Они без зазрения оной старому другу, с которым недавно чифирь гонял и в карты резался, перережут глотку за лишнюю краюху хлеба, и этот эффект готовой взорваться в любой миг бомбы Ирина с Игорем используют на полную. «Клетка» — не добрый роман с блатными посиделками, тут льётся кровь, плетутся интриги, и угрозу представляет не только испорченный войной мир, но и зачастую — испорченные прежним (нашим) миром люди. Мы видим срез жизни этого изолированного общества и наблюдаем, как оно постепенно меняется, и всё это — на фоне загадочных писем и смертей, что так и взывают их объяснить.

Роман «Клетка» полон закономерной жестокости, но также предлагает и внезапную детективную составляющую, и атмосферу весьма специфичной прослойки общества, и примечательных основных героев. Это роман-одиночка, роман-загадка. При этом, несмотря на всю изолированность, не лишённый отсылок к предыдущим произведениям обоих соавторов. Не самый закономерный конец «Вселенной Метро 2035», но бесспорно законченная история, которая не оставит равнодушными её читателей.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Сергей Антонов «Метро 2033: Высшая сила»

Dobkachleo, 19 ноября 2020 г. 21:26

«Высшая мера»

Рецензия на «Метро 2033: Высшая сила» Сергея Антонова

Прошёл всего год с выхода «Харам Бурума» — приквела трилогии «Московские туннели», раскрывающего карлика Вездехода как главного героя и вводящего во вселенную нового ключевого персонажа Макса Добровольского. Приквел неожиданно получил продолжение в виде сиквела ещё и двух ранее написанных автором трилогий, действие в котором разворачивается чуть больше, чем через год после событий «Харам Бурума».

«Метро 2035» продолжает оказывать сильное влияние на новейшее творчество пионера «Вселенной», и на сей раз Сергей Антонов решает вплотную заняться некогда запретной темой Невидимых Наблюдателей. Изначально роман планировался в премиум-серию и непосредственно предварял сюжет романа Дмитрия Глуховского, но внезапное закрытие линейки книг вынудило издательство перевести почти готовое произведение в классическую серию, где 2035 год до сих пор под запретом.

К счастью для всех, Сергей давно вышел за официально разрешённые рамки, поэтому временной сдвиг произошёл не слишком сильный. Таким образом, «Высшая сила» по-прежнему проливает свет на поднимаемую тему тайного правительства, будучи почти не ограниченной в рамках существующего канона, ведь основные активные события серии отгремели в 2033 году.

Роман полон знакомых нам персонажей. Тут и Анатолий Томский, и Юрий Корнилов, и Вездеход с Шестерой, и Макс Добровольский, и много кто ещё. Есть даже весьма неожиданные камео, в том числе из реального мира. Сосредоточиться же я хочу на первых трёх героях. Все они успели побывать центральными действующими лицами (Толик — в трилогии «Московские туннели», Юра — в трилогии «Рублёвка. Чего стоит империя», а Вездеход — в «Харам Буруме»), и перед автором стояла сложная задача, почти дилемма, кого из них делать «более» главным. Победил, конечно, «старожил» проекта и любимец аудитории Анатолий.

Поскольку большинство основных персонажей встречалось на страницах ранее вышедших книг, автору не требовалось прописывать их образы с нуля. Основные детали мы знали и раньше. Тем не менее, при прочих равных Толик находится в более выгодном положении, продолжая раскрываться — особенно на фоне других бывших главных героев. Наверное, так и должно быть, но мне не хватило самостоятельных черт Корнилова и Вездехода. Они в большинстве случаев просто есть. Что-то делают, что-то говорят, о чём-то напоминают, но в их головы читателя больше не пускают.

Новые второстепенные персонажи, в том числе те, кого раньше никто официально не описывал, кажутся на фоне Юрия и Вездехода даже более прописанными, но для новых это и хорошо — как иначе познакомиться с ними, если не знать хотя бы опорных точек их предысторий и черт характера? Поэтому Данила Громов, Лёха Кипяток, Ермолай, майор Юрий Кречет и другие выглядят достаточно живыми, чтобы с интересом наблюдать за их раскрытием.

Особняком стоит Макс Добровольский. По сути, он тоже главный герой, и немало внимания автор уделяет ему. Запущенная не без его участия цепь событий здорово на него влияет, и персонаж вынужден на неё как-то реагировать. Вот эта реакция у Сергея вышла на должном уровне, хотя, оглядываясь назад, не могу сказать, что приключение заметно изменило его и остальных. Хотя если Сергей вдруг решит опять вернуться к своим многострадальным героям, новая история будет совершенно не похожа на предыдущие.

Отдельного внимания заслуживают немногочисленные отсылки и, скорее всего, случайные параллели относительно других книг серии. Вся линия в Кремле сильно напомнила «сумеречную зону» в военной части «Гудок», куда забрались герои в романе «Воскрешая мёртвых» Рината Таштабанова. Упоминание одной вещей девушки немного перекликается с пока-дилогией «Пифия. Дрожь земли» Сергея Москвина, которая тоже завязана на Невидимых Наблюдателях. А стигматам из «Странника» Сурена Цормудяна и наркодилеру Стаховскому из польского рассказа я изрядно удивился, а меж тем именно такие маленькие «мостики» и делают «Вселенную Метро» по-настоящему единым и живым миром.

Подводя итог, могу искренне заявить, что «Высшая сила» — занимательный роман, формирующий вместе с предыдущими частями франшизы Сергея Антонова одну из самых эпичных и запоминающихся историй «Вселенной».

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Юрий Харитонов «Метро 2033: Смерть октановых богов»

Dobkachleo, 9 октября 2020 г. 20:06

«Тень Совы»

Рецензия на «Метро 2033: Смерть октановых богов» Юрия Харитонова

Всегда печально смотреть на закат чего-то великого. Но как нет ничего более постоянного, чем временное, так и нет ничего более временного, чем постоянное. Так и случилось со «Вселенной Метро 2035». Выпуск книг один раз в месяц при падении тиражей и интереса публики привёл к неизбежному финалу: закрытию линейки книг. Но мир, о котором она повествовала, никуда не делся, он всё ещё развивается и занимает умы тех, кто на него когда-то набрёл.

«Смерть октановых богов» по всем признакам подходит под «Вселенную Метро 2033», за исключением некоторых жёстких сцен, темы религии и псевдорелигии, а также попытки воплотить в жизнь тот самый посыл, который Дмитрий Глуховский заложил в почившую линейку. Пожалуй, отсюда и начнём.

Создатель мира «Метро» хотел, чтобы «Вселенная Метро 2035» стала логическим продолжением «Вселенной Метро 2033», чтобы герои этих новых, взрослых историй не просто сражались с мутантами и бандитами, а возрождали цивилизацию. Лучше всего в этом помогает объединение разрозненных общин, взаимная помощь и дружба. Конечно, для этого надо убить всех злых людей и замочить все порождения ядерной войны, но это лишь фон или, если угодно, путь к воплощению великой задумки.

География «Смерти…» достаточно обширна. Это Владимирская и Ярославская области, упоминаются многие сопредельные регионы, в том числе и Москва с Питером. Мы примерно знаем из самых разных книг проекта, что в известных городах и как. Добавляется Владимир — как раз в том виде, в каком я ожидал, но в основных действиях он особо не важен. Основное противостояние разворачивается между Ярославлем и, как ни странно, мёртвым Рыбинском. Точнее, рыбаками и кочевниками в его окрестностях. Итог событий закономерно подводит к той самой идее возрождения цивилизации. (Нет, нет, радиация никуда не денется, а города не восстанут из пепла; но будет сделан важный шаг в нужном направлении.)

Говоря о других городах, автор оставляет множество отсылок на иные произведения. Тут вам и «За горизонт» (куда без него!), и «Чёрная метка» (рассказ Сергея Шивкова), и собственные метро-романы Юрия Харитонова. Есть кивки в сторону «Метро 2035» и «северных» романов. Санкт-Петербург и Калининград упоминаются, но в виде неверных домыслов, так что их в расчёт не берём.

А есть отсылка, которую Юрий, вроде бы, не оставлял, но с источником которой знаком, и я намекаю на неё в заголовке рецензии. Есть пять романов, составляющих цикл о Бобе, тени Эндера, за авторством Орсона Скотта Карда. История Вита и Вовка (и кое-кого ещё) чем-то перекликается с этим пятикнижием, но идёт совсем другой дорогой.

Дети всегда играли важную роль в творчестве Юрия Харитонова, и «Смерть…» не стала исключением. Маленьким персонажам цикла «Эра безумия» приходится гораздо тяжелее, чем обычной детворе и даже их вымышленным сверстникам с постъядерных станций метро, поэтому взрослеют они значительно быстрее, что вновь роднит роман с миром Эндера. Однако порой возникает диссонанс между их возрастом и их поступками и мыслями. Впрочем, это уже проблема моего восприятия, а не проблема автора.

Конечно, взрослые главные герои никуда не делись. Вернее, героиня. Сова вернулась на тропу возмездия, но Вселенная в лице автора мешает ей всеми силами, в чём «помогает» навязавшийся ей в спутники Руслан Озимов. Не знаю, что было бы, если б все следовали установленным планам, но в результате такая диспозиция привела к многообещающему (не продолжение, а надежду на лучшее) финалу.

В целом роман получился вполне закономерным завершением цикла. Здесь хватает и любопытных мыслей, и персонажей с запутанной судьбой, и ярких схваток и сражений, и убедительных описаний. Всё здесь достойно не только почившего премиума, но и старой доброй классической серии. И думается мне, что перенос «Смерти октановых богов» в основную линейку — логичное решение, которое к тому же возносит заключительную часть «Эры безумия» на особую планку качества.

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Светлана Алексеевна Кузнецова «Метро 2033: Дворец для рабов»

Dobkachleo, 16 июля 2020 г. 20:41

«Болото для господ»

Рецензия на «Метро 2033: Дворец для рабов» Светланы Кузнецовой

Чем хороши приквелы? Если вы начинаете читать с них, ничего плохого не случится. Вы будете понимать сюжет, а все приятные отсылки, которые сделаны к оригиналу, хоть и пройдут мимо вас, но потом заиграют новыми красками, получив объяснение до того, как вы доберётесь до более ранней по выходу книги.

Чем плохи приквелы? Как ни странно, своей несамостоятельностью. Можно написать сколь угодно независимый роман, но если в нём действует хотя бы в виде камео персонаж, играющий важную роль в хронологически более поздней части, автор позволяет себе чуть расслабиться, забить на некоторые черты характера. Читатель же такие слабости заметит, но до прочтения оригинала не поймёт.

Чем полезны приквелы? Айзек Азимов в своё время написал два приквела и два сиквела к трилогии «Академия», и предыстория дала очень много тому огромному миру и замыслу, что показал гениальный писатель-фантаст в основных частях. А главное, они написаны более поздним, более опытным Азимовым, что подняло планку качества на целую ступень.

Чем излишни приквелы? Если история слишком самостоятельна, а все отсылки ограничиваются случайным камео знакомого героя, возникает закономерный вопрос: на кой вообще сдалась читателю эта история?!

Разберёмся в «координатах» нового романа Светланы Кузнецовой. «Дворец для рабов» — безусловно приквел «Уробороса». Здесь действует сталкер Кай, и действует он достаточно много, хотя и далеко не всё время. Главный герой чем-то похож на Владлена Симонова, но гораздо начитаннее, а уровень его наивности то обнуляется, то взлетает до небес. Всё благодаря относительно тепличным условиям, в которых он вырос. Персонаж вышел достаточно эмоциональный, хорошо прописанный. Ещё бы галлюцинаций и снов чуть ли не вещих поменьше — цены ему, как образу, не было бы.

Но вернёмся к роману. Герой новый — значит, и сюжет новый. Кай в нём важен, но замените его — и получится практически всё то же самое (разве что Оккам будет недоволен, но мы ему не скажем!). Узнаём о новом поселении в Подмосковье, кристаллическом чертополохе в перегоне Маяковская — Белорусская и новой трактовке интеллигенции Полиса. Вот последнее позабавило. «Ящик Пандоры» Ольги Швецовой и Шамиля Алтамирова эту сторону сообщества не раскрыл, хоть и сообщал правду о столице Метро. Для «Вселенной» это интересная информация.

Своеобразной отсылкой к «Уроборосу» можно считать описание Добрынинской и сопредельных станций. Кажется, в поиске дела для этого участка кроется намёк на будущую Южную кампанию из предыдущего романа Светланы. В остальном «Дворец для рабов», даже несмотря на Кая и упомянутую им подругу Мару, идёт сам по себе, местами смахивая то на «Сетунь» Анны Калинкиной, то на трилогию «Берилловый город» Марии Стреловой, но если не считать тюрьмы на Марксистской из «Санитаров» Сергея Зайцева, Светлана вновь старается избежать пересечений с чужими героями и сюжетами. С прошлой части пропал всеобщий нейтралитет сталкеров, отчего нестыковок не обнаруживается.

Несколько достоинств, которые делают роман лучше: во-первых, композиция. Ещё по прошлой части я понял, что Светлана умеет хорошо расставить события. И если закрыть глаза на перебор видений, сам сюжет идёт чётко и строго, но в то же время непредсказуемо. Мне кажется, финалом авторесса обыгрывает название всё той же первой части. Второе тоже обыгрывает, но там всё чуть проще.

Во-вторых, меня вновь радуют мысли и маленькие сторонние истории по ходу дела. Тут сыграла свою роль композиция, которая расположила к восприятию дополнительных мотивов. Те же рассуждения о либералах из Полиса не только забавны, но и любопытны. А идея лени и предопределённости воспитания из побочных высказываний расцветают в центральную идею всего «Дворца для рабов».

Есть и в-третьих. В то время как отсылок на другие книги «Вселенной» практически нет, Светлана щедро сдобрила повествование отсылками к классической литературе, будь то Булгаков, Тютчев или Маяковский. Сюда же хочется отнести и попутную информацию о безопасном уровне радиации. Проверять не проверял, но если всё так, то это крайне познавательно для тех, кто увлекается постъядером. То есть «Дворец для рабов» — это не только и не столько приключенческий роман в череде большой серии и не просто приквел со своим сюжетом, а настоящий кладезь цитат из классиков и аллюзий на их произведения.

Роман хорошо написан, читается достаточно быстро, заскучать особо не даёт. В нём хватает полезных фактов, приятных героев и знакомых локаций и позволяет начать знакомство с ним до прочтения более чем сотни других романов серии вообще и «Уробороса» в частности.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Сергей Недоруб «Метро 2035: Затерянный клан»

Dobkachleo, 28 июня 2020 г. 21:34

«Голубой вариант»

Рецензия на «Метро 2035: Затерянный клан» Сергея Недоруба

Слухи о продолжении «Красного варианта» появились практически сразу после того, как он вышел. Но прошёл год, за ним второй, а никакой конкретики не появлялось. И вот неожиданно стало известно, что сиквел под названием «Затерянный клан» всё-таки пишется и выйдет в 2020 году. А это значило настоящее испытание на целостность канона.

«Красный вариант» был сосредоточен на двух линиях Киевского метрополитена, и мы мало что могли узнать [заново] о красной ветке. Финальное откровение потрясло и оставило после себя вопросов не меньше, чем ответов на прежние. Да, теперь мы узнали, почему Святошинско-Броварская линия оказалась отрезана от остальных, и это фантастическое объяснение отлично ложилось на концепт вселенной.

«Затерянный клан» должен был пролить свет на истинную судьбу красной ветки. Так и произошло. Однако автор не идёт самой очевидной тропой, а прокладывает свою, отчего сюжет приобретает приятную непредсказуемость и дополнительную оригинальность. Не забывает Сергей и о дальнейшем развитии тройки основных персонажей. Ион, Эльза и Давид нашли себя, но остаются «белые пятна» в пострадавшей памяти одного из них.

Первая часть во многом была посвящена «неизвестности за стеной». Неполное знание об окружающем мире порождало теории заговора, на что накладывались проблемы нашей тройки с памятью. Теперь же Красный вариант и 68-я страница «Флоры» уходят на второй план, а на первый выходит именно тема памяти, воспоминаний и забвения. Нередко писатели и сценаристы в своих произведениях размышляют о роли впечатлений и переживаний в формировании личности, и Сергей Недоруб тоже не оставляет этот непростой вопрос без внимания.

Если с Эльзой и Давидом всё более-менее ясно, то Ион, которому снова досталось бремя главного героя, вынужден заново себя узнавать. Знания о последних четырёх годах его жизни спорят с возвращёнными воспоминаниями о его прошлом, и хотя учитель решает вернуться к прежней профессии, объединяется с «Птицами», на деле всё оказывается сложнее. Нельзя войти в одну и ту же реку дважды, какие бы навыки и факты не имелись у одного и того же человека. На примере Иона явственно видно, что люди меняются, и от их свежих впечатлений зависит то, какими они себя воспринимают, как себя ведут. Выписанный автором психологический портрет главного героя — одно из бесспорных достоинств «Затерянного клана».

«Птицы» остаются на правах второстепенных персонажей, но даже среди них видны некоторые изменения. Мало того, что их ряды пополнились Ионом, так ещё и роль в событиях трёхмесячной давности (столько разделяет части дилогии) превратило их в настоящих легенд. Популярности не прибавило, но да их устраивает. Единственный отряд сталкеров Креста определяет их командир, Кондор, и его история, идущая тенью в канве сюжетной линии Иона, запала в душу.

Вторая сюжетная линия закономерно отведена двум другим основным персонажам: Эльзе и Давиду. Их память не только вернулась в полном объёме, но и в силу скудности новых впечатлений позволила им чувствовать себя более цельными, чем Ион. В то же время они как раз решают сменить поле деятельности и вообще не отсвечивать на периферийной станции, немало пережившей тремя месяцами ранее. Их приключения начинаются внезапно, и мне сперва казался повод для их ухода предельно странным, пока автор не даёт стройное объяснение случившемуся. И далее мы с интересом следим за тем, как эта пара неожиданно не только для себя, но и для читателей открывает новые тайны подземного Киева.

Этой линии присущи обстоятельность и даже уютность, хотя героям всё время приходится куда-нибудь уходить, порой с боем. Сюжетные передышки перемежаются с активными действиями и сюрпризами, которые преподносит сюжет. Правда, возникает по прочтении двоякое чувство: некоторые сцены читались увлекательно, там сообщалось много нужного, без чего герои не смогли бы продвинуться дальше, но откуда-то взялось ощущение затянутости этих сцен. Странное наваждение…

Есть ещё одна линия, которая на самом деле практически сразу после введения вливается в сюжетную линию Иона. Появляется новая героиня, Альбина. Гостья из забытого прошлого Иона. Эта мудрая, порой импульсивная, но всегда по-хорошему расчётливая женщина переворачивает устоявшуюся картину мира с ног на голову. Благодаря ей мы узнаём правду о красной ветке, но правда ли это, мы так до конца и не узнаём, ведь у нас есть только лишь слова Альбины. Другими словами, есть вероятность, что единый канон — достояние существующей уже более десяти лет межавторской вселенной — никуда не делся, а судьба красной ветки аналогична произошедшему с Новосибирским метрополитеном в игре «Метро: Исход». Но когда читаешь, о каноне почти не думаешь, сосредоточившись на событиях, чья плотность и чьи последствия действительно поражают!

Финал вновь подкидывает мысль, над которой можно поломать голову в отрыве от сюжета. Как ни крути, «Вселенная Метро» — это мир, где успело вырасти целое поколение людей, не знающих чистого неба над головой, но где ещё живы те, кто помнит былую пору. Ион, будучи молодым учителем, родившимся в районе года ядерной войны, вынужден иметь дело с теми, кто родился много позже, для кого прежний мир сохранился преимущественно на картинках, по которым нельзя полностью восстановить знание о времени До. Ион осознаёт, что его уроки не дали детям понимания «доядерной» истории и надо что-то менять.

Я решил развить его переживания и пришёл к выводу, что проблема ещё глубже. Мы приходим в этот мир, ничего не зная о его устройстве. Идут года, мы познаём мир так, как его видим. Школьные учителя, которые могут быть и молодыми, возраста Иона или пусть даже чуть постарше, знали немного иной мир, узнали его немного лучше, и им теперь предстоит донести собственные знания и впечатления до умов подрастающего поколения. Дети будут удивляться, даже не верить сказанному, но это безусловно расширит их кругозор, и они разделят с взрослыми память о мире в целом. Что-то забудется, но что-то переживёт всех ныне живущих. Так и должно продолжаться, я думаю, ибо альтернатива — забвение всего.

Как видим, роман оставил не просто приятные впечатления, а ещё и пищу для размышлений. Мы увидели персонажей в развитии, изведали новые уголки вымышленного мира, задумались над непростыми, зато интересными темами собственной памяти и преемственности поколений. Дилогия, кажется, закончена, и цикл в целом, как и «Затерянный клан» сам по себе, вышел по-настоящему отличным. Рад, что такой чудесный автор, как Сергей Недоруб, в своё время принял участие в проекте «Вселенная Метро».

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Наиль Выборнов «Метро 2033: На пепелищах наших домов»

Dobkachleo, 5 апреля 2020 г. 21:38

«Осколки наших народов»

Рецензия на «Метро 2033: На пепелищах наших домов» Наиля Выборнова

Правильно автор настаивал отказаться в названии романа от приставки «Переход». Формально «На пепелищах наших домов» — вполне себе прямое продолжение дилогии, только с новым главным героем. В то же время многие элементы первых двух романов не находят отражения здесь.

Самая банальная, но в то же время самая заметная черта романа — место действия. Из Набережных Челнов мы уверенным темпом уносимся на неисследованные толком просторы Республики Татарстан. То, что работало в условиях умеренно радиоактивного города, системы жилых подземных переходов и политического плюрализма, постепенно меняется на совсем иные характеристики. Мы получаем не очередной боевик про войну, а роман-путешествие, который почему-то ощущается камерным.

Оба «Перехода» явственно отражают жанровую принадлежность. Там много драк, перестрелок и других атрибутов боевой фантастики. При этом немало внимания уделял автор личным переживаниям и размышлениям главного героя. Более того, окружающие его люди казались по-настоящему живыми, ведь многие из них были списаны с реальных людей, хотя наделены и дополнительными чертами.

Теперь посмотрим на новый роман. Может быть, прототипы у кого-то и есть, тот же Азат имел как минимум визуализатора, но мне вот не хватило какой-то духовной связи с персонажами, вставшими во главу угла. Даже больше того, скажу, что, сделай Наиль главным героем Полковника, возникло бы более крепкое эмоциональное соединение. Для автора «На пепелищах…» не первый роман, а, если не ошибаюсь, седьмой или около того, персонажей он выводить любит, умеет, практикует, но за целый роман я так и не проникся хоть каким-то интересом к новому главному герою.

Всех собак на автора спускать не надо. Азат раскрывается по тексту вполне неплохо. Мы узнаём о его прошлом, семье, навыках и взглядах, следим за его мыслями. Просто он не Нельсон. Вот такая банальная истина. Мародёр остался там, на руинах Челнов, и нужно время, чтобы перестроиться, хотя и о прежнем протагонисте Наиль не забывает. Теперь, конечно, боёв стало меньше, происходят в основном с тварями, что неизбежно, ведь людей в округе почти, как оказалось, не осталось.

На передний план, однако, выходят более сложные наблюдения. Татарстан, да и Башкирия, откуда родом Азат, — особые субъекты Российской Федерации, они сильно отличаются от остальной России и в плане национальности и языка, и в плане культуры. Путешествие через постапокалиптическое Закамье затрагивает «подводные камни» этого многообразия народов, сюжет очень осторожно пытается дать ответы на вопросы, которые вызывают ожесточённые споры по сей день в нашем мире. Как минимум, автор делится аккуратно своими мыслями на этот счёт.

Пока мы говорили о том, что отличает дилогию «Переход. В один конец» от нового романа Наиля Выборнова. Пора всё-таки пройтись и по признакам, их родящих. И начну я с того, что медицинское образование автора чувствуется во всех трёх работах. Многие проблемы со здоровьем, от обычной раны до симптомов лучевой, освещаются именно с профессиональной точки зрения, со знанием дела. Эта черта делает повествование более познавательным.

Главным героем вновь становится личность, не пытающаяся брать на себя бремя лидера, при этом многое всё равно зависит от него. Бывшая профессия Азата, его знание языков и местности, боевые умения и даже привязанность к жене и детям играют важную роль на протяжении всего текста. Из-за этого, правда, немного проигрывают остальные персонажи в плане раскрытия, но Наиль всегда писал романы, события которых близки не какой-то абстрактной группе людей, а вполне конкретному человеку. По крайней мере, сужу по тем, что читал из его творчества сам.

Хотя человеческих сообществ по ходу сюжета встречается всего ничего, да и те не особо выраженные, особенно выделяется Крепость и, как ни странно, остающаяся за кадром Новоуфимская коммунистическая республика, описываемая в романах Дмитрия Манасыпова. Обе представляют собой сообщества-наследников идеологий сравнительно недавнего прошлого, что перекликается с сентябрьскими войнами фракций Набережных Челнов. Нет, Крепость не воюет с НКР, хотя друзьями их тоже трудно назвать. И вообще не всё так просто с системой взглядов башкирских переселенцев. Как раз с ней и связан поиск ответов на сложные вопросы, о чём я упоминал выше. И когда уже прочитан весь роман, стоит оглянуться и задуматься, кто здесь хороший, а кто — нет? На мой же взгляд, правильный ответ у каждого будет свой.

В целом «На пепелищах наших домов» — неплохое произведение, расширяющее границы изведанного постъядерного мира, затрагивает непростые вопросы и подкидывает сюрпризы для самых верных читателей. А главное — теперь можно спать спокойно, зная, что случилось с населением «Домостроителей» после исхода во второй части.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Виктор Точинов «Метро 2035: Защита Ковача»

Dobkachleo, 15 марта 2020 г. 20:45

«Лавирование Лизы»

Рецензия на «Метро 2035: Защита Ковача» Виктора Точинова

На третий год существования «Вселенной Метро 2035», который обещается стать для неё последним, возникла традиция: в начале года выходит книга совершенно нового автора. И если Сергея Недоруба давние читатели проекта ждали аж с 2011 года, то про Владислава Выставного и Виктора Точинова прознали едва ли не в последний момент. Между ними есть кое-что общее: оба отметились в серии, по старой памяти именуемой «с точками»; оба относятся к рангу профессиональных писателей; обоих пригласили в премиум за их заслуги в российской фантастике.

Виктора Точинова величают как русского мастера ужасов. Раньше с его творчеством я знаком не был, подтвердить или опровергнуть тезис не берусь, а потому буду судить по прочитанному. Хоррор — это вполне закономерный жанр для взрослой «Вселенной Метро 2035», и кто, как ни его корифей, мог вольготно здесь развернуться?

Рейтинг 18+ автор, как и обещал, использовал на полную. Дело не ограничивается бранной лексикой, хотя она тут тоже есть. Разнообразные сцены насилия, выписанные с такой убедительностью, что картинка сама собой формируется в воображении, можно назвать главной фишкой «Защиты Ковача». Там хватает крови, жести, боли — в общем, всего того, что можно найти и в хоррорах. Одна проблема: как раз ужасов тут, как таковых, нет. Читателю будет местами действительно жутко, если, конечно, его впечатления ещё не атрофировались из-за обилия других жёстких и жестоких произведений (что литературы, что кино). Жутко, но никак не страшно.

При этом элементов ужасов, помимо собственно сцен насилия, хватает. Например, милая молодая девушка с закосом под маньяка и с необычным набором умений. Или, вот, почти забавная сюжетная мини-линия с девушкой, между ног которой поселился, кхм, дьявол… Кажется, есть фильм ужасов про зубастую матку или что-то в этом роде. Тут, правда, немного иначе, и как раз эта побочная линия выглядит не особо-то и нужной, хотя дополнительно раскрывает и быт деревни Затопье, и странного мутанта…

Основных же сюжетных линий три: с точки зрения Ковача, с точки зрения Лизы и с точки зрения её сестры-близняшки Марьяши. Есть ещё несколько ответвлений, но они столь эпизодичны, что смысла в отдельном упоминании каждой нет. Персонажи в каждой сюжетной линии выписаны достаточно разными, даже второстепенные и третьестепенные действующие лица получают свою толику внимания. Есть там простой, но показательный диалог, когда обращаются к бойцу, а тот отвечает утвердительными вопросами. Мы этого персонажа фактически не наблюдаем, но сразу получаем как минимум одну черту его характера. И это здорово.

Любопытен стиль автора. Текст пестрит забавными уточнениями, оборотами и просто пояснениями, отчего вроде бы серьёзный сюжет получает лёгкую разрядку смехом. Это не чистые шутки, как правило, но улыбку вызывают, а руки чешутся употребить подобные обороты в настоящей рецензии. Тем не менее, некоторые из выражений (типа «пуля бы его убила, если бы он не был Имяреком, но он им был, и она его не убила») всё-таки казались чересчур ироничными.

Интересен и подбор отдельных слов в романе. Авторы часто стараются ввернуть какие-то необычные словечки, чтобы придать аутентичности описываемым местам. При этом не всегда удаётся сохранить целостность атмосферы. Персонажи начинают казаться гостями из глубокой древности, настолько наивными, что не верится, что за двадцать лет прогресс так легко оказался забыт на отдельно взятой территории. Виктор Точинов бережно относится к русскому языку и часто прибегает к живым, ярким словам, которые делают повествование по-настоящему аутентичным, не превращая его в поле для анахронизмов. (Впервые увидел в художественном тексте слово «извод» — встречал и раньше, но только в словарях. И оно здесь на своём месте.)

Удивляло разве что наличие «блатных» понятий в описании деревенского быта, но в послесловии автор всё объясняет. И вообще, это тот случай, когда послесловие — не менее важная часть книги, чем сам роман.

Как и Владислав Выставной, Виктор Точинов помещает действие своего романа подальше от хоженых-перехоженных локаций. Сланцевский район никогда доселе не описывался и вообще далёк и от Петербурга, и от Пскова. Если я правильно понял, Затопье и ещё пара деревень, да и военная часть в городе выдуманы, что не мешает вообразить, что всё пошло бы по тому плану, который мы наблюдали в «Защите Ковача». Жаль, что очередные возрождатели не смогли бескровно ужиться с соседями, но, видимо, люди так устроены, что им проще отвечать агрессией на любые действия незнакомцев.

Удалённость места действия привела и к изоляции самого романа от остальной вселенной. Упоминается какая-то радиостанция Барона, но по расстоянию трудно понять, где источник, а больше к этой теме автор не возвращается. Зато даётся жирный намёк на продолжение, в котором, быть может, появятся более прочные связи с книгами других авторов. Но как это произойдёт, коль скоро «Вселенная Метро 2035» закрывается, пока трудно сказать.

«Защита Ковача» произвела неплохое впечатление, и хотя я не любитель жестоких произведений, среди поклонников «Вселенной» таких довольно много, и им наверняка охота на беглянку (или всё же беглянки на охотников?) и мысленная шахматная партия почти всеведущего особиста придутся по вкусу.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Дмитрий Блинов «Метро 2033: Аркаим»

Dobkachleo, 22 февраля 2020 г. 10:23

«Таганай»

Рецензия на «Метро 2033: Аркаим» Дмитрия Блинова

Долго добирался роман о «самом суровом городе России» до читателя. Он уходил на тщательную доработку, прошёл сито не одного редактора, да и автор пересмотрел текст, улучшил его. Когда фильм уходит на масштабные пересъёмки, почти всегда это значит неминуемый провал, а потом разъярённые фанаты требуют переснять ещё раз, вернуть как было и т.д. Что ж, давайте разбираться.

«Аркаим» написан военным, это мужской роман для мужчин. Для юношей уж точно. Здесь полно оружия, драк, схваток, перестрелок. Как ни странно, вы не найдёте здесь пространные экскурсы в классификацию огнестрела, защитных костюмов, военной техники или лекции о ведении тактики и стратегиях, это всё в большей или меньшей мере встречалось раньше. Наконец перед нами роман не о романтике войны, а об отношениях между военными.

Настольная библия любого военнослужащего — Устав Вооружённых сил. С ним можно не соглашаться, но пока вы отдаёте долг Родине, вам придётся следовать его положениям. Это проявляется как в линии поведения, так и в устной речи героев. Диалоги — неотъемлемая часть практически любого художественного произведения. «Аркаим» не исключение, и здесь мы как раз выкатываемся на перепутье. Уставная речь далека от литературной, а чем дольше ей пользуешься, тем привычнее становится канцелярит.

Но как вытравить сухие обороты где надо и сохранить где нужно, чтобы роман остался достоверным в плане передачи чётких реплик солдат и офицеров? Редакторы и сам автор последние два года искали «золотую» середину, и, памятуя некоторые ранние ознакомительные фрагменты, должен отметить, что проделанная работа прошла успешно и, конечно, стала поистине колоссальной.

Что ещё может предложить «Аркаим» искушённым читателям, особенно тем, кто знаком с большинством книг «Вселенной», где хватает романов и от военных, и от людей, просто когда-то служивших и знающих армию изнутри. Местами роман напоминал «Реактор», хотя роман Валерия Желнова мне нравится всё-таки больше. Местами есть кое-какие сходства со «Спящим Стражем» от Сергея Чехина — и дело вовсе не в присутствии военизированной группы «Страж»! Мистические эпизоды подмигивают «Ниже ада» Андрея Гребенщикова, а «мёртвые» чем-то напоминают Потрошителей из «Обратного отсчёта» Рината Таштабанова. Явных отсылок почти нет, только маленькие кивки в сторону «За горизонт» Андрея Дьякова и опять же «Ниже ада», в остальном же история самостоятельна и происходит… в несуществующем метро.

Помните «Муранчу»? Забейте. Никакого сходства. Ростовское метро, вымышленное настолько, что до сих пор никто не почесался его строить, казалось убедительным, живым и по-своему близким, но всё же лишь плодом воображения. Челябинские станции, может, и не все существуют в реальности, но какие-то действительно построены в конструкциях. Что гораздо любопытнее — Дмитрий Блинов по долгу службы там действительно был! Конечно, посетить подземный объект не даёт сверхспособности знать о нём досконально всё, да и повторю высказанное наблюдение о том, что роман не скатывается в лекцию о чём-либо… Но во всех сценах в метро есть что-то настолько естественное, умноженное на незавершённость грандиозного проекта и общую постъядерную безнадёгу, что веришь написанному не меньше, чем романам о Москве, Киеве или Риме.

Что удивило и что не принял я, так это минимальную заботу о секретности, точнее, таинственности. Военные «Стража», да и республиканцы с анархистами (и даже ещё одна сила) — вообще все от главных героев романа не скрывают практически ничего. Такой доверительности даётся какое-никакое обоснование, но меня оно не убедило. Может, я не так хорошо знаю представителей армии, может, выдающийся оперативник и его девушка и впрямь нуждались в предоставлении всей доступной информации, но ощущение складывается, что автор просто спешил донести до читателя все хитросплетения, которые он придумал, но почему-то решил, что в диалогах (вспоминаем про отредактированную уставную речь) эти сведения подать будет лучше, чем обычным повествованием.

Несмотря на масштабные доработки и приведённые выше странности, роман читать интересно, местами легко, а кое-где есть прямо замечательно поданные сцены. А главное, явственно видно, что Дмитрий Блинов любит свой край и при каждом удобном случае восхищается устами героев суровой красотой уральской природы.

Под конец исправлю сам себя. Прочитал я всё-таки не роман, а лишь его половину. Вторая часть тоже редактируется, и буду надеяться, что она не заставит себя так долго ждать. Не все вопросы закрыты в первом томе, и надо как-то оправдать первую главу, ставшую внезапным прыжком в относительное будущее и закончившуюся первым клиффхангером, какие позже в аналогичных формах случались с героями несколько раз — будто привет из далёких портальных времён, когда авторы, чтобы привлечь внимание к продолжению, обрывали повествование на самом интересном месте. Впрочем, «Аркаим» действительно когда-то очень давно публиковался там, но с тех пор он претерпел разительные перемены. Пожалуй, в лучшую сторону, что вселяет надежду на достойный финал всего романа.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Юрий Мори «Метро 2035: Эмбрион. Слияние»

Dobkachleo, 2 февраля 2020 г. 20:21

«Криобанк. Сияние»

Рецензия на «Метро 2035: Эмбрион. Слияние» Юрия Мори

Стремительно мы подобрались к завершающей части трилогии «Эмбрион» — первой во «Вселенной Метро 2035», между прочим, целиком входящей в премиум-серию! Первая часть вышла каких-то несколько месяцев назад, а вот уже и триквел готов. Такого не было в серии вообще никогда, и сюжет цикла из головы если и выветрился немного, то лишь в связи с чтением других произведений.

Первый же вопрос, который я хочу вынести на повестку дня, так сказать, — это как раз пресловутая скорость написания. Бытует широко распространённое мнение, что если автор не вымучивал книгу или хотя бы трилогию несколько долгих лет, значит, написал он просто-напросто лажу, не стоящую внимания Настоящих Ценителей Литературы. В то же время я слыхал, что издательства требуют от авторов выдавать в год по три-четыре романа, хотя в наше время такое если и наблюдается, то что-то мне подсказывает, что это связано с желанием автора пытаться жить на авторские гонорары…

Кхм, не в ту степь качнулся. Так вот, соотношение скорость/качество. Я не буду отрицать, что есть авторы, которые весьма плодовиты, в то время как качество их творений далеко от идеала. Правда, я не уверен, что много знаю таких. Однако всё это не относится ни в коем разе ни к циклу «Эмбрион» вообще, ни к «Эмбриону. Слияние» в частности. Автор задумал большую обстоятельную историю, разбил сюжет на три тома и последовательно воплотил его в жизнь. Точнее, в бумагу. Он не делал затяжные перерывы даже на время выхода и небольшой рекламной кампании первого романа на базе официальной группы ВК (к выходу второго он уже закончил предмет рецензии), писал, раскрывая с новых сторон персонажей и родной город.

В прошлой рецензии, на «Эмбрион. Поединок», я заметил, что стиль и подача не могут сильно измениться, а сиквел отличается от «Начала» довольно заметно. «Эмбрион. Слияние», как это часто бывает, закольцовывает историю на столице Черноземья, но нам вновь автор преподносит совершенно иной сюжет.

Первая часть рассказывала о герое, который возвращается в родной город из плена, а его посылают на трудное задание враждебно настроенные по отношению к нему люди. Вторая часть выводит героя, отказавшегося от статуса одиночки, за пределы города и бросает его на необычное состязание, попутно сталкивая с последствиями приключения из «Начала».

Третья же часть — это история вроде бы вновь о возвращении героя в родной город, но уже не из плена, а наоборот, в компании друзей и союзников. Здесь есть злая организация, с которой приходится работать герою, но мотивации, действия и даже параллельные сюжетные линии кардинально отличаются от того, о чём мы читали в первом романе. Плюс нет загадочной, но предсказуемой личности — порой выложить карты на стол выгоднее, чем греть зазря в рукаве козыри. Если вычесть некоторые весьма любопытные предыстории, как раз дающие ответы на все возникшие за все три (!) части вопросы, сюжет ведут друзья, союзники и, конечно, жена Ката. Автор как бы тихо говорит нам: одиночка больше не один, и те, кто его окружает, значат не меньше его самого.

На самом деле я немного слукавил. Между всеми тремя частями есть кое-что общее в плане сюжета. Кат всё время принуждают работать, воевать, действовать в интересах людей, которые ему в лучшем случае побоку, в худшем — враждебны. Чтобы не спойлерить, не буду уточнять, о ком идёт речь, но в этот раз его участие — один из самых сложных узлов, что завязал автор на протяжении всей сюжетной линии. И вновь мы возвращаемся к мысли, высказанной в предыдущем абзаце.

По мере чтения ловил себя на том, что выискиваю разного рода ассоциации с другими произведениями. Отсылок-то к другим книгам здесь в явном виде нет, если не считать профессора Веденеева — однофамильца честолюбивого начальника безопасности Конфедерации Печатников, добившегося на какое-то время своих целей, из романов Виктора Лебедева, который как раз первым и затронул в своё время Воронеж. А может, и родственника? Кто знает.

Почему-то лаборатория ВСЛБЭ и кое-какие сюжетные ходы у меня почему-то вызывали стойкую ассоциацию с организацией П.О.Р.О.К. из «Бегущего в лабиринте», но эту франшизу я знаю только по фильмам. А общая тональность напомнила «За горизонт», «Крым-2» и «Муос. Падение». Вряд ли схожести намеренные, но совпадения пришлись по душе всё равно. А вот упоминание люденов и другие кивки в сторону творчества братьев Стругацких уже явные и очевидные, что отдельно порадовало.

Подводя итог прочитанному — не только роману, но и всей трилогии, — отмечу её целостность, сбалансированность, увлекательность. Чтение доставило удовольствие, и к третьей части прогресс автора, несмотря на столь малый промежуток времени, налицо. «Эмбрион» вырос в смелый, яркий и полноценно завершённый цикл. На этом Юрий Мори временно оставляет «Вселенную», но уверен, литературные успехи у него продолжатся, ведь недаром много лет назад Дмитрий Глуховский назвал свой проект «трамплином в мечту», кузницей новых талантов.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Шимун Врочек «Метро 2035: Питер. Битва близнецов»

Dobkachleo, 23 декабря 2019 г. 00:17

«Ангел или демон»

Рецензия на «Метро 2035: Питер. Битва близнецов» Шимуна Врочека

Хотя для большинства читателей между датами выхода второго и третьего тома прошло неполных два года, я ждал следующей главы истории Веганской войны раза в два больше. Как ни крути, многие подробности забылись, и ощущение такое, будто вовсе не читал вторую часть, возникло. Бы.

Вот это «бы» — моё спасение и ловушка автора. Ибо не стоит ждать, что «Питер. Битва близнецов» сразу продолжит «Питер. Война». Сначала, если не брать в расчёт интерлюдии, мы отправляемся на десять лет назад, в 2023 год. Наш старый добрый Убер ещё молод и полон сил, но он всё такой же наглый и болтливый. Примерно две трети, а то и три четверти романа сосредоточены в окрестностях станции Обводный канал, за десять лет до Веганской войны ещё благополучно заселённой. Благополучной ли?

Именно что «ли». Убер приходит на станцию не с какой-то определённой целью, так просто совпало. Эта история кажется не имеющей никакого отношения к событиям 2033 года, но для более полного раскрытия персонажа она гораздо важнее очередного этапа вымышленных военных действий.

При чтении может возникнуть вопрос: так, секундочку, где война, где важнейшее событие, какое только организовывали совместными усилиями столько авторов в течение стольких лет?! Но если и возникает, то уже когда роман почти или целиком прочитан, ведь Шимун Врочек отличается своим неповторимым ярким стилем, который подкупает настолько, что всё вокруг становится менее важным, в центре внимания — сама история.

Важную заслугу в приковывании внимания сыграли и герои. Особенно, конечно, сам Убер, ещё свежий, уверенный в себе и ещё не считающий дни до развала организма. Я же хочу выделить заодно и Мику с Нэнни. Насколько я помню, эти персонажи появились ещё на стадии ранних наработок, причём, вроде бы, «Питера-2», и вот, наконец, они получили своё «экранное» время. Их линия действительно любопытна, и то ли благодаря наивной убеждённости странной маленькой девочки, то ли благодаря скептическим сетованиям пожилой няни, но следить за ними — сплошное любопытство. Что ещё они сделают?

Взаимодействие Мики и Нэнни с Убером просто потрясающее, через их разговоры красный скинхед предстаёт с разных сторон, как бриллиант блистает гранями, когда смотришь его на свет. Есть, конечно, и третья грань, но её мы видим почти всё остальное время. Всё-таки взаимоотношение с девочкой и её няней выделяется на общем фоне особенно явственно.

Когда же финал первой части романа подходит к концу, а мы перебираемся через вторую интерлюдию, начинается самое интересное. Идёт Великое Перемирие, но и война продолжается. Никто же всерьёз не верил, что веганцы так просто забьют на Большое метро, куда пошли экспансией? Вот и военные не верят, а потому где-то там, в районе Достоевской и Маяковской, то и дело стреляют и взрывают. Но, как и в прошлой части, война остаётся где-то за кадром, а самое любопытное творится на периферии.

Спустя десять лет Уберу вновь предстоит отправиться на станцию, название которой начинается на «Об». Только на этот раз — на Обухово, глубокий тыл Империи Веган. Он в огне восстания. Готовится настоящая диверсионная операция, но силами не совсем уж регулярными. Если не сказать «вообще не». Готовится с умом и толком. Шимун Врочек не бросает героев сразу в бой, даёт сперва притереться друг к другу, а также читателям к ним. Вы не встретите здесь почти никого из героев предыдущего романа, зато роль одного из оставшихся расширилась. Убер растерял свою компанию, но получает целый отряд, а вместе с ним — задание.

Увы, всё кончается, как это всегда бывает, на самом интересном месте. Причём на конец текста автор припрятал бомбу. Подводя итог, могу назвать «Битву близнецов» этакой разминкой перед новыми боями. Перемирием, если угодно. Но кто сказал, что если оружие сложено, фейерверка не будет? Роман написан круто, Убер блистает, и хочется верить, что новую часть его приключений мы прочитаем как можно раньше.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Виталий Соколов «Голод»

Dobkachleo, 15 декабря 2019 г. 12:38

«Хрум»

Мини-рецензия на «Голод» Виталия Соколова

Вот мы и добрались до последнего рассказа антологии «Они не те, кем кажутся». Ещё один новичок вошёл в наши ряды и сразу же покусился на одну из тем, которые доселе если и затрагивались, то достаточно осторожно и с кучей оговорок. Вот что называется свежий взгляд на вещи!

На самом деле конкурсная версия отличалась тем, что в ней главные герои были… так, на этом самом месте начинаются спойлеры. Так вот, были они вампирами. Прям вот всамделишными. В принципе, такими они остались и в окончательной версии, но всё же их мутантское происхождение подчёркнуто.

Так или иначе, сама попытка хоть и была признана устранимым неканоном, нашла своих поклонников, в том числе нас с соавтором — в первом туре мы отдали одно из мест ТОП-6 «Голоду», хотя во втором узнали о существовании ещё более крутых работ, и некоторые тоже вошли в эту антологию.

Подводя итог всему сборнику, хочу отметить, что Алекс де Клемешье показал себя отличным редактором-составителем, и хотя по количеству произведений «Они не те, кем кажутся» уступают любой другой антологии проекта, новый сборник «Вселенной» наглядно показывает, что главное в любом литературном произведении — не количество, а качество!

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Анна Калинкина «Хозяин»

Dobkachleo, 15 декабря 2019 г. 12:37

«Крастер»

Мини-рецензия на «Хозяина» Анны Калинкиной

А вот рассказ, авторство которого я вычислил ещё на конкурсе! Вполне допускаю, что мне помогла «Сетунь», которую я прочитал примерно в то время, так или иначе, стиль Анны Калинкиной для меня уже достаточно узнаваем, что говорит сразу о двух вещах: во-первых, Анна уже давно и прочно сформировала свой стиль, что не всем удаётся, во-вторых же, явственнее становятся видны проблемы, о которых ей интереснее писать.

Действие рассказа происходит неподалёку от Автозаводской, где сформировалась упрощённая версия замка Крастера. Спасибо хоть Иным Хозяин сыновей не отдаёт, а дочерей не… хотя кто знает. Место Белых ходоков занял монстр попроще, Зверь, и с ним связан любопытный поворот сюжета.

При чтении меня не оставляло ощущение, что я читаю рассказ для конкурса «Сказки апокалипсиса», так как многие инверсии и сам тон повествования настраивали именно на сказку. Да и сам сюжет чем-то сродни «Красавице и чудовищу», только тут всё сложнее и мрачнее.

Смущало немного, что другой Зверь, оказавшийся Тварью (т.е. самкой), появлялся в самой первой книге Анны, а «Хозяин» встречалось в названии другого её произведения, романа «Хозяин Яузы». Однако эти ассоциации на основе тёзок не ведут никуда, но мне такие совпадения всегда было интересно отмечать.

Показанная история полна и любви, и страха, и финал далеко не такой светлый, как в предыдущей повести. Лишний раз подтверждается тезис, что мрак без света кажется не таким тёмным, и после «Что за Проспектом Мира?» рассказ Анны ощущается как удар под дых. Мир «Метро» — недобрая вселенная, и «Хозяин» это замечательно подтвердил.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Ольга Швецова «Что за Проспектом Мира?»

Dobkachleo, 15 декабря 2019 г. 12:37

«Большое метро»

Мини-рецензия на «Что за Проспектом Мира?» Ольги Швецовой

Вторая повесть антологии, как и первая, написана в далёком 2011 году, причём была начата аж в конце 2010 года. Как и в случае с «Играми разума», «Что за Проспектом Мира?» прошло проверку временем и, несмотря на все нововведения, осталось столь же верным канону, как и в ту далёкую пору.

Первое, на что я хотел бы обратить внимание, — это места действий. Главный герой с Рижской, барыжит книжками на Проспекте Мира, затем отправляется в «кругосветное» путешествие с Ганзы на Красную Линию, в Четвёртый Рейх и в Полис. Если не считать упоминаний, родные края Ёршика фигурировали разве что у Вячеслава Бакулина в рассказе «Короче, все умерли», который можно считать приквелом «Метро 2033». То есть мы получили ненавязчивую экскурсию по всем основным и ключевым для мифологии (даже не просто вселенной!) мира группировкам.

Позабавили в хорошем смысле некоторые обороты и выражения. «Интернационал ходячий» в адрес главного героя — блестящая находка! Хотя авторесса считает повесть набором ситуаций, всё-таки сюжетное единство ощущается. Ёршик мечтал узнать больше о Большом метро, повидать его, и ему предоставляется такая возможность.

Повесть удивительно добрая, неимоверно добрая, этакая сказка, которую любители сурового постапа тут же воспримут в штыки, остальные же читатели оценят по достоинству. (Ой, кажется, я бросил камень не в тот огород! Ребят, я не со зла. Наверное.) Такие произведения, посланники Света, необходимы, чтобы на их фоне более мрачные интерпретации мира «Метро» казались ещё мрачнее. И даже здесь находится место тем, кто кажется не тем, за кого себя выдаёт, что укрепляет положение повести в сборнике.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Виктор Лебедев «Котлованы»

Dobkachleo, 15 декабря 2019 г. 12:37

«Цапля»

Мини-рецензия на «Котлованы» Виктора Лебедева

Хотя «Котлованы» описывают окрестности Цимлянска, ранее появлявшегося в «Черноморье» и упоминавшегося в «Летящем вдаль», никакого отношения к циклу «Дух свободы» они не имеют. По крайней мере, официально.

На первый взгляд это довольно простая история о пожилом рыболове, который внезапно получает спутника. Насколько я помню, рассказ участвовал в конкурсе «О чём молчат сталкеры?», и «уши» того конкурса явственно торчат из сюжета. Однако воды утекло изрядно с тех пор, как я сталкивался с текстом «Котлованов», и весь сюжет благополучно выветрился из головы. Оттого, глядя на потрясающе точное название антологии и учитывая происхождение рассказа, я ожидал подляны от одного героя, а вот автор удивил.

Народную любовь к творчеству Виктора Лебедева я не до конца разделяю, хотя и признаю, что писать он умеет качественно. Благодаря своему невеликому объёму сюжет не имеет ничего откровенно лишнего и смотрится сбалансированно. Наверное, этим и подкупает.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Ольга Швецова, Игорь Владимирович Осипов «Небеса обетованные»

Dobkachleo, 15 декабря 2019 г. 12:37

«Закрытый космос»

Мини-рецензия на «Небеса обетованные» Ольги Швецовой, Игоря Осипова

Хотя рассказ этот я читал давным-давно, сейчас он оказался как нельзя вовремя. Так уж сложилось, что к постапу во всех его ипостасях я остыл уже давно, и лишь «Вселенная Метро 2033» поддерживает во мне интерес к этому жанру. Больше меня сейчас увлекает космос. А вопрос о судьбе космонавтов после ядерной войны обсуждался ещё на старом, ныне мёртвом портале.

Космос впервые затрагивается в «Слепцах» Дмитрия Ермакова, но конкретики мы не ведали. Как там МКС, как там застрявшие в космосе? Ладно спутники, некоторые могут даже уцелеть за два десятка лет, как выясняется у Туллио Аволедо и Никиты Аверина. И вот Ольга Швецова с Игорем Осиповым берутся ответить на этот вопрос.

Как ни странно, долгое время «Небеса обетованные» притворяются «Концом Дороги» с примесью религиозной тематики. Но не смейте обмануться, здесь всё не то, чем кажется! Обычный паренёк благополучно покрывает расстояние в добрый десяток километров, монахи как монахи, но не читают герою длинных проповедей (лишь раз брат Иоанн отчасти пошутил про то, что ложь — это грех), и скит на поверку оказывается тем, чем многие века назад задумывался (помимо служения Господу).

Летопись написана пусть и чересчур художественно для дневника космонавта, зато аккуратно закладывает мысль обратить очи горе, и не столько в поисках Бога, сколько в стремлении вернуть утраченные во вселенной «Метро» и злостно утрачиваемые в реальном мире рубежи научной мысли. Такой рассказ мог бы побороться за высокое место на конкурсе космической фантастики с прицелом воскресить интерес к далёким мирам, попыткам их достижения и колонизации. Но и в родной «стихии» работает вполне себе неплохо, меня равнодушным уж точно не оставил.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Юрий Мори «Командирские»

Dobkachleo, 15 декабря 2019 г. 12:37

«Стрелки»

Мини-рецензия на «Командирские» Юрия Мори

Юрий Мори показал себя настоящим стахановцем этого года, успев написать три романа и несколько рассказов, в том числе один по миру «Метро». Признаюсь честно, я не смог узнать его стиль на конкурсе, но, оглядываясь назад, мне кажется, я мог догадаться, если бы читал больше других его произведений. Впрочем, это дело наживное.

Сам рассказ, после редактирования обосновавшийся в Самаре, показал не совсем приглядную сторону Безымянки, а именно рабство. Раб занимает важное место в сюжете, но, несмотря на показную отрешённость, рабом не кажется. Списать бы это на недавнюю «поимку», да чувствовал я с самого начала, что не всё так просто. А с официальным названием сборника читатель наверняка будет подозревать если не всех, то почти каждого — от главного героя до последнего мутанта.

Роль «командирских» в рассказе раскрыта аккуратно, как и полагается вещам-символам. Есть в тексте и другие символы, все — из пожитков давно умершего отца Черта. Через них доносится смысл сюжета. Всё в мире имеет ценность, но не каждая ценная вещь стоит того, чтобы её брать. По крайней мере, так его увидел я.

«Командирские» разительно отличаются от трилогии «Эмбрион», и стиль, как мне показалось, немного иной. Он по-прежнему обстоятельный, убедительный, качественный, однако в то же время как будто бы осторожный. Я помню, Юрий однажды заявил, что не смог бы написать о Москве или Петербурге, их метро, и попытка забраться в тоннели для него была несколько непривычной (тоннель между Базой-1 и Базой-2 в «Эмбрионе. Начало» не считается!). Тем не менее, попытка оказалась успешной, потому как рассказ вышел достойным.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Игорь Соловьев «Марсельеза»

Dobkachleo, 15 декабря 2019 г. 12:36

«Интернационал»

Мини-рецензия на «Марсельезу» Игоря Соловьёва

Один из лучших рассказов с конкурса «Тайны тёмных туннелей» изначально повествовал о… Марселе. Французский колорит автор подал достаточно условно, хотя на атмосферу всё работало как надо. Вполне закономерно редактор попросил перенести место действия куда-нибудь поближе к родным краям, и Москва потеснила французский город. Внесённые правки сгладили изменения, и получилось даже краше прежнего!

Любопытно отметить, что много лет назад Сергей Кузнецов, автор замечательного романа «Мраморный рай», собирался написать его продолжение, где застолбил малое ответвление Филёвской линии со смежным Деловым центром. Дело так и не сдвинулось с мёртвой точки, но выдуманное им содружество «Европа», где важные роли играли иностранцы, продолжило жить своей жизнью.

Сначала вышел роман «Перекрёстки судьбы» Павла Макарова, где наконец-то появилась Выставочная. Правда, несмотря на мимолётное упоминание долгожданного сообщества, описана община была слишком уж русской. Я с небольшим разочарованием списал это на проблемы ограниченной репрезентации и продолжил ждать более чёткой интерпретации «Европы».

И вот Игорь Соловьёв, у которого тоже есть роман с названием «Перекрёстки судьбы» (это знак!), переместил реалии своего рассказа на Международную. Новая версия вполне может подводить к состоянию общины в вышеупомянутом романе-буриме, при этом остаётся самостоятельным произведением с живыми героями и довольно знакомой проблемой (не)намеренной изоляции.

То, как вплетена «Марсельеза» в сюжетную линию, удивительно соотносится с ней же. Когда я дочитывал (третий заход получился), финал неизменно вызывал прилив воодушевления, словно я один из тех французов на станции, который слышит игру Пьера и выходит из палатки на звук музыки. Игорь Соловьёв оказался не только талантливым художником, но и не менее одарённым автором. Одним словом, браво!

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Алексей Головенков «Мозгоправ»

Dobkachleo, 15 декабря 2019 г. 12:36

«Дракон»

Мини-рецензия на «Мозгоправа» Алексея Головенкова

После небольшого путешествия в Северную и Южную столицы России мы возвращаемся в старую недобрую Москву. Сам автор из Санкт-Петербурга, но почему-то всё же избрал хоженые-перехоженные тоннели старейшей на постсоветском пространстве подземки. Понять, о какой станции речь идёт на самом деле, у меня так и не вышло, хотя в тексте упоминается Рижская.

Рассказ отличает от других использование одного из давних приколов современной русской литературы — вечно убиваемого Юрия Семецкого. На сей раз предложена весьма оригинальная версия его судьбы, и на фоне остальных… э-э-э… пяти?.. Юриев Семецких, что уже нашли себе место в мире Метро, он не затеряется.

Концепция монстра в тоннеле подана так, что рассказ можно отнести, несмотря на отсутствие шуточек, к плутовской фантастике. А линия с противостоянием Виктора и Юрия чем-то напомнила мне «Каждому своё» Сергея Тармашева (что иронично, в конце «Мозгоправа» эта универсальная фраза повторяется дважды). Короче говоря, находок ещё один новичок в рамках «Вселенной» (а, по-моему, и в печатной фантастике вообще) внёс в повествование много и закрепил неплохим языком. Старт дан, желаю автору удачи!

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Валентин Гусаченко «Поводок»

Dobkachleo, 15 декабря 2019 г. 12:36

«Крысёнок»

Мини-рецензия на «Поводок» Валентина Гусаченко

Валентин Гусаченко не один год пытался попасть в сборник рассказов. Пару лет назад ему почти удалось, его рассказ вполне мог войти в состав «О чём молчат выжившие», но не срослось. Теперь же фортуна улыбнулась ему честно, и «Поводок» о родном городе автора вошёл в состав уже шестой антологии проекта.

Последний раз Ростов-на-Дону и его метро появлялись в романе «Из глубин» Руслана Мельникова. Это появление, правда, никто не считает, потому что представляет собой не попутное место действия, а часть чужих воспоминаний. Именно Руслан в 2011 году сделал каноном Ростовский метрополитен — ход, недоступный с тех пор более никому, если не считать дополнительных станций в Самаре, Екатеринбурге, Варшаве…

Почему-то никогда не приходило в голову, что о Ростове могут написать что-то ещё, совсем другое, не о муранче. Оказалось, можно. Причём Валентин учитывает реалии «Муранчи» — мутантов, метро. «Чёрные пилоты», например, играют большую роль в «Поводке». Ещё когда читал рассказ впервые на конкурсе, он меня восхитил: яркими, явно с любовью выведенными описаниями родного города автора, самой концепцией сюжета, безымянной героиней-учительницей.

Чтение отредактированного варианта доставило аналогичное удовольствие. Доволен, что приглянувшийся мне ещё тогда рассказ нашёл своё место среди прочих достойных.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Александр Лепёхин «Скобари»

Dobkachleo, 15 декабря 2019 г. 12:36

«Гости»

Мини-рецензия на «Скобарей» Александра Лепёхина

Несмотря на то, что сборник рассказов открывает давняя повесть, его, как и все предыдущие, предварял конкурс рассказов. Темой его стали «Тайны тёмных туннелей», что сильно перекликается с темой четвёртого конкурса «О чём молчат сталкеры?». Разница лишь в том, что на сей раз тайны не столько хранят, сколько раскрывают. И не столько свои личные, сколько окружающего мира.

Одним из лучших рассказов были признаны «Скобари» совершенно нового для «Вселенной» автора, Александра Лепёхина. Судя по некоторым мелким отсылкам, читал он «Питер» Шимуна Врочека, и на том, полагаю, и остановился, ведь условия, наложенные «Свидетелем» Ирины Барановой и Константина Бенева, были учтены лишь на этапе редактирования.

Как один из участников, причём из не самых удачливых, я читал этот и другие рассказы по теме ещё во время конкурса. А после, уже в ипостаси картографа, давал уточнения через редактора, как лучше согласовать произведение с имеющимися книгами. Теперь, наконец, смог оценить получившийся результат.

Изменений особых не случилось, а те, что были внесены, достаточны, чтобы перестать негодовать о жилой Лесной и искажённой картине внешнего мира. Главное, что задумка автора не пострадала. История отрезанной от всего метро станции посреди ветки, которую неожиданно для изолированной общины разбавляют нежданные гости, сама по себе любопытна. Язык красочный, обстоятельный, он подкупает, так что текст шёл как по маслу.

Финальный поворот на втором заходе, конечно, уже не так удивил, но те, кто будет читать «Скобарей» в первый раз, наверняка приподнимут брови от удивления. Необычный мир рисует Александр, при этом не делая его фантасмагоричным. Всё же реалистичного в рассказе больше, чем фантастических допущений. Автор потрудился на славу.

И вот ещё что: когда я узнал название антологии, я отнёсся к нему скептически. Но теперь я склонен согласиться. Троица гостей, ровно как и герои предшествующей повести, действительно не совсем те, кем кажутся. Да и само расположение произведений вышло гармоничным, в чём, конечно, заслуга редактора-составителя.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Кира Иларионова «Игры разума»

Dobkachleo, 15 декабря 2019 г. 12:35

«Коробочки сознания»

Мини-рецензия на «Игры разума» Киры Иларионовой

Вот так нежданно-негаданно подкрался новый сборник рассказов. Он разительно отличается от всех предыдущих, и первое, что бросается в глаза, — количество произведений. Всего одиннадцать! Даже польские антологии больше. Но лишь по этому критерию. Загадки тут никакой нет — в «Они не те, кем кажутся» девять рассказов и две повести, одна из которых и открывает антологию.

Вдвойне непривычно вновь видеть на бумаге произведение Киры Иларионовой, от которой мы так и не дождались ни развития цикла «Проект „Целестис“», ни совместного с её мужем романа «В погоне за ветром». Обольщаться не стоит — бронзовая лауреатка 2015 года не взяла неожиданно впервые за долгое время шашек в руки, а предложила повесть 2011 года, участвовавшую в портальном конкурсе «Осень-Зима 2013».

Несмотря на столь большой разрыв во времени, «Игры разума» читаются свежо и по сей день. Это знакомое нам Московское метро, где постоянно что-то происходит. Явных отсылок ни на старые, ни на новые работы я не заметил, да, собственно, оно и ни к чему, история более чем самостоятельна и самобытна в заданных рамках. Может быть, потому и не кажется повесть гласом из прошлого.

На протяжении всего произведения меня не оставляло ощущение, что я читаю вольную адаптацию 2 сезона сериала «Шерлок» (именно этого сезона и именно сериала — Артур Конан Дойл не заморачивался хитровывертами сюжета), истории доктора Джекила и мистера Хайда, даже цикл «Детектив Элайдж Бейли и робот Дэниел Оливо» Айзека Азимова вспомнился. Фактически перед нами и есть детектив, но необычный, почти мистический (а может, буквально мистический), обманывающий читателя раз за разом.

Главный герой раскрывается постепенно, причём как в плане характера, окружения и собственного прошлого, так и в плане внешних и обыденных атрибутов, таких как имя, фамилия, звание, должность, место жительства. К концу повести мы знаем о герое и его деле всё, что нам необходимо, и даже тут авторесса преподносит сюрприз.

Предположения, опрос свидетелей, поиск подозреваемых, параллельная линия с Широ и сам финал — всё выстроено без сучка без задоринки и не даёт заскучать. Отличное начало сборника рассказов, первого для Алекса де Клемешье в рамках «Вселенной».

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Павел Майка «Мир миров»

Dobkachleo, 5 декабря 2019 г. 18:03

«Богиня богов»

Рецензия на «Мир миров» Павла Майки

Если бы автор не принял участие в проекте «Вселенная Метро 2033», велика была бы вероятность, что я не только не заинтересовался бы этим романом, но даже мог им не заинтересоваться. Однако звёзды сложились так, что в 2014 году Павел Майка почти одновременно дебютировал с романом «Мир миров» и опубликовался с романом «Район обетованный» во «Вселенной». Ну, а я стал ждать оба романа на русском языке, благо оба обещали перевести, что и произошло в один и тот же год. Пять лет спустя.

Русское название романа меня немного смущает. Кажется, будто речь идёт о самой важной вселенной из великого множества, но нет, всё чуть сложнее: название склеено из романов со схожими в русском языке названий «Война и мир» нашего великого русского писателя Льва Николаевича Толстого и «Война миров» не менее великого английского писателя Герберта Джорджа Уэллса. Думается мне, что переводчицам стоило настоять на более дореволюционной версии написания названия, то бишь «Мир міров», что избавило бы от неверных смыслов.

Сохранение отсылки к обоим названиям существенно, так как роман можно смело считать вольным переосмыслением и продолжением «Войны миров», а на страницах книги можно встретить таких персонажей «Войны и мира», как граф Ростов и князь Кутузов. Иронично, что совсем недавно мне довелось посмотреть британский мини-сериал «Война миров». Он мне не шибко понравился. Пытаясь учесть современную тематическую повестку, его создатели (на секундочку, сценаристом значится автор ужасно спорной серии «Убить Луну» и более бойкой двухсерийки о зайгонах из сериала «Доктор Кто») довольно вольно обошлись с первоисточником. Вроде бы эпоха нужная, методы схожие, но что-то не то вышло в итоге. Осовремененная адаптация с Томом Крузом всё ещё лучше, да.

Так вот, «Мир миров» тоже особо не церемонится с первоисточником. Более того, фактически от романа Уэллса только сама концепция нападения марсиан на Землю и их проигрыш. Но воспользовались они некими мифобомбами, оживили нечистую силу, а проиграли не из-за местных бактерий, а потому что не учли монотеистические религии. Спустя полвека с гаком марсиане живут и здравствуют, став частью нового земного сообщества. Более того, марсиане — весьма условное название, этакий местечковый эвфемизм для слова «инопланетяне». Потому как марсиане в большинстве своём прибыли откуда угодно, кроме Красной планеты.

Поскольку напали «марсиане» на Землю посреди Первой мировой войны (хотя здесь её справедливо называть Великой войной, но об этом чуть дальше скажу), роман заодно замахнулся на такой жанр, как альтернативная история. И есть в этом что-то ото «Льда» Яцека Дукая. Вроде бы авторы даже знакомы и над чем-то вместе работали, так что могу предположить, что сходство не такое уж случайное. Но если Яцек сохранил Российскую империю и часть Польши в её пределах, а потом герои нашли способ «починить» мир, то Павел Майка рисует картину, кажущуюся более похожей на мир прошлого века. Но это лишь на первый взгляд, если совсем не присматриваться.

Второй мировой войны, судя по всему, не было вовсе, поэтому экспорт коммунизма не состоялся. Аналог СССР называется Вечной Революцией и вобрал в себя наихудшие черты красного террора, бурлившего как раз в годы Великой Войны. Беларусь поглощена Вековечной Пущей, Украина превратилась в Дикие Поля, на которых укрылись хорошие русские (если так разобраться, то даже революционно настроенные злодеи — поляки, что даже забавно), а Польша стала, с одной стороны, Речью Посполитой, а с другой, — королевством в составе некой Республики Наций. Есть ещё Великая Тайга, но как она соотносится с Вечной Революцией, я, если честно, не до конца понял. Что там с Африкой, дальней Азией и Америкой, непонятно вовсе.

Из-за возникновения разномастных духов и иже с ними известная часть мира то ли застряла на уровне 1920-х годов, то ли ушла ещё глубже в прошлое. Космос никто не осваивает, для «марсиан» он вообще потерян (видать, толковых инженеров не завезли). А ведь основное действие происходит в 1972 году, то есть спустя 15 лет после начала космической эры, запущенной Советским Союзом в реальном мире. Если не ошибаюсь, продолжение «Мира миров» называется «Войны просторов» и разворачивается через пару веков в космосе, так что за людей можно быть, наверное, спокойным, хотя с прогрессом мифические существа и пришельцы им насолили.

На фоне этого причудливого мира и разворачивается история мстителя Мирослава Кутшебы. У него в союзниках множество необычных созданий, а сам он нанимается на службу к «марсианину» Новаковскому, якобы для поиска каких-то сокровищ. Подан этот союз несколько невнятно, потому что основную часть романа персонажи только и делают, что куда-то тащатся, кого-то ищут и с кем-то сражаются. Флэшбеки построены по той же схеме, с той лишь разницей, что там мотивы Мирека обозначены более явственно.

Сами герои выписаны достойно, они выглядят живыми и разными, а немного пространный, но хорошо переданный переводчицами язык располагает к дальнейшему чтению. Если бы не слабоватый, на мой взгляд, сюжет, который при желании можно было уложить в половину нынешнего объёма и в четверть пройденной территории, я мог бы назвать роман прекрасным образчиком польского, славянского фэнтези. А так, увы, при достоинствах описаний и концепции, «Мир миров» получился всего лишь средним. Но вспомним, что это был дебют автора, вспомним, что позже им написанный «Район обетованный» я считаю лучшей книгой «Вселенной» за этот год, и понадеемся, что дальше автор набрался опыта и набил руку.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Игорь Вардунас «Метро 2033: Слепая тропа»

Dobkachleo, 17 ноября 2019 г. 19:37

«Чужой дом»

Рецензия на «Метро 2033: Слепая тропа» Игоря Вардунаса

Давайте поговорим о магических числах. Одно из самых распространённых — три. Оно кажется устойчивым, к нему часто обращаются в священных текстах, магических ритуалах, суевериях и традициях. Геометрия тоже на стороне тройки: по трём точкам можно однозначно задать плоскость, поэтому стул на трёх ножках окажется устойчивее, чем на четырёх, у которого одна короче остальных.

В литературе три тоже имеет своё отражение — я имею в виду популярность таких циклов, как трилогии. Автор, написавший трёхкнижие, может собой гордиться: он рассказал определённую историю в трёх томах и может штурмовать новые вершины. Вот только не всегда история умещается в три части, герои начинают жить своей жизнью и требовать к себе больше внимания. Да и читатели, если трилогия снискала популярность, желают вновь окунуться в тот же мир, хотя сколь часто оказывается, что продолжение получается хуже оригиналов, а новый финал перечёркивает достижения предыдущего. После четвёртой и последующих частей мир никогда не будет прежним, а самому автору надо раз за разом учитывать всё больше им же введённых реалий и подчёркивать новые и интересные факты, чтобы не потерять интерес своей аудитории.

О «четвёртых частях трилогий» во «Вселенной Метро» говорят не первый год. Я сейчас не беру в расчёт вторые трилогии Сергея Антонова, Анны Калинкиной и Андрея Буторина (у последнего они и вовсе не имеют каких бы то ни было значительных связей), а также второй цикл Дмитрия Манасыпова и соавторские проекты Ольги Швецовой. Речь именно о расширении цикла с «устойчивым» числом и уже ясным финалом. Тут я, впрочем, немного лукавлю. Не всегда авторы «закрывают» третьим романом задуманную историю, оставляют место для новых идей. Кажется, первым заговорил о возможном продолжении Андрей Дьяков, любимец метро-публики и автор трилогии «Тени Пост-Петербурга». К сожалению или счастью, он до сих пор не взялся за написание романа «Домой», и цикл новым романом не дополнил. Дальше был Денис Шабалов, и вот он как раз довёл дело до печатного конца. С одной лишь оговоркой: «Без права на ошибку» он издал сам, без посредничества официальных издательств. Позже Туллио Аволедо заговорил о возможном спин-оффе о Патриархе Марко, но можно ли его будет расценивать именно как четвёртую часть и будет ли она вообще, время покажет.

Наконец мы приходим к предмету обсуждения. Как все уже поняли, Игорь Вардунас всё-таки решился на полновесное продолжение о своих героях в рамках классической «Вселенной Метро 2033». Мы узнаём, как обосновывается на новом месте, на чужой земле, между прочим, русская община, как относятся к этому знакомые и незнакомые местные жители и какие опасности подстерегают людей на архипелаге. Возникает закономерный вопрос: нужно ли было нам всё это узнавать? Что ж, с одной стороны, да, мы избавились от приторно-сказочной неопределённости в конце экс-трилогии, с другой же стороны, мы могли ограничиться тем оптимистичным финалом и надеяться, что больше никто этих многострадальных путешественников не потревожит.

Часто авторы отказываются плодить сиквелы, а читатели, в противном случае, отказываются читать написанные продолжения, утверждая, мол, дальше надо додумывать самим читающим, что там с героями будет. Однако, если закрыть глаза на пару персонажей, чья история подошла в «Слепой тропе» к концу, фантазировать о судьбе героев можно и дальше, просто теперь не на весь 2034 год, а на его половину и далее, далее, далее.

Вместе с тем роман всё равно стоит особняком от остальной трилогии. Да, между выходом первой и второй частей прошло около пяти лет, а между третьей и четвёртой — порядка трёх, стиль написания и характер изложения изменились кардинально. Во многом иные характеристики обязаны самому месту действия: раньше мы вместе с героями рассекали океаны и моря, теперь же медленно продвигаемся с острова на другой остров. И, хотя времени между событиями прошло всего ничего, все герои как будто подросли. Лера теперь законная жена Мигеля, Батон пытается вернуться к охоте на монстров, Паштет и Треска поражаются окружающему, а жители Пионерска и Фарер присматриваются друг к другу. Я бы даже сказал — учитывают друг друга, потому что многие действия теперь оцениваются чуждыми людьми, и важно избежать ссор и более серьёзных конфликтов.

Местами события напоминают «Край земли» Сурена Цормудяна (любопытно, что к предшествующим его книгам для «Вселенной Метро 2033» наведены отсылки), только событий, пожалуй, всё же поменьше. Мы узнаём героев с новых сторон, да и знакомые черты смотрятся как-то иначе. Особенно это касается Птаха, который из эпизодического юродивого превратился чуть ли не в одного из важнейших персонажей романа. И да, как иначе узнать героев, кроме как не бросив их в гущу событий, к которым они были не то что не готовы, но не ждали, что они стрясутся. Жаль только, что второстепенных персонажей Игорь раскрывает совсем немного. То ли старался не сделать их чересчур гротескными (ведь большинство добавившихся лиц — иностранцы), то ли… хочется сказать, что готовил на убой, но тут меня автор одурачил.

Почему-то послевкусие от романа меня не захватило так, как от третьей и особенно первой части. Наверное, я больше люблю простор. А может, я не поспел за изменившимся стилем автора. Так или иначе, «Слепая тропа» имеет ряд своих преимуществ, есть и определённые недостатки, но всё это дело вкуса. Главное, что Чучундра — хвостатый талисман цикла — всё также радует!

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Юрий Мори «Метро 2035: Эмбрион. Поединок»

Dobkachleo, 3 ноября 2019 г. 14:38

«Криобанк. Поиск»

Рецензия на «Метро 2035: Эмбрион. Поединок» Юрия Мори

Совсем недавно во «Вселенной Метро 2035» загорелась новая звезда — Юрий Мори дебютировал в крупной литературной форме с романом «Эмбрион. Начало». Теперь же выходит его продолжение, над которым автор начал работать ещё до выхода первой части. За такой срок стиль написания и взгляды писателя не могли кардинально измениться, и тем удивительнее перемены, которые претерпел цикл ко второй книге.

Самая заметная и простая перемена — это место действия. Если почти всё «Начало» было сосредоточено на столице Черноземья, то «Поединок» уводит и нас, и героев почти на сотню километров прочь от административного центра. Разумеется, не обходится без флэшбеков, и вот там вновь появляется Воронеж во всей своей постъядерной красе.

Следующая перемена коснулась, как это всегда бывает, персонажей. Не могу сказать, что разительная, но отношения между знакомыми персонажами становятся несколько иными, хотя роль главного героя остаётся за Катом. Более того, весьма любопытно, как автор легко и элегантно оставляет именно его в центре внимания, в то время как второстепенным достаётся лишь довольствоваться краткими, но приятными появлениями.

Третья перемена опять же совершенно банальна, но в совокупности с двумя другими накладывает свои особенности на повествование. Дело в том, что мы делаем мгновенный скачок из тёплого июня в морозный ноябрь. До сих пор недоумеваю, как я не догадался, узнав одно из рабочих названий. Если у обоих предыдущих авторов «Вселенной Метро 2035», также успевших выпустить сиквелы, время года если и меняется, то погода — не особо, то отличить начало лета от снежного конца осени легче лёгкого. Героям приходится кутаться в тёплое, форсировать сугробы, сетовать на недружелюбную погоду и так далее.

Казалось бы, перемены совершенно просты и ожидаемы, а как они вместе меняют тон повествования! Дополним ещё одним нововведением. В первой части некоторые эпизоды были написаны от лица диверсанта-маньяка, личность которого я хоть и предполагал, но до последнего (то есть до получения явных доказательств) имел сомнения. Здесь же каждая четвёртая глава (кроме последней кратной, по объективным причинам) написана от лица новой злодейки, о которой мы узнаём буквально всё: и прозвище, и фамилия-имя, и то, как она спаслась от бомбардировок, и где, и что было дальше, как она дошла до жизни такой… Весьма неприятный, не вызывающий жалости, но при этом более-менее убедительный персонаж. Есть гады, вызывающие иррациональную симпатию (типа Алексея Колмогорова из пока-трилогии Ольги Швецовой), а есть гады, убить которых хочется и самому, невзирая на все тяготы его (или её) бытия.

Любопытно, что от хода с тайными личностями Юрий отказываться не стал, и на сей раз он вводит персонажа, которого никто не видел, от лица которого не написано ни строчки, а всего одна вовремя ввёрнутая фраза дала мне возможность раскрыть всю интригу с этим героем. Но, как и в случае с маньяком из «Начала», убедиться, что верно сопоставил два и два, было приятно, ведь окончательно всё раскрывается только в самом конце.

Все новые герои так или иначе несут в себе какой-то отпечаток тайны, ни о ком не рассказывается всё, кроме, конечно, Охотницы, от которой всё же написана немалая часть произведения, да и мотивы её для остальных всё-таки туманны. Такой подход позволил подойти к владетелям воронежских областных группировок примерно так же, как Дмитрий Глуховский поступил с руководителями московских фракций. Только… Юрий идёт ещё дальше, и показная игрушечность их государств усугубляется жестоким решением о судьбе их глав.

А есть ещё загадочные порчи, с которыми связана одна из загадок первой части, плюс демонический торговец радиацией, у которого своя борьба. Они вносят в пусть игрушечные, но вполне реалистичные декорации элемент потусторонней загадочности, делающей весь роман более хитроумным, нежели квест из точки А в точку Б через ещё несколько точек, где удаётся установить координаты пресловутой Б. Поиски Чистого Града, по наследству доставшиеся Кату от его хорошего друга, приводят к неожиданным результатам, которые, смею верить, обязательно выстрелят в третьей, заключительной части трилогии.

Подводя итог прочитанному, хочу подчеркнуть, что, несмотря на все различия между «Началом» и «Поединком», сиквел не потерял в качестве и закрученности текста. Читать так же интересно, как первый роман, а упомянутые различия делают сюжет продолжения вполне новым, усиливая увлекательность чтения. Короче говоря, с нетерпением ждём окончания истории о сталкере, с которым вечно что-то случается!

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Сергей Антонов «Метро 2033: Харам Бурум»

Dobkachleo, 15 октября 2019 г. 22:09

«Голову снесло»

Рецензия на «Метро 2033: Харам Бурум» Сергея Антонова

Сергей Антонов когда-то стал одним из первых авторов «Вселенной Метро 2033». Его «Тёмные туннели» вышли вторым по счёту романом зарождавшейся почти десять лет назад «Вселенной Метро 2033» и завоевали бешеную популярность. Роман перевели на несколько языков, он получил ряд сиквелов, в том числе в составе уже второй трилогии автора, но к ним интерес был, насколько я понимаю, ниже. История движется по спирали, и спустя столько лет мы вместе с создателем Анатолия Томского и Николая Носова возвращаемся к тому, с чего начались их приключения.

Первым делом хотел бы обратить внимание на то, что «Харам Бурум» не просто приквел «Московских туннелей», а фактически сольник Вездехода. А ещё на него оказали сильное влияние и последующие книги самого Сергея Антонова, включая даже рассказ «Tabula Rasa», и «Метро 2035». Меж тем, хотя роман предваряет популярную историю, будучи написанным самим её автором, он не первый приквел «Тёмных туннелей».

2015 год открыл роман «Код зверя» Киры Иларионовой. Казалось бы, обычный роман-путешествие об отряде северян, но будущая обладательница бронзы ЛКВ ввела в повествование персонажей Буторина, Дьякова и Антонова. Разумеется, в контексте данной рецензии особенно интересно последнее камео. Там появляется собственной персоной профессор Корбут! Надеюсь, не будет для кого-то спойлером, но выясняется, что он получает данные о проекте по созданию суперсолдат под названием «Целестис» и присоединяет к собственному проекту «ГМЧ».

Здесь мы и сталкиваемся с небольшой, если смотреть на роман не просто в целом, а в рамках всей вселенной, но всё-таки проблемой. Насколько я знаю, Сергей Антонов мало внимания уделяет романам своих коллег о городе, про который тоже пишет. Из-за этого связи, наведённые к его же произведениям, и реалии, установленные другими, трещат по швам, и можно только радоваться, что почему-то ничего не рвётся. В общем, мы узнаём, что Михаил Андреевич зашёл в тупик со своим экспериментом, и ему нужны новые подопытные, когда он получает какие-то полезные препараты. К счастью, ближе к концу романа акцент с его линии переходит на линию его сына, так что вполне можно допустить, что успеха он добился не в последнюю очередь благодаря данным «Целестиса».

Другой приквел, тоже частичный, — это «Пифия-2» Сергея Москвина. Тёзка автора «Харам Бурума» тоже всех книг о Москве не читал, но со временем подготовился лучше, много консультировался с Анной Калинкиной, Ольгой Швецовой… В общем, если первый роман немного оторван от остальных и тяготеет к «Метро 2035», как и обсуждаемая новинка серии, то в сиквеле однофамилец генсека Красной Линии помещает сатанистов во главе с… Хароном в древние подземелья Китай-города (не путать с одноимённым комплексом станций!). Аккурат в апреле дьяволопоклонникам приходится перебраться на новое место, коим оказывается богатая на дизтопливо Тимирязевская, а Харона смещает амбициозный Коготь. Честно говоря, я так и не разобрался, учтён ли такой поворот в романе Сергея Антонова, но какие-то намёки на это есть, и это радует.

Как ни странно, «Пифия» тоже имеет своеобразную связь с «Харам Бурумом». Как выясняется из нового романа, Вездеход родом с овеянной тайнами Полежаевской, и пионера серии, как и автора первого романа о Сибири, заинтересовали эти тайны. Первую половину мы как раз узнаём в «Пифии». Люди, кто остался на станции, благополучно убились от инфразвука, вызванного Червем (он, кстати, мельком появляется и здесь, но в иной форме), но оставался вопрос, куда же делись тела?! Приквел «Московских туннелей» даёт на это ответ, и я бы хотел надеяться, что два змееподобных вида, обладающих способностью вызывать инфразвуковые волны, связаны между собой.

От «Метро 2035» остался в наследство и жилой (и развратный!) Цветной бульвар. Как бордель станция упоминается и у Сергея Москвина, а ведь «Пифия» с «Пифией-2» разворачиваются в первой половине весны, в то время как «Харам Бурум» — ну, где-то в её же середине. Между тем в «Царстве крыс» Анны Калинкиной мы видим гнездо разврата опустевшим и давненько мёртвым. Вряд ли Сергей учитывал сиквел «Станции-призрака», но — вот же повезло! — Вездеход устраивает так, что чисто теоретически судьба станции может оказаться предрешена.

Довольно много я сказал о различных связях «Харам Бурума» и трилогии «Московские туннели» с другими романами, а ведь о самом романе толком и не сообщил ничего по сути. Что ж, пора переходить к нему самому.

Мы следим за развитием двух линий: Вездехода и Корбута (то старшего, то младшего, тут не принципиально). Узнаём больше о трудностях профессора, прошлом карлика, проблемах коменданта. Стиль автора мы уже впитали в себя благодаря двум предыдущим трилогиям, и себе Сергей не изменяет. Разве что вышеупомянутое «Метро 2035» оказывает больше влияния, чем раньше, но только на некоторые реалии сеттинга. Красная Линия по-прежнему показывается в отрицательном свете, другие тоже в критическом, зато во всём этом любопытна роль Макса Добровольского, которая действительно удивляет, когда мы узнаём о нём немного больше.

Возвращаясь к Красной Линии, хотел бы обратить внимание на семью Субботиных-Блюмкиных. В конце прошлого года автор консультировался со мной по поводу настоящего имени товарища Москвина, в результате вместо него, чую, большую роль сыграл Субботин-старший. И вот почему-то, несмотря на некоторые действия его младших родственников, мне становится его жалко. Есть в его истории что-то такое, что вызывает сочувствие, на которое, мне кажется, автор и не рассчитывал, вводя этих трёх персонажей. Ну, тем сильнее нелюбовь к нашим привычным злодеям Корбутам.

Прежде чем приступать к чтению этого романа, я на всякий случай проверил, где, когда и кто появляется в книгах «Московских туннелей» и вспомнил, что Вездеход вовсе не появлялся в «Тёмных туннелях», но, начиная с «В интересах революции», играет важную роль вплоть до «Рублёвки-3», где, впрочем, роль не столько важная, сколько нужная. Однако о нём мы правда толком ничего не знали, и «Харам Бурум», будучи, как я говорил в начале, ещё и его сольником, заполняет необходимые пробелы. Герой раскрывается лучше, становится живее и ближе. Хороший, выверенный текст, полный ярких сцен, не дающих заскучать, способствует тому как нельзя лучше!

Действие романа заканчивается там, где начинаются «Тёмные туннели», и предполагать какие-то продолжения глупо, хотя бы потому, что они, так сказать, писались ещё с 2009 года, охватывая длинный хронологический промежуток с мая 2033 по март 2034 года. И всё же терять пионера серии не хотелось бы. Может быть, теперь, когда самые главные белые пятна его главной метроистории заполнены, он вправе поведать историю совсем другого места — например, его родного Быхова? Это было бы здорово, я уверен.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Анна Калинкина «Метро 2033: Сетунь»

Dobkachleo, 22 сентября 2019 г. 12:38

«Стан»

Рецензия на «Метро 2033: Сетунь» Анны Калинкиной

Существует по крайней мере два типа авторов: реалисты и мистики. Реалисты даже в фантастике следуют условиям нашего мира и подчиняют им все фантастические допущения. Мистики же видят описываемые события в необычном свете, подвергают окружающие явления сомнению и подчас наделяют их сверхъестественными свойствами.

Анна Калинкина, подобно Дмитрию Глуховскому, в моём понимании как раз мистик. Постъядерный мир в её работах полон тайн, загадок, недомолвок, всегда содержит в себе элемент неуверенности в надёжности людей и объектов. Байки, которые рассказывают герои, обрастают жуткими подробностями, и отличить правду от вымысла становится трудно.

На сей раз Первая леди «Вселенной» привнесла новый источник сомнений. То есть не то что бы новаторский для серии, но почему-то раньше я не обращал внимания, что такое тоже возможно, а благодаря Анне, можно сказать, прозрел. Речь идёт о ментальном влиянии. Обладающих телепатическими или хотя бы эмпатическими способностями созданий в мире «Метро» полным-полно, начиная с чёрных в «Метро 2033» Дмитрия Глуховского и заканчивая тройняшками в параллельно вышедшем романе Владислава Выставного «Крыша мира. Карфаген».

Ментал в «Сетуни» особенный тем, что его нам толком и не показывают, зато намёков предостаточно. Необходимо задать вопрос: насколько велика его сила и есть ли она вообще? Когда не знаешь, чьи мысли думаешь: свои или чужие, наведённые, — теряешь частичку себя, дезориентируешься. Именно в таком положении оказываются жители укреплённого подвала в овраге близ реки Сетунь. Мы следим за тем, как зародилась, как устраивала быт и как дожила до 2033 года их маленькая община, через Михаила и Светлану узнаём их мысли и чаяния, но даже по прочтении уверенности, кто стоит за всеми злоключениями, нет. Проще всего свалить все беды на какого-то неведомого монстра и так трудно признать, что порой за всем стоит человеческий фактор.

Анна Калинкина легко и ненавязчиво выделяет многочисленные разнообразные пороки человека, от безобидной лени, переходящей в апатию, до всеуничтожающей ксенофобии, завязанной на предрассудках и стереотипах. При этом не чувствуется какой-то намеренный посыл, всё констатируется так обыденно, что веришь каждой черте каждого действующего лица. Нет ощущения, что люди строят козни потому, что так надо по сюжету, все конфликты выглядят более чем естественными, как если бы авторесса лично наблюдала за судьбой Михаила и его близких и рассказала нам правду о них.

Поднимается и довольно щекотливый вопрос любви между теми, кто рос вместе с детства. И речь идёт не об одноклассниках или соседях, а о юноше и девушке, ставших братом и сестрой, потому что их родители-одиночки однажды образовали новую семью. Я, правда, не уверен, что такие дети называются сводными, как-то всегда считал, что у сводных обязательно один из родителей общий. Хотя есть примеры и такого двусмысленного употребления, из-за чего бедная пара столкнулась с народным гневом, пусть и не успевшим вылиться в нечто более грозное.

Женщины Михаила имеют между собой кое-что общее: и Лана, и ни разу не любимая, но претендовавшая на него Тина показаны круглыми бездельницами. Да, они то и дело помогают хозяйственной Гуле по хозяйству, Лана даже детей во всём бункере воспитывает, но в основном их деятельность описывается как «лежит и часто болеет» или «лежит и читает книгу». Тем не менее, каких-то универсальных выводов Анна из этого не делает, оставляя читателям самим решить, как относиться к этим и другим персонажам.

Лучше всего характеры проявляются, когда людей бросают с головой в неприятности. Запертые в довольно скромном по размерам помещении, выжившие предаются страху и сами культивируют ужас в своих душах. Масла в огонь подливают языческие истории Ланы и существующие поблизости безумные поджигатели, поклоняющиеся Мёртвой Матери, а также случайные раненые путники и, конечно же, исковерканные радиацией существа. Мир получается действительно опасный, а туманом неизвестности он пугает ещё больше, хоть нам и кажется, что уж в Москве-то мы всё мысленно исходили. А непростая история двух ненастоящих брата и сестры становится отдушиной, проводником в этот чуждый нам мир и делает повествование ближе к сердцу.

У Анны Калинкиной получилось совместить в одном романе безнадёгу постъядера, тяготы первых дней (хоть они и не шокировали меня так, как в своё время описание первых дней на Смоленской у Сергея Тармашева в «Каждому своё», надо делать поправку на то, что война в мире «Метро» была чуть менее жестокой, и многое уцелело и на поверхности, и под землёй), убедительные отношения между людьми и даже антиутопический максимализм родом из «Метро 2035» (интересно, теперь ганзейцы тоже отнекивались бы от существования Рублёвки?). Уж не знаю, будет ли продолжение, но я считаю, что истории не обо всех задействованных персонажах рассказаны до конца и когда-нибудь мы сможем узнать их судьбы более точно.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Владислав Выставной «Метро 2035: Крыша мира. Карфаген»

Dobkachleo, 8 сентября 2019 г. 15:38

«Видящий»

Рецензия на «Метро 2035: Крыша мира. Карфаген» Владислава Выставного

Всего чуть больше полугода прошло с выхода «Крыши мира», а мы уже имеем возможность прочитать её продолжение. Ничего предосудительного в такой скорости нет. Первая часть была написана ещё в прошлом году и ждала какое-то время в очереди на выпуск. Зато читатель быстрее узнает, как восприняли жители Карфагена вылазку Змея на вершину Эльбруса.

Само название в каком-то смысле спойлер к происходящему. Если «Крыша мира» намекала, что на эту самую Крышу Мира отправятся герои, то на сей раз логично было предположить, что героям предстоит разбираться с трудностями внутри родного рудника. А их там хоть отбавляй. Проблемы, обозначенные в предыдущем томе, очертились ещё явственнее, а к ним добавились новые. Тут же попутно отмечу, что по тексту разбросаны в понятном для не читавших или резко подзабывших «Крышу мира» виде подсказки, так что, хотя романы крепко связаны, катастрофы, пожалуй, не случится, если кто-то начнёт с «Карфагена».

Так вот, Карфаген. По прочтении первой части может показаться, будто мы узнали о нём всё, несмотря на всю запутанность мироустройства этого подземного мегаполиса. Ха-ха, как бы не так! К уже знакомым секторам и областям добавляются новые локации, в том числе настоящие пещеры. Наблюдаемый контраст между уже привычным поселением и неизведанными каменоломнями настолько бросается в глаза, нося при этом отпечаток общей тревоги о грядущем бедствии, что картинка в голове выстраивается чёткая и увлекательная. Этот же контраст отлично работает на атмосферу.

Финал «Крыши мира» намекал на то, что люди наконец-то могут выбираться на поверхность, обустраивать там быт и тому подобное. Но проходит месяц, как Змей вернулся, а воз и ныне там. Никто не хочет не то что лезть на высокогорный холод, даже верить в синее небо над головой отказывается! Все эти проблемы напоминают «Метро 2035», но есть одно существенное отличие: у Змея отлично подвешен язык. В «Карфагене» он редко показывает навыки посредника, но, во-первых, ситуация не располагает, а во-вторых, тем ярче редкие случаи, когда он ими пользуется. Там есть, кстати говоря, одна сцена, связанная как раз с этим умением, которая, как мне кажется, на экране смотрелась бы лучше, чем вышла в тексте, однако сама идея того, что там произошло, делает эпизод весьма пронизывающим.

Артём из трилогии Дмитрия Глуховского оратором не был, собственное достижение обнулил идеей-фикс о других выживших, и мало кому он стал интересен. Змей из дилогии Владислава Выставного страдает от противоположной проблемы: свою идею-фикс он, так скажем, не выбирал, а карфагеняне разделились во мнениях о его роли в обществе. Артём, о котором знали многие, вряд ли был чересчур узнаваем. Змея же знает каждая собака, и он сталкивается с довольно далёкой многим загвоздкой: бременем известности. Надо отдать ему должное, при всём своём норове, посредник ухитряется до поры до времени не привлекать к себе внимание. Другое дело, что эти периоды коротки, зато показывают нашего оратора с другой стороны, ещё больше раскрывая персонажа.

Однозначным достоинством я вновь назову финал. Камерные романы становятся заложниками самих себя, заставляя героев либо топтаться на маленьком пятачке земли (в данном случае подземелий), либо копаться в собственном сознании. При таком раскладе трудно вырваться из замкнутого круга и поставить яркую точку. У Владислава получилось, благодаря финалу все элементы встали на свои места, и можно довольно заявить, что роман удался!

Конец романа получился в меру слегка пафосным, весьма трогательным и достаточно жизнеутверждающим. Если Карфаген в «Крыше мира» напомнил грубую версию Эмбера, то роман «Карфаген» финалом похож на концовку первого романа о городе Эмбер. Отсюда следует закономерная мысль: приключения Змея не кончились, теперь уже точно пора обустраиваться наверху. Напоследок хочется обратиться к Змею: «Дружище, ты уделал Артёма, грозу чёрных из Москвы! Ты сделал то, что ему толком не удалось!». Остаётся надеяться, что триквел, если он состоится, не обесценит усилия протагониста.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Константин Бенев, Ирина Баранова «Метро 2035: Город семи ветров»

Dobkachleo, 9 августа 2019 г. 09:46

«Столица семи народов»

Рецензия на «Метро 2035: Город семи ветров» Ирины Барановой и Константина Бенева

Семь лет назад творческий тандем Ирины Барановой и Константина Бенева дебютировал в крупной форме с романом «Метро 2033: Свидетель». Аннотация началась неожиданным сравнением Северной Конфедерации с Багдадом, где всё спокойно. Теперь это сравнение в равной мере применимо к другому азиатскому городу — Баку-2035.

Практически сразу после завершения работы над «Царицей ночи» дуэт приступил к написанию нового романа о родном городе Константина Бенева. И довольно скоро довёл его до победного конца. Разумеется, полгода с небольшим — это не слишком маленький срок, но на фоне легендарного долгостроя, предшествовавшего ему, новую историю мы получили чуть ли не мгновенно.

Для творческих личностей важен кураж, и не важно, речь идёт об артисте или об авторе художественного произведения. Кураж несёт с собой вдохновение и самую искреннюю вовлечённость в процесс. Напротив, когда дело идёт со скрипом, с большими перерывами, результат может получиться хорошим, но как фальшивая ёлочная игрушка: выглядит здорово, а не радует. «Город семи ветров», как когда-то давно «Свидетель», написан на кураже, и большую роль в этом сыграл генератор идей и весьма позитивный человек — Константин Бенев, вложивший со своей стороны в новый роман не только душу, но и приятные воспоминания о детстве. Ирина Баранова, более прагматичная, серьёзная и обстоятельная, свела весь текст, добавила, как мне кажется, чуть больше обычных человеческих историй, делающих сказку — а «Город семи ветров» напоминает именно сказку, не всегда добрую, но потрясающе восточную — более убедительной, близкой к сердцу. Особенно любопытно, как на линию Али Бабаева и его семьи накладываются одно за другим другие события, от лица иных персонажей, но не размывают её, а замечательно дополняют недостающими звеньями.

Итак, из далёкого и, в общем-то, знакомого Санкт-Петербурга 2033 года авторы нас переносят на сотни километров к югу и на два года вперёд — в столицу Азербайджана 2035 года. Если в Питере я однажды был, то Баку посещать не доводилось. Для меня этот город незнаком. Уверен, я не один такой, и перед авторами, как, впрочем, и всегда, стояла непростая задача показать город как место и как людей, его населяющих. Нам рассказывают о различных национальных и районных общинах, затрагивают историю страны и города, объясняют психологию бакинских двориков. Со страниц романа будто летят ароматные запахи вкусных блюд, доносятся крики счастливой детворы, стучат игральными костями беззаботные старики, слышится гомон живого города. Да, Баку пострадал от Катастрофы, но его шарм, по крайней мере, как его воспринимают авторы, оказался спасён, он перенёсся под землю и там укоренился по-новому.

Долгое время «Город семи ветров» выглядит как гостеприимный путеводитель по жилому метрополитену, как добрая сказка о ничем поначалу непримечательном держателе кафе Али Бабаеве, которому жутко везёт даже в логове бандитов. Если ваше внимание усыпили, значит, жди двигающих сюжет бед и невзгод. И они не опаздывают. Добрая сказка оборачивается… совсем недоброй, если воздержаться от подробностей. Местами авторы решаются на жестокость, достойную «Игры престолов» (хотел было оговориться, что не в политическом смысле, но и такой там мелькает). Однако ни на минуту 2Б не забывают о той уютной атмосфере, которую сами же и создали. Разбойники не кажутся карикатурами, но и абсолютным злом не выставляются. Простые люди способны действовать героически, и главный герой и к нему приравненные — из таких. Лидеры общин не оторваны от реальности и стараются поступать по уму и по совести, хоть это и не всегда простые решения. Всё как в жизни, только краски ярче.

Не обошлось и без сюжетных поворотов. Особенно удивляет происходящее под конец. Правда, лично меня некоторые события оставили в некотором скепсисе, но в рамках всего сюжета они работают и делают его более цельным. Как итог, мы получили чётко выстроенную историю, полную как важных дополнений, так и приятных деталей, оживляющих мир постъядерного Баку. Здесь живые, чувствующие герои, здесь город со своей историей до и после Катастрофы, здесь неоднозначно чёрное, но всё-таки понятное зло, и здесь не всегда честное, но всегда искреннее добро. Авторы подарили нам сказку, восточную сказку для взрослых, которая затрагивает столько струн в душе, что не оставляет равнодушным. А ещё дарует надежду на возвращение в этот гостеприимный город, дышащий жизнью даже после гибели всего мира.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Сергей Викторович Алексеев «Метро 2033: Кочевник»

Dobkachleo, 7 августа 2019 г. 23:09

«Чужестранка»

Рецензия на «Метро 2033: Кочевник» Сергея Алексеева

Прошло два года с выхода «Степного дракона», открывшего дорогу произведениям о постъядерном Казахстане. Да, формально страна оказалась на пути следования героев «За горизонт», но именно роман Шамиля Алтамирова можно назвать определяющим. Вслед за ним мы узнали местоположение зловредного Берегового Братства из трилогии «Конституция апокалипсиса», которое Денис Шабалов поместил в Атырау. Примерно через полгода вышел сборник рассказов «О чём молчат выжившие» с рассказом Ирины Бакулиной «Красное на чёрном» на борту, посвящённым Алматы.

Зимой 2019 года геймеры всего мира получили возможность сыграть в новую часть под названием «Метро: Исход», треть сюжета которой разворачивается в богатом на разнообразие природы Казахстане. Спустя ещё полгода в книжной серии выходит новая история об этой немаленькой и уважаемой стране. Казалось бы, трудно в условиях тумана войны наладить связи между разрозненными произведениями практически всех видов (разве что фильмов не хватает), но у Сергея Алексеева получилось.

Шамиль Алтамиров и Сергей Алексеев дружат между собой, сюжеты их книг происходят в одной стране, и тем приятнее найти отсылку к «Степному дракону». И не просто отсылку, а довольно-таки сюжетно оправданную. И даже не одну, а целых две. Упоминается и Береговое Братство, правда, на уровне далёких слухов, а бывшая столица республики и вовсе появляется в качестве одной из локаций, и её судьба хоть и выглядит значительно мрачнее представленной в рассказе, учитывает его реалии. А дух «Безумного Макса», который я ощутить не могу, ибо не смотрел фильмы, но который могу предположить по схожей стилистике обложки «Кочевника» и постера одного из фильмов франшизы и названию «Дорога ярости» одной из глав, ранее использовался в «Степном драконе», в игре «Метро: Исход» и… в романах Дмитрия Манасыпова, хоть он пишет о родной России.

Здесь же отмечу схожесть стилей Сергея Алексеева, Дмитрия Манасыпова и Шамиля Алтамирова. Есть у них общая обстоятельность и кровожадность. Их романы в равной мере исповедуют реализм и не отрицают мистические или просто сверхъестественные явления. Первое привносит убедительности в повествование, укрепляет выстроенные сообщества и картину разрушений здравым смыслом и логикой, а также вдыхает жизнь в персонажей. Есть нечто общее между Морхольдом, Азаматом, Хаундом (персонажами Дмитрия Манасыпова), Басмачом (главным героем Шамиля Алтамирова) и Шалом (протагонистом «Кочевника»). Все они нюхнули жизнь, способны на убийство, следуют негласному кодексу чести, ищут справедливости и желают простого человеческого счастья (обычно, увы, недостижимого). Каждому достаётся не особо опытный подопечный (чаще девушка), которого жизнь тоже успела помучить, и между ними налаживается крепкая духовная связь, вида хоть в огонь, хоть в воду. Не любовная, поколения разные, ближе к отношениям родителя с ребёнком. В случае Шала это молодая китаянка Фань Вэйци — пожалуй, лучший персонаж в романе и одна из самых ярких героинь во «Вселенной». С ней связано много забавных сцен, с ней же — и несколько берущих за душу. И, казалось бы, куда уж контрастнее, к ним с Шалом в придачу добавляется дознаватель из Шымкентского Каганата Александр Лемке. Как к нему относиться, я так до конца и не разобрался, больно персонаж неоднозначный, однако тем и лучше — он не одномерный, хотя порой кажется, что именно таким он себя и подаёт.

Не обошлось и без главного злодея. Или, точнее, братьев-злодеев. От их лица ведётся часть повествования, и всё выглядит довольно правдоподобно, без высмеивания и без излишних гипербол. Любопытно, что параллельно с казахстанским «Кочевником» вышел азербайджанский «Город семи ветров», и подача злодеев в обоих случаях не только не умалила качества «тёмной стороны», но и не сделала её чересчур привлекательной. В целом, есть между ними и кое-что ещё общее, хотя стилистически это совершенно разные истории. В обоих делаются отсылки к советскому фильму «Белое солнце пустыни», в обоих хорошо проработаны злодеи, в обоих показывается налаженное постъядерное мироустройство (причём ведущие силы Баку и юго-восточного Казахстана примерно одинаково зависят от нефти).

И в обоих есть место чудесам. Да-да, вторая черта «Кочевника», наряду с реализмом, — задействование сверхъестественного. Ничего из ряда вон не подразумевается. Всего лишь один мальчик-мутант, ладящий с животными. Подобно Даше Дармовой из трилогии «Дорога стали», юный Мейрам вдруг понадобился сразу нескольким силам. Отдуваться приходится немолодому наёмнику. Только если Морхольд быстро нашёл девицу в беде, на долю Шала выпадает много больше неприятностей, не позволяющих сразу выполнить взваленное на него задание. Затем уже появляется Фань, и сюжет идёт совсем по другой, не менее полной боли, невзгод и схваток колее. И основные цели у охотника за головами более прозаичны и ясны: старая добрая месть банде, уничтожившей его поселение, его друзей и соседей.

Сюжетные линии накладываются друг на друга, переплетаются порой неожиданным образом, образуя удивительный восточный букет, которым желаешь любоваться как можно дольше, но, как и всегда, книга не бесконечна, и всему приходит конец. Финал «Кочевника» разворачивается в Алматы, где преподносит читателю, внимательно следившему за судьбами героев, неожиданное событие, после чего фраза «Душа развернулась, а затем свернулась» становится не просто похвалой, а буквально характеристикой этого замечательного и каждой строчкой убедительного романа.

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Сергей Чехин «Метро 2033: Свора»

Dobkachleo, 22 июля 2019 г. 20:05

«Вожак»

Рецензия на «Метро 2033: Свора» Сергея Чехина

Сергей Чехин присоединился год назад к «Вселенной Метро 2033», создав новый мини-цикл, состоящий из рассказа «Не сегодня» и романа «Спящий Страж». Оба произведения описывали знакомую по «Безымянке» постъядерную Самару, которую автор воспринимает как аналог своего родного города, если бы в нём было метро.

Роман «Свора», как и ранее вышедший рассказ «Гордей», переносится на сотни километров к западу и представляет во «Вселенной» Белгород — тот самый родной город Сергея Чехина. Легко проглядываются параллели между двумя мини-дилогиями в плане их выстраивания. Сначала выходит рассказ, затем его продолжает роман. Однако на сей раз главный герой другой, а вклад рассказа в основном географический.

Что ж, несмотря на присутствие намёков и отсылок на предыдущие работы Сергея, «Свору» правильнее всего рассматривать как отдельное произведение, где автор имеет полный карт-бланш и, как следствие, спокойно управляется с персонажами и локациями, зная, что не нарушит установленных ранее канонов и не перечеркнёт кому-то ещё его задумку.

По большому счёту, в «Своре» можно выделить две сюжетные линии: малолетнего отморозка Германа, не лишённого чести, и принципиального доктора Марка Фельде. Мысли последнего автор успешно скрывает, маскируя за текущими действиями. На самом деле та роль, которая ему отведена, мне кажется несколько спорной, если не вдаваться в подробности, но зато позволяет удивиться, что можно отнести к достоинствам сюжета.

Сам автор предусмотрительно обращает внимание читателей на то, что идея частично заимствована из цикла «Ведьмак» Анджея Сапковского. Сходства действительно видны невооружённым глазом, однако хватает и различий. Отличается выбор «ведьмака», мотивы, трансформация человека, а все монстры сводятся к адским псам и, куда ж без этого, людям.

Тон романа разительно отличается от подачи предыдущего. Если «Спящий Страж» с непосредственностью рассказывал любопытную историю, связанную с белым куполом за павшим Рубежом, и там действовали ранее установленные правила, а сам город некоторым читателям показался недостаточно хорошо представленным, то здесь и темп, и восприятие немного иные.

Мелькают и шуточки с подколами, и лёгкие забавные моменты, но их окружает совсем не такой легкомысленный контекст. Есть серьёзная угроза, дан способ её решения, и он, как это всегда бывает со способами, не лишён недостатков (не путать с недостатками сюжета!), что требуют обязательного устранения. Заключаются они в поведении и состоянии главного исполнителя, потенциального спасителя города от Своры. От него требуется перерасти из огрызающегося волчонка в матёрого волчару за предельно короткий срок, чтобы не стало слишком поздно, не погибнув при этом.

Отдельного внимания заслуживает сам город. С одной стороны, его не так уж много: есть несколько опорных локаций, одна из которых — просто Лес. (Или всё же не просто?) С другой стороны, уделяется внимание и городским легендам, и воспоминаниям прошлого, и собственно описаниям самого города. Для слежения за сюжетом без потери в «пространстве» данных описаний, на мой домоседский взгляд, хватает. Получилась интересная, хоть и не особо гостеприимная локация в рамках «Вселенной Метро 2033», а её главная аномалия с застывшими навеки, словно в воске, телами людей, животных и даже растений — это чудесная находка ещё со времён рассказа.

«Свора» открывает на карте мира «Метро» Белгород, населяет его непростыми, но живыми персонажами и порой удивляет не слишком ожидаемыми поворотами (впрочем, по-настоящему неожиданным я бы назвал только финальный, хоть частично и знал, что там будет). Как мне кажется, Сергей справился с новым для себя вызовом и успешно ввёл в серию свой родной город. Автор раскрыл себя с новой стороны, не закостенел сразу в одном амплуа, а значит, идёт верной дорогой.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Дмитрий Манасыпов «Метро 2035: Преданный пёс»

Dobkachleo, 14 июля 2019 г. 17:30

«Недобрый Кот»

Рецензия на «Метро 2035: Преданный Пёс» Дмитрия Манасыпова

Свершилось! «Вселенная Метро 2035» до недавнего времени состояла из «взрослых» продолжений книг классической серии и совершенно новых романов. Теперь же в ней зародился первый цикл. Сейчас это дилогия «Пёс против зверья». О его второй части мы и поговорим.

Год назад Дмитрий Манасыпов представил в рамках мира «Метро» нового героя — Хаунда, с чьей точки зрения и ведётся большая часть повествования. Разумеется, имеется уже ставшая традиционной серия интерлюдий, на сей раз от лица уже знакомого нам Зуба. И если линия главного героя, хоть и полна разнообразных событий, читается по-своему спокойно, почти размеренно, то «Дорога ярости» Зуба составляет процентов на девяносто сплошной экшен, и по окончании каждой вставки нам приходится переживать за героя. Я не смотрел фильмы о Безумном Максе и не могу судить, насколько крепкая отсылка заложена в заглавии этой сюжетной линии, но, думаю, поклонникам той франшизы и, само собой, творчества Дмитрия Манасыпова такое соотнесение придётся по душе.

Что же касается основной сюжетной линии, то здесь нас кидают в гущу событий, но совсем не так, как с Зубом. Я всегда поражался умению авторов мучить и даже калечить своих персонажей, а Хаунд как раз испытывает на себе всю любовь своего создателя. То, что случилось с лицом героя на обложке, — ещё цветочки. Следить за развитием событий увлекательно, батальные сцены хорошо перемежаются условно мирными (но в основном не особо добрыми) разговорами.

Порадовало появление Ерша. Он совсем мельком упоминался ещё в прошлой части, а в недавнем рассказе «Вайнах» играет не последнюю роль. Оглядываясь на прочитанное, мне хочется, чтобы историю лодочника-мутанта продолжили. Наблюдать за ним, если так можно выразиться, забавно, он играет на контрасте с грубым Хаундом, оттеняет его нрав и привносит что-то новое.

Отдельно хочется поговорить о том, что вообще составляет текст «Преданного Пса». Я сейчас имею в виду отнюдь не сюжетные линии, не героев и даже не так интересующие меня локации, хотя об этом тоже замолвлю слово. Описания! За всеми схватками, перепалками и размышлениями можно не заметить, как Дмитрий Манасыпов, причём это в равной мере относится и к его предыдущим работам, красиво умеет обрисовать окружающий мир. Словно художник, он наносит на белый холст выверенными мазками небо, землю, птиц, погоду, добавляет общую атмосферу медленно сдающей позиции Беды и помещает, наконец, туда старых-добрых колоритных персонажей.

Ввиду того, что главный герой — мутант, взявший много от хищных зверей, чьим достоянием можно выделить обоняние, картину углубляет описание запахов. Причём не раз и не два Хаунд, разбирая их, становится похожим на доморощенного Шерлока Холмса. (А когда ему кто-то делает зло, на уже опытную Арью Старк.) Разборы запахов прекрасно не только сообщает о творящемся кругом, в том числе с окружающими Пса людьми, но и подкрепляет образ героя-мутанта.

Если «Злого Пса» я постфактум сравнил с брутальной версией «Безымянки» Сергея Палия и надеялся на полномасштабную войну метро с фейсами, то «Преданный Пёс», во-первых, удивил неожиданным развитием событий и больше напомнил «Дорогу стали и надежды» или, скорее, «За ледяными облаками», только будто вывернутыми наизнанку. В первом метро-цикле Манасыпова локации только-только раскрывались, а о большинстве герои и вовсе знали давно. Хаунд же, хоть и знает кое-что о мире за пределами родной Самары, там, похоже, не был, и, следуя за ним, мы как бы заново открываем и переоткрываем знакомые места, иначе глядим на них и больше узнаём. Нашлось здесь место и отсылкам на Морхольда (включая его дневник), и знакомству с Чёртовым эскадроном, введённым как раз в «ЗЛО». Даже Орден Возрождения — и тот упоминается!

«Преданный Пёс» не только развивает историю Хаунда (и Зуба, и даже Ерша), но и позволяет мысленно вернуться в те края, что встречались нам в предыдущих романах Дмитрия, что отчасти меняет наши представления о них, или, вернее, о живущих там людях. Мы в очередной раз убеждаемся, что идея, заложенная тёзкой автора и создателем проекта, — увидеть возрождение уничтоженного мира, дала отменные всходы.

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Дмитрий Глуховский «Пост»

Dobkachleo, 28 июня 2019 г. 10:16

«Путь»

Рецензия на «Пост. Часть I» Дмитрия Глуховского

Дмитрий Глуховский прославился трилогией «Метро», отдельными романами «Будущее» и «Текст», а также сборником «Рассказы о Родине». Некоторые его также знают как сценариста игр серии «Метро» и переводчика мультфильма «Девять». Особняком стоят американские и прочие англоязычные читатели, удостоившиеся в 2016 году эксклюзивного для США графического романа «Пост». Мы все думали, что он рано или поздно выйдет и у нас… раз уж с телесериалом о развалившейся России не вышло. Однако Дмитрий снова пошёл на эксперимент и обратил внимание на новую площадку для вещания творчества. Подкасты. Аудиоформат.

Считаю нужным признаться, что я не аудиал. Звуковую информацию воспринимаю с трудом, хотя на слух не жалуюсь. Я благодарен автору за возможность оценить «Пост» в более привычном для меня виде. Разумеется, при чтении акценты расставляются иначе, не так, как задумал автор или поняли режиссёр и актёры озвучки. Но в голове разворачивается такая картина, какой и поделиться не с кем. Оказываешься с ней наедине и сбежать от неё не можешь, потому что Дмитрий умеет не просто захватить внимание, а завлечь в самый мир описываемый.

Написав об ином восприятии аудиосериала в текстовом формате, я внезапно понял одну жутковатую вещь: жуть воображённая, конечно, пронизывает, но тот сюжетный поворот, что припрятал в рукаве автор, должен разорвать воображение слушателя, напугать его ещё больше, чем это могут прочитанные молча строки. Тем не менее, и так последние несколько эпизодов перевернули моё восприятие «Поста» с ног на голову и не по одному разу. Я действительно не сразу пришёл в себя после прочтения, настолько мощный отклик нашло произведение в моей душе. Оно жёсткое, даже кровавое, с характерными для Дмитрия Глуховского элементами и оглушающе сильное.

Постапокалиптика Дмитрия Глуховского строится на двух-трёх основополагающих факторах: главное поселение сюжета граничит с неизвестностью, откуда лезут какие-то упыри, а большая цивилизация сидит под боком, чванливая, высокомерная, заносчивая. «Метро 2033» такое: ВДНХ — последний форпост человечества на севере оранжевой ветки, что защищает всё метро от нашествия зловещих «чёрных», а Ганза и остальные не шибко рвутся помогать. «Метро 2034» такое: Севастопольская — последний форпост человечества на юге серой ветки (на самом деле нет, но им так кажется), что защищает, возможно, всё метро от нашествия зловещих упырей, а заодно обороняется от трупоедов с другой стороны линии; Ганза опять больше сосредоточилась на своих проблемах, нежели на отрезанной от неё станции-крепости. «Метро 2035» слегка меняет интонацию: здесь уже выжившие думают, что они последние свободные люди в разбомблённой России и должны защищаться от злобных натовцев-оккупантов и их шпионов, чтобы спасти метро, да только всё это — масштабный спектакль упивающихся властью Невидимых наблюдателей.

«Пост» не относится к миру «Метро» никак. Затрудняюсь вычислить дату войны и количество минувших с неё лет, и даже до конца не уверен, была ли война ядерная или хотя бы какая-нибудь Третья мировая, или всё ограничилось восстанием регионов, которое вылилось в что-то совсем иное. Полагаю, конец света наступил где-то в 2020-х годах (почему-то грешу на 2024 год), с тех пор минуло лет десять-пятнадцать. Определённо использовалось два вида оружия: химическое и ещё какое-то, определить которое я до конца не смог. Волга (наверное, и другие реки) отравлена, и Ярославский Пост — граница Московской империи (Московии) между пустоватым оплотом цивилизации, где что-то забыли китайцы, и полнейшей неизвестностью. Впоследствии выясняется, что Посту найдётся занятие на уровне ВДНХ и Севастопольской в мире «Метро», но сейчас я хочу сосредоточиться… на Москве.

Москвы в романе нет. Со времени «Будущего» Дмитрий не покидал в литературе родной город. Ну, то есть, недавно вышла игра «Метро: Исход», однако Москва там тоже есть, так что не считается. И всё же Москва описывается. С ней говорит Пирогов, о ней рассказывают местные жители… Складывается ощущение, что автор почему-то перешёл на антимосковскую риторику. Уже не власти (вымышленные — император явно не тот, на кого можно сперва подумать), а сами москвичи обвиняются в наглости, высокомерном пренебрежении соотечественниками, жестокости и себялюбии. Понятное дело, всё это подаётся от лица не живущих в столице, но сколько в них от Дмитрия — не берусь судить. Для меня важно не это. Так уж сложилось, что я могу различать метафоры, а вот воспринимать желаю нечасто. В общем, у меня сложилось впечатление, что то, что герои рассказывают о Москве, то, что слепо наблюдает по проводному телефону Полкан, — ничто иное как… ложь! Что не всё так чудесно и радостно в Москве, что творится там какая-то муть, которую ещё предстоит раскрыть Дмитрию. Недаром же он называет написанное первым сезоном. Грядут новые. Может, в них мы узнаем, что на самом деле творится на просторах Московии и в самом её сердце.

Есть ещё одна тема, о которой я ещё не сказал, но которая впервые вышла на первый план в реалистическом романе «Текст». Айфоны. Смартфоны. На мёртвых средствах связи с кучей дополнительных примочек выстроена одна из сюжетных линий (с натяжкой даже полторы). Соответствующие сцены с Егором напомнили пару похожих сцен в «Тексте», но поданные уже в другом антураже. Тут же не замедлила появиться мысль, что название аудиосериала (экс-комикса, экс-телесериала) может быть своеобразной отсылкой к нему. Ведь «пост», по одному из значений, — «публикация», запись в социальной сети или ещё где-то. Обычно текстовая. Но, думаю, это уже излишний смысл.

И всё-таки «пост» содержит больше смыслов, чем просто Ярославский Пост. Есть здесь и кусок названия жанра — «постапокалиптика», на что намекает и лаконичный слоган «После вас», и религиозный (фактически вынужденный) пост, и даже должность, крест, ноша. Открывая одно значение за другим, я поражался, насколько они отражают суть происходящего. И таких смысловых матрёшек Дмитрий оставил много. Если я все попытаюсь раскрыть, получится или чересчур сумбурно, или чересчур спойлерно, или и то, и другое. Сведу это к короткому тезису: «Пост» многогранен, он затрагивает множество тем, и получающаяся смесь вышла более чем взрывоопасной. Начинаясь как обычный камерный сказ, «Пост» сперва подробно останавливается на взаимодействии основных и второстепенных персонажей (благо три линии от лица совершенно разных героев тому способствуют), выписывая обстановку, переживания и отношения людей так убедительно, что невольно пронеслась мысль, что Дмитрий Глуховский в будущем может стать потрясающим бытовым писателем (в наилучшем смысле этой характеристики).

Несколько ярких событий, одно другого оглушительнее, врываются в сюжет, подстёгивают его, и третье из насчитанных пускает события на такую скорость, что пилотам «Формулы-1» впору увольняться. Финал потрясает во всех смыслах, и звуковое воспроизведение сделает его ещё более пробирающим до костей. Но потом всё кончается, и остаётся острое желание узнать, что будет дальше. А ещё — полная ошарашенность произошедшим. Равнодушным «Пост» точно никого не оставит!

Оценка: 9
⇑ Наверх